Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

 

[ Оглавление ]

[ Назад ]                                    [ Вперед ]

 

Глава 14
Глава 14

«Что было, что будет, чем сердце успокоится»

 

Введение

 

Я не хотел писать эту главу. Думал, в книге и так все предельно понятно. Думал, что ельцынщина переболеется, перетерпится, «перетрется – мука будет». Но, не тут-то было. Тут такой «Петр первый, преобразователь» возник, что впору садиться снова за компьютер. 

Заголовок такой я взял у цыганок для красного словца, ибо на вопрос что было, я уже ответил. На вопрос что будет можно подробно не отвечать, так как это следует из всего контекста. Впрочем, я нарисовал вполне конкретных два варианта немного выше: «утопический» и реальный. Вперемешку они и будут осуществляться. Какой победит в конечном итоге, я не знаю. Тут может быть и герой, каковой явился в Сингапуре, отец народа. Может и такой как Лебедь, судя по его давним обещаниям. (Теперь уже не будет, убили). Если он, конечно, забудет об личных амбициях на мировом уровне, то есть простое хвастовство, как я показал выше. Этот человек должен быть типа Иисуса Христа, чтобы вам было понятно, но сам Иисус в подметки бы ему не годился по поставленной им перед собой задаче. Но такого человека быть не может на свете, хотя многие люди из нас с вами и представляют себя на такой роли. Они просто не знают силу лести, так как не испытывали ее никогда, не быв «спасителями отечества». Ибо, по моему глубокому убеждению, любой зад на свете можно зализать так, что и следа от ануса не останется. Поэтому такой большой герой, да еще и для такой большой страны, никогда не найдется. Вспомните хотя бы, как Иисус испепелял бедную смокву. 

В принципе может появиться и желание «просвещенного мира» помочь нашей стране, но фактически оно никогда не появится. Ибо «своя рубаха ближе к телу». А титанические усилия, попытки отдельных людей не окажут существенного влияния на ход событий, ибо в целом все это будет протекать вяло, по формуле «рубахи». Остается сам народ нашей шестой части суши. Я недаром делал экскурс в генетику. Она очень хорошо объяснила нам, что такое советский народ, как он формировался тысячу лет и на каком этапе своего развития сейчас находится. Ниже я дам еще несколько уточнений по этому вопросу.  

Что касается третьего вопроса в заголовке, то я все же должен дать некоторые конкретные наметки по его разрешению. Для этого я опять напомню вам про одну статью, которую уже вспоминал, но вспомнить до конца никак не мог, а вновь искать некогда, да и долго. Читал я ее наспех, давно, лет 10 назад или около этого, в журнале или газете, ни автора, ни названия, ни издания совершенно не помню. Но, о чем там речь шла, помню отлично. А речь там шла о древних инках и майя, об их великой цивилизации, которая растаяла как дым, остались только циклопические развалины, когда-то бывшие образцами высочайшего искусства и науки. Теперь автор наблюдал далеких потомков исполнителей этих шедевров, полуголых, в диких джунглях, уже не знавших, откуда взялись эти развалины, и жующих какие-то не то плоды, не то листья, и сплевывающих жеваную массу в плошку, то есть использующих собственные зубы в качестве мельницы. Примитивнее, чем в каменном веке.

Далее автор выстраивает концепцию «преображения» народа, суть которой состоит в том, что аристократия-олигархия погубила свой собственный народ непосильной работой, ограничениями, прямым рабством, бесправием, высосала из него все соки за долгие века, а потом и сама погибла от разврата всевозможных сортов, излишеств и лени. Статья эта, прочитанная по диагонали, чуть ли не из-за плеча владельца издания, почти на бегу, произвела на меня большое впечатление, но потом забылась, затерялась в памяти, и сейчас возникла вновь. И я никак не могу прогнать от себя мысль, что современный  «гомо советикус», как генетическое продолжение княжеских рабов 10 века, мне уже во многом начинают напоминать потомков древних индейцев майя и инков, только еще немного не дошедших до их сегодняшней стадии деградации. Но уже близких к ней. Вы только посмотрите на наших «садоводов-огородников», коих в стране подавляющее большинство. Вы только обратите внимание на наши дворы индивидуального жилья, сплошь занятые грядками, промеж которых «хозяева земли» балансируют как клоун на проволоке. Ради чего 80 процентов населения «садит картошку», копая доисторическими мотыгами миллионы гектаров земли в свои выходные дни, практически бесплатно отдав пять дней труда в неделю империи? Разве не хотят они поиграть в гольф на лужайке в свои выходные дни? Не хотят, конечно, ибо не знают, что это такое. Они знают, что если не посадят картошку, то помрут с голоду. Разве наши «хибаровладельцы», где всего горница и кухня, не хотят вырастить в своем дворе травку-газон, да поставить там кресло-качалку напротив клумбы с розами, как это принято на Западе? Там же даже пучка укропа никто не станет выращивать, ибо он для укропа получает зарплату за пять дней работы в неделю. Там даже рыбу ловят, чтобы потом опять отпустить ее в водоем, а едят покупную. У нас же пенсионеры на городских свалках-прудах ловят рыбу как «прибавку к пенсии». Когда, спрашивается, наш «колхозник», честно отработав пять дней из семи на империю, будет разводить розы и стричь газон, если у него мычат в хлеву корова, бычок и пара свиней, а на насесте – курицы? А в неудобъях на лугу трава не кошена ручной косой, почти серпом, как на древнеегипетских папирусах. Ведь на зарплату он с голоду подохнет.

Много нам надо еще время, чтобы, бросив сломавшуюся от старости доисторическую тяпку, начать жевать зерно, чтобы сделать ребенку манную кашу? И наши правители смеют произносить слова о «великой России»? Или вы не слышите от них этих слов?

 

Парадоксы

 

Парадокс – от греческого «неожиданный», то есть «шила милому кисет, вышла – рукавица». В логике парадокс – «противоречие, полученное в результате логически формально-правильного рассуждения, приводящее к взаимно противоречащим заключениям» (БЭС). Я эти выдержки не зря привел. Большинство людей слово парадокс понимает расплывчато, что я и доказал выдержкой из словаря. Как так «формально-правильное рассуждение»? Формула должна всегда отвечать сути, на то она и формула – краткое изложение сути, как «аш два о» или «пи дэ квадрат, деленное на четыре». У нас же как-то принято, что «формально» – это не только по формуле, то есть точно, но и по заведомо плохой формуле, которая не отражает всей полноты явления. Например, вместо «аш два о» используется «аш о», или вместо «пи дэ квадрат, деленное на четыре», используется просто «пи дэ квадрат». Вот про это и говорят: он формально подошел к делу. Так это же уже не «формально правильное», а формально неправильное рассуждение. Таким образом, судя строго, я убираю слово-приставку «формально» и оставляю только «правильное рассуждение», а такое рассуждение не может привести к неправильному выводу по определению, если оно правильное рассуждение. А если энциклопедический словарь не может толком объяснить слово парадокс, то, что же я буду ждать от рядового читателя? Поэтому, я буду придерживаться взгляда на слово «парадокс» согласно первоначальному переводу с греческого, каковой очень точно передается приведенной русской пословицей, или русским восклицанием: «Надо же? Вот так фокус!»  Если мы, таким образом, договорились о понимании слова парадокс, то перейдем к ним самим в русской жизни, которая сплошняком состоит из парадоксов.

Начну для разминки с парадокса, поименованного мной технический «прогрессо-регресс», несомненно, «взаимно противоречащее заключение». Лет двадцать назад я пришел к ошеломляющему для себя выводу о том, что в забое с ручной организацией труда, где используется только кайло, лопата и взрывчатка, и в забое с выемкой и погрузкой угля комбайном, норма выработки на одного человека практически одинакова. Правда, первая была в Прокопьевске, где комбайнов не было, а вторая в Новокузнецке, где ручных работ не было, иначе бы проходчики из ручных забоев очень сильно возненавидели механизированных проходчиков во главе с их начальниками. Города отстояли друг от друга на 35 километров, поэтому обходилось без драки.

Дело в том, что «ручные» проходчики всю смену как заведенные махали кайлом и лопатой и им ничего не мешало, а «механизированные» проходчики большую часть смены не работали: ломался комбайн, искали слесаря, слесарь не находил долго поломки, потом исправлял. Или «пропадала энергия» и ее так же долго «искали». В результате «механизированные» проходчики делали ровно столько, сколько «немеханизированные» напахивали лопатой, и смена кончалась. Норма же выработки все это учитывала, как говорится, «по факту», причем за очень продолжительное время. Иначе же и сдельную оплату труда – оплот социализма невозможно создать.

Значит, в ручном и механизированном забое производительность труда одинаковая, но это еще не все. В ручном забое один человек делал работу, которая является конечным и абсолютным результатом труда одного человека. В механизированном же забое от точно такого же результата труда надо отнять массу человеческого труда других людей, которые тоже вложили опосредованно свой труд в эту работу. Во-первых, сколько человек трудилось для того, чтобы сделать комбайн весом в 10 тонн чистейшего железа с тысячами деталей и деталек? Сколько человек добывало уголь, делало кокс, добывало руду и флюсы, а потом выплавляло эти 10 тонн железа? Во-вторых, немеханизированный проходчик тратил энергию, добытую за свои кровные в магазине, а механизированный тратил государственную электроэнергию, на которую тоже добывался уголь, делались машины и работали машинисты. Далее я скажу, что мощность комбайна равна примерно сто киловатт, и он только за один час работы тратил столько же электроэнергии, сколько средняя социалистическая  квартира тратит за месяц. Надеюсь, вы помните, сколько вы платите по счетчику? Для электрической дрели для бурения взрывных скважин в ручном забое подходит кабель толщиной в мизинец, а для комбайна – толщиной в руку, а защита его осуществляется сложнейшей аппаратурой, которую, в свою очередь, обслуживают электрики самой высокой квалификации. Добавьте сюда аппаратуру автоматического контроля содержания газа метана и поступающего в забой количество воздуха, так как несколько искрящих при работе электродвигателей и систем управления ими находятся на комбайне, а сам он работает в забое в самое опасное время по газовыделению – выемке угля. В то время как в ручном забое в момент взрыва нет электроэнергии. И все это требует не только денег, но и непосредственного, и уже произведенного ранее труда.

Если все это подсчитать и выбросить из производительности труда механизированного проходчика, то окажется, что ручной труд в 10 раз эффективнее механизированного. И с таким ущербом надо мириться только для того, чтобы освободить человека от каторжного труда, от лопаты и кайла. В западных странах механизацию вводили потому, что никто из рабочих не желал махать лопатой шесть часов кряду, но и мириться с такой огромной потерей труда при этом тоже не захотели. Поэтому была создана сложнейшая система теории надежности с десятками вспомогательных наук, обслуживающих эту систему.  И добились того, чтобы комбайн работал безотказно, надежно. Для этого тоже потребовались затраты труда и средств, но они многократно окупились тем, что норма выработки механизированного рабочего стала в 20, в 100 и более раз выше, чем в ручном забое.

В нашей же стране о надежности знали только в космической и военной отрасли, более нигде. Ведь я привел нормы выработки в ручном и механизированном подготовительных забоях не позднее 1980 года. Если этого мало, то я приведу норму выработки забойщика в комплексно механизированной лаве из 500 тонн «железа» и  в лаве того же Прокопьевско-Киселевского месторождения, в котором из механизации есть только дрель, топор и кувалда, а норма выработки в них обеих –50 тонн на выход.

Если еще и этого вам мало, то я обращусь к сельскому хозяйству, в котором в России применяются самые мощные в мире зерноуборочные комбайны с шириной захвата в полполя, производится больше всех удобрений, вспахано больше всех в мире земель, но, тем не менее, в российском сельском хозяйстве самая низкая в мире (не считая Эфиопии) производительность труда и урожайность полей, а хлеб мы десятилетиями покупаем, как и куриные окорочка за границей.

Я просто не хочу переходить к самой больной российской теме о надежности и работоспособности российской бытовой техники, я все же россиянин. Но не могу не сказать, что рядом с космическими стартовыми комплексами соседствуют деревни вовсе без электричества, а полутораметровые трубы с газом пролегают за границу у них за околицей, и никак не хватает технического ума, чтобы сделать отводок в полдюйма диаметром. А по соседству высятся окольцованные тройной колючей проволокой с вышками корпуса, где изобретают самые страшнейшие яды и бактерии, которых свет не видел. Кажется, ситуация ясна, и надо делать выводы.

Первым напрашивается вывод, что страной управляют совершенные дураки, притом очень долго, веками. И этот вывод основной и единственный. Остальные выводы, являются частным случаем этого первого, главного. Посмотрите на наших правителей по телевизору. Это же сплошь тупые лица, самой характерной чертой которых является природная простецкая хитрость, которую они безуспешно стараются скрыть или заменить каким-то иным выражением лица. Яркой иллюстрацией этого является реклама с Петром I насчет кофе: «А, с кем на паях?» – «С вами, Петр Алексеевич». Горящий безумием взгляд, идиотская самоуверенность, всепоглощающая страсть, и не проблеска ума. В общем, «заколачивание гвоздей микроскопом».

Возьмем Ленина с его электротрактором, когда Россия не знала и просто трактора. Возьмем Сталина с его ворованной атомной бомбой, когда в стране не хватало простых автоматов Калашникова, и на вооружении все еще стояла «трехлинейка образца 1898 года». Вспомним «сталинский план преобразования природы» вслед за убийством генетика Вавилова, хрущевскую кукурузу чуть ли не на северном полюсе, хрущевско-брежневское освоение целины, тогда как уже распаханные ранее земли давали урожай 7 центнеров с гектара вместо 70 на Западе.

