Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

Глава 15

 

 

 

 

 

 

[ Оглавление ]

[ Назад ]                                    [ Вперед ]

 

Глава 15

История йеменского племени торговцев

 

Введение

 

Значительная часть этой книги посвящена евреям, но я так и не докопался, откуда они произошли, хотя и намекнул на их истоки, сопоставляя их с цыганами. В общем, я их встретил в Византии, довел до России и оставил. Мне кажется зря, потому что без них мировая история становится куцей. Притом я на них повесил изобретение буквенной письменности, а как это произошло, – тоже промямлил невнятно. Притом я изучение загадочной русской души начал с мировой истории, чтобы вписать их туда возможно безболезненно, а сам эту историю оставил на полпути в древность. Не считать же австралийских аборигенов, которым я тоже посвятил немало страниц, основанием человеческой истории. Так что не хотел, но придется еще посвятить всемирной истории несколько десятков страниц. И начну, пожалуй, с Эфиопии, ведь я уже наметил путь евреев там.

 

История Эфиопии

 

История ее очень длинна, несмотря на то, что сегодня страна такая бедная. У нее есть даже предыстория, потому что «Британика» так и начинает: «От предыстории до Aksumite-королевства». Археологические находки в долине реки имеют большую древность (Hadar). Фрагменты метаморфизованных костей принадлежат к Australopithecus, подобное обезьяне создание, которое жило приблизительно четыре миллиона лет назад и, возможно, было предшественником современных людей. Между 8-ыми и 6-ыми тысячелетиями до н.э. собирательство и затем сельское хозяйство, развитое в северной Африке и юго-западной Азии, перемешало языки, на которых говорят в этой области. Поэтому они проникли друг в друга и составили современные афро-азиатские языки (прежде всего хамито-семитское семейство). Это семейство включает теперь кушитский (Cushitic) и семитские языки, на которых говорят в Эфиопии. В течение 2-ого тысячелетия до н.э. хлебное зерно и использование плуга попало в Эфиопию из  Судана, и люди, говорящие на Ge'ez (разновидность семитского), прибыли, чтобы доминировать над богатой северной горной местностью, плато Tigray. Там с 7-ого столетия до н.э. они установили королевство Da'amat. Это королевство доминировало над странами на запад от них, получая слоновую кость, черепаховый панцирь, рога носорога, золото, серебро, и рабов и торгуя ими с южно-аравийскими торговцами. (Надо полагать через Красное море. И надо заострить, что покорители прибыли с севера на юг).

После 3 века до н.э., то есть ближе к Рождеству Христову, положение королевства Da'amat ухудшилось, поскольку торговые маршруты переместились из предгорий и горного плато на равнину, как более простые для доступа к прибрежным портам. (То есть завоеватели ушли опять в Судан). Последовавшие войны увеличили контроль государства Aksum, которое, от его основания на плато Tigray, управляло торговлею с Суданом. Заканчивался торговый маршрут в порту Adulis в Заливе Zula. Культура Аksum использовала язык Ge'ez, сохранившийся в модифицированном южно-аравийском алфавите, скульптуре и архитектуре, основанных на южно-аравийских прототипах, и амальгаме локального средне восточного языка dieties. Это доказывает близкий культурный обмен между Aksum и Аравийским полуостровом. Но не имеется никаких академических оснований для утверждения, что именно южно-аравийские иммигранты создали Aksum, даже если многие из них и прибыли, чтобы жить там. Однако древний культурный обмен через Красное море оставил в Эфиопии отождествление их Makeda - царицы Sheba - израильского Соломона. Их мифическое соединение  произвел Menilek I, прародитель королевской династии Эфиопии.

К 5-ому столетию (уже нашей эры) Aksum стал доминантой  торговли в Красном море. Торговля опиралась на нормальные финансовые методы, то есть на чеканку монет с изображением императоров-Aksumite. В анонимном греческом описании путешествия «Periplus Maris Erythraei»,  написанном около 1-ого столетия н.э., порт Adulis описан как «открытая гавань» для греко-римских торговцев, живших там постоянно. Это были сквозные  торговые сообщества, через которые монофизитское христианство восточного Средиземноморья достигло Эфиопии в царствование императора Езанаса (303-350 гг. н.э.). К середине 5-го столетия монахи проповедовали Евангелие среди кушитов на восток и юг.

В пике своего развития Aksum простирался к северу и достиг Египта, на запад -  к кушитскому королевству Meroe, в южном направлении – до реки Oмо, и в восточном направлении – до побережья залива Aден. Даже южно-аравийское королевство Himyarites (сегодня Йемен), принадлежало Aksum. Ранее 6-ого столетия император Калеб (Элла – Asbeha, правивший в 500-534 годах) был достаточно силен, чтобы пересечь Красное море и защитить своих единоверцев в Йемене от преследований евреев. Однако христианская мощь на юге Аравии закончилась в 572 году, когда персы захватили побережье и разрушили торговлю. Затем арабы в 7-8 веках окончательно погубили торговлю Аксума через Средиземноморье с остальным миром.

Эфиопия - мозаика приблизительно из 100 языков, которые могут быть классифицированы в четыре группы - Semitic, Cushitic, Omotic, и Nilotic. На семитских языках говорят, прежде всего, в северных и центральных частях страны; они включают Ge'ez, Tigrinya, Amharic, Gurage, и Hareri. Ge'ez, древний язык Aksumite-империи, используется сегодня только для религиозных записей и богослужения в Эфиопской Православной церкви. Tigrinya принадлежит северной епархии Tigray. Amharic - один из главных языков страны и используется центральными и северо-западными епархиями (выделено мной). На Gurage и Hareri говорит относительно немного людей на юге и востоке.

Наиболее важные Cushitic языки - Oromo, Сомали, и Afar. Oromo вместе с Amharic является двумя разговорными языками Эфиопии. Они распространены в западных, юго-западных, южных и восточных областях страны. Сомали - доминирующий среди жителей Ogaden и Hawd, в то время как Afar наиболее общий на равнине Denakil. Оmotic – руководящий язык, среди которого является Walaita, не очень широко распространены, говорят на них главным образом в плотно заселенных областях крайнего юго-запада, то есть, в долине Голубого Нила. Nilotic группа языков, привязанная к Западным Низинам, с Kunama-диалектами, являющимися доминирующими (выделение везде мое).

В этой справке много информации, перечислим ее вновь, но кратко:

-                                  Около 9 тысяч лет назад, считая от сегодняшнего дня, труд людей северной Африки и юго-западной Азии перемешал языки в Эфиопии. В основном это семито-хамитские языки (потомков Сима и Хама по Библии).

-                                  Около 4 тысяч  лет назад из Судана в Эфиопию прибыли семиты со своей разновидностью семитского языка (Geez) и начали доминировать здесь, но создали свое королевство Daamat только 2700 лет назад, и начали торговлю через Красное море с Аравией.

-                                  2300 лет назад  положение королевства Daamat ухудшилось, завоеватели опять ушли в Судан, поскольку торговые пути с плато Tigray тоже переместились в Судан.

-                                  В это же время на плато Tigray неизвестно как образовалось государство Aksum, но тоже с семитским языком Geez.

-                                  Но, этот семитский язык  Geez из Судана, перешедший в язык культуры Aksum, одновременно оказался основанным и на южноаравийских языках.

-                                  Мало того, эфиопская богиня-мать Шеба отождествилась с еврейским Соломоном.

Из этого можно всю эту историю упростить. Эфиопия – это современный Кавказ с его многообразием языков, народов и государств, что точно соответствует моей концепции горно-предгорных скученных народов начала цивилизации, когда все они сидели в своих норах-ущельях. Подробности смотри в предыдущих разделах. Это первое.

Во-вторых, по моему мнению, amharic не что иное, как амхаарский язык, на котором разговаривают амхаарцы в древней еврейской истории. А что такое амхаарцы, вы, наверное, помните. Это, во-первых, земледельцы, а во-вторых, - самые презренные для евреев люди. Я еще пытался их идентифицировать с месопотамскими земледельцами по сравнению с горскими народностями Кавказа и Ирана. С учетом выше изложенного можно высказать мысль, что амхаарец – вообще земледелец (не торговец), и вообще презренный, так как занимается презренным делом, как и библейский изгой Каин-земледелец, убивший Авеля-скотовода. Отсюда, все презренно, что не касается денег и торговли.

Амхаарский же язык – вообще язык коренных жителей любой страны, занимающихся материальным производством, и земледелием в частности, будь то Месопотамия, Эфиопия или Египет. Недаром и сегодня закоренелый еврей-иудей никогда не будет копаться в грядке даже на своей собственной даче. Эта генетическая неприязнь к обработке земли даже в нынешних евреях очень заметна. Найдите мне хотя бы одного крестьянина-еврея во всем бывшем Советском Союзе? И недаром Советская энциклопедия пишет, что ассирийцев (другое наименование евреев) полным-полно в СССР, но все они живут в городах.

«Британика» продолжает: «Христианство в Эфиопии распространилось с 4 столетия, одно из самых старых христианских сект в мире», словно забыв, что несколькими абзацами выше сообщала: «К середине 5-го столетия монахи проповедовали Евангелие среди кушитов». И далее: «Оно исповедовалось больше чем половиной всех эфиопов (включая большинство Amhara и Tigray) и считалось официальной религией до падения монархии в 1974 году. Это отразилось в литературной традиции и изобразительном искусстве. Ислам представлен с 7 столетия и сегодня его исповедует больше четверти эфиопов, особенно на восточной низменности, но имеются местные общины по всей стране. Иудаизм исповедовался в древнем городе Gonder. (Заметьте, без указания даты. Хотя бы век указали, или где этот «древний город» находится). Большинство эфиопских иудеев называют свою страну Вторым Израилем.  Они известны под именем «falasha». Согласно «Иммиграция в Израиль, 1992» (публикация Центрального Бюро Статистики Израиля), 44 766 эфиопов въехали в Израиль в 1980-1992 годах (операции «Моисей» и «Соломон»).  Все они «falasha»».

Что же следует из последнего абзаца? Во-первых, то, что христианство там не «самое старое», так как в Римской империи оно согласно истории прямо и началось с Рождеством Христовым, то есть на 5 веков раньше чем в Эфиопии. Во-вторых, христианство и мусульманство здесь началось практически в одно и то же время. А третьих, иудаизм здесь так древен, что историки не могут назвать даже даты его возникновения.

Теперь вернусь к выделенному мной тексту: «В анонимном греческом описании путешествия «Periplus Maris Erythraei»,  написанном около 1-ого столетия н.э., порт Adulis описан как «открытая гавань» для греко-римских торговцев, живших там постоянно». Очень интересное сведение. Это что же получается? Это как же «греко-римские торговцы» туда попадали, притом на постоянное место жительства? Ведь Суэцкого канала, как вы сами понимаете, еще не было. Но, если указанные «торговцы» как-то то и дело туда попадали, то и Моисею не составило бы труда сделать путь в противоположном направлении. Не так ли? Я только добавлю к этому, что «торговцы» делали это, по всей видимости, очень легко, а Моисей столько настрадался по дороге. И остановлюсь пока на этом.  

 

Вулканы в Эфиопии как гипотетическая отправная точка Моисея

 

Согласно «новохрону-1» вера в единого бога вышла из окрестностей Везувия. Оттуда, дескать, и повел свои израилевы колена Моисей, так как в Малой Азии вулканов не нашлось. Я на первых порах согласился с ними, и расписал все это, как мне это виделось в отдельном разделе выше. Сейчас же мне очень захотелось узнать, есть ли вулканы в Эфиопии? Оказывается, есть, целых два: Дубби и Афдера. В «Британике» нашелся еще один – Erta-Ale, который никак не похож по написанию на первые два. Больше о них пока ничего не удалось узнать. А вот о вулканах Уганды в «Британике» сведения есть. Там, в горах Вирунга, 8 вулканов, 6 потухших и два действующих. Последние извержения зафиксированы в 1912, 1938 и 1948 годах. Вообще слово «вирунга» обозначает на местном языке «Тот, который готовится». То есть извержения там происходили столько времени, сколько существует сам язык. Другой вулкан называется «Старик с большими зубами», а третий – вообще близко к «чину» Моисея – «Руководство».

