Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

Глава 16

 

[ Оглавление ]

[ Назад ]                                    [ Вперед ]

 

Глава 16

Козимо Медичи и «Возрождение»

 

Введение

 

Новохронисты в один голос говорят, что не может так быть, чтобы Древняя Греция и Древний Рим достигли таких небывалых высот в интеллектуальном развитии общества и культуре, и вдруг, ни с того, ни с сего, все забыли, спустились в «мрачное средневековье». И если бы не Козимо Медичи, принесший на своих могучих плечах Возрождение, мы и сегодня бы жгли ведьм на кострах. Поэтому я и попытаюсь сейчас рассмотреть, как же это ему удалось справиться с глобальной задачей человечества? Начну, естественно, с Платона, с кого же еще начинать? 

 

Три Платона …

 

Платон (Plato) согласно «Британике» родился в 428 (427) до н.э. в Афинах или Aegina, Греция, умер в 348 (347) году в Афинах – член большого трио древних греков, Сократа, Платона и Аристотеля. Родители Платона Ariston и Perictione. Ariston,  как считают,  происходил от Codrus, последнего короля Афин, а тот, в свою очередь, от бога Посейдона. Семейство матери было связано с ранним греческим законодателем Солоном (сильно смахивает на Соломона?). Ничто не известно о смерти отца Платона (похоже на матриархат?). Принимается, что он умер, когда Платон был мальчик. Его мать Perictione вышла вторично замуж за своего дядю Пирилампеса, видного деятеля времен Перикла. И Платон был, вероятно, воспитан в его доме. Руководители экстремистов олигархического ужаса 404 года до н.э. Critias и Charmides были, соответственно, кузен и коллега матери Платона. Эти же «экстремисты» были друзьями Сократа и через них Платон, должно быть,  знал философа с детства.

В конечном счете, однако, он убедился, что нет никакого места для человека с совестью в афинской политике. В 399 до н.э. демократия осудила Сократа на смерть, и Платон с другими друзьями Сократа убежали в Megara вместе с Евклидом (Eucleides), основателем Megarian школы философии. Следующие несколько лет Платон,  как считают,  путешествовал по Греции, Египту и Италии. (Об этом путешествии сказано так запросто, будто это сегодня происходит, на самолете летал Платон по всему древнему миру. Скорее всего, это путешествие совершали разные Платоны, один из которых сам Соломон, вернее его прямой ученик, ибо сам Соломон умер в Йемене).  В 387 году Платон основал Академию в Сиракузах (Сицилия) и посвятил ей остаток своей жизни. Однако конкретных данных о совместной работе Платона и Аристотеля нет. (Даже на сегодняшнем уровне коммуникаций такие скачки из Греции в Египет, из Египта на Сицилию, и так далее кажутся необычными. Во времена же до новой эры это будет выглядеть совершенно невозможным. Приехал на Сицилию, организовал академию, и поехал дальше, а потом вернулся на родину, в Грецию).

Ни одна из работ Платона не была потеряна, и современные ученые согласны, что многие его  маленькие работы - Alcibiades I, Alcibiades II, Theages, Erastae, Clitopho, Hipparchus, и Minos - являюсь подложными. Большинство ученых также поддерживает мнение, что Epinomis, приложение к «Законам», был написан математиком Филиппусом. Hippias и Menexenus расценены как сомнительные некоторыми, хотя Аристотель, кажется,  расценивает их как принадлежащие Платону. Большинство этих 13 «Символов» - конечно, более поздние фальсификации. Относительно подлинности «Седьмого Послания», которое является наиболее важным с биографической и философской точек зрения, существует продолжительный и нерешенный до сих пор спор. (Вы только представьте себе, мотался Платон по всему древнему миру, а работы его все целехоньки).

«Апология» была, вероятно, написана в молодом возрасте (380-е годы), «Законы», с другой стороны, была работа старика. Поэтому они и не вяжутся между собой, а сам Платон не отразил в своих трудах «пересмотр» своих позиций. Только через эту призму можно рассматривать «целостность» его трудов, соотнести их с одним человеком. Современные ученые при помощи стилистических критериев доказали, что разные «труды» Платона принадлежат к разным лингвистическим группам.

Более ранняя группа диалогов Платона обладала высокой драматической силой, в более поздних диалогах ощущается недостаток драматического мастерства.

Так как сам Платон никогда не представлен в его собственных диалогах, совершенно непонятно его собственное мнение о рассматриваемых вопросах. Лица же, участвующие в диалогах, нам неизвестны, кроме Сократа. Кроме того, Платон заставил самого Сократа защищать одну идею в Protagoras и опровергать ее же в Gorgias.

Предполагается, что Аристотель не читал ранних работ Платона, так как он не ссылается ни на одну из них. Я же думаю, что он и «не должен был их читать», ибо как бы он мог написать свои труды, «основанные» на принципе «стой там – иди сюда» одновременно? И вообще, академики пришли к заключению в связи с «самым древним Платоном (Plato), что в нравах его Академии было никогда не рассматривать ничьи прежние труды. Собрались и начали спорить, как будто видели друг друга в первый раз.

Опровержение атеизма Платоном включает идентификацию души с «движением, которое может перемещать себя». Так как некоторые перемещения беспорядочны, должна иметься одна общая душа - бог. Нет, однако, предложения, что имеется самая плохая душа - дьявол.  Платон, таким образом, становится создателем представления, что имеются некоторые теологические истины, которые могут строго демонстрироваться причиной; то есть, философским богословием. Платон продолжает, что неприятие его философии должно быть наказуемо как тяжкое преступление.

Вот поэтому ни один из его трудов и не пропал в течение почти 2000 лет, пока не возник «неоплатонизм» 16 века. Перейдем к нему.

Плотинус (Plotinus, Plotino), первый «неоплатоник», родившийся уже в нашей эре, в 205 году, через 553 года после смерти Платона (Plato).  «Британика» сообщает, что это произошло в каком-то «Lyco» или «Lycopolis», Египет? (? – «Британики). Если «Британика» не знает, где расположены эти города, значит, не знает никто. Умер он в 270 году, прожив 65 лет, на 15 лет меньше своего «двойника» Платона. По тем временам это тоже был долгожитель. Умер он тоже в очень приблизительном месте – Campania, ибо это не населенный пункт, а фактически страна, в крайнем случае, область. 

«Британика» расценивает его как древнего философа, центр влиятельного круга интеллектуалов, «литейщика неоплатонизма».

Единственный источник для описания жизни Плотина, потому что окончание «us» не произносится, ибо и Коперник равен Коперникусу,  - биография, написанная его учеником и редактором его трудов Порфиром, представленная как предисловие к его изданию. Другие древние источники не дают никакой достоверной информации о том, что Порфир вообще имеет какое-либо отношение к Плотину. Честная «Британика» добавляет: «Это нужно упомянуть, потому что, хотя Порфирова «Жизнь Plotinus» является лучшим источником, она имеет некоторые важные неточности, которые должны обязательно быть отражены в любом современном описании жизни Плотина». Ибо Порфир «не использует творческого воображения, чтобы заполнить промежутки. Это  - работа честного, точного, поклоняющегося ученика и вдумчивого друга». Порфир в жизнеописании Плотина концентрируется на последних шести годах, когда он жил с Плотиным в Риме. Это - пожилой Плотин. Собственные записи Плотина не содержат никакую автобиографическую информацию; они были все написаны в последние 15 лет жизни. Вообще не известно, что он делал до 50 летнего возраста. Eunapius, с запозданием, аж в 4 веке сообщил, что место его рождения было Lyco, или Lycopolis, в Египте. В 263 году, как черт из табакерки, в возрасте 58 лет, за 6 лет до смерти, Плотин объявился в Риме, заимел друзей-сенаторов, ставших наперебой назначать его опекунами своих детей перед смертью. И не только сенаторов. В его друзьях ходили римский император Галлиен (235-268 гг.) и его жена Салонина. Не будь дураком, Плотин попросил императора, чтобы тот восстановил разрушенный город в Кампаньи и предоставил его с окружающей землей  в распоряжение Плотина, назвав его Платонополис, с тем, чтобы Плотин организовал там жизнь согласно законам и нравам «идеального государства Платона (Plato)». Император отказался. Если помните, Платон тоже предлагал на Сицилии то же самое 550 лет назад, и тоже получил отказ, смотавшись потом умирать в Афины. И опять как у Платона Египет. Так что это кто-то из окружения Моисея, я думаю, «переброшенного» при очередной правке первоисточников в более позднее время.

Не имеется никаких известий относительно деятельности его «школы», хотя его метод учения считается довольно схоластическим. Он читал по Платону или Аристотелю, а потом комментировал их и толковал, включая туда собственные взгляды и представления. Собственно, «Школа» была неопределенный круг друзей и поклонников без корпоративного устройства. Именно для этих друзей он написал трактаты, потом их собрал Порфир и  опубликовал как «Enneads» (Анналы). Для меня совершенно ясно, что его «создали», чтобы продемонстрировать «преемственность» и отодвинуть Платона совсем далеко назад. Главной задачей было привести «Платона» к зачаткам католичества через Плотина.

Отношение Плотина к традиционным языческим культам было почтительного безразличным. Amelius, его самый близкий друг и соратник в философии, был набожный человек, увлеченный обслуживанием языческих жертвоприношений. Плотин отказался присоединиться к нему. Несмотря на это, Amelius остался другом Плотина и сотрудником. Некоторые члены его круга друзей были «гностики». Вместе с тем он считал гностицизм варварским, мелодраматическим, иррациональным, безнравственным, негреческим. Особо отмечается, что Плотин не имел контакта с церковью в Риме. Собственная религия Плотина, которой он занимался и преподавал, были поиски для мистического соединения с «Хорошим» через осуществление чистого интеллекта. В общем, не рыба и не мясо. Но, судя по отрицанию принадлежности к римской церкви, скорее всего он – «любимец Рима». Хотя, конечно, никакого Рима в ту пору быть не могло согласно новой хронологии.

Резюмируя, можно сообщить, что этот фантомный Плотин настолько беден сведениями о нем, что можно подумать, что все детали у него сняли как с разбитого автомобиля на запчасти, а мятый кузов выставили на обочине для устрашения пролетавших мимо лихачей. Запчасти же пригодились для автомобилей «на ходу».

Плетон (Plethon, Pletho), второй «неоплатоник» родился в Константинополе в 1355 и  умер в 1450 (1452) году в возрасте 95-97 лет в Мистре, Морея. Как видите, все «платоники» – долгожители (80, 65 и 95 лет), что само по себе по тем временам не может быть случайным, ибо даже императоры жили в два-три раза меньше. А тут, как «платоник», так и живет долго, притом все, несмотря на то, что родились бог знает где, непременно принимали участие в итальянском Ренессансе. Учился Плетон в самом Константинополе и при мусульманском оттоманском суде в Адрианополе, основал школу тайной религиозной философии в Мистре (Mistra), Пелопоннес, где провел значительную часть своей жизни. Плетон составил предложения по социальной и правительственной реформе для византийских императоров Мануила II (правил 1391-1425) и  Иоанна VIII (1425-48) Палеологов.

Наиболее важно, что Плетон, как полагают авторы «Британики», был советником богословов византийской делегации на  Ферраро-Флорентийском соборе в 1438-45, который был созван, чтобы воссоединить латинские и греческие церкви для отпора посягательству турок-оттоманов на Константинополь. Плетон, более заинтересованный философией, чем богословием, использовал связи с деятелями Ферраро-Флорентийского собора для обоснования во Флоренции. Здесь получила распространение его работа «Отличия учений Платона и Аристотеля». Эта работа «зажгла» Козимо Медичи и он основал Платоновскую Академию во Флоренции во главе, естественно, с Плетоном. Плетон привез с собой «Географию Страбо», которая была неизвестна на Западе и вскрывала «ошибки Птолемея». Тем самым он воодушевил Колумба на открытие Америки, ведь Земля-то оказалась круглая. 

Неизвестно, чем ему не понравилась Флоренция, но Плетон возвратился на Пелопоннес. Здесь он написал свою «Кодификацию законов», почти копию «Законов» Платона, в которой изложена социальная и политическая утопия, замешанная на классике Атениана, смешавшая в кучу «Святые дары» платонизма, стоицизм, исламский фатализм и императорское богослужение. Плетон как и сам Платон высказался относительно зороастризма, астрономии, музыки, хронологии, риторики и «различных теологических предметов». Все труды Плетона «проникнуты страстной преданностью Греции, и желанием восстановить ее древнюю славу».

Немаловажным считаю, что Плетон был рукоположенный священник. Далее можно было бы процитировать, как Плетон, словно древний бог вызвал к жизни многих гуманистов, начиная от Петрарки, и кончая Козимо Медичи вместе с его «домашним эстетом» Леонардо да Винчи. Но меня не оставляет чувство сомнения, что все это «притянуто за уши», чтобы переместить «византийщину» на плодородные почвы Италии. 

В статье «Гуманизм» «Британика» прямо говорит, что в течение 15 столетия в связи с завоеванием турками Константинополя, Италия получила долгожданных эмигрантов-ученых, хотя как доказали авторы «новохрона-2» именно с запада, а не с востока «турки»  завоевали Константинополь.

 

… и один Аристотель

 

Аристотель (Стагирит) «официально» родился в семье врача в 384 году до новой эры в Стагире, район Халкидис в Македонии, она же Греция  (Stagira, Chalcidice), и был младше Платона (Plato) на 44 года. (Не премину заметить, что Халкидис очень уж напоминает Колхиду, где торговали и учили письму аборигенов евреи «персидского колена»). Сам этот факт говорит о том, что он не мог быть «другом Платона», и, скорее всего, вообще не видел его в глаза. Недаром относительно их взаимоотношений такая путаница и неясность. Умер он там же, где и родился, в 322 году все той же «отрицательной» эры, пережив Платона всего на 26 лет, в возрасте 62 лет. 

Интеллектуальная амплитуда Аристотеля была обширна, охватывая большинство наук и многие искусства: физику, химию, биологию, зоологию, ботанику, психологию, политическую теорию, этику,  логику и метафизику, хронологию, литературную теорию и риторику. Его самые большие достижения были в двух несвязанных областях: он основал формальную логику, создав для этого законченную систему, известную как Аристотелев силлогистический метод, который в течение столетий был расценен как всеобщая логика. И он же задал тон в изучении зоологии, как наблюдательной, так и теоретической, которая оставалась непревзойденной до 19-ого столетия.

Его послали из Македонии в Афины, в Академию Платона в 367 году, в 17 лет. Самому Платону в это время было уже 61 год. В Академии он оставался 20 лет, до 347 года, то есть практически до смерти ее основателя. Может быть, потому историки и назначили столь долгую жизнь Платону (80 лет), чтобы он мог хотя бы «познакомиться» со своим учеником? Со смертью Платона Аристотель перебрался в Малую Азию (Assus, Hermeias Atarneus) – новый интеллектуальный центр, под опеку персидских повелителей. Замечу, ему и перебираться не надо было, его «переместили», чтобы он «познакомился» с Платоном. Он родился, жил и творил в Колхиде, и всего вероятнее был евреем из «персидского колена»). Там он пробыл три года, а затем перебрался в Митилену, столицу острова Лесбос. Здесь он пробыл всего год или два, но написал практически всю свою биологическую часть трудов, во что поверить очень трудно, так как надо гораздо больше времени, чтобы так круто изменить свою профессиональность.

В возрасте 42 лет Аристотель был вызван с острова Лесбос на родину, в Македонию, Филиппом II для обучения своего 13-летнего сына Александра, будущего Македонского. Тут Аристотель вновь переквалифицировался и вбил в голову юнца военную доблесть Ахиллеса из Илиады, главной особенностью которой было презрение к персам, предназначенным быть рабами греков, и не смешению с ними в брачных узах. Однако Александр, став Македонским, женился на персиянке и воинам своим посоветовал сделать то же самое. Других Аристотелевых влияний на Александра историками замечено не было, об этом «Британика» не забыла бы сообщить. Нелюбовь к персам плохо сочетается с тем, что он когда-то «перебирался к ним под покровительство их властителей». Похоже, что Аристотеля перетянули на Запад историки, но вышло куце.

Странно, но труды Аристотеля по сравнению с трудами Платона «плохо сохранились». Хотя странного тут, собственно, ничего не должно быть. Ведь почти все труды, даже те, которые «сохранились» косвенно вопиют: христианство – это не панацея, наука – панацея от всех бед. «Потеряно» именно то, что должно быть потеряно при широком внедрении в умы христианства. Зурхер предлжил три четверти работ Аристотеля вообще считать написанными Теофрастом. По его мнению существовал платоник Аристотель и антиплатоник – Теофраст (Theophrastus), то есть эмпирисист (эмпирик).      

Что меня больше всего удивляет, это колоссальный объем изучения текстов Аристотеля на предмет их соответствия всему, чему угодно, кроме изучения их соответствия времени их написания. Ведь, если верить традиционной хронологии, в это самое время пишутся Евангелия – по сути детские сказки, и вдруг одновременно с ними из-под «древнего» пера выползают идеи, правила и сама мысль, которая не устаревает во многом даже сегодня. Я неоднократно писал выше, что ни в коем случае не надо считать дураками древние и «отсталые» народы. Но это же не должно относиться к идее двоичного исчисления и элементам, например, компьютера, если бы их высказал кто-то во времена Аристотеля. А даже одно то, что Аристотель высказал идею о предрасположенности отдельных людей быть рабами, то это и сегодня – очень новая для многих идея и не скажу, чтобы она была поддержана большинством, несмотря даже на то, что она элементарно доказуема. Я не могу отделаться от мысли, что Аристотель жил не ранее 15-16 веков, во времена так называемого Возрождения. И другого просто не может быть. Вы только почитайте, какую чушь пишет Николай Кузанский в это самое Возрождение? Но здесь же рядом стоит и Эразм Роттердамский – истинный последователь Аристотеля на севере Европы. Но и он не мог бы «откопать» идеи Аристотеля из «хлама» почти двадцати веков. Эти два гения и храбреца должны были жить «поближе» все-таки друг к другу. Но Эразм Роттердамский жил во времена Плетона (Plethon, Pletho) в 15 или 16 веке. А если Платон – это Плетон, то и Аристотель должен быть где-то поблизости, но моложе, ближе по возрасту к Эразму.  

 

 

 

Фичино

 

Я недаром извлекал его из недр «Британики». Итак, Фичино (Ficino) родился в 1433 году в Фильине (Figline), недалеко от  Флоренции, тоже, как и Аристотель в семье врача. Умер в Кареджи  (Careggi), тоже провинция Флоренции, в 1499 году, прожив 66 лет, правда, Аристотель прожил 62 года. Зато оба, где родились, там и умерли.  Явился миру он как итальянский философ, богослов и лингвист, чьи переводы и комментарии Платона и других классических греческих классиков генерировали флорентийский платонический ренессанс, который, в свою очередь, влиял на всю европейскую мысль в течение двух столетий.

Фичино как сын придворного врача Козимо Медичи вращался в этом философском кружке. Он изучил «аристотелеву» философию и медицину у себя дома во Флоренции. Попутно он изучил греческий язык, чтобы читать греческих философов в оригинале. Поддержанный Козимо Медичи и его преемниками, он посвятил оставшуюся часть своей жизни переводам и толкованию Платона, «пытаясь интегрировать его в христианское богословие».

В 1462 году Фичино в возрасте 29 лет стал главой Платонической Академии Флоренции, расположенной на вилле Медичи в Кареджи, где он и скончался. Указанная академия с ее греческими рукописями, неизвестно как там появившимися, стала одним из передовых интеллектуальных центров Европы. Многочисленные переводы Фичино с греческого на латынь включают некоторых неоплатоников 3 века, таких как Плотин. Заметьте, это тот самый Плотин, неизвестно где родившийся и умерший, и появившийся как черт из табакерки в возрасте 58 лет в Риме, а потом, через несколько лет, опять исчезнувший навсегда, после того, как какой-то римский император отказался построить и подарить ему город его мечты. Тот самый, о котором единственные сведения сохранились только в предисловии к его «трудам» некоего издателя и одновременно последователя Порфира.

Законченный же в 1470 году, но не напечатанный до 1484 года, труд самого Фичино по первому в истории переводу  Платона с греческого на латинский язык, потом уже был переведен на все остальные европейские языки. Его версии перевода и Платона, и Плотина остались в общеевропейском пользовании до 18-ого столетия. Таким образом, до Фичино Европа вообще не знала не только загадочного Плотина, но и самого Платона, в коем существовании на заре человечества не сомневается сегодня ни один школьник 5 класса. Осталось только узнать, как их оригинальные работы попали во Флоренцию? Плотин был только в Риме, и то наездом из ниоткуда, а Платон вообще ничего не знал ни о Риме, ни о Флоренции, хотя каким-то чудом и «посетил» Сицилию. Что касается «законченного, но не напечатанного труда» Фичино, то посмотрите немного ниже выдержку из «Британики» по поводу борьбы с женщинами-ведьмами. Гуттенбергу не до Фичино было в эти годы, он неустанно вновь и вновь печатал тиражи папской буллы о сожжении ведьм.  

Фичино-же между тем дослужился до сана священника в 1473 году в возрасте 40 лет и был назначен  официальным представителем церкви Собора Флоренции. Надо полагать, что это был уже постоянно действующий Ферраро-Флорентийский собор (1438-1445). Тут уместно бы упомянуть о Плетоне (Plethon), тоже представителе философской науки при Ферраро-Флорентийском соборе, и тоже в ранге священника, только не со стороны Рима, а со стороны Константинополя, что не помешало ему перекочевать во Флоренцию, поближе к Риму и под опеку к тому же самому Козимо Медичи, который протежировал и отцу Фичино, доктору. Правда к 1473 году Плетон скончался, уехав умирать на родину, на Пелопоннес, бросив на произвол судьбы созданную им во Флоренции Платоновскую академию. Медичи, наверное, сильно переживал. Однако в «Британике» в статье о Фичино об этом ничего не сказано. Поэтому обращусь опять к Фичино.

Он был тесно связан с семьей Медичи, поэтому он удалился в сельскую местность после изгнания Медичи французами из Флоренции в 1494 году. Считается, что Фичино развил мысли Платона в перспективе Ренессанса и сблизил их с христианством. Иначе и быть не должно. Ведь уже прошло становление христианства, миновал его пик активности, а оно как было, так и осталось «шито белыми нитками» в смысле логики событий. Более подробно я об этом сказал, когда рассматривал Византию. Появился Николай Кузанский, о котором я тоже говорил, но он слишком был предан христианству, поэтому у него получалось плохо, хотя он и старался изо всех сил. Потребовались более основательные философы. Таким образом, Фичино фактически «объединяет» трех Платонов: собственно Платона, Плотина и Плетона, внешне похож на Аристотеля по разнообразию научных интересов, но официально стоит вне этого ряда. Но не забудьте, что это именно Фичино представил миру всех этих философов, какими мы их сегодня знаем. Не зря его содержали Медичи, очень трудолюбивый был, совсем как наш Карамзин-историк.

 

Основоположник династии Медичи

 

Естественно будет выглядеть, по-моему, если я перейду к династии Медичи. Раз вся Европа из их рук получила неоплатонизм, да и само Возрождение. «Медичи и Федерико да Монтоферло 15 века увидели путь гуманизма через воскрешение академии Платона» почти через 1900 лет после ее возникновения и гибели. Козимо Медичи-старший (1389-1464), «который лично организовал Большой совет церквей от Феррары до Флоренции в 1439 году» (замечу, что Ферраро-Флорентийский собор действовал с 1438 по 1445 год в рамках всего христианства), «настолько был очарован греческой философией», что немедленно согласился с советником от Константинополя Гемистом Плетоном, предложившим возобновить академию Платона в рамках личной академии клана Медичи.  Он стал накапливать большое количество греческих книг, которые формировали ядро библиотеки Лаврентия. Замечу, что в это время Гуттенберг еще не попробовал даже сделать свой первый оттиск. Затем он  великодушно поддержал ученых, среди которых настоящим бриллиантом оказался уже рассмотренный выше Марсилио Фичино. Его он и обязал перевести Платона на латынь. Другими известными членами академии стали Политиан, Христофер Ландино и собственный студент Фисино, Джиованни Пико делла Мирандола.

Семья Медичи широко известна патронажем изобразительного искусства, поддерживала Брунелесчи, Микельанджело и Челлини. Известный внук Козимо – Лоренцо (Великолепный, 1449-92 гг.) имел полное гуманистическое образование. Разносторонний и энергетический Лоренцо был одинаково «великолепен» в политике и философии, военном и изобразительно искусстве, музыке и как считают, половину доходов его города тратил на закупку рукописных книг. Папа римский Пий II – тоже оказался известным  гуманистом.

Хочу только добавить от себя, что такие известные гуманисты никак не хотели изучать в полном объеме Аристотеля, а все останавливались на Платоне, а, как известно, Аристотель сильно его критиковал в самой его основе взглядов. Ибо Платон – чистый идеалист, даже в нынешнем понимании этого слова, а Аристотель – это тот человек, по взглядам которого живет сегодняшний демократический мир. Притом очень уж много Платонов, и не поймешь, был ли он вообще. Скорее всего, Платон потребовался, чтобы попытаться разбить материалистические взгляды Аристотеля и одновременно обосновать глубже идеалистическое христианство.

Впрочем, рассмотрим подробнее жизнь основателя династии. Козимо Медичи (1389-1464, Флоренция).  Его прозвища: Козимо Старший, на итальянском Козимо ил Веккио,  на латинском Отче, Отец страны. Основатель одной из магистральных линий семейства Медичи, которое управляло Флоренцией с 1434 по 1537 год. Он являлся сыном Джиованни ди Биччи (1360-1429) и являлся крупным финансистом, представлял Медичи-банк в Констанции и оттуда управлял финансами папства, заполнив к 1462 году папскую казну до отказа. Он получил от Пия II, «гуманиста», монопольное право на квасцовые шахты, а квасцы шли в текстильную промышленность Флоренции. Поэтому Козимо стал богатейшим человеком не только по накоплению золота, но также и по банковским вкладам и держанию векселей почти всех финансовых рынков Европы. Такая великая денежная «держава» была способна одна установить олигархию.

Албиззи, одно из других ведущих семейств, сделали попытку устранения  Медичи.  В 1431 году Козимо получил судебную повестку за преступление, наказываемое смертной казнью «того, кто возвеличивал себя выше, чем других».  Козимо мог убежать в Болонью, но позволил себя арестовать. Албиззи вскоре обнаружили, что столь богатый человек не может быть убит так легко. Тюремщик подкупался, чтобы передавать Козимо вкусную пищу, судьи, «успокоенные» золотом, заменили обычный в таких случаях смертный приговор изгнанием. Изгнанный из Флоренции Козимо был встречен в Венеции подобно повелителю. Год спустя совершенно неожиданно Медичи был поддержан  синьорией Флоренции и торжественно возвратился. Принципат Медичи начался в 1434 году.

Козимо сохранил видимость конституционного режима. Чтобы не быть застигнутым вновь врасплох Албиззи,  он совершенствовал систему. Он не сделал никаких изменений в букве закона, но в духе закона он изменил все. Он увеличил намного численность магистрата. Затем сделал так, что туда попали зависимые от него люди. Независимые две партии перестали существовать. Диктаторская власть получила «демократическое большинство». Обновление состава синьории было под контролем. Затем он сделал своими союзниками миланских Сфорца. Золото и войска объединились. Этот союз помог Козимо сокрушать то и дело воскресающую оппозицию. Вместо 7 членов синьории Козимо в 1458 году создал сенат из 100 лояльных ему членов. Последние 6 лет своей жизни он блаженствовал в безопасности и как русский купец, вернувшись с сибирских приисков, начал строить церкви и дворцы, замаливая прошлые грехи.

Не совсем понятно пока только то, что Козимо вдруг пристрастился к методическому поиску древних рукописей. Заметьте себе, что человек, всю свою жизнь занимавшийся самым напряженным трудом по накоплению капитала среди всяческих опасностей, не может  выработать в себе сразу и вдруг келейную усидчивость «Пимена». Да и в старости надо управлять таким огромным состоянием, ведь его состояние составляло не золото в подвале, вернее, не только золото, но и очень даже движимое имущество, такое как векселя и сами банки, за которыми нужен, как говорится, глаз да глаз.

Для сбора старинных рукописей Козимо даже связался с турецким султаном Мехмедом (Магометом) II, «взявшим» Константинополь в 1453 году, ровно 5 лет перед тем, как Козимо Медичи окончательно осел во Флоренции и принялся строить католические храмы, создав сенат из 100 верных приверженцев. И ровно 20 лет назад, когда он «единолично» созвал Ферраро-Флорентийский собор как раз для того, чтобы «защитить» христианство от «посягательств» этого самого турецкого султана. Рукописи, собираемые его посланцами, составили ядро несравненной библиотеки, которая довольно несправедливо названа Лаврентьевской по имени его внука. Его переписчики неустанно «копируют» эти шедевры, а «гуманисты» Поджио и уже упомянутый Фичино (Ficino) «работают» над ними, готовя к более широкому распространению по Европе.