Можно спуститься и подревнее. Зачем нам надо было «прислоняться к Уралу» для «развития промышленности», тогда как Япония совершенно без природных ресурсов обогнала весь мир по промышленности? Ведь все равно промышленность не развили, и прокатные станы даже в 1930 году, через триста лет, покупали у Германии. Так ведь и «великий кормчий» Китая заставил варить сталь около каждой фанзы. Представьте, у таких дураков не действует даже чисто русская поговорка, что «выше х-я не прыгнешь».

Мы первыми запустили в космос Белку, Стрелку и Гагарина, что по сути одно и то же. Мы вторыми испытали атомную бомбу и так далее. Но, вы, правители, для этого отобрали у нас самодельные лопаты из нержавейки, которыми мы кормимся, сажая картошку, и наделали из них танковую броню. Отобрали у покойного доктора Елизарова титановую проволоку для его больных со сложными переломами, и сделали из нее очередной лист для очередной подводной лодки. Сколько таких больных сегодня – калеки из-за того, что тысячи тонн титана лежат на морском дне? Вы отобрали у конструкторов гражданской продукции бронзу, хорошую сталь, запретили им использовать редкие и драгоценные металлы, направив все это на военную продукцию. Вы направили всех башковитых людей в военные конструкторские бюро, оголив тем самым гражданственно направленные исследования и разработки. Поэтому механизированный горняк фактически делает в десятки раз меньше и в десятки раз дороже, чем немеханизированный.

Поэтому у нас не работают наши телевизоры, через день перегорают советские электрические лампочки, лезвиями для бритья можно только карандаши подстрагивать. Поэтому я предсказываю, что через несколько десятков лет одичавшие люди в наших лесах будут жевать какую-нибудь траву на фоне стартовых комплексов для ракет и не смогут объяснить, что это такое и как тут оказалось? А вы, покойники уже сейчас, будете настоящими покойниками, может быть даже замороженными в жидком азоте для будущего «воскрешения». Но воскрешать-то вас уже будет некому, разве что выставят в каком-нибудь западном музее как египетские мумии.

 Нужно-ненужные ресурсы. Первые наши правители и хозяева, естественно, считали ресурсом только сам народ, который можно было продать в Кафу. Поэтому и сегодня к нему такое же отношение. Белка и соболь в лесах казались неисчерпаемыми, только лет через пятьсот заметили, что их стало меньше. Сам лес ресурсом не считался, ведь в лесу жили. Но прибывшие за лесом венецианцы показали нашим правителям, что и лес можно продавать, ибо, на что он еще годен кроме дров, думали наши правители. Поэтому отношение к лесу у нас и сегодня еще такое же.

Например, заключенные пилят лес, а, сколько надо напилить, никто не знает. Но так как заключенные самим своим статусом должны страдать, то и пилить их заставляют до изнеможения. Сколько из этого спиленного леса пойдет в дело никого не интересует, ибо лесу у нас – тайга, без края. Я даже сам так считал, пока не побывал за границей и не узнал, что кубометр стоит 200 долларов, как нефть. Окончательно меня убедили в ценности леса мои собственные двери, которые я купил у канадской фирмы, правда, здесь, в России. Русские люди, живя в лесу, так и не научились за 1000 лет делать красивые, а главное, недорогие двери. Поэтому сегодня граждане среднего достатка покупают двери канадские, красивые, но сделанные из папье-маше, а косяки к ним, из чистой древесины, напоминают школьные ученические линейки по толщине, притом не из целой доски, а из пяти-шести отдельных дощечек, состыкованных по длине хитрым шипом на хорошем клее. Совсем недавно мы с вами так экономили только полиэтиленовые мешочки и пакеты, стирая их и высушивая на батарее отопления.

Точно так же мы не знаем настоящей цены железу, хотя появилось оно у нас много позднее лесов. За полсотни лет мы переплавили целую гору под названием Магнитная на Урале, а полученное железо разбросали по всем своим лесам. За границей я тоже очень удивился, когда приценился к простому топору, он стоил в переводе на нашу жидкую валюту бутылок двадцать водки, в то время как наш советский топор не стоил и чекушки, а находился где-то в эквиваленте 100-150 граммов».

Перехожу к молибдену. До недавнего времени единственный поставщик молибдена была тоже высокая гора, находящаяся на пути к Эльбрусу в Тырныаузском ущелье. Гора целиком состояла из минерала молибденит и кучи других минералов, в которые входила почти вся таблица Менделеева, даже еще и не открытые тогда химические  элементы, которые к нашим дням сделались очень редкими, а потому страшно дорогими. Но нам-то нужен был только молибден, чтобы были «броня крепка и танки наши быстры». Поэтому все остальное при «обогащении» этой руды выбрасывали тут же, на берегу горной речушки в виде «хвостов» обогащения. Когда заграничные шпионы узнали, какое богатство находится в этих «хвостах», чтобы не называть их отбросами, «акулы капитализма» тут же предложили нашим правителям много денег, чтобы увезти эти отбросы к себе домой. Правители наши  постеснялись брать деньги, ведь и вам было бы стыдно, если бы за ваши картофельные очистки предложили вам столько же спелых бананов лет 10 назад.

Вы бы просто отдали очистки, бесплатно, но правители ведь так не могут, у них же «политика», а у вас-то ее нет. Тогда «акулы», зная по тем же шпионским данным о наших дорогах, предложили построить нам дорогу типа нынешней московской кольцевой, от Владивостока до Кенигсберга взамен на наши «очистки» из Тырныауза. Но наши правители не только застеснялись, а еще и рассердились, ведь их не только в бесхозяйственности обвинили, но и унизили напоминанием о плохих дорогах в такой великой державе. Поэтому они хитро ответили, что не могут поставлять стратегическое сырье своим идейным противникам, и этим подняли свой авторитет в своих собственных глазах.

Когда я пишу эти строки, недавний сель вместе с домами шахтеров унес все эти богатства в Каспийское море, и теперь они появятся на поверхности не ранее чем через миллионы лет, когда со дна Каспийского моря будут подниматься новые горы.

Может мне не надо объяснять, почему у нас плохая электроника, использующая редкоземельные металлы, а тефлон ввозим только на сковородках за природный газ? И почему мы продаем сырую нефть, в крайнем случае, мазут, а все остальное, что из нее делается, а это многие сотни разных полезных для народа вещей, в том числе и колготки с лайкрой, покупаем? Прошу также будущих публичных критиков не ставить мне в вину, что я надсмехаюсь над трагедией в Тырныаузе, я об этом помню, но и это не помещало мне обратить ваше внимание на дурость наших правителей. Кстати, если бы русло речки не было бы загромождено «хвостами», то, может быть, и трагедии бы не было. Сель спокойно бы утек в Терек. Не могу удержаться, чтобы не пропеть осанну международному разделению труда. Продай бы наши правители тогда «хвосты» за границу, у нас бы была хорошая дорога, продукция высоких технологий была бы и для нас дешевле, и Тырныауз бы не снесло селем. Но, кажется, я от нужно-ненужных ресурсов непроизвольно перешел к прогрессивно-отсталой науке.

Научный прогрессо-регресс. Никто не сомневается в наших мировых приоритетах в области военного уничтожения людей, но редко кто задумывается, какими средствами это достигнуто. Поэтому напоминаю, что Северная Корея, такая маленькая страна, заставив своих людей есть одну траву, чуть ли не обгоняет уже нашу страну по всяким таким штукам. А наш голодный ученый и изобретатель ведь, не очень дорого будет стоить для любой страны, даже самой маленькой. Я не буду спорить с тем, что Америка давно «скупает мозги» по всему миру. Но она же не силой туда их свозит, а покупает на свободном рынке, который и наши правители ныне стали признавать. Так кто мешает нам покупать? Ах, не на что? Ах, не хотят ни за какие деньги? Так это тогда проблема покупателей, а не продавцов. Зачем же мы тогда вывешивали плакаты на пять этажей про Сбербанк брежневских времен: «Накопил, и машину купил»? Зачем же вы, правители, сделали такую жизнь в стране, что ни за какие деньги к нам не хотят переезжать жить с Запада?

Теперь по существу очередного парадокса. В чем мы впереди планеты всей? В науке уничтожать людей. Вы, правители наши, говорите нам, что у нас лучший в мире автомат Калашникова, лучший в мире танк, лучший вертолет «Черная акула», истребители и бомбардировщики. По ракетно-ядерным силам мы наравне с Западом, правда, сейчас отстаем такими же темпами, какими вымирает наше население. По средствам бактериологической войны мы, можно сказать, даже несколько впереди, если верить нашим пропагандистам, заговорившим об этом после запрещения миром этого вида оружия. По средствам химической войны мы совсем чуть-чуть отставали от Америки с их «бинарными газами», но находились далеко не в последних рядах. Модификация поведения человека в военных целях, «погодная» война, когда, то ливень зимой, то мороз в июле, - это тоже не совсем безызвестные вещи для наших стратегов. Что там еще есть из «высоких технологий» против человеческой жизни? Магия, секретные волны? Ничего я не выпустил из виду? Вот в таких отраслях человеческого знания наша Родина с большой буквы впереди, имеет явный прогресс, но слово-то опять попалось какое-то неравнозначное, ибо прогресс в одном смысле – хорошо, а в другом – очень даже плохо. Ибо прогресс рака у больного, разве это хорошо?

Далее я вынужден сказать, что кроме изложенного направления, военного, в других, гражданственных областях науки, мы не сделали почто что ничего. Тут у нас даже регресс по сравнению хотя бы с достижением дореволюционных радиотехника Попова, «измерителя» давления света Лебедева, самого Ломоносова и Менделеева, наконец, Лобачевского и Ковалевской, хотя она и не так знаменита как Кюри-Складовская. Термоядерный «токомак»? Так он на свалке валяется. Понимаете, в этом случае почему-то не принято приводить данные о шестой части суши, о недавних наших трехстах миллионах населения развитого социализма, многими понимаемого до сих пор как развитой страны. И зря. С такой-то великой державы мир должен был получить хоть что-то, кроме средств уничтожения людей.

Может быть, у нас лучшая в мире сковородка? Нет, лучшая в мире сковородка с покрытием от американского «Дюпона». Может быть, у нас лучший в мире квас? Нет, сами пьете «колу». Может у нас хорошие гражданские самолеты? Нет, самые отсталые, гремят как немазаная телега, так что в приличные аэропорты их не пускают. Да и кто как не мы начали покупать на международные рейсы французский самолет типа «А-300»?

Ах, вспомнил, мы «открыли» искусственную черную икру из рыбьих хвостов, которую мазать на хлеб уже можно, но есть пока нельзя. Может, мы изобрели пенициллин, телевизор, достойный радиоприемник, или хотя бы сам транзистор? Нет, изобрели американцы. Мы буровые насосы для добычи нефти и газа покупаем у «Ингерсол Рэнд», трубы для их продажи – в Германии, на карьерах у нас в самых трудных условиях работают заграничные самосвалы и американские бульдозеры, свой лес мы валим и трелюем тоже заграничной техникой, а распиливаем его на хорошие доски – тоже их техникой. У нас нет ни одного комфортабельного гражданского океанского лайнера с «петровских» верфей, все они, до единого – перекрашенные немецкие корабли по репарации, включая «гордость» нашего парусного флота, «самый большой в мире парусник», недавно арестованный. Я уже не говорю про автомобилестроение. Что там у нас делают на «Уралмаше», на питерских верфях? Танки и подводные лодки с ядерными зарядами на борту.

Один мой знакомый сварщик с войны как зеницу ока берег держак и маску, полученные по ленд-лизу. Какого черта наши хваленые часы стоят гроши по сравнению с любыми иностранными? Мы даже газетную и туалетную бумагу не можем сделать, как следует. Какую вы предпочтете из тысяч наименований вещь для домашнего обихода?  Советскую?  Если рядом выставлена иностранная? 

Вот в чем мы опережали Запад до последних времен: в количестве ученых и в количестве всяких научных институтов. А толку что? Да за тридцать бутылок водки в месяц средней зарплаты ученого, какой же дурак вам будет открывать теорию относительности или закон всемирного тяготения? «Токомак», правда, изобретут, но не более того.

Конечно, есть и «шизики», которым и денег не надо, но как же они что-то «откроют», когда силу тока в цепи нечем измерить? говоря фигурально. Ведь все научные приборы выпускают за границей, а тратить на них деньги, не считая военных целей, наши правители не считают нужным. Вы думаете, почему Запад до сих пор не отменяет запрет на продажу нам многих товаров высоких технологий, включая станки сверхточной обработки и хорошие сверхбыстродействующие компьютеры? Неужто боятся, что мы с их помощью наладим производство сверх гладкой подошвы утюгов для наших женщин и рассчитаем траекторию какой-нибудь элементарной частицы, прибывшей к нам из туманности Андромеды?

Нет. Они отлично знают, что мы сразу же наточим на их станке бесшумных прецизионных винтов для своих подводных лодок, чтобы не шумели как трактор. А компьютер направим в институт Курчатова, чтобы рассчитать цепную реакцию для новой бомбы. Когда я вернулся из Италии в разгар скандала с самолетом Руста на Красной площади, КГБ сильно страдал от унижения. От страдания сильно суетился.