На этой основе открываем самую мелкомасштабную физическую карту Африки (1: 20 000 000) и смотрим в район Красного моря, представляющего собой очень узкий и длинный залив. Если берега этого залива соединить, то на месте моря останется горная цепь. Разрезав эту горную цепь вдоль и немного раздвинув, получим вновь Красное море, в которое не впадает ни одной реки. По обоим его берегам, как в Африке, так и в Малой Азии (Аравийском полуострове), гористые пустыни. Здесь, даже сегодня нет сколько-нибудь значительных населенных пунктов, если не считать на аравийском берегу Мекки и порта рядом с ней Джидда. В Мекку можно попасть или морем, или из Персидского залива через Эр-Рияд по автомобильной дороге. От Мекки до Средиземного моря по восточному берегу Красного моря даже сегодня нет дороги. На западном берегу – картина еще хуже. Вдоль Красного моря нет даже автомобильной дороги, с севера на юг пустыня Аравийская переходит в пустыню Нубийскую, тянущуюся до самой Эфиопии. Голубой Нил, вытекающий из Эфиопии, впадает в Нил, и вся эта водная система находится практически рядом с Красным морем, но отделена от него сплошной пустыней. И само море – тоже пустыня, только водная. Оживил ее только Суэцкий канал, которого, естественно, в рассматриваемые времена не было. Синайский полуостров, отделяемый двумя заливами Красного моря, еще более узкими и длинными, тоже безжизненная пустыня. В Нил с востока нет никаких притоков, кроме временных, изредка наполняющихся водой с горной гряды по берегу самого моря.

Теперь посмотрим, как могли туда-сюда сновать греки торговые из Средиземного моря в порт Адулис в Эфиопии. Сухопутной дороги туда и сегодня нет. До Красного моря надо добраться по пустыне, по трассе будущего Суэцкого канала (161 км), а потом плыть по Красному морю на юг на всю его длину (2500 км). Путь нереальный по следующим причинам:

-                                  сухопутно-морской путь неприемлем, так как невозможно себе представить, что такое особо драгоценное можно возить по пустыне на верблюде, перегружать потом на судно, а затем плыть 2500 километров. И это только в одну сторону;

-                                  берега Красного моря пустынны, даже воды негде набрать пресной, а в те времена плавали только вдоль берегов, беспрестанно к ним приставая, даже и в случае большого волнения;

-                                  ни одно судно древнего мира не способно преодолеть 2500 километров, не приставая к берегу;

-                                  Тур Хейердал доказал, что можно переплыть Атлантику, но только зачем туда-сюда плавать?

Таким образом, греки никогда не плавали в эфиопский порт по морю. Собственно, и незачем. Полностью сухопутный путь от Средиземного моря до Эфиопии я вообще не рассматриваю, потому что его нет и сегодня. Поэтому не только Медичи подделывал «переводные с греческого» работы, но и сами «греки» кое-что подделали, в частности «Periplus Maris Erythraei».

Теперь давайте рассмотрим пресноводный путь из Средиземного моря в Эритрею, в порт Адулис. Оказывается, нет ничего проще. Плыви себе от устья до истока Нила, и окажешься на Абиссинском нагорье, с которого как с горки сухим путем попадешь куда целился. И компаса не надо. Так же и мы, русские освоили свою Волгу, правда, вместе с татарами и чувашами и еще кое с кем. И греки могли так же попасть в Эритрею, да только кто их пустит? Берега Нила были так плотно заселены с древности, что на каждых пяти километрах реки там было по государству. И даже соседи по отрезкам реки не очень любили ходить друг к другу в гости. Как пойдут, так подерутся. Надо иметь исключительную общительность, понимание многих языков и многие другие достоинства прирожденного путешественника и дипломата для того, чтобы плыть вверх по Нилу через два десятка государств. Может быть, такими достоинствами кто-то и обладал, только зачем все это? Нужна была твердая и ясная цель, даже цель жизни, так сказать. Любопытством и жаждой знаний как у Паганеля из «Детей капитана Гранта» тут не должно было и пахнуть. Но прежде вернусь-ка я снова в языкознание, чтобы проверить окончательно, не эритрейские ли евреи все это затеяли?    

       

Еще раз о «семитско-хамитской  макросемье  языков», но уже без цыган

 

Позволю себе процитировать самого себя еще раз из главы «Восточный синкретизм». Эта цитата, использованная уже в других целях, должна еще раз послужить мне. Вот она, цитата. Кавычки не применяю, имею право.

Надо несколько заостриться и на пресловутом определении «семитический», «семитский», которым историки разбрасываются налево и направо, к  делу и без дела, в основном тогда, когда просто нечего сказать. Читая исторические книги, описывающие зарождение христианства, его корни, народы  Средиземноморья, в основном  Малой Азии, то и дело встречаешь «семитский», хоть в Европе, от  Испании до Босфора, хоть в Африке, хоть в Азии. Это определение, можно подумать, ставится тогда, когда какое-либо определение напрашивается, но другого, кроме «семитский» просто не находится. Авторы, наверное, думают, что, сказав «семитский», исчерпывающе что-то доказывают, хотя это слово при детальном рассмотрении ничего другого под собой, кроме «еврейский», не имеет, но «еврейский» почему-то говорить нельзя. Я думаю, потому что тогда окажется, что евреи – это вообще первичное население земли, в крайнем случае, всего Древнего мира, без изъятий. А когда этот феномен назовешь «семитским», то это воспринимается хорошо, отвлеченно, как «марсианский», то есть от этого ни жарко, ни холодно. Сейчас я хочу привести несколько цитат из БЭС. На мой взгляд, они показывают, что семиты – это весь древний мир, но и евреи – семиты. Итак. «Семитология – совокупность науч. дисциплин о языке, лит-ре, культуре и истории семитоязычных народов. Включает ассирологию, арабистику, библеистику, арамеистику, гебраистику и др.».

Помните, я давал справку об ассирийцах и ассирологии? Там я еще обращал ваше внимание на то, что ассирийцы на сегодня расселились по всему миру, а у нас в России живут по городам. Я еще спросил себя, не евреи ли это? А «арабистика» знаете что такое? А арабских языков знаете сколько? Страницы не хватит, чтобы их только перечислить. Ведь египтяне разве поймут сирийцев? Но они же оба относятся к «арабистике», а значит и к евреям, так как все они в куче относятся к «семитологии».

Беру справку о семито–хамитских языках. Там стоит: «см. Афразийские языки». Перелистываю и читаю: «Афразийские языки (семито-хамитские, афро-азиатские) - макросемья языков, распространенных в Сев. Африке, Зап. Азии и на о. Мальта. Делятся на 5 (или 6) осн. ветвей: семитскую, егип., берберо-ливийскую, чадскую, кушитскую и омотскую (иногда рассматриваемую как ветвь кушитской)».

 Эту маленькую цитату нельзя оставлять без пристального внимания. 1). Авторы назвали эту штуку (другого имени я не вижу основания применять) афро-азиатской, но остров Мальта находится в Европе, южнее Сицилии. Поэтому надо назвать правильнее афро-евро-азиатской штукой. Не правда ли? 2). Но остров Мальта со своим семитским языком, опять-таки, не может быть один как песчинка во вселенной, не на самолете же привезли 5000 лет назад туда одну веточку с тремя  листиками от огромного дерева, именуемого «макросемьей языков»? Вы же понимаете значение приставки «макро»? И «семья», надеюсь, понимаете, что такое? В переводе все это означает, что в древнем мире, от озера Чад в самом центре Африке до Италии, и от Пиренеев до Тибета был только один язык – семитский, он же и хамитский и еще кучу таких синонимов можно прибавить. 3). Рассмотрим  «5 (или 6) осн. ветвей». Это же только главные ветви дерева, толщиной с молодое дерево. И их пять или шесть. И это только «осн.» ветви. А что такое «берберо-ливийская ветвь»? Должны же быть и берберская, и ливийская? Они же где-то на этом «дереве» соединяются? Что, не прав я, назвав мальтийскую - веточкой с тремя листиками?  Надо бы назвать эту веточку просто листиком на тоненькой ножке.

Допустим, я убираю «хамитскую» часть этого великолепного составного определения «семито-хамитский». Могу я сказать тогда, что вся эта многочисленная «семья языков» станет простым семитским или еврейским языком? А убрать указанную часть определения я могу с полным основанием, так как «хамитской» не только макросемьи, но даже и простой семьи, но даже и простого языка нет во всей энциклопедии и прочих словарях. Нет не только языка, но и самих хамитов, если предположить, что хамиты должны разговаривать на хамитском языке, вернее – на целой их группе, семье языков.

Семиты знаете кто в переводе с библейского? Потомки Сима, одного из сыновей Ноя. А второго сына Ноя знаете, как звать? Звали: Хам. Вот вам и хамиты, и хамитский язык, и семья и даже хамитская макросемья языков. Только она официальной истории неизвестна. И согласно истории говорить по-хамитски никто не говорил на всей земле с начала веков и по сей день. Зачем же историки наводят тень на плетень? И почему тогда нет «иафетских» языков? Что, потомки Иафета, третьего сына Ноя, немыми, были? Таким образом, никаких других языков, кроме еврейского, он же семитский, на Земле в те времена не было и нет.

Прежде чем продолжить свои изыскания, переведу в удобоваримую форму изложенное выше. Итак, афро-азиатское дерево языков, которое правильнее надо бы назвать афро-азиато-европейским деревом, охватывающим весь древний мир, равно и соответствует семито-хамитскому дереву. Но хамитская часть этого дерева, выражаясь математически, равна нулю. Поэтому с полным математическим основанием я могу сказать, что афро-азиато-европейское дерево языков равно семитскому дереву. Но как же так? Только что полученное мной «семитское дерево» снова делится на пять или шесть «основных ветвей», в том числе и  семитскую ветвь?  Ибо согласно все той же цитате «афразийские языки (семито-хамитские, афро-азиатские) делятся на 5 (или 6) осн. ветвей: семитскую, егип., берберо-ливийскую, чадскую кушитскую и омотскую» (см. выше). То есть, считаю полностью доказанным, что во всем древнем мире, о котором идет речь, «свирепствовал» только семитский язык.

 Теперь перехожу к еще одной цитате: «Семитские языки – ветвь афразийской или семито-хамитской макросемьи языков. Состоит из групп:

1) сев. - периферийной, или вост. (вымерший аккадский с диалектами ассирийским и вавилонским);

2) сев. - центральной, или сев. - зап. [живые – иврит  и новоарамейские диалекты, объединяемые под назв. ассирийского (новосирийского) яз.; мертвые – эблаитский, аморейский, ханаанский, угаритский, финикийско-пунический, др. - еврейский и арамейский диалекты: др. - арамейский, имперский арамейский, зап. - арамейские – пальмирский, набатейский, палестинские; вост. - арамейские – сирийский, или сирский, вавилоно-талмудический, мандейский]; 

3) юж. - центральной [арабский (с диалектами) и мальтийский]; 

4) юж. - периферийной (живые – мехри, шхаури, сокотри и др.; мертвые – минейский, сабейский, катабанский);

5) Эфиосемитской (живые – тигре, тиграй, или тигринья, амхарский, аргобба и др.; мертвые – геза (помните geez?), или эфиопский, гафат).

Три последние группы нередко объединяются в одну. Древнейшие памятники С.я. – аккадские клинописные надписи, собств. имена и назв. местностей Палестины в егип. надписях (3 – 2 тыс. до н.э.).  Имеются памятники письменности на аккадском, др. - евр., сирийском, эфиопском, араб. яз. Сохранились надписи на угаритском, финикийско-пуническом, минейском, сабейском и др.». (Конец цитаты. Выделение мое).