«Британика»: «Короче говоря, он был хорошо подготовлен к единственной возможности, которая определила его путь в 1439 году, когда он преуспел в созыве Вселенского собора от Феррары до Флоренции (выделено мной). Совет Флоренции, ранее введенный в заблуждение Восточной церковью и попавший под ее влияние, наконец, благодаря наиболее важному успеху Козимо во внешних сношениях, отказался от Восточной ереси». Что касается самого Козимо, то он в 50-летнем возрасте стал горячим поклонником Платона. «В то же самое время Университет Флоренции с заметным успехом возобновил и продолжил учение греков, которое было неизвестно на Западе 700 лет (выделено мной). Так Козимо стал одной из главных движущих сил гуманизма».

Обращает на себя внимание тот факт, что, оказывается, Ферраро-Флорентийский собор почему-то созвал какой-то банкир-торговец, а не римский папа или император. Хотя мы и знаем по истории, что этот собор «работал» как какой-нибудь парламент с 1438 по 1445 год, целых семь лет. И почему собор обосновался в общем-то заштатном городе Флоренции, который только Козимо Медичи и начал украшать теми зданиями и сооружениями, которые нынче показывают туристам? И почему собор вдруг «переехал» в Феррару или, наоборот, из Феррары, тоже заштатный город, во Флоренцию, я уже и не помню?  Что Рима с Константинополем не было для такого ответственного дела? А потом вдруг потомки Козимо Медичи через одного оказывались римскими папами? А сам Козимо в возрасте за 50 бросил свой напряженный торгово-банкирский путь и, полюбив вдруг, как юноша греческую философию, отдал ей последние свои годы? И не только отдал годы, но и набрал громадный штат «обслуги», которая и переписала все рукописные книги, называя это «переводами»? И здесь же появился Гуттенберг со своим печатным станком в 1450 году.  А тут еще такая штука, как фактическое распоряжение всеми церковными деньгами всей Западной Европы, когда за каждый чих с народа брали деньги то в виде продажи индульгенций, то в  виде покупки церковных должностей. В общем, много вопросов тут возникает.

Теперь обратим свое внимание на то, что, грубо говоря, во времена Ферраро-Флорентийского собора (1438-1445) Козимо вместе со своим университетом «возобновил и продолжил учение греков, которое было неизвестно на Западе 700 лет». Как это так 700 лет? Отнимем округленно от 1450 лет 700 лет, получим 750-й год новой эры. Что, в этом году написано «учение греков»? Платон умер в 348 году до н.э., значит, до 1450 года прошло 1798 лет, грубо 1800 лет. Первый «новоплатонист» Плотин умер в 270 н.э., значит прошло 1180 лет. Второй «новоплатонист» Плетон умер в 1450 году, как раз в том году, от которого надо отсчитывать 700 лет. Вот поэтому я и решил поискать среди «новоплатонистов» того, который бы жил в районе 750 года, плюс-минус лет пятьдесят в обе стороны.

Я ничего не нашел лучшего как перечислить всех «новоплатонистов», начиная со смерти  самого Платона (- 348 год). Но, перед этим сделаем краткое хронологическое резюме по самому Козимо Медичи:

1431 г. – Козимо едва не лишился власти во Флоренции из-за соперничества двух богатейших кланов города.

1434 г. – торжественно возвратился к власти во Флоренции не без помощи венецианских толстосумов, перед этим подкупив всех и вся, чтобы остаться в живых.

1439 г. – Козимо организовал Ферраро-Флорентийский собор, где и познакомился с Гемистом Плетоном, советником с византийской стороны. Из истории известно, что этот собор заседал 7 лет (1438-1445).

1453 г. – турецкий султан Магомет II «взял» Константинополь по традиционной истории со стороны Малой Азии, с востока, хотя «новохронисты доказывают, что Константинополь был взят с запада. Западные христиане не помогли своим братьям – восточным христианам оборониться от турок, несмотря на Ферраро-Флорентийский собор, созванный Козимо Медичи.

1458 г. – создал сенат из 100 человек послушных вместо бывших до этого 7 человек непослушных, направил посыльных к своему врагу Магомету в Константинополь для сбора древних рукописей. С этого времени он «пристрастился к греческой философии» и создал свой Платоновский университет, «переведя все греческие книги на латинский язык», из которых Европа только и узнала о греческой философии. Хотя упомянутые 700 лет как-то не вяжутся с Платоном, который умер 1806 лет назад.

1450 г. – первопечатник Гуттенберг сделал свой первый оттиск.

1455 г. – Гуттенберг напечатал Библию.

1462 г. – за два года до смерти Козимо заполнил папскую казну до отказа за счет монополии на добычу и поставку квасцов во Флоренцию и сбора папской дани со всей Европы, а сам стал богатейшим человеком Европы. При этом получилось так, что разницы между папской казной и собственностью Козимо не было.

1462 г. – Козимо умер, но дело его продолжало жить в его наследниках, которые через одного оказывались римскими папами.

1486 г. – началась ожесточенная и вполне официальная борьба, освященная папской буллой, с женщинами-ведьмами, а вся контора Гуттенберга только и занималась печатанием инструкций по этой «борьбе».

1586 г. – григорианская реформа календаря, когда после 4 октября сразу перешли к 15 октября. (см. «новохрон-2». «Русь и Рим», т.2, с. 544).

Еще один штрих к портрету Медичи, как он «разыскивал» древние рукописи. Взято мной из книги М.М. Постников. «Критическое исследование хронологии древнего мира», Т.1. «Античность». (Крафт+Леан», М., 2000):

«Поджо Браччолини родился в 1380 году в Терра Нуово близ Флоренции. Служил при папах Иннокентии VII, Григории XII, при Александре V в Болонье, куда временно был перенесен Апостольский престол. Поджо «человек с покладистой совестью» уже в 1422 году объявился снова во Флоренции. Уже в молодости он имел «в своем распоряжении богатейшую библиотеку Колучо Салутати, канцлера Флорентийской республики. Написал «Историю Флоренции», обменивался «остроумными и глубокомысленными письмами» с Николаем, Лаврентием и Козимо Медичи. «Как высоко его ценили, доказывает его гонорары: за посвящение «Кироподии» Альфонсу Арагонскому Поджо получил 600 золотых – по тогдашнему времени – это огромный капитал». Свою жизнь он закончил «на высоте большого и властного поста – канцлером Флорентийской республики». Поджио Браччолини – «типичный флорентийский барин, эстет и буржуа, эпикуреец XV века, человек с красивою мечтою и низменной жизнью, человек – вулкан, из которого то брызжет живой огонь, то течет вонючая грязь».  «Таков был человек, который «нашел» Тацита».

Первую свою «находку» он сделал «в забытой сырой башне Сен-Галленского монастыря». Там «оказались сочинения Квинтилиана, Валерия Флакка, Аскония Педиана, Нония Марцелла, Проба и др». «Писцы в обществе XV века пользовались худой репутацией. Один нотариус в конце XIV века восклицает в письме к другу: «Я нашел превосходного писца и – представь! – не в каторжной тюрьме». Продав Альфонсу Арагонскому собственную копию Тита Ливия, Поджо на вырученные деньги купил виллу во Флоренции. Клиентами Поджо были Медичи, Сфорца…». «Основные рукописи Тацитовых «Летописей» и «Истории», известные под названием Первого и Второго Медицейского списка, хранятся во Флоренции, в книгохранилище, основанном Козимо Медичи». «Два Медицейских списка, соединенные, дают полный свод всего, что дошло до нас из исторических сочинений Тацита». В 1425 году Поджо Браччолини через Издателя Никколи попытался «заинтересовать» Козимо Медичи, что «некий монах предлагает ему партию древних рукописей, в числе коих несколько неизвестных произведений Тацита». Козимо заинтересовался. Теперь эти рукописи можно было делать. Игра в прятки (монах все время куда-то прятался) растянулось почти на пять лет. Наконец, в 1429 году Медичи их получил. Историк Гошар предполагает, что «они вышли из римской мастерской флорентийца Поджо Браччолини». «Исчислив множество ошибок, которых не мог сделать римлянин первого века, Гошар отмечает те из них, которые обличают в авторе человека с мировоззрением и традициями XV века». «Ламбертески предлагал Поджо выполнить какой-то тайный исторический труд. Тайна предполагалась настолько строгою, что Поджо должен был работать в Венгрии, - между тем как его (местонахождение) предполагали бы еще в Англии. Весь секрет, который от него (Поджо) требовали, а он принимал, показывает, что дельце-то предполагаемое было, хотя и литературное, и ученое, но – не из красивых». «Прежде чем начать свою аферу с Тацитом, Поджио пробует запродать Козимо Медичи и Леонелло Д’ Эсте какой-то великолепный экземпляр Тита Ливия – и опять в таинственной обстановке: на сцене дальний монастырь на островке Северного моря…». Самое главное: «Историки предпочли игнорировать работу Гошара, хотя никаких серьезных возражений никем из них выдвинуто не было».

«Платон стал широко известен только после того, как в 1482 году флорентийский философ Марчелло Фичино принес издателю Венету латинскую (выделено –мной) рукопись «Диалогов», объявив ее своим переводом с греческой рукописи. После опубликования рукописи Фичино читатели сразу же отметили в ней большое число анахронизмов (выделено – автором). Второе издание «перевода» Фичино вышло во Флоренции в 1491 году, третье, по возможности исправленное от анахронизмов, - в 1517 году, в Венеции. Греческих рукописей Фичино никогда никому не предъявлял до самой смерти; не нашли их и его наследники – рукописи исчезли бесследно (выделено автором). Лишь через тридцать лет после первого издания Платона венецианский критянин Марк Мазур представил в 1512 году греческий текст сочинений Платона. Этот текст был тотчас напечатан в 1513 году, а затем с постоянными исправлениями он многократно перепечатывался в продолжение всего XVI века». «Знаменательно, что большинство упоминаний имени Платона у «древних» греческих авторов стало известно уже после появления переводов Фичино».   

 

Новоплатонисты

 

Вот теперь можно поискать по «Британике» новоплатонистов.

Ксенократ  (Xenocrates), 396-314 годы до н.э. работал в Греции.

Крантор (Crantor), 330-270 годы до н.э., первый, кто прокомментировал писания Платона.

Карнеад (Carneades), живший в 214-128 гг. до н.э. Хотя он сам ничего не написал, был расценен как основатель Новой платоновской академии. (Черт возьми, сколько раз ее можно «основывать»?)

Фило Ларисса, (Philo Larissa), умер в 79 году до н.э., возвратил школу к догматическому философскому учению.

Антиох Аскалон (Ascalon) в 79-78 годах до н.э. возглавлял эту школу, будучи учеником Ларисса. На этом первая стадия развития платонизма закончилась. Началась вторая стадия, предновоплатонизм или средний платонизм, на который оказало влияние еврейская культура (!!!). Начало этой стадии неизвестно. Во всяком случае, это стало очевидным в первом столетии от Рождества Христова. Хотя представитель стоического платонизма развивал Посейдонус (Poseidonus) еще в 135-51 годах до н.э. Однако вернусь к перечислению, не забыв отметить, что вся последующая философия «неоплатонизма» никогда уже больше не возвращалась в Грецию, болталась неизвестно где:

Фило Иудаист (Philo Judaeus) жил с 15 года до н.э. по 45 год н.э. в Александрии, старший современник святого Павла. Этот иудей был начитан в греческой философии, и он утверждал, что древнее откровение Моисею, представляет собой не что иное, как греческую философию лучших греческих философов, которая и была «произведена» из Моисея (выделение везде мое). Естественно, что Фило Иудаиста ортодоксальные евреи более поздних времен не одобряли, и даже не читали, но его влияние на греческие диалоги и образованных греков было велико, начиная со 2 века н.э.

Плутарх (Chaeronea), живший в 46-120 годах уже новой эры. Плутарха все мы знаем: эссеист и историк.

Юстин Мученик, (предан мученической смерти в 165 году н.э.) – первый христианин, который использовал греческую философию для нужд христианской веры. Он наряду со «страстным отрицанием греческого многобожия, объединенного с открытым и позитивным принятием основных положений платонической философии, непоколебимо верил, что она, греческая философия находится в гармонии с христианским учением».

Ориген (Origen), 185-254 годы н.э. Он произвел синтез христианства и среднего неоплатонизма (см. выше о «среднем платонизме»), «замечательной новизны и силы, которая является первым большим христианским философским богословием». «Философское богословие, противоречия которого улаживались на вселенских соборах Никеи (325) и Константинополя (381), много должно Оригену с обеих сторон». Последователи его с ортодоксальной стороны Василий Кессарийский (329-379), Григорий Назианц (Nazianzus) (330-389) и Нусса, о котором будет сказано ниже.

Упомянутый уже Плотин (Plotinus),  205-270годы, неизвестно как оказавшийся среди платоников, но «направивший» нас на единого бога и провозгласивший, что тело наше сильно препятствует возвышению души. Как пишет «Британика», «философия для него была религией, а религия для него была философией».

На этом закончился второй этап и начался «поздний неоплатонизм», с ученика Плотина, даже с «благочестивого ученика Плотина».

Порфир (234-305 гг. н.э.), «осторожный редактор работ Плотина». Он ввел триаду «действительность, жизнь и ум» и «привлек в неоплатонизм аристотелеву логику», которая проявится во всей своей «красе» немного попозже, у Николая Кузанского.

Ламблик (Iamblichus), 250-330 годы н.э. У него «троицы достигли физического мира», в которых жизнь заменилась на «душу». Но почти все его работы «были потеряны», а нашлись только «его идеи», но уже у нового «неоплатоника»:

Проклуса (Proclus),  жившего в 410-485 годах н.э. Однако у него был «винегрет» из платонизма, «порфиризма», «плутархизма», «ламбликизма» и даже с примесью «других более ранних платоников». Кроме того, у него появились «святые дары проклусовского богословия». Отсюда пошло «законченное понимание божественной истины», и никакой иной истины не должно быть. Даже неодушевленные предметы – травы и камни – имеют симпатические связи с Всевышним.

Но, немного ранее Проклуса был  и творил Святой Августин Хиппо (Hippo), живший в 354-430 годах, и имевший «самое широкое и глубокое влияние на Западе. Он настаивал, что следы христианского учения о Троице «должно быть найдено в книгах Плотина и Порфира».   

Тут произошел опять поворот. К концу 4 века н.э. Платонова академия была восстановлена в Афинах, представьте, почти через 500-600 лет. Сделал это император Юлиан-Отступник, христиане в ответ проявили враждебность. В 529 году академия была вновь закрыта. Но неоплатонизм появился в Секторе Газа и существовал там в течение 5 и начале 6 веков н.э. И в Александрии была школа, которая не отличалась от школы Афин. Там работали:

Аммон (Ammonius), год смерти 520.

Боети (Boethius), 470-524, был знаком Западу через его переводы Аристотеля со вступлением Порфира.

Филопон (начало 5 – середина 6 столетия н.э.).

Впрочем, Александрия сосредоточилась больше на Аристотеле, нежели на Платоне.

Максим исповедник (580-662), был под глубоким влиянием Дионисия. На латинском Западе был не только христианский платонизм. Здесь использовали и приблизили идеи неоплатониста Порфира для объяснения ортодоксального учение о Троице.

Резюме «Британики»: «С постепенным возобновлением философского размышления на Западе, который начался при Каролингах в конце 8 и в 9 веках, хронология платонизма становятся чрезвычайно сложной». (Выделено мной). Еще бы, «Платонова академия» не зря ела хлеб Козимо Медичи.

Еригена (Erigena) Иоганн Шотландец (SCOTUS), 810-877 годы, Ирландия, богослов, переводчик и комментатор нескольких более ранних работ неоплатоников. В своей работе, написанной во Франции, «О разделении природы», он перевел Псевдо-Дионисия Ореопагита, Святого Максима-Исповедника, Святого Георгия Нисса и Святого Епифания, которые стали доступными для Запада. В конечном счете, западная церковь осудила его работы, которые «нашлись» только в 1210 году. Но значительная часть его текста распространилась в виде анонимных толкований его латинского перевода с греческого Псевдо-Дионисия, еще до опубликования всего его труда в 1210 году.

Небольшие цитаты из «Британики» в связи с ним: «Большая ошибка, вводящая в заблуждение, когда христианский платонизм и христианский аристотелизм противопоставляются друг другу». «Подлинные мысли Аристотеля через латинские переводы его работ в 12-13 веках – крупное событие в хронологии философии». «Но платонизм и аристотелизм никогда не были аккуратно разделены между собой в хронологии европейской мысли». «Они были также под влиянием латинских переводов двух псевдо-аристотелевых работ с арабского языка, основанных на неоплатонических источниках».

Вы помните еще, что носило первое йеменское торговое племя? Напоминаю: «клетчатые юбки в складку». Я еще приписал, «как шотландцы». Добавлю к этому, что меня крайне смущает то обстоятельство, что «древние римляне» завоевали Британские острова едва ли не раньше Франции и всех прочих своих «завоеваний». А тут «клетчатые юбки евреев», «римское завоевание Британских островов» и «шотландец Еригена в 12-13 веках» как по волшебству оказались вместе. И если евреи в своих клетчатых юбках оказались в Шотландии в 12-13 веках, то в египетской Александрии они не могли оказаться позднее 10-11 веков. И Соломон, в крайнем случае, Моисей, вместе с ними. Тогда бы и «новоплатонисты» не потребовались бы. Все выглядело бы пристойнее, а главное – быстрей, в полном соответствии с данными новохронистов. Если не считать, что древние клетчатые юбки шотландцев не упали им с неба как манна небесная, то придется признать, что торговое племя обосновалось здесь в это самое время. Однако продолжу перечислять «новоплатонистов» с их  «чрезвычайно сложной хронологией». Немного осталось.        

Ансельм Кентерберийский (1033-1109) создал на основе Августина «онтологический аргумент» для существования бога.

Николай Кузанский (Cusa), живший в 1401-1464 годах, разработал свою собственную версию христианского платонизма под влиянием Псевдо-Дионисия и Еригены. Я о нем очень подробно писал, сравнивая его немощность с мощью Аристотеля. 

Лейбниц (1646-1716) «понял, что толкование Платона неоплатониками было в некоторых случаях искаженное и одностороннее».

Сделаем некоторые выводы, и, прежде всего по поводу объяснения 700 лет «неизвестности в Европе платонизма», тогда как он должен быть неизвестен 1806 лет. Итак, ближе всего к 750 году оказывается англо-шотландско-ирландский богослов и переводчик с «греческого» Еригена (810-877), сделавший свои переводы во Франции, притом, естественно, независимо от будущих флорентийских «знатоков» Платона. Еригена интересен тем, что он переводил платоников с греческого, и «часть из них в виде анонимных стала в тот же час стала известна». Значит 700 лет надо отсчитывать от него. И это будет правильно, хотя надо бы сказать, что не 700 лет, а всего лишь 570 лет. Тогда возникает другой вопрос: не Еригена-ли «переводили» интеллектуальные наемники Козимо Медичи, и не с греческого языка, а с французского, ирландского, шотландского или английского языка, одним из которых мог пользоваться Еригена? Но «Британика» прямо говорит, что Еригена перевел неоплатоников именно на латинский язык, и именно с греческого. Значит, «академии» Медичи и переводить нечего было? Просто надо было «поправить». И тут на ум приходит Плетон (Plethon), умерший как раз в 1450 году, который, собственно, и основал академию Медичи. Основал и сразу же поехал умирать на родину, а вместо него возник Фичино с огромной командою. Но и это еще не все. Уж очень похожи фамилии Ериген и Ориген, выше описанный. Он жил в 185-254 годы н.э., то есть спустя грубо говоря 600 лет после самого Платона. Но не это самое главное. Главное в том, что он практически ровесник Плотину (205-270).

Вот и рассмотрим, чего же они натворили, по порядку:

1. Еригена (810-877) перевел в числе других «греков» и Нисса, привлек в неоплатонизм логику Аристотеля, то есть пытался соединить несоединимое, идеализм и материализм.

2. Ориген (185-254) произвел синтез христианства и «среднего» неоплатонизма (см. выше), «замечательной новизны и силы, которая является первым большим христианским философским богословием». «Философское богословие, противоречия которого улаживались на вселенских соборах Никеи (325) и Константинополя (381), много должно Оригену с обеих сторон». Последователи его с ортодоксальной стороны Василий Кессарийский (329-379), Григорий Назианц (Nazianzus) (330-389) и Нусса (похож на Нисса, не правда ли?). Но Никейский собор не мог проходить по данным «новохрона-2» («Русь и Рим», т.2, с. 517) ранее второй половины 8 века (743-784 годов), то есть он происходил не ранее жизни Еригена.

3. Плотин (205-270) – «литейщик неоплатонизма» - вообще темная личность (см. выше), и все, что мы знаем о нем, сообщил нам его «ученик» Порфир (см. выше). Однако мы знаем, что основной итог его работы – это: тело препятствует душе жить достойно. Порфир же – «осторожный редактор Плотина» тоже, как и Еригена, оказывается, привлек в неоплатонизм аристотелеву логику, которая «потом появилась у:

4. Николая Кузанского (1401-1464) во всей своей красе», который практически ровесник самому Козимо Медичи. О его «аристотелевой логике» я писал еще там же, где писал много об Аристотеле, в главе «Восточный синкретизм». Здесь же только скажу, что Николай Кузанский хотя и из какой-то Кузы, но жил в Италии, и был кардиналом. Может быть во Флоренции, или в Пизе, а не в Кузе?

5. Плетон (1355-1450). Козимо Медичи понравилась его работа «Отличие учений Платона и Аристотеля». Кроме того, он написал работу «Кодификация законов», которая является почти точной копией работы Платона «Законы». Правда, в этой своей работе Плетон смешивает в кучу «платонизм, стоицизм, исламский фатализм и имперское богослужение». Но это ведь и хорошо, это-то и нужно было Козимо Медичи. Все баснословно большие деньги католической церкви были у него в кармане, теперь надо было приниматься за идеологию, за создание крепкого католического «государства». Только «древний Рим» тут не причем.

Как видите, натворили они много, и все в одну струю. Платонизм-идеализм хорош тем, что он очень легко превращается в слепую веру. Но этого мало. Надо же кое-что и доказать. Привлекается аристотелизм, обладающий инструментарием логики, только эти инструменты стали применять как софизм – ложное, кажущееся доказательство, что так и прет из «философа» Кузанского. А сами работы Аристотеля куда-то «пропали», во всяком случае, их не рекламировали как жвачку или гигиенические прокладки. Потом этих ребят, живших, собственно, в одно и то же время, разнесли по векам, чуть-чуть изменив им фамилии, чтобы создать «преемственности мысли» видимость «нити», хотя эта католическая «преемственность» очень уж выпирает, даже неудобно становится, очень уж она проглядывает эта белая «нить».  Естественно, что платонизм с 15-16 веков стал практически единственной философией, Аристотеля задвинули на задворки, он ведь нужен был только, чтобы «привнести» дух «интеллекта» в католицизм, не более.

Теперь о «Ферраро-Флорентийском» и «Никейском» соборах. Это по-моему один и тот же собор синьора Козимо Медичи. Ведь Никейский собор не мог быть ранее 750-800 года. По моему глубокому убеждению, Ферраро-Флорентийский собор не что иное, как подневольный, управляемый Медичи, «Верховный Совет СССР», недаром он длился 7 лет, пока был нужен Медичи. Что же на нем решалось? Думаю, что Крестовые походы на Константинополь, только потом их оттеснили на период ранее 1270 года, чтобы не мешали Медичи. А зачем походы понадобились? Хотя, я думаю, их было один-два, а не столько, сколько «нарисовано» в истории: один неудачный, а второй удачный – в 1453 году. Вот, сколько длился Ферраро-Флорентийский собор, столько и шли крестовые походы по захвату Константинополя, только не турками, а западноевропейцами. Вот тогда-то у Козимо Медичи и появились, и рукописные книги, и ученые, сидевшие вокруг них. Только он выбрал из этих книг то, что нужно, оставив, вернее спрятав, Аристотеля.

Забегая вперед, скажу, что между «новохроном-1» и «новохроном-2» имеется существенное противоречие. Авторы «новохрона-1» утверждают, что турки завоевывали Константинополь изнутри, из глубины Малой Азии, как это и положено по сегодняшней географии. Авторы же «новохрона-2» очень убедительно доказали, что «турки брали» Константинополь со стороны Балкан («Реконструкция всеобщей истории», с.199). Только все это отражено в библейской книге Навина. Поэтому «новохронисты-2» и решили, что Константинополь завоевывали русские, казаки-атаманы, которых я называю казаками-разбойниками. Естественно, я никогда не могу поверить в то, что русские, не имея своего железа, смогли бы что-то завоевывать в странах, где железо производилось с древних времен – дубинами, элегантно называемыми палицами. Об этом в предыдущих разделах. Если библейского Навина оставить пока в покое (я к нему еще вернусь, попозже), то выходит, что Константинополь пал от рук западноевропейцев. Тем более что я сообщу сейчас некоторые подробности насчет этого из «новохрона-1» (с. 349). Итак, турки завоевали Византию. Известна медаль 1481 года (Медичи недавно умер) с изображением султана Магомета II и надписью «Император Византии». Тело погибшего при штурме города Константинополя императора Византии Константина было турками с почетом погребено, над могилой была зажжена неугасимая лампада. С какой бы стати ее зажигать победителям над побежденным императором? Православные религиозные учреждения сохранились в самой гуще исламистов. Как же это объяснить?

На этом этапе рассуждений я считаю, что Медичи (я не имею его одного в виду, но он – организатор) нужно было просто сокрушить древнейшую и богатейшую таможню мира, а это был только город Константинополь, а не страна Византия, разграбить его, сокрушить тамошнее христианство, не вписывающееся в его концепцию католичества, и возобновить ставшего ему любезным Платона на новой основе. Награбленное крестоносцами золото все равно вернется к нему, так как рыцари его немедленно прогуляют в кабаках или купят у него индульгенции. Затем он оставил Константинополь свободным, но под своим контролем, а самим туркам он пока не сильно и нужен был. Хотя они и поставили свечку бывшему владельцу города. Можно возвратиться в соответствующий мой раздел (глава 8). И здесь, и там текст станет более понятным.

В хронологии  Козимо Медичи я упомянул о начале борьбы католической церкви с ведьмами, которая началась через 22 года после его смерти, и когда появился печатный станок Гуттенберга. Этот вопрос я рассмотрю ниже. Обращает на себя и тот факт, что из всех древних писателей и философов до нас дошли какие-то жалкие обрывки, «поправленные и дополненные» уже католическим священником Скалигером. Но это касается не только древних писателей, а даже вполне современных Медичи. А вот у счастливчика Платона за 2000 лет не пропало ни одной странички.  Ответ на этот вопрос последует сразу же после окончания этого раздельчика. Мне также очень не терпится сопоставить время Медичи и начало эры книгопечатания, с появлением станка Гуттенберга. Этот вопрос не надо долго рассматривать, комментарии даю «здесь и сейчас», как творит телеведущий Любимов.

Действительно, смотрите, что получается. Например, представьте себе, что Вам поручили переписать «Войну и мир» Толстого или «Братьев Карамазовых» Достоевского.  Притом не шариковой ручкой, а гусиным пером или заостренной палочкой. Нет, вы не можете себе представить. Упрощу задачу. Представьте себе, что телевизоры, радиоприемники и газеты в нашей стране есть только у членов правительства в Москве и губернаторов во всей остальной стране. Больше нет ни у кого. А поезда, самолеты и телефон еще не изобрели. Много вы узнаете новостей не только о мире, но и даже о райцентре, который в 10 километрах от вас, а велосипеда тоже еще нет. Вот именно так и обстояли дела с информацией до первопечатника Гуттенберга. Оно, даже учиться читать не имело никакого смысла, потому что книга была всего одна, и та – у попа в церкви. Вот что такое Гуттенберг для эры Медичи. Все, что было до Медичи и Гуттенберга, было неизвестно никому, люди помнили только свою жизнь, не более. И об какой истории может идти вообще речь? Написанной в одном экземпляре. Вот поэтому всю эту историю можно было менять чуть ли не каждому правителю, и тоже – в оном экземпляре. Только эра, начатая Гуттенбергом в 1450 году, позволила сохранять историю не в одном экземпляре, а в тысячах. Вот только тогда и появились «Списки запрещенных книг», как в католичестве, так и у нас в России. Называлось это «Индекс ложных книг», ложные книги просто-напросто сжигали. И даже в этом случае никто не мог быть уверен, что уничтожены все нежелательные книги. А Козимо Медичи и начал эру Возрождения, если вы помните, он ведь умер, когда уже Гуттенберг напечатал Библию. Вот поэтому история и начинается с Козимо Медичи, создавшем «платоновскую» Академию. Что они там с Фичино написали, то и осталось для нас, сегодняшних.