Меня сразу же вызвали к полковнику, и спросили, не может ли  ЦРУ через знаменитую итальянскую ЭНИ, торгующую нашим газом, узнавать наши секреты сибирские?  В концерн ЭНИ входила  СНАМпроджетти, нарисовавшая проект трубы длиной в 250 километров, по которой предполагалось качать углеводную смесь, и поставившая все оборудование для этого, включая компьютерное обеспечение. Я принимал от них это оборудование.

Я ответил гэбэшному полковнику, немного расслабленный заграницей, в шутливой форме, что, дескать, могут. Для этого им вполне подойдет сама труба, закопанная в землю на два метра, в качестве антенны. Однако полковник не заметил иронии, посерьезнел, и проводил меня до своей двери. Вполне вероятно, что и сегодня какой-нибудь институт «работает над поднятой» мной проблемой. Я бы не надсмехался над советской гражданской наукой, если знал бы хотя бы один факт, чтобы советская научная разработка, доведенная до промышленного изготовления, заполонила бы западный рынок, как, например, наш рынок заполнили все без исключения значительные западные фирмы, начиная от «Сони», «Кока-колы», «Филиппа Морриса», и кончая «Майкрософтом» и «Макдоналдсом».  Там же ничего нашего нет кроме «серийных» матрешек. Военные разработки я к рассмотрению не принимаю, ибо в этом и состоит парадокс.

Развито-отсталый космос. Самый яркий пример хвастовства наших правителей как с неба свалился им из того же военного комплекса. Ведь никто же не сомневается, что космос наш получился автоматически из баллистических межконтинентальных ракет, притом я думаю даже, что чисто случайно. Хотели выстрелить учебной боеголовкой на имитацию другого континента в Тихом океане, а горючего заложили сверх лимита, дескать, «кашу маслом не испортишь». Вот она и улетела безвозвратно, ставши спутником Земли. Это совершенно похоже, как если бы вы орали своему сыну с балкона, чтобы он, негодник, шел домой спать, а тут, шел, мимо, профессор консерватории и взял вас в Большой театр солистом. Вы же помните, как стучал башмаком о трибуну Хрущев в Нью-Йорке, но это же было абсолютно бездоказательно, а потому – обидно. А тут ему докладывают, что боеголовка не вернулась, а если на нее поставить маленький передатчик с батарейкой, то она будет посылать в эфир: бип, бип, бип…  И если вы еще не позабыли, что основным его коньком была прозаическая кукуруза на северном полюсе, то вы можете себе представить, как на него повлияло это «бип» из космоса. Ведь оно же не было даже военным «ура», а чисто гражданской научной идеей, притом не стоящей ни гроша. Ведь ракет было уже завались, а передатчик с «бип» стоил три копейки. 

Но, как говорится, аппетит приходит во время еды. Уж очень была хорошая причина для всемирного хвастовства, поэтому на эту штуку начали тратить специально ассигнованные деньги, сперва казалось, маленькие. Действительно, чем отличается человек, собачка от боеголовки, я имею в виду по весу. Конечно, пришлось озаботиться кислородом, туалетом и жратвой, но это же такая мелочь по сравнению с глобальной возможностью хвастовства. Потом это затянуло как карточная игра «в очко». Сперва даже и не заметили, что на космос стало уходить чуть ли не столько же, сколько на «оборону».

Народу, конечно, тоже было приятно, как, например, найти пятерку на дороге, как раз на бутылку и пару пирожков с ливером. Он же не знал, сколько уходит денег на эти игрушки, притом с каждого, и не по пятерке, а несравненно больше. Бюджет страны – страшная военная тайна до сих пор. Ведь то, что печатают в газетах про бюджет, это одно и то же, что реклама гигиенических прокладок или жвачной резинки. Они не отражают сути происходящего, а только выпячивают отдельные достоинства, упуская недостатки.

Вы же знаете, что заядлые игроки в очко даже проигрывают собственные штаны, все не могут никак остановиться. Игра же такая простая и все время кажется, что вам уж теперь-то обязательно выпадет два туза подряд. Вот так и с космосом. Когда подсчитали, какова вероятность возвращения наших космонавтов с луны, то вышло, я думаю, не выше, чем попасть плевком в копейку с 10 метров. А там их оставлять навечно никак нельзя наподобие лунохода. Мировой скандал будет, и все забудут, что мы первые. Поэтому стали конструировать автоматы для Марса, Венеры и так далее. Но электроника-то у нас сами знаете, какая, по телевизорам нашим видно, да и по Останкинской башне – тоже. Кабели все сгорели, а автоматика все никак не могла сработать. Поэтому и автоматы межпланетные, то, не туда попадут, то вообще замкнут накоротко. Ни один ничего нам сообщить не смог из дальнего космоса, поэтому затею бросили, а под маркой «исследования космоса» запустили около двух тысяч военных спутников серии «космос», которые сфотографировали все до единого мусорные бачки по ту сторону океана. Добавлю, что, если бы нам действительно понадобились данные о космосе, то мы бы наподобие американцев запустили бы туда телескоп «Хаббл», и рассматривали бы Вселенную, интересуясь тамошними процессами, вне искажений из-за земной атмосферы. Но мы же мусорные бачки фотографировали за океаном.

Здесь перейду к вопросу, что же дает «народному» хозяйству наш космос? А ничего не дает. И давать не собирается. Две тысячи спутников-«космосов» показывают, что по своей сути – это простые пули, которые никто на войне не собирает, выпустил, и конец. Ведь никто же не поймет, если бы НТВ запускал каждую неделю свои спутники? А военные «космосы» запускают. Значит, они, либо очень плохие, либо девать деньги некуда.

Кстати про НТВ. Запустив 2000 «космосов», наши правители не удосужились запустить завалященький спутничек для народа типа НТВ+, не нашли денег, чтобы наши колхозники и шахтеры узнали о существовании мобильной телефонной связи от своих правителей, а не от западных бизнесменов.

Я уже не говорю о том, что даже в малюсеньком Сан-Марино автомобили охраняются от угона спутником, а у нас, видите ли, не хватило места ни на одном из 2 тысяч спутников для такой аппаратуры.

Так что же мы с вами имеем от космоса, кроме вращающейся двадцатилетней фотографии атмосферного циклона при передаче прогноза погоды по TV?  Может мы, находясь в бескрайней тундре или в геологической партии у черта на куличках, можем раскрыть чемоданчик и через спутник связаться со своим начальником или с женой, как делают это чеченские боевики? Ишь, чего захотели, денег нет.

Может, космическое агентство сообщило казахстанским чабанам, где трава погуще, а северным оленеводам, где ягель гептилом не отравлен? Может, со спутника посчитали, сколько бревен при лесосплаве выплыло к иностранным кораблям-ловушкам в нейтральные воды Карского моря? Может, через спутник вызывают в сельскую глубинку доктора к роженице? Нет, ребята, ничего этого невозможно, денег нет у правителей наших. Вот вам картинка с вертящимся циклоном, снятая еще Гагариным, и отвяжитесь, назойливые вы мои.

И, если вы не удовлетворены изложенным парадоксом нашего советского космоса, то, воля ваша. Я еще хотел рассказать, как наши правители хотят отобрать спутник у НТВ, купленный ими и запущенный иностранцами, но вы и по ящику, и из газет об этом знаете. Не знаете только, что если и взаправду отберут, то вам оттуда посыплются очередные призывы к очередному празднику 7 ноября, помните по газете «Правда» десятилетней давности?

Разрушительно-слабые бомбы. Сегодня никто не сомневается, что по количеству стратегического оружия мы и американцы приблизительно на одном уровне, но о сравнительном качестве их сказать трудно. Можно только предположить, что сильное наше отставание в электронике, не может не отразиться на этом сравнительном стратегическом качестве. Но, стратегическим оружием никто не собирается сегодня воевать, это сегодня только реклама мощи. Что касается обычных вооружений, то я позволю себе для примера посетить нашу Выставку достижений народного хозяйства лет 10 –15 назад. Можно посетить и любую выставку оружия в мире, но это – потом.

Все мы знали, что выставляемые на ВДНХ диковинки, невозможно ни купить, ни заказать. Потому, что там выставлялось все то, что существует в единственном экземпляре, показушном, не для нас, а для иностранцев. Дескать, смотрите, какие мы передовые? Там можно было найти и быка Высоцкого, и початок кукурузы с хорошее полено дров, и какой-нибудь замысловатый прибор или машину для любого, наперед заданного, дела, типа лунохода или автомобиля с квадратными колесами. Беда была в том, что серийно эти штуки никто и не собирался выпускать, как всегда, у правителей для их выпуска не было денег. Поэтому тот прогресс, который показывался, это был не прогресс в том или ином деле, а простая показуха возможностей наших конструкторов, изобретателей и ученых. Поэтому любому обомлевшему от восхищения иностранцу советовали привезти денег, а мы ему сделаем. Притом надо было платить не только за индивидуальный заказ, как за гоночный автомобиль формулы 1, а не за серийную мясорубку, но и за саму лицензию за всяческие ноу-хау, то это становилось для него слишком дорого. А так как иностранцу, кроме всего этого,  надо было сейчас же завернуть покупку в пакет с ленточкой, то на этом все и кончалось. Зато, промышленные шпионы этим делом пользовались. Ведь иногда не надо знать принцип соединения всех шестеренок между собой, достаточно увидеть новую идею осуществления того, что раньше считалось не поддающемся механизации. Но я уклоняюсь от темы.

Перехожу к международным выставкам оружия. Они отличались от ВДНХ только тем, что на ВДНХ оружие не выставлялось, все оно возилось на иностранные выставки. И там тоже ничего нельзя было купить, потому что, кроме показываемого образца, был только один образец, оставшийся на заводе дома, который показывали членам политбюро, когда они хотели. Чтобы дали денег заводу. И желающим купить тоже говорили, чтобы они перечислили денег, а мы им сделаем. Зато всем подряд предлагали купить модели чуть постарее, как китайцам танки Т-34, оставшиеся у нас от второй мировой войны. У нас же самих на самых опасных рубежах стояли уже, например, танки Т-54. А когда самые бедные покупатели начинали цокать языками и облизываться, то им этот нержавеющий металлолом отдавали бесплатно, в счет будущих поставок недозрелых бананов. А так как все наши люди старше 20 лет хорошо помнят, какая давка была за этими зелеными бананами, то я из этого делаю вывод, что оружие уходило совсем бесплатно. Что, кстати, подтверждает и наш каждый очередной премьер, питая мифические надежды на возврат или продажу этих долгов Советскому Союзу.

Вот на такой основе и перейду к чеченской войне. Что победить чеченцев охота уже двум президентам подряд, разве вы сомневаетесь?  Тогда почему там используется оружие Второй мировой войны? Разве гранату РПГ и «лимонку» я не изучал еще в 1951 году в техникуме? Разве такие симпатичные маленькие автоматики Калашникова в войсках есть? Они же только на постах ГАИ пока существуют. Разве вы не знаете, что все наши переговоры в войсках ведутся через радиостанции, носимые на спине, величиной и весом с пулемет «Максим» гражданской войны, такой, с окошечком, как у Чапаева?  Притом все они работают на одной волне, от Владивостока до Кенигсберга, и чеченцы все отлично слышат.

Они нас слышат, а мы их нет, потому что у них импортные, и поновее. Может, у нас там «черные акулы» летают? Откуда им взяться, если их всего, как всегда, два: выставочный и для показа начальству. Что там еще есть? Ну, гаубицы военных лет, изношенные донельзя бронетранспортеры, «уазики» брезентовые, «уралы», тоже крытые брезентом вместо брони, полевые кухни, тоже военных лет.

Что касается автоматов, то по телевизору же видно, что это первые модели Калашникова, тех времен, которые начались еще с первых послевоенных лет, когда автомат АК победил ППШ – пистолет-пулемет Шпагина с круглым диском на 72 патрона. Какие мы видим в кинофильме «Два бойца», год съемки где-то в районе 1945 года.

Правда, в лесах Урала у нас стоит где-то тысяч пять или десять танков, брошенных там из-за отсутствия ангаров, но их же дети растащили на игрушки. Там же осталась одна броня с 20 процентами никеля и весом тонн в тридцать у каждого. Притом по таким крутым горам они не могут, их же проектировали Европу окружать по морским прибрежьям. А тот танк, который недавно показывали по телевизору, когда он почти обогнал новые «Жигули», так он тоже «показ достижений», а не танк. Теперь вы понимаете, что под заголовком «разрушительно-слабые бомбы», я не только одни бомбы имел в виду.  Не буду фантазировать насчет нападения на нас действительного противника, как в 1941 году, когда за три месяца у нас отвоевали две трети государства, если считать не территорию, а потенциал страны. 

Сильно-слабая армия. Господи, кто не знает войну с Наполеоном, сожжение Москвы, многочисленные обороны Севастополя, Брестскую крепость, когда гарнизоны  оставили, как дураков, погибать с геройством. Или оборона Ленинграда, когда оставили его оборонять гражданских лиц, детей и стариков. Ведь в обоих случаях не геройство надо выпячивать, а предательство правителями своих людей. Им же надо было приказать сдаться, ибо что дороже: город или человеческая жизнь многих тысяч гражданских людей?  Но, я не буду дальше углубляться в эту проблему, не специалист. Я вот на что в связи с этим хотел обратить ваше внимание. Мы, под руководством наших правителей, хоть царских, хоть советских, никогда не были готовы к оборонительной войне от внешних врагов. И причины этой аксиомы надо бы выяснить.