Во-первых, семито-хамитские и семитские языки должны были стоять в словаре рядом. Взгляните на приведенную мной пересылку от одного слова к другому через весь Словарь: «Семито-хамитские языки – см. афразийские языки».  Но, зачем-то семито-хамитские языки были извлечены со своего законного места и направлены на «букву А» – «афразийские»? В статье «афразийские» нас попытались запутать, отправить поближе к озеру Чад, чтобы мы там интуитивно почувствовали где-то рядом таинственных «хамитов», ведь они специально не назвали это «дерево»  хамито-семитским, а назвали семито-хамитским, хотя это одно и то же, они оба от библейского Ноя. Поставь на первое место «хамитов» и сразу же надо объяснять первое, наиболее значимое слово в словосочетании. Не Хамом же его объяснять, как сделал это я? Им-то пришлось бы подробнее это сделать, длиннее и обоснованнее. А этого они как раз и боятся. А, разъединив семитов и семито-хамитов в разные концы Справочника, они думали, что таким образом избегнут объяснений, кто такие «хамиты». И вместе с тем мы вместе с ними станем подразумевать, что семито-хамиты – это много, а семиты – только часть. Заметьте, как бы разделив целое, и, разбросав его это целое как бы в разные стороны, они оставили себе и «оправдание», отослав нас снова назад, от «афразийцев» к «семито-хамитам», дескать, это одно и тоже. И теперь, освободившись от «хамитской» приставки, они пытаются сказать: «семитский» – часть «семито-хамитского» целого. Это же форменная казуистика. Тем более что «хамитского» нет в природе, так же как и «иафетского».

Во-вторых, что это за такое «военно-тайное» обозначение географии как «южно-центральное» и «северо-периферийное», само по себе неадекватное, так как обозначения эти можно заменить существующими на карте странами, чтобы каждый видел, что это такое? Но, мало того, здесь присутствует изрядная доля элементарного идиотизма, так как  «три последних группы», а именно южно-центральная, южно-периферийная и эфиосемитская, «нередко объединяются в одну». Тогда останутся всего три группы: северо-периферийная, северо-центральная и южно-центрально-периферийно-эфиопо-семитская группа. Разве это не идиотизм вдобавок  к военной тайне? Не проще ли заменить севером, центром и югом?  Куда там? Нас запутывают на каждом шагу.  При этом опять оставляют себе возможность отступления: «Разве это так важно? Несколько неадекватные собственные имена»? А как вам нравится  точность местонахождения в такой фразе: «сев. - Периферийная или вост.»? Ведь «сев. - периферийная» и «вост.» – это совершенно разные вещи и между ними нельзя ставить знак равенства. Уточните, все же: «сев. - периферийная», или же «вост.»? Я в этом вижу преднамеренное запутывание достаточно простых вещей.

В третьих, у нас остались две основные группы и третья – объединенная. Но первые две группы характеризуют одно и тоже, а именно ассирийский язык, который, как я показывал, обозначает вообще невообразимое в здравом уме понятие. Смотрите сами: в первом участвует ассирийский вымерший язык, во втором – он же самый, ассирийский, но только впитавший в себя и еврейский иврит, и сирийский языки. Я давно подозревал, что сирийский, и ассирийский, и еврейский – одно и то же. Таким образом, я с полным основанием могу сказать, что «северно-периферийная и северно-центральная группы – одно и то же. Всего у меня, таким образом, осталось всего две группы: северо-центрально-периферийная группа и южно-центрально-периферийно-эфиопо-семитская группа. В обеих присутствует иврит в живом или «вымершем» виде.

На этом основании я объединяю их в одну группу под названием: «северно-южно-дважды центрально-дважды периферийно-эфиопо-семитская. В эту группу входит всего один язык, а именно еврейский. Кстати, заметьте, нашелся и живой  язык презираемых евреями «амхаарцев – людей земли, то есть земледельцев, под названием «амхарский», с одной пропущенной буквой «а». Или это очень большая разница?

Осталось сказать несколько слов о странном словосочетании в названии пятой группы языков: эфиосемитская, которую я по вполне понятным причинам стал писать «эфиопо-семитская». Но эфиопский язык, как нам сообщают, погиб смертью храбрых. На каком же языке общаются сегодня в Эфиопии подданные императора Хайли Мариама, любимца Брежнева? Не оттуда ли пожаловали евреи, с эфиопских вулканов Дубби, Афдера и Erta-Ale, а не с Везувия, как думали авторы «новохрона-1» и я вместе с ними? А то, что, касается их смуглости, но не черноты эфиопской, так и Пушкин у нас был уже не очень черный. Это и так называемые «афроамериканцы» подтверждают, белея на глазах. Генетически эта проблема решается весьма просто и довольно быстро: нет обжигающего солнца – белеют.

Я выше, в предыдущих разделах, рассматривал понятие «хазарский язык», помните? Помните, как его, целый язык, открыли и изучили ученые? По одной приписочке из нескольких слов «на хазарском языке» в чужом письме на еврейском языке и по каким-то таинственным енисейско-архонским буквам россыпью. Я еще посмеялся над  термином «енисейский», несомненно, с сибирской реки Енисей?

С рассматриваемым «деревом» языков точно такая же история. Тут многие десятки языков «лингвисты» изучили по нескольким надписям на камнях, содержащих, как они думают, географические названия и собственные имена. Я понимаю это так. Нашли камень с иероглифами – один язык, нашли второй камень, сравнили с первым – не похоже, значит второй язык. И так далее: сколько камней – столько языков. Для ученого, нашедшего камень, ведь что важно? Высосать из него целостную картину мира. Вот он и высасывает, издает монографию, следующий – тоже. Ученый, который не любит лазить по горам, идет в библиотеку, читает все монографии подряд и «обобщает» их, и тоже составляет монографию. Когда «обобщающих» монографий набирается много, находится второй не любитель лазить по горам без теплой ванны на ночь, и пишет «комплексно» обобщающий труд. Так и получилось это гигантское «дерево», собственно, ничего не объясняющее, а просто констатирующее набор фактов. Я думаю даже, что некоторым зачем-то понадобилось специально запутывать дело, чтобы было «труднее отгадать» как в где-то выше приведенном мной анекдоте про «зеленую селедку».

Таким образом, у меня не осталось сомнений в том, что первоисток евреев на данном этапе надо искать в Эфиопии или в дельте Нила потому, что историки, археологи и ученые всех других специальностей связанных с историей населения Земли в один голос говорят, что самая старая цивилизация – в Африке. Но никоим образом не в Палестине, и мировая цивилизация сделала огромную и, может быть, даже роковую ошибку, поместив туда силовым методом Израиль. В самом конце 2000 года это стало наиболее очевидным.

 

Великая древнейшая таможня мира

 

Когда я писал о таможне-Константинополе на пути соли в Западную Европу, мне и в голову не приходило, что в древнем мире таможен была целая куча. Но сперва поговорим снова о соли, в третий раз. Когда историки пишут, что древние торговцы возили то шелк, то золото, то слоновую кость и другую разную экзотику, я всегда хочу их остановить и спросить: что, прямо с этого и начали, с золота и слоновой кости? И если бы они ответили, что да, с золота и слоновой кости, я бы уточнил: а, как же так получается, что дикари на стеклянные бусы меняют и золото, и слоновую кость, причем стекла им дают очень мало, если считать по весу, а они еще и очень довольные остаются. Чтобы понять ценность золота или слоновой кости, которые под ногами валяются, надо миновать какой-то этап в культурном развитии, а кушать хочется даже и без этого этапа, всегда. А поваренная соль, я уже говорил, жизненно необходима для функционирования организма млекопитающих, в том числе и человека. Я еще догадывался, что африканские масаи, до сих пор не употребляющие в пищу абсолютно ничего кроме молока и теплой крови животных, получают поваренную соль именно с кровью. Как бы там ни было, но торговля поваренной солью в древние времена, когда ее не добывали миллионами тонн из шахт или из нашего озера Баскунчак, была абсолютно необходима, так как это была очень большая редкость, по редкости сравнимая с самим золотом и даже еще более редкая.

Повторю, а то вы, может быть, забыли, что в Северной Африке соль добывается только в Египте, недалеко от Александрии, может быть и сама Александрия обязана своим древним возникновением именно этому обстоятельству. Соль есть в Турции и Армении, но попробуйте ее доставить в Аден и Йемен? По суше сплошная пустыня шириной в полторы тысячи километров, а из Персидского залива до Красного моря по воде, ой, какой неблизкий путь. Потому-то и сегодня в Адене соль выпаривают из морской воды, но и химия у нас такая стала, что пустых клеточек в таблице Менделеева уже не осталось, а из природного газа мы научились делать даже полиэтилен. Добавлю еще, что на Пиренейском, Апеннинском и Балканском полуостровах, тоже древней цивилизации, соли не добывают даже сегодня. Это я к тому, что очень уж многие плавали в древности вдоль южных берегов Средиземного моря, не говоря уже о Греции и Италии. Не скрою, что соль добывалась и на берегу Мертвого моря, но до 15 века, потом перестали, овчинка не стоит выделки. О том, как выпаривали соль «носители латенской культуры» (Италия) и «соляные ворота» в Риме, я уже говорил. Повторю еще раз, что  в Египте на соль была введена пошлина. Торговля солью являлась государственной монополией. Соль была символом чистоты и дружбы, заметьте, дружбы. Народы, не знавшие соль и употреблявшие вместо нее поташ, вызывали сожаление. Карбонат натрия, добывавшийся из соли пустынь, содержал гипс и поэтому применялся только для мумификации. Солдатам выплачивали жалованье солью. Затем был введен соляной эквивалент (соляные деньги). Чиновники получали солевой паек. Разве можно сравнивать торговлю солью с торговлей бивнями слонов, и даже алмазами? Сколько алмазов, золота и слоновых костей надо-то было богатым патрициям? Мизер, а вот соль ели и едят все, как только встали на задние лапы, и даже еще раньше, правда, сегодня – уж чересчур, дешевая стала.

К вопросу о торговом пути по Нилу до Эфиопии и далее через Красное море в Йемен и Аден, как там они до Р.Х. назывались, требуются некоторые акценты в предыдущем абзаце. Во-первых, соль – это дружба, везешь на папирусной лодке по Нилу соль – ты друг, соль как дипломатические верительные грамоты. Заметьте, для этого и грамоты как таковой не надо. Во-вторых, Нил от Эфиопии до Александрии, а это не менее 3000 километров, протекает по сплошной пустыне и только его берега заселены. А в пустыне кроме карбоната натрия ничего соленого нет, а он пригоден только для мумий, а не для живых людей. В самой же Эфиопии и сегодня добывают поташ, но над теми, кто его употребляет вместо соли, еще тогда смеялись, вернее сожалели. В третьих, вы можете себе представить, чтобы сегодня солдатам выплачивали зарплату солью, даже типа «Экстра» и даже мешками. Уж очень она дешево сегодня стоит, и представить ее златом-серебром, стратегическим товаром наподобие вертолета «Черная акула» просто невозможно, но для этого историков и учат «заглядывать» в прошедшие века, кое-что там видеть. В четвертых, «соляные деньги», ведь не на озере же Баскунчак их изобрели, где соли под ногами миллионы тонн, а в Средиземноморье, где приходилось ее выпаривать из морской воды и отвратительного качества. Кстати, соляные деньги и показывают, что в те времена было дороже золота или хотя бы равной значимости. В пятых, я не буду спорить, что на обратном пути из Эфиопии возили золото и слоновьи бивни, потому что и в самой Эфиопии, и рядом с ней есть золото, а к западу и серебро. Конечно не столько, сколько сегодня добывают в Южной Африке, но вполне достаточно для древнего мира, ведь они телевизоров с золотыми контактами не делали, а фотографию еще не изобрели. А именно туда и идет основная часть золота и серебра. Еще, разумеется, на военные нужды. Кстати, слышали, чтобы в Западной Европе где-нибудь золота много добывали? Нет? Так и в те времена его не было особо много, горно-геологические условия не те, что для этого требуются. А между тем почти все золото мира в слитках  лежит именно в Западной Европе. И именно евреи его навозили за всю прошедшую историю.

Но раздельчик у меня не про золото и соль, а про таможни. Дураками бы были египтяне, если бы не ввели государственную монополию на соль, а согласно Ветхому завету фараоны у них были умные, хотя несколько и глупей Моисея. Если была монополия, то, естественно, должна быть и таможня, во-первых, в самой Александрии, чтобы контролировать выход в Средиземное море, во-вторых, - повыше дельты Нила, около современного Каира и Гизы. Контролировались ли «корабли пустыни» направо и налево от Нила – неизвестно. Кстати, второе название верблюда «кораблями пустыни» – очень древнее и показывает, что в те времена колесо, так любимое историками цивилизаций, никому не нужно было в древнем мире и здесь, а не только в тундре, о чем я уже писал. Попробуй на колесной арбе по песку пустынь что-нибудь привезти. Поэтому по пустыне – вьюк, по воде – корабль, другого ничего не надо. То и другое вместе – тоже «корабль», что в переводе с древнего должно обозначать просто средство доставки, а не то, что мы сегодня подозреваем под этим термином.

