«Римские бани», фонтаны, акведуки, катакомбы и соль

 

Предисловие

Получаю я письмо - 5.08.2009 Пашнин Михаил Викторович:

«…читая Ваши опусы, я отчаялся предположить, что практически все акведуки, ведущие в сторону моря, не для чего больше не нужны, кроме как для выпарки соли. Между Антальей и Аланьей есть остатки акведука. Этот акведук упирается в достаточно пустынный берег. По крайней мере, древнего города, я там не заметил».

Я ответил: «…Кажется, Вы сделали значительное историческое открытие».  <…> Теперь надо просто поискать в мире акведуки, идущие с гор на берега моря, где нет значительных городов, и Ваша гипотеза станет непререкаемой теорией. И я ее, ссылаясь на Вас, с удовольствием возьму в свою Логическую историю».

Пашнин пишет следующее письмо 28.08.2009: «…я выскажу ещё одно суждение.
Акведуки несли свои чистые воды, чтобы оросить ими раскормленные тела патрициев. Мне кажется, научное общество переоценивает чистоплотность римлян. Не предназначались ли знаменитые бани для выпарки соли? Там были какие-то печи с колосниками, бассейны, ну, в общем, я не спец. Стамбульский акведук вроде заканчивался гигантским подземным помещением с колоннами, а посредине бассейн. Мне кажется, его в литературе называли цистерной (цистермой)».

Я ответил: «Гениально, Михаил Викторович, я Вам завидую». И продолжил: «Судя по моей работе насчет "греческих театров", которые суть – византийские суды, и что римской империи отродясь не было в природе, я должен был сам догадаться, что акведуки, связанные с римскими банями, суть - солеварни. Но, видимо, не судьба. Именно поэтому Ваша догадка – гениальна. А теперь по порядку.

1. На Апеннинах поныне нет месторождений соли.

2. Я в Италии жил и знаю, что чистоплотными они стали только после второй мировой войны, а раньше их довольно часто в открытой печати называли "грязными итальянцами". Пусть не обижаются, так как цыган и чукчей тоже называют грязными из-за отсутствия домашних бань. Да и евреев, кстати. Поэтому нынешние итальянцы никак не могли быть наследниками "римских бань" и называли их грязными всего лишь потому, что они не имели семейных бань, например, как на севере Европы. На Кавказе тоже, как мне кажется, нет семейных бань. И в Средней Азии, и вообще – в Аравии. Там можно мыться в крайнем случае – верблюжьей мочой (я не шучу). Так как мыться, кому хочется, можно просто из кувшина – жарища там. Именно поэтому "римские бани" – глюк исторический. Или пусть мне найдут "глюкологи" в каждой нынешней деревне общественные или частные бани. Другое дело север. Тут холодно и бани "русские" и "финские" налицо. И японские и китайские – тоже, где моется в одном бассейне полгорода, примерно как мы пьяные в фонтанах.

3. В Риме бани, кстати, назывались, термы, то есть теплые, тепло, а у нас в России есть слово терем, основной смысл которого тоже теплый, так как верхний в доме (хоромах). Но и выпарка соли тоже с основным смыслом – терм. Кажется, я перешел к Стамбулу.

4. Дело в том, что около Стамбула нет высоких снеговых гор, так – пригорки вроде Бейкоса. Поэтому в акведук ловят теплую воду ручейков, а для очистки соли после очередной выпарки нужна холодная. Именно поэтому знаменитая византийская цистерна в Стамбуле – в глубоком подвале. Там даже редкий зимний снег можно хранить в виде льда примерно как мы до середины прошлого века хранили речной лед под опилками все лето. Кстати, цистерна однокоренное слово с системой, упорядоченностью определенным образом частей чего-то целого. И в этом смысле стамбульская цистерна и была системой бассейнов, а не бассейн. А если эта штука называлась также и цистермой, то это еще ближе к выпарке соли, так как это – сложное слово, "система терм". Именно поэтому, уважаемый Михаил Викторович, на "цистерму" надо непременно "обращать внимание".

Разумеется, там можно и помыться», так как когда варят соль – сильно потеют».

Наконец получаю еще одно письмо 02.09.2009 Игорь:

«…кое-что интересное насчет римских бань: историки не понимают почему –

1. Самая древняя римская баня обнаруженная на территории Израиля была построена возле Мертвого Моря, там, где никогда не было никакого города! Историки думают – зачем там баня? Предполагают, что возможно ее построили для солдат во время осады какой-то крепости, но не глупо ли это? Строить баню, где нет, и никогда не было города?»

Как будто нельзя было вымыться из кувшина, если бы желающие мыться нашлись, это ведь не сегодня, когда в каждой квартире ванная, а тысячи лет назад, – добавлю я.

2. Обнаружена также баня на территории Израиля в городе Масад, она располагалась рядом со складами! и администрацией дворца в крепости. То есть защищалась стенами!?

То есть, в «баню», как правило, на 300-500 человек разом, как все «римские бани», можно было попасть через весьма строгую охрану, примерно как в наш нынешний Кремль.

3. В Сирии в 2003 году обнаружен акведук длинной 170 км! Ученые предположили, что такой водопровод был нужен городам этой провинции для бань и фонтанов. Изучая данную постройку – ученые поразились, каким грандиозным было это строительство и с какой точностью были выполнены все инженерные расчеты. Каждую 1000 метров уровень акведука понижался на 30 см. Местами водопровод был проложен под землей в тоннелях в 1, 11 и 97 км., с удивительной точностью. Однако там где водопровод заканчивался, была большая цистерна и современные расчеты показывают, что ни один фонтан в городе не мог бы работать в этой водопроводной системе, так как сама цистерна ниже необходимого уровня, т.е. под землей! И у них вопрос – зачем была нужна вода, которая поступала в город с населением 50 тысяч человек – от 300 до 700 литров в секунду? Тем более что на протяжении всего строительства инженеры не допустили ни одной ошибки, включая подземные расчеты (в тоннелях), и как же они не смогли предусмотреть главного, что фонтаны работать не будут!?

4. Известно, что первую общественную баню в Риме построил император Каракалла. Ученые спрашивают - зачем? Уже 100 лет до него существовал водопровод, вода подавалась в дома Римлян, работали фонтаны, и в городе было около 1000 мест для мытья горожан, но вдруг император за 4 года сроит первую баню площадью 110 тысяч кв. метров (это же целый завод!). Причем делает он это во времена жесточайшего финансового кризиса, когда нет денежных поступлений извне. Историки предполагают, что император хотел таким образом отмыться от грехов и видят на сегодняшний день только такое объяснение строительству бань, потому что на самом деле – они были не нужны! Кстати говоря, через год после завершения строительства Каракаллу убили» (конец цитаты).

На пункт 1 Игоря я бы ответил так. Безусловно и стопроцентно на Мертвом море выпаривали, но лучше я приведу вам цитату из самого себя, остальное здесь. «Лот — племянник Авраама. <…> Когда Авраам жил вблизи Бет-Эля (Вефиль), между дядей и племянником возникли распри. <…> Лот отделился от него, избрав своим местожительством Содом. <…> Грешные города исчезли с лица земли. Один только Лот со своими дочерьми спасся (жена его превратилась в соляной столб). По его просьбе был пощажен маленький город Цоар, куда он укрылся во время разразившейся катастрофы. <…> Здесь произошло кровосмешение отца с дочерьми. От этого сожительства родились Моаб и Аммон. О дальнейшей судьбе Лота ничего не рассказывается».

Так что выпаривали, только не пищевую соль, так как ее в воде Мертвого моря всего треть из всех солей, а – многочисленные соли аммония (NH4). Откуда и город Содом от сода, и Аммон – аммоний. Неужто химики никогда этого не читали?

Кстати, в двух миллионах ответов поисковиков вы не найдете полного состава солей Мертвого моря, упоминаются только металлы солей, и это значит большой лохотрон «целебности», особенно для личиков милых дам.

Так как на пункт 2 Игоря, я уже ответил, 3 и 4 пункты пока отставлю на будущее, чтобы привести вам окончательную заявку М.В. Пашнина.

«Я, Пашнин Михаил Викторович, заявляю о моём историческом открытии.
мне удалось сделать научное открытие. Я открыл истинное предназначение средиземноморских акведуков и "римских" терм. Суть его состоит в том, что совокупность этих сооружений, есть ни что иное, как промышленный комплекс для очистки выпаренной из морской воды смеси солей и прочих соединений, до состояния чистейшей поваренной соли (NaC
l). Дело в том, что первично выпаренная смесь солей из морской воды горько-соленая, горечь (Mg, K, F и др.) надо убирать. Эти горечи выпадают в осадок в холодной воде прежде, чем выпадет в осадок галит NaCl – поваренная соль. Первый этап, это отделение нерастворённых взвесей. Осаждение, фильтрация. Затем выпаривание, летом от солнца, зимой от печного нагрева. Затем растворение выпаренного, в холодной пресной воде. Уже из этого охлаждённого раствора, начинают выпадать в осадок CaCl, KCl и прочие фториды, сульфаты, сульфиды. Момент выпадения в осадок различных солей разный, на этом и строилась технология очистки до NaCl. Процесс повторялся многократно, для чего и было потребно огромное количество холодной пресной воды, поставляемой акведуками из горных источников. Если не было холодных источников, то воду собирали в подземные цистерны, как в Стамбуле, где растворы охлаждались.
А акведуки строились поистине грандиозные, как недавно найденый в Сирии, 170 км, или Каракалла-император за 4 года строит первую баню площадью 110 тысяч кв. метров. Разумеется, я не стал бы здесь говорить об этом, если бы моё открытие не было признано, и сделал я его не на пустом месте, а читая многих авторов, но в первую голову труды гениального мыслителя и первооткрывателя, – Синюкова Бориса Прокопьевича. ввв.борсин1.народ.ру. О своём открытии, я открыто заявил, в открытой части Интернета 28.08.09 г.
(см. его предыдущий пост выше – Мое). Впредь, говоря о древних акведуках и "римских" банях (термах), как о комплексах для очистки морской соли до поваренной соли, следует ссылаться на меня, – Пашнина Михаила Викторовича».