Помните, где была Полтавская битва? Это же очень далеко от Швеции, а воевали-то мы с ними. Москва от Бреста тоже далеко была при Наполеоне, так же как и сегодня. Но ведь и Сталинградская битва была на Волге в нынешнем городе Волгограде. А больше на нас и не нападал никто. Ах да, японцы в 1905 году, но они ведь нас тоже тогда наголову разбили и отобрали много земель на Дальнем востоке. Во всех случаях мы к войне не были готовы. Но потом, собравшись с силами, мы всегда побеждали. Вот и надо узнать, почему сразу сил не было, а потом они откуда-то брались, притом надо учесть, что сил не было в большой стране, а появлялись они с оставшейся половине.

Другой причины, чем разврат наших царей и генералов, я не вижу. Причем разврат мы как-то привыкли понимать только в смысле половой распущенности, что является лишь частным случаем от вообще испорченности нравов. Вспомним хотя бы генерала Брусилова, переломившего ход 1 мировой войны, которую начинали развратные люди. Вспомним, почему дошла очередь до старика Кутузова перед самым Бородино. Подумаем над действиями «легендарных маршалов» Ворошилова и Буденного в начале Великой отечественной войны, махавшими шашками перед танками немцев и чуть не попавшими в плен. Это же железная закономерность.

Пока войны нет, должности и власть получают лизоблюды, совершенные олухи, которые развращают своими позорными деяниями всю армию. Вся армия становится не армией, а стадом, где каждый от малого до большого звания должен тоже лизать и говорить «чего изволите», а потом сломя голову бежать делать, что «велено», совершенно не задумываясь о последствиях своих действий. А если приказаний нет, то сидеть и ждать.

Но генералов-то тоже кто-то развращает, когда всплывает все говно страны. Царям ведь тоже очень приятно, когда их слушают униженно и робко, а потом сломя голову, не «рассуждая», бегут выполнять, какую бы дурь царь не выкинул. И лелеят, лелеят его надеждой, что у нас очень сильная армия, а потом везут на парад или на стрельбы по «привязанному к дереву медведю». Ведь «учения», на которых погибла лодка «Курск», тоже были запланированы с такой целью. Но всемирный конфуз даже не поколебал уверенности нашего царя, что он главнокомандует не армией, а отчасти сумасшедшим домом, отчасти борделем, а собирательно и необидно – дряхлым стариком. Да и Чечня показывает, что наша армия может ее победить, если сбросит туда пяток водородных бомб. Но для этого и армии, собственно, не надо, а надо всего пять самолетов, даже и гражданских. Ведь сбивать их чеченцам нечем, если, конечно, генералы не продадут им за доллары выставочный комплекс «С-300».

Теперь я хотел сказать несколько слов о понятии дворянско-офицерской чести. Никто не сомневается, что дворянство и создано специально для армии. Теперь вспомните, как иностранцы в 16 веке описывают это дворянство в шубах до пят, суетящихся без толку, все в поту и подобострастии, чтобы вотчину не отобрали. О какой тут дворянско-офицерской чести может идти речь?

Посмотрим поближе к нам в петровские времена, вспомним как «прорубатель окна» глумился над своими боярами-офицерами, рубя им бороды, а иногда и вместе с головой. Экскурс в посленаполеоновские времена даст нам первое понятие об офицерских дуэлях, которым посленаполеоновские русские писатели, начиная с Пушкина, посвятили многие свои страницы, да и сами пострадали.

Я недаром соединил поход Наполеона и появление дуэлей на Руси, но раньше-то их и не было. Так это же не природно-русское явление, а простое обезьянничание. После этой войны наше дворянство и на французский язык перешло, своим дворянкам навезли корсетов, французских шляпок с лентами и цветами, а сами вырядились в «панталоны, фрак, жилет,  которых на русском нет».

Ладно, панталоны у поверженного француза снять, но и офицерскую честь тоже практически сняли как на фотографическую карточку.

Теперь о близких к нам временах. Я понимаю, что генерал Власов не любил коммунистов, но надо было, и бороться с ними как боролся Колчак, в открытом бою. Он же, как баранов загнал в свою предательскую армию простых малограмотных русских солдат, притом на стороне напавшего врага, кто бы он ни был.

Да, был и генерал Карбышев. Но, посмотрите, сколько русских офицеров было в армии Власова. Это ли не бесчестье?  Какой же солдат воспитается у таких офицеров, солдат, который как денщик, чистит сапоги своему на год старшему товарищу-солдату? Но я уже говорил где-то выше о кастовости армии. Здесь очень кстати рассуждение о сплоченности, целостности армии, описанное Фрейдом, и происходящее от любви к полководцу.

Сильно-слабое государство. Никто не сомневается в силе России, характеризующей ее как военную державу. Ее сила несомненна в этом отношении с наполеоновских войн, или даже немного раньше, с покорения Новороссии (Причерноморья) Потемкиным.

Вторая составляющая силы государства Российского – это беспрекословное главенство государства над человеком во все времена. Рядовой россиянин, и даже не очень рядовой, во все времена, а не только при Сталине, был простым винтиком, песчинкой песка. И этот приоритет государства над человеком достигался с неимоверной жестокостью, необыкновенной прямолинейностью, как говорится, без сантиментов. Забрать единовременно всех мужчин воевать, благо женщины искони привыкли содержать дом и детей, не велика мудрость.

Но в этом методе и кроется слабость государства. Начнем с того, что каких трудностей стоило «присоединение» Новгорода и Смоленска, «взятие» Казани, первые потуги покорения Сибири. Я недаром сказал «песчинка песка», а не песчаника, ибо между народами, населяющими Российскую империю, никогда не было «цемента», скрепляющего и превращающего  песок в камень-песчаник. Едино-разрозненные народы составляют империю. И в этом еще один парадокс, превращающий империю в сильно-слабое государство.

«Собирание» Российской империи начал Иван Калита, если верить традиционной хронологии, в 1300 году и закончил Александр III в 1893 году.  Почти 600 лет непрерывных захватнических войн, которые почему-то у нас называются «присоединениями», «покорениями», «взятиями». Разве это не должно было отразиться в генетическом аппарате «россиян», которых нет в природе, ибо «покорять» Новгород ходили русские, а покоряли тоже русских, потом русских водили на татар, а татар на прибалтов, а всю эту смесь – на закавказцев и среднеазиатов, а потом – наоборот.

Теперь посмотрим, как «отсоединялись» захваченные земли и народы. Про Казань, Новгород и Смоленск я уже говорил выше, почти каждый царь «покорял» их вновь и вновь. Потом они, окруженные со всех сторон империей, перестали сопротивляться, так как карательный поход был неминуем, и образовали «ядро» Русского государства. Что же творилось на окраинах этого «ядра»?

Украину присоединили в первой половине 17 – начале 18 столетия, но она все время рвалась на Запад, а Западная Украина вообще воевала с Советским Союзом почти до самого его распада. Прибалтику присоединяли почти сто лет с 1710 до 1795 года, но как только империя ослабевала, тотчас же Прибалтика отсоединялась. С Молдавией, Бессарабией – то же самое. Азербайджан, Грузию и Армению «добровольно» присоединили в начале 19 века, но как только Российская империя рассыпалась, так они создали Закавказскую республику и коммунистам снова пришлось их «присоединять». Киргизию, Туркмению, Узбекистан, Таджикистан и Казахстан «присоединили» где-то около 1860 года, и тоже, как только Российская империя рассыпалась, так коммунистам снова туда пришлось посылать Фрунзе завоевывать их вновь. Пришел конец и коммунистам, и что мы с вами видим уже собственными глазами? А все то же самое. Все страны и народы кинулись врассыпную. А Варшавский договор? Что, и это расписывать, или вы так все помните?

А теперь зададимся вопросом, может ли быть сильным государство, основанное на штыках и репрессиях? Да у него же все силы государственные уходят только на сохранение самого себя. Какие тут могут решаться другие проблемы, я имею в виду человеческие?

Сильно-слабая власть. Какая у нас сильная власть, вы и без меня знаете. Особенно во второй половине 2000 года, когда на ваших глазах она, оголив зубы, не разбирая дороги, не видя перед собой даже барьера конституции, начала подминать под себя все и вся. Обращу ваше внимание на ее слабые стороны.

Сильно-слабое государство, тратящее все свои силы только на одно, как бы не рассыпаться, не может иметь постоянно сильную власть. Поэтому сильно-слабость ее изменчива в составляющих, перманентна, то слабость обуяет, то – сильность возьмет верх. Помните, Российскую империю же только-только «собрали» к 1893 году, кончине Александра III, а уже в 1917 – 1918 годах, то есть через 20 лет, она опять развалилась. Ушла вся Средняя Азия, Закавказье, Прибалтика, Польша, Финляндия, Бессарабия, Западная Украина. К 1936 году коммунисты опять ее «собрали», правда, в меньших масштабах, но если учитывать и страны Варшавского договора 1955 года, в которых хозяйничали как в своей империи, то даже в больших масштабах. Но «держали» ее опять не очень долго, и она опять рассыпалась как карточный домик. Мало того, ельцинские «суверенитеты», налево и направо раздаваемые не по доброй воле, а чтобы усидеть в кресле, чуть было, не рассыпали и саму Российскую Федерацию. И тут явился новый «Калита», правда, с другой фамилией. Что-то у него выйдет?

При таком положении дел разве может власть всегда оставаться сильной? Стоит только нефти подешеветь, так она снова станет слабой. Или вдруг найдут альтернативу нашему природному газу в Европе, так на следующий же день власть у нас опять сильно ослабеет. А если какой-либо геолог типа инженера Гарина найдет и докопается до «оливинового пояса» с чистым золотом, то власть у нас мгновенно опять станет сильной. Власть же наша не органична с народом, с нациями. Поэтому она может быть сильной только когда нефть дорогая, или одну половину народа заставят с автоматами наперевес охранять другую половину.

Тут надо бы присовокупить к флуктуациям нашей власти от сильной к слабой и наоборот мнение международное, так называемых развитых и демократических стран. Про царские времена никто из них уже не помнит, но коммунистические-то времена у них еще свежи в памяти. И сегодняшнее время они хорошо нутром чуют. В результате у них тоже проявляется двойственность относительно нашей власти. С одной стороны им было хорошо, когда власть у нас была сильной, из-за разгильдяйства бомбы и атомные станции не взрывались. С другой стороны наша сильная власть все время на них замахивалась, правда, вроде понарошку. Сейчас власть у нас слабая, и замахивания прекратились, даже кланяемся, а иногда и напропалую заискиваем. Поэтому, естественно, западная демократия хочет, чтобы власть у нас была сильная внутри страны и слабая – снаружи. Тогда бы все пошло у нас по майя-инкскому сценарию, мы бы постепенно все забыли и приучились жевать пшеницу на манную кашу детям, а они бы издалека нас жалели. Потом бы заявились как конквистадоры за золотом. По-моему, к этому идет.

Верующе-неверующий человек. Все, что я написал выше в этом разделе, относится к нашей элите. Перейду к народу, народам и отдельной личности. Нашей власти никто и никогда не верил. Иногда верили в отдельно взятого царя, пока он еще только боролся за трон, но потом мигом разочаровывались. Правда, когда приходил новый царь на место царя плохого, этот новый оказывался почти всегда хуже старого. Вы это и без меня вроде знаете, но, согласитесь, вы же вновь и вновь обманываетесь. Не устали?

Это в качестве введения я сказал. Теперь к делу. Я очень много общался с простым народом, люмпен-пролетариатом, в том числе и с сельскохозяйственным, о котором говорил выше. И за всю свою жизнь я встретил только одного истинно живущего по вере человека, адвентиста седьмого дня. Заостряю: живущего. Мне и сейчас приятно о нем вспомнить. Но не о нем речь, а обо всех остальных. Еще Белинский отметил, как я приводил выше, что русский человек безверен. Мне могут сказать, смотри, храмы битком набиты. О верующей молодежи ничего не могу сказать, но старичков-то «верующих», вернее таскающихся из храма в храм, я премного видел и знал лично. Статистику не вел, но как-то так выходило очень часто, что чем больше подлости другим сделал, тем чаще оказывается в церкви со свечечкой. Вы можете мне не поверить, тогда перехожу к доказательствам.

Вы, господа, сейчас мало читаете старых русских писателей, а они, между прочим, чуть ли не половину своего внимания уделяли этому вопросу, начиная с Достоевского. Если посчитать, сколько церквей и часовен построили бывшие душегубы и обманщики, то окажется, что почти все они – плод их труда. Особенно горазды на это были русские купцы, как известно, первейшие обманщики, а зачастую и душегубы. Ибо не очень образованный человек, боится будущего также как и образованный, только образованный знает больше, а потому и молится у себя в постели, втихаря, а кому, не знает и сам, просто хочет, чтобы не грянул гром над ним за его дела. Необразованному же кажется, что его может простить официальный бог в храме, за деньги. Но, так как необразованных людей больше во много раз, чем образованных, то и храмы – полнешеньки. И официальный бог получает с них хороший куш.

Вторым моим доказательством является вопрос к вам. Много ли вы знаете современных лысых бандитов, которые бы не заявлялись в церковь регулярно после каждого разбоя или убийства? Похоронили ли хотя бы одного бандита без тщательного богослужения по самому высокому, а потому и дорогому,  разряду? Пройдитесь по любому кладбищу страны, по самым элитным его местам, и обратите свой взор на могилы возраста от начала перестройки по сегодняшний день. Православная атрибутика и дороговизна будут вам доказательством, что здесь лежит бандит, ибо в наши дни простой народ дорого не хоронит, в крайнем случае, сооружает крашеную масляной краской пирамидку со звездочкой, огороженную арматурным железом. И найдите мне хотя бы одного бандита без нательного креста. А наши правители, высшие военные, что творят? Они же всей кучей после каждой удачи чеченских боевиков целыми колоннами направляются по церквам и погостам с ризоносцами во главе, кругом миро и ладан, святая вода с кисточек поповских так и свищет, где они ее только столько набрали? Вы думаете, они в бога верят? Они же почти все политическую академию имени Фрунзе или Генштаба  закончили, у них до сих пор марксизм-ленинизм в печенках сидит.