О григорианской реформе календаря я не буду ничего здесь писать, отправляю в «новохрон-2», там все подробно и доступно описано. Добавлю только, что раз с Козимо Медичи началась история мира, то быстро обнаружилось, что Пасха не попадает туда, куда надо – в определенный день после полнолуния.

В главе о раннем христианстве и Византии я писал, что христианство было скроено по-глупому, хотя идея была прекрасна по остроумности выдумки. Накуролесили там много, в том числе и в самой Пасхалии. Вот Медичи и его наследникам и пришлось многое «поправлять». Но иногда получалось еще хуже, чем было, дураков было у него на службе много, ведь он был богатый и платил хорошо. Потому блатных и было много. Я это о григорианском календаре в частности, которым астрономы не пользуются из-за его дурости. Хотя мы и привыкли, нам же не движение планет рассчитывать, нам надо от получки до аванса не сбиться со счета, и в субботу-воскресенье не забыть отдохнуть.  

 

Литературные и археологические фальсификации

(из «новохрона-2» и других источников)

 

Когда читаешь эту главу в книге («Русь и Рим», том I), волосы становятся дыбом. Кратко перечислю их из этой книги несколько примеров, приблизительно двадцатую часть. Для того чтобы вы понимали, как вас можно было дурачить Медичи. Когда вы увидите, что даже прожженных спецов узкого профиля дурачили, то вам станет намного легче. Итак, литературные фальсификации:

-                                  Жан Гарлан в 1449 году подделал святого Бернгарда

-                                  Епископ Вигилиус подделал книгу якобы написанную святым Афанасием.

-                                  Тихониус в 1532 году подделал якобы «комментарии святого Амвросия к посланиям апостола Павла.

-                                  В 1498 году Витербе сфальсифицировал и опубликовал тексты якобы Фабия, Пиктора, Семпрониуса, Катона и других древних авторов.

-                                  В 1583 году Сигониус опубликовал неизвестные отрывки «из Цицерона». Фальсификация обнаружена только через 200 лет.

-                                  В 16 веке Пролюциус написал 7 книгу «Календарной мифологии Овидия.

-                                  Хигера написал «подлинную хронику» от имени никогда не существовавшего римского историка Флавиуса Декстера.

-                                  Мархена в 1800 году сфабриковал рассказ Петрония в продолжение «Сатирикона». Подлог раскрыт случайно.

-                                  Старинной «санскритской рукописью истории Ноя» обманули самого санскритолога Джонса (Успокоились?).

-                                  Монтескье сам сознался  в мистификации, опубликовав «семь древних песен Сапфо».

-                                  Поэт Леопарди подделал две оды, приписав их «неизвестным древним  поэтам».

-                                  На томик «Песен Билитрис, неизвестной древнегреческой поэтессы», мистификатора Пьера Луиса два немецких ученых написали научную статью, не распознав подделки (Еще более успокоились?).

-                                  Мигель де Луна «перевел» с псевдоарабской рукописи «Историю завоевания Испании маврами» от имени выдуманного Абдул-Касима.

-                                  Антикварий Курций в 1637 году опубликовал «Фрагменты этрусской древности», сам, написав их на пергаменте, и, закопав в землю, а потом при свидетелях «нашел».

-                                  Эразм Роттердамский жаловался в 16 веке, что нет ни одного текста «отцов церкви» - авторов первых четырех веков христианства, который можно было бы безоговорочно признать подлинным. (Заметьте, почти сразу за «началом выпуска продукции платоновской академией» Медичи). 

-                                  «Найденные» арабские рукописи «Тысячи и одной ночи» представляют собой перевод французского оригинала 1713 года, написанного Галланом для придворных французского короля.

-                                  В конце 19 века торговец из Иерусалима Шапира предложил Британскому музею рукопись «1- го тысячелетия до новой эры» за миллион фунтов стерлингов, которую он изготовил сам, сшив фрагменты старых свитков Торы и написав «очень древним шрифтом» измененный текст Второзакония. Это «открытие» вызвало громадный интерес ученых, и многие специалисты без колебаний подтвердили несомненную подлинность рукописи. (Вам уже не стыдно, а смешно?).                                Можно бы продолжить переписывать еще несколько страниц таких примеров, но я думаю довольно, перехожу к подделкам памятников искусства:

-                                  «древний саркофаг 6 века до н.э.», приобретенный Британским музеем в 1873 году, оказался подделкой. (Куда уж вам до этих «знатоков» из Британского музея?)

-                                  В 20-х годах нынешнего века «Метрополитен музеум оф арт» приобрел три статуэтки «этрусских воинов», изготовленных якобы 2300 лет тому назад. Специалисты музея не поверили сообщению авторов подделки, что это подделка. Сотрудник музея прибыл в Рим с гипсовой отливкой руки одной из статуэток, на которой не хватало пальца. Польщенный поддельщик предъявил ему недостающий палец. Совпал в точности.

-                                  Замечательный мастер подделок Рахумовский приобрел мировую славу своими подделками. Одну из них он продал Лувру за 200 тысяч франков как «тиару Сайтоферна».

-                                  Мастерская братьев Гохманов поставила подделки тоже на поток. Их покупали музеи России, Германии, Франции, Англии и даже Греции и Италии (?). Так Лувр приобрел «скифское» изделие.  

Далее в моем источнике следуют еще 10 страниц с описанием археологических подделок. Поэтому не расстраивайтесь. Обратите внимание только на то, что поддельщик Медичи – был практически первым поддельщиком.

И уже совершенно современные новости на этот счет. Елена Егорова в статье «Супер стар» (МК от 16 августа 2000 года): «Западные историки подсчитали, что только одних гвоздей, с помощью которых был якобы каз­нен Иисус Христос, в мире отыщется полторы тыся­чи. А из сохранившихся кусочков его хламиды при желании можно было бы сшить покрывало разме­ром 50 на 50 м. Но больше всего язвительных заме­чаний выпало на долю крайней плоти Иисуса. Ока­залось, что в свое время ее поделили между семью (!) католическими приходами от Рима до Антверпе­на. «Представляете, сколько надо было оттяпать, чтобы все были довольны? - потешаются скептики. <…> Ватикан согласился на радиоуглеродный анализ (Туринской плащаницы – мое). Переписка тянулась без малого 5 лет. Поскольку об­разцы в процессе радиоуглеродного исследования уничтожаются, борьба шла за каждый миллиметр. Наконец, все детали были согласованы. В строго ука­занный день в присутствии 30 человек (11 операто­ров, 1 контролера, 2 консультантов, 5 служителей церкви, 1 технического арбитра, 5 наблюдателей, 4 иностранных операторов и приглашенных из Мини­стерства культурных ценностей) от плащаницы отре­зали кусок размером 10 на 70 мм, который потом по­делили между тремя исследовательскими лаборато­риями Оксфорда, Цюриха и Туксона. Работать уче­ные должны были независимо друг от друга. Резуль­таты анализа надлежало запечатать в конверт и до начала сентября 1988 года отправить на имя тогдаш­него хранителя реликвии – кардинала Баллестреро. Однако, как водится, утечка информации произошла гораздо раньше намеченного срока. Уже 3 июня анг­лийская «Санди Телеграф» вышла с сенсационным заголовком: «Фальсификация всех времен и народов! Туринская плащаница оказалась подделкой!»

Как признаются сами синдонологи (специальная наука по изучению льняной плащаницы – синдонология – мое), этот день был одним из самых печальных в их жизни. Наука, как и история, не терпит сослагательного наклонения,  но в глубине души многие из них верили, что Туринская плащаница – это подлинник, изображенный на ней человек – действительно распятый Иисус Христос, а отпечаток образовался в результате таин­ства воскрешения. И вдруг – такой облом!!! Радиоуг­леродный анализ показал, что саван был сделан в эпоху Средневековья: изображение «человека пла­щаницы» появилось на полотне в промежутке между 1260 и 1390 годами. Ни раньше – ни позже.

Выходит, подделка... Впрочем, прав был тот  ученый-синдонолог (к сожалению, история не сохра­нила для нас его имени), который, услышав результа­ты экспертизы, с горечью произнес: «Назовите мне того, кто создал эту подделку, и я признаю в нем ве­личайшего гения из тех, что когда-либо рождались на Земле!» В начале XX века многие считали, что этот гений – Леонардо да Винчи. Человек, предвидевший появление самолета и самострельного оружия. Вели­колепный художник, талантливый врач, физик, мате­матик, инженер, конструктор... Но, Лео­нардо родился только в 1452 году». Добавлю к этим строкам от себя, что по моим расчетам (смотри соответствующий раздел про Козимо Медичи и Флоренцию) именно он пригласил во Флоренцию Леонардо да Винчи. И именно тогда началась печатная история человечества, которую невозможно подделать из-за множества экземпляров книг.

Е. Егорова продолжает: «В последнее время все громче звучат голоса против­ников радиоуглеродного анализа. Многочисленные опыты показывают, что метод, использовавшийся при датировке Туринской плащаницы, обладает слишком большой погрешностью и может «омолаживать» объе­кты на 500, 1000 и даже 2000 лет. В случае с плаща­ницей, считают ученые, ошибка тем более вероятна, поскольку для эксперимента были взяты далеко не самые удачные образцы ткани. Во-первых, они были слишком малы, а главное – сильно загрязнены в ре­зультате многочисленных пожаров, прямого попада­ния воды и прочих неблагоприятных факторов. Кста­ти, этой точки зрения придерживается и наш с вами соотечественник – биохимик Дмитрий Кузнецов».

 

«Песнь песней» христианства как гибрид философии с невежеством

 

Все известно, что научные книги читает мало людей, единицы из все массы. А вот историко-литературные переложения, с охами и вздохами, «любовью» читают все подряд, если еще и язык у автора нормальный, «литературный», и «видение» деталей превосходное, как у Пушкина в «Капитанской дочке» или у того же Ивана Ефремова. Вспомните хотя бы про Таис далеко до новой эры, времен «Александра Македонского». Поэтому историю вдалбливать в наши головы лучше в «литературном», образном виде.

Этим много занималось людей в период так называемого Возрождения, но первый значительный вклад в это дело внес Бенивиени (Benivieni), (1453-1542, Флоренция), «Гомер» философии неоплатонизма, в которой в отличие от старого доброго «аристотелизма» начинает царствовать любовь вместо здравого рассудка, что, естественно, не красит само слово «философия».  Естественно, что он начал с пропаганды «образа» своего начальника, Фичино.

Поскольку он был членом флорентийского круга Медичи, «он был хорошо знаком с гуманистами Ренессанса Фичино, Джиованни Пико делла Мирандола и Анжело Полидзиано (Angelo Poliziano)». Фичино вел и описывал «Симпозиумы Платоновской академии» приблизительно 1474 года, в котором Бенивиени был «цветком любви», поэтому сам попал в описания Пико делла Мирандолы. Этим путем платонизм по мнению «Британики» достиг многих других писателей, включая итальянцев Пиетро Бембо, Балдасара Кастильоне и английского поэта Эдмунда Спенсера. Бенивиени в конечном счете из пламенного Ренессанса достиг религиозного преобразователя  Савонаролу. После поэтического преобразования  в форму чувственной поэзии религиозный трактат Савонаролы на итальянском языке стал звучать лучше. За это Бенивиени захоронили во флорентийском соборе св. Марка, рядом с его другом Мирандолой. Это мне немного напоминает нашего «великого советского писателя» с лицом скопца «около Бахчисарайского фонтана» с картины известного художника, бессменного председателя Союза писателей СССР, ныне канувшего в лету. 

 

Флоренция

 

Раз уж копать под основы Возрождения, то без Флоренции никуда не денешься. Надо посмотреть, что это за город и область Италии. «Британика»:  «Итальянский FIRENZE, латынь FLORENTIA, столица области Тоскана, центральная Италия. В течение его длинной хронологии, был республикой, герцогством Тоскана, столицей Италии (1865-71). Флоренция была основана как Римская военная колония приблизительно в первом веке до н.э. В 14-16 веках достигла успеха в торговле и финансах, науке, и, особенно, изобразительном искусстве. Замечу, что расцвет ее падает именно на те времена, которые мы рассматриваем.

Ученые все еще восхищаются тем, что «этот маленький город ростовщиков и векселедержателей без большой политический или военной мощи приобрел огромное влияние в Италии, Европе, и в мире. Флорентийский народный язык  стал итальянским языком; и местная монета, флорин, стала мировой денежно-кредитной единицей. Флорентийские художники сформулировали законы перспективы; Флорентийские писатели, живописцы, архитекторы, и моряки начали период, известный как Ренессанс; и флорентийский  штурман, Америго Веспуччи, дал свое имя к двум континентам».

Это все очень хорошо и справедливо, только я никак не могу понять, откуда там взялись мореплаватели, если от Флоренции до ближайшего моря даже по прямой не менее ста километров? Это сейчас можно из села в центре Азии поступить в мореходную школу, а потом плавать на здоровье до пенсии, а 500 лет назад как выходили из этого положения? Ведь тогда плавали только те, кто жил возле моря. Нечего восхищаться и тому, что Флоренция «без политической и военной мощи» всего этого достигла. У меня нет сомнений в том, что действительным руководителем «открытия Америки» был не Колумб, а именно Америго Веспуччи. Колумб был только командиром над кораблями и то, пока они были в море. А руководил, повторяю, Веспуччи, на деньги Медичи, а для этого ему не надо было быть даже штурманом. Теперь насчет флорентийского языка, ставшего итальянским. Каким же еще должен быть итальянский язык, если во времена династии Медичи Флоренция была столицей, Ферраро-Флорентийский собор был не в Риме, а все деньги «римских» пап лежали у Медичи в кармане. Это же самое можно сказать и насчет флорина. Продолжаю. 

К 3 веку н.э. Флоренция была провинциальной столицей Римской империи и преуспевающим коммерческим центром. В течение раннего средневековья, Флоренция была в основном оккупирована: остготами в 5 веке, византийцами в 6 веке, и, наконец, лангобардами, или ломбардами, которые, замечу, миланцы, так как Милан – столица Ломбардии, провинции, в которой сосредоточена как промышленная, так и финансовая мощь почти всей сегодняшней Италии. Что касается остготов, так это фантомный народ вроде гномов или Чебурашки, Византия сроду не имела никакой армии, а собирала таможенные платежи на Босфоре и богатела на них, сидя за тройными стенами. А оккупацию ломбардийцами надо понимать, как оккупацию села Васюки селом Нью-Васюками. Зависимость, конечно, была, ибо Нью-Васюки были побогаче.   

В 1293 Флоренция приняла конституцию названную Статутами Правосудия, которая запретила сосредоточение политической власти в одном клане, как аристократическом, так плебейском, чтобы никакая группа или индивидуум не могли получить контроль над государством. Для этого избирались девять приоров синьории. В результате, флорентийцы проявили острый интерес к политике и общественной жизни. Создание во Флоренции шерстяной промышленности, тканей и банковского дела обеспечило основание капиталов. В 1266 году возник ожесточенный спор между двумя  кланами (папским) и императорским. Победа досталась папистам, представляющим  торговые семейства. Они завладели папскими банковскими монополиями, оттеснив соперников в близлежащую Сиену. Проще говоря, стали сборщиками податей для римского папы не только в Италии, но и во всей Европе. Флорентийские семейства  Барди и Перуджи  стали доминировать в международных банковских и торговых делах. Флоренция начала добавлять соседние города к своей сфере влияния и обязала конкурирующие силы – Пизу, Сиену, Пистою и Ареджо  стать не столько союзниками, сколько вассалами. С балансом между его ведущими торговыми семействами, Флоренция теперь управлялась гильдиями, которых было семь главных и множество незначительных. Подеста города  мог быть избран только от главных гильдий. Политические стороны маневрировали между агрессией в расширении своей власти и сохранением мира.

В середине 14 столетия Флоренция стала митрополией, и это ее поставило в один ряд с Парижем, Венецией, Mиланом и Неаполем. (Почему же не с Римом? Ах, да, его же вообще еще не было). Однако летом 1348 года черная оспа сократила население наполовину. Незадолго до оспы Барди и Перуджи обанкротились. От этой двойной напасти город так и не мог оправиться, и голод и повторные вспышки чумы продолжались весь 14 век. Одним из немногих успехов этого времени было завоевание Пизы в 1406 году, что сделало, наконец, Флоренцию морской державой. В течение этого периода власть гильдий и их господство в городе уменьшились. В результате успешный торговец и банкир Козимо Медичи стали формировать городскую  политику в виде олигархии. Теперь их дворцы доминировали над городом, а в церковных зданиях были установлены их семейные усыпальницы.

Козимо Медичи стал ведущим гражданином Флоренции после его возвращения в 1434 году из изгнания. Он достиг этого положения в результате того, что владел самой большой банковской сетью в Европе. В то время как он сам никогда не занимал общественной должности, его фракция доминировала над городом. В 1494 году, французская армия короля Чарльз VIII захватила Италию. Французы были поддержаны против Медичи народом Флоренции, Медичи изгнали, и была объявлена Флорентийская республика. Республикой Флоренция недолго руководил пламенный доминиканский проповедник Гироламо Савонарола, смело осудивший роскошную и учтивую культуру его предшественников. Его строгое правление закончилось в 1498 году, но с ним закончилось и величие Флоренции.

Медичи возвратились во Флоренцию в 1512 году триумфально, но за спинами папских и испанских солдат, и начали жестокую расправу. Право на расправу было дано Кодификацией 1513 года Никколо Маккиавелли, его трактатом «Суверен». Младший сын Лоренцо был избран римским папой Львом X. Его понтификат (1513-21) был примечателен культивированием изобразительного искусства (Рафаэль). Льва сменил другой Медичи - римский папа, Клемент VII (1523-34). Однако, в 1527 испанское войско захватило  Рим, и республиканцы снова изгнали Медичи из Флоренции. В 1537 году испанский король утвердил Медичи официальным герцогом Флоренции.

После правления клана Медичи Флоренция управлялась мужем императрицы Марии-Терезы Австрийской. После наполеоновской отставки Флоренция управлялась Леопольдом II из Габсбургов, последним «внешним» управителем (1824-59). Он отрекся от престола. В 1860 Флоренция присоединилась к новому королевству Италия, служа как ее временной столицей в 1865-70 годах.

В конце 18 – середине 20 столетия большая англо-американская колония была неотъемлемой частью флорентийской сцены. Поэтесса Елизавета Барнет, похороненная на маленьком английском кладбище Флоренции, отметила: «город  дешев, спокоен, весел и красив».

К этому нечего добавить, разве только то, что именно Медичи уничтожили городское самоуправление, а украшали Флоренцию, во-первых, как свой дом, а, во-вторых, потому что денег некуда было девать, набранных не только со всей Италии, но и со всей Европы. Мы, русские, тоже сегодня все больше и больше любим наших извечных угнетателей Шереметевых, понастроивших себе усадьбы и дворцы сумасшедшей цены, а на то, что бросали нищим на паперти, - больницу. Имейте все же в виду, хотя это и видно из всей этой книги, что я отнюдь не против богатств, заработанных честным трудом и везением, я против князей-грабителей, получивших все по наследству из веков работорговли. А Медичи я не люблю за то, что они внедряли ранний «индульгенческий» католицизм, о котором у меня плохое мнение, и еще за то, что, мягко выражаясь, неправильно написали историю.  Несколько погрубее: вселенская бессовестная подделка, которую мы изучаем в школах по сей день. 

 

Начало борьбы с ведьмами

 

Из «Британики». «Детальный юридически законный теологический документ (1486 год), расцененный сегодня как стандартное руководство по борьбе с колдовством, включает в себя как обнаружение, так и искоренение колдовства. Он действовал даже в 18 веке. Его появление сделало много, чтобы поощрить истерическую охоту на ведьм в Европе в течение двух столетий. Под псевдонимом Малеус (Malleus) выступили два монаха-доминиканца: Иоанн Спренгер (Johann Sprenger), декан кельнского университета (Германии), и Генрих Кремер (Heinrich Kraemer), профессор богословия в университете Зальцбурга (Австрия)».  В 1484 году римский папа Иннокентий VIII подписал буллу Summis Desiderantes, в которой  «сожалел о развитии колдовства в Германии и уполномочивал Спренгера и Кремера искоренить его».

«Малеус» кодифицировал фольклор и обряды языческой веры альпийских крестьян и был «обоснован» очень просто, Святым писанием (Исход 22:18): «Вы не должны разрешать волшебнице жить». Указанная «работа» разделена в три части. В первой части обрисовывается действительность существования ведьм и подчеркивается  их развращенность.  При этом,  любое недоверие к демонологии,  осуждается как прямая ересь. Из-за дьявольской природы врага (колдуньи) любого свидетеля, повторяю: любого, независимо от того, можно ему верить или нет, можно принимать как свидетеля только против колдуний. Другими словами, свидетель требовался для чистой проформы. 

Часть вторая - резюме невероятных историй относительно действий ведьм - например, дьявольских соглашений, сексуальных отношений с дьяволами (incubi и succubi), трансвеститизм.

Часть третья - описание судебных процедур, которые нужно проводить при тестировании ведьмы. Пытка санкционирована как средство обеспечения истинности исповеди. «Даже не рукоположенные служители христианства, а также и светские власти призваны помочь в решении задач истребления тех, кого Сатана завербовал в свои сети». Если не понятно, то уточняю: каждый должен бороться с врагом, совершенно так же как Сталин призывал бороться с врагами народа.

«Malleus» прошел 28 изданий за 114 лет между 1486 и 1600 годами, то есть переиздавался каждые четыре года. Заметьте, что первый печатный оттиск Гуттенберг получил лишь в 1450 году, первую Библию напечатал в 1455 году. И вот на тебе, «Малеусом» христианская «гуманистическая» церковь, только что получившая печатный станок Гуттенберга, проповедующая на словах любовь, обеспечивает народы Европы как ныне обеспечивают печатными трамвайными билетиками. Никак не могли найти, что бы еще напечатать в таком ужасающем количестве кроме «законодательной инструкции» для борьбы с женщинами-ведьмами. Ведь изданий самой Библии было в несколько раз меньше. Это очень многозначительная цитата. Она требует самого пристального внимания к себе, ибо хронология тут точная, а книжек этих напечатали столько, что теперь их уже никогда невозможно будет скрыть либо «исправить».

Во-первых, обращает на себя внимание то, что девизом в этой постыдной «борьбе» выбраны строки из Моисея, первого человека, призвавшего бороться за мужские права. И я это ранее связал со свержением матриархата, амазонок. Вообще мужские религии, где во главе стоит бог-мужик, - это очень поздняя религия. И я об этом сказал предостаточно. Все прежне главные боги были матерями-богинями. К этому надо добавить, что иудаизм хуже всех религий в мире относится к женщине, и я об этом тоже приводил данные. То есть иудеями женщины были поставлены в самые унизительные условия, я бы даже сказал: поставлены в каком-то в злобном упоении. Я это и назвал величайшей революцией на Земле. И доказывал, что она случилась отнюдь не «на грани раннего и позднего палеолита».

Во-вторых, Медичи. Он именно положил начало писаной истории, вернее, напечатанной истории, так как писаной истории в единственном экземпляре не может быть, это может быть только анекдот. И именно он создал философию христианства, растиражированную на весь мир. Это он собрал все древнейшие рукописи, переделал их как нужно, а остальное сжег, закрепив этот акт книгопечатанием. Ведь Malleus  вышел уже через двадцать два года после смерти Козимо. Тут надо бы добавить еще и то, что Козимо Медичи было как бы два, один Старший, а второй – Первый. Тут тоже чувствуется какая-то подтасовка, тем более, что Козимо I жил в разгар борьбы с ведьмами, уже после издания Малеуса.

В третьих, женщины-царицы государств. Я уже приводил многие примеры этому, а потом дополнил все это цитированием Фрэзера, где он совершенно неуклюже объясняет наследование престола «пришлым мужчиной», женившимся на дочке-наследнице престола. И если бы это, только представим себе, случилось во времена самого Медичи или чуток пораньше, как бы это все воспринималось современниками? Я уже не говорю о нас с вами. Поэтому всю эту революцию надо было отправить как можно дальше в древность, желательно на тысячи лет от глаз  и ушей наших сестер, жен и невест. Да и сам нынешний процесс эмансипации женщин, захвативший самые развитые и грамотные страны, разве не напоминает то, что женщины только что спохватились. Этот процесс «спохватывания» не мог идти тысячи лет. В 1486 году их начали жечь на кострах в качестве ведьм, а уже через сто лет они, особенно в Западной Европе, многие свои права восстановили. Вспомните хотя бы, как жаловался один из наших визитеров в Московию, что у него на Западе слишком много прав у женщин и «они ведут себя разнузданно, владея селами и городами».  Нам сейчас «вешают лапшу на уши», что, дескать, женщин жгли в средние века, не уточняя, когда были средние века. Но этот «детальный юридический документ» был подписан папой в самый разгар Возрождения. В 1432 году Фичино в возрасте 29 лет стал главой академии, но саму-то академию основал еще Плетон. И вот на тебе, в 1486 году «указ по борьбе с ведьмами», когда мир «возродился» дальше некуда.  

В четвертых, женщины-дьяконисы в христианстве. Убрать их вглубь веков до Рождества Христова было невозможно, тогда еще и самого Христа не было. Тогда их убрали всех в самые первые века. Ведь там полным-полно женщин-дьяконис. Думают, мы посчитаем чин дьякона весьма малым, второстепенным, дескать, и «женский труд» применить можно. Чего же сегодня дьяконис нет? И уже 1800 лет нет. Но в те-то времена чин дьякона был совсем не маленький. Это был руководитель христианской секты, и не женское вроде это дело. А помните, когда убрали статую женщины-папы из храма? Я об этом писал подробно из «новохрона-1», но повторю: в 16 веке. А в 17 веке папа Климент VIII (от Медичи тоже был Климент, но только VII, впрочем, и тут может быть подделка) велел замазать портрет «папы Иоанна IV – женщины из Англии» и заменить изображением папы Захария. В это время и бушевали вместе, и Возрождение, и ведьмы, вернее борьба с ними. Но разве может так быть, чтобы при «развитом патриархате», какой существует сегодня, в средние века папами римскими работали бы дамы? То-то и оно, что времена-то были полуматриархатные-полупатриархатные, поэтому и бороться с дамами надо было не в палеолите десятки тысяч лет назад, а «здесь и сейчас», как каждый день повторяет нам телеведущий Любимов. 

В пятых, если бы не скукоживание всемирной истории до начала 11 века многими новохронистами, начиная с Ньютона, мне бы никогда и не пришло в голову подтягивать матриархат в 15 век, хотя данных для этого предостаточно. И одной из главных предпосылок как раз и является борьба с ведьмами, затеянная еще при живом Медичи Старшем и, я думаю, не без его влияния. Ибо он-то и перекроил христианство самым бессовестным образом. Денег у него, видите ли, было много, Ферраро-Флорентийский собор «лично» организовал.

 

Краткие женские истории из Античного Рима

 

1.Туллия передает власть в Риме в руки Тарквиния (Античный Рим 6 века до н.э.).

2. Амазалунта (Юлия Меса) передает власть в Риме в руки своего сына – гота Амалариха.  Константинополь при этом признал Амазалунту (и Амалариха) как законных царей Рима. (Средневековый Рим 6 века н.э.).

3.Рядом с античной Туллией находится Лукреция. Обе женщины – жены Тарквиниев. Туллия – жена Тарквиния Гордого, Лукреция – Тарквиния Коллатина. Обе женщины – царского рода. Обе женщины активно участвуют в борьбе вокруг римского престола. О других женщинах этого времени Т. Ливий ничего не говорит (Античный Рим 6 века до н.э.).

4. Рядом с Амазалунтой находится ее сестра Матасунта. Обе женщины принимают активное участие в управлении Римской империей. О других женщинах, игравших важную роль в политической жизни. Италии, ничего не сообщается (Средневековой Рим 6 века н.э).

5. Лукреция (6 век до н.э.) покончила жизнь самоубийством. Туллия изгнана. Амазалунта (6 век н.э.) убита. Мужчины как бы не существуют в царском доме.

6. В 534 году н.э. Амазалунта предоставляет готу Теодату титул короля, а самую же власть удержала за собой. Что это означает как не единовластное правление? По получении короны Теодат убивает Амазалунту. Именно смерть Амазалунты вызывает известную Готскую войну.

7. Когда известие о самоубийстве Лукреции доходит до народа, возмущенная толпа лишает царствования Тарквиния Гордого, а его брата с женой и детьми изгоняет. Вспыхивает Тарквинийская война. Попробуй народ лиши царя власти после того как началось книгопечатание.