Как известно, вдоль всего южного берега Средиземного моря от Александрии до Гибралтара, и от Александрии до Константинополя, а также вокруг всей Италии  ловят рыбу, а рыба не каждый день плавает около берега, а далеко в море ходить за ней – компаса нет. Поэтому рыбу надо солить. А своей соли нигде в этих краях нет. Тут таможен нет, зато потребность в соли – огромная. Вот вам и причина развитого мореплавания, вот вам причина близкородственных связей религий, культуры и самого платоновского учения. Это все делалось попутно с солью, даже – язык и письменность. Потому и Александрия в древнем мире была такой заметной, даже заметней Карфагена, которого все еще ученые не могут найти на местности. Здесь же надо сказать и о большей древности Александрии по сравнению не только с Большим проходным двором, о котором я подробно говорил в предыдущих разделах, но и с самим Константинополем. В связи с изложенным Александрия должна быть очень богатой, так как сама соль являлась валютой, за которую все можно было купить. Но об этом историкам почему-то не известно. Нет, я не говорю, что Александрия была бедным городом, отнюдь, но и особенным богатством она не славилась. Не даром же они свою соль развозили по всему Средиземноморью? Фараоны, правда, были богатыми. Кроме соли Египет славился и своей пшеницей. Историки в один голос говорят, что вся Византия питалась только египетским хлебом, притом бесплатно раздаваемым, но я им не верю, так как практически доказал, что вся Византия была сосредоточена в Константинополе. Но и в Греции не сильно разбежишься сеять хлеба, и в довольно крупных городах азиатского прибрежья Средиземноморья тоже не сильно развито производство пшеницы. Жарко там и засушливо. Так что хлеб из Египта все-таки должен был экспортироваться. Но опять же, где деньги? В Египте их не сильно заметно. Это и сегодня видно.  Хотя соли, конечно, у всех навалом сегодня.

Поплывем вверх по Нилу. Естественно, что через каждые 50 километров там существовали отдельные государства-княжества, как и у нас в восточноевропейских лесах по долинам крупных рек. Никому не поверю, если мне будут доказывать, что кто-то сумел эти государства-племена подчинить какой-то центральной власти, хоть в Каире, хоть в Александрии, Гизе или еще где. Я не устану повторять, что во времена холодного оружия на каждый меч завоевателя был кухонный нож потенциального вассала. Поэтому завоеванную страну, народ или племя могло держать в страхе и подчинении столько же воинов, скольких они пытаются завоевать, ну, может быть чуток поменьше, учитывая профессионализм. Таких армий содержать никто не мог, производительность труда была очень низкая. Хотя если всю экспортную соль и пшеницу пустить на это дело, то, наверное, можно. Вопрос только, зачем? Что это дает главному царю? Хотя, если взглянуть на нашу родину, Россию, то у нас именно так и происходило, и сейчас происходит. Богатейшая страна и беднейший в мире народ, зато богатейшие в мире цари и чиновники. Похоже, что в Египте так и было. Это я к тому, чтобы установить, сколько было таможен на протяжении Нила от Александрии до Эфиопии, а вовсе не затем, чтобы «дискредитировать» Россию. Получается, что таможня была одна, от силы две, вторая где-нибудь в Судане. Вернитесь в описание Эфиопии, там про это есть. Не про таможню, а про захватническую войну суданцев против эфиопов, создание государств с мудреными названиями, которых даже я уже не помню. Поэтому торговцы могли плыть сколь душе угодно, заплатив раз или два пошлину, аж до самых истоков Голубого Нила на Эфиопском плато. А там «рукой подать» до любого западного порта Красного моря, хоть до нынешних, хоть до древних.

В южной части Красного моря, в самом узком его месте, островов натолкано, как и в Эгейском море, о которых я говорил, что по ним можно «прыгая с камешка на камешек», перебраться на другой берег моря. Никакого компаса не надо, все почти в прямой видимости, а пасмурной погоды там не бывает. Поэтому надо еще посмотреть, где раньше плавать начали, в Эгейском или в южной части Красного моря? Чтобы разрешить этот вопрос, обращусь-ка я опять к Туру Хейердалу. Не за хронологией, а по поводу научно-технического прогресса. Если он два или три раза почти переплыл Атлантику на папирусной лодке, то плавать на такой лодке от острова к острову в узкой части Красного моря – раз плюнуть. Папирусная же лодка – это довольно простое сооружение в виде связанных определенным образом снопов и никогда не потонет, даже развалившись на части. Пока, конечно, тростник не намокнет сильно. Но при пересечении океана тростник у Тура Хейердала так и не успел намокнуть как следует. Вот в чем штука с этим научно-техническим прогрессом. Что касается греков в Эгейском море, то они на тростниковых лодках не плавали, сразу перешли к деревянным судам, а их делать намного сложнее, и если они развалятся, то на обломках не больно чего увезешь, самому бы спастись. Вот поэтому я и прихожу к выводу, что папирусные лодки намного древнее по простоте технического решения проблемы, соответственно древнее и мореплавание по южной части Красного моря.

 

Йемен и племя торговцев

 

Теперь надо решить вопрос: зачем плавали через Красное море, из Эритреи в Йемен и Аден и обратно, что возили? А, главное, кто возил? Покопаемся в «Британике». Вот что я там нашел, если очень кратко и только по делу меня интересующему. Надо только договориться, что под этим понимать, так как узкая южная полоса Аравийского полуострова между Красным морем и Персидским заливом сегодня понимается как Йемен, хотя всего несколько десятков лет назад эта полоска была разрезана на несколько отдельных частей. Я буду понимать под Йеменом именно всю полосу, не разрезанную на части.

Самые высокие горы Аравийского полуострова, до 4000м., – это горная цепь, приблизительно параллельная морю, отделяющая морское прибрежье от остальной Аравии, где жарко как в печке. Они задерживают влагу на берегу. Поэтому Йемен и Оман имеют достаточно дождей от муссонов Индийского океана, и это наиболее плодородная часть Аравии. Значит, жить здесь можно неплохо. И сразу же сообщу мнение «Британики» насчет евреев, ибо не я один их тут принялся искать: «Расовые свойства аравийской совокупности народонаселения не прослеживаемы. Теория, в соответствии с которой Аравия рассматривалась местом рождения и родиной народов семитской культуры,  теперь не расценивается как надежная. Аравийцы связаны с разнообразием групп народов вне Аравии. Африканцы тоже присутствуют в Красном море. Расовый состав древних йеменских народов остается неразрешимым. Но слово «араб» в большой степени соответствует центральным и северным народам Аравийского полуострова».

Затем «Британика» пытается объяснить, что не всегда было в Аравии так жарко как сегодня, о чем «свидетельствуют» сухие русла древних потоков в пустыне. Этим нас подводят к тому, чтобы далее сказать: «Аравийская культура – «отросток» или проникновение семитской цивилизации». Другими словами, в те времена, когда по всей Аравии текли реки, ничто не мешало племенам и народам общаться как у нас в сплошных лесах Восточной Европы. Поэтому семиты и арабы немного перемешались, позаимствовали друг у друга культуру и язык. Я, конечно, не могу доказать, что реки и в древние времена там не текли. Но замечу, что если они и текли, то это было очень давно, а поэтому никаких остатков от «дружбы народов» не должно было остаться, так как, собственно говоря, история мира очень уж короткая согласно всем известным «новохронистам», начиная с Исаака Ньютона. То есть, когда «текли реки», людей еще как таковых не было. Не премину отметить и прямое противоречие этой посылки. Если бы арабы и семиты общались, то никакого «отростка семитской цивилизации» не было бы, были бы либо семиты, либо арабы. А они все-таки разные народы. И присовокуплю сюда нынешнюю географию. Весь полуостров – это сплошная пустыня, заселенная только по берегам окружающих морей, и единственная автомобильная дорога из Багдада в Мекку пересекает полуостров даже в 2000 году. И то ее бы не построили, так как незачем, если не принять во внимание, что богатым мусульманам туда надо комфортно ездить при совершении хаджа. Я этим хочу показать, что йеменское народонаселение и народонаселение остальной Аравии – совершенно разные этносы, начавшие общаться совсем недавно, но «наследившие» при этом много.

Разделив арабов и «йеменцев», по другому я пока не могу их назвать, сообщу о некотором сожалении «Британики» по поводу того, что сумасшедшее обилие нефти и газа, в том числе и в «Йемене, не позволяет сегодня правительствам южной Аравии, несмотря на все их старания, расширить сферу своей промышленности, прибавить к нефтегазовой другие хорошие ее отрасли. Это я сказал потому, что надо посмотреть, какие все-таки отрасли были, когда сами нефть и газ еще не открыли?

Оказывается, что древние заброшенные горнодобывающие предприятия Йемена свидетельствуют о процветании золотодобычи в старой шахте Mahd adh-Dhahab в Hejaz, производства серебра в шахте в горах к западу от Ma'rib, меди  - в Омане, пока сведение лесов не прекратило поставки древесного угля для плавильных печей. Здесь же добывался кварцевый песок для производства стекла, а также легко обрабатываемый мрамор, в том числе и для табличек (скрижалей), но затем перешли на глиняные, глину добывали здесь же. Хлопок и производство индиго также были здесь известны. Согласно Плинию Хадрамаут (современный Оман) – единственное место в Аравии, где климатические условия позволяют производить ладан, такую необходимую обрядовую вещь не только в религии, но и в магии, из которой религия произошла. Это все, дескать, перевозилось потом караванами в Средиземноморье и Месопотамию. Арабский кофе мокко поступал тоже из Йемена. Соль извлекалась из подземных шахт около Salif в Tihamah и из поверхностных отложений около Адена. В течение многих столетий именно здесь добывался всемирно известный самый прекрасный жемчуг и перламутр, пока японцы не научились культивировать его искусственно.

Сведения из последнего абзаца требуют комментариев. Во-первых, соль сюда из Египта не возили, своя была. Транзит соли заканчивался в Эфиопии, чтобы не «сожалеть» об употреблении эфиопами поташа вместо соли. Золото, серебро и медь – это первые металлы, которые так приглянулись людям, что потом даже назвали большой отрезок истории человечества бронзовым веком. И возить эти металлы было совершенно необходимо. Может быть, даже медную руду возили, так как леса в Эфиопии предостаточно, а в Йемене весь уже сожгли. Известно также, что древнейшее письмо существует на мраморе и обожженной глине, а вовсе не на папирусе. Папирус конечно намного легче, но его в Йемене не было. Это говорит о том, что письменность, не буквенная еще, а иероглифическая, зародилась именно здесь, так как зародись она на папирусе, никакой дурак не стал бы потом писать на глиняных табличках. Проще за папирусом сплавать. Ведь грамотеев было раз, два, и обчелся. Хлопок же и индиго Йемена доказывают сообщение между Йеменом и Индией. Несомненный первоисточник ладана – Йемен, тоже немаловажное доказательство первородности именно здесь еврейского культа, перешедшего в христианство. Но я, кажется, уже перешел к народам, не закончив про торговлю. Впрочем, о жемчуге и говорить не стоит. Вся знать Европы ходила в жемчугах, а взять их просто негде было, кроме как привезти по Красному морю, а затем по Нилу в Александрию. «Верблюжий» же путь  на тысячи километров по сплошной пустыне я и рассматривать пока не собираюсь. Вернусь к нему попозже и в связи с другими обстоятельствами.

История йеменских властителей от Адама написана столь запутанно и противоречиво, а каждая династия обосновывается только одним камушком с рисунками, что я ее приводить не буду. Выберу из нее только то, что прямо относится к моему делу, не забыв, что «Британика» никоим образом не считает доказанным, что евреи произошли именно оттуда, о чем указано выше. Привожу сведения в отрывочном порядке, надерганные из разных текстов, но сообщу их все разом.