Ни кажется ли вам, что скоро порядочному человеку станет стыдно в церковь входить? Он же не может в таком окружении сосредоточиться на боге.

И все-таки наш человек очень верующий. Но не в бога. Как я уже говорил, он будет бесконечно долго верить в хорошего царя, верить и ошибаться, верить и ошибаться. Он так запрограммирован. Почему? Кем? Вот для этого я и перехожу к следующему парадоксу.   

 Грамотно-безграмотный народ. Коммунисты, придя к власти, быстро и настойчиво внедрили грамотность не только для русских, но и для «инородцев», что, безусловно, говорит о благих намерениях вначале. Кадры старой хроники с черной ученической доской и пожилыми крестьянами, пишущими «мы не рабы, рабы – не мы», яснее ясного это показывают. Намерения коммунистов были действительно благие, они действительно хотели дать народу образование, повести его в лучшую жизнь. Беда была в том, что они сами были страшно малограмотны, а более грамотных левых эсеров и меньшевиков они быстренько расстреляли. Даже своих более грамотных большевиков типа Каменева, Зиновьева постигла эта же участь. Даже Феликс Эдмундович, создатель ВЧК-КГБ, хотел образовать народ, но тут явился очень умный Сталин, природный диктатор. Он быстро понял, что классическое образование, а тем более изучение греческого языка, на котором писал Аристотель, помешают ему выполнить свое намерение.

Поэтому была создана инквизиторская система образования, которая совершенствовалась все семьдесят лет, и сегодня до ужаса совершенна для достижения сталинской цели. Но сталинская-то цель целиком и полностью совпала с целью русских царей – империя и единоличная власть превыше всего.

Просто русские цари не смогли создать такую хорошую для себя систему образования, а потому отменили образование совсем, а Сталин – смог, и создал. Начал он с истории, лично написав Краткий курс своей партии в виде совершенного мифа, где все концы сходились с концами, а правды не было ни на грош. Этим он поставил всех историков в строй и скомандовал «шагом марш».  От историков зависели все остальные ученые, так как историки согласно «учению товарища Сталина» определяли какие науки хорошие и нужные, а какие являются «вейсманизмом-морганизмом», «потогонной системой Тейлора» и вообще «чужды советскому образу жизни», противны «марксистско-ленинской философии» и «социалистической экономике». Дело дошло до того, что Сталин самолично определил, что является «базисом», то есть основополагающей концепцией в жизни, а что – «надстройкой» над этим базисом, то есть производной составляющей этого базиса. Расставив, таким образом, по ранжиру все составляющие жизни, как общества, так и его индивидов, главный идеолог партии типа Суслова стал следить за неукоснительным исполнением этой жесткой и наперед заданной структуры. Тут и явились миру подразделения типа, советский народ, народность и прочие градации народов советской империи. Национальный вопрос же решился кардинально путем возможно большего перемешивания народов, почти всегда насильственного. И орусачивания.

Исходя из этой инквизиторской «концепции» было раз и навсегда решено, что советский человек должен знать, и чего знать не должен даже приблизительно, вплоть до того, что «отменили» не только отдельные научные дисциплины, но даже и слова, их обозначающие.

Что человек должен знать? Как можно больше того, что касается техники и инженерии. Но не все, а только то, что касается машин уничтожения, то есть оружия, и машин, с помощью которых это оружие можно делать, начиная от выплавки металла. И не более того. Швейная машинка «Зингер», поставленная на производство самим Зингером в Подольске еще до революции, бессменно выпускалась в том же самом образце на протяжении всей советской власти. Так же и по всем остальным товарам так называемого «народного потребления», включая знаменитые черные галоши советского завода «Красный треугольник», которые прекратили выпускать только с началом перестройки, и которые крестьяне носили вместо комнатных тапочек, когда ходили в свой хлев. Самым передовым советским достижением в области товаров для народа являлся электрический утюг, а что касается самого отсталого, то это – чугунная мясорубка образца конца прошлого девятнадцатого века, выпускаемая до сих пор.

В этом отношении знаменательна иезуитская «концепция» о группе «А» и группе «Б» в промышленности. Группа «А» – это производство средств производства, а группа «Б» – это производство средств потребления. Так вот, группа «А» должна была неимоверно опережать группу «Б», так, что мясорубка, ступка с пестиком, резиновые галоши и чугунки должны были выпускаться вечно, но так, чтобы за ними все-таки стояла очередь как за вареной колбасой из «заменителя» мяса, целлюлозы.

Дураку понятно, что танк – основная ударная сила нашей армии, требует до сорока тонн металла в чистом виде, не считая металлической стружки и других отходов, значит, нужны мощные экскаваторы Уралмаша для добычи различных руд и топлива для домен. Для самолетов и ракет надо много алюминия, поэтому настроили столько алюминиевых заводов, что даже на ложки и кастрюльки для народа начало хватать. Даже сегодня мы не знаем, куда девать алюминий, а потому и понужаем его за границу, обрушив мировые цены на него. Вот этот комплекс войны и должны были обслуживать грамотные люди, чтобы не наделали слишком много брака. Но вперед смотреть не могли, поэтому электронику и компьютеры запретили, как вражескую науку, и лет через десять буквально начали кусать локти, но было уже поздно, навсегда поздно.

Что касается других отраслей знаний, то их разделили на две неравные кучки. Меньшая кучка составляла знания, способствующие производству не только танков, но и бактерий с вирусами для войны, химических соединений для этой же цели. Это произошло, правда, после прокола с кибернетикой и генетикой, то есть лет тридцать всего назад, даже меньше. Эти знания причислили тоже к группе «А». Большая же «кучка» знаний, как бы сегодня ненужных для войны, в свою очередь, была поделена на «перспективные» и «бесперспективные» для войны. На перспективные давали немного денег, бесперспективные совсем не закрыли, но жестко «упорядочили». За перспективные для войны научные направления знаний хватались как утопающий за случайную соломинку, не рассуждая, спасет она его или нет. Просто гадали, вдруг выйдет чудо, и очередной ученый что-нибудь изобретет эдакое, «асимметричное» и сверхдешевое для ответа врагам, в которых ходил у нас весь мир, исключая те немногие страны, в которых нам удалось посадить своих ставленников.

Бесперспективные для войны науки надо рассмотреть подробнее, ибо они и делают наш технически грамотный народ безграмотным как человека. Это, во-первых, учения о личности человека. Надо было ни в коем случае не допустить, чтобы эти знания, культивируемые на всей остальной части земного шара, попали в наши с вами головы. Но и без них совсем нельзя. Поэтому человека стали представлять только как часть коллектива, винтик машины, называемой «советский народ – строитель коммунизма». Заострив нас на этом, можно было вообще не говорить об уникальности человеческой личности, об его правах, вытекающих из его же особенностей, можно было спрятать от народа Всеобщую декларацию прав и свобод человека. Можно было через каждые пару слов упоминать Хельсинкские соглашения с трибун, в то время как никто из народа не знал, в чем же они заключаются. Заглушить все зарубежные радиостанции подряд у нас не хватило бы электрической мощности, да и совестно все-таки, поэтому глушили только русскоязычные «голоса». А дома создали такие условия изучения иностранных языков, чтобы народ ни в коем случае не мог переводить на слух, а мог бы только переводить глазами, глядя в журнал с описанием очередного зарубежного военно-технического решения какого-либо вопроса.  Как вы сами понимаете, по радиостанциям таких данных не передают. Там все больше обращаются к душе человека, а не к научно-техническим проблемам, тем более, военным. Поэтому с образованием у нас все шло хорошо, вернее, так как нужно.

Бесперспективными в военном отношении были и мировая юриспруденция, с ее столь постылой для нас презумпцией невиновности, запретом свидетельствовать против себя и своих близких, идиотскими судами присяжных, которые не судят, а отвечают на один-единственный вопрос, после ответа, на который судья и начинает только судить. Вместо всего этого для нас создали свою собственную, уникальную юриспруденцию, на основе которой нас бьют в милицейских застенках без адвоката, мы сознаемся в том, чего вовсе не совершали, от невозможности терпеть боль, а потом уже судят на основании того, что мы сознались в «преступлении». И наше правосудие, и нас вместе с ним, нисколько не смущает вопрос, что в любой демократической стране сознание в своей вине не является основанием для вынесения судебного решения. Это должно быть с несомненностью для суда быть доказано всем, чем угодно, только не признанием самого обвиняемого в преступлении.

Мы не знаем даже, что во всем демократическом мире люди любят свое государство за его помощь им в их жизни. Они, правда, с большим нежеланием вносят налоги, за счет которых государство помогает им жить. Мы же так обучены своим государством, что боимся не только его самого, но и любого из его представителей больше пожара, землетрясения и наводнения.  А что касается налогов, то государство наше берет с нас, не спрашивая, столько, сколько посчитает для себя нужным. Оно вообще может заставить нас работать совершенно бесплатно, а жить вообще на «подножном корму». Для этого оно даже соорудило нам профсоюзы, совершенно уникальные, таких больше нигде и в мире нет, и даже заставило нас платить им деньги, чтобы не тратить на них свои.

Таким образом, мы односторонне грамотны, чтобы стоять около сложных станков и делать бомбы, а часть из нас – и рассчитывать их. Но мы абсолютно безграмотны, чтобы понять, насколько ценна в остальном мире человеческая жизнь. 

 Научно-технический прогресс – это тоже религия.  Я уже, надеюсь, доказал в предыдущих разделах, что религия – суть идеология. Теперь надо показать, что научно-технический прогресс в России тоже развивается на чистейшей идеологии – идеологии войны. Несмотря на это мы никогда, как я показал выше, не готовы к военному нападению. Поэтому наши правители так сильно боятся, что американцы создадут свой ядерный щит. Потому и внешняя политика наша столь необъяснима на уровне здравого смысла, а похожа на религиозно-магические действия.

Представьте себе, что ваш сосед возводит вокруг своего дома хороший высокий забор, чтобы воры не забрались так просто. Но вы не только обижаетесь на него, не только внутренне завидуете, что не можете соорудить такой же, но вы предпринимаете реальные попытки не допустить, чтобы он построил его. Для этого вы даже бросили работать у себя на огороде и посвятили все свое свободное время, чтобы сагитировать соседей присоединиться к вам и запретить заборостроителю осуществить его намерение. Ну не смешно ли это выглядит?

Но с американским зонтиком-то ситуация точно такая же. Я еще удивляюсь, почему американцы так доброжелательно и терпеливо объясняют нам эту прописную истину, вместо того, чтобы посоветовать строить свой забор, если хочется.

Я уже объяснил, что мы направляли все свои возможные ресурсы целое тысячелетие, включая природные и людские, на военные захватнические цели. Но, сами же видите, что в конечном итоге мы уже не можем даже оборонять захваченное, не говоря уже о его благоустройстве себе на пользу. И тут наступает новый идеологический этап, как зеркало отчаяния. Глядя в него, мы не себя там видим, а только то, что у нас за спиной. Наши правители теперь уже отчетливо и, несомненно, видят, что все то, что брошено ими во имя однобокого, направленного на войну, научно-технического прогресса, не принесло своих плодов и не принесет в дальнейшем. Они даже видят, что ситуация в этом усугубляется почти с каждым днем. Они, конечно, понимают и то, что оказались в смешной ситуации запретителя «заборостроения» в суверенном государстве.

Но, человек, загнанный в угол, способен на многие безумства, в независимости от того, загнали ли его туда, или он сам залез в этот угол по своей собственной дурости. Только этим, не желанием раздражать сверх меры загнанного в угол человека, я думаю, и объясняется терпеливая «разъяснительная работа» американцев, строящих свой «забор». Но я с «забором» привел упрощенный пример. В действительности он выглядит сложнее. Я привел в качестве примера «препятствующего заборостроению» человека, мирно обрабатывающего свой «огород», а не здорового силача, по пьянке чрезмерно раздражительного и агрессивного. «Заборостроителем» же назначил богатенького, но хилого старичка, вечно страдающего от пьяной матерщины «соседа». Вот, когда я привел эти уточняющие обстоятельства, то аналогия будет полной, и теперь судите сами об ее правомерности.

Наши правители являются нам ныне похожими на пьяного мужика, который, не в состоянии запретить строительство соседу забора, бросился третировать свою собственную семью, чад с домочадцами, то есть всех нас. Отсюда, как говорят в рекламном ролике, пиво надо пить правильное, то есть признать, что насильственное, однобокое и «неправильное» развитие научно-технического прогресса рано или поздно выйдет крахом всей «пивоварне», и  «пиво будет неправильным».  К этому можно добавить, возвращаясь к теме о противоракетной обороне, что ни один договор между странами за всю историю Земли не был вечным, даже договоры «о вечной дружбе», последний из которых был еще Сталиным и Мао заключен где-то после войны. Кстати, и с Гитлером такой же договор был заключен как раз перед войной с ним.