8. Начало гражданской войны Плутарх объясняет именно смертью Юлии (Юлия и Помпея –жены главного царя), а воюют Юлий Цезарь (Цезарь – прозвище) и Помпей. Какого черта воевать из-за «очередной» жены царя? Жен много, а царь – один. Тут уже видна подделка Юлии на Юлия.

9. Антонина – жена Велизария – одна из центральных фигур Готской войны 6 века н.э. Антоний – первый и ближайший приближенный Юлия Цезаря, один из основных персонажей гражданской войны 1 века до н.э. Антонина неотступно сопровождает Велизария. Антоний всегда рядом с Юлием Цезарем. Антонина – знаменитая проститутка Ромеи. По Прокопию, она – проститутка №2 вслед за проституткой №1 – Феодорой (женой Юстиниана). Антоний – знаменитый развратник Рима. Тут уже совсем не поймешь, где мужчина, а где – женщина. Явная попытка переделать матриархальное право на патриархальное с наименьшими историческими издержками. Притом, проститутка – это так свойственно матриархату судя по богиням-матерям времен Афродиты. Неужели не видна настоятельная необходимость затолкать всю эту информацию как можно дальше в «древние времена»?

10. Женой главного царя Юстиниана (главный царь – это один из двух царей, Рима и Константинополя, то есть из двух царей - главный) была знаменитая гетера Феодора. В описании Прокопия Феодора – императрица Ромеи. Правильно и писал Прокопий, только потом вместо нее вставили в историю ее временного мужа, да еще и приписали ему создание юстиции.

11. Между тремя богинями происходит спор, кто из них лучше, красивее? Парис выбирает Афродиту. И началась Троянская война. Не богиней только была, значит, Афродита, а еще и нормальной, живой царицей. Ведь тогда, даже и позже, в Древнем Риме «должности» царя и бога совмещались. Потом их переделали в «только» богинь. Но если Троянская война соответствует согласно «новохронам» и Тарквинийской, и готской, и крестоносной войне, то и всех этих цариц надо подтягивать в хронологии к 14-15 векам. 

12. Оскорбив жену, царь Кандавл подписывает себе смертный приговор. Жена, заметив присутствие любовника Гигеса в своей спальне, заставляет его убить мужа-царя. Происходит смена царской династии. Нормально себя ведет женщина, как и положено всевластной царице.

13. В 14 веке есть знаменитая женщина Матильда, жена Людовика Бургундского. Во время второго нашествия персов на Грецию «во главе греческих ополчений стоял талантливый полководец Мильтиад, долго живший в Персии».  Матильда – победтельница в войне, дальнейшая ее судьба трагическая. Суд над Матильдой. Мильтиад – победитель в войне с персами, дальнейшая его судьба – трагическая. Суд над Мильтиадом. «Служительница храма подземных богинь показала Мильтиаду священные предметы, которые не подобает лицезреть ни одному мужчине» (Геродот). Новохранистов в этом примере интересовал факт использования одного и того же случая несколько раз для раздувания истории и отправления в древность неудобных событий. Меня же в этом заинтересовал «женский вопрос». Этот пример ярко иллюстрирует то, что и в 14 веке все еше существовал матриархат, хотя бы в царских семействах. И его надо было срочно уничтожать.

В дополнение к «новохрону-2» из Джонса «Гибель античного мира»:

14. «Константин (Великий, основатель Константинополя) был старшим сыном Констанция от служительницы по имени Елена. Когда Констанций стал цезарем, ему пришлось развестись с Еленой и жениться на дочери Максимина Феодоре, а маленький Константин был отдан на воспитание при дворе Диоклетиана». Похоже, что это та самая императрица-проститутка Ромеи. И не императоры царствовали, а императрицы.

15. «Причиной вторжения (Атиллы) послужил безрассудный поступок Гонории, сестры Валентиниана III, которая в бешенстве от того, что ее выдали замуж за нелюбимого человека, послала Атилле свое кольцо и письмо, в котором просила о помощи». Во-первых, Гонорию Гонорием заменить пара пустяков, тем более что и Гонорий императором был. Во-вторых, это же просто детская сказка, как если бы молодая леди Клинтон вызвала на подмогу нашу армию, если, не дай бог, бывший президент США выдаст ее замуж не за того, кто ей мил.

16. Когда умер Зенон, право выбора наследника вновь перешло к сенату, который передал это дело на рассмотрение императрице Ариадне. Ее выбор пал на пожилого служителя суда Анастасия, за которого она вышла замуж». Опять все шито белыми нитками. Какого черта сенат «передал право» вдове, что у самого ума не хватило? Притом выбрала она какого-то безродного старика, а потом вышла за это старое чучело замуж. Дура, и сенат всем своим составом дурак.

17. Юстиниан применил к арендаторам земли (фактически рабам) правило, по которому дети свободных матерей получали свободу, даже если их отцы принадлежали к арендаторам. Это очень сильный аргумент, безапелляционно утверждающий, что женщина главнее мужчины. 

18. Парфенон в 12 веке действует как латинский храм Девы Марии, то есть античная Афина = средневековой Деве Марии (построен в 1363 году). Знаменитый Парфенон, построенный якобы в античную эпоху, затем надолго исчезает с исторической арены вплоть до средних веков и является из небытия лишь в 14 веке н.э. при Нерио. Опять царица впереди царя.

19. Античные историки много говорят об участии финникийского флота в войне 490 года до н.э. Финикия выступает на стороне Персии против Греции. Но Финикия – это средневековая Венеция. А Древняя Персия – это Франция. Маргарита переделана в перса Мардония, зачинателя и вдохновителя греко-персидских войн. Венеция своим флотом поддерживает французов-персов. Здесь главное, что опять царица переделана в царя. 

Напишу крупными буквами: В библейской же истории нет цариц, только цари, как и положено иудеям. Хотя  я нисколько не сомневаюсь, что они там были, только очень давно, когда они еще не двинулись завоевывать мир торговлей и деньгами. Поэтому они очень удивились такому «беспорядку» и, будучи людьми умными и грамотными, принялись искоренять эту скверну, чтобы свои жены не занялись эмансипацией. И добавлю нормальными буквами, что постепенно времена Моисея подтягиваются к временам Козимо Медичи, к временам борьбы с ведьмами. Об этом и сообщу далее словами из «новохрона-2».

 

«Сокращение» истории

(по книге «Русь и Рим»)

 

Юстиниан-законодатель, он же троянец, он же гот, воюет с Италией и терпит поражение. Заметьте, не с кем-нибудь, а именно с Италией, то есть с Медичи, по-моему. Это вызывает бегство (исход) троянцев из Трои (он же Константинополь, Царьград). Это же относится и к бегству тарквинийцев. Троянец Эней прибыл на корабле в Италию, его внук Ромул основал Рим. Эней попал и в любовники Афродиты. Троянская = готской = тарквинийской войне, она же и взятие Константинополя крестоносцами в 1204 году. Думаю, что не 1204, а в 1453 году. Эта же война описана Иосифом Флавием, как иудейская война. Эта же война впитала в себя и некоторые события 13 века в Италии. Здесь, в Константинополе находится и Неаполь (Новый город). Тарквинии – северяне, не итальянцы. Итальянцы ведь это самые южане, то что севернее – это уже Флоренция.

Разорится Троя в царство Давида, время победы царя Иудейского (богославского) над Израилем, богоборческим царством. Под Иудейским царством «новохрон-2» понимает Священную римскую империю германской нации 10-13 веков. Под Израильским царством понимаются эти же события средних веков, но берутся римские правления тех же императоров 10-13 веков (римские коронации германско-римских правителей).

Авторы пишут: «Согласно нашей Схеме хронологических сдвигов, лишь с 9-10 веков н.э. начинается дошедшая до нас письменная история цивилизации (выделено курсивом везде авторами «новохрона-2»). События ранее 9 века практически не нашли отражения в сохранившихся письменных источниках. Возможно, сама идея письменности зародилась лишь в это время или незадолго до него. А потому события ранее 9-10 веков н.э., к сожалению, не были записаны  и сегодня мы не можем их реконструировать».

Здесь же они указывают: «Напомним еще раз, что в средние века Южная Италия называлась Великой Грецией». А как же ей еще называться, если выше я второй этап торгового освоения Средиземноморья евреями (южные берега) направил как раз в Южную Италию (Сицилия, Мальта, Калабрия). А греки и евреи – это одно и то же.

В античной Греции эпоха тиранов совпадает с библейским периодом. Греческий Солон равен Иудейскому Соломону по законотворчеству. Значит Соломон жил в 9-10 или 12-13 веках. Тирания Писистратидов Древней Греции (560-510 гг. до н.э.) совпадают с Тарквинием Гордым в Риме. Обе тирании свергают и начинаются республики. Сначала свергателей тираний обвиняют в обоих случаях, а потом возвеличивают (Брута).

Соломон накладывается на Юстиниана II Законодателя. Солон в Древней Греции – законодатель. Библия описывает готско-троянско-тарквинийскую войну как исход иудеев (богославцев) под предводительством Моисея из Миц-Рима. Моисей – дубликат Юстиниана и Соломона. Гомер – это Сент-Омер (Saint Homer) – важная фигура в Италии и Греции 13 века. Был маршал Сент-Омер. Род Сент-Омеров принимал активное участие в крестовых походах, а Гомер был участником Троянской войны.

Практически все версии Готской, Троянской и Тарквинийской войн включает в себя легенду о женщине. Похищение сабинянок в начале царского Рима  8 века до н.э. (Ливий). В конце 13 века франки и каталанцы захватили Афинское герцогство и поделили между собой жен и дочерей рыцарей, убитых при Кефиссе. Но битва при Кефиссе была и в эпоху римского императора Суллы (Плутарх). Грегоровиус резюмирует: «На берегах Кефисса повторилась судьба войска Митридата, которое Сулла загнал когда-то в эти же болота». Но, Южная Италия – это Великая Греция. Но Парфенон в 12 веке действует как латинский храм Девы Марии, то есть античная Афина = средневековой Деве Марии (построен в 1363 году). Знаменитый Парфенон, построенный якобы в античную эпоху, затем надолго исчезает с исторической арены вплоть до средних веков и является из небытия лишь в 14 веке н.э. при Нерио.

Античные историки много говорят об участии финникийского флота в войне 490 года до н.э. Финикия выступает на стороне Персии против Греции. Но Финикия – это средневековая Венеция. А Древняя Персия – это Франция. Маргарита переделана в перса Мардония, зачинателя и вдохновителя греко-персидских войн. Венеция своим флотом поддерживает французов-персов.

Сделаю свое примечание. Греки же тогда получаются византийцами. Тем более что по официальной истории византийские императоры ни с того, ни с сего, дали очень большие торговые льготы венецианцам, в ущерб своим городам.  Я об этом писал в разделе «Византия по традиционной истории».

Средневековые 300 рыцарей герцога Жана ла Роша равняются знаменитым античным спартанцам царя Леонида. Ни Гомер, ни Ливий не повинны в том, что хронологическая школа Матфея Властаря – Скалигера – Петавиуса неправильно датировала их подлинные документы и описанные в них подлинные события. То есть, говорю я, что при «переводе, правке и отдаче в печать Гуттенбергу» платоновская академия имени Медичи, отправляла эти события в древность раза по три, в разные времена.

То, что будет приведено в этом абзаце, мной только что исследовано, но я приведу его все равно. Античный Платон Древней Греции (428-347 годы до н.э.) точно совпадает с Гемистом (второй, сходный – греч.) Плетоном  (умер около 1450 года н.э.). Согласно традиционной истории учение Платона умирает, а потом возрождается в знаменитом неоплатонике Плотине (205-270 годы н.э.). Затем и неоплатонизм Плотина тоже умирает, чтобы уже в 15 веке н.э. воскреснуть в другом знаменитом платонике – Гемисте Плетоне. Средневековая греческая история, объявленная потом античною и отодвинутая в глубокое прошлое, стала впервые формироваться во Флоренции в 14 веке н.э. Опираясь на традиционную историю, Козимо Медичи пришло в голову восстановить на Арно платоновскую академию, но уже с Плетоном во главе. Именно из Флоренции началось первое распространение древнегреческой литературы по Европе. Впервые рукописи древнего Платона появляются из якобы небытия именно в 15 веке н.э. – как раз в самый пик деятельности Плетона. Плетон организует во Флоренции плетоновскую академию – точный аналог древней платоновской академии. Знаменитый труд Платона «Государство» превосходно сохранился и дошел до наших дней сквозь чудовищную толщу столетий, а вот труд средневекового Гемиста Плетона «Учение о государстве» до наших дней не дошел, якобы сгорел.

Падение Византии и Греции в 15 веке (1453 год), образование Османской империи вызвали к жизни знаменитый «средневековый эллинизм», распространившийся начиная с середины 15 века на всю Европу. Авторы «новохрона-2» словами Григоровиуса: «С момента падения Эллады история греков раздваивается: одна половина живет в их порабощенном отечестве, другая в изгнании. Подобно евреям после падения Иерусалима (абсолютно верное сравнение! Хотя его автор, по-видимому, не отдавал себе в этом отчета. – Авт.) они стали массово выселяться в чужие страны. Запад принимал их гостеприимно: их военные служили в европейских войсках… Их духовная аристократия находила убежище в столицах, в учебных заведениях Италии, снова перенося сюда греческую литературу».

Турки (персы) как в мифической истории Филиппа II и его сына Александра Македонского, так и в 15 веке при основателе Оттоманской империи Магомете II, были веротерпимы и греки не утратили национальную самобытность и религию. В крестоносную эпоху 10-15 веков о Греции вообще ничего не слышно. Но это и понятно, ведь Геродота, Ксенофонта, Фукидида, Аристотеля, Платона, Аристофана и других историков отправили из 10-15 веков в далекую древность. И без них в этих средних веках стало пустынно, добавлю я.

Краткие сведения о библейской истории. Единые правители Римской империи: Аврелиан = Сулла = Саул; Диоклетиан = Помпей = Давид; Констанций Хлор = Ю. Цезарь = Соломон. Далее идут те, при которых государство распадается. Константин I основывает Новый Рим. Возникает арианство, другие христиане рассматриваются как еретики. Существует только бог-отец. Империя распадается на Восточную и Западную. Константин I (борьба) = Лициний = Ировоам I (основатель ереси Ировоама). Он перенес столицу в Сихем. Единое библейское царство делится на два: Иудейское (богославское) и Израильское (богоборческое). Ировоам во главе Израиля (богоборцев) ведет борьбу с Иудеей (богославцами) во главе с Ровоамом.

При Константине I империя разделилась на 12 диоцезов (областей), что соответствует разделению израильтян (богоборцев) Ировоама на 12 колонн. При сыне Константина I Констанции II прибавился 13 диоцез, в богоборческом царстве Израиле прибавилась 13 колонна. Параллелизм доходит до Ромула Августула, что равно Осии (богоборцу, израильтянину).

Богоборческое (израильское) царство отражает «романизированную» историю Римской империи 10-13 веков, а богославское (иудейское) – «германизированную» историю римско-германской империи 10-13 веков.

Риторический вопрос авторов «новохрона-2»: «Как выучить наизусть и запомнить на всю жизнь семьсот страниц гомеровских поэм? Слепой поэт много раз пел своим слушателям две поэмы. Слушатели в конце концов выучили их наизусть. Поэт умер. Но остались его сограждане, запомнившие слово в слово 700 страниц текста. И пошло от родителей к детям. И так продолжалось несколько сотен лет. Притом все певцы, а их должно быть много, пели согласованно один и тот же текст. В 1488 году во Флоренции выходит первое печатное издание Гомера на греческом языке. Где же, в каком архиве недвижно пролежал около двух тысяч лет пыльный гомеровский текст?».

Кроме этого вполне справедливого и остроумного замечания я впервые увидел еще одну интересную вещь. Оказывается, Гомер впервые напечатан в 1488 году и не где-нибудь в Германии, а именно во Флоренции. А если во Флоренции, то это издание не могло пройти мимо Платоновской академии Медичи. Медичи – отец страны умер в 1464 году, «инструкцию по борьбе с ведьмами» начали печатать чуть ли не ежегодно с 1486 года, очередь до Гомера подошла в 1488 году. Темна и история жизни самого Гуттенберга, многие годы его жизни – неизвестны. Известно только, что Гуттенберг получил очень значительную сумму на свои эксперименты от очень богатого человека, но тот составил так хитро договор с ним, что Гуттенбергу впоследствии ничего не досталось от его изобретения. Непонятно также как попало так быстро изобретение Гуттенберга во Флоренцию, ведь станок был сделан в единственном экземпляре, притом в Майнце (Германия) в 1450 году. Уж не Козимо ли Медичи его облапошил, не дав Гуттенбергу развернуться с печатанием того, чего Медичи не хотел печатать? Гуттенберг умер в 1468 году, пережив Козимо Медичи на 4 года.

 

Кто такой римский император Марк Аврелий?

 

Царствованию Марка Аврелия я посвятил много места в своей работе. Это вызвано следующими обстоятельствами. Во-первых, есть очень хорошая книга Эрнеста Ренана о раннем христианстве, из которой я много узнал интересного. Во-вторых, Марк Аврелий был великим демократом и последователем греческих философов, вел борьбу с христианством. В третьих, Царствовал Марк Аврелий вскоре после Рождества Христова по историческим меркам, а именно с 161 по 180 год новой эры. Внимательно изучив «новохрон-2», в котором даются исторические параллелизмы, я пришел к выводу, что надо бы показать, с кого именно «списан» Марк Аврелий? Вот что я накопал в «новохроне-2».  Ниже будут по порядку перечислены все правители и царства-государства-империи, которые «отображают» Марка Аврелия. Вернее, не его именно отображают, а, наоборот, с кого именно он последовательно списан и отправлен вглубь истории? Начну, естественно, с древности, от самого Марка Аврелия. Итак.

1.   Марк Аврелий (161-180 гг. н.э.). Он царствовал по классификации авторов «новохрона-2» в Римской империи Цезаря, империи II, которая просуществовала до 3 века н.э.

              2.   Марк Аврелий почти целиком, за мелкими исключениями, списан с царствования Валентиниана III (423-455 гг.н.э.) в Империи Диоклетиана, она же Римская империя III, существовавшая с 270 по 526 год. Далее я не буду специально указывать «новую» эру, так как от этих букв с точками рябит в глазах. Буду указывать специально только «старую эру», когда она мне попадется.

3.   Но, в это время упомянутого Валентиниана уже произошло разделение единой Римской империи на Восточную и Западную, поэтому Валентиниан III царствовал в Риме на Западе, а на Востоке, в Константинополе, у него имелся официальный соправитель Феодосий II (408-450 гг.). Феодосий II принадлежал к Восточной Римской империи 4 -7 веков. Поэтому, надо полагать, что некоторые черты портрета  и Феодосия достались Марку Аврелию.

Но, Валентиниану III соответсвуют по событиям и длительности правлений сразу несколько более «молодых» императоров, а именно четыре:

4. Генрих VI (1169-1197гг.) из Римско-германской империи 10-13 веков Гогенштауфенов Швабской династии.

5. Генрих VI (1191-1197гг.) из Римско-германской империи 10-13 веков Саксонской династии. 1191 год – коронация Генриха в Риме.

6. Генрих VI (1191- 1197гг.) из просто Римской империи 10-13 веков.

7. Оттон IV Гвельф из той же самой Римской империи  10-13 веков, который правил ею несколько позже, а именно с 1201 по 1217 год. По другой же версии с 1197 по 1218 год. По третьей версии он правил не в Римско-германской империи, а в Священной Римской империи германской нации в Италии, которая у авторов «новохрона-2» тоже называется Римской империей 10-13 веков.

Таким образом, у Марка Аврелия уже шесть «прототипов», он сам седьмой. Однако пойдем дальше к нашему времени.

8. У Генриха VI по пункту 4.2, того, что из Саксонской династии, в свою очередь, тоже есть прототип, а именно Фердинанд I из империи Габсбургов (Австрийский дом), правивший в этой империи с 1556 по 1564 год.

9. А у самого Фердинанда I тоже есть прототип, а именно московский царь Иван V (1563-1572). В русской истории он неизвестен. В приложении 2 мной из «новохрона-2» приведена история этого царствования, когда от имени малолетнего Ивана правили Захарьины-Романовы, будущая династия.

Всего у Марка Аврелия оказалось восемь прототипов, в том числе и наш православный царь-малец в третьей четверти 16 века. Этим, пожалуй, авторы «новохрона-2» и испортили весь аппетит мне, так как это уже не лезет ни в какие ворота. Вы только подумайте, великий император древности и наш слабовольный юнец, которым Захарьины-Романовы вертели во все стороны. Вы только почитайте об этом. Фердинанд тоже, конечно, не подходит для Марка Аврелия. Марк Аврелий написал знаменитую демократическую книгу «Думы», а эти молодые ребята и писать-то по-хорошему не умели. Но, замечу, что в этом параллелизме, не будь там нескольких юнцов, что-то есть. Чем дальше в древность, тем больше сходства между царями, тем больше они и обстоятельства, окружающие их, мелькают как в калейдоскопе, картинки повторяются.

Я не сомневаюсь, Вы знаете, что Марк Аврелий был не первый император на нашей грешной земле. Недаром я до этого отказался от метода летосчисления типа «до новой эры» или кратко «до н.э.», то есть от нуля до минус бесконечности, где за нуль взято Рождество Христово. Вот на параллелизмы житий в «минусовых» годах обратили внимание далеко не первые авторы «новохрона-2», здесь многие обращали внимание на эти странные штуки, начиная с великого Ньютона. Я буду изымать из небытия «параллели» Марку Аврелию, уж очень он мне полюбился, демократ в императорской короне.

Во-первых Тарквиний Древний, по градации авторов «новохрона-2» император Римской империи I (по Титу Ливию). Новохронисты считают, что он очень похож на моего любимого Марка Аврелия. Он являлся основателем династии Тарквиниев. Старше его были только цари Древнего Рима от Ромула до самого Тарквиния Древнего, то есть 8-6 века до н.э. Правда, он «соответствует» не самому Марку Аврелию, а Валентиниану III, но вы же понимаете, что раз Валентиниан соответствует Марку, то и сам Тарквиний должен соответсвовать Марку.

Во-вторых, принимая во внимание идею авторов «новохрона-2», что Древняя Троя «соответствует» одновременно и времени от Ромула до тарквиниев, и династии императора Константина Великого, а там и был Валентиниан III, я могу сказать, что и в Древней Трое найдется кто-то родственный моему любимцу Марку Аврелию.

В третьих, Валентиниан III «соответствует» царю израильтян-богоборцев Менаиму, поэтому сам Менаим должен соответствовать моему Марку Аврелию. А последним царем Израиля был Осия, «равный», в свою очередь, Ромулу Августулу, которого победил Одоакр из Германии. А Карл Анжуйский, сами понимаете, француз, «равен» царю Иудеи (богославцев) Иосии.  Но Карла Анжуйского я не просто так вытащил, перед ним царствовал или императорствовал Генрих VI, упомянутый немного выше и сразу в трех лицах. Значит, в моем Марке Аврелии и французская кровь есть. В общем, получается так, что сотни царей, королей и императоров  жили практически одновременно в том небольшом древнем мире как в коммунальной квартире. Они точно так же ссорились, мирились, делали заговоры и кидали противникам в кастрюли на кухне соль пригоршней.

Вы посмотрите только: иудей Ровоам, а израильтянин Ировоам. Иосия – иудей, а Осия, наоборот, по изъятию буквы – израильтянин, хотя надо бы по смыслу наоборот. Ровоам же (без буквы) – иудей, а Ировоам (с буквой) – израильтянин. Так мало евреям было этого, они еще и Озию придумали, чтобы все путали с Осией и Иосией. А теперь заметьте себе, что еврейское письмо очень просто обходится одними согласными буквами, а гласные очень хорошо, легко «подразумеваются». А теперь напишите на бумажке согласными буквами Ровоам – Ировоам, а потом Озия – Иосия – Осия. Получится же «рвм» – «рвм», «з» - «с» – «с». А к ним можно теперь прибавлять любые гласные, даже две к ряду, как у скандинавов. А теперь давайте проверим сколькими типами букв и буквосочетаний можно интерпретировать в одной Европе буквы «с», «з», «в» и «р»? Выйдет много вариантов. Я уже не говорю о таких буквах как «Ы», «Ж», «Ш», а особенно «Ч» и «Щ». Для последних, по-моему, и четырех знаков мало.

Библия впервые напечатана во множестве экземпляров в 1455 году. Поэтому с этого времени радикально «поправлять» ее стало невозможно, даже через сжигание согласно «Индексу ложных книг». Все, что было до этого в рукописном виде, отредактировали во Флоренции в Платоновской «академии» под руководством основателя католицизма Козимо Медичи Старшего и его наследниках. Все, что было до Козимо, надо было или забыть, или представлять так, как представил это себе Медичи. Все, что было до основания католичества, в том числе первичное христианство, иудаизм, начало интеллектуальной деятельности, борьбу за патриархат, даже его полную победу, надо было отправить далеко назад, чтобы не мешалось под ногами, чтобы люди привыкли думать: все существующее сегодня существует очень давно. Гуттенберг в этом очень помог. Но на какой черт, вы спросите, потребовалось выдумывать иудейское и израильское царства в таком виде, в каком они представлены нам сегодня? Какая-то основа, конечно, была для этого в самой Библии, текст которой мы никогда не узнаем, но ее второпях так разукрасили, что не догадались как следует изменить имена действующих лиц царствований. Получилось плачевно, но кто же всерьез принимает в мире эти сказки кроме ученых? Но, очень торопились начать новую жизнь на Земле, как при создании самого христианства, поэтому и получилась такая дурно пахнущая безалаберщина. Иудо-израильские же войны представили так широко, потому что нужен был прецедент борьбы католичества с православием. Так же как понадобился лже-Платон для «доказательства» безоговорочной веры. Все то, что не нравилось в современном мире захватнического католицизма, но нарождалось (философия, гражданственность, матриархат, права человека на земле, а не на небе и так далее) было отправлено как можно дальше в глубь веков, чтобы начать католичество с чистого листа, с новой эры. И сама отрицательная эра была придумана во многом благодаря этой идеологии. Но перестарались, думалось, что новые исторические факты в новой эре не будут так быстро накопляться, не учли ускорение научно-технического прогресса. И буквально через сто лет оказалось, что наступил разрыв времен. Сведений, отправленных в древность, оказалось так много там, а сведений новой католической веры так много накопилось в короткий срок, что средние века оказались совершенно голыми в событийном плане. «Основоположники скончались, не догадываясь о конфузе, а новые идеологи засуетились, но ничего лучшего придумать не смогли, как внести термин «мрачного средневековья» сравнимого с абсолютным нулем физика Кальвина (минус 373 градуса по Цельсию) или звездой – черной дырой, когда всякое молекулярное движение останавливается, а электроны вообще падают на атомное ядро. Кое-что туда отправили для заполнения пустоты, что в современности не нужно было, например ту же борьбу с ведьмами, или нормальную философию Аристотеля, но разве этими крохами заполнишь такую яму-прорву? Замечу, что вся историческая наука, теперь уже без исключения, была сосредоточена только в церкви. И наступило не Возрождение, как нам врут, а именно мрачное средневековье, когда ученых, не то сказавших или написавших, вели на костер вместе с женщинами. Сразу и вдруг все это закрепилось благодаря печатному станку Гуттенберга. С его же помощью издали и «Индекс ложных книг». На отобранные у бесправного народа деньги начали меценатствовать у себя во дворцах, для себя, а мы сегодня ахаем при виде этих диковинок. Научно-технический прогресс ведь не стоял, остановилась же только история.

 

Историки «современные»

 

Ведь никто из профессиональных историков не усомнился ни в истории, ни в ее хронологии. Напротив, люди, далекие от истории, читая их галиматью, начинают сомневаться, а потом и пытаться исправлять явную несуразицу. Не историк Ньютон начал, притом почти сразу, как история и хронология были «упорядочены» Скалигером с подачи Козимо Медичи. Потом был Э. Джонсон, не историк. Потом не историк Морозов в основном перевернул представление о традиционной истории. Потом взялись за это же дело математики (новохрон-2). Я тоже не считаю себя историком, ибо я горный инженер.

Кстати, о Скалигере, основателе современной хронологии. Юлий Цезарь Скалигер родился в семье итальянского врача в 1540 году. В 1525 году его отец Иосиф Скалигер эмигрировал во Францию и Юлий Цезарь родился там. В 19 лет (1559 г.) посвятил себя изучению греческого языка, латыни, еврейского, арабского, сирийского, персидского языков. Затем оказался протестантом и в 1562 году, спасаясь от преследований после Варфоломеевой ночи, оказался в Лейдене, там и умер в 1574 году (Британика). Биография мне кажется выдуманной, чтобы не походил на католического кардинала как Кузанский, якобы из Кузы, но жившего в Италии при папе Римском. Главное что он сын итальянца все-таки. А итальянцы – все католики, даже сегодня.