Итак. У Эратосфена Eudaimon (Иудеина?), она же Аравия  равнозначна Йемену. Йеменские хабашиты (Habashite), они же абиссинцы – люди, которые улаживают дела, что можно перевести и как  «терновник во плоти», то есть жесткие, колючие люди. Какие именно дела они «улаживают» неизвестно, но можно подразумевать торгово-посреднические, обменные, ибо какие еще дела можно представить себе, которые бы характеризовали носителей этих действий как «терновник во плоти»? Терновый венец, если вы помните, надели и Иисусу, когда он висел на кресте. Так что терн – довольно знакомое в истории растение. Государство Аксум мы уже встречали в Эфиопии. Так вот это самое государство установило «марионеточное королевство в Йемене» (500 год). И теперь не поймешь, где же все-таки родилось «головное правительство» этого Аксум? О том, что оно не в Эфиопии родилось, говорит хотя бы тот факт, что коренные эфиопы говорят все-таки на амхаарском, презренном для евреев языке.

Эратосфен пишет, что химиариты (Himyarites) простирались от юга Красного моря до залива Аден (400 г. до н. э.), которые представлены нам не то племенем, не то династией, все время вмешивающейся в жизнь Йемена, а потом еще и объединившей Йемен под одной своей властью до самого прихода мусульманства. Этот термин «химиариты» применяется теперь ко всем предисламским  памятникам Йемена. Династия хадрамитов сменила химиаритов, или наоборот (для меня это совершенно неважно), сведений о них почти нет за исключением того, что они были очень богаты. А вот об их богатстве стоит подумать, так как богатым в те времена за счет «честного труда», ворочая камни, не станешь.

И именно в Йемене появились четыре народа (Minaens, sabaeans, oatabanians, hadramites), один из которых – торговцы. Это, если я правильно читаю, минеи, сабанеи, отабанеи и хадмариты. Но хадмариты чем отличаются от хадрамитов, кроме переставленной буквы? Притом заметьте, что эту перестановку букв, которых в природе в те времена не было, ученые установили по какому-нибудь камушку, на котором нарисованы какие-то каракули. Минеи, по моему, где-то встречаются тоже, не то в Библии, не то у какого-нибудь «древнего грека». Сабанеи и отабанеи, язык сломаешь, пока произнесешь. Но и они «написаны» какими-то значками на глиняных или каменных табличках, которые, попадись они мне, я «расшифровал» бы вообще задом наперед. Видите как мало информации в этих словах? Поэтому и называют всех скопом прямо и четко – химиариты, а «простирались» они в узкой прибрежной полосе Юга Аравии, от Красного моря до Аденского залива. И это важно, так как позволяет им ездить и плавать вдоль берега туда-сюда. А вот то, что один из этих четырех племен-народов прямо названы торговцами, как цыгане однозначно называются конокрадами и гадалками, еще более важно. Ибо это всего более характеризует отдельно взятый этнос. Вспомните хотя бы про цыган, о которых я написал достаточно в соответствующем разделе. Это очень важно, что отдельная чистая этническая линия имеет такую генетическую приверженность к торговым и денежным делам, которая просочилась сквозь столько древнейших веков. И не забудьте про относительно чистую линию евреев, которую они сумели сохранить в веках, проживая среди сотен других народов в абсолютном меньшинстве. Отметьте это и в цыганах, а теперь вспомните о том, что, например русские, оказавшись за границей, уже в следующем поколении перестают быть русскими окончательно и бесповоротно. То же самое можно сказать и обо всех остальных народах.

Первоисточники, а за ними и «Британика», утверждают, что «народность-торговцы отличалась от других народностей (племен)», но это была именно народность, а не социальная общность разнонациональных  людей. Далее «Британика» прямо говорит, что «основные части этого народа не были дислоцированы в центрах их родовых территорий, но вместо этого лежат близко друг к другу на западных, южных, и восточных краях песчаной пустыни», «… и ладан проник к нам от них».

Это очень важные по своей сути цитаты и стоят больше, чем все многочисленные и многостраничные династические описания князей, царей и императоров, основанные на трех-пяти словах на каком-нибудь камне, то есть, высосанные из пальца. Строго и четко: народ, специализированный на торговле, поэтому не может жить там, где родился, а должен жить там, где идет торговля, хотя бы даже и среди чуждых ему по происхождению и нравам людей. Далее «Британика сообщает, что у них появилась Шеда-богиня, а затем их называли сабанеи. Да, да, те самые, которые то сабанеи, то отабанеи. А Шеба-богиню вспомнили? Не эту, что сейчас назвал, а богиню-мать Шеба, которая в сказке про Эфиопию «отождествляется» с эфиопской Македа и еврейским Соломоном. А написание “b” и “d” сильно отличаются, например, в латыни? А на глиняных табличках, на которых и букв-то в нынешнем понимании не было? Есть и еще одна особенность в этих торговцах – одноплеменниках: «все они носили клетчатую юбку в складку», совсем как шотландцы.

И, наконец, йеменский город Аден «имеет его самое раннее зарегистрированное упоминание в Ветхом Завете, книге Иезекииля, где этот город назван рядом с Canneh как одно из мест, с которыми Шина имела связи торговли». Опять какая-то или какой-то Шина, как назло близкий и к Шеба, и к Шеда, а значит – и к самому Соломону.

Этот экскурс я хочу закончить также из «Британики-2000»: «Позже, Aден продолжил функционировать как центр торговли под йеменским, эфиопским или арабским контролем». И еще: «С приходом мусульманства в Йемен, народы как бы разделились на политические и экономические». Известны ли вам хоть «политические», хоть «экономические» народы? Мне, например, не известны. Хотя я и могу предположить, что евреи как были при своей власти, так и при «господстве ислама» остались именно экономическим народом, который напрямую политикой не занимался, что совсем не означает, что он на политику не влиял. А политические народы – это все остальные народы нееврейского происхождения, цари из которых сидят на троне, что не обязательно сочетается именно с их властью.

Теперь я хотел бы обратиться к тем авторам, из сочинений которых составлена «Британика»: «Дорогие ученые, неужели вы ждете, когда кто-нибудь из вас найдет, и извлечет из толщи веков камень или глиняную табличку, где прямо латиницей  будет написано на чистейшем английском языке, что да, в таком-то ходу до Р.Х. именно евреи вышли из страны «Х», которая у вас будет называться Йеменом»? Тогда у составителей энциклопедии появится наконец-то «основание» написать об этом  и они уберут отрицательную частицу «не» из своей (приведенной мной уже) фразы: «Теория, в соответствии с которой Аравия рассматривалась местом рождения и родиной народов семитской культуры,  теперь (не) расценивается как надежная». Затем Советская энциклопедия последует вашему примеру, ибо она регулярно переписывает ваши статьи, и сами евреи, наконец, узнают, откуда они родом.

Все-таки, я очень благодарен «Британике»: 1) за «экономические народы», 2) за то, что «основные части этого народа не были дислоцированы в центрах их родовых территорий, но вместо этого лежат близко друг к другу», 3) за то, что город Аден «имеет его самое раннее зарегистрированное упоминание в Ветхом Завете», ибо Ветхий Завет никто кроме самих евреев написать не мог. Я знаю также, что составители энциклопедий не любят лишних слов, не несущих полной информационной нагрузки, они просто не допускают их в свой текст. Поэтому цена приведенных мной сведений из нее возрастает. Вы только вдумайтесь еще раз в приведенную мной фразу под номером 2. Первая часть ее содержит мысль, что люди не любят жить там, где родились они сами или их предки.  Вторая часть: вместо этого они любят жить друг с другом в окружении кого бы то ни было.  Мысль второй части фразы близка всем народам, и ее охарактеризовать можно одним словом: для китайцев «чайна-таун», для русских – «брайтон». Что касается первой части фразы, то она противоестественна всем народам кроме евреев. И это, заметьте, сильно отличает евреев от всех народов мира.

Несладкая земля им досталась при рождении, пустынная. Поэтому они может быть невзлюбили землепашцев (амхаарцев), поэтому у них Каин землепашец. «На грани песков», как сказано выше, чем можно заниматься как не скотоводством? Очень рискованным скотоводством. Поэтому у них Авель скотовод. Именно постоянная ненадежность жизни заставила евреев-скотоводов полупустыни обратиться к другому бизнесу или отхожему промыслу по-русски. Потом тоска по родине с веками притупилась.

Немаловажным считаю напомнить также приведенную уже мной особенность, отмеченную Фрэзером у первобытных индейцев Флориды, которой он очень удивлялся. Суть этой особенности в том, что первобытные люди, живущие в благоприятных условиях, очень сильно отстают в умственном развитии, они находятся на самом низком интеллектуальном уровне по сравнению с соседями, живущими в более суровых природных условиях. Я еще этот феномен применил к австралийским аборигенам и японским айнам, показанным нам Куросавой. Экстремальные же условия заставляют людей, как говорится крутиться, запоминать, экспериментировать, думать, сопоставлять и так далее. Поэтому голова у них начинает работать значительно лучше, чем у благополучных соседей. У евреев она сейчас работает так, что все завидуют. Но для этого, конечно, потребовалось немного времени, примерно тысячу лет. И кроме этого лозунг: учиться, учиться и еще раз учиться. На этом я заканчиваю родословную евреев и перехожу к их делам, которых они нагородили много.

В самые первобытные времена вдоль южной границы Аравии, от Красного моря до пролива Аден шел прибрежный морской торговый путь. Он был под контролем первобытных евреев. Через Аденский пролив этот путь упирался в Индию со всеми ее экзотическими прелестями и товарами. Здесь должна была быть таможня, но я ее рассматривать не буду, так как я и сюда-то добирался только ради евреев, а если я узнал, откуда они родом, то и таможня индийская мне не нужна. Вторым концом рассматриваемый морской путь упирался в Красное море, в самом узком его месте, и отсюда товары попадали в Африку. Здесь тоже должна была бы быть таможня, даже не одна, а две: на малоазиатском берегу и на африканском. Но какой же дурак из торговцев не захочет объединить две таможни в одну, чтобы платить одну пошлину вместо двух пошлин? Вот за совмещение этих двух таможен в одну и желательно под своим контролем и шли многочисленные войны, менялись государства и царские династии, о которых и написано 99 процентов всей местной истории, но меня это не интересует.

Что меня интересует, это я узнал полностью: евреи, в конечном счете, захватили контроль не только над морским путем от Индии до Африки, но и над государствами: Эритреей и Эфиопией, поставив нужное им правительство. Как коренных жителей прибрежной Аравии, так и местных жителей указанных двух африканских стран, живущих за счет производства товаров, они считали презренными дураками (амхаарцами). А вот  себя – не производителей товаров, а торговцев – очень умными, которые должны господствовать над амхаарцами всегда, держать их в рабах, может быть, даже не в прямом смысле этого слова, а просто как недотеп. И это было правильно с любой точки зрения.

Неблагоприятные условия жизни заставили их больше думать, первые попытки торговли – еще больше. Между тем как благоприятные народы не задумывались о жизни вообще, сорвал банан и съел. Поэтому отставшие в своем развитии на старте, они еще больше отставали в процессе развития обменных операций, перешедших в торговлю. Разве евреи виноваты, что они дальше видели и были более предусмотрительны?

Но это все было в период промискуитета, периода, когда даже матерей своих собственных детей не жалели, доведя дело до почти полного вымирания женщин. Я хочу этим сказать, что понятия жалости и сострадания еще не было, которые потом возникли от относительно более сытой жизни. Поэтому, на каком основании можно требовать несуществующего понятия и чувства от евреев? Они и пользовались своими умственными преимуществами среди окружающих народов на всю катушку. А разве сегодня умный и деятельный человек любой нации не чувствует хотя бы скрытого презрения к ленивому и неграмотному грузчику? И разве вы не заметили, что евреи, простите, торговцы не занимали никаких должностей и не участвовали в политической жизни напрямую?

Рассмотрим эту же ситуацию с позиции «производителей товаров», хотя никаких товаров еще не было, просто оказывались иногда излишки то мяса, то дров. Они живут относительно легкой жизнью, как австралийские аборигены в окружении обилия живого мяса с палкой в руках, и не хотят учиться, так как их никто и ничто не вынуждает к этому. И извилин в их головах от года к году не прибавляется. Потом приходят откуда-то из пустыни народ-торговцы и начинают налаживать у них торговлю с большой выгодой для себя. Аборигены даже довольны, так как не догадывались продавать друг другу остатки мяса от убитого мамонта, и мясо сгнивало. Не осуждать же пришельцев, так как,  в конечном счете, им же было лучше. Когда же начали понимать что к чему, было уже поздно, они были в долгах как в шелках у пришельцев. Кого же здесь винить? Думать надо.