Как у «гениального мыслителя и первооткрывателя» у меня по этому поводу есть несколько замечаний.

Во-первых, прошло более года с момента приведенной дискуссии, но никто из ее действующих лиц не задался целью более пристально вглядеться в означенный предмет и исследовать его более тщательно, что меня удручает.

Во-вторых, акведук не обязательно идет в тандеме с «римской баней», то же самое можно сказать и о подземной цистерне (цистерме). Все это надо подробно исследовать для каждого конкретного случая, не подгоняя все случаи к единой «непорочной» системе.

В-третьих, «римский акведук» ни в коем случае – не римский, так как придуман не в Риме, а – в Аравии, затем распространился в Центральную, Малую Азию, Южное Средиземноморье и уж потом попал в Западную Европу, минуя Рим.  А что касается самого Рима, то там стоит дорогостоящий муляж, «цельнотянутый» (как и Колизей) из Туниса.

В-четвертых, длинный акведук (более километра) абсолютно бесполезен для «римских бань», если под ними понимать солеварни. Если он, конечно, не заканчивается бассейном глубоко под землей.

В-пятых, и вообще надо разобраться с термином акведук, так как большинством людей под акведуком понимается исключительно многоарочное поверхностное сооружение типа моста, причем арки бывают в два, три и даже в четыре и пять этажей, стоящие друг на друге. Между тем, каналы и подземные горные выработки – это тоже акведуки.

Например, «вырубленные в скалах просторные водохранилища и акведуки до сих пор используются йеменцами по назначению. Такие подземные акведуки существуют во всей засушливой зоне, которая тянется от Афганистана до южной части Марокко».

Мало того, «в разных местах их называют по-разному: кяриз – в Центральной Азии и Афганистане, канат – в Иране, кягриз – в Азербайджане, сахриг – в Йемене, феллах – в Омане, фоггара – в Сахаре».

Кроме того, «в VII веке до нашей эры, когда Римская империя даже в мозгах у подельщиков истории не возникала, акведуки использовались в городах майя, в Двуречье и в пустыне Наска – мало кто не слышал о гигантских рисунках, выложенных тысячи лет назад перевёрнутыми камнями в пустыне Наска. Но только археологи знают, что самое удивительное наследие этого народа — сложная система многокилометровых ирригационных туннелей, называемых современными обитателями Наска пукиалес. Эта ирригационная система, сходная с иранскими канатами, прекрасно действует и в настоящее время».

И все это для получения соли, уважаемый Михаил Викторович? – Хотя иногда и для ее получения. Но уж если «открытие сокрытия» декларировать, то сначала надо немного поработать, как говорится, с документами, а не заявлять с бухты-барахты как чирикает птичка на проводах. Как видите, Вам не помогло ни величание меня «гениальным мыслителем», ни «первооткрывателем». Я ведь почти полтора года прождал пока Вы соберетесь как следует мотивировать свою действительно гениальную догадку.

И вот Вам пример.

 

Сирийско-иорданское фуфло

Я имею в виду пункт 3 из послания Игоря, заканчивающийся словами: «и как же они не смогли предусмотреть главного, что фонтаны работать не будут!?», к которому выше обещал вернуться. И сразу же констатирую, что Игорь – умница, а первооткрыватель 170-километрового акведука из Сирии в Иорданию некий немец Матиас Дёринг (Mathias Döring), профессор гидромеханики из Дармштадтского университета прикладных наук – настоящий дурак, и нечего прикрываться профессорством. Или не дурак, а – очень уж ушлый парень, вознамерившийся прославиться на своей идиотской выдумке.

Вот Игорь не полез в Интернет, чтоб узнать рельеф города Гадара, куда из Сирии направлялся подземный акведук (и правильно сделал, так как из подземелья вода самотеком в поверхностный фонтан не потечет), а я – полез, и вот результат: «Город Гадара был расположен на вершине холма». То есть, если «акведук шел на глубине до 80 метров» плюс примерно столько же имел в высоту сам холм, на котором стоял город, то какой же идиот будет рассчитывать, что вода из подземного акведука запрыгнет в фонтан на земной поверхности на 160 метров вверх? И только один этот факт под корень рубит совершенно идиотскую фантазию нынешнего профессора гидромеханики – не шел этот акведук в город Гадара для фонтанов, надо придумывать нечто новенькое. Но это только начало идиотизмов со 140-километровым акведуком.

Вот, полюбуйтесь: «Акведук начинался у болота в Сирии, которое уже давным-давно высушено», а через несколько страниц профессор гидромеханики, забывшись, пишет: «В отдаленном регионе Сирии римляне нашли реку, от которой и начали строительство акведука из римского бетона» (в «римском» бетоне, каковой вовсе и не римский, а йеменский, вместо цемента использовалась негашеная известь). Йеменский потому, что негашеную известь йеменцы добывали до нашей эры из морских ракушек.

А теперь взгляните на рис.1.

 


 

Рис.1 от профессора гидромеханики, где:

голубая линия – подземная часть акведука (5),

синяя линия – поверхностная часть акведука (4)

 

 

Поглядели? Спасибо, теперь – на рис.2 из Яндекс-карт.

 

   

 

Рис.2.

 

Видите на второй карте сирийские ручейки? Те, что справа, все впадают в Евфрат, а три ручейка веером чуть выше центра карты, едва спустившись с горки, теряются в песках. И где этот наш ветрогон профессор гидромеханики нашел руками ныне безответных римлян «в отдаленном регионе Сирии римляне нашли реку, от которой и начали строительство акведука из римского бетона». Так что кроме «давно высохшего болота» никакой реки тут нет, чтобы присобачить к ней нашу поверхностную часть акведука с рис.1. Но и это еще не все.

Тут на Яндекс-картах есть такая линеечка, которой меряют расстояния по карте. Так вот, от того прелестного местечка, в песок которого проваливается средний ручеек из трех упомянутых, до Аммана будет ровно 365 километров, а полная длина нашего акведука 170 км с завитушками, а по прямой не более 50 км. Сам профессор гидромеханики об этом пишет: начало и конец разделяют по прямой более полусотни километров, но общая протяженность водовода превышает 170 км из которых 106 приходятся на подземную часть!» Поэтому, подумайте только, у этого акведука нет ни истока, ни места назначения. И опять еще не все.

Сам профессор гидромеханики слегка удивляется, что уклон акведука слишком мал, вот как это у него вышло: «Например, на протяжении первых 60 километров уклон подземного канала составляет всего 0,3 на тысячу сантиметров», — объяснил глава проекта. То есть за 1 км туннель понижается всего на 30 см — это очень мало».

Во-первых, профессор гидромеханики (он же глава проекта) должен знать из гидравлики открытых потоков формулу Шези, согласно которой малые уклоны такими идиотскими словами не описываются, всегда берется отношение катетов треугольника в одной и той же размерности: мм, см, м. То есть, мм, см, м, катета высоты делится на мм, см, м катета длины, получается в любой размерности одно и то же. Например, 50 мм/1000 мм = 0,05; 5 см /100 см = 0,05; 0,05 м/1м = 0,05. Поэтому уклон у (псевдо) профессора должен рассчитываться как 30 см/100000 см = 0,0003.

Во-вторых, например, в шахте, чтоб льющаяся на голову шахтеров шахтная вода беспрепятственно утекала к стволу, чтоб ее выкачать на поверхность, уклон всех горных выработок требуется не менее 0,003, то есть в 10 раз больший. А при уклоне в 0,0003 вода вообще никуда не потечет, едва стронувшись с места. Ибо я не зря упомянул формулу Шези, которая определяет потери уклона на движение воды как квадрат ее скорости. То есть, тронется вода, приобретет скорость, эта скорость сразу же съест уклон 0,0003 и вода остановится. Конечно, за год или полтора уровень воды выровняется, но нам-то нужна скорость хотя бы м/с, а не м/год, так как со скоростью м/год из акведука и графина не наполнишь. Странно, что древние греки (они же евреи) – строители сотен акведуков все это знали, а современный доктор гидромеханики – ни в зуб ногой. Вы поняли, что по рассматриваемому акведуку вода никогда не потечет, ни до нашей эры, ни в наши дни? В наши дни – тем более.     

В-третьих, корифей гидромеханики пишет: «Исследователи изучили минеральные отложения на стенах туннелей и пришли к выводу, что поток воды несся со скоростью от 300 до 700 л в секунду». Во-первых, в л/с измеряется не скорость, а расход. Во-вторых, по минеральным отложениям на стенках еще никто никогда не определял ни скорости, ни расхода потока. Эти самые отложения мне понадобятся попозже, а пока гляньте на рис.3, чтобы быть в курсе.

 

В общей сложности строительные бригады, которые, скорее всего, состояли из легионеров, перелопатили более 600 000 кубических метров камня и земли, что эквивалентно одной четверти Великой пирамиды. Размах, вполне соответствовавший Римской империи эпохи расцвета (фото Mathias Döring).
 

Рис.3.

 

«Дёринг уверен, что смог понять, как именно работали древние строители. «Мы нашли множество указаний на то, что сначала инженеры наметили путь водопровода на поверхности, а потом через некоторое расстояние, от 20 до 200 метров, строили наклонные шахты под 50 градусов к подземному каналу»». И в результате, дескать, «одновременно работали сотни людей, которые соединяли отрезки канала между собой, продвигаясь навстречу друг другу».

Так, а где взять сотни людей в пустыне, где и ныне-то мало кто живет? Как где? – А вот тут: «Акведук, скорее всего, строили легионеры. Солдаты выдолбили и подняли на поверхность более 600 тыс. куб. м камней (четверть пирамиды Хеопса)». Так как по расчетам явного профана в горном деле как, собственно, и в гидромеханике, «четыре человека за день продвигались на 10 см. Если бы работы шли именно такими темпами, (то есть, без наклонных шахт – Мое), то римляне могли бы рыть туннель до сих пор».  