Почему же сами историки не видят вопиющих противоречий, прущей через край искусственности, несопоставимости событий, эту же, едва заполненную зловонную яму «мрачного средневековья», что же они не покопаются в ней? А только нанизывают и нанизывают всевозможные подробности на жизнь и без них очень известных древних царей, скоро заполнят событиями до отказа каждый прожитый их день и примутся за записывание и «интерпретацию» их сновидений, потом за их слуг, любовников и любовниц. И так до бесконечностей, вплоть до истории Буцефала Александра Македонского, жеребца.    

 Если подумать, то, как их не понять, бедных, понимаю. Когда они учатся еще в школе и влюблены в историю, то читают все подряд историческое, а потом спрашивают школьную учительницу, которая уже знает меньше их. А та не знает, что ответить, как объяснить то, чего не знает сама, поэтому такому любознательному юнцу советует забыть все, что он узнал, а запомнить только то, что она на прошлом уроке им всем докладывала. Это первый облом. Вторых и тысячных обломом в точно таких же ситуациях у него будет каждый божий день, когда он поступит в институт на исторический факультет. На свежий его взгляд он заметит все то, что здесь мной написано, наверное, даже больше, и он все это будет пытаться выяснить в дискуссии со своим преподавателем. А преподаватель лет сорок назад уже вымуштрован на «основополагающих истинах» и повелит ему, так как не может объяснить, выбросить все это из головы, а лучше написать реферат про упомянутого Буцефала, да поподробнее, начиная со дня, когда мама-кобыла жеребилась им. И если мой любознательный студент приврет, но складно, сославшись без всякого основания на Геродота, он поставит ему отлично. Это, если преподаватель добрый, снисходительный.

Принципиальный же наорет, произнеся: как смеешь ты, щенок, ниспровергать авторитетов, каковым для тебя являюсь я, так как написал монографию на 8-стах страницах как раз по этому поводу. Это если от него ушла принужденная за «академическую» тройку любовница 18 лет от роду, студентка. А если она еще при нем, так как забыла дома зачетку, то он посоветует не задумываться об очень сложных вещах, так как можно свихнуться, например, как если сильно уж задуматься о бесконечности Вселенной. Потому что здоровому головой человеку никогда не понять, что такое бесконечность вселенной, больные начинают понимать. На четвертом, а особенно на пятом курсе, такие «глупые» вопросы больше не обсуждаются с преподавателем, а с другими студентами некогда обсуждать, надо бежать на дискотеку. На выходе из института историк уже представляет собой лошадь, крутящую по кругу ворот с бадьей из шахты, как было сколько угодно лет назад, до новой эры.

Это я описал нормального студента, который, став историком с дипломом, идет работать, например, в исторический отдел ЦК КПСС или научно-исследовательский институт от того же ведомства. Он будет ходить, и тянуть за собой ворот с бадьей хоть по часовой, хоть против часовой стрелки и с наперед заданной скоростью, как скажут. Упрямых же молодых специалистов, желающих открыть новый мир, мало. С ними справляется научный совет при присуждении ученой степени, члены которого, все как один, хорошо знают предмет, вернее непререкаемые его истины. Поэтому доказать им что-либо новое невозможно, и ученую степень получить от них невозможно. А без ученой степени кто же будет слушать тебя, и печатать в исторической периодике «такого» специалиста. Но, большинство людей, получивших звание историка, любят получать надбавки к заработной плате, так как у них семья и дети, поэтому они могут доказать все, что прикажет «спонсор», в истории же много примеров софизма.

Потом проходит молодость, знания закаляются как сталь, и тогда их садят в ученые советы и дают звания академиков. Некоторых даже временно садят в тюрьму для острастки, чтобы знали, с кем имеют дело. Вот покойный «совесть русской интеллигенции», всю жизнь изучавший через лупу Несторову летопись, так и не заметил там махровую подделку, видимую невооруженным глазом. Вот и все объяснение, жизненное.

Теперь пришла пора рассмотреть книгу А. Х. М.  Джонса «Гибель античного мира», изданную в Ростове-на –Дону, издательство «Феникс», М., «Зевс». 1997. (Оригинал 1966 г.). Я буду приводить отдельные сведения из нее, не ставя текст иногда в кавычки, так как предложения буду сокращать, слишком уж они красноречивы. Итак, временной интервал этой книги 3 – начало 6 века, то есть несколько позднее Марка Аврелия, но раньше Козимо Медичи, как раз во времена выдуманного «среднего платониста» Плотина (Plotinus).

 «Население Константинополя во время правления Юстиниана, если судить по количеству ежегодно импортировавшегося зерна, составляло около 2/3 млн. человек. Александрия, судя опять же по поставке зерна, было вполовину меньше. А население Антиохии, согласно Ливанию, составляло 150 тысяч человек. Было еще несколько городов с таким же количеством населения, таких, как Карфаген и Милан. Население Египта, не считая Александрии, было 7,5  млн. человек в I веке нашей эры и, похоже, не сильно увеличилось в течение последующих нескольких веков. Население Галлии – области между Рейном, Атлантическим побережьем и Пиренеями – доходило до 3 млн. человек». Вот это и есть сказка «про Буцефала».

 «Он (Нерва) и три последующих императора выбирали своих наследников из числа сенаторов и провозглашали их своими сыновьями. Сенат получил веру в то, что у власти находится лучший человек, а армия принимала эту фальсификацию наследственной передачи трона». За каких же дураков их всех надо считать? А я уже не раз доказывал, что так называемые «примитивные» люди были ничуть не глупее нас с вами. Скорее всего, здесь попытка скрыть наследование императрицами от императриц.

«Он (Диоклетиан) запрещал кровосмешение под угрозой самых жестоких наказаний на основании того, что бессмертные боги могут из-за этого отвернуться от империи». Когда я это же самое правило провозглашал от имени геронтократии Австралии, запретившую инцест, вы, наверное, похохатывали скептически. С тем же успехом можно посмеяться и над Диоклетианом. Ведь кроме нарождения плохих воинов у него не имелось никаких доводов против инцеста, такого распространенного и удобного в древнем обиходе. Вот и пришлось ссылаться на богов. А подданные ему, я думаю, не верили, ибо все их предки этим занимались, и в этом не было ничего «особенного». Но если взглянуть на диоклетианово запрещение инцеста с точки зрения новой хронологии, с точки зрения того, что было рассмотрено выше, то получается, что с прибытием торгового племени в Средиземноморье, здесь не только матриархат процветал, но и инцест.

Константин Великий родился 17 февраля примерно 290 года от «служительницы Елены и Констанция». Когда Констанций стал цезарем, Константин был отдан на воспитание при дворе Диоклетиана. Здесь он дослужился до должности трибуна. Затем Константин «улизнул» из дворца императора и присоединился к отцу, когда «тот уже готов был начать кампанию против Британии. Констанций умер 23 июля 306 года, и «армия провозгласила Константина цезарем», впервые увидев его. В 16 лет что ли? Он же только прибыл к папе своему, «улизнув» из диоклетианова дворца. Там что, в армии, дураки что ли одни? Но и это еще не все. Константин присоединился к отцу, скажем в 15 лет, за год до смерти Констанция. Значит «улизнул» он из двора Диоклетиана-Галерия тоже в 15 лет максимум. Когда же успел он «дослужиться до должности трибуна»? В пеленках что ли? Видите как историков обучили не замечать бьющую в глаза чушь? Кроме того, «детей от служительниц» у военного должно быть столько, что он счет им должен потерять.

«Одним из замыслов честолюбивого Константина (шестнадцатилетнего парня) было завоевание соседа Максенция. Нет оснований сомневаться в следующей истории, рассказанной им под клятвой Евсевию через много лет: как-то, кочуя со своей армией где-то в Галлии и размышляя о шансах на успех, если он нападет на Максенция, Константин вдруг увидел на солнце светящийся крест». Все, остальную свою жизнь он посвятил христианству и стал Великим. Джонс: «Он немедленно послал всем церквам щедрые денежные дары и освободил духовенство от исполнения обязанностей куриалов…, потому что совершение величайших поклонений божеству принесет, по моему мнению, неизмеримо большие выгоды государству» (Евсевий). И это все в 16 лет. Пробыв цезарем всего два года, с 16 до 18 лет возраста, он стал императором, причем и Восточной, и Западной империй, тогда как почти все остальные были только императорами либо Восточной, либо Западной империй. Да это же стыдно даже читать, не то чтобы писать. А задубелым историкам не стыдно, они это всю свою жизнь изучали, и привыкли, как привыкают к тюрьме. Это же совершенно неправдоподобно. И запомните Евсевия, которому Константин клялся, что видел крест на солнце. Я вернусь еще к нему, ибо на этом Евсевии вся современная история основана.

«В указе по поводу празднования дня Пасхи Константин проявил самые ярые антисемитские настроения. Впрочем, здесь он был похож на брехливую собаку, которая лает, но не кусает». Это надо понимать так, что он по срокам «развел» христианскую и иудейскую пасхи на одну или две недели. При этом иудейская пасха осталась привязанной хорошо к вращению планет, а христианская – отвратительно. Даже сегодня с этим не могут справиться, несмотря на новый, григорианский календарь. А насчет «лаять и кусать», так это сами евреи и выдумали христианство для полудиких аборигенов, поэтому кусать их не за что.

«В 337 году Константин тяжело заболел. Чувствуя близкий конец, он принял от Евсевия, епископа Константинопольского, крещение. В те времена было обычным явлением для верующих христиан откладывать обряд крещения вплоть до смертного одра, так, чтобы не оставалось времени совершить грех». А народ-то крестили в младенцах, напомню. Было ему 47 лет. Из них Константинополь строил 6 лет. Только из одного этого факта истории, написанной Евсевием, не надо верить. Да ее и переписали, поди, раз десять. Скорее всего, императором-то на деле был сам Евсевий.

«Скончался Феодосий II, не оставив наследника». Подозрительно часто римские императоры умирают, не оставив наследника. Сенат избирает Марциана, служившего адъютантом Аспара (Каспара), императором. Пульхерия, оставшаяся старой девой, согласилась вступить с ним в формальный брак, предоставив ему, таким образом право наследования престола Феодосия. Для какого черта, спрашивается, если его уже выбрал сенат? «Не оставил наследника» потому, что он и не должен оставлять наследника, он же муж только, каких у ног императрицы – вся страна. Вот она-то, истинная наследница по женской линии, и выбрала из толпы красавчика-адьютанта Марциана. И сенат ей не указ. И никакого права наследования она ему не предоставляла, это историки выдумали. И он умрет «без наследника». И верно: «Марциан скончался 26 января 457 года, а 7 февраля сенат избрал на его место малоизвестного армейского офицера Льва». Уже одна его историческая характеристика – «малоизвестный армейский офицер», показывает, что его выбрала фактическая императрица для временных утех. Правда, имя ее постарались скрыть, а то как-то неудобно повторять одно и то же: «женился формально на старой деве и стал императором».

«В этом же году (474) 18 января скончался Лев I. Наследником стал его внук, который сразу же назначил своего отца Зенона соправителем и вскоре умер. Он не имел никаких наследственных прав как муж Ариадны, дочери Льва, однако ему удалось удержаться на троне в течении 17 лет». Ха-ха, да и только. Что же получается? «Малоизвестного офицера» Льва берет в мужья царица за красивые глаза, как это и описывает Фрэзер (помните?). У них родилась дочь Ариадна, прямая наследница по женской линии. Когда скончался ее папа, ей по правилам женского наследования было плевать, хотя и жалко, все-таки папочка. Вот когда умерла ее мама-императрица, то трон должен перейти к ней, Ариадне. Но ее маму вычеркнули из истории, так как она «мешает» патриархатной версии наследования. В общем, Ариадна стала императрицей, но историки это замалчивают. Естественно, что ей потребовался муж или просто мужик. Вот она и нашла Зенона, какого-нибудь красавчика из охраны-прислуги, или из парадных гвардейских офицеров. У них родился сын без имени, а просто «внук Льва». Этот безымянный внук Льва действительно должен быть как бы внуком Льва, так как Ариадна приходилась ему дочерью (мать вымарана из истории). Но какой же это был дурак, этот безымянный внук Льва. Читали ли вы хотя бы раз в нормальной истории, которую все помнят, чтобы сын, получив наследство от отца-матери, тут же возвратил его со словами: папа-мама, мне это не нужно, я скоро помру, берите все назад. Но сказать прямо и откровенно, что Ариадна царствовала 17 лет, Зенон ей пришелся по душе и она его не захотела менять на более молодого адъютанта, хотя тот и вился около нее, -  историки не могут. Ведь им приказано вымарать из истории матриархат. Патриархат должен быть. Вот тогда этого адъютанта, вознамерившегося сместить Зенона и занять его место, нам и показали как «внука Льва». И совершенно очевидно, почему Зенону «удалось удержаться у власти 17 лет», хотя он и не имел на трон права. Естественно не имел права на трон, но на постель-то имел право, как любимый супруг. Вот он и «царствовал» 17 лет, пока жена не умерла. А того адъютантика, вившегося около императрицы, по имени «внук Льва», естественно, убили, чтобы не лез, куда не следует. Может быть, сам Зенон приказал. Вот и все.     

Вы только посмотрите, как рутинно и однообразно продолжают врать историки: «Когда умер Зенон, право выбора наследника вновь перешло к сенату, который передал это дело на рассмотрение императрице Ариадне. Ее выбор пал на пожилого служителя суда Анастасия, за которого она вышла замуж». Разве человек в здравом уме, не соприкасаясь с кланом историков, может этому поверить? Ведь так и кричит этот маленький текст: Зенон умер раньше своей жены-императрицы Ариадны. И Ариадна осталась вдовой, естественно, не молоденькой, и плевать она хотела на свой сенат на правах императрицы. Она нашла походящего себе мужа опять же из своего окружения, Анастасия, и продолжила с ним вековать. Был бы жив тот молоденький адъютантик, он бы теперь состарился немного тоже, а потому могло бы и ему блеснуть счастье. Но его убрали. Можно и по поводу Анастасия кое-что сказать. Историки, устав от примитивного вранья по одному и тому же трафарету, на этот раз решили просто изменить окончание женского рода на мужской род, и вместо Анастасия написать Анастасий. Дешево и сердито, как раньше говорили.  

«После смерти Анастасия престол вновь оказался без наследника, и сенат избрал Юстина, крестьянского происхождения, поднявшегося из рядовых служащих. Он был даже безграмотным, при подписании бумаг пользовался трафаретом». Ну, это уж никуда не годится. Сенат огромной империи с ног сбился, бегая по деревням в поисках нового императора. И кого нашел? Расписаться не умеет. Какой же императрице, интересно, понравился неотесаный деревенский парень?

Господи, как не везет римским императорам. «У Юстина не было сыновей, но были племянники. Самым способным из них был Петр Сабатийский. Он был усыновлен Юстином и поэтому взял имя Юстиниан. Его расценивали как фактического правителя при условной верховной власти дяди». Это и был великий  древнеримский  законодатель что ли? «Юстиниан умер 14 ноября 565 года, не назначив наследников». Устал и я от этой галиматьи. Но пару слов сказать надо. Эта галиматья видится галиматьей, если ее выложить вот так, в сокращенном виде, приблизив всех этих императоров друг к другу вплотную. Но в истории-то они ведь не так близко стоят, страниц сто, по меньшей мере, их отделяет друг от друга. О, тогда другое дело, тогда эти краткие подробности растекаются как нефтяное пятно по воде в виде радужной пленки. Поэтому и принято в истории факты так перемешивать со «словесной рудой», что она становится просто необогатимой. Зато занимательной.

А вот следующая фраза специально внесена в историю совсем недавно, не раньше Медичи: «Когда император стал христианином, он уже не мог больше быть богом и остался лишь наместником бога. Евсевий (опять, в который уже раз, Евсевий) в панегирике, написанном на 30-летие восшествия Константина на престол, развил эту идею  и провозгласил Константина чуть ли не четвертым членом Троицы». Нас заставляют запомнить, что христианство родилось давно, троица – еще раньше, так что же вы хотите, граждане католической империи. Все преемственно, а мы тут, Медичи, не причем. Но и это еще не все. Константин умер в возрасте 47 лет, вступив на престол 18-летним. Отнимаем и получаем, что Константин не дожил до своего 30-летия царствования. 

Теперь длинная цитата, показывающая абсурдность Римской империи: «Очевидно, что представлялось невозможным для одного императора справиться с проблемами империи, тянувшейся от Британии до Тигра. Необходимы были, по меньшей мере, два императора, один на Западе и один на Востоке, для того чтобы держать в повиновении варваров на протяжении всей границы и препятствовать появлению узурпатора в заброшенных районах империи. Теоретически императоры независимо от того, были они августами или цезарями, формировали единую коалицию, которая управляла всей империей. Все законы и официальные предписания провозглашались одним императором от имени всех других, а письма, посылавшиеся императору, были адресованы всей коалиции. Преторианские префекты также представляли отдельную коалицию, совместно управлявшую делами империи, и указ одного преторианского префекта издавался от имени всех остальных. На самом деле отношения между соправителями сильно различались. Диоклетиан фактически являлся главой команды из четырех императоров, хотя юридически Максимиан был равен ему по старшинству. Констанций II держал в узде всех своих цезарей. Довольно тесно сотрудничали Валентиниан и Валент, хотя они расходились на религиозной почве. Между двумя частями существовала свободная торговля и свободная миграция. В обеих частях была довольно надежная валюта, но законы не соблюдались до конца, потому что конституции, изданные одним императором, обычно публиковались только в его части империи.  Римской империи никогда не существовало законных прав наследования трона. В соответствии со старой конституционной традицией, шедшей от принципата, избирателями могли быть сенат и народ, но впоследствии в качестве избирателя вместо народа стала выступать армия». Эту империю с полным основанием надо назвать анархией, притом самой полной анархией. Представьте себе, что в России царя ли, президента ли просто нет, есть только губернаторы. Представили. Тогда и объяснений моих не надо.

Следующая цитата, как нельзя лучше, показывает невозможность существования Римской империи: «Обычно конституция, принятая в Милане, доходила до Рима (500 км) за 3, иногда за 6 недель. Но, обычно указы, датированные летом или осенью, из Милана или Парижа не доходили до Африки до следующей весны», то есть 6-9 месяцев в пути, при расстоянии морем от Пармы до Александрии 2500 км. Тем не мене нам сообщают мельчайшие подробности существования этой империи на протяжении 3 тысяч лет. Римская империя потребовалась Медичи тоже для преемственности, дескать, так было, и так будет.

В главе «Две столицы» империи Джонс в библиографической справке к главе упоминает работу A. Chastagnel о Риме, выпущенную в Париже в 1960 году, «затрагиваюшую все аспекты системы управления», и добавляет, что «о Константинополе аналогичных работ нет». Далее следует: «Когда Диоклетиан вступил на трон, Рим был уже городом, клонящимся к упадку». Это, надо полагать, согласно традиционной хронологии было в 284 году. Совершенно же понятно, если немного подумать и сопоставить данные (хотя бы то, что Римская империя управлялась из Флоренции в 1430-1500 годах), что Римской империи приписали историю Восточного Средиземноморья. А «упадок Рима» – это его основание.  

Еще интересная справка: «Выживание Рима как великого города оказалось возможным главным образом из-за трех факторов. Во-первых, он все еще оставался сосредоточением невероятно богатых семей старой сенаторской аристократии…». «Во-вторых, римская церковь получала поддержку, огромные и постоянно растущие пожертвования». «В третьих, Рим был самым большим на Западе центром образования, литературоведения и права». Перечисленные три пункта и деревне не дадут «выживать», не то, что почти миллионному городу. Ибо богатые, что, деньги на улице раздают? А центр «образования и литературоведения» сам деньги проедает, ничего не производя, кроме исписанной бумаги. Значит, единственным источником «выживания Рима» являлась церковь, и не только за счет «постоянно растущих пожертвований», так как среди нищих, живущих на пожертвования, немного найдется богатых, способных содержать большой город. А все римские деньги церковные, как мы знаем, были у Медичи во Флоренции. Да и не римские это были деньги. Медичи на них только и начал католичество формировать, переведя его потом в Рим, который и вырос на эти деньги как из-под земли. Притом его так и строили, под старину. Я считаю доказанным, что Риму не на что было существовать в рассматриваемое время.  

Джонс продолжает, заранее обезопасив себя библиографической справкой от 1960 года: «Константинополь, напротив, был растущим городом. Константин положил начало его стремительному развитию предоставлением фискальных привилегий богатым поселенцам, которые строили в городе дома, и установлением бесплатной раздачи хлеба для более чем 80 000 человек. Ежегодная правительственная перевозка зерна из Египта доходила до 8 000 000 артабов, которых было достаточно, чтобы прокормить 600 000 человек. Кроме того, существовал частный импорт».      

 Это что же получается? Как я только что установил, Риму не на что жить кроме папского золота, которое, в свою очередь, и через 1200 лет не будет находиться в Риме, а будет лежать у Медичи во Флоренции. А на Константинополь у императоров такие огромные деньги шли, что сразу задаешь себе вопрос, а где же они их брали? Как вы должны понять, освобождение богатых людей, «строящих дома», от налогов не увеличивало, а уменьшало казну. Бесплатная раздача хлеба 80 тысячам горожан тоже не прибавляла императорскую казну. А насчет «правительственной перевозки 8 млн. артабов зерна из Египта, чтобы накормить 600 тысяч человек»  сам автор, страниц через сто, сообщает следующее: «До нас дошли точные данные диоклетиановского тарифа на передвижение: перевозка груза на осле оценивалась в 4 динария. 8 динариев стоил верблюд, способный выдержать 600 фунтов груза, и 20 динариев – повозка с грузом в 1200 фунтов. Из этих расценок можно сделать вывод, что цена пшеницы увеличивалась в два раза, если она перевозилась на расстояние 300 миль повозкой или на расстояние 375 миль верблюдом». Чтобы вы, уважаемый читатель, сразу напрочь не отбросили мысль о существовании Константинополя, Джонс добавляет: «Издержки с товаров, переправляемых морем, были значительно меньше. Таким образом, перевозить пшеницу с одного конца империи в другой оказывалось гораздо дешевле морем, чем везти ее 75 миль повозкой».

Продолжу расчеты. Обеспечение 80 тысяч горожан Константинополя бесплатным хлебом, цена которого с учетом перевозки из Египта была совершенно сумасшедшая, не увеличивало тоже царскую казну, а жестоко истощало. Ведь надо купить его, привезти втридорога, а потом бесплатно раздать. Но ведь сам Джонс пишет, что эти 8 млн. артабов зерна – единственный источник расчета населения Константинополя, которое у него получилось 800 тысяч. Прибавив к этому, что в те времена не было бумажных ассигнаций, а тем более, телеграфных банковских переводов, и, например, дань с Англии надо было возить в Константинополь в виде золотых и серебрянных слитков или в монетах, остановлюсь пока. Вы ведь не можете не согласиться с тем, что больше неоткуда было браться царской казне при таких ее сумасшедших расходах? Я ведь не принимаю к расчетам пока другие траты империи, например, на роскошь, на ораву государственных служащих, на охрану рубежей, на новые войны и покорение народов, чтобы брать с них дань. А возможность брать дань должна все время поддерживаться военной силой, ибо какой же дурак будет ее платить в ином случае? То есть, сумасшедшие траты казны, в том числе и налоговые освобождения богатых, мы нашли. А вот где казна брала для этого деньги, – не нашли.

Джонс продолжает: «Процветание Константинополя изначально обеспечивалось за счет того, что он был административной и общественной столицей Восточной империи. В его дворцовых ведомствах трудилось около 6000 гражданских служащих». Эту фразу я привожу потому, что она ясно и однозначно выражает мнение Джонса насчет финансового источника функционирования Константинополя, с которым я категорически не согласен. Неужели Джонс всерьез думает, что денежная система такой большой и такой древней империи существовала в виде, в котором существует сегодня денежная система Сити? Ведь подавляющее большинство диоцезов империи не добывало ни серебра, ни золота, и дань они могли платить только натуральной продукцией, например, соболиными шкурками, пшеницей, лесом и так далее. Все это надо было превращать в деньги на месте, а потом отдавать уже императору. Какой же дурак это будет делать? Я имею в виду многочисленных местных королей империи, если их все время не заставлять силой это делать.  А вы представляете себе, сколько надо держать войск «на местах»? Ведь я же уже писал выше, что ни танков, ни пулеметов не было, а на каждый кинжал завоевателя есть кухонный нож завоеванного.

Но и это еще не все. Это где же Джонс нашел «процветание» за счет 6 тысяч гражданских служащих, за счет статуса «административной и общественной столицы»? Это же не доходы, а, наоборот, сумасшедшие траты бюджета. Разве можно верить историкам, так недвусмысленно и нагло говорят совершенно недопустимые вещи? Не может процветать Константинополь без денег, а деньги ему абсолютно негде взять в той ситуации, которую нам представляет Джонс. Честный историк должен сказать, что не знает на что «процветал Константинополь», но не прикрываться софизмами. Умный историк должен подумать над этим и высказать свою мысль, а мы посмотрим, прав ли он. Но не прикрываться софизмами.    

В библиографии главы «Церковь» Джонс ссылается на самого себя 1964 года и «смамую лучшую работу об учреждениях ранней церкви» Джозефа Бингема 1726 года. Меня удивило, что Джонс не упоминает Ренана при этом, тем более что Ренан свою книгу назвал практически одинаково с Джонсом, а именно: «Марк Аврелий и конец Античного мира». Разница только в том, что у Джонса не «конец», а «гибель» этого самого мира, притом уже после Марка Аврелия. Ренан закончил на Марке Аврелии, а Джонс начал с Марка Аврелия, если судить по времени, отраженном в его исследованиях. Я, конечно, не могу заставить Джонса читать Ренана, но странно это, ведь не так много книг о тех временах, написанных в конце прошлого века. Ведь не пропустил же он книги Бингема 1726 года? А в книге Ренана при этом чуть ли не треть каждой страницы занимают ссылки на первоисточники и в том числе на труды самого Марка Аврелия. Поэтому я очень внимательно прочел эту главу у Джонса, ведь она написана в 1966 году и должна бы представлять нам всю полноту информации о «гибели» Античного мира. Представляю выдержки, которые меня заинтересовали.

«Задолго до обращения Константина в свою веру христианская церковь уже имела строго организованную структуру».  «Епископ осуществлял неограниченный контроль над финансами». «Епископ города Томы (Tomi) управлял всеми пятнадцатью городами Скифии».  «С момента своего возникновения большую часть имеющихся у них средств церкви отводили на благотворительность, а с 4 века создавали многочисленные больницы, приюты, дома для вдов и престарелых, давали ночлег бездомным бродягам. Все эти учреждения иногда, как и приходские церкви, получали независимость. В них был свой штат служащих и фонд для пожертвований. В особых случаях заведения такого характера финансировались из общего фонда епархии и укомплектовывались епископским духовенством».  «… епископ Александрии правил в духовном плане городами Египта и Пентаполиса. Юрисдикция Рима была над ближайшими провинциями и первенство Антиохии в Восточной епархии».  «Епископы Рима, считавшие себя наследниками Петра, старшего из апостолов, неоднократно заявляли о своем праве на лидирующее положение в разъяснении доктрины всем церквам и о праве быть арбитром их решений. Самое высокое почтение духовенства всей империи оказывало, прежде всего, римскому папе. Такой почестью папа пользовался не столько из-за того, что был последователем Петра, сколько потому, что занимал пост епископа столицы».  «… в 378 г. Грациан приказал своим преторианским префектам, викариям и губернаторам претворять в жизнь требования папы. Императорские постановления не оказывали должного влияния на Востоке, а на Западе действовали только формально и не применялись на практике. Эти постановления не были включены в кодекс Феодосия. Предписания Сардики (Собор 342-343 годов) до Востока не дошли, а на Западе о них быстро забыли. Папа римский Зосима (417-418), решив, что эти предписания исходят от Никейского собора, попытался придать им законную силу в Африке, но африканские епископы с успехом опровергли эту точку зрения Зосимы, и отказались ей повиноваться. Константинопольский собор также не способствовал позитивному развитию событий, когда в 381 году постановил, что епископы каждой (гражданской) епархии должны справляться со своими обязанностями самостоятельно и не вмешиваться в дела других епархий».  «Церковь в решении спорных вопросов полагалась на совет епископов епархий: Рим, созывавший епископов со всей Италии, Карфаген, являвшийся местом встреч духовенства всех африканских провинций, Антиохия, в самом широком смысле собиравшая представителей епархий Сирии, а также Месопотамии и Палестины, и, наконец, Александрия, выступавшая духовным центром Египта». «Константин был первым, кто созвал Вселенский собор. Именно он установил прецедент, что только император вправе осуществлять это».