Между делом появился у торговцев Соломон, который сформулировал законы поведения евреев. По этим законам им стало жить еще лучше. Не приходилось все время и всем сразу задумываться крепко по каждому поводу. Надо было только действовать в типических ситуациях типично. И стало еще лучше, заметьте, и для евреев, и для аборигенов, только для евреев значительно лучше. Недаром Соломон стал «ассоциироваться» у евреев, как основоположник правил жизни, а у аборигенов, как главная их царица-мать Шеба, которая все знает наперед. В это время от непосильного труда по воспитанию потомства, в котором отцы не догадывались принять участия и от себялюбия, и от лени, женщин осталось совсем немного, и читайте об этом вновь соответствующую главу.

У евреев же, преодолевших уже немного недостаток женщин-евреек сытостью жизни за счет торговли, то есть за счет других, появилась необходимость сохранения и увеличения своего рода, и они увидели, что мужчина делает многое, чтобы торговое племя осталось в живых, а командует им почему-то женщина. Я могу даже предположить, что и Соломон был женщиной, но потом надоел своими предписаниями почти всем мужикам, уж очень он стал «отвязным» по отношению к ним. Наступал момент революции в еврейских племенах, но сначала они взялись за более насущную задачу.

Дело в том, что торговля-то сама собой организовалась на узкой и очень длинной прибрежной полосе, и бегать или плавать с поручениями по каждому поводу вдоль берега стало в тягость. Вы же сами понимаете, что торговля без телефона очень неустойчива, надо же узнавать, что и где дешевле, а что и где дороже. Газет ведь не было, да и читать их не умели. Но вы же помните, что выше сказано о том, что евреи расположились бок о бок по всей длине торгового пути и общались между собой по интересующим их вопросам через простую беготню. И при этом выходило, что один другому обещал то-то и то-то, а потом отказывался от своих слов. Ведь они почти все были умные и знали прекрасно свою выгоду. Недаром половина Библии рассказывает о судах различных инстанций. Но и судьям было трудно: истец говорит одно, а ответчик совсем другое, а свидетелей как на грех рядом не было. Как тут не придумать какие-то знаки на камушках, которые что-нибудь подтверждали, сперва, например, кредит, а потом и возврат кредита. До векселя было совсем недалеко. Знаки эти быстренько размножились как китайские иероглифы, ведь они оказывали такую помощь в спорных делах. Но интересны они были только евреям, так как они упорядочивали их жизнь. Остальным было неинтересно. Не думаете же вы, что знаками на камушках можно было писать любовные письма. Время до этого еще не дошло, ведь был промискуитет, что вижу, то имею. А кроме секса и жратвы желаний вообще не было, зачем же значки на камушках им?

Здесь я хочу ввести понятие менеджмента в еврейскую жизнь. Дело в том, что сама торговля состоит не только в стоянии за прилавком, главное в ней информация о ценах и организация прибыли. Но есть и второстепенные работы: погрузить, привезти, выгрузить. Поэтому самим плавать по опасному морю туда-сюда и грузить-выгружать вскоре стало неинтересным занятием. Для этого существовали отважные, сильные и не очень умные люди «коренной» национальности. Этих людей, насобачившихся в морском деле, можно было посылать и подальше в открытое море. Тоже за камушки с каракулями, за которые можно было получить что-нибудь поесть в первобытной еврейской лавочке. Так появились деньги. Не знаю, куда первым делом попали, в Африку или в Индию, поэтому буду считать, что в Африку. А тут люди оказались еще глупей, потому что жили в еще большем достатке, чем их коллеги в Аравии. Но драться умели даже лучше, так как постоянно дрались между собой, ибо жили не в узкой прибрежной полосе, а на широком плато, на просторе: со всех сторон враги. Воевать евреи хотя и умели, ведь первые внедрения в отсталую чуждую им первоначально среду народов требовало и мужества вместе с умом и хитростью, но воевать они не любили, зачем же терять умные головы в этом варварском деле? Вот тут окончательно и оформился менеджмент.

Эфиопия оказалась куда лучшей страной по климату и торговым возможностям. Поэтому сюда и переехал царский их дом, так сказать, на постоянное место жительства. Потом он и организовывал многочисленные царские династии, которые не что иное, как выдвижение вперед наиболее сильных и умных, что по наследству не обязательно передается в полной мере. Иначе бы и прогресса не было, который стоит рядом с естественным отбором. Но все равно, и на месте остались представители, ведь они не могли жить, не общаясь. Это первый этап расселения. Не забудьте, что и с Индией были связи, и там были представители цепочки этнически чистых торговцев. Я думаю, что впервые Соломон, будь он мужчиной или женщиной, обрек свой народ жениться только внутри своего племени. Недаром он брал в жены подряд всех своих дочерей, как только они подрастали, и годились в жены. Это же и сегодня сохранилось, правда, с некоторыми, незначительными издержками, но и представьте, сколько веков прошло.

Если вы еще не позабыли о чистой линии в близкородственном воспроизводстве, закрепляющем достигнутые преимущества, то Соломон или Соломония делали правильно, имея на начальном этапе становления нации брачные отношения с детьми. Надо не забывать только, что это можно было сделать максимум в двух-трех поколениях, а затем отказаться от этого «закрепления» генов. Ибо начинались физические недостатки в наследниках от неадекватного взаимодействия с окружающей средой.  

 

Моисей и Великий древний проходной двор

 

Тут явился очередной «эйнштейн» и изобрел буквы взамен иероглифов, об этом я уже писал. И вскоре появился сам Моисей, которого я по наущению «новохронистов» отправил рождаться в район Везувия. Как будто вулканов в Африке нет, в той же самой Эфиопии и Йемене. Я еще не поискал их как следует на юге Аравийского полуострова. Но для простоты остановлюсь на африканских, может быть даже и не эфиопских, а поюжнее. Ведь страна Аксум, созданная евреями, была большая. Как Моисей вел свой народ от Везувия, так он его поведет и из Эфиопии или Аксума, разницы я здесь не вижу. Притом я все это уже описал, и брать свои слова назад не буду. Тем более что вести ему свой народ надо было по пустыне, а пустыни в Италии не оказалось. Поэтому новохронистам ее пришлось заменить фигуральной пустыней, равниной Ломбардии, что не совсем соответствует библейскому тексту. К югу же от Эфиопии – сплошная пустыня, только перерезанная вдоль рекой Нил, в бассейне которой только и бушует жизнь.

Тут только надо принять во внимание, что египетские фараоны, должно быть, не очень обрадовались прибывшему торговому племени. Поэтому можно предположить, что торговое главенство евреев Моисею на Ниле создать не удалось, и он вынужден был 40 лет искать запасных, параллельных путей в пустыне. Это могло быть названо в Библии 40-летним блужданием в пустыне после векового «плена». В качестве плена я предлагаю плен фигуральный, то есть евреев просто не пускали торговать через Нил и в его бассейне египтяне. Точно так же как в Советский Союз иностранных капиталистических торговцев 70 лет не пускали с помощью «железного занавеса». Евреям как и капиталистам было обидно, а писать умели только они, так это и сохранилось в истории в виде «плена».

Хотя почитайте Библию, плен еврейский был какой-то странный, не очень обременительный для них. Моисея спасла от неминуемой смерти сама фараонша, его уже взрослого то и дело вызывали в фараонский дворец посоветоваться с ним насчет разных дел, отпустили из плена вместе со всем его родовым кланом не за понюх табаку. Можно привести и другие несуразности, дающие понять, что евреям надо было не столько из плена уйти, сколько организовать свой самостоятельный бизнес. Но это же были времена, как вы знаете, сплошного рабства, и обращение с рабами вам тоже известно из голливудских кинофильмов и из нашего балета «Спартак». Настоящим рабам жилось трудно хоть в Египте, хоть в Римской империи, а евреям в рабстве жилось относительно хорошо, они даже имели там свой постоянный бизнес, и египетской экономике без них, убежавших, пришлось достаточно туго. Таким образом, я готов предположить, что суть всего «плена» заключалась только в том, что их, как и в Советском Союзе сперва задавили налогами, а потом и вовсе запретили их бизнес. Им это не понравилось, естественно, и они «ушли» из «плена» добровольно, но с препятствиями, совершенно точно так же, как евреи побежали из СССР в Израиль в конце 70-х годов 20 века. А потом, уже у одряхлевшей фараонской династии захватили торгово-банковскую деятельность вновь, но мирным путем.

В данной же ситуации меня интересует не столько сам поход Моисея, ибо он мной уже описан (надо только подправить географию), сколько его 12 колен, увеличившихся потом до 13. Попробую отыскать хотя бы часть из них, предварительно обозначив Великий древний проходной двор мира пунктиром. Итак: Индия и Аденский пролив, Южный прибрежный пояс Аравии, Южная часть Красного моря, Эритрея и Эфиопия или Аксум, Голубой Нил и просто Нил, Александрия.  Здесь Великий Двор раздваивался  на Запад и Восток по побережью Средиземного моря до Гибралтара и Босфора, вернее даже троился, так как я позабыл про Сицилию, Италию и мифический Карфаген вместе с островом Мальта. Куда тоже попал семитский листик с огромного дерева «семитско-хамитской» семьи языков. Мне очень хочется прямо сейчас поговорить вновь об этом пресловутом «дереве», но я же уже обещал сперва поговорить о 12 «израилевых» коленах.

Странно, но согласно Библии моисеево войско хотя и делилось на 12 колен, но действовали они как бы вместе, единым так сказать фронтом. Хотя, если обратить внимание уже на завоевания не самого Моисея, а на подвиги его преемника Иисуса Навина, становится ясно, что несколько колонн «стояли» лагерем на западе, другие на востоке, а третьи в центре. И это отнюдь не обязательно должно означать единое войско. Это можно представить и как отдельные походы (фронты) в рамках одной стратегической задачи, как, например,  взятие Белграда, Праги и Варшавы русскими в 1945 году тремя фронтами с целью закончить все в Берлине. Я эти 12 «израилевых» колонн, разделенных на станы Иуды и так далее, так себе и представил. Кстати, «израилевы» я взял в кавычки потому, что к «назначенной» первоначально писульками евреев, а затем и ООН, стране Израилю, как вы сами понимаете, это не имеет никакого отношения.

Перво-наперво сообщу, что окружающее Аравийский полуостров морское пространство не заканчивается на востоке в Оманском проливе, здесь только начинается Персидский залив. Поэтому я должен предположить, что если у шкиперов, нанятых евреями, хватило отваги переплыть указанный пролив, чтобы оказаться в Индии, то почему бы им не сплавать вдоль западного берега Персидского залива аж до его конца, туда, куда впадают реки Тигр и Евфрат?  И оказаться в Месопотамии, там же очень интересно и торговля должна идти неплохо. Ведь именно здесь должен быть древний Вавилон. Но как вы понимаете, писать же буквами никто там не умел, да и незачем им это было, письма писать было некому. А евреям было, кому писать, своим собратьям, оставшимся около очередного их царя, чтобы сообщить как там дела в Персии, и что почем продают или меняют. Потом это «израилево» колено наладило более тесные отношения с аборигенами Месопотамии и пооставляли везде свои каменные таблички по всему этому пути с путевыми заметками и погашенными векселями. Археологи их находят, лингвисты расшифровывают, а историки описывают. Получаются семитские письмена, которыми вроде бы пользовались аборигены ирано-иракцы.

Но они ими не пользовались, этими письменами, так как писать и читать им было без надобности, они ими придавливали крышки кадок, когда солили капусту, потому они и сохранились, аккуратненькие такие. Разумеется, каждое колено израилево (устал кавычки ставить) вынуждено было как-то приспосабливаться к новому для них языку, впитывать в свои таблички новые слова или видоизменять их, поэтому ученые встают иногда в тупик при их расшифровке и принимают один язык за несколько языков разом. Притом каждое колено имело связь с центром, но не между собой, поэтому в центре секретарши тоже немало удивлялись: от каждого колена стали приходить письма как бы на разных языках, хотя понять их с грехом пополам и можно было.