Ну, что ж, похвально, хотя глупее не придумаешь! И легионеров из Рима пригнали несколько стад, хотя ни до, ни после завоеватели не строили завоеванным фонтанов, грабить как-то привычнее. И акведук разделили на части, чтоб одновременно, навстречу друг другу…

А вы заметили красненькое? Вот к нему и перехожу, чтоб вы не скучали.

Во-первых, ни один дурак, включая древних римлян и исключая нынешних псевдоспецов по гидромеханике, не будет сооружать наклонных стволов (шахт), да еще и под 50 градусов, под объявленную цель идиота, чтоб рыть, продвигаясь навстречу друг другу. Повторяю, никогда и ни в каком случае, ни при каких условиях. – Щас, объясню.  

Вы знаете, под каким углом залегают лестничные марши в нынешних многоэтажных хрущовках имени деда Батурина? – Так вот, 20 градусов, а у нас в 2,5 раза круче. И 16-этажка имеет высоту где-то метров 50, а шахты нашего корифея по акведукам – до 80 метров. Вот и представьте, что ходите всю смену с двумя ведрами туда-сюда, а порода тяжелее воды в 3,5 раза. Этого не вынесет даже и древнеримский легионер, помрет от разрыва сердца примерно за недельку. А вот, если шахта вертикальна, то – никаких проблем, ослик ходит по кругу и крутит ворот как в деревенском колодце.

Значит, что? – А то, что не акведук древние ребята строили, а что-то другое, к чему я пока не добрался, но скоро доберусь.

Во-вторых, не надо сотен людей, притом легионеров и солдат, ни хрена не смыслящих в отбивании кайлом кусков породы. Я вот за 15 подземных лет так и не научился этому мудрому искусству.  От техникума, через институт и до пенсии. Махаю кайлом изо всех сил, а кусочки отлетают со спичечный коробок и даже меньше, а вот старый забойщик каждым ударом отбивает кусок в полчемодана и даже больше. «Струю надо знать», – говорят, – по-научному кливаж, и дается эта наука многими годами не книжки читать и картинки рассматривать, а долбить и долбить. Поэтому о 10 см автор по собственному опыту долбления сказал, умелый забойщик сделает в десять больше. Заметьте, не солдат-легионер, а именно профессиональный забойщик.

В-третьих, я давно уже подозреваю, что весь этот «акведук» долбили под землей ни шатко, ни валко лет триста по моей Хронологии не по Фоменко, никуда не торопясь, но сообщать вам причины этого феномена пока не пришло время.

Хотя, почему не пришло? – Подходит. Только сообщу вам еще несколько цитаток , которые и вас должны натолкнуть на истинный путь рассуждений.

1. «Сегодня ученые нашли уже около 300 шахт». Дополняю для ясности – на поверхности, но ни на метр ниже, так как это не последний пункт, есть еще пункты.

2. «Почти все служебные входы были заделаны, чтобы животные не провалились в шахты. Некоторые шахты оказались засыпаны или наполнены строительным мусором», — объяснил Дёринг». Да-да, тот самый профессор гидромеханики.

3. «Сейчас лишь несколько входов, выглядящих как провалы в земле, доступны для ученых». Оттеняю: несколько из трехсот.

4. «В туннеле есть смычки, где видно, что на последних метрах рабочие начинали выполнять зигзаги, пытаясь поймать встречный ход. Вероятно, они перестукивались и ориентировались по звуку».

Ну, что, поехали? Как Гагарин.

Принимая во внимание пункт 2 и пункт 3, стопроцентно, что рис.1 хитрец гидромеханик нарисовал именно по этим 300 дыркам в земле, попав лишь в несколько служебных входов. В результате, опять же стопроцентно он не прошел все 106 км своими ножками, прицеливаясь в окуляр теодолита. И значит, он стопроцентно не может гарантировать, что отдельные отрезки тоннеля-акведука с наклонными шахтами, вообще соединены между собой.

Напротив. Я стопроцентно гарантирую из своего сибирского далека что подавляющее большинство этих отрезков тоннеля вообще никогда не предполагалось соединять между собой. Ибо выдержать постоянный уклон в 0,0003 на протяжении 106 км в принципе невозможно, даже при современном лазерном тахеометре, с дикой точностью измеряющем не только вертикальные и горизонтальные углы как теодолит, но и расстояния.

Ах, так вы ж не знаете еще, чем закончилась 120-летняя эпопея? (по расчетам спеца по маханию ложкой). Виноват.

«Однако жителей Гадара постигло разочарование. Изначально считалось, что вода соберется в высоком каменном резервуаре, который сможет снабжать городские фонтаны и запланированный к постройке храм. Но этого не произошло. Видимо, землемеры и инженеры совершили ряд серьезных ошибок. И вода, преодолев 170 км пути, прибывала в город слишком медленно, чтобы стали возможны великие планы римлян. Резервуар полностью не наполнялся, и фонтаны в городе так и не заработали»

Ну, этот мальчик с пальчик забыл, что немного выше сам рассчитал по отложениям на стенках «скорость» в 500 -700 л/с. – У дураков бывает. Не боги горшки.., то есть, не боги, а дураки историю пишут. А может все-таки, вода поступала к жителям Гадара не по 106-километровому тоннелю, а всего лишь из последнего отрезка 106/300 = 0,35-километрового? Причем за нею надо было лазить по ступенькам под 50 градусов вниз.

Ну что ж, проговорился, поэтому в карьер к моей концепции. Только заметьте, если после этой статьи этот парень перестанет ездить туда с теодолитом, значит, концепция верна. Но может быть и иначе. Судя по влюбленности этого парня в традиционную историю, особенно в римскую, каковой никогда не было в наличии, следует ожидать, что Ротшильды дадут ему раз в десять больше денег, чтобы он там втихаря все исправил как надо, бульдозером, экскаватором и прочей тяжелой техникой. Ну, и взрывчаткой как Наполеон.

Концепция основывается на вопросе где попить в пустыне, если с собою не захватил туда воды? – Вопрос кажется смертельным, если бы не было второй сигнальной системы. Согласно ей надо спуститься в наиболее низкое место окрестностей, где тебя захватила жажда за горло, и выкопать круглую ямку примерно метр на метр и на метр, можно глубже, если хватит сил, но не шире в плане. Это не трудно и не долго в песке, можно голыми руками. Затем на ямку по периферии натянуть полиэтилен типа одноразовой скатерти, или нечто подобное типа овечьей шкуры, придавив все это по краям камушками, сделать дырку в центре, углубить пленку, чтоб все капли воды, если они на ней или под ней окажутся, стекали через дырку в ямку. Естественно, под дырку в пленке надо поставить в ямку какую-нибудь емкость, а затем ложиться спать не пивши, утром – попьете.

Такой водопой основан на физике атмосферы, согласно которой в пустынях ночью бывает холодно, иногда даже очень холодно. А согласно физике атмосферы средних широт, где часто случаются облака в отличие от пустынь, никто из стариков не сомневается, что, если небо на ночь затянуто сплошь облаками, то ночного заморозка на земле не будет, а если небо – в звездах, то будет. Но в том-то и дело, что в пустынях небо на ночь всегда в звездах, а день – в солнечных лучах, значит, заморозок – не заморозок, но конденсация паров на охлажденной земле непременно будет. И наполнит вашу миску под пленкой.    

Обо всем этом прекрасно знают жители пустынь, в отличие от легионеров, якобы строящих 170-километровый акведук, поэтому использовать этот принцип добычи воды, так сказать, в промышленных масштабах, им сам бог велел. Не легионерам, а местным бедуинам. И это есть первый принцип, на котором зиждется моя концепция.  

Второй принцип, состоит в том (взгляните на рис. 1 и 2), что нахрена вести рассматриваемый акведук из пустыни практически на берег реки Иордан, ведь страна Иорданией и называется. Им что, этим легионерам, делать было нечего? 

Третий принцип. Дождички небольшие все-таки идут в пустынях, причем не тогда, когда позарез нужны, а когда сами захотят. Поэтому сохранять влагу про запас где лучше: в глубоком холодном колодце или в поверхностной луже? Вопрос риторический, тем не менее, он тут к месту, так как в разных местах эпопеи про легионеров я наскреб  следующие две цитаты.

а) В тех исключительно немногих местах тоннеля-акведука, куда смогли забраться горе-исследователи, «собирается дождевая вода, которая порой доходит почти до пояса».

б) В этих местах «не хватает кислорода. Воздух неподвижен. В отдельных местах, напротив, гуляют сквозняки, создающие гул, как в аэродинамической трубе, и непрестанно течёт дождевая вода».

Кроме того, автор приводит крохотное фото, примерно как на паспорте времен социализма, я его до предела увеличил, тем не менее, сосульки-сталактиты, свисающие с потолка тоннеля, отчетливо видны (рис.4).

 


 

Рис. 4. Сталактиты видите?

 

А теперь до кучи взгляните вновь на рис.3, а то он болтается пока у нас без дела. И вы можете по нему сообразить, что в данном месте тоннеля вода не капала сверху, но сочилась по своду, покрывая его пленкой солей, скапливаясь от дна и почти до пяты свода. То есть, на половину тоннеля.  И держалась в тоннеле на этом уровне очень продолжительное время, постепенно накапливая отложения солей при парообразовании как накипь в домашнем чайнике.

Четвертый принцип моей концепции состоит в том, что «в животноводстве Иордании преобладает разведение местных пород овец и коз», которое я, уж простите меня, увязываю с «изъеденными «временем» и очень скользкими ступенями лестниц в наклонных шахтах», на которые жалуется начальник Дёринг, имитирующий из себя гидромеханика. Так жалуется, что даже привел фото с альпинистской веревочной лестницей поверх этих, повторяю, изъеденных «временем», а вовсе не копытами коз ступеней. Я это фото не привожу, загляните в Инет сами, ибо слишком уж глупо на нем выглядит первооткрыватель лже-акведука.