Далее, чтобы сократить многословие: вселенские соборы больше не созывались, а местным соборам никто не подчинялся. Многие папы пытались неоднократно поставить себя выше других, но это им не удавалось. И слово опять Джонсу: «Несмотря на это, папское влияние распространилось по всему Западу». На Востоке же образовалось четыре патриаршества: в Константинополе, Александрии, Антиохии и Иерусалиме.

Таким образом, как и почему Ватикан стал обладать столь сильным влиянием, Джонс не знает. Он сам показал, что все первичные церковные организации жили сами по себе, как отдельные государства. Но вместе с тем, он отпедалировал слишком широкую благотворительность церкви, которая должна стоить уйму денег, а источников дохода церкви он не показал. Благотворительность же по тем временам не стоила даже «секонд-хенда» нынешних дней, тогда сами все донашивали до дыр. Так где брала деньги церковь? Так где брал деньги бюджет империи? Без этого ни та, ни другая просто не могли существовать. И на этом надо поставить точку. Или найдите деньги, или перестаньте болтать. Вот Медичи мне понятно где нашел деньги на церковь, вот тогда она и образовалась. На империю же Римскую никакого Медичи-банкира не найти.

Перейдем к финансам, как это представлено «историками».  «В период возникновения церквей их финансовая поддержка зависела от добровольных приношений верующих. Церковные десятины, несмотря на достойный подражания библейский прецедент, не взимались. Некоторые исключительно набожные верующие отдавали бедным десятую часть своего дохода, но никогда – в пользу церкви (выделено мной)». «Перед гонениями, устроенными Диоклетианом, определенное количество церквей также приобрело, но не ясно, на какой законной основе, земли и недвижимость, с которой получалась рента. Константин намеренно легализовал право церкви получать наследство, и сам показал тому достойный пример, передав церквам Рима поместья, рентный доход с которых превышал 400 фунтов золотом в год. Богатые христиане, представлявшие собой растущий класс, поступали точно так же. Подражали таким примерам средние и низшие классы. По всей видимости, завещание какой-то части своего состояния церкви приняло форму всеобщего обычая. Из архива Равенны мы можем судить о наследствах, получаемых церковью, больших и маленьких, от зажиточных землевладельцев и купцов, от рядовых солдат и бедных ремесленников. Даже Флавий Пусси, посыльный провинциального ведомства в Аркадии, собственность которого составляли только дом, мебель и одежда, завещал церкви часть своего дома, хотя после своей смерти оставил вдову и другую женщину, находившуюся на его иждивении».

Эта цитата – прямое незнание психологии. Сильно у нас в стране возродилась церковь после 1943 года на пожертвования, когда под нажимом союзников Сталин разрешил церкви открыть? До 1995 года, пока государство не заинтересовалось само церковью, богатыми в церкви были только попы, а церкви не возрождались. Церковь возродилась, как на дрожжах, когда стала спекулировать беспошлинной водкой и сигаретами. Когда государство не только позволило ей богатеть, но и приняло само участие в обогащении церкви. А «посыльный из Аркадии» – это образец самой разнузданной пропаганды, это Павлик Морозов, продавший за идею родного отца, что еще хуже поступка Иуды. Но денег много этим не набрать, всякому понятно. Другое дело наследство, особенно земля. Тут можно много набрать. Только какой дурак будет оставлять наследство церкви, даже если и император покажет пример, немного отдав из многого. Что, много было у нас Павликов Морозовых, что, много было Иуд по сравнению с остальным населением? Что, многие так не любили своих детей, что лишали их короны, оставляли без средств существования? Мы же, наоборот, знаем, что все остается детям, а, отнюдь не церкви. Церковь не могла разбогатеть ни от подношений, ни от наследования. Тут должен быть механизм, который Джонс от нас скрывает, или не знает. В общем, он, приведя вышеизложенные нереальные, даже идиотские, основы богатства церкви, сказал, что церковь стала богатой. И дальше, не чуть не смущаясь того, что стать богатой она не могла, но стала, продолжает. 

«Рост церковных богатств обусловливает усиление симонии (продажа церковных должностей) и взяточничества. Первый императорский закон относительно данной сферы был принят в 469 году. Некоторые виды взяток были легализованы и их размер четко установлен». Но церковь, не могущая стать богатой, не могла и стяжателей привлекать. Не так ли? Значит, она все-таки стала богатой, но как, спрашивается? Джонс продолжает.

«Другим злоупотреблением, получившим широкое распространение, было отчуждение церковных земель. Это обусловливалось обещаниями кандидатов предоставить церковную собственность своим приверженцам в случае их избрания. Существовала некоторая путаница между епископской собственностью и церковной собственностью. Первый императорский закон, пресекающий отчуждение церковной собственности, был утвержден Львом в 470 году. Юстиниан ввел запрет на отчуждение в рамках всей империи».

 К этой цитате надо сделать несколько замечаний. Первое. Черт знает как, но церковь накопила очень много обрабатываемых земель. И церковники начали разбазаривать ее, набивая свои собственные карманы. Ибо, зачем им платить взятки и официальную симонию за избрание церковным чином? Не из-за любви же к богу платят взятки, чтобы встать к нему поближе?

Второе. Какое дело императору Льву до церковной собственности? Ему же должно быть даже выгоднее, чтобы церковная собственность принадлежала частным лицам, а сами эти лица со своей землей принадлежали ему лично. А церковной собственностью, объединенной под эгидой папы, еще неизвестно, можно ли ей воспользоваться императору? Она для него фактически чужая, если не приняться насильно сбрасывать колокола с колоколен и лить из них пушки как Петр, или не перерабатывать в медные пятаки как Ленин. Кроме того, концентрация церковной собственности усиливает церковь и ослабляет императора. Что, такой дурак был император Лев?

Третье. Доподлинно известно после начала книгопечатания, что впервые «заботу» о церковном достоянии проявил именно Медичи, собрав все церковные деньги в свой карман. Но церковная земля в те поры была не меньшим достоянием,  чем деньги. Как по вашему, мог Медичи пройти мимо этого, и не заметить? Но, такой «некрасивый» закон как пресечение разбазаривания церковных земель, не украшал бы эстета Медичи, любого из них, даже Великолепного – родного дяди папы римского Льва X. А с их возможностями, с их академией платоновской, не составило труда отправить сей закон в 5 век поближе к тоже выдуманному философу Плотину, тоже на имя Льва, но только не папы, а императора, причем императора какого-то мелкого, незаметного, «неполного». Закон, который пришлось «распространять» на всю римскую империю уже большому императору, Юстиниану. Притом поймите, именно папа Лев X из Медичи  заслужил высокую честь, что весь век назвали его именем: «столетие Льва Десятого». А тут ему такой закон подсовывать на подпись как охрана церковных земель от священников-расхитителей. Как вам нравится эта версия?

В связи с этим надо бы проверить папское законотворчество времен Медичи. Там должны оказаться только законы гуманистические, радующие глаза и душу, а все остальное, «некрасивое» должно быть отправлено в более ранние века. Поэтому там, в глубине должно быть густо, а здесь, у Медичи – пусто. Но не мне же проверять, есть же у них там, в Ватикане, ревизионная комиссия. Но разве она скажет?      

Продолжу цитировать: «Монастыри первоначально никаких даров не получали. Там практиковались ремесла типа плетения корзин. Монахи также нанимались рабочими. Когда монастырское движение достигло Запада в 5 веке, для основателей благотворительных фондов считалось уже обычным делом даровать монастырям земли, которые возделывались арендаторами или рабами» (выделение мое). В духовный сан было посвящено так много лиц, которых Константин освободил от исполнения обязанностей по курии, что спустя несколько лет он запретил проведение этого обряда, за исключением тех случаев, когда необходимо было заполнить какую-либо вакансию, образовавшуюся в связи со смертью священнослужителя». Комментировать здесь особенного нечего, без комментариев все видно, разве только сказать, что и от монастырей церковь доходов не имела первоначально. А вот когда «надарили» земли ей, да рабов  в придачу, тогда другое дело, прибыли пошли. Их тоже сплавили, чтобы не портили картину в 5 век. Спрашивается, где хранили эти огромные деньги 1000 лет, прежде чем они достались Медичи? Ведь Рима не было, да и Флоренции – тоже. О рабах, возделывающих церковные земли, я еще скажу.

Перейдем, так сказать, к рабочему классу и трудовому крестьянству Римской империи. «Нам известно, что в конце 4 века в Сирии отдельные деревни регулярно платили вознаграждение командующему приграничных войск провинции, который, в свою очередь, размещал войска в этих поселениях, что отпугивало сборщиков налогов. Когда же последние возбудили против жителей деревень судебное дело, полководец обратился в военный суд, и в выигрыше оказались его подопечные. Намеки на аналогичную практику имеются также  в Египте и других восточных провинциях».

Чтобы эту галиматью рассматривать, надо ее привести в нормальный юридический вид. Итак, крестьяне были свободными и платили налог императору. Император на этот налог содержал армию, которая должна была охранять границы империи, а охранять эти границы, не находясь на границе, невозможно. Крылатых ракет еще не было. Армия же, заметьте, по всей империи, от Египта до «скифов» и всяких там «вандалов» и «Аттил», вместо того, чтобы быть на границах, разместилась по деревням вокруг столиц в центре империи. Зачем? Чтобы охранять крестьян от сборщиков налогов. Опять заметьте, охранять от сбора того, на что они существуют. В каком случае это возможно? Только в одном случае. Когда армии нет, а есть вооруженный сброд, живущий фактически разбоем, беря деньги от обоих противников: государства и его подданных. Границы же вообще не охраняются, приходи, кто хочет. И что это за империя, в которой два суда, юридически сражающихся друг с другом? Я уже устал повторять, что империя даже с послушной армией не могла существовать, а с разбойной армией – тем более. Конечно, никакой империи не было, что видно уже по «самостийности» церковных общин. Но и отдельные очень многие  государства на этой невообразимой площади тоже переживали не лучшие времена. Они представляли собой конгломерат светской, духовной и военной власти, постоянно сражающихся между собой. И нам говорят, что такие государства могли существовать аж до времен самого Медичи, тысячу лет? Ищите дураков в другом месте. Вот к приходу Медичи, как раз перед ним, в 1300 году, такая ситуация могла быть, и надо было положить ей конец. На какой основе? На основе армии невозможно, так как она представляла собой разрозненные шайки бандитов. Император же или князь, граф, барон и так далее без армии – ноль без палочки. Вот и получается, что только общенациональная идея, которую так усиленно ищут у нас в России сегодня, могла консолидировать народ, хотя бы в пределах маленького участка земли. Этой силой и стало католичество, которому столько сил и энергии отдал Медичи Старший.     

Разложив по полочкам охрану крестьян солдатами, Джонс продолжает: «Потом это правило заменила приписка жителей деревень, включая младенцев к земле. Положение арендаторов земли, к которой те прикреплялись (крепостное право?), с течением времени ухудшалось. В 332 году, за пять лет до смерти, в возрасте 42 лет Константин разрешил землевладельцам заковывать в цепи тех арендаторов, которые подозревались в побеге. Арендаторы практически представляли собой рабов».  «С другой стороны, к 6 веку  уровень налогообложения стал достаточно разорительным и равнялся третьей части урожая с возделываемых земель, а рента – данные известны только относительно Египта – достигла половины урожая».  «Арендаторы все же держали поросят, домашнюю птицу, ульи с пчелами и т.д.». Вот эта картина, сплавленная в 4 век, как раз и характеризует 13 век, век накопления капитала как церковью, так и частными владельцами латифундистами, ибо промышленность 13 века хорошо известна – кустарщина, английская промышленность еще не родилась, на промышленности много прибыли не получишь. Я к этому еще вернусь. Сейчас же рассмотрим 332 год, ибо Константин скоро помрет (337), а то не успеем.

Итак, Константин получил свободных крестьян и, приняв христианство, превратил их в рабов, а Евсевий чуть было не назначил его за это четвертым в Троицу. Вот, оказывается, где у церкви взялась земля, да в таком изобилии, что церковь начала эксплуатировать рабов. Ее примеру последовали земледельцы побогаче. Методы отчуждения земель у крестьян, а самих обращение в рабов пусть исследуют другие, я уже стар. Методов этих должно быть много. Надо бросить только клич. Исполнители найдутся. Сейчас же я хочу только обратить внимание на сроки. Если предположить, что именно Константин в первой трети 4 века начал и закончил закрепощение крестьян, то такое положение должно было продолжаться какое-то время, а потом закончиться их освобождением. Ведь сегодня-то крестьяне свободны, даже в России это «прикрепление с возможностью продажи живых людей» закончилось в 1861 году, после всех в Европе. Когда же освободило крестьян католичество? Я плохо знаю историю Западной Европы, но знаю, что Ян Жижка начал этот процесс, Ян Гус продолжил в конце 14 – начале 15 века. Заметьте, сразу после смерти Козимо Медичи.

Подойдем к этому вопросу с другой стороны. Во-первых, никакой Римской империи не было, так как содержать ее было не на что. Значит, и императора Константина не было, поэтому он и закрепостить крестьян не мог своими «указами». Но у католической церкви появились неисчислимые земельные участки из лучших обрабатываемых земель, «надаренные» ей поколениями сплошных дураков. Во-вторых, земли надо было обрабатывать, а церковников для этого не хватало, да они и не стали бы этим заниматься, им надо было служить богу. Поэтому из вольных хлебопашцев наделали рабов и именно для церкви, так как владельцы крупных частных земельных участков как-то до церкви справлялись со своей задачей, не прибегая к рабам. Были именно арендаторы земель, свободные арендаторы, которых закрепостили, но оставили им это имя. Так кто это сделал как не католическая церковь? Помните, ведь церковные иерархи даже продавали церковные земли как свои? В третьих, разберемся с хронологией. Все это отнесено в 4 век. Значит, до 14 века, века Козимо Медичи, Яна Жижки и Яна Гуса по всей Западной Европе существовали рабы-крестьяне? Тысячу лет существовали? 

Даже в России такое рабство просуществовало менее 400 лет, а в Западной Европе 1000 лет? Вы как хотите, а я не могу с этим согласиться. Я могу признать, что рабство это было введено в 1300 году, а уже в 1400 году оно дало трещины, да такие глубокие, что к 1500 году крестьянского рабства в Западной Европе уже не было. Значит, весь этот процесс был историками отодвинут на 800-1000 лет назад, но пик рабства пришелся как раз на времена Медичи.

А теперь давайте спросим себя, почему Медичи представлены в истории только как любители искусства, строительства храмов и «греческой философии»? Где они взяли столько денег, что делал Козимо Медичи, собрав Ферраро-Флорентийский собор, на каких правах он общался с врагом христианства Магометом II, почему этот торговец и банкир вообще «прилип» к христианству, почем, кому и как он продавал индульгенции? Этого же ничего нет в истории. Там же только один «отец государства», другой –«великолепный», третий – век его именем назван. И в придачу – основатели Возрождения. Ну, скажите, можно таким отличным парням записать в послужной список рабство крестьян, сумасшедшие поборы с них, вызвавшие крестьянские войны, набивку собственных карманов «церковными» деньгами? Конечно, нет. А как быть? А вы что, не помните про «платоновскую академию», гуттенбергово изобретение, положившее начало истории, которую уже не сожжешь и не потеряешь? Что трудно было сочинить историю и отправить факты на 1000 лет назад, тем более что потом уже ничего нельзя исправить, даже проникшую туда сплошную дурь от поспешности «технических решений» по транспортировке современных событий в древность?

Продолжу: «В промышленном производстве большое количество рабов (не «арендаторов» земли, которые фактически рабы, а юридические рабы) использовалось только на монетных дворах, государственных красильных и ткацких фабриках. Рабочие монетных дворов всегда были государственными рабами. Диоклетиан же, кажется, набирал штат фабрик за счет заключенных. Эти группы рабочих стали передавать свое дело по наследству и перестали по каким-либо существенным признакам отличаться от рабочих государственных оружейных фабрик, которые, с законодательной точки зрения, были солдатами. Конюхи, колесные мастера и ветеринары, занимавшие общественные посты, также набирались из числа государственных наследственных рабов, точно так же как и обслуживающий персонал римских водопроводов».  «Другим источником невольников считались дети-найденыши, новорожденные бедных родителей, которым законом позволялось продавать их, и подростки, продаваемые или отдаваемые в залог. Случалось, что взрослые также тайно продавали себя. Бедные люди, уличенные в преступлении или судебно наказуемых проступках, в качестве наказания продавались навечно в шахты, карьеры и римские пекарни». Господи, да это же времена, которые играл Жан Маре в «Графе Монте-Кристо» (18-19 века). Похоже же очень, не правда ли?

В предыдущем абзаце так и проглядывает натянутость в логике соединения двух типов рабов, древних государственных и новых, только что появившихся (крестьян). При этом видно, что древние рабы описываются как-то идиллически, пасторально. Даже самому охота побыть таким рабом, особенно монетным, не то рабом, не то солдатом. «Арендаторы» же земли находятся в таком жалком и тяжком положении, что более полное представление о них можно получить только читая русских классиков 19 века. Несомненно поэтому, что их туда, к древним рабам в 4 век с их пасторальными причинами рабства, отправили из 13 века, из времен жесточайшего рабства крестьян, узаконенного, поголовного, бескомпромиссного, идеологически «обоснованного» католичеством. 

Замечательная цитата: «В рентной ведомости римской церкви около 90 процентов доходов были платой с сельскохозяйственных наделов, и лишь немногим больше 10 процентов – с недвижимости, бань, пекарен, складов и т.д. Во главе стоял управляющий папскими поместьями, имевший духовный сан дьякона». Заметьте, что это описывается именно 4 век, а не 14 или 15, хотя более подходит именно к последним, 14-15 векам, когда Медичи заполнил «папскую» казну римской церкви до отказа. Помните? Никакими другими способами кроме рабства таких доходов не получишь, ведь производительные силы были очень не развиты, к чему я еще вернусь.  

Лукавая цитата, и вместе с тем глупая: «Внешняя торговля занимала в империи не  такое уж важное место. Из северных варварских регионов практически ничего не импортировалось, за исключением рабов. Из Армении, Персии и с Кавказа поступали дорогостоящие рабы, евнухи. Контроль над морской торговлей осуществляли александрийские и арабские грузоотправители». Во-первых, она прямым текстом доказывает, что империя не могла существовать, так как на это не было денег на те колоссальные расходы имперской казны, о чем я говорил выше. Из «варварских районов» ничего не поступало из товаров, а золота там не добывали. А за счет «дорогостоящих рабов-евнухов» шибко не разживешься, не на каждого же «римлянина» приходилось по евнуху, притом их надо было кормить, так как евнухи предназначены не для сельского хозяйства, а совсем для других нужд. Что касается «александрийских и арабских грузоотправителей», так это были евреи, и они, разумеется, хранили свои деньги у себя, пуская их в оборот, но никак не в имперскую казну. И это более относится к временам 13-15 веков, чем к 4 веку.  

Еще нелогичная цитата: «Когда Константин был обращен в христианство, последователи этой религии составляли в империи незначительное меньшинство. Процесс стал развиваться быстрее непосредственно после крещения Константина. Но, и в начале 5 века большую часть христиан составляли представители низших городских слоев населения, хотя в их число входили и некоторые дикурионы и даже аристократы. Крестьянство, исключая Африку, полностью оставалось языческим. Иудеи всегда занимали в империи двойственное положение. С одной стороны, существовал широко распространенный народный антисемитизм, с другой стороны, императорское правительство, начиная с Цезаря, последовательно защищало иудейский культ и даже освободило иудеев от обычных гражданских обязанностей, когда таковые противоречили религиозным иудейским законам. Епископы поддерживали правительственную политику в отношении иудеев».

Помните, что Константин закрепостил крестьян к концу своей жизни (337 г.)? А здесь говорится, что и через 100 лет христиан не было, не считая городского люмпен-пролетариата или плебса, которого было абсолютное меньшинство среди населения империи, так как 90 процентов населения проживало отнюдь не в городах, а в сельской местности, так как прокормить много больших городов при низкой производительности труда в сельском хозяйстве было невозможно. Это первое. Второе состоит в том, что в 4 веке вообще еще христианства как такового не было, историк сам говорит. Третье. И государство, и церковь благоволит к иудеям, значит они зависят от них, иначе нет причин к благоволению. А какая зависимость может быть кроме иудейских денег, ибо они идеологические враги? Четвертое. Если в 4 веке эта ситуация невозможна, а больше подходит к 13-14 векам, то и расцвет еврейского торгового племени надо тоже подтянуть по времени сюда же, в 14-15 века.

 

Кто такой Евсевий?

 

На Евсевии построена вся современная история. Геродот и прочие «древние греки» – это как соль в кушанье, совсем немного надо. Но сначала об Арии, так как Евсевий был его «другом» и последователем. «Арий был темной личностью. Он повлек за собой всю восточную церковь. Взяв за основу неоплатоническую догму «Бог – это неделимая монада», он оспаривал, что Бог-Сын может быть вообще». (Цитаты все оттуда же, из Джонса). Отсюда арианство – единобожие. Арий нашел приверженцев, в том числе Евсевия. Константин  написал письмо Арию, а потом отлучил его от своей церкви вместе с Евсевием. Затем созвал Никейский вселенский собор в 325 году. На соборе спросил Евсевия: согласен ли тот признать, что Иисус «из одной субстанции с Богом-отцом»? Евсевий был в ужасе, но согласился. Наверное, мы только от самого Евсевия и узнали об этом.

Очередным указом Константина был указ о конфискации церквей у различных еретических сект и вынесение запретов для них на проведение служб. Следующей целью было примирение с церковью Ария и горстки его последователей. Он пригласил Ария ко двору и заставил написать неопределенный символ веры, который показался ему удовлетворительным. Затем он снова собрал Никейский собор (как политбюро, добавлю), который вернул Ария и его друзей, в том числе Евсевия, в лоно церкви.

Я хочу заметить, что автор «Гибели античного мира» делит «евсевиев» на три части: Евсевия – епископа Кесарийского, Евсевия – епископа Никомедии и Евсевия – историка, совмещающего историю с епископством в Цесарии, что в Палестине. Разделить-то он их разделил, но только в приложениях к своему труду. В тексте же они все на одно лицо и часто упоминаются просто по имени, без занимаемой должности. Поэтому я их всех отождествляю с историком-Евсевием, тем более, что все они жили в одно и то же время и заседали в одном и том же политбюро, простите, Никейском соборе, который и собирался так же часто как и политбюро в СССР. Автор добавляет: «Работы церковных историков также немногочисленны. Руфин в конце 4 века перевел Евсевия и добавил две своих книги». Замечу также, что Евсевий описывал события начала 4 века, а в конце его уже «переводили». Значит, трудов-автографов Евсевия уже нет?

«Евсевий же нам оставил мнение: «что было связано с императором, а также его дворец, казна, опочивальня, считалось священным, так что вскоре слово sacra (что-то вроде таинство, сокровенно) стало обычным греческим словом императорских конституций». За это что ли Евсевий императорской курьерской почтой, предназначенной только «для доставки легких и ценных грузов, таких как золото, серебро, изысканные ткани», перевозил Библии для церквей? 

Не забудьте, уважаемые читатели, что и хоронил Константина Евсевий, только уже будучи патриархом Константинопольским. Может это уже четвертый Евсевий? Заглянул в конец книги. Действительно, четвертый, правда, историк Евсевий там не указан, много чести. Историк указан только в тексте. Зато в именном указателе два Евсевия: епископы кесарийский и никомедийский, а в списке константинопольских патриархов стоит тоже Евсевий, по должности патриарх константинопольский, который и крестил Константина на смертном одре в 337 году, но тут загвоздка. В списке епископов константинопольских Евсевий значится в епископах с 339 по 341 год. Крестить же, если тут не вкралась опечатка, мог и епископ Александр (314-337), и Павел (337-339), но никак не Евсевий, заступивший на священный константинопольский престол только в 339 году и проепископствовав до 341 года. Может их, Евсевиев, больше четырех было? Это очень похоже на то, как для избирательной кампании печатают лишние бюллетени, о которых неизвестно никому, кроме организаторов выборов.  

Странно также, но автор «Гибели античного мира» не упоминает о борьбе «греческой философии» с христианством, как будто ее вовсе не было, ни борьбы, ни греческой философии, хотя, например, Ренан большую часть своего труда «Конец античного мира» посвятил именно этому.

Сделаю-ка я главный вывод из «жизни евсевиев». Евсевий Кессарийский (263-339) был на 27 лет старше Константина и прожил на два года дольше, всего 76 лет, еле успев написать упомянутый панегирик ему, в то время как Константин прожил всего 47 лет. Константин «увидел» крест на солнце между 16 и 18 годами своего возраста, «кочуя по Галлии со своим войском», Евсевию в это время было от 43 до 45 лет от роду. Это уже был человек зрелого возраста, много повидавший и много знавший по сравнению с императором-щенком. Но в своих «трудах» Евсевий пальму первенства в грандиозных свершениях, начиная от основания Константинополя и кончая внедрением рабства в империи, почему-то отдал неоперенному молокососу, который и прожил-то совсем немного для царя, ведь его не убили как многих прочих. Не забудем также, что именно Евсевий положил начало истории от Рождества Христова, если не считать сказки Геродота, которые слишком далеки до этого самого Рождества. Самого же Евсевия «перевели», не дав ему, как следует упокоиться в могиле. Поэтому я нисколько не сомневаюсь, что евсевиева история написана как раз во времена Возрождения. Написана, и канонизирована на следующие века, вплоть до нашего времени, с помощью печатного станка Гуттенберга.

Кстати, М.М. Постников пишет (Т.1, с. 80): «Считается, что эра «от Р.Х.» была установлена Дионисием Малым лишь в VI веке, а вошла в употребление еще позже. Но как же тогда объяснить повсеместное использование Евсевием этой эры (см., например, конец седьмой книги его «хроники», где прямо говорится о 305 годе «от рождения Спасителя нашего»)? В главе XIII этой книги Евсевий приводит тексты писем, которыми обменялись Иисус Христос и эдейский царь Абгар, «страдающий страшной и неисцелимой человеческими средствами болезнью» и обратившийся к Иисусу с просьбой об исцелении. Далее Евсевий рассказывает, как прославленный «по слову Спасителя» ученик Христа Фаддей исцелил Абгара и совершил много других чудес. Однако этот замечательный эпизод полностью исключен сейчас из «священной истории» как церковниками, так и светскими исследователями. Дело в том, что Евсевий датирует его 340 годом!»

 

Технический и технологический прогресс

 

Обратим внимание на технический и технологический прогресс, затрагивающий основы жизни людей, не включая сюда науку. Науку, в основном философию, можно отнести насильно в любое время, она там хотя и дико будет смотреться, но доказывать эту дикость очень трудно. Доказательства все время смотрятся как доказательства вкуса и направлений в искусстве, то есть не окончательные, спорные по типу: «с одной стороны…», «с другой стороны…», «с сотой стороны…». Техника же и технология, определяющая жизнь людей того или иного времени, с наибольшей полнотой и притом практически однозначно определяет развитие производительных сил.

Сведения из «Британики».

До новой эры:

16-12 века  – изобретены сандалии в жарком климате и мокасины – кусок кожи обернутый вокруг стопы, без подошвы, в более холодном высокогорье. Про среднюю климатическую зону данных нет.

6 век – изобретено подобие пуговицы из подручных средств (раковин и др.), но используемой как брошь, то есть с заколкой, без петлицы на другой половине застегивающихся частей одежды. О тесемках, веревочках не упоминается, значит, они еще древнее.

4500 г. – появился ручной ткацкий станок.

2990 г. – начали культивировать рис.

2737 г. – началось использование чая в Индии.

2700 г. – строительство пирамид в Египте.

2650 г. – появился первый стул в Египте.

2600 г. – начато использование печи с «медленным» жаром для выпечки хлеба и других печеных изделий.

2500 г. – использовали шелк в Китае.

2490 г. – первое стекло в Египте, случайное получение.

2470 г. – приручили кошку в Египте.

2000 г. – начало использование лошади (Средняя Азия)

2000 г. – применили повозку на колесах.

1750 г. – Хаммурапи (каналы, ирригационные системы Месопотамии).

1500 г. – применили индиго для окраски (Индия).

1500 г. – водяные часы в Египте.

1200 г. – появилось железо в Малой Азии.

1200 г. – начали строить дороги в Малой Азии.

1100 г. – появились торговцы на судах в Ливане из Персидского залива.

1000 г. – первая запись подобием ручки (кисточка) в Китае.

710 г. – примитивные солнечные часы в Египте.

700 г. – Гомер.

500 г. – появилось развлечение – петушиные бои.

400 г. – изобрели коврики-циновки.

400 г. – греки применили на войне катапульту.

280 г. – построен маяк в Александрии.

214 г. – начато строительство Великой китайской стены.

211 г. – Архимед в Сиракузах.

200 г. – изобретен соевый творог  в Китае.

200 г. – изобретена броня для защиты от холодного оружия (кожа, плетенки).

190 г. – изобретен костюм – сари в Индии.