Это нашим ученым было трудно понять, что они написаны на одном и том же языке, все-таки 2000 лет прошло.  Поэтому ученые и начали присваивать каждому вновь найденному письму-камню «новый» язык. Так начало образовываться то самое гигантское дерево «семитско-хамитской макросемьи языков». Оставим на этом месопотамское колено в покое. Хотя еще одно замечание, по поводу подражания. Не буду спускаться до обезьян, которые любят передразнивать человека, остановлюсь на детях. Кто не знает, что маленьким детям очень хочется писать как взрослые, поэтому они, подражая, «пишут» бессмысленные «каляки-маляки» такими же ровными строчками, как взрослые пишут письмо. Разве не замечали, я сам «писал» так маленький, еще до первого класса. Разве не могут взрослые аборигены так побаловать свое реноме? Они ведь первобытные так сказать, как дети. Но ученые и эти «каляки-маляки» нашли и тоже «расшифровали», клинопись какая-то, - говорят, - для науки малопонятная. Хотя под эту клинопись столько написали всяких династий и войн, что черт ногу в них сломит. К этому времени надо отнести и мифического Синдбада-морехода, ставшего спустя века, мусульманским героем, хотя он работал по заданию евреев.

Об основной нильской колонне или колене, самой значительной, я уже говорил, поэтому перейду к красноморской, которая, в свою очередь, тоже разделилась на две: западную и восточную, по числу длинных берегов, аж до Синайского полуострова, который, может быть, когда-то и назывался просто Семитским. Там две эти субколонны должны были по уговору встретиться и обсудить детали дальнейшего похода. Об этих субколоннах мне особо нечего сказать, но что они вообще не посылались, это я напрочь отрицаю. Потому, что доплыть до, так сказать устья Красного моря и не поплыть дальше – это просто глупо было по тем временам, а евреи с каждым прошедшим годом становились все мудрее от настойчивости, любознательности, общения и торговли.

Если и сегодня сухого пути от Мекки до Синайского полуострова по восточному берегу Красного моря нет, то там, поди, и на кораблях нечего было делать. Поэтому, достигнув Мекки, которой еще и не было в помине, эта субколонна могла эти города основать.  Западная часть колонны тоже ничего интересного не нашла на морском пути, там и сегодня плавают одни танкеры к Суэцкому каналу по пустыне. Но, так как торговать на всем этом протяжении морского пути было не с кем, и даже воды питьевой не достанешь, то по тем временам решили, что возить что-нибудь этим морским путем в Европу будет себе дороже. Там же еще верблюдами надо преодолеть будущую трассу Суэцкого канала, а верблюдов они разлюбили, плавая по морям. Поэтому эта колонна, может быть, и объединилась на Синайском полуострове, но ослабленная и несчастная. Притом две ветви ее с обоих берегов Красного моря, лет пятьсот не видевшись, совсем стали чужими друг другу, и даже свою крепкую и некогда единую веру поделили на две части, каких-нибудь самаритян и еще черт знает кого. Историки это, кстати, подтверждают. Потом эта колонна, уже состоящая почти из двух разных народов, наконец, встретившись с нильской, совсем не узнала их, а те их – соответственно, хотя что-то далекое и общее чувствовалось.

Что же говорить о колоннах Персидского залива, они даже письма из центра на свои запросы перестали получать, так как сам центр куда-то делся. И когда, много веков спустя, отдельные представители колон некогда единого народа где-нибудь встречались, например, в Константинополе или в той же самой Мекке, оказывалось, что одни из них все еще иудеи, другие христиане, а третьи вообще мусульмане. Но, опять-таки что-то общее и сближающее осталось, но и новые их черты так разительно отличались, что даже поесть свинины они не могли вместе как прежде, в Йемене или Эритрее, то есть в Аксуме. А главный их бог уже носил разные имена, и буквы у них уже отличались. Так что они даже не могли написать письма друг другу, поздравить с днем рождения.

Теперь даже у меня надежда только на Нил оставалась. Там не все было потеряно окончательно, только налоги фараоновские были слишком высоки. Вы должны понять, что это я так быстро рассказываю, а на самом-то деле на это века ушли. Но колонны шли со всеми чадами и домочадцами, чтобы не жениться по пути, а блюсти свои, то есть Соломоновы законы. Поэтому-то у разных колонн, не общавшихся между собой параллельно, а только с центром, и появились различия в языке и правилах грамматики. И совершенствование письменности пошло тоже параллельным путем, что говорит о том, что вышли все эти колонны с готовой буквенной письменностью. Только потом она несколько видоизменилась в продолжение пути, притом не у всех колонн одинаково. Я же говорил, что секретарши в центре замучились.

Поэтому сам центр стал перемещаться к колоннам поближе, так как находились иногда места получше Эритреи и Эфиопии, не говоря уже о бывшей их родине Йемене. В старом центре оставались только ученые, потому что у них табличек каменных было много, возить тяжело. Деньги каменные тоже постепенно пришлось заменить золотыми и серебряными, объемный вес хотя и больше у этих металлов, зато их можно делать довольно маленькими, не сравнишь с камнями, и искать в траве легко потерявши, блестят. Есть и другие преимущества, но нумизматы их знают лучше меня. Так вот центр-то перемещался, но откуда он знал, какая колонна окажется удачливее? Я думаю, поставили после недолгих размышлений на нильскую колонну, но правительство фараонское было очень жестким, а воевать евреи не считали нужным, да и кто за них будет воевать за низкую зарплату? Они ведь экономные и запасливые. Даже в Советском Союзе откуда-то копили то, что подороже и маленькое. На это и в Израиль поехали, так как им за все надо было платить перед выездом. Советский Союз даже на этом несколько разбогател во время низких цен на нефть и построил сколько-то там подводных лодок и прочего военного снаряжения. 

Обозначив почти все колонны, но, все же опустив восточно-персидскую и, может быть, индийскую, и даже южно-африканские несколько колонн, сгинувших на необозримых просторах бассейна реки Конго, добиваться идентификации всех двенадцати, даже тринадцати колонн не буду. Ничего интересного извлечь из них не под силу мне.

Поэтому заострюсь на нильской колонне, которая распалась после недолгого совместного житья сразу на три, которые я уже перечислил выше. Замечу только, что нильская колонна, встретив достойный отпор фараонов, попыталась, было найти параллельный Нилу сухой путь между Нилом и Красным морем. Но 40-летние попытки эти не увенчались успехом и поэтому их выдали потом как Моисеево «отучение» еврейского народа от египетского рабства, стыдно ведь было говорить, что не нашли, такие ведь целеустремленные. Повторяю, что никто кроме них писать не умел, потому что это была для остальных роскошь, а не жизненная необходимость. Для роскоши же аборигены еще не созрели. Даже много позднее греческие писатели тоже ведь писали от роскоши, а не по настоятельной потребности своего народа. Но тогда именно и появилась роскошная жизнь у некоторых сословий. У евреев же письменность требовалась всегда, и даже Моисей или кто-то из других, более ранних пророков, потребовал со всей возможной строгостью – каждому еврею быть грамотным.

Что я этим хочу сказать? Что именно нильская колонна или колено «Израилево» – или потому что больше всех любили своего Яхве, или потому что были удачливее, сохранили, немного видоизменив, учение Соломона и Моисея. А, добившись успехов, перестали здороваться со всеми остальными представителями других своих же колонн, которые стали для них презренными отступниками и даже прямыми противниками как христиане и мусульмане. Поэтому мне придется свои же слова, написанные в предыдущих разделах относительно целенаправленного создания евреями мусульманства, взять пока обратно, и предложить читателям естественное происхождение мусульманства из иудаизма. Повторяю, пока, а там будет виднее.

Происходило это потому, что, оторвавшись от своего древнего центра, евреи не смогли сохранить древний свой принцип жить своей нацией среди других наций, и в значительной степени ассимилировались с местными аборигенами, внедрив в их умы, тем не менее, свои представления о мире. Это произошло потому, что интеллектуальный потенциал их был несравненно выше, поэтому физические характеристики своего народа были в значительной мере утрачены в процессе генетического обмена, а интеллектуальная их часть закрепилась в общем генотипе, как на чистом листе бумаги. Недаром потом, значительно позже, восточный синкретизм и западный синкретизм вступили в борьбу в равных силах в Константинополе. А «персидская», она же «арабская» религия, философия и практическая наука была нисколько не ниже «греческой» религии, философии и практической науки. Кавычки, я думаю, вы поймете.

Напоследок приведу еще раз фразу из Повести временных лет: «Хаму же достался юг: Египет, Эфиопия, соседящая с Индией, и другая Эфиопия, из которой вытекает река эфиопская Красная, текущая на восток …» Я приводил уже большой кусок этого текста, когда доказывал компиляцию русской истории на примере этой летописи. Если помните, то я все не находил никак «реки, текущей на восток». Сейчас-то у меня нет сомнений, что это река – пересыхающий ручеек, стекающий в древний порт Эритреи. Ее на крупноплановой карте даже нет. Но не в этом дело. Из этой цитаты вытекает, что во времена написания Библии страны с названием Йемен в Аравии просто не было. И это географическое место называлось «Эфиопия, соседящая с Индией», что полностью подтверждается нынешними географическими сведениями. Что касается нынешней Эфиопии, то есть африканской, канонической, то в древности это была второстепенная, так сказать, Эфиопия, так как перечислена она на втором месте, а называлась она «Эфиопия, из которой вытекает река Красная». И, заметьте, море ведь тоже называется до сих пор Красным.    

 

Нильская колонна евреев и ее отростки

 

Начну, естественно, с Александрии, ибо, добравшись сюда, евреи перевернули средиземноморские представления не только о торговле, хотя торговля – это канва, по которой была вышита сама новая цивилизация. Когда я описывал древних греков, я все время ловил себя на мысли, что, говоря греки, я думаю про евреев, и наоборот. Нильское колено евреев, обосновавшись в Александрии, совершенно потеряло связи, как со своей прародиной, так и с персидским коленом. Оно начало жить своей как бы новой жизнью, почти потеряв с прародиной и свою древнюю историю, история как бы начиналась уже с Моисея, а не с Соломона. Вместе с торговлей они принесли и письменность, без которой специализированная и обширная торговля просто немыслима. Но они застали Средиземноморье в глубоком матриархате, тогда как сами они так сказать законодательно перешли в патриархат.

Я же уже приводил многочисленные примеры жестокости еврейских законов к женщине, по ним она родильная машина и не более того. Это могло быть связано и с тем, что евреи, как показано выше, очень строго обязаны были соблюдать недопущение в их генетический аппарат посторонних кровей, кровей других народов, у них должна была быть чистая линия, как говорят генетики. Между тем, еврейские женщины, как и все другие периода матриархата, очень вольно вели себя в вопросах любви, что видно на всех богинях-матерях древности, включая и еврейских, и о чем я уже много написал. Поэтому с приходом патриархата у евреев пришлось принять очень жесткие меры к «распущенности» женщин. В Средиземноморье же об этом пока не задумывались, не хватало извилин.

Не думаю, чтобы евреи тут же принялись исправлять женские нравы в сфере своих торговых интересов. У них были свои нравы, у окружающих новых соседей и потенциальных участников еврейского рынка  – свои. Первоочередной задачей стало становление и расширение рынка на запад, и восток от Александрии. Поэтому-то тут и появились практически одинаковые философия, письменность, религии.

Первоначально мореплаватели двинулись по прибрежью в Испанию и в восточную часть Средиземноморья – Сирию, Палестину, основав там города в наиболее приемлемых бухтах, связанных сухопутными путями с местными скоплениями племен-аборигенов.

Началось привлечение представителей этих племен к оплачиваемой работе, а вместе с этим и к грамоте на древнееврейском начертании букв. Но это не обязательно сплошь были еврейские слова, эта грамота впитывала в себя и новые местные слова. Поэтому древнееврейским языком вскоре перестали пользоваться, явилась невообразимая смесь с еврейскими буквами, которые тоже совершенствовались в написании. Сегодня каждый найденный камень с письменами «отождествляют» с каким-либо языком, хотя это всего-навсего определенный этап совершенствования одного и того же усредненного языка письменности. При этом ученые камень от камня как бы специально отделяют многими веками, и история необоснованно растягивается. Каждому ведь охота «открыть» новую цивилизацию и стараются для этого безмерно, находя тысячи оправданий.