Я обнажал общие корни у религии и научно-технического прогресса не для простого любопытства, а чтобы показать закономерность умнения человечества, которое в настоящее время не очень сильно привержено религии, поняв все ее недостатки, усмотрев ее искусственность, задачу в организации империй. Все шире развертывается движение и против самодовлеющего шествия научно-технического прогресса, направленного с одной стороны на бессмысленную гонку вооружений, и на удовлетворение собственной чрезмерной лени человека через механические тренажеры вместо свободной прогулки на девственной природе. Но русский народ так и не успел насладиться достижениями научно-технического прогресса, весь труд  его ушел на создание бомб и служения этим бомбам. Поэтому путь русского человека назад, к первобытной жизни южно-американских джунглей или среднерусских лесов 10 века нашей эры, не займет много времени, он не сильно от них отдалился за последнюю тысячу лет. Деревенский житель России и сегодня не может представить себе, как это живет «городской жизнью», со многими удобствами и без хлева напротив входной двери, без кучи навоза посреди двора, заграничный фермер. Научно-технический прогресс миновал и его, и его деда, и прадеда. Так что нечего беспокоиться и за своих детей, внуков и правнуков. «Живы будем, не помрем» - гласит русская поговорка. Поэтому он не особенно удивится, когда обнаружит себя без штанов, жующим какую-либо траву посреди леса.

Сильно-слабые люди. Когда все писатели, начиная с 6 века новой эры и кончая уходящим веком, пишут о силе и выносливости русских людей, об их стойком перенесении любых трудностей и страданий, мне сразу же вспоминается русская деревня, отстоящая от ближайшего фельдшерского пункта  километров на сорок. Причем в этом пункте есть только один фельдшер, который лечит сразу от всех без исключения болезней, и без анестезии. Это я говорю тем, кто при первом приступе зубной боли несется в поликлинику через два дома, например в Москве, где ему сперва сделают укол, а потом уж вырвут зуб, так что он вынужден даже уточнить: что, уже конец? Но я привел не совсем корректный пример про Москву. Средний московский житель тоже ничего не знает о том, как безболезненно, быстро и со всевозможными удобствами лечат зубы за границей нашей Великой Родины. И если тамошнего пациента привести в нашу среднюю московскую зубную клинику, то он сравнит ее с аутодафе средних веков, приблизительно времен крестовых походов. Так что про нашу выносливость и терпеливость больше не буду распространяться. Жизнь заставила.

Нет, добавлю еще про приказ «ни шагу назад» при обороне какой-либо безымянной высоты в чистом поле, ибо каждый знает, что сзади него лежат пулеметчики собственной армии с приказом стрелять, когда надо. А еще дальше в тыл, в теплых землянках лежат пьяные «воины», вернее служители  «смерш», то есть «смерть шпионам», а они свою работу знают. Кажется, теперь об истоках силы и выносливости русских все. Правда, наши пропагандисты об этом говорят несколько по иному, упирая на то, что мы с рождения такие. С рождения – это точно, но по той же самой причине, каковая изложена несколько выше, а не по генетическому аппарату, как они стараются нас убедить. Хотя и по генетическому аппарату – тоже, ведь и дед, и прадед так жили, по тем же самым стандартам. Так что, отложилось и на генетическом уровне.

Если хотите доказательства, то приведу одно, но емкое. Дети членов политбюро, секретарей партийных и прочих князей и дворян в таких делах – очень слабые люди, например Сергей Хрущев, Галина Брежнева, да и дочка первого президента России, стоит ее только припугнуть. Однако перехожу к характеристике слабости русских людей, ибо в широкой печати об этом мало говорится и пишется. Русские люди по изложенной выше причине в плен не сдаются, но если сдались, то оттуда их не выманить никаким калачом. Вспомните хотя бы пленных русских солдат в Афганистане, все они почему-то оказались в Штатах. Для дальнейшей характеристики слабости приведу сравнительный пример из жизни животных. Сильно бастует стадо коров, когда ему не дают сена? Ложатся и погибают лежа, немного попривлекав хозяина мычанием. Как помирают собаки? Я даже не могу сказать об этом, подыхают. Никто не видит. Уходят, прячутся и помирают наедине с собой. Я даже не могу сказать определенно, сила это, или слабость? Главное, что собаки не жалуются, не бунтуют, не требуют доктора. Вот так же и мы с вами. Это скорее, наверное, обреченность все-таки, невозможность что-нибудь изменить. Тогда это – слабость.

Невольно представляется взору,  как древние инки и майя строили циклопические сооружения для своих царей, беспрекословно таская многотонные каменные громады или высекая в скале дворцы. А потом, раз – и стали жевать траву, опростились, когда высекать стало не для кого, погибли от разврата хозяева. Поголовное пьянство жителей деревень, начиная сразу же за кольцевой московской автодорогой и далее – везде. Неозабоченность завтрашним днем согласно православной поговорке «будет день, и будет пища». Что это, как не слабость? Русский народ даже не может сообразить начать забастовку, когда ему несколько лет не выплачиваю им же заработанные деньги. Что касается «сидения на рельсах», так это не народ инициировал, а руководители, которым что-то надо было друг от друга. В ответ на все это наш народ заводит только очередной лагун с бормотухой, а самые «упертые» из него еще и перегоняют эту отраву в более приемлемый для питья самогон. Он что, у последней черты?

 

«Истощение» человека и народов

 

В разделе о генетике я писал, что мне не разрешить вопроса: «чистая» ли мы, советские люди,  линия генетически? И находимся ли мы в пределах нормы реакции, выйдя из пределов которой, мы не можем возвратиться назад в свой первоначальный генотип, к которому принадлежит большинство остального человечества? «Чистая» я потому взял в кавычки, что в строгом генетическом смысле чистая линия – это близко родственное потомство, которое специально производят для сравнительных экспериментов, сравнивая чистую линию с линией «грязной», происходящей от всевозможных скрещиваний и генетических мутаций. Но, в некотором смысле русский народ, которого нет, тоже чистая линия. Если мы, например, возьмем права человека, получившие все убыстряющееся распространение на Западе, начиная с 14 – 15 веков, то мы в этом отношении находимся в стадии чистой линии даже сегодня. И я это неоднократно показывал в предыдущих разделах. Поэтому, понятие чистая линия можно отнести и к отдельным проявлениям близко родственных скрещиваний, таким как отмеченное врожденное понятие прав человека, природные испуганность, покорность, ожидание чуда и так далее в этом же плане.

Если небитого до тридцати лет человека начать ежедневно бить по всякому поводу и даже без повода, то он либо умрет от тоски, либо привыкнет, но человеком быть перестанет. О таких людях у нас много писано и получались они за год-два в сталинских лагерях. Но и остальной народ, живший «на воле», тоже с детства был приучен молчать и терпеть, не «высовываться», не попадать на заметку власть предержащим, то есть жить как мышка-норушка. Но это же только одно поколение можно приучить так жить, а если это многие десятки поколений? Гималайские кролики, о которых я упоминал в разделе генетики, как только оказываются в другом климате, так сразу же начинают менять окраску. Потомство негров на севере белеет почти на глазах, «основание» наших русских носов расширилось тоже очень быстро по данным историков. Можно приводить десятки других самых разных примеров генетического закрепления внешних признаков, возникших от мутаций, которые, в свою очередь, возникли от изменения «окружающей среды». Почему же не закрепиться в наших генах вечной испуганности, например?

Американский писатель Синклер Льюис в самом начале века много страниц в своих романах посвятил описанию научно-технического прогресса в Америке: автомобилям, холодильникам, прочим диковинкам домашнего обихода, о которых мы с вами узнали только намного позднее окончания второй мировой войны.

Но он также в одном из своих произведений того же времени описывает не то прокурора, не то судью, получившего 10 лет каторги только за то, что он принял участие в процессе, а не отказался от него, в котором обвинялся его друг. Нет, он ничем не помог своему другу фактически в этом процессе, он выступал совершенно отстраненно в нем, но он должен был отказаться от участия в процессе, так как знал подсудимого, но не сделал этого. Как нам было читать про это в дни сталинских репрессий, да, и сегодня тоже, когда с генеральными прокурорами нашей страны происходят такие чудеса, такие чудеса. Я не только Скуратова имею в виду, но и его нынешнего преемника, Устинова. Мы же читаем все это с тем же самым чувством нереальности, фантастичности происходящего, как и «Аэлиту» Ефремова или «Гиперболоид инженера Гарина» Алексея Толстого.

Пора объяснить, почему я взял в середине этого абзаца «окружающую среду» в кавычки. В чистой генетике окружающая среда понимается очень широко – это вся генеральная совокупность условий жизни. Но вся эта совокупность и влияет совокупно, и ничего не разберешь, так как все компоненты действуют одновременно, а иногда и разнонаправленно. Генетики только говорят об окружающей среде, на самом деле они всегда исследуют группы ее отдельных компонентов, такие как, например, климат, обилие или разнообразие питания. Но они почти не исследуют свободу передвижения, разве что говорят о  способности животных размножаться на воле и в неволе. Ведь они исследуют растения и животных. У человека исследуют же только его болезни, притом физические, а не нравственные. Во всяком случае, я не встречал в широкой печати таких генетических исследований. Людям больше внимания уделяют социологи, но они не хотят привлечь в свои труды знания генетиков. Вот поэтому я и взял в кавычки слова «окружающая среда».

Теперь представьте себе, и я недаром посвятил этому вопросу столько страниц, извлеченных из «исправленной» мною же истории, что многие века, не менее целой тысячи лет, наш народ жил в страшных и неизменных страданиях от личной несвободы, вечно испуганный за свою судьбу и самую жизнь, вечно униженный и оскорбленный. Что, это не должно было отразиться в его генетическом аппарате? И вы хотите, чтобы он начал бороться за свои права и лучшую жизнь? Тогда почему он не сделал этого ранее? Ведь «чистую» линию искусственно создают не только у мух дрозофил. Когда деревни в Московии более мили длиной, по словам англичанина 16 века, оставались совершенно пустыми, это разве не отбор «чистой линии»? Разве в ленинско-сталинских лагерях и насильственной миграции населения не «очищалась» эта линия от нежелательных мутантов?  Разве оставшиеся на Руси люди, по словам поэта Кольцова, не потеряли способности сопротивляться, а только мечтали о темной ночи, коне и не хотели ни косить, ни молотить?

«Чистая» линия бессловесных рабов получалась двумя путями: «скотоводческим» направленным отбором, когда неугодные люди уничтожались или продавались в рабство, а угодные ставились на размножение с  10 лет и даже моложе, и отбором естественным, какой описан генетиками для естественной окружающей среды. Вот эту «окружающую среду» и рассмотрим немного подробнее, с точки зрения перманентного возвращения ее на «круги своя».

«Окружающая среда» неоднократно менялась на Руси к лучшему. Это было или по естественным причинам, или по желанию умного «доброго» царя, который вдруг понимал, что дальше так жить нельзя. Среди «естественных» причин назову первые, попавшиеся на ум: борьба династий во время Дмитрия Донского, когда понадобилось передавать наследство сыну, во время смут, связанных с приходом Романовых к власти (террор князей под псевдонимом «Ивана Грозного», два или три «Лжедмитрия»), время сразу после октябрьского ленинского переворота, и время НЭПа. Последняя «естественная» причина была у вас всех на глазах, когда избирали Ельцина. К временам «добрых» царей можно отнести первые годы царствования Петра I, Екатерины II, Александра I, самое короткое время «царствования» Маленкова. Можно и другие примеры привести, но рассмотрим пока эти, выделяя в них периоды отката «окружающей среды» в прежнее состояние всеобщего страха и унижения.

Но сперва обращу ваше внимание на немного выше изложенный мной по газетной статье «закон сменяемости квадр», который я отношу к законам типа «бреда сивой кобылы». Я потому его так называю, что этот «закон» уводит нас совершенно в сторону от сути вопроса. Если этот «закон» существует, то никакой борьбы за лучшую свою участь народ вести не должен, как не должен выдумывать вечный двигатель согласно закону сохранения энергии. Вот за это я и назвал его бредом сивой кобылы. Закона сменяемости квадр нет, но есть тысячелетняя борьба российского народа за свои права быть человеком, которая русским народом 1000 лет подряд проигрывается вновь и вновь, все более и более радикально проигрывается. Вплоть до того, что сегодня «опрыщавившая нация» вообще прекратила борьбу. В строю остались единицы из миллионов. Теперь продолжу по существу насильственного возвращения «окружающей среды» на круги своя.

Дмитрий Донской – ставленник Орды казаков-разбойников пошел против правил этой Орды наследовать престол по бандитским принципам от «брата к брату». На кого же ему было опереться? Только на народ, больше не на кого. Поэтому и вышла победа на Куликовом поле. Потом произошел откат при Иване III и, особенно, при Василии III, когда в рабы продавали по 100 тысяч зараз. Здесь все уже пошло от отца к сыну, и царствовать начали от 36 до 43 лет. Вы только представьте себе, почти до полувека, когда происходила смена  2-3 поколений за одно царствование. Вот это и было становление не только империи, но и наследственного рабства.

Романовым приход к власти тоже достался нелегко. Как совершенно правильно расписывают историю четырех «Иванов Грозных» авторы «новохрона-2», Романовым, действительным создателям опричнины, пришлось вновь опираться на народ как подпорку, ибо им пришлось менять практически всю элиту. Заметьте, что «Иван Грозный», в общем-то, бесчинствовал среди князей и дворян, почти не затрагивая народ, за исключением той его части, которая с оружием в руках выступала за дворян, предназначенных к свержению и уничтожению. Зато из более послушной части народа выращивали новых дворян взамен уничтожаемых, раздавая им «новгородские земли». Но эта народная лафа продолжалась очень и очень недолго. Уже второй Романов, Алексей, отец Петра I так закрутил гайки, что народ начал бесконечно бунтовать и разбегаться во все стороны, в основном в Сибирь.