130 г. – в Греции определена длина года и равноденствие.

110 г. – изобретены подковы для лошади (Рим).

100 г. – производство формованного стекла в Сирии (не дутое).

85 г. – применено вертикальное водяное колесо на Ближнем Востоке.

Новой эры:

8 г. н.э. – введен юлианский календарь.

30 г. – появилось горизонтальное водяное колесо в Китае, как двигатель.

98 г. – построен первый акведук в Испании из тесаного камня без раствора.

105 г. – в Китае появилась бумага.

500 г. – изобретено мыло, используемое вначале не как моющее средство, а как лекарство.

550 г. – в исламском мире изобретена астролябия. Я бы ее назвал йеменской или еврейской. 

700 г. – появились седло и стремена для верховой езды.

700 г. – бумага через 600 лет достигла исламских (еврейских?) стран.

800 г. – изобретен порох в Китае.

868 г. – появились печатные с камня с помощью туши оттиски на бумаге (Китай).

1000 г. – появилось вертикальное водяное колесо как двигатель для мельницы в Европе.

1088 г. – в Китае изобретены часы с водяным приводом.

1100 г. – первое использование лошади в Европе для сельского хозяйства.

1120 г. – в Персии появилась первая ветряная мельница.

1190 г. – в Китае появился компас. 

1250 г. – пуговица на одежду стала прикрепляться наглухо, а к ней появилась петлица на другой стороне застегиваемой одежды.

1268 г. – изобретены очки.

1270 г. – астролябия появилась в Европе, через 720 лет после исламской.

1275 г. – в Индии впервые использована трансмиссия с плоской лентой.

1295 г. – Марко Поло возвратился из Китая.

1300 г. – бумага через 600 лет после исламских стран (евреев) попала в Европу, и через 1200 лет после китайцев.

1300 г. – порох через 500 лет после изобретения достиг арабов.

1326 г. – на востоке появилась артиллерия, ствол орудия - из бамбука.

1350 г. – появилось примитивное обогащение железной руды.

1400 г. – порох через 600 лет достиг Западной Европы.

1400 г. – в Европе отказались от ботинок типа мокасин, появилась подошва из дерева.

1400 г. – изобретен кривошипно-шатунный механизм при обработке дерева, позволяющий возвратно-поступательное движение превращать во вращательное, и наоборот. Здесь же изобретен маховик для перехода «мертвой точки» кривошипа.

1430 г. – из Африки в Аравию перевезено кофе.

1450 г. – Гуттенберг испытал печатный станок, в 1455 году напечатал Библию.

1477 г. – во Франции появилась королевская почта.

1480 г. – шелк появился во Франции.

1490 г. – нарисована принципиальная картинка велосипеда.

1500 г. – появились часы с приводной пружиной.

1530 г. – во Флоренции изобретена лотерея.

1550 г. – появились направляющие рельсы для «санок» в шахте.

1560 г. – появилась первая кофейня в Стамбуле.

1582 г. – введен григорианский календарь в католическом мире.

1589 г. – в Англии изобретена вязальная машина.

1590 г. – изобретен водяной смыв в туалете, Англия.

1600 г. – исследован магнетизм.

1609 г. – первая газета в Англии.

1620 г. – первая хлопковая мануфактура.

1633 г. – Галилей подвергся суду инквизиции, во Флоренции.

1650 г. – начало массового производства винных бутылок.

1672 г. – мыло, через 1172 года после изобретения достигло Европы.

 

Приведенную хронологию можно рассмотреть с различных сторон. Во-первых, парный анализ технологий. Возьмем начало применения брони в качестве защиты от холодного оружия (- 200) и ткацкого станка (- 4500) лет. Что из их идеи лежит «на поверхности» сознания и что «в глубине» его?  Не надо большого ума и сложного процесса мышления, чтобы заметить, что шкура убитого животного, напяленная на голое тело, не только предохраняет от холода, но и от ранения острыми камнями, ветками и так далее. Почему тогда броня изобретена всего за 200 лет до новой эры, тогда как ткацкий станок изобретен ранее брони на 4300 лет? Природного ткацкого переплетения нитей, насколько мне известно, нет, чтобы ей подражать. До этого же догадаться надо, абстрактно помыслить. А между тем даже простая циновка из толстых нитей, тростника, хвороста изобретена только спустя 4100 лет, в (– 400) году. Вы представляете разницу? Человек научился делать из хлопка нитки, потом научился ткать из них, сперва руками переплетая нити, потом создав станок для этой цели. И только через 4 тыс. лет догадался переплести прутики.

Возьмем другую пару изобретений, есть рис (- 2990 год) и строить пирамиды (- 2700 год). Оказывается, что человек начал строить пирамиды всего 300 лет спустя как научился есть дикий рис. Притом это произошло в странах (Индия и Египет), которые вполне сопоставимы по древности их цивилизаций. Возьмем пару «ткацкий станок – египетский стул». Стул, который встречается в дикой природе на каждом шагу (камень, пень, сплетенные корни и так далее) выдумали только через 1850 лет после ткацкого станка, находясь на одинаковой ступени цивилизации (Индия и Египет). Возьмем шелк и ткацкий станок. Шелк «младше» ткацкого станка на 2000 лет, а жили по соседству (Индия и Китай). Возьмем Гомера и циновки. Гомер «старше» циновок на 300 лет. Но у Гомера вся гамма человеческих страданий и чувств, развитое морское плавание, золотое руно уже знают. Я не говорю уже о величайшем мастерстве устной речи, разнообразнейших словах, выражающих тончайшие чувства, и нате вам – не знают еще, что можно сплести циновку из камыша. А почему ткацкий станок старше индийской одежды из куска полотна – сари ровно на 4 310 лет? Ведь станок, надо полагать, изобретали, чтобы замотаться в кусок ткани? И почему акведук, пирамиды, александрийский маяк и китайскую стену разделяют так много веков? Ведь все они построены без применения раствора.

Такие вопросы можно рассматривать бесконечно. Попробуем с другой стороны. Как вы думаете, что выйдет, если все то, что до новой эры произошло в приведенной хронологии, взять и перенести в века после новой эры, забыв напрочь, что вообще существовало летоисчисление в «минусовую» сторону. А ничего не произойдет, станет даже стройнее. Что, то самое водяное колесо, которое использовалось в Китае в начале новой эры, не подойдет к такому же колесу на Ближнем востоке до новой эры, если оно подходит к колесу европейскому аж 1000 года новой эры?  Или что, нельзя лошадь из 2000 года до новой эры приблизить к подковам для лошадей 110 года новой эры и даже к использованию лошади в Европе в сельском хозяйстве с 1100 года новой эры? Или что, нельзя приблизить ирригацию Хаммурапи к водяному колесу европейскому на 2750 лет? А разве нельзя приблизить красу и гордость «древних греков» Гомера хотя бы к изобретению деревянных подошв к обуви (1400 г. н.э.), а это ни много – ни мало 2100 лет?

Как видите, и «другая сторона» моего рассуждения достойна упоминания. Поэтому начнем новую эру, забыв о «старой», прямо с изобретения пуговицы, в общем-то, элементарной вещи. Подобие пуговицы в виде броши изобрели в Древней Греции, но петлица к ней изобретена только в 13 веке. Это сочетание пуговицы и петли к ней (петлицы) настолько полюбилось древнему народу, что пришлось даже издать закон, ограничивающий количество пуговиц на одежде. К 14 веку пуговицы стали использовать не только на полах одежды, но и на рукавах и штанинах. А я даже сам помню отлично, что татары в Сибири как раз после войны 1945 года носили атласные рубашки, на вороте которых было не менее полусотни пуговиц. Так что подтверждаю, закон 1400 года был не лишним.  

От пуговиц перейдем к обуви, тоже элементарной веши, не дирижабль ведь и не космический корабль, не говоря уже о компьютере. Но отметим, что петлица нашла пуговицу в 13 веке. Сандалии на ноги из сандалового дерева изобретены в 16-12 веках до н.э. В это же время горцы, где холодно, носили ботинки типа мокасин, без подошвы, обертывая ногу одним куском кожи. Греческие женщины чаще ходили босиком или тоже в сандалиях. Римляне стали различать правые и левые ботинки. Странно, но в «мрачное» средневековье люди пришли в тех же самых мокасинах, в которых начали ходить их предки за 2700 лет до них. Но как только наступил 14 век, сразу появился и размер обуви, измеряемый длиной ячменного зерна, и мода на узкие и длинные ботинки, так что 15 век прошел на волне округленного носка ботинок, а к 16 веку остановились на широких «обрубленных» носах. Кроме того, этот век был просто фонтаном моды, пошли в ход шелк, бархат, самоцветы на отделку, сочетание цветов кожи, ну, форменным образом как сегодня, «чорни верх, бели низ» по словам кумира публики 90-х годов Аркадия Райкина. Не забудьте, что взрыв технического и технологического прогресса произошел также в 13-14 веках, как по заказу. И заметьте, что пуговицы, петли, ботинки, и подошвы к ним самым точным образом характеризуют истинную хронологию, так как и сегодня еще находят эти вещи на чердаках, их не спрячешь, не перешьешь и не перекроишь как историю и философию.

Раз уж мне так полюбился 1300 год, то разделю-ка я временную шкалу после Рождества Христова на две далеко неравные части: от нуля до 1300 года и с 1301 по 1672 год, когда в Европе появилось мыло, очень важное изобретение, хотя и не очень сложное. Отношение временных отрезков будет 3,5 : 1. Сейчас кратко, в одну строку перечислю свершения первого периода: календарь, водянок колесо, акведук, бумага, мыло, астролябия, седло, порох, лошадь в Европе, водяные часы, ветряные мельницы, компас, очки, индийская трансмиссия с плоским ремнем, всего 15 изобретений человечества. Теперь исключу из этого списка сомнительные изобретения, такие как календарь, акведук, бумагу, мыло, порох, астролябию, трансмиссию. Исключения сии я объясняю следующим. Изобретение календаря очень легко переправить по временной шкале в любую точку, ибо это слова и больше ничего. Акведук можно с таким же успехом построить и после 13 века, тем более что он соседствует с александрийским маяком, китайской стеной и даже с египетскими пирамидами, которые бы лучше смотрелись с более поздними сооружениями, вернее временами, когда, наконец, изобретут хотя бы кривошипно-шатунный механизм и мыло. Мыло же я убираю потому, что совершенно ясно и неопровержимо доказано инструкцией к использованию мыла, что оно не могло идти до Европы целых 1172 года, это ведь не паровоз тащить или египетскую пирамиду в Европу. И скрыть мыло нельзя от европейского глаза, все древние бабы на Востоке им пользовались, поди, на глазах у европейцев. Это вам не порох – секретное оружие. Кстати, порох я убираю по той же самой причине. Оружие невозможно долго скрывать от военных противников, что продемонстрировала нам атомная бомба. Астролябию и трансмиссию я убираю потому, что их надо тоже приблизить к кривошипно-шатунному механизму из глубины времени по двум причинам. Во-первых, это чисто европейское техническое мышление как вы увидите ниже, во-вторых, передвинуть кривошипно-шатунный механизм в глубь времен, к астролябии и трансмиссии, невозможно, так как его дата изготовления документирована печатной продукцией Гуттенберга и передвижке не подлежит, как рукописные философские взгляды «древних греков».  Итого у нас осталось на 1300 лет 8 изобретений, по одному на 150 – 170  лет.

Для убедительности в непредвзятости своих расчетов я прибавлю, пожалуй, самые значительные изобретения «отрицательного времени», которое отбросил. Мы там имеем: Ткацкий станок, рис, шелк, стекло, различные колеса, индиго, железо, часы солнечные, циновку и греческую катапульту, всего 10. Стул, кошку, водяные часы, китайскую кисточку, петушиные бои и лошадиные подковы я вообще исключил из рассмотрения, так как после 1300 года таких штук можно насчитать десятки, если не сотни. Пирамиды же являются прямой человеческой дуростью, они мне очень напоминают стройки коммунизма в СССР, но это же надо вообще исключить из человеческой цивилизации. Ирригацию Хаммурапи можно причислить и к 13-14 векам, никто не докажет, что они были до нашей эры. Дороги же вообще никому не были нужны, ни царские, ни простые, так как кроме верблюдов и ослов по ним ездить было некому. Гомера и Архимеда я только для придорожных вешек поставил в список, они не учитываются в технологической революции, хотя место им как раз в 15 веке, поближе к Леонардо да Винчи. Занимались практически одним и тем же делом. После этой вставки на одно изобретение с нулевого года и до 1300 года придется всего 72 года на каждое, три жизни  человека, если считать его активный возраст.

Наконец перечислю изобретения второго периода: порох, артиллерия, обогащение руды, подошва к ботинкам, кривошипно-шатунный механизм, маховик, гравировка и печать картин, печатный станок и книга, почта, шелк, велосипед, механические часы, рельсы, календарь григорианский, вязальная машина, мельница, смывной туалет, магнетизм, газета, хлопковая мануфактура, бутылка, мыло, всего 22, на каждое изобретение всего 17 лет вместо 72. Но я же многого не указал, например, океанские корабли и сложную систему парусов, кузнечную сварку металлов, сами многие металлы, алхимию, телескоп, микроскоп и многое другое. Кроме того, сам кривошипно-шатунный механизм это не только механизм, но и многие машины, на нем основанные. Но паруса – это и блоки, и полиспаст. А механические часы – это же зубчатые шестерни, редуктор, пружина. Но и почта – это система целая, так же как и газета, и хлопковая мануфактура, и смывной туалет. Я без труда мог бы увеличить ускорение технологического прогресса не в четыре раза, а в сорок раз.

Какой из всего этого следует вывод? Во-первых, такой, что историки размазали факты технологического прогресса по невообразимых размеров «доисторическому периоду», что доказывается и следующим фактом из архитектуры и древнего строительства: тысячи лет храмы, гробницы, пирамиды и акведуки стояли как новенькие, а  с приходом нового реального времени они стали разрушаться прямо на глазах. Или возьмем информацию. Историки, даже «возрожденческие», прекрасно уже понимали, что без информации Римская империя не может существовать в тех размерах, которые они ей назначили. Поэтому «Британика» прямо так и пишет, что «после распада Римской империи несколько столетий регулярным изданием новостей никто не занимался в Западной Европе», как будто им известны газеты Древнего Рима. Даже технология книгопечатания не вызвала в течение 16 века потребности в газетах. Новости писались пером на бумаге и выкрикивались по писаному глашатаями от правительства, но они были аполитичными, в основном юридического толка. Таких изданий в Англии выходило до 20 в год. Коммерческий спрос на новости возник в самом конце 16 века. Этот пример ясно дает понять, что ни в «древнем Риме», ни в Возрождении города, деревни и мини государства не общались фактически друг с другом. Источником новостей были только торговцы, обладавшие информацией не только в торговых, но и в гражданских, юридических, вообще в любых делах, в том числе и в продвижении технологического прогресса.

 

Торговцы в Малой Азии и Средиземноморье

 

Более общий вывод состоит в том, что до 13 века в полном соответствии с «новохроном-2» Западная Европа пребывала в полнейшей темноте и сведения о тех временах сохранились только у торговцев, которые между строками в своих письмах о торговых делах вставляли сведения о делах общественных, политических, юридических и так далее, помогавших собратьям и партнерам по торговле ориентироваться в обстановке. Поэтому торговцы были самыми информированными людьми, недаром вся Европа не в состоянии забыть про венецианца Марко Поло, якобы вернувшегося из Китая в 1295 году новой уже эры. Я недаром выделил строчку 1100 года до новой эры, когда в Ливане появились торговцы, якобы прибывшие туда на верблюдах от Персидского залива, а в Персидский залив приплывшие на кораблях неизвестно откуда. Сперва обратите внимание на 1295 год, грубо говоря, опять же 1300 год, год разделения мной непрерывной цепочки технологического прогресса на две неравные части: вялый прогресс и интенсивный прогресс. А теперь вычеркните при годе 1100 уточнение «до новой эры». Тогда должно получиться, что в 1100 году новой эры в Персидский залив приплыли евреи (помните, я писал о персидской колонне евреев-торговцев, потерявших связь с родиной-Йеменом?).

Это деятельное племя, во–первых, умело писать, во-вторых, по природе своей торговой не могло сидеть на месте, поэтому принялось торговать со всем окружающим миром и попутно его исследовать, превратившись в «древних арабов», слишком уж грамотных по тем временам. Именно они под именами Ибн-Фадлана и  Ибн-Дасты появились на волжских берегах и описали нашу Древнюю Русь. Именно они не столько создали, сколько описали «древнюю Персию» и вообще «арабский Восток», знаменитый древними учеными, врачами и писателями. Естественно, они не ограничились исследованием низовьев Волги, они достигли центра Малой Азии, сходив и на Кавказ. Потом появились на верблюдах и в восточном Средиземноморье. К этому времени, долго блуждая по сухопутью и рекам, они, естественно, отвыкли от моря и мореплавания, даже забыли, что их предки были морскими торговцами. Здесь они встретились со своими сородичами из нильской колонны, но друг друга даже не узнали. После недолгих размышлений вернулись в свои, ставшие им привычными, места, Месопотамию, Персию, Среднюю Азию. За долгий период, прошедший без общения между нильской и персидской колоннами торговцев у каждой из колонн (колен, что одно и то же не только по смыслу, но и написанию) пути интеллектуального развития значительно разошлись от первоначального, общего, «йеменского» пути. Осталась только общая основа, канва, по которой появились абсолютно разные вышивки-картинки. Как говорится, «шила милому кисет – вышла рукавичка». Поэтому-то они и не узнали друг друга, хотя симпатии врожденные остались, несмотря на видимую историками вражду, особенно при «взятии Константинополя», каковой фактически не было как показали авторы «новохрона-1». Я хочу подчеркнуть, что персидское колено евреев очень хорошо интегрировалось в местную жизнь Ближнего Востока и идентифицировалось с ней. 

На этой основе возвратимся к Марко Поло, тоже еврею, но из нильского колена, побывавшего в персидском колене, в командировке. Хотя, может быть, никакой командировки не было, был трудяга-книгочей, который набрал сведений и выдал их как отчет о командировке. Такое тоже часто встречалось, как, например, «Илиада» и «Одиссея», написанные «очевидцем», и одновременно слепцом - «Гомером». И даже не написанные, а рассказанные, и пересказанные десятками поколений, пока не возникла письменность. Марко Поло тоже ведь не писал свою «Книгу», она написана кем-то по его «рассказам», хотя и не сказано, сколько лет спустя. Не в «платоновской ли академии» Козимо Медичи?

Я уже писал, что нильское колено «торговцев» сильно задержалось в Египте, и только Иисус Навин добрался до Константинополя, которого, естественно, не существовало до него. Писал я и о том, что местные правители-аборигены не очень жаловали торговцев, поэтому интегрироваться им в местную жизнь, как это произошло в Малой Азии с персидским коленом, не удалось, их везде узнавали и препятствовали накоплению ими властных полномочий, но не денег, разумеется. От Константинополя же до Венеции, как говорится, рукой подать. Притом Венеция, как я ее описывал в предыдущих разделах, представляла собой город, совершенно безопасный даже и без стен, так как можно было убежать на лодке, захватив килограммов несколько золота, в лагуну и переждать там нападение. Чего же лучшего искать торговому племени? И Марко Поло стал венецианцем, а Константинополь «даровал» ему невиданные привилегии в торговле, то бишь, в пошлине на Босфоре. Венецианцы даже добрались до русской Костромы по пути, мной обозначенному в предыдущих частях работы, в поисках лиственницы, необходимой им для свай под свои строения на илистом берегу лагуны. Вот Венеция и стала богатеть.        

 Смешно читать, что Венеция разбогатела на перце, гвоздике и имбире, то есть на «индийских пряностях». Вот как описывает это «Британика»: «К 10-ому столетию Венеция начала процветать от торговли; в самом начале 13-ого столетия она пользовалась монополией торговли на Ближнем Востоке; и к 15-ому столетию это была огромная сила в Европе. Часть большого богатства Венеции исходила из торговли специями  Востока, которые она получила в Александрии и продавала северным и западноевропейским покупателям по непомерным ценам». Европейцы знали источник специй, поступающих в Александрию, но не смогли пробиться через заслон Венеции. Им надо было строить суда, исследовать маршруты, организовать транзитные предприятия за границей. Поэтому они начали искать возможность прокладки исключительно морского пути до Индии. Португальцы начали плавать через мыс Доброй надежды. Колумб же в 1492 и Кабот в 1497 году не нашли путь в Индию. Магеллан в 1519 году достиг Индии через пролив его имени, но из 5 его кораблей вернулся только один, груженый гвоздикой. Только в 1580 году Драк привез в Плимут гвоздику. Так была нарушена монополия Венеции и мусульманское господство в торговле специями». Я бы, будь моя воля, взял бы в кавычки слова «мусульманское господство в торговле специями», так как «мусульманские» тождественно «еврейским». Из этой краткой справки напрашивается ряд выводов.

Первое. Венецианцы дорого продавали перец Западу, а Запад к этому времени перешел на питание исключительно перцем. Так что ли? Поэтому пришлось выдумать океанские корабли, чтобы плавать вокруг света за этим самым перцем, по пути открыв Америку. Я бы это представил немного не так. Никаких больших армий у огромной кучи самостийных стран-княжеств не было для завоевания еврейских торговых городов на побережье Средиземноморья, особенно в Малой Азии. Этим княжествам их армий вместе с рыцарством едва  хватало только на драки с соседями. Еврейские же прибрежные города, они же греческие, не могли драться между собой не только по причине родства своей нации, так как евреи и сегодня воюют друг с другом, даже «один на один», но потому, что общая торговля не дает разгуляться ненависти. Надо выбирать одно из двух: или драться, или торговать. Вот и добрались мы до «перца».

Второе. Не в перце дело. Представьте себе, что если даже сегодня для многомиллионной Европы привезти целый корабль перца, то его хватит всем миллионам этого континента года на три, может, и более. Что же, торговля была такая вялая, корабль в три года? То же самое можно сказать и о гвоздике, и вообще о «пряностях», из которых щи не варят, а только щепоткой на кончике ножа сдабривают. Плебс же вообще не употреблял пряности, а плебса было больше, чем патрициев. Дело не в перце, а в самой торговле, абсолютно всякой всячиной, от гвоздя до спутников земли. Представьте себе, сколько кораблей из порта в порт снуют по сей день по Средиземноморью, что, перец возят? Недаром говорят, что торговля – двигатель прогресса, только историки этой поговорки не знают. Пряности, да и только.

Третье. Торговля – это богатство и для города-торговца, и для людей, его населяющих. Совместная торговля приморских городов – это равное богатство всех городов. А торговля – это не только дружба, но и сговор, договор по-современному, держать монополию. Поэтому князьям-аборигенам стало завидно, но сделать они ничего не могли. Допустим, посылают они куда-то корабль продать что-то свое местное, а на вырученные деньги купить перца, а у них не покупают, договорились не покупать. И что же получилось? А получилась «Римская» империя торговцев Средиземноморья. Да такая крепкая – скала. Вот для этой империи и придумали историки совершенно идиотские детали, вплоть до самых мельчайших, не лезущие ни в какие ворота. Такие как «поголовное умирание императоров без наследников», «выборы императоров среди безграмотных сельских свинопасов» и так далее, читайте Джонса, у которого как раз «внешняя торговля не имела никакого значения». Главное, достать где-нибудь перца, а «пшеницу миллионами артабов привезут бесплатно из Египта». Надо признать, что историкам очень мешал матриархат среди местных народов, они его старались уничтожить, хотя бы на бумаге. Из-за этого и не заметили, что несут сплошную чушь по всем остальным аспектам жизни. Евреи же еще из Йемена вышли с патриархатом.

Теперь мне надо переходить к христианству, ибо мусульманство произошло из иудаизма самым естественным образом в окрестностях Персидского залива и Малой Азии, о чем я уже писал. Для полноценного и непротиворечивого перехода к христианству мне надо взять свои же слова о нем обратно. С кем не бывает? Я уже высказывал мысль, что это иудеи придумали нам христианство в Константинополе, чтобы мы не мешали им жить в своей эгоистической иудейской вере. Потом, в середине книги, я опять подтвердил эту мысль, так сказать, на дополнительной информации. И вот, к стыду своему, вынужден признать, что был не прав. У меня получалось, что, не желая делиться своим эгоизмом со  всеми другими народами, так как эгоизм, принадлежащий всем, уже сплошной эгоизм и на нем не прожить одной из наций. Поэтому они, дескать, и создали второпях сумбурное христианство для неевреев. Пусть, дескать, тешатся и не мешают нам жить своим умом. Конечно, это очень примитивная теория. Выскажу другую, которая с сегодняшнего дня мне нравится больше.

Мужики окружающих народов, видя преуспеяние евреев, не могли не заметить, что у них патриархат, а, значит, в нем и есть исток успехов евреев. Знаете, как это тешит мужское самолюбие? А мужчины по природе своей согласно теории Геодекяна – разведчики жизни и приемники внешнего мира, сохранение совокупной информации о котором,  лежит на плечах женщин. Притом матриархат получился совершенно случайно, когда почти все женщины вымерли в наиболее заселенных странах от непосильного бремени материнства. Поэтому наиболее умные среди мужчин-аборигенов решили восстановить свои попранные права, глядя на евреев. Но так как самостоятельной теории они не могли разработать из-за недостаточного количества извилин в их головах, то воспользовались еврейскими принципами. Вот этим-то и объясняется несуразность христианской концепции, которой и сегодня не могут придать, несмотря на все многовековые старания, удобоваримую логику. Даже явные просчеты чисто арифметического свойства (Пасхалия) не могут быть исправлены, как говорится, горбатого могила только исправит. Эта моя новая концепция мне и нравится больше, чем старая. Каюсь во второй раз.

Начали христиане бороться за свою власть, естественно, с борьбы с матриархатом, но вычеркнуть его из истории было мало, дъяконисами и даже римскими папами быстренько навострились стать бывшие императрицы на правах «древней старины привилегий». Христиане даже на какое-то время забыли, что евреи хорошо живут на торговле, и надо бы вклиниться между ними по поводу «перца». Пришлось прибегнуть к чрезвычайно жестким мерам, названным «борьбой с ведьмами» и узаконенным папской буллой под названием «Малеус» 1486 года.

Одновременно та часть христиан-основателей, которая непосредственно «ведьмами» не занималась, обратила свой взор на евреев-торговцев и принялась им строить всяческие козни. Но начала она, эта часть христиан, с заигрывания с евреями, хорошо описанная Джонсом в ранее приведенной мной цитате. Если забыли, то это Константин, помните, «лаял, но не кусался» по отношению к евреям. Ведь они у евреев через день брали в долг деньги, часто даже без отдачи. Когда же патриархат несколько укрепился, еще до борьбы с ведьмами, козни евреям возросли, но так как  «евреи» и сегодня произносить не очень удобно, особенно правителям, то это слово заменили «торговцами», но ясно же было, что это одно и то же. Цитирую «Британику»:  «В 1322 году во Флоренции запретили ношение шелковой и алой ткани ее гражданами вне их домов. В 1366 году в Перуджи отлучали от Церкви за ношение бархата, шелка, и атласа. Например Франческо ди Марко Датине, торговец из Прато, будучи миллионером по современным понятиям, имел самую лучшую свою одежду в 1397 году из шерстяной ткани с подкладкой из тафты. Закон не разрешал коммерческим классам иметь одежду из бархата, парчи, шелка, или других богатых тканей. В Англии в 1337 году Эдуард III установил, что никто ниже чина кнехта не мог носить мех. Тот же самый закон устанавливал также, что только английская ткань могла быть ношена в Англии. В 1362 году упомянутый Эдуард III издал другой указ, по которому торговцы могли носить ту же самую одежду как и кнехты, но только, если они были в пять раз богаче кнехта. Извозчики, пастыри, пастухи, молочники и работники ферм должны были носить только каштановую ткань по шиллингу за ярд или неокрашенную природного цвета шерсти ткань. Это продолжалось до 20-ого столетия. Только господа могли носить ткань с вплетением золота и отделкой мехом, камнями и жемчугом».