Да вы, я вижу, не знаете сельской поговорки, дескать, хочешь насолить соседу – купи себе козу.  На следующий же день коза заберется на любой забор, пройдет по торцам штакетин наподобие кошки, по сломанной стремянке заберется (как парусный матрос на клотик мачты) на чердак и крышу соседа, перевернув там все вверх дном.  И я уж не говорю о грандиозных потравах капусты и прочих козьих лакомств. Которые коза назло соседу понадкусывает примерно как анекдотический хохол понадкусал вагон яблок. Дескать, вагон яблок не съем, зато все понадкусываю.

Для «въезда» в пятый принцип моей концепции придется вам вновь взглянуть на рис.1 и отметить себе, что так вилять под землей могут только пьяные легионеры. Недаром прохиндей Дёринг сообщает вам, что легионеры встречались под землей, идя навстречу друг другу, исключительно методом перестукивания, что – самое бессовестное вранье. Ибо я старый шахтер и отлично знаю, что далеко до нашей эры шахтеры безошибочно встречались под землей с помощью так называемой «веревочной триангуляции».

Так как что такое вообще триангуляция вы без меня догадаетесь – это система треугольников на местности, все внутренние стороны системы каждого из этих треугольников непременно должны принадлежать как минимум двум отдельным треугольникам этой системы. Вот когда вы смотрите на железнодорожный мост из системы ферм, вот это и есть триангуляция – вся ферма состоит из треугольников и все, находящиеся внутри фермы стороны (ригели) каждого из треугольников одновременно принадлежат и соседним треугольникам. Весь земной шар покрыт паутиной таких треугольников – очень больших, а внутри каждого – кучи маленьких треугольников, чтоб сеть была гуще. А гуще для того, чтоб любое дерево на поверхности земли, не говоря уж о стадионе, можно было совершенно точно привязать к двум любым углам и стороне между ними и выложить на карту.

Теперь о «горной веревочной триангуляции».  Допустим, вы выкопали колодец, а потом пошли под землей горизонтальную выработку вбок, и она у вас получилась не как школьная линейка, а как латинская «S», притом не такая правильная, элементарной планиметрией обсчитываемая, а совершенно кособокая, которой и в высшей математике формулу не подберешь.

Так в какой же точке поверхности копать новый колодец, чтобы он точно попал в верхнее окончание змейки S, так как из прежнего колодца змейка S вышла своей нижней частью? – Представьте, ничего нет проще и даже до нашей эры.     

Сперва поперек шахты кладут бревно и укрепляют его, чтоб не двигалось. Затем с бревна спускают в шахту два отвеса на максимальном расстоянии друг от друга, но чтобы они не касались стенок шахты. И под каждым центром этих отвесов вбивают в дно шахты по колышку. Само собой разумеется, что линия между колышками и линия бревна получатся строжайше параллельными. Ныне это называется ориентация ствола – самая ответственная работа маркшейдера – подземного геодезиста, в ее многочисленные тонкости я не буду вдаваться.  

Затем, начиная от противоположных колышков, вдоль обеих сторон нашей буквы S протягиваем крепкие шпагаты, через определенное расстояние прикрепляя их к сторонам выработки, чтоб шпагаты точнее вписались в ее габариты. А уж затем эти два шпагата соединяем узлами третьим шпагатом зигзагами, чтоб пространство между первыми шпагатами разбилось на треугольники. И, если узлы не скользят по шпагатам, а завязаны намертво, работа закончена.

Далее собираем эту сеть в кучу, вытаскиваем ее на поверхность, привязываем теми местами, которые были привязаны к колышкам, теперь – к гвоздям отвесов на бревне. Далее расправляем сеть, вбивая колышки уже в землю, чтоб сеть была натянута точно так же как и под землей, и конец этой сети совершенно точно укажет нам, где копать следующую шахту.

А что нам врет Дёринг? – Дёринг нам врет: «Чтобы встретиться под землей и соединить отрезки туннеля, легионеры должны были точно знать, в какую сторону рыть. Но единственным способом связи между строительными секциями могло быть лишь перестукивание».

Так вот, зачем нам Дёринг врет как сивый мерин? Тогда как ему надо книжки читать, а не выдумывать отсебятину насчет перестукивания. Перестукиваются в тюрьме, причем зекам совершенно неважно, с какой стороны стук идет, главное в перестукивании азбука Морзе.

А вы смотрели еще раз рис.1? – Так вот, Дёринг врет, чтоб заставить нас поверить, что те каракули и зигзаги, которые он намалевал в качестве трассы непрерывного акведука, и есть искомый им непрерывный акведук.

Тогда как никакого непрерывного акведука вообще никогда и никем не замышлялось. Это всего лишь система, проходящая по бывшей вади или зоне пониженного рельефа, отдельных наклонных шахт, повторяю – отдельных. От которых в две стороны отходили штреки сбора дренажом дождевых и конденсационных вод. И этих самых «легионеров» никогда не интересовали вопросы, чтоб отдельные штреки соединить. Им это нахрен не нужно. Это Дёринг их соединил голубенькой линией. А если «легионерам» было не нужно отрезки «акведука» соединять, то они у них и получились так, как получились – сикось-накось, как в детсаде говорят.

Кстати, эти самые сикось-накось имеют вполне здравый смысл для накопления воды в каждой из шахт со штреками, и «легионеры» древних семитских кровей были совсем не дураками наподобие Дёринга. Им из-под земли при проходке штреков по обилию капежа было прекрасно видно, куда ворочать штрек – туда, где больше капает, фильтрация выше, разломчик, трещиноватость. Вот и получились совершенно объективно эти самые сикось-накось.  

Я не могу вообразить, чтоб Дёринг был таким круглейшим идиотом. Поэтому он – подлец, а подлецов учить надо, точнее – проучивать.  И вот повод.

«Первым серьезным препятствием для римских инженеров стало широкое ущелье Вади аль-Шалаль глубиной в 200 м. Через такую пропасть римляне построить мост не могли. Но, тем не менее, они нашли выход из этой ситуации. Акведук около ущелья резко поворачивает влево и идет вдоль горного региона на юг. (Надо полагать вдоль ущелья по его борту – Мое). Когда неровности ландшафта привели к тому, что прокладывать акведук по поверхности стало невозможно, римляне начали прорубать через скальные породы подземный канал, длина которого составила 11 км. Так инженеры добрались до того места, где ущелье становилось гораздо уже (главное не уже, а меньшей глубины – Мое), и где они смогли построить мост. Сам мост до наших дней не сохранился, но каменные блоки, из которых он был построен, до сих пор покоятся на дне ущелья».

Во-первых, сам автор «открытия» писал немного выше, что «римские» инженеры вначале разметили весь маршрут акведука вешками, а потом уж начали копать. И как это они не заметили ущелья 200-метровой глубины поперек своего маршрута?

Во-вторых, нужен ли был каменный акведук через ущелье, если я уже доказал, что никакого сплошного 170-километрового акведука у «римских» инженеров и в мозгах не было? Поэтому он и не сохранился.

В-третьих, может каменные блоки появились лишь в голове автора «открытия», а вовсе не на дне ущелья? Посмотрите кто-нибудь на Гугле, мне Гугл ответил, что нет такой вади «вблизи Иордании», как и в остальном мире. А, если и есть, то надо посчитать эти блоки, и если их там три штуки из тысяч, то тогда все понятно – завезли напоказ.

В-четвертых, тем более что у меня готов ответ на вопрос, зачем проводить тоннель в борту ущелья? – Исключительно затем, чтоб перехватывать дожди в виде родников и отводить их по тоннелю на пастбище. 

Господи, и сколько же я потратил время и мозгов на такую пустышку и лохотронщика как Дёринг? Представьте, все такие еврейские выдумщики истории-сокрытия. Потому с ними и трудно бороться. Но надо. Надо, Федя, надо (©).

 

«Между Антальей и Аланьей есть остатки акведука,

упирающегося в достаточно пустынный берег»

Эх, Михаил Викторович, Михаил Викторович, Вы узнаете свои слова? А я из-за них, чтобы сделать серьезный вывод,  перелопатил.., аж мозоли набил на мозгах. И выяснил, что берег этот вовсе не «достаточно пустынный», а очень даже населенный, как до нашей эры, так и в наши грешные дни.

Впрочем, Вы сами только что видели, что скорость нужна только при ловле блох. Прочесав по Интернету берега Турции от Антальи до Аланьи, я нашел, что единственный акведук на этом побережье идет в город Сиде, а сам город располагается на сильно выдающейся в море косе, причем не песчаной, а из коренных пород. Другими словами, этот выступ континента в море является ничем иным как монотонно понижающимся хребтом (см. рис.5).

 


 

Рис.5. Древний город Сиде не выходит за очертания полуострова

 

На карте мы видим:

- акваторию порта, она же лиман, что очень способствует повышению солености морской воды;

- дорогу, по которой ехал Михаил Викторович, поглядывая на море и приметив поперек дороги акведук. Но слева от дороги (если он ехал из Антальи в Аланью) большая современная городская застройка, что видно по развязке в правом верхнем углу. Это сбивало его с панталыку. Ему представилось (усугубленное упомянутым хребтом) что справа от него – пустынный берег.  О чем он мне и сообщил.

- если бы Михаил Викторович назавтра посмотрел ту карту, что я привел, он бы увидел рядом с красной гугловской кляксой надпись «Античный театр», в результате было нетрудно найти все о древнейшем городе Византии Сиде. Вот, например, этот самый «греческий театр» (рис.6).

 

 
 

Рис.6. «Греческий театр» в Сиде

 

И это, кстати, самый сохранившийся «театр» из всех мною виденных. Как правило, заорхестровая (зааренная) часть (здесь на переднем плане) бывает полностью разрушенной. Особенно там, где когда-то якобы была римская империя. И я даже знаю – почему? – Чтобы вообще никто не догадался, что «греческий театр» – это суд.  Подумайте над этим сами, а то я отвлекся от предмета.

А вот до Турции ломать «греческие театры» у Медичи Старшего и его потомков – поголовно римских пап, руки не дотянулись. И на этом спасибо Михаилу Викторовичу, что заставил меня полазить по Инету. Но дело не в этом.