Причин у Петра I для заигрывания с народом в начале своего царствования было предостаточно. Во-первых, надо было до конца уничтожить непокорных дворян, приверженцев прежней династии. Во-вторых, прежние дворяне окончательно деградировали от пьянства, всевозможного разврата и лени. Но, как только народ попытался реализовать полученное подобие свободы, прежде всего стрельцы – опора его деда и отца, так он предпринял такой террор, что его впору сравнивать со Сталиным. Не без следа в его душе осталось и пребывание за границей почти в юношеском возрасте, когда впечатления наиболее ярки, а жизнь под псевдонимом могла ему предоставить полную гамму впечатлений от простого заграничного люда. Он не мог не задать себе вопроса: почему заграничный простой народ столь привлекательно смотрится на фоне наших рабов. Петр не мог также не отметить в своей душе, наедине с самим собою, что народная свобода более предпочтительна для достижения сильного и славного государства, чего он, несомненно, хотел, «прорубая» свое столь дорогостоящее «окно». Почему же он столь быстро отступил от своего первоначального намерения дать больше свободы своему народу? Отвечать на этот вопрос пока не буду, перейду к Екатерине Великой.

Екатерина, будучи по происхождению княжеских (герцогских) немецких кровей, была настолько бедна до замужества, что практически ничем не отличалась от своего немецкого народа, а многие его представители, особенно из евреев, были несравненно богаче ее венценосного семейства. Ведь капитализм в Западной Европе был в разгаре. И даже более значимые короли были «в долгах как в шелках» у банкиров и предпринимателей. Я это к тому говорю, что она, будучи близка к народу и не понаслышке знавшая его жизнь и свободы у себя на родине, не могла не быть удивленной нашим русским рабством и бесправием, прибыв к нам царствовать сперва в ранге простой царицы, жены русского царя. Женщина умная и трудолюбивая, она, безусловно, пошла на поводу у заговорщиков для достижения царства в первом лице и очень сильно рисковала, что подтверждает силу ее характера. Достигнув царства, она хотела превратить Россию в более близкое подобие западного государства. И начало переписки ее с Вольтером как раз и доказывает это. Но что-то помешало осуществлению ее планов. Историки говорят, что Пугачев, хотя я что-то не припомню, чтобы и при Петре был Пугачев. При Петре, когда он сменил свое мнение относительно свободы своего народа, Пугачев еще не родился.

Перейдем к Александру I, «победителю» Наполеона. Молодой, восприимчивый к жизни парень проскакал на коне всю Западную Европу и насмотрелся на их демократическую жизнь немало. В Европе давно завершилась Реформация, наступила эра Просвещения, законодательства, суда и парламентаризма. А так как царь был еще очень молодым, то и решил, что и мы так жить можем. Об этом очень доходчиво пишут комментаторы к  трудам Карамзина. Вам не кажется странным, что три русских императора почти подряд, из тех, кто хорошо изучил западную жизнь, их нравы и свободы, причем все трое, будучи молодыми, почти юными, так рьяно бросались «обустраивать Россию», почти так же как ее романтически рекомендовал обустраивать Солженицын? То есть чисто механическим путем, методом «утрясания подбрюший». Ведь он державник не хуже царя. И все трое быстро отступали от своей цели. Александру I, например, помешали декабристы, в то время как Александру II ничто не помешало освободить крестьян всех разом, разве что только слабость России могла помешать. Но, почему-то не помешала. Я думаю даже, что именно она, слабость, и способствовала освобождению крестьян от крепостного рабства, которое значительно хуже рабства традиционного, древнего.

Надо бы напомнить вам и советские коммунистические времена. И, прежде всего, остановиться на НЭПе – новой экономической политике Ленина. С 1861 года до октября 1917 года прошло 56 лет, два полноценных поколения народа. Гибкая генная система россиянина смогла получить свежий заряд измененной «окружающей среды» и предстать перед новыми правителями России в достаточно жестком виде: никто не хотел рабства, хотели свободного труда, этой немалой составляющей вообще свободы. И никакой военный коммунизм не мог ее поломать. Ленин, неглупый человек, но уже сильно больной, пошел на поводу у текущих событий, и кто знает, чем бы завершился этот этап, продлись он еще с десяток лет? Может, мы бы получили нормальное буржуазное общество, к которому впоследствии приложились бы и другие составляющие свободы. Тем более что империи в традиционном ее российском смысле фактически уже не было, жили ее обособленные до известной степени народы, как бог на душу положит.

Но явился Сталин и разработал новую систему, вернее, возврат к старому полному рабству народа, когда пятиминутное опоздание на работу стало считаться преступлением перед империей, а у колхозников отобрали паспорта и заставили их бесплатно работать на процветание упомянутой выше «группы А» - производство средств производства, фактически – на войну.  «Окружающая среда» Российской империи расцвела в первозданном виде. ГУЛаг ее сцементировал.

Мы привыкли считать Хрущева эдаким дурачком кукурузным, стучащим башмаком по трибуне ООН, который весь хлеб отправил марсианам с целью приобщения их к социализму, но на самом деле он был не так прост. Наши историки почему-то совсем забыли про Маленкова, на которого деревня молилась как на икону. Его даже нет в Советской энциклопедии, когда она битком набита всяким сбродом. Но это именно он отменил драконовские налоги на крестьянское личное подсобное хозяйство, когда налог по молоку на корову был выше, чем она могла дать, а за одну выращенную свинью надо было на мясной налог сдать две свиньи. Буквально за год-полтора поголовье скота возросло в несколько раз, и все мы вспомнили вкус мяса. Люди вновь захотели трудиться на себя. «Окружающая среда» заколебалась. Не отсюда ли знаменитые «шестидесятники» появились? Но именно Хрущев вернул ее на место, жестоко расправившись с «антипартийной группой», а вместе с ней и с шестидесятниками. «Окружающую среду» вернули на место, и она вновь начала производить «чистейшую линию» советских людей. Доклад-то на 20 съезде партии по культу личности Сталина делал Хрущев, но работа-то видна в нем Маленкова. Что и доказывает культ личности самого Хрущева. Или вы забыли о его культе личности?

Ленин начал создание новой элиты империи, Сталин его завершил из служителей КГБ, Хрущев всячески эту элиту укреплял, Брежнев же все пустил на самотек, и за это ему спасибо. Нынешний президент, по-моему, пытается возобновить этот процесс: КГБ, прокуратура, милиция с ОМОНом, налоговая полиция в масках, военный генералитет – вот его «устои».       

Вот на этой основе и перейду вновь к генетике.  Чтобы иметь «чистую линию» народа российского, состоящего из двухсот народов, нужна искусственная «окружающая среда», о которой я говорил немного выше. Эту окружающую среду надо все время поддерживать в неизменном виде, точно так, как в пробирке с мухами-дрозофилами – любимицами генетиков. Как только окружающая среда начинает изменяться в лучшую сторону, потому что в худшую сторону изменить ее уже нельзя, так «дрозофилы» начинают мутировать, в основном по национальным признакам, что в их генотипе накрепко застряло, но подавлялось в чистой линии, и ранее «чистая линия советского народа» напрочь теряется. Получаем «дрозофил» 200 подвидов, каждая ветвь из которых начинает то краснеть, то зеленеть, то вообще требовать западных стандартов в своей «пробирке». Мало того, даже «истинно русская пробирка» начинает разделяться, например, на великоновгородскую, смоленскую и пензенскую.

Я понимаю, что молодые императоры российские, недоучившиеся из-за войны или раннего замужества, плохо знали генетику, которой тогда, конечно, и в помине не было. Потому они и делали безуспешные попытки свои. Как говорится, «молодо – зелено». Но их «старшие товарищи по охране конституционного строя», может быть, даже искусственно нагнетали обстановку и выставляли им на площадь «декабристов» разных сортов в разные времена. В последний раз, при последнем царе, таким «декабристом» был простой русский поп по фамилии Гапон, мог им стать, если бы его не убил вовремя Строганов, и Распутин – фамилия знаменитая, особенно, в наши дни. Может быть, даже секретный псевдоним чей-то.

Царей-«реформаторов», особенно цариц, пугают насмерть, и «окружающая среда» вновь возвращалась на круги своя, а «чистая линия» восстанавливается в своей первозданной красе.

Не знаю, как обстояли дела раньше, до Романовых, но при Романовых элита имела очень большой вес в государстве. Особенно элита из Третьего отделения и его последующих преемников: ОГПУ, НКВД, КГБ и так далее. Предшественники же Третьего отделения хорошо описаны мной по 15-16 векам словами посетивших нас иностранцев. Я хочу сказать, что для восстановления «окружающей среды» и соответственно ей - «чистой линии» наших народов у нас всегда, в том числе и сегодня, имелась и имеется специальная дворянская служба. И ей никакие «декабристы» не страшны. Правда, сами дворяне убивают редко, екатерининский Шешковский – исключение, выдуманное Пикулем. Для этого они нанимают природных генетических бандитов. Вот я и думаю, дай нам в цари сегодня даже самого большого демократа, например Клинтона, а получится из него через ближайший срок любой наш царь исторический, и даже сегодняшний.  Западная же поговорка, что свита делает царя, и нам подходит.

Что я этим хочу сказать? А то, что не царь сегодня определяет будущее народов в нашей многострадальной, но «гордой» стране. Его делает элита, вернее ее значительная часть, которой в империи живется хорошо, а в маленьких государствах будет жить плохо. Наверное, они этого не знают, конечно, но думают именно так. Далеко ходить не надо, достаточно вспомнить «православного державника» и Нобелевского лауреата, фамилию, надеюсь, помните. Что касается народа, то он вообще не тратит время на раздумья, ему бы выпить, закусить и совокупиться. Ему достаточно, что по этому вопросу скажут «умные люди» по телевизору, такие, как только что упомянутый. Покойный соловецкий сиделец тоже по молодости немного пофордыбачил против коммунистов великодержавных,  а потом, посидев на Соловках, большую часть жизни служил им верой и правдой, вернее кривдой, если судить об его пожизненных «исследованиях» «Нестора».

Пора перейти к «чистой линии» вплотную. Она же не знает, что она чистая. Попробуйте объяснить эскимосу, сроду не выезжавшему с Гренландии, как жарко бедуину в Сахаре, или бедуину – о гренландском холоде. Впрочем, как и антарктическим пингвинам и страусам, прячущим голову в раскаленный песок. Вот и у вас, уважаемые россияне, вся голова уже 1000 лет в песке, вместе с глазами и ушами. Вы же не знаете, как свободно ведут себя люди в других странах, как они не боятся полицейских, если, конечно, не за что. Как с ними уважительно обращаются чиновники в «присутственных местах». Как они чуть что, бегут к своему адвокату, который знает, что делать дальше. У «нас» же адвоката вам дадут насильно, избитому и выпотрошенному лет за пять «следствия», притом какого придется, притом тогда, когда вы предстанете уже перед судом из двух олухов и судьи, не раньше, так как адвокатов у «нас» меньше чем у «них» раз в десять. Вы же даже не ходите в «бутики» на «наш» Петровский пассаж, вы же в восторге от  «ихнего секонд-хенда» и нашего «Горизонта».  И многие из вас даже не знают, что существует мясорубка с электромоторчиком, а лопатой пользуются только президенты, когда садят в заранее выкопанные машиной аккуратненькие ямочки символические прутики.

Я хочу выдвинуть «закон охранения, сохранения и водворения «окружающей среды» на место». Согласно ему, вы даже не заметите, как и когда перейдете с ручной мясорубки на жевание того, что вы с ее помощью ранее измельчали. Этот закон действует в какой-либо части земли, предназначенной из-за амбиций ее правителей к полной деградации. Я бы не писал эту главу, я уже говорил об этом, если бы не последние предпосылки, которые так и прут как бы из нашего нового царя, хотя уши и видны из-за его спины.

Я считаю, что сегодня наступил очередной момент действия изобретенного мной закона. Вы, наверное, помните, что в генетике есть движущий и стабилизирующий естественные отборы. Один из них потому так и называется, что он движет эволюцию в изменяющейся окружающей среде. В Древнем Риме были рабыни, которых, правда, не разрешалось принуждать даже к проституции, не то, что продавать отдельно от остальной семьи как у нас в России еще и в прошлом веке. Потом постепенно окружающая среда менялась не без помощи самих людей, и теперь на каждого из этих бывших рабов имеется не только домашний доктор, но и домашний адвокат, не говоря уже о всяких диковинных прибамбасах на кухне. Вот это и есть движущий естественный отбор. Окружающая среда не меняется только в пробирке с дрозофилами, которые нужны для «чистой линии», и происходит это по специально заданной людьми стабилизационной программе. Иначе все равно произойдет мутация в результате естественного изменения окружающей среды. Вот этого и нельзя допустить для чистой линии подопытных «насекомых».  В такой «пробирке» с неизменной «окружающей средой» происходит стабилизационная форма естественного отбора, при которой закрепляются навечно нужные «показатели» хоть дрозофилы, хоть народа, хоть 200 народов сразу.