Если вы не заметили некоторого лукавства в этой цитате, то я объясню. На кой черт запрещать свинопасам и извозчикам носить на одежде и обуви бриллианты, когда они и так их носить не в состоянии? Не совсем же уж дураки законодатели? Просто торговцев-евреев приравняли к извозчикам, и как бы ко всем сразу низшим классам обращен этот рескрипт. Но приравняли-то их неспроста, евреи-то могли с ног до головы обвешаться бриллиантами. А гуляки-князья всех степеней вечно были у них в долгу. Я даже думаю, что Козимо Медичи тоже был евреем, правда, «облатыневшим», по аналогии со словом «обрусевший». Потому, что трудно найти нееврея, который бы был способен организовать мощнейший банк Европы, а доходы для него заранее «организовать» папской буллой. И по нынешним российским банкирам это видно как на ладони. И на этот случай у меня припасена цитата из «Британики»: «Широко распространенное marranism (показное обращение евреев в христианство) поляризовал семейство иудеев. О том, что сам всемогущий Яхве был не совсем всемогущим, по крайней мере, относительно судьбы им избранного народа, осторожно намекал в еврейской работе (1550 г.) Соломон ибн Верга (ibn Verga). Он видел еврейскую задачу в их социально-политическом единстве, которому теология бесполезна. Венеция начала отправлять евреев в гетто в 1516 году, ей последовали другие итальянские города. Католические ученые и прелаты иногда использовали еврейских раввинов, чтобы те научили их тайнам Каббалы». Кстати, не относящаяся к делу приставка «Ибн» (ibn) как смотрится с моими прежними упоминаниями «арабов» Ибн-Фадлана и Ибн-Дасты?

Некий еврейский след в римском христианстве прослеживается и в сочинении Ренана. Помните, я обращал ваше внимание на некоего крещеного еврея Гегезиппа, «инспектирующего» Ватикан? Если вы принимаете мою версию, что появление на мировой сцене Медичи, совпадающее с «борьбой против ведьм», это и есть христианская революция, то и Марка Аврелия, и «античные» романы «Гибель античного мира» и «Конец античного мира» надо приблизить вплотную к Медичи, «великолепному» Медичи, торговцу, банкиру и «единоличному созывателю» Ферраро-Флорентийского собора. Нет, я не хочу опять вернуться к первичной своей гипотезе о создании христианства евреями, нет. Я хочу обратить ваше внимание на то обстоятельство, что, по моему мнению, аборигены, создав куцее и противоречивое христианство, успокоились, пустили все дела на самотек, и оно стало чахнуть во внутренней борьбе правоверия и католицизма. За дело взялись торговцы (не хочу называть их евреями) и внесли в католичество свежую струю торговли воздухом (индульгенциями). На этом неплохо заработали, прикупили земель, а затем сделали так, не знаю как, так как не еврей, что все подряд начали жертвовать церкви последнюю рубаху. На эти деньги наняли рыцарей, дравшихся между собой бесплатно до изнеможения, и направили их брать Константинополь, сперев это потом на Магомета II, которому этим тоже польстили. Рыцари же, вернувшись после победы с деньгами в виде золотых кубков, напились, и через неделю забыли что они «брали», Константинополь или Иерусалим.

Умный идеолог нового, модернизированного христианства, не буду шибко уж определенно называть его евреем, кубки золотые не собирал по константинопольским дворам, он вывез его библиотеку, думая продать ее дороже, когда цены на раритеты взлетят, но зачитался греческой философией, и решил, что если ее чуть-чуть подправить, то она сойдет за христианскую, то есть за католическую философию. Создал «платоновскую» академию и дело пошло. Потом подвернулся Гуттенберг со своим печатным станком. Но я об этом уже написал.

Наладив дела с христианскими финансами, и не только с прежними, но и с будущими (методом принудительного «прикрепления к земле арендаторов»), реформатор заметил, что женщины и не думают следовать по предназначенному для них пути добровольно как, например, еврейки. Это его огорчило. Помните, папа при подписании буллы «Малеус» очень огорчался? Женщин быстренько привели к соответствующему им виду. Вот это и было Возрождение, которое правильнее было бы назвать Рождением.

Оставалось изобрести и внедрить преемственность. Тут было две задачи: направить в древность и забыть многие некрасивые современные события, и внедрить образование специфического свойства, чтобы идеология передавалась от отца к сыну, а тому, кто старое вспомянет, тому глаз – вон. Вот как описывает это «Британика»: «Христианская Церковь создала базу Западной системы образования, основанной на апологетике, то есть интеллектуальной защите веры. Апологетические богословы от Юстина Мученика 2-ого столетия до Павла Тилич (Tillich) в 20-ом способствовали критическому диалогу между христианами, то есть «образованным миром», и другими религиями не только через веру, убеждения и догмы, но также и через преемственность поколений. Начали, естественно, с самого духовенства и государственных служащих. Средневековые школы монашеских орденов, соборов, монастырей и церквей находились под руководством Иезуитов. Потом в эту систему вклинились школы лютеранские. Но церковь была ответственна за систему школ даже после реформации. Только в 18 веке школьная система была отделена  от христианской церкви и перешла под контроль государства».

Евреи же и правда разделились вновь, как выше отмечено, на крещеных и нехристей, то есть ортодоксальных иудеев. Крещеные впоследствии растворились, иудействующие и сейчас живут, что говорит о крепости их первоначальной древней веры. Я ее уже описывал.

Маленькая цитата еще: «Утопия Томаса Мора (1516 г.) основана на игре слов «ou-topos» (никакое место) и «eu-topos» (хорошее место) и в основном рассматривала контроль государства, религиозный плюрализм, развод супружеских пар, безболезненную смерть и женские права».

Напоследок, если уж я заговорил об утопии, то буду последовательным до конца. Изобрету-ка я собственную утопию, ибо она основана на игре близких по произношению, но разных по смыслу словах. Моя утопия касается еврейского мозга и российского менталитета.

 

Российский и еврейский мозг

 

Как известно, информация на магнитных или лазерных носителях располагается на самой поверхности этих самых носителей, глубоко не проникает. Может быть, и проникает, но тогда уже не извлекается, ни магнитной головкой, ни лазером. Не вдаваясь в достижения научно-технического прогресса, касающиеся уплотнения информации на квадратный сантиметр поверхности носителя, ибо они происходят не каждый день, а скачками, как превращение электрона в квант света, то есть довольно редко по меркам микромира, буду считать, что плотность информации постоянна. Что надо сделать, чтобы информации записать больше на один носитель? Увеличить его площадь – догадываюсь я, - через увеличение диаметра дискеты или лазерного диска. Но, тогда каждый станет увеличивать диаметр, а дисковод-то не резиновый, он принимает только диаметр в три с половиной дюйма. Сразу увеличить диаметр дисковода на выпущенных 10 лет назад миллионах компьютеров нереально, да и дорого, иногда даже новый больший дисковод не войдет в сам корпус компьютера. Поэтому и перешли сперва в разовом порядке на меньшие дискеты (с 5,25 на 3, 5 дюйма), обольщенные новыми, сверхплотными системами записи информации. Но быстро обнаружилось, что для современной Windows и 30 дискет мало, а ведь это даже не само исследование, а только инструмент исследования как щипцы для выдергивания гвоздей. Поэтому увеличение диаметра дискет ныне считается тупиковой ветвью эволюции компьютерной информации. На этой технической основе перейдем к человеческому мозгу, живому.

Оказывается, здесь практически полная аналогия неживой природе. Запоминающие живые клетки (нейроны) тоже располагаются на поверхности коры головного мозга. Клетки же в глубине этой коры даже называются подкорковыми, почти бесполезными, только чрезвычайным напряжением оттуда можно что-то извлечь, давно и прочно забытое. У компьютера этого вообще сделать нельзя, а тут в исключительных случаях – можно, но дорого, так сказать. Но и живая природа сложней немного лазерного диска, хотя и не до бесконечности. Что было записано на этих человеческих, индивидуальных и несъемных «дисках»? Во-первых, хочу размножаться, во-вторых, поесть, чтобы можно было и захотелось размножаться, в третьих, достать чего-нибудь поесть. По сути, все три записи можно заменить одной – размножаться. Теперь давайте упростим эксперимент, представим, что еда всегда рядом и ее не надо даже доставать. Зоологи это называют идеальными условиями для размножения. Особь поест и размножится, поест и размножится, как вирус СПИДа, пока все не съест, доедая человека уже в гробу. Однако вернемся к человеку. Какие же записи появятся в его коре мозга? А никаких. Этих трех достаточно. Скорее всего, даже две из трех уйдут в подкорку, чтобы их не трогали по пустякам.

Теперь перейдем к наметившемуся пути усложнения жизни, есть нечего, достать негде, на улице холодно, а дров нет, звери разбежались, а тут еще и извержение вулкана. На преодоление каждой из неприятностей уходит уйма сил, а в мозгу все это записывается. В следующий раз с этими трудностями справиться еще легче, можно по записям работать, по файлам как говорят компьютерщики. Но эти файлы требуют других файлов, чтобы запустить первичные файлы в работу, ибо они ленивые и не могут действовать без сна. Они все время спят, а начинают работать, только когда их запустят. Сложная система, хотя принципиально сложного в этом ничего нет. Я не сомневаюсь, что рано или поздно все «дисковое пространство» будет заполнено файлами. Я опускаю здесь и отправление редко требующихся файлов в подкорку, так сказать, в детские воспоминания, но и там уже некуда складывать эти файлы. Тогда их приходится удалять напрочь, по команде «Dilete», и даже не в «корзину», а совсем. Хотя саму «корзину» я бы уподобил «подкорковой памяти».  Я хочу прийти к тому, что вся кора головного мозга заполнена файлами и записывать новые некуда, а система уплотнения файлов уже использована.

Этот критический момент в компьютере преодолевают сменными носителями информации, но в нашей-то голове сменных «корок» нет, да и не знаешь, как их менять и где хранить, у самих еще шалаш не построен. Естественно предположить, что просто будет увеличиваться поверхность «коры» и все питание будет уходить на это в первую очередь, а не на размножение. Анатомия кстати это подтверждает. Корка увеличивается, а голова не растет по двум причинам. Во-первых, тяжело ее носить с собой всегда, во-вторых, мешает при охоте, цепляясь за кусты. Притом на данном этапе руки и ноги даже важнее головы, так как без них обязательно помрешь, даже и с большой головой. Значит, голова не растет, а куда деваться корке? А ей некуда деваться и она начинает мяться как бумажная салфетка, занимая меньше места, чем расправленная и разглаженная. Притом, заметьте, поверхность или кора этой «бумажки» остается прежней, только становится некрасивой как мятые брюки. Если бы не «бородатые» анекдоты про «три извилины у тебя в голове» я бы никогда не догадался, что можно из трудной ситуации выйти так просто. Потом и ученые подтвердили, что, да, чем больше извилин, то есть складок на мятой бумажке, тем животное совершеннее в умственном отношении. К человеку это тоже относится, так как его пока даже не собираются исключать из млекопитающих.

Долго ли можно мять бумажку, уменьшая ее объем, не меняя площади, я не знаю. Вместо этого я предложил бы при вскрытии евреев и неевреев, замерять каким-нибудь хитроумным способом степень измятости их «бумажек». Я не сомневаюсь, что у евреев «бумажки» измяты в большей степени, в среднем, конечно, так как могут изредка попадаться «бумажки» словно из-под утюга. Дело не в этом. Дело в том, что если бы мне не пришло в голову сравнить эти мятые бумажки и посмотреть на мой компьютер «другими» глазами, то я бы поверил в существование бога Яхве, избравшего евреев владеть миром. А с привлечением мятых бумажек я повременю в него верить, а обращусь к истории евреев, которую вам уже докладывал, но разрозненно, по всей «длинноте» этой работы, отдельными вкраплениями, подобно золоту в кварце. Тут я соберу все, но только кратко, без объяснений, ибо они уже даны выше.

Начну с феномена, удивившего Фрэзера, что первобытные люди в штате Невада, жившие в самых благоприятных условиях в смысле еды и тепла, оказались на самой низкой ступени умственного развития по сравнению с соседними племенами, жившими в тяжелых условиях существования. И сразу напомню, что в Йемене у одного из четырех племен, ставшего торговцами, жизнь была тоже далеко не малина, в самом сердце пустыни. Потом они вплотную приблизились к границе песков, к прибрежной полосе, где климат и условия жизни были превосходны. Я недаром говорю, что приблизились, в гущу этой хорошей жизни их вероятно не пускали те, другие три племени, искони проживавшие здесь. Но это же не год и не два продолжалось это «приближение», может быть, и несколько веков. Теперь я хочу спросить вас, как чувствует себя человек, дырявая избушка которого стоит на самой границе с фешенебельным районом, до отказа наполненным всевозможными удовольствиями и видимой беззаботностью? Я ответил бы, что по разному: одни еще ниже опускаются, делая упор на воровстве и обмане жителей «рая», другие все силы прикладывают, чтобы оказаться в этом районе на постоянном месте жительства и заняться процветающей в этом районе деятельностью. Не вдаваясь в долгие объяснения, скажу сразу, что первые должны превратиться в цыган, а вторые в торговцев. Но та и другая деятельность требует практического, как говорят «природного» ума, который нельзя путать с образованностью, ибо это разные вещи.  Уточню только, что «фешенебельный» район был не создан его аборигенами, а получен ими как дар неба. Поэтому особенного умственного развития от них ожидать было нельзя, не в пример с жителями фешенебельного района, какие мы сегодня видим, созданные трудами их самих или  их предков. Пустынные же жители, с самого своего зарождения или в результате какого-либо катаклизма, получившие самые жесткие условия жизни и сумевшие выжить в них, напротив, записали на своих «дисках» столь много нужной информации, что мозг у них, первых на земле, превратился в «мятые бумажки».

Мяса никогда не бывает слишком много, даже в Аргентине, где на каждого приходится по корове, и там есть люди, которые не досыта его ежедневно едят. Поэтому везде нахлебников принимают с недоверием, если не сказать, с изрядной долей озлобления. Поэтому найти себе нишу среди аборигенов достаточно сложно, надо найти себе средства пропитания, не затрагивая стандартных средств пропитания аборигенов, даже помогая им в этом. Тогда все будет хорошо. «Мятые бумажки» для этого у будущих торговцев имелись.

Мы сегодня за евреями знаем несколько «противоестественных» правил, против наличия которых никто не будет спорить: не смешиваться генетически с окружающими народами, жесточайший патриархат, поголовная мужская не только грамотность, но даже самая высочайшая степень ее, наука. В качестве четвертой особенности надо назвать сферу деятельности, то есть торговлю и финансы, которые при невозможности их осуществлять (Древний Египет, СССР) заменяются наукой и искусством. Пятая особенность – очень эгоистическая религия, но дающая самое широкое поле деятельности и личной ответственности в мире людей. По этой религии, я ее подробно рассматривал выше, надо только любить Яхве, все остальное – на усмотрение самого иудея. Шестая особенность – отсутствие лени, вернее, воля к ее преодолению. Назовите мне хотя бы одно племя, народ, который обладал бы этим набором без изъятий, уверен на 100 процентов, не назовете. Можно описать развитость отдельных правил из перечисленных у других народов, но все равно полного комплекта вы не найдете ни у одного, включая эскимосов, якутов и другие северные народы, живущих в совершенно экстремальных условиях окружающей среды. Поэтому я должен бы опять поверить в их бога Яхве, но опять повременю, подумаю.

На старте истории евреи опередили окружающие народы по умственному развитию. Это следует из феномена Фрэзера. Подозреваю на основе смутных данных о Соломоне, не то женщине, не то мужчине, что матриархат у них тоже был, но они расстались с ним раньше всех других народов, причем самым бескомпромиссным и жестоким образом, так как следы этой жестокости и сегодня видны невооруженным взглядом. Внедрение в систему окружающих народов на основе нового вида человеческой деятельности – торговли потребовал и в дальнейшем чрезвычайно напряженного умственного труда. Главное в этом труде – информация и жесткость, безжалостность торговца, иначе ему не выжить. Сбор и обработка информации – основа торговли, а это тоже постоянная тренировка ума. Ни для чего в нашем мире азбука так не нужна, даже сегодня, как для торговли. Письма всех Ромео я не считаю такой уж большой необходимостью. Сегодня наука также не обходится без письменности, но в те времена, когда письменность зародилась и развивалась, о науке письменной даже не задумывались.

Но все это не дает ключа к сумме еврейских правил. Пожалуй,  можно только объяснить отсутствие ностальгии к родине. Очень нечеловеческие условия там были, очень долго евреи были вынуждены жить среди чужих народов, почти на всем земном шаре, страдания притупились, а потом были просто удалены за ненадобностью сперва в подкорку в «корзину», а потом и напрочь. Стоит на этой же основе рассмотреть и соблюдение чистоты расы, только она, эта основа, все равно будет недостаточна. Судите сами. На первых порах евреям ассимилироваться с окружающими народами просто-напросто не позволяли руководители этих народов, считая пришельцев себе не парой. Но против этой гипотезы выступает всем известный факт, что евреи в целом красивы, а сердцу, как говорится, не прикажешь. Никакой запрет не сработает против красоты. Мы же прекрасно все знаем, что самые обворожительные женщины древности  - еврейки. Они больше сражений выиграли чем евреи, вспомните хотя бы Олоферна. Можно вспомнить и супер-шпионок всех мировых войн, они к нам поближе. Поэтому беру свои слова обратно.

Скорее можно предположить, что евреи «пошли в народы» после свершившегося и закрепленного в сознании патриархата. Недаром еврейский патриархат так жесток к женщинам, непререкаем. Значит, было за что. Даже сегодня это видно, не буду уточнять как именно. Немаловажно и то, что и сегодня родство детей у евреев устанавливается не по отцу, а по матери, тут не ошибешься. Значит, надо тщательно следить за поведением жены, чтобы повысить уверенность. Но я далек, конечно, от спартанских правил, когда новорожденного сбрасывали в пропасть, если он не понравился чем-либо комиссии. Хотя, в общем-то, если древних греков не было, а «греки» – это фактически евреи, торговавшие на восточном берегу Средиземноморья, то и это правило нелишне будет вспомнить. Ведь переделать старинные предания и приписать их кому угодно до начала книгопечатания – раз плюнуть. Притом как это определяли «спартанские бабушки», что данный ребенок не вырастет Голиафом, потому предназначен к пропасти. Скорее можно определить цвет глаз, волос, их курчавость и так далее, то есть принадлежность к расе. Кстати и сегодня ходят темные слухи, что иудеи убивают младенцев, правда, христианских, и только по праздникам. Я хочу сказать, что настойчивое, веками, сохранение чистоты своего племени хотя и шатко, но можно объяснить.

Торговля как средство существования и вписывания в окружающие народы, не знавшие этого понятия, первоначально как вынужденная мера, дала такие дивные плоды, что вошла в плоть, кровь и идеологию племени. Недаром «сребреники» появились в их главной идеологической Книге раньше, чем все остальные народы научились читать и писать. Самое главное заключено, знаете в чем? В том что, занявшись торговлей, евреи создали себе жизнь еще трудней и опасней, чем покинули в пустыне. И я отнюдь не шучу. Брокеры на биржах не могут работать больше 3-5 лет, не выдерживают нервы и они вынуждены менять профессию. Но профессиональные наследственные торговцы приобретают  много завидных качеств: они рискуют, но и умеют оценивать риск, они должны быть всегда начеку и до предела загружены не только информацией, но и постоянно ее обрабатывать. Не унывать при трудностях, но и не самоуспокаиваться при везении. При том, торговля не только торговля, но и дипломатия. Хороших дипломатов тоже ценят. Представьте, что это происходит из поколения в поколение в течение всей истории человечества. Чему же удивляться, если все важнейшие мировые открытия сделаны именно евреями? Все это так, и в этом не приходится сомневаться, но первопричина все же есть, и не бог Яхве.

Интеллект евреев – первопричина, которая сама себя совершенствовала веками, но так не бывает, чтобы среди всех муравейников в лесу, один муравейник был идеальным, а все остальные – рядовыми, одинаковыми как ягоды на кусте. Тут должен быть основатель, человек, а не бог, который выделился своим умом среди всех как Эйнштейн среди умной армии физиков. Но умные среди дураков для этих дураков не очень заметны, умному надо случайно оказаться царем, да таким царем, которого уважают сограждане и верят ему, даже дураки. Он-то и должен был сформулировать указанные 6 пунктов правил, может быть, и еще несколько, мной не замеченных. Опять же надо, чтобы он сказал: если вы будете выполнять эти правила, то будете владеть миром, не будете – будете цыганами. Но все, что я сказал, это же никогда не может быть правилом, это же чрезвычайно редкое вероятностное (статистическое) событие. Оно не могло проявиться сразу у нескольких племен, в том числе и у «нордической» расы Гитлера. На этом можно и закончить про евреев, упомянув лишь, что дальнейшие многовековые события все более и более укрепляли их в этой вере своему царю, потому что подтверждались снова и снова. Потом, правда, некоторые из них забыли про своего царя, сохранив в себе только одни голые правила жизни.

Перехожу к русской голове, нисколько не обольщаясь. Иудейские правила жизни им не перенять несмотря на мое желание и еще большие страдания, которые они перенесли и переносят до сего дня. Даже может быть большие, чем перенесли евреи в своей аравийской пустыне. Страдания заставляют «бумажки» в их головах тоже мяться, что видно по американским бензоколонкам с русской эмульсией, называемой бензин, по нашим мафиози, достигшим там «высот». Мы научились варить «суп из топора», бульон на яичной скорлупе, наконец, мы не помрем, если кроме лебеды ничего на планете не останется. Мы не погибнем, если царствовать у нас будет сам антихрист, да не один, а целой династией, лет на пятьсот. Но этого мало. Смешивать свои гены с чужими у русских просто хобби. Патриархат у нас такой, что жены нам выдают на обед не больше десятки рублей, а то мы купим водки. Учимся мы с отвращением, как будто если мы не будем учиться, то евреи перестанут нами командовать. Мало того, мы живем надеждой, что евреи сами собой перемрут и оставят нас в покое догнивать «собственным» умом. Особо яростные даже хотят уничтожить «жидов» как будто сроду не читали историю, где написано, что гонения на евреев начались, как только они появились, а они от этих гонений только крепнут, что соответствует законам природы, а не нашим идиотским «желаниям». Снимает ваш стресс от моих слов то, что мы, русские, не одиноки. Евреи покорили весь мир, в том числе и Америку, радуйтесь.

Я понимаю также, что торговать, как торгуют евреи, быстро вы не научитесь, как Емеля-дурак с помощью печки мгновенно решал все свои проблемы. Но знайте, что и евреи учились торговать, может, тысячу лет. А религия, я уже об этом много говорил, какая у вас побирушечная религия. «Дай мне, господи», да «прости меня господи, что я дорого продал», - вы же больше ничего не знаете? Да какой дурак вам будет все давать, за красивые голубые глаза что ли «с красноватым оттенком», как писал какой-то древний писатель? Не просите вы у бога ничего, только любите его и молитесь ему. Зарубите себе на носу, что кроме любви бог от вас ничего не требует, все остальное от вас требует только закон. Богу абсолютно нет никакого дела до ваших взаимоотношений среди вам подобных.

А знаменитая русская лень никак не вписывающаяся в научно-технический прогресс. Ведь есть же у вас поговорка, что без труда не вытащишь и рыбку из пруда, почему же вы ей не следуете? Вы же работаете только тогда, когда вам евреи обещают платить деньги, что совсем не означает, что обещания будут выполнены. Я подробно объяснял, как это произошло и не особенно вас винил, скорее сочувствовал.

Перехожу к самому главному, понимая, что в вашем совокупном характере ничего уже нельзя изменить. У евреев в древние времена появился вождь, царь, отец народа, назовите его, как хотите, но он дал им закон. Заметьте, их было очень мало, все одного племени, все его лично знали и преклонялись перед ним не ради титула, а ради его ума. Илюмжинов, мы о нем практически ничего не знаем, нам говорят только, что он вор, но народ, «друг степей калмык» его избирает. Если он способен дать своему народу закон, то это будет второй в истории Земли случай. А теперь посмотрите на нашу Россию с двумя сотнями точно таких же народов. Разве можно им дать один закон? Вы понимаете, что я не Уголовный кодекс имею в виду, а то я слово Закон буду писать с большой буквы, Закон из 6 пунктов как у евреев, может быть, совершенно других по содержанию.

Начну-ка я с красной строки и сразу с официального заявления на всякий случай: прошу Генпрокуратуру России и лично Президента России, так как это на сегодняшний день почти одно и тоже, ни в коем случае не «отождествлять» что-либо с чем-либо, а только следовать прямому тексту, написанному мной, и только из него выводить свои заключения, заметив себе при этом, что я ни к чему не призываю, ничего не «разжигаю», а просто исследую гипотетические варианты. К этому заявлению добавлю занимательное происхождение слова «утопия», изложенное в предыдущем параграфе. За утопии, притом двусмысленные, когда не знаешь по какому именно из двух смыслов заседает суд, по идее не только судить, даже ругать в газетах нельзя. Отравить, конечно, можно, ведь никто не узнает, и я в том числе.

Кратко рассмотрю историю России в целом по поиску национальной идеи, то есть Закона жизни из пяти-шести всем понятных пунктов, так как царские потуги в этом вопросе я рассмотрел ранее. Помните «самодержавие, православие, народность», как я показал, совершенно идиотские? Маркс, опираясь на плебс, как и «отцы-основатели» христианства, выдвинул всего одно правило, подразумевая два: «Пролетарии всех стан, соединяйтесь», и «Берите и делите поровну и честно». Вы что, не видите, что второй лозунг подразумевается на 100 процентов, так как зачем же объединяться, водки попить что ли? Ленин, имея в наличии совсем безграмотный народ, эту идею или Закон жизни сформулировал всего в одном пункте, или в двух, смотря как считать: «Фабрики – рабочим, земля – крестьянам». О том, что из этого получилось, написано и без меня, не перечтешь. Самый интересный момент происходит в наши дни. Народ, даже самый малообразованный, все же телевизор смотрит, а значит, соображает несравненно больше чем во времена газеты «Искра». Поэтому на двухсловные лозунги его уже не поймаешь, нужны некоторые объяснения, притом он уже раз на таких «простейших» как инфузория лозунгах поймался. Вот в чем загвоздка, что российская национальная идея, она же Закон жизни в пяти-шести пунктах, никак не вырисовывается. Наши правители то с одной стороны, то с другой стороны к этой самой идее прицениваются как на базаре, чтобы узнать что почем, прежде чем потратить деньги, но 200 народам это непонятно, не трогает душу. Хотя некоторым народам и трогает, каких числом побольше. Вектор правительственной идеи смещается к «единоначалию, православию и (идиотской) народности», потому, что «самодержавие» целый год или два обкатывалось по всем каналам, но душу россиян не тронуло. По-моему же, хоть лопни, не найти трехсловие, которое бы удовлетворило 200 народов, и эту несбыточную мечту надо оставить.

Можно, конечно, пойти проторенным Западом путем и поставить во главу угла права человека как такового, законность как таковую, судить президента как грабителя, если он украл или позволил украсть своим ближним хотя бы рубль из государственной казны, а всех судей и прокуроров сделать абсолютно независимыми, написав каждому из них отдельную строку в бюджете страны, а за нарушение бюджета, то есть закона делать то же самое, что и с проворовавшимся президентом. Но разве это возможно у нас? Я же посвятил этому вопросу столько страниц, что самому себе надоел. То есть, выходит, что ничто не может объединить наши народы? Я это говорю потому, что нет же пока альтернативы? Если бы была, о ней бы все газеты писали. А в них же нет ничего кроме «вертикали власти», то есть первого слова трехступенчатого лозунга, только что приведенного – единоначалие, как во взводе, роте, полку, дивизии, фронте перед битвами и между ними.

Что делают народы, не объединенные общей для них идеей? Живут, что же им еще делать? Но и ждут чего-то, приспосабливаясь пока к новым и новым  обстоятельствам, и, безусловно, думают о чем-то, сопоставляют, делают какие-то, может быть, поспешные, выводы. О чем же они думают? Прежде всего, о развале СССР, и меня никто не убедит, что эта дума не на первом месте, не считая пожрать и размножиться, ну, еще выпить. Все народы в своем «конституционном» большинстве, покинувшие СССР, не желают туда вновь возвращаться, или это надо доказывать? Я думаю, не надо, так поверите. Лучше я расскажу, как я представляю народные думы насчет развала СССР, заранее ссылаясь на двусмысленность слова утопия. Жить врозь во многом лучше, чтобы вы это лучше представили я приведу пример огромной радости, когда молодая семья покидает отчий дом, получив отдельную квартиру. Вникли? Есть возражения?

Но есть и другого рода думы, напоминающие суспензию, когда она долго не взбалтывалась и начинает расслаиваться на составные части: жидкость на месте, твердые частицы – на дно. Нет в реальной жизни суспензий, кроме структурированных коллоидных растворов в которых создается подобие кристаллической решетки, которые бы не распадались, если их не взбалтывать. Но кристаллическая решетка – это и есть «идея», объединяющая разнородные атомы в кристалл. Но народы России были так взболтаны за 70 лет, так перемешались и постоянно до-взбалтывались, что сегодня процесс расслоения – это естественный процесс, и он скоро закончится, когда «тяжелые» частицы отделятся от воды-среды, а самые микроскопические из них будут продолжать плавать среди воды на основе броуновских сил. Точно так же как плавают они во всем мире-океане. 

[ Оглавление ]

[ Назад ]                                    [ Вперед ]

 



Hosted by uCoz