Дело в Банях Большого порта в городе Сиде (Турция), цитирую. 

«Бани Большого Порта располагались к югу от городского театра, сразу за стенами порта и состояли из четырех параллельных друг другу больших залов и маленьких трех комнат. Длина бани, имеющей форму прямоугольника, составляет 60 метров, а ширина 40 метров. Построенная в 3 в. н.э. баня в последующие периоды многократно реставрировалась, и позднее к ней были пристроены два гимнастических салона».

Во-первых, вы сами по приведенной карте видели, какой это маленький городок, и вы можете себе представить, что этот городок имел баню площадью 2400 кв. м? то есть баня в половину футбольного поля? К тому же в каждом нынешнем городке есть от одной до трех общественных бань, ну и взгляните на них и прикиньте их площадь.

Во-вторых, нахрена строить баню сразу за стенами порта, там же без бани вечная толкучка, не лучше ли ее соорудить в жилом массиве, каковой всегда – за пределами порта.

В-третьих, вы обратили внимание на четыре параллельных друг другу зала, то есть это вроде как четыре параллельные бани. Что даже с отметкой их как «М» и «Ж» слишком много.

Ну что, не догадались? Тогда взгляните на рис.7, он вам поможет врубиться. Это Соликамск позапрошлого века.

 

 (700x550, 56Kb)

 

Рис.7. «Римская баня» в Соликамске

 

Не обращайте внимания на мужика в сюртуке, хотя он и держится за метлу левой рукой, метла – для контроля, это – начальник. Лучше вглядитесь в голых по пояс мужиков, их видно на фото троих. Ну и что? Мужики парятся? – Парятся, если взять в кавычки, так «парятся», что их прозвали – «пермяк солены уши», так как ушные раковины очень плохо переносят постоянный налет соли, они здорово опухают, трескаются, сочатся сукровицей. Но не в этом дело.

Дело в том, что варка-выпарка соли производится на так называемых сковородах, установленных в длинный ряд (вы сами это увидели), под которыми – индивидуальные топки (на фото их не видно, они за правой стеной). И если таких рядов четыре как в древнем городе Сиде, то вам, надеюсь, понятно, почему в их «бане» четыре параллельных друг другу больших залов и площадь этой «бани» – в полстадиона.

Технология в Сиде такова. Колесом с черпаками диаметром от уровня моря до уровня сковородки (как в древнем Вавилоне) в эти сковородки заливается крепко соленая морская вода из бухты (см. рис.5). Вода испаряется, соль собирается вот такими мужиками с солеными ушами и затем вновь растворяется, но уже в как можно более холодной воде.  Лучше всего для этого подходит вода пресных рек и озер как в округе русских Соловков. Но если Соловков рядом нет, то – акведук с не успевшей нагреться водой в пути с горы. Если нагрелась, то надо копать цистерну как в Стамбуле, но я до нее пока не дошел. Если акведук вообще лень строить из-за несолидных объемов производства, то все та же подземная цистер(н/м)а, только надо мучиться со сбором росы в эту цистер(н/м)у. Остальное я давно все описал и неоднократно.   

Кстати, Михаил Викторович, по Вашему описанию в Сиде никакой соли не должно добываться. Из-за «достаточно пустынного берега».

 

Соль Александрии

Открыв любую псевдоисторическую бумажку «от Геродота» (иначе я не могу это назвать) на слове Александрия, вы тут же узнаете, что в Александрии некогда, в глубокой древности добывалась соль, причем это единственное место в Африке по всей длине Нила, включая Эфиопию. Но как только вы захотите узнать, как это делалось, дальше Сашки Македонского не продвинетесь. Причем нахрена этому Сашке потребовалось строить город вдалеке от дельты Нила и на берегу естественной мелководной бухты Средиземного моря, тогда как эта самая бухта, естественно разделенная напополам грядой отмелей, считалась двумя портами Александрии. Разве это не идиотизм, построить рядом два порта, не считая третьего на озере Мариут, из которых в Нил не попадешь, пока канал в Нил не прокопаешь (рис. 8).

 


 

Рис.8. Дельта Нила и Александрия слева

 

Кроме того, какой дурак-завоеватель будет строить местным аборигенам город, это ж такая же дурь как и в предыдущем разделе. Завоеватели казаки-разбойники брали города себе на прожитье, а строило их торговле племя, тоже себе на прожитье. Только между этими двумя понятиями «прожитья» – существенная разница: торговое племя создавало промышленность в своих городах для эксплуатации местного населения себе на прожитье, а разбойники-завоеватели, палец о палец не ударив, обкладывали и аборигенов, и торговцев налогами себе на прожитье. А теперь по порядку.

Во-первых, упомянутый Сашка согласно последним данным вообще не имел к основанию Александрии никакого отношения, она основана задолго до него, причем стараниями Моисея, недаром в ней, как и в соседнем Тунисе – «греческий театр».

Во-вторых, озеро Мариут – первоначально никакое не озеро, а мелководный лиман Средиземного моря, богом предназначенный для повышения в нем концентрации морских солей. Это потом уже казаки-разбойники Козимо Медичи испохабили это уникальное место, отделив лиман от моря и направив в него не для него предназначенный канал из Нила. В результате чего на этом озере – нынешняя экологическая катастрофа от хлорорганических пестицидов.

В-третьих, цитата: «в городе Александрия насчитывалось, без учета пригородов, 2478 храмов… и 1561 терм. С востока город соединялся каналом с Нильской дельтой». Даже для сегодняшнего 4-миллионного населения Александрии 2,5 тысячи храмов – не многовато ли будет? А в прежние времена получилось бы на 16 человек – храм. А вот терм, если иметь в виду такие как на картинке 7, причем если каждую «сковороду» считать за отдельную «терму»… ну, и не озеро Мариут ведь соединялось с Нилом, а, заметьте, сам город.   

В-четвертых, еще одна цитата: «отдельных катакомб в Александрии насчитывается семь, в них – бассейны. К нашему времени для просмотра доступны лишь два верхних яруса катакомб, а третий заполнен водой. <…> В первом помещении налево от ротонды родственники покойных после погребения проводили поминальные пиры».

Вот этими «поминальными пирами» нас и сбивают с толку. Я как многоопытный шахтер, проведший в шахтах от Приморья до Донбасса треть своей жизни,  утверждаю, что нет менее подходящего места для пиров, чем любая шахта. Где даже, простите, покакать и пописать, не говоря уж о мытье рук, нет места, все это делается, где придется и как придется, не очень обращая внимание на санитарию. Кроме того, трупы пахнут, как известно, особенно в пустынях. Ну, и представьте себе подземное кладбище, в котором разлагающиеся трупы не закопаны на 2 метра как обычно, а лежат штабелями в катакомбах, и в пяти метрах от них – гулянка. А кондиционеров и вообще вентиляторов еще не придумали. Уж лучше тогда пировать в армейском туалете на 20 дырок в полу, будет приятнее.   

Теперь о ротонде и ярусах в александрийских катакомбах.

Но прежде о самом принципе избавления от горьких, вредных и бесполезных примесей в морской поваренной соли, которые надо из нее удалить. И хотя я об этом писал неоднократно, но не помешает еще раз привести цитату. И осмыслить ее.

«При испарении морской воды при температурах 20...35°C вначале выделяются наименее растворимые соли – карбонаты кальция, магния и сульфат кальция. Затем выпадают более растворимые – сульфаты натрия и магния, хлориды натрия, калия, магния и после них сульфаты калия и магния. При испарении морской воды в естественных условиях последовательно образуются следующие минералы: Кальцит CaCO, Магнезит MgCO3, Доломит MgCO3·CaCO3, Нексвегонит MgCO3·3H2O, Гипс CaSO4·2H2O, Ангидрит CaSO4, Глауберит Na2SO4·CaSO4, Тенардит Na2SO4, Мирабилит Na2SO4·10H2O, Астраханит Na2SO4·MgSO4·4H2О, Галит NaCl, Сильвин KCl,  Карналлит KCl·MgCl2·6H2О, Эпсомит MgSO4·7H2O, Гексагидрит MgSO4·6H2O и другие сульфаты магния, Каинит KCl·MgSO4·3H2O, Бишофит MgCl2·6H2O. Несмотря на то, что этот список минералов большой, нужно помнить, что основная масса принадлежит хлориду натрия, 78 процентов. При этом горький вкус морской возы обусловлен именно солями магния».

Во-первых, процесс испарения морской воды в тонком слое под солнцем как раз и происходит в условиях Александрии при температуре 20… 35 градусов.

Во-вторых, первыми выпадут в осадок соли от кальцита до астраханита – 10 солей, и только потом начнет выпадать галит. Причем в этот состав попадут и горькие соли магния MgCO3, MgCO3·CaCO3, MgCO3·3H2O, Na2SO4·MgSO4·4H2О и с этим уже ничего пока сделать нельзя. Придется как-нибудь потом избавляться от этой горечи.

В-третьих, за галитом в осадок последуют шесть и более других солей, включая пять горьких KCl·MgCl2·6H2О, MgSO4·7H2O, MgSO4·6H2O, KCl·MgSO4·3H2O,  MgCl2·6H2O.  И вот тут надо шевелить мозгами – вовремя прекратить выпарку, до выпадения указанных солей в осадок. То есть, надо всего лишь почаще зачерпывать ложкой оставшийся раствор и пробовать на язык. И как только этот раствор станет почти не соленым, зато горьким как хина, принять решение, остановить процесс выпарки, а сам бассейн – лагуну промыть проточной морской водой, чтобы эту гадость отнесло в море.

То есть, уровень воды в лагуне надо регулировать, что хорошо видно на древних картинках с Фаросским маяком, разрывными дамбами с мостами через разрывы. Так как все, что там нарисовано, прерывистые дамбы и над прерыванием мосты – все это не маяка и трех древних гаваней касается, ибо я уже вам сказал, что гавани  без выхода в Нил – дурость, а касается регулировки уровня морской воды в трех лагунах, названных сдуру – «гаванями».