Основные законы Моисея, конечно, существовали на каменных скрижалях, привезенных из Египта, но только в очень урезанном и кратком виде, причем на каждой скрижали они отличались друг от друга и я об этом уже писал в предыдущих разделах. Естественно, что в этих скрижалях не записывали, где их начали впервые издавать, это было понятно само собой. Старались же записать и не забыть сами законы, а не адрес издательства очередной скрижали. Поэтому постепенно связь с первоисточником-издательством прервалась, осталась первородная сущность без определенного месторождения. И евреи забыли, откуда они родом.

Подозреваю не без основания, что процесс создания опорных пунктов торговли и само ее продвижение торговым племенем на пути от Йемена до Гибралтара и Босфора все ускорялся. И если, например, на освоение южной приморской полосы Аравии ушли многие века, на освоение Нила – совсем не многие века (по Библии от 40 лет до одного-двух веков), то на освоение прибрежья Южного Средиземноморья – еще меньше. Ведь научно-технический прогресс развивается тоже по экспоненте. Чтобы искусственно затормозить его в наших головах ученые придумали даже «мрачное средневековье» и целую «эру до Рождества Христова».

Второй этап торгового освоения Средиземноморья начался с более смелых мореплавателей, ре­шившихся поплыть на Сицилию и южную часть итальянского «сапога», остров Мальту, «греческие» острова и Пелопоннес, Балканы. Но есть и причина для объяснения временной остановки экспансии. Дело в том, что евреи до вступления, например, в низину Ломбардии, в глубь Балкан, на юг Франции, не говоря уже о пред­горьях Альп, никогда не видели не только снега, но и холодного дождя, и им было очень холодно с непри­вычки. Поэтому они подождали века два-три, совершенствуя свои мирные завоевания в теплом климате, прежде чем продвигаться дальше на север. Эти века им потребовались для акклиматизации. И это четко видно в истории той же Александрии, Сирии, Палестины, города Библ и Испании. Здесь научно-техниче­ский прогресс принес им замену камней и глиняных табличек нормальным папирусом, а затем и пергамен­том, и бумагой. Это, в свою очередь, позволило вручную копировать каменные таблички на новые носители информации, делать их в нескольких, немногих экземплярах, а, главное, расширить тексты в десятки раз, собрав в них все легендарные истории, не очень заботясь о хронологии. Они же не предполагали, что исто­рики потом растянут эти сказки на тысячи лет. Для них это было совсем «рядом» и поэтому не стоило обра­щать особого внимания на хронологию. Ведь не обращали же они внимания на адрес издательства очеред­ной своей глиняной таблички. Так, я думаю, была создана Библия, вернее ее часть – Ветхий Завет.

Между тем, торговцы растянулись на необозримом пространстве, и хотя они не прекратили блюсти свои религию и расовую чистоту, они представлялись уже народам-аборигенам почти как иголка в стоге сена. Привнесенный же ими торговый и связанный с ним научно-технический прогресс всколыхнули народы-аборигены, заставили их тоже шевелить мозгами немного побыстрее. Перво-наперво народы-аборигены создали свои национальные автономии во главе с царями-националистами, которые сразу же объявили один за другим бессчетные «гонения на евреев».  Я хочу предположить, что торговое племя, размножившись невероятно, все же терялось среди мирно завоеванных (с помощью ими же придуманных денег) многих стран, а войти во власть первоначально не догадалось. То есть политика не была еще изобретена. Этому мешали и некоторые особенности антропологического свойства, их узнавали по внешности в местах их нового обитания. Поэтому попасть в цари было трудно, а другого механизма, повторяю, не было еще изобретено. Таким образом, вновь выскочившие как джинн из кувшина новые страны от Гибралтара до Босфора стали национальными, и евреев среди них легко было узнать не только по их бизнесу, но и по лицу. Встраиваться в уже созданные национальные структуры было тяжело, и требовало большого времени и усилий, и не везде эти усилия приводили к цели, хотя кое-где и приводили. И тогда была разработана новая концепция мирного завоевания, которая в Библии перемешалась со старой Моисеевой, основанной на «египетском плене». Вот к ней и перейду, отрывая ее от от первоначальной Моисеевой миссии, состоящей только в бегстве из плена.

 

 

Иисус Навин и новая концепция

 

Я серьезно думаю, что рабам, хотя и проблуждавшим 40 лет по пустыне в целях освобождения от комплекса раба, было под силу начать завоевательный поход, да еще такой жестокий и безжалостный, какой описан в Библии. Притом освободительный побег и жестокое завоевание начал один и тот же человек, Моисей. Поэтому, мне кажется, что Моисей решил только вопрос побега и блуждания по пустыне и на этом закончил свои дни. Потом явилась плеяда еле заметных предводителей во времена бескровного покорения народов с помощью денег в обе стороны от Александрии, закончившегося фактически крахом, как сказано в предыдущем параграфе.  Затем, много времени спустя, появился второй лидер, Иисус Навин, разработал и осуществил концепцию опять же мирного завоевания Босфора. Страшилки же в этот поход попали из какого-то третьего места, потому что у каждого нового лидера появилась как у Сталина, и любого другого лидера, потребность переписывать «библию», то есть историю. Таким образом, «поход Моисея» я думаю, состоит из трех воспоминаний, а может быть и большего их количества.

Строительство Константинополя как таможни на Главном проходном дворе (не путать с Великим древним проходным двором, только что рассмотренным) я уже подробнейшим образом рассмотрел в предыдущих частях этой работы, и возвращаться к нему не намерен. Укажу только на свои ошибки, явившиеся следствием тогдашней моей недостаточной начитанности, устраняемой ныне материалом к данной главе.

Никакие греки не владели торговлей в Черном море, они до этого еще не доросли. Именно евреи построили Константинополь, обнесли его тройными стенами и протянули через Босфор железную цепь. Это стало их третьим, известным мне, центром, начиная от йеменско-эфиопского (Аксум) и александрийского. Может быть, были и другие, я не спорю.

Здесь они исправили многие стратегические свои ошибки прошлого, что и дало ему возможность просуществовать столь относительно долго, но, несомненно, и намного короче, чем написано в истории. Здесь центр отделился не только от своих прежних торговых стран-клиентов с туземным населением, но и от своих собственных собратьев, оставшихся там. И брал пошлины со всех подряд. Постепенно Константинополь подчинил себе через таможенную политику ранее построенные ими же города при походе Моисея на восточном побережье Средиземноморья, построил новые города на Черном море, уже упоминавшиеся мной при рассмотрении Византии. Но это не была одна страна. Все города были самостоятельны и развивались сами собой на торговле. Константинополь был только богаче всех, так как именно ему все платили пошлину на Босфоре. Кроме того, константинопольские евреи, немного привыкнув к южно-европейским «холодам», начали развивать торговлю на Балканах, Апеннинах, сунулись даже за Альпы. Потом историки эту торговлю «отождествят» с византийскими владениями, диоцезами.

Потом наступила византийская роскошь, византийские «тайны» или «тайны византийского двора», и даже такие стойкие к искушениям евреи не вынесли, и не только расслабились за тройными стенами, но и просто развратились, что не способствует ни торговле, ни обороне. За подробностями отправляю в специальную историческую литературу. Сам же немного остановлюсь на взаимоотношениях византийских греков-евреев с арабами-евреями из Персидского залива и крайним востоком Средиземноморья.

О Хазарском каганате вы уже читали. Кстати, чтобы не возвращаться к этой теме, добавлю, что я остаюсь и сейчас на высказанной ранее точке зрения, что христианство византийские евреи выдумали сами, но у окончательно обленившихся и погрязших в разврате их идеологов это получилось слишком уж топорно. Они же не для себя делали, а только чтобы направить аборигенские народы к патриархату из надоевшего всем матриархата, думали, что те быстренько «усовершенствуют» их наметки, но пришлось долго ждать, аж до Медичи. Хотя и не так долго как написано в истории, а раз в пять-десять короче. Как раз до того времени как они окончательно обленились и развратились от непривычной для них слишком уж легкой жизни.

Итак, историкам хорошо известно, что мусульмане очень доброжелательно относились к византийцам и даже после как бы кровавого их завоевания оставили все их храмы и «никейские империи» в неприкосновенности, и даже поставили неугасимую лампаду на могилу последнего «византийского» императора. С чего бы это?

Во-первых, арабы не любили моря, я об этом уже писал в главе о Византии. Во всяком случае, на восточном берегу Средиземного моря их не оказалось когда туда прибыли евреи. Не то, чтобы не оказалось, но у них здесь не было крупных городов, которые бы пришлось экономически завоевывать. Я даже думаю, что арабы и не пытались строить крупных городов, потому что там им нечего было делать. Ведь крупный город – это, прежде всего торговля, а уж потом промышленность. Промышленности же у них никакой не было, если не считать домашнего квашения и мятия кож. Потому и городов не было. Евреи их организовали, вернее они автоматически организовались с началом торговли в наиболее пригодных для этого местах из каких-нибудь деревушек или вообще на ровном месте, рядом с вновь открытом портом. Арабы же просто приезжали на своих верблюдах в города время от времени. Поэтому Византия, состоящая из отдельных городов на самом берегу моря, разделенных пустыней километров в 200, а то и больше, не мешала арабам жить, даже наоборот, нравилось туда ездить за покупками. Это я имею в виду северо-западных арабов, тяготеющих к Черному и Средиземному морям. Западные же арабы, тяготеющие к Красному морю, там, где торговцы основали Мекку, если отбросить версию что там упал метеорит, были потом заброшены, как неперспективные. Может быть, именно там торговое племя и потеряло свою скинию с ковчегом и копией скрижалей.

Восточные же арабы, тяготеющие к Персидскому заливу – совсем другой коленкор. Когда туда прибыли евреи торговать из какой-то «Израилевой» колонны, номера не знаю, то оказалось, что дальше плыть некуда. На каменные письма, направляемые в центр, отвечать перестали, как я уже сообщал. Пришлось плавать туда-сюда по Персидскому заливу и торговать по мелочи. Потом попытались плыть и по Тигру, и по Евфрату, наконец, основали Вавилон от нечего делать. Потом, загрустив, так как каменных писем с дальнейшими инструкциями не было с родины, плюнули на чистоту своей расы и начали потихоньку жениться на арабках, правда, предварительно обучив их вождей письму на глиняных табличках.

И даже, кажется, основали академию у какого-то не то шаха шахов, не то эмира, а может быть даже и не у одного. Так в это богом забытое место пришла грамота, а потом появилась жажда знаний. Евреев непременно избирали в визири при шахе, точно так же как в языческом Хазарском каганате. Постепенно тут начала основываться хотя и близкая к еврейским понятиям, но самобытная восточная культура. Я об этом уже писал. Западные и восточные арабы в Малой Азии встречались редко, поэтому пути их прогресса и культуры несколько разошлись. Западные арабы были в более традиционной еврейской философии (Средиземноморской), а восточные – в более ранней ее форме, да еще и развивающейся взаперти и непосредственном контакте и сильном влиянии Востока. Естественно, между ними происходили войны на этой почве, пока они не согласовали окончательно свой ислам, основанный на иудаизме. Потом им понадобился Константинополь, но не очень, они просто ждали, когда он сам погибнет от разврата и пьянства. Потому они и не пьют поныне.

Но чтобы самим захватывать его, да еще и в жестокой битве, этого не было. Это потом западные христиане во главе с Ферраро-Флорентийским собором, собранным Козимо Медичи, взяли Константинополь, а сперли это на арабов во главе с Мехмедом II. Точно так же как казаки-разбойники сперли работорговлю своим народом на крымских татар.

Так было, на мой взгляд, покончено с ортодоксальным христианством (правоверием-православием), которое первоначально не хотело захватывать власть и создавать католическую империю, а просто хотело заняться поплотнее душами верующих. Козимо Медичи, разумеется, не знал, что из остатков ортодоксальной церкви наш, кажется Иван III, купив или арендовав кусок земли в Константинополе, соорудит такую помощницу российским императорам, что Медичи в гробу перевернется.

Однако, это все надо доказать вдумчиво и последовательно, к чему я и перехожу.

[ Оглавление ]

[ Назад ]                                    [ Вперед ]

 

 



Hosted by uCoz