Вы поняли постулат вовремя остановить выпарку? А поговорку знаете, что жадность фраера сгубила? Тогда без дальнейших объяснений.

Хотя мы не дошли еще и до половины процесса получения хорошей соли, тут уместно отступление, а то вы привыкли считать соль совершенно необходимой для организма человека, тогда как я давно уже считаю, что поваренная соль – тяжелый наркотик, по отрицательному действию ничем не лучше героина. И так как Вексельберг чистейшую баскунчакскую соль продает в Америку, Англию и Израиль, а нам взамен покупает говно под названием соль, производимую кучей других вексельбергов, на микроскопическую часть маржи покупая Путину яички Фаберже, у меня к вам вопрос: у вас в солонках с дырочками соль отсыревает и не сыплется?

Только честно, а вексельбергов прошу не отвечать, ибо у них кошерная соль из синагоги. Так вот, вы сами не дадите мне соврать, любая и вся столовая соль Россиянии, а около нее всегда вилось и вьется исключительно торговое племя, отсыревает и немного погодя, подсохнув, превращается в гранит, требующий динамита или кувалды.       

Между тем «чистый хлорид натрия (т.е. поваренная соль – Мое) – негигроскопичное вещество, не втягивает в себя воду. Гигроскопичны хлориды магния и кальция». Но так как жадные и эгоистичные паразиты, вначале приучившие аборигенов к наркотику соль, а затем начавшие экономить на ее производстве примерно как на том же героине, постулат вовремя остановить выпарку преднамеренно, «в целях экономии производства», не выполняется. А выпаривают лагуну до дна, вовлекая в соль то, что должно быть выброшено. И вообще-то это – преступление. Так что, если у вас дома в солонке соль отсыревает и не сыплется в дырочки, можно смело идти в суд. Но так как вы сами знаете, что суды, прокуратуры и адвокатуры под завязку набиты евреями, то лучше – не ходите, бесполезно.

Вот теперь пора возвращаться к ротонде и ярусам в александрийских катакомбах, в которых задавали пиры в окружении крепко посоленных и потому не пахнущих покойников. А когда соль добывать прекратили – в окружении гниющих покойников, предварительно по дурости сломав как детский автомобильчик сложнейший комплекс подземных сооружений. Это у нас будет…

В-четвертых. В нашей первичной сухой выпарке содержится таблица Менделеева, упомянутая в пункте, во-вторых. При этом надо помнить, что растворимость солей и порядок их выпадения в осадок зависит не только от химической формулы, но и от температуры растворителя, то есть воды. Чем выше эта температура, тем больше в ней растворяется солей. Причем по своей степени растворимости. Так что, например, в слегка охлажденной пресной воде, если мы туда засыплем наш первичный выпаренный сухой остаток, карбонаты кальция, магния и сульфат кальция вообще не растворятся, упадут на дно, и будут там лежать. Если пресная вода у нас будет ледяная, то не растворятся и лягут на дно все 10 солей до галита, тем не менее, галит и еще несколько солей, упомянутых выше, растворится.

В результате, слив раствор в нужное место, можно лежащие на дне нерастворенные соли собрать лопатой и куда-нибудь выбросить или использовать, смотря по потребности и умению. А сам раствор вновь выпарить – получим практически чистую поваренную соль, которую можно еще улучшить следующими циклами выпаривания, но никогда не до дна «сковороды». Однако это уже тонкости технологии, которые нам пока не нужны. Лучше посмотрим, где в пустыне взять максимально холодную воду.

Для охлаждения теплой пресной нильской воды служили трех-ярусные катакомбы, глубиной заложения, кажется, от 30 до 50 метров, там температура горных пород среднегодовая и не превышает 10 градусов, как зимой в Сочи. Впрочем, если есть желание, можно получить и минус 24 градуса, соль-то не покупная, мороженое так делали до изобретения морозилок.

По небольшому каналу в Александрию поступала самотеком вода из Нила, частично шла на бытовые нужды, но в основном для заполнения и регулировок уровня воды в катакомбах.

Причем, если сегодня нижний третий ярус катакомб затоплен морской водой и туда вообще никому нельзя попасть по причине «нехер вам там делать», то следует предположить, что и во времена производства соли в этот ярус могла заливаться крепко соленая лиманная морская вода для целей первичной выпарки. Второй же и верхний ярусы служили для охлаждения нильской пресной воды, причем все это регулировалось как нужно. Для этого перейдем к ротонде.

Судя по фото, которых я пересмотрел многие сотни штук, у ротонды есть особенности, на которых грех не остановиться. Собственно сама ротонда – огромный круглый бассейн на максимальной глубине с радиальными ответвлениями ярусами, а на поверхность из центра ротонды идет, как говорят шахтеры, ствол или шурф. В этот ствол со всех сторон примыкают горизонтальные выработки ярусов, на некоторых картинках в этих примыканиях даже мужики и бабы стоят современного цивилизованного вида, типа развлекающихся манагеров «Русгидро» и таких же прочих контор по выкачиванию денег из советского наследия. Ведь в истории не только испанское и польское наследие такие же балбесы делили. Которые глазеют вверх и вниз, ну, чисто как бараны перед новыми воротами. Я это к тому что, прочитав тысячи их комментариев, я не нашел ничего умнее как «ух, ты» и «жесть».  Причем никто из них при этом ни разу не вспомнил о физике.

Между тем, попалась мне один раз фотография (жаль, что не сохранил, думал еще раз 20 найду при нужде), на которой на всю глубину рассматриваемого ствола изображен цепной насос.  И если не доперли, то это здорово сплющенный колесный насос древнего Двуречья, которые поднимали воду за раз на 10 и более метров. На колесе через равные промежутки наклонно привязаны ведра, и по мере кручения колеса парочкой буйволов эти ведра наполняются водой на нижней отметке колеса и опорожняются в специальный желоб – на верхней. Сплющенное колесо – то же самое, только вместо обода – бесконечная цепь. Поэтому такой цепной насос можно опустить в любой ствол и шурф.

Конечно, если бы меня допустили на парочку-тройку дней в эти катакомбы, не повторяя через каждые три шага «извините, сюда нельзя», я бы вам выложил полнейшую технологию получения соли в Александрии от начала и до конца и с исчерпывающими доказательствами на пальцах и артефактах. Но кто же меня туда пустит?

Для гоев и даже для рядовых евреев давно придуман Сашка Македонский, построивший город для собственного удовольствия, причем там, где он без добычи соли абсолютно никому был не нужен. Зачем, спрашивается?

Затем, что надо скрыть истинный путь Моисея, а это можно сделать только переложив на плечи выдуманного Сашки некоторые значимые дела Моисея в самом начале текущей эры от так называемого Христа и немного развести их на хронологической шкале, заполнив лакуну римской империей. Вот вкратце для чего. Но это к соли не относится, хотя именно соль Александрии помогает нам избежать исторический лохотрон, сварганенный нам евреями, точнее ВЕКом Г.

 

Соль Стамбула, точнее Византия (Дальнего)

Начну с цитаты, которая выведет нас, куда следует.

«Цистерна Йере-Батан-Сарай в Стамбуле, построенная императором Юстинианом, имеет длину 121 м и ширину 61 м, а свод поддерживают 336 колонн высотой 13,5 м».

Во-первых, полный объем цистерны близок к 100 тыс. кубометров. Более того, эта цистерна может постоянно пополняться водой из акведука, причем акведук находится под защитой крепостных стен. То есть, неприятель может его обрушить, только взяв город, а тогда и цистерна не нужна, ибо она – на период обороны.

Во-вторых, таких цистерн в Стамбуле – многие десятки, причем самую большую поддерживает 1001 колонна. Значит и воды в ней должно набираться в три раза больше. И вообще нет в Стамбуле маломальского дворца и храма, при которых не было бы цистерны, полностью подземной, полуподземной или же чисто поверхностной.

В-третьих, все цистерны ныне сухие, если не считать иногда небольшого болотца в углублениях каменного пола в 20-30 см, в которых плавают для туристической экзотики рыбы-мутанты, мастерски подсвеченные.

Мне, конечно, заметят, что дескать акведуки ныне разрушены – откуда тогда в цистернах взяться воде? – Согласен, да не совсем. Помните мою статью о плотине СШ ГЭС? В ней я писал, что она только чудом не развалилась от фильтрации лет десять тому назад, спасибо французам – спасли своей эпоксидкой. А ведь стенка плотины и любая из стенок цистерны с водой по физике фильтрации – полнейшие аналоги. Вопрос лишь в продолжительности фильтрации, так как вода камень точит.

В связи с этим вспомните корифея КрасГЭС и СШГЭС Брызгалова, как он почти панически боялся фильтрации, сколько титанических усилий предпринимал, чтобы снизить до минимума фильтрацию, как в период строительства, так и в период эксплуатации. Сколько на упомянутых ГЭС применено всяческих инженерных примочек, как в период строительства, так и при эксплуатации, чтоб фильтрация не выходила за самые минимальные пределы.

А теперь обратите внимание на то, что я уже вам сказал, о совершенно невообразимом для античного и даже средневекового города количестве цистерн в Стамбуле. Причем совершенно нет ни одного документа, где бы хотя бы слегка вразумительно описывалась их работа. Так может, это вовсе и не цистерны, а нечто другое, например, подвалы с ценностями, где над ними чахнут Скупые рыцари? Недаром все входы в такие цистерны так запрятаны, что и ЦРУ не догадается, разве что – Моссад? И знаменитый Сим-сим-открой-дверь именно в такие штуки безропотно открывал. Но это только начало, которое состоит в том, что ни в одной цистерне не замечено целенаправленной борьбы с фильтрацией воды. Вплоть до чеканки свинцом каменной кладки, а любой кирпич вообще – как решето, только с очень маленькими отверстиями. И если этих отверстий (пор) нет, то кирпич при обжиге трескается и рассыпается.

Для продолжения имейте в виду, что по Босфору навстречу друг другу текут два течения:

а) всем видимое приповерхностное течение из Черного моря в Средиземное. В Мраморном море оно почти незаметно, рассасывается по большой ширине. В этом течении почти пресная вода из невообразимой кучи дождливых европейских и ледяных кавказских рек. Как известно, пресная вода стремится всплыть на соленой воде;

б) никому не видимое глубинное течение из Мраморного моря в Черное, вот тут-то течет почти рассол в смысле насыщения солями, так как Мраморное море высоко испаряемое и в него даже те несколько пресных ручейков, которые намереваются в него впасть, перехватываются водохранилищами и направляются на поля. Это течение установил адмирал Макаров, будучи еще шпионом в Турции. Хотя итальянец Марсильи установил то же самое еще в 1681 году.

Глубина же Босфора невелика, от 27 до 120 метров. Поэтому если бы мы, например, хотели взять расольчика со дна пролива в Стамбуле, нам бы пришлось воспользоваться довольно сложным приспособлением, каковым набирают пробы воды на разных, заданных глубинах океана. Поэтому о поточном производстве соли в больших объемах не приходится говорить. Возить на баржах воду из лагун Мраморного моря? – Можно, конечно, но пока не читал, чтобы возили.

Вот тут-то и начинает вырисовываться путь соли  с Баскунчака через Чечню в Темрюкский залив Керченского пролива. У меня о чеченцах, их жизни, архитектуре и т.п. много статей, прочтите хоть эту. А я пока останусь ненадолго в Константинополе. Чтоб заострить туристов на невозможности производства соли в нем. Что касается цистерн с цистермами для римско-турецких бань, то пусть подумают их апологеты над маленьким вопросом: где взять столько дров, чтобы их натопить? Там ведь безлесье.

 

«Римские термы»

«В Древнем Риме ежедневно на человека расходовалось 500 л воды. Сегодня в Европе на человека уходит 125 л»

Из Сети. То есть, Бу-га-га, как говорится

 

«Первые термы выстроил в Риме Агриппа (25-19 гг. до н. э.). Рядом с ними построил свои термы Нерон. Недалеко находятся термы Тита; почти рядом термы Траяна (104—109 гг.). Позднее воздвигнуты (совершенно гигантские – Мое) термы Каракаллы».

Итого пять преогромнейших бань, судя по тогдашнему населению Рима, в которых ежедневно мылось три человека в каждой, пятнадцать – во всех.

Во-первых, вы представляете, чтобы пять таких бань были бы за кремлевской московской стенкой? – Там бы не осталось ни квадратного сантиметра для прочих кремлевских строений, существующих поныне, ибо все эти бани размером с Лужники. А я ведь в Риме был и побродил в указанной дислокации немало часов. И дислокация эта не более чем внутреннее пространство, ограниченное  кремлевской стеной. Другими словами, ничего кроме бань в границах «древнего» Рима просто не могло поместиться.

Во-вторых, посмотрев все это наяву, а потом на многих сотнях фотографий, ни один человек в здравом уме и трезвой памяти не осмелится сказать, что это – бани, ибо от них сохранились лишь фундаменты, не до конца раскопанные, кое-какие стены и колонны, но, в общем, все это напоминает груды камней. Примерно как в Спитаке бывшие железобетонные многоэтажки с «недовложенным» цементом. Поэтому, например, служитель большой библиотеки нафантазирует здесь именно библиотеку, завсегдатай боулинга и плавательного бассейна предположит именно что-то наподобие рухнувшего развлекалова в Ясенево, построенного женой старика Батурина-мэра. Таможенник представит себе таможенный терминал и склад, авиастроитель – сборочный цех небольших вертолетов, ну и так далее до бесконечности. Причем миллион версий будут спорить между собой до посинения. В безнадеге на успех в победе.

Поэтому рассмотрим весьма туманные и предельно смешные описания самых больших терм Рима – императора Каракаллы.

«…повыше находились цистерны с водой для терм: 64 сводчатых помещения, шедших в два ряда и в два этажа. Вода для этих цистерн была отведена из акведука Марция».

Но сперва посмотрите на картинку, якобы восстановленную из больших куч битого кирпича и природных камней (рис. 9).

 

att-47d4ef3e18fdf____.jpg
 

Рис.9. Общий вид позднеримских терм

 

Посмотрели? Убедились, что это вертолетный завод Микояна в Люберцах? Хотя вполне может быть и кондитерская фабрика «Рот Фронт» или Швейная фабрика «Большевичка». Хотя здорово похоже на Бахчисарайский фонтан в Крыму, где прохлаждался султанский гарем в составе 500 жен под охраной 500 же до пояса голых евнухов с саблями наголо за кушаком.

А теперь к цитате, о которой я чуть не позабыл. Так что красненькое повыше надо понимать сверху справа, где косой акведук, там и ванны нарисованы, кажется 64 штуки в два ряда и в два этажа с холодной водой. Наверное, в них султанские жены капусту солили по-провансальски. А в свободное от работы время развлекались на зелененькой фригане в то время как полуголые евнухи с саблями за поясом сидели на коричневенькой трибуне.  Ах, вы не знаете, что такое фригана? – А это такой мягкий и пышный вечнозеленый коврик из плотных растений, на котором древние греки любили совокупляться. Я эту фригану где-то в книге рассмотрел самым подробным образом, начиная с Фригии и фригидности.

«Фригидарий в больших термах был оснащён бассейном с холодной водой и служил для холодного купания и восстановления после долго пребывания в теплых помещениях терм. Фригидарий был в основном квадратной формы, не отапливался и часто являлся самым большим помещением терм».

Что-то мне эти «позднеримские термы» начинают напоминать довольно крупный бесплатный бардак, по-русски – дом терпимости. Или это все же ткацкая фабрика как в Иванове, где мужика днем с огнем не найдешь и поэтому там девушкам тяжело жить. Примерно как на русском тихоокеанском острове Шикотан, где любого приплывшего туда моряка консервные девушки берут в плен и не выпускают, пока у него не перестает стоять, ну, этот самый – прибор.

Мало того, что-то эти «позднеримские термы» мне начинают здорово напоминать, ну, очень большой вытрезвитель, в каковых горячей воды вообще не бывает, только холодный душ. Вы ж сами видите, в 64-х цистернах холодная вода, во фригидарии – еще холодней, наверное, для охлаждения естественного либидо (по-русски просто хочу, охладить хотение так сказать).

А вот «круглый кальдарий, купол которого (35 м в диаметре) поддерживало восемь мощных пилястров; два из них и посейчас стоят на месте». Вы видите на рисунке этот кальдарий с куполом? Там ведь тоже бассейн и опять же с холодной водой, так как на всем рисунке нет ни единой печной трубы, а без трубы печей не бывает, притом для нагрева такой уймы воды надо труб примерно как на металлургическом заводе, или на крупной ТЭЦ. И вообще, почему не нарисован преогромный склад дров? Это ведь не деревенскую избу топить в Сибири, когда каждую избу окружает поленница в четверть версты.

Может все же, в Древнем Риме было электричество на 380 вольт на мегаватты по мощности? Так как «кальдарий окружали маленькие отделения, где можно было мыться поодиночке». А зачем вообще-то поодиночке? Оно ведь даже сегодня при обилии энергии в городских банях меньше чем на двоих-четверых «одиночек» не бывает. Или вам сходить все же на экскурсию в книжку «Яма» русского писателя Куприна? Там со всеми подробностями описаны эти маленькие отделения в типичном русском бардаке, где «поодиночке»… но не совсем… совокупляются. А потом переходят в кальдарий, равно фригидарий отдохнуть от телесного изнеможения, выпить-закусить и подобрать себе новую подружку, если здоровье позволяет. И вообще поход «в баню» у Куприна начинают то ли с кальдария, то ли с фригидария, я уж теперь по старости забыл.

Нет, ну, разве так можно г-н Синюков!? Это ж почти преступление так плохо думать о древних римлянах, будь они даже и поздними. Они ведь культурнее нынешней еврейской элиты из современных публичных библиотек, стесняющихся послать даже при крайней необходимости нахуй.    

«Посетитель находил здесь (в позднеримских термах – Мое) и клуб, и стадион, и сад отдыха, и дом культуры. Каждый мог выбрать себе то, что было ему по вкусу: одни, вымывшись, усаживались поболтать с друзьями, шли поглядеть на борьбу и гимнастические упражнения и самим заняться ими; другие бродили по парку, любовались статуями, засиживались в библиотеке. Люди уходили с запасом новых сил, отдохнувшие и обновленные не только физически, но и нравственно».

Черт возьми, – не соглашусь я, это ведь Эдем какой-то получается, где ебаться еще не научились, а не Бардак с большой буквы. Почему не соглашусь, спрашиваете? – Да потому что тогда получается, что в Риме жили исключительно римляне-патриции и не то, что ни одного всадника, даже ни одного плебея не было. Меж тем Каракалла бани-то такие циклопические для народа ведь все-таки строил, а в народе обязательно должны быть в большинстве не только плебеи, но и рабы, так сказать, расконвоированные. Каковым в баню сходить никто не мог запретить по причине отсутствия паспортов с фотографией.

Ну да ладно, давай примиримся: «По обе стороны от кальдария были расположены комнаты для собраний, рецитаций и т. п.»

Так может, рецитация – это все же что-то наподобие хором ебаться, а вовсе не чтение вслух, декламация? Или, как говорится, в три смычка? хотя, похоже, это уже переходит в рубрику «и т.п.».

Итак, что мы имеем в целом?  

В целом мы имеем, что никаких римских общественных бань в природе не существовало, а что это такое на самом деле, я вам слегка намекнул, остальное – за историками, оскомину себе набившими этими «банями», пусть придумают что-нибудь поновее.

Теперь о соли, а то знакомец мой Михаил Викторович сам не догадается. Дело в том, что поблизости от Рима нет никаких подземных рассолов, я проверял, а с моря возить вверх по Тибру – это как корову на баню тащить, чтоб она там, на дерновой крыше травку выщипала.

И о римских акведуках. По городу Рим речка Тибр течет, так вот я хочу вам рассказать о другой речке, подобной, называется Горбуниха и течет она через весь мой родной город Новокузнецк. Горбуниха она потому, что горная, русло крутое и ручейки, втекающие в нее – тоже крутые, весной вода аж свистит, примерно как в водоводах СШ ГЭС, а если точнее, как на эксплуатационном водосбросе, равно и на береговом. И это для Горбунихи очень хорошо, вернее для туалетов типа дырка в полу, тысячами стоящих над самой кручей речки и ее скромных впадающих ручейков. Так как за год накопившееся говно, ну очень много говна, смывает прямиком в упомянутый родной город примерно за недельку – две.

Город ловит эту речку в большие подземные трубы, точнее в катакомбы, чтоб не воняло и благоустроительные достижения мэров типа стриженых кустов не дискредитировало. Только эти трубы-катакомбы не канализацией называются, что следовало бы из сути процесса, а – ливневой канализацией. Так благороднее. Ибо эта «ливневая» канализация все равно без какой-либо очистки сбрасывается в великую русскую реку Томь, по которой Томск назван примерно в 500 верстах от упомянутого родного города, на полпути омывая городской пляж в городе Кемерово – столице Кузбасса. И не только. Это же говно проплывает мимо пляжа самого нового и до предела модернового района Новокузнецка, так тут это говно видно невооруженным взглядом, оно не успело потонуть из-за слишком близкого расстояния от места своего впадения в великую русскую реку Томь.

И не обольщайтесь, дескать, Сибирь глухая, в Москве – то же самое, только по вашим зомбоящикам этого не показывают, Европа же все-таки. Вам лучше московских диггеров спросить, они доподлинно знают, что примерно треть московского говна, а это миллионы тонн, идет непосредственно в московскую «ливневую» канализацию. Каковая – без очистки – в Москву-реку. Я ведь сам в Коломне дом имел на берегу Москвы-реки перед ее долгожданным впадением в Оку, а это 100 верст от Москвы, с завитушками – 130, и насмотрелся на московское говно до отвращения, аж дом продал, несмотря на полный комплект урбанизации, включая АГВ, не требующий таскать ему ведра с углем. Теперь таскаю, но уже в родной Сибири.

Ну, поняли, зачем римлянам акведук потребовался? Он же все равно от Тибра отведен, только по аркам, чтоб говно в Тибр смывать. И не только римлянам, но это – под следующим заголовком.

А пока закончу на том, что все, что есть в Риме, кроме акведука, понарошку полупостроено, так как развалины имитировать на порядок дешевле. Короче, все это декорации и бутафория, чтоб походило в 16-17 веке, веке строительства, на 3-1 век до н.э. Как в Спарте или Афинах, откуда, собственно, все это и завезено как мандарины в Москву к Новому году.

 

А вот Кёльнский акведук

Хотя он и называется акведук Айфель, «расположенный близ Кёльна» (рис.10). Своим названием акведук Айфель обязан горам, в которых берёт начало. Вода из нескольких источников (от каждого к главной трассе шёл свой небольшой акведук) поступала в Кёльн".

 

 в город Colonia Claudia Ara Agrippinensium, ныне – Кёльн. Увы, от этого акведука осталось не так уж много частей (фотографии с сайта wikimedia.org).
 

Рис. 10. Остатки надземной и подземной частей

акведука Айфель

 

«Это один из самых длинных акведуков Римской империи. Его основная часть тянется на 95 километров (вернее, тянулась, поскольку ныне от грандиозного сооружения осталось лишь несколько разрозненных участков)». И чуть далее: «…от этого акведука осталось не так уж много частей. Глубина залегания бетонной "трубы" составляет по большей части всего метр. Строители просто вырывали вдоль трассы траншею, возводили в ней акведук и присыпали сверху грунтом».

Приведенных цитат и рисунка нам вполне достаточно, чтоб начать расследование и закончить его к всеобщему удовольствию, выплюнув нафиг Римскую империю и 95-километровую общую длину акведука, оставив лишь несколько разрозненных участков как вполне самостоятельных и независимых друг от друга акведуков, ведущих к реке Рейн, на которой и стоит старейший город Кёльн. Но не только Кёльн. В этом месте Рейна городов – как селедок в бочке. Но давайте по порядку.

Во-первых, странно как-то получается. Сколько бы я ни смотрел европейских, северо-африканских и малоазиатских акведуков – все они якобы построены в два приема:

а) в нулевом году плюс-минус 200 лет в «до нашу эру» и «нашу эру»;

б) в 17 веке с плюсом-минусом в 150 лет.

А между этими временнЫми реперами ни много, ни мало и, грубо говоря, 15 веков, полторы тысячи лет. Любому дураку, за исключением шибко ученых, должно быть понятно, что так не бывает. Или нулевой век, или 17-й, третьего не дано. Или надо предположить заведомую глупость, что полторы тысячи лет европейское человечество спало крепким сном, примерно как мамонтенок, заснувший на Чукотке 10 тысяч лет назад на очередном жевке вкусной травки.

Не лучше ли предположить, судя по совершенно однотипной технологии, технике и материалах, что акведуки начали возводить в 17 веке (+/-), а нулевой век потребовался исключительно, чтоб нарисовать на бумаге и размножить на станке Гуттенберга совершенно идиотскую Римскую империю?

Во-вторых, строить 95-километровый акведук, чтоб напоить город Кёльн, стоящий на бережку Рейна, – чистейшая глупость, гораздо умней вообще не строить город Кёльн, коли его проектировали для таких сверх снобов. Дешевле для этих снобов возвести жилье на Женевском озере и его кристально-чистых снеговых притоках, оно ведь недалеко.

В-третьих, упор цитаты на несколько разрозненных участков и от акведука осталось не так уж много частей нельзя оставлять без внимания. Ибо именно этот упор выражает растерянность в предположении, что это – 95-километровый сплошной акведук. А сама растерянность – следствие здравого смысла, так как бесследно исчезнуть одни части акведука при совершенной сохранности других частей (см. рис10) – совершенно невероятно. Здесь скорее все то же фуфло, которое мы уже рассмотрели со «170-километровым якобы сплошным сирийско-иорданским акведуком». Желаемое, так сказать – за действительное. Поэтому пойдем дальше считать.

В-четвертых, вы когда-нибудь замечали, что самые большие реки Западной Европы Дунай и Рейн стекают с одной и той же горки? Только первая на юго-восток, а вторая на северо-запад. Вот это и есть один из древних проходных путей-дворов, в данном случае ашкеназийский, попросту еврее-армянский. Недаром я уже где-то писал, что Германия и есть Ашкеназ, а армяне через одного носят имя Ашкен.

Ну и что? – спросите вы. – А то, что мощнейший поток еврейских переселенцев с Кавказа в Восточную (ныне она называется Центральной) Европу после того как лопнул Великий путь соли с Баскунчака на Тихий океан нес не столько восточные знания, сколько восточные болезни, каковых Европа не знала и не могла им генетически сопротивляться. Вы помните, что Европа несколько раз подряд вымирала почти поголовно от этих болезней? Вам еще историки врали, что это дескать принесли крестоносцы со своих семи походов, тогда как поход был всего один и тот всего лишь – переплытие Босфора. Притом не из Малой Азии в Европу, а наоборот – из Европы в Азию, осуществленное индульгенциеносцами Козимо Медичи.

В-пятых, вам известно, что Дунай и Рейн напичканы городами как проволочки конторских счет костяшками, причем обе реки – сточные канавы, из которых не то что воду пить, в них просто купаться – смертельно опасно.

В-шестых, грубо говоря, почти сразу же после взятия Константинополя Козимо Медичи (взятие 1453, умер1462) в Западной Европе как на пожар началось ужасающе массовое строительство акведуков, от Испании до Англии и от Адриатики до Скандинавии. Все народы разом захотели фонтанов, будто с ума сошли. Неужто микробиологи, гигиенисты и санитарные врачи типа нашего придурка Онищенко ни разу не задумались, читая историю средних и не очень средних, «возродительных»  и «реформаторских» веков?   

В-седьмых, взгляните еще раз на рис.10. Вы видите, что воздушные акведуки закрыты плитами? – Они гигиеничные. А подземные акведуки ничего вам не напоминает, что вы уже здесь смотрели и  читали? Они с отложениями солей, то есть, вода в них не быстро текла, она в них скапливалась и еле двигалась туда, куда нужно, причем тоже гигиенично, так как эти подземные акведуки не имели наклонных стволов со ступеньками. Эти подземные акведуки просто ловили родники на пригорках и направляли их не только в Кёльн, но и во все города на берегу Рейна на протяжении упомянутых 95 км. И сколько же может быть таких городов на 95 километрах? – Штук 10, не менее. А значит, и отдельных акведуков было не менее 10 штук, а вовсе не один как врут историки.

И как по волшебству восточные весьма заразные, эпидемические болезни враз прекратились.

Что-то надоело мне до чертиков копаться в этом историческом говне, наваленном историками такие огромные кучи, что кажется их никогда не вычистить как Авгиевы конюшни, Так что еще один заголовок, и хватит.

 

Солеварни современных инков

Я бы и о них не стал писать, но они ребята честные в отличие от большинства евреев, поэтому представляю их на закуску.

«Особенность добычи соли в этих горах заключается в постепенном накоплении в водоемах соленой воды, стекающей со стен горного ущелья, с её выпариванием на солнце, в результате которого, на стенах водоёмов, откладывается соль. Затем, эту соляную корку собирают» (рис.11).

 


 

Рис.11. Тут все понятно

 

Спрашиваете, почему ребята честные? – Неужто сами не поняли?

Видите, они не до конца выпарили очередной бассейн и собирают соль, стоя по щиколотку в крепком рассоле? И, если это не раз в году, а ежедневно, то им не позавидуешь, помните о пермяках – соленых ушах? А тут вечно соленые ноги, что хуже, так как на ушах только в анекдотах стоят.

Если и сейчас не поняли, то начинайте-ка читать сначала.

Хотел еще и о тунисских акведуках и совершенно уникальных гончарных трубах-водоводах написать, даже картинку припас, да сил моих больше нету.

26.12.10.

 



Hosted by uCoz