О запуске открытого мной закона в действие говорит хотя бы то, что сперва вырастили в «чистой линии» генерального прокурора, потом – действия этой организации. Вы только вспомните, сколько было отвергнуто «чистой линией» генеральных прокуроров? Ну, скажите, кому мешает свободная пресса, если не признать, что она мешает «чистой линии» и стабилизационной форме естественного отбора? Ну, скажите, почему правительство не хочет «стачать» как сапоги реальный бюджет, а не такой, при котором у него окажется много «лишних» денег? Куда оно будет тратить «лишние» деньги как не на «чистую» линию, секретно от нас? Не на неожиданные подарки же нам от деда Мороза? Я знаю, что для поддержки «чистой» линии требуются деньги, хоть для пробирки, хоть для всей страны, правда, суммы разные. Но в бюджете же нельзя написать: «для чистой линии», люди ведь обхохочутся. Из пенсионного фонда тоже уже нельзя, там еле-еле на всякие «реставрации» кремлевские хватает. Вы только посчитайте, сколько денег надо? Горы! На одного Бабицкого сколько истратили. А что он один такой выискался? А вот если его как следует припугнуть, то другим сразу неповадно будет, скиснут мгновенно. То есть, я хочу сказать, что действие моего стабилизационного закона за 1000 лет отладили как часики, или как болид гонщика Шумахера.  

 

Гибель великих цивилизаций

 

Начну, пожалуй, с Атлантиды. Не может такого быть, чтобы мифы об Атлантиде были плодом чистого воображения. Как я показал в предыдущих разделах даже боги и, особенно, богини, имели весьма прозаическое, земное происхождение, затребованы, так сказать, историческими процессами. Но Атлантида была слишком давно, а письменность изобрели евреи совсем недавно. Что согласно мифам в основном характеризовало Атлантиду? Циклопические сооружения, теперь окончательно утраченные. Но следы их и сегодня есть, например, в Англии, которым историки не могут дать вразумительного объяснения и датировать их с приемлемой точностью. Критика авторами «Новохрона-1» и «Новохрона-2» так называемого радиоуглеродного метода датировки, исчерпывающа и непререкаема. А датировка на сравнительной древности археологических данных не имеет общей точки отсчета, то есть «нуля» времени. Что касается вселенского катаклизма, повлекшего за собой гибель Атлантиды, то его, разумеется, отрицать нельзя, но когда вспомнишь гибель других великих цивилизаций, то стоит подумать еще раз, прежде чем ставить в вину катаклизм в применении к Атлантиде.

Я уже упоминал о цивилизации инков и майя. Упоминал и об интересной гипотезе, объясняющей  причину, вызвавшую эту гибель. Обращу внимание только на то, что и здесь присутствуют циклопические сооружения, выполненные неизвестно зачем, ибо не несут других народно-хозяйственных задач, кроме задач ритуальных и, так сказать, хвастовских, именно правительственных, элитных. Но, тогда надо вспомнить и остров Пасхи с его циклопическими не то столбами, не то статуями. Кругом разруха и примитивный образ жизни народа, а промеж него эти гигантские столбы из обработанных исполинских каменных скал, которые притащили откуда-то специально, а потом поставили «на попа». Это же тоже напоминает род хвастовства и принуждения, ибо разве народу простому придет в голову все это проделать, сговорившись по-доброму?

Вспомним Вавилон с его знаменитой башней. На кой черт народу понадобилось строить башню до неба? Притом без современных башенных кранов и электричества. Я не на секунду не сомневаюсь, что народ заставили это сделать, ибо сам он не такой уж дурак, что я показал на «отсталых» австралийских аборигенах и жителях тундры. Народ делает только совершенно необходимые вещи, притом всячески поощряя свою лень и экономя свой труд. При этом представьте, что такая башня очень опасное сооружение, что показала Останкинская башня, тоже, кстати, хвастовская. Ибо на всех семи московских холмах можно было построить семь маленьких дешевеньких башен и вышло бы это раз в десять дешевле. И затрат на эксплуатацию почти никаких. Вы только представьте, какой комплекс инженерных высокотехнологичных решений надо теперь принять, чтобы наша башня простояла хотя бы еще лет пятьдесят и не загорелась как свечка вновь. Эта наша башня мне очень напоминает дворцы, выпиленные в сплошных скалах, или столбы-исполины на острове Пасхи. Вавилонская великая цивилизация ведь тоже растаяла как снег, посмотрите сами на страну Саддама Хуссейна непредвзятым взглядом. На нынешнем «Вавилоне» я хотел бы остановиться несколько подробнее. Мне кажется, что закон принудительного возвращения «окружающей среды» на круги своя все еще действует в этом новом Вавилоне. 6000 лет уже действует? Не было бы там нефти, уже не действовал бы. И в этой связи очень уместным считаю отметить наличие наших гигантских запасов нефти и газа, которых еще надолго хватит, чтобы поддерживать «чистую линию» в нас с вами. 

Возьмем Древний Египет. Там ведь тоже аналогичная картина. Что, египтяне с ума сошли, чтобы строить свои знаменитые гробницы? Безусловно, их заставили, вне зависимости от того строили они свои пирамиды из чистого камня или из бетона, как вполне корректно доказали авторы «новохрона-2». И в таких благодатных краях, не сравнимых с нашими, народ истощился до того, что сейчас только-только начинает приобщаться к цивилизации. И то, не благодаря нашей Ассуанской плотине, а американскому образу жизни, пришедшему к ним на смену нашему махровому социализму великого нашего друга Насера. Я не вижу других причин заката египетской цивилизации кроме непосильного, никчемного труда, совершаемого исключительно невооруженными руками людей. Что касается завоеваний, то найдите мне в мире страну с десяток раз не завоеванную, в том числе и из ныне очень даже передовых в научно-техническом прогрессе. Нет, не завоеватели губят страну и ее цивилизацию, а собственные правители. Но предпочитают все сваливать на завоевателей, на монголо-татарские иго всякие. А на кого же им еще сваливать? Не на себя же.

Древняя Греция в этом списке великих цивилизаций стоит особняком. Она не погибла, наоборот, именно она дала толчок современной цивилизации западного типа. О развитии Греции я уже писал. Ее цивилизация возникла на основе морской торговли со всем Средиземноморьем и Черноморьем, вернее дикой прибыли ее сопровождающей. И эта прибыль была потрачена не зря, дав нам великих философов и величайшего из них – Аристотеля. Царьград или Константинополь прекратил эту торговую прибыль, а на греческих островах ничего практически не было для развития сельского хозяйства и большой промышленности. Этих предпосылок и сегодня нет. Выручают немного хороший климат и древние развалины периода расцвета, умно представляемых всему миру. Самые предприимчивые из греков, знавшие весь тогдашний мир, покинули Грецию и обосновались повсюду, особенно в таком климате, который хотя бы немного приближался к их собственному климату. Таких мест в Западной Европе предостаточно, начиная с побережий Италии, Франции, Испании, и заканчивая туманным Альбионом. Повсюду греки распространили свое великое учение, особенно философию. Оставшиеся же на островах и ближайшем континенте греки, не подкрепленные естественными предпосылками и потеряв вскормившую их морскую торговлю, начали хиреть из-за постоянных войн, то с Византией, то с турками. Сама Греция захирела, но учение ее все крепло и крепло. И даже победило католицизм, казавшийся несокрушимым из-за идеологии империализма.   

Древний Рим – это типичная империя, замечу, христианская, вскормленная на церковной десятине и прочих поборах, таких как прощение грехов за купленные индульгенции. Самым главным здесь является тоже безжалостная эксплуатация церковными властями народа, заставившими его строить многочисленные «Колизеи» в самый краткий срок. Русских рабов, конечно, было предостаточно, но их же кормить все-таки надо. Новохронисты давно и бесповоротно доказали, что не древние римские императоры затевали эти стройки, а именно католики-понтифики. Я же доказал, что вообще древних римских императоров там не было, а был нормальный матриархат во главе с царицами, менявшими своих мужей как перчатки. Второй важной особенностью является то, что народ свой понтифики тоже истощили, до такой степени, что он не только греческую философию не воспринимал, а вообще жил на грани выживания, вплоть до оккупации американцами в 1945 году. Но, я уже об этом писал. Добавлю только, что в таких странах с истощенным народом легко приходят к власти всякие проходимцы, типа дуче Муссолини. Да и у нас точно так же, то черносотенцы, то коммунисты, то «демократы»-империалисты.   

Никто не станет спорить, что Индия – древняя страна, хотя новохронисты и пишут, что, дескать, не очень древняя, моложе христианства. Это они врут, конечно. Замечу, что в Индии народов едва ли не больше, чем в России. Замечу также, что никто из нынешних индийцев не помнит, кто и когда построил их великолепные циклопические храмы и прочие чудеса. Говорю сразу, что, как только появляются на горизонте древние циклопические сооружения, представляющие собой образцы титанического, неизмеримого и невообразимого ручного людского труда, так сразу и автоматически мы получаем донельзя изнуренный народ или народы, опростившиеся до того, что чуть ли не жует листья. Советская историческая наука, вскормленная на понятии чужого империализма и не понимающая суть своего собственного империализма, безусловно, попытается спереть все это на англичан и на Ост-индскую компанию, как свои беды на татаро-монгольское иго. Я напомню этим «историкам», что до англичан в Индии была масса индийских раджей, баснословно богатых и державных, живших в вытесанных из скал дворцах под неусыпной охраной, а народ весь обитал, как говорится, в поле, в соломенных хижинах, поближе к рисовым чекам. Я не стану отрицать, что англичане много вывезли богатств из Индии, особенно золота и самоцветов, ведь дворцы их не вывезешь. Но тут же и отмечу, что все эти богатства принадлежали исключительно индийским раджам, у народа самоцветов не было. Этим я опять хочу заострить ваше внимание, что не завоеватели повинны в деградации народа, а сами его правители, доморощенные.    

Надо ли мне обращать ваше внимание на Китай, особенно на его циклопическую стену, строительство и эксплуатация которой совершенно уму непостижима. Все ведь опять один к одному воспроизводит истощение народа собственными правителями. И не надо нам врать, что Великая китайская стена возведена для обороны от неприятеля. Ибо это чушь несусветная. Во-первых, там на тысячи верст никаких неприятелей не было и нет сегодня. Не считая современных наших огнеметов, танков и ракет на посту, естественно. Во-вторых, оборонять такую стену на всем протяжении тысяч километров никому не придет в голову. На такую же стену надо поставить весь свой народ, до единого человека. И даже при этом выскочившая из леса мобильная штурмовая группа мгновенно возьмет стену на узком промежутке до тех пор, пока на этом участке соберутся ударные защитнические силы.  На кой черт тогда стена, спрашивается? А она нужна для того, чтобы собственный народ не разбегался по окрестным лесам за стеной, на оперативном просторе. Который и сегодня все еще – оперативный простор. Попробуйте кто-нибудь из читателей миновать эту стену даже сегодня с внутренней китайской стороны с чадами и домочадцами и кое-каким инвентарем. Не выйдет, и охраны на стене не надо слишком большой. Достаточно соглядатаев, которые быстренько вызовут подкрепление кострами. Вот ведь до чего додумались империалисты китайские доморощенные, а мы до сих пор голову ломаем над этой проблемой Великой китайской стены. У нас такая стена была естественная – Урал, который не так просто миновать пешком, но миновали все же отдельные лица. Недаром русские появились за Уралом именно в его северной и средней части, там, куда мы «прислонились» по Карамзину впервые, победив новгородцев. Уже много позднее русские оказались в южной Сибири.

Что касается истощения китайского народа, вернее многих китайских народов, то оно до сих пор на виду. Не станете же вы отрицать, что китайский климат в долинах ее великих рек, где с древности снимают по три урожая в год, является очень хорошим для древних людей. Климат этот ничуть не хуже средиземноморского, а во многих отношениях даже лучше. Поэтому он и дал основу древней цивилизации. Но почему же все застопорилось с возведением китайской стены, и народы стали отставать от Запада, как от глотнувшего допинг бегуна? Неужели мне снова да ладом надо повторять, что допинг этот – свобода человека?

Теперь для полноты картины надо бы указать на наши «циклопические сооружения», которые вскоре и будут только о нас напоминать будущим следопытам. Надо при этом только иметь в виду, что все-таки мы «загниваем» значительно позднее, чем майя или инки. Поэтому наши «циклопические сооружения» выглядеть будут несколько по иному, не в виде Вавилонской башни. Хотя и башня есть, только называется Останкинской. Ну, самое первое из таких сооружений – это Петербург на болотах, ежегодно затопляемый, там, где до нас никто не догадался построить город, притом столицу. Я, конечно, понимаю Петра, места посуше он не успел завоевать, а город надо было позарез строить. Но все же, более благоразумные люди не поступили бы так и до новой эры. Пропуская многие наши планы типа ГОЭЛРО, который и до сегодняшнего дня не удалось осуществить в полном объеме, хотя бы в эвенкийских чумах, хотя без электричества села и поближе можно к Москве найти, перехожу к «Великим стройкам коммунизма», в основном к каналам и «морям».  Господи, сколько же их понастроили! Как будто в Сахаре живем. Притом на этих морях и каналах нынче разводятся только сине-зеленые водоросли – бич современности. Плавают же только по каналу имени Москвы, и то, потому что к столице близко, совестно немного не плавать. Да, и что говорить о каналах, когда все берега великой древней артерии Восточной Европы – Волги усеяны ржавеющим железом бывших судов. Возить-то просто нечего. В последние годы советской власти специально возили по нашим транспортным артериям лес из Европы на дальний Восток, а оттуда фанеру из этого леса опять в Центральную Россию. Разве не помните, я так сотни таких примеров могу привести?

Второй из группы глобальных памятников – это окончательное засолонение благодатнейших почв Средней Азии из-за идиотского обилия поливной воды, текущей по идиотским арыкам, вместо капельного орошения, применяемого во всем остальном цивилизованном мире. Почти вся вода среднеазиатских каналов и арыков вместо полива просачивается в почву, растворяет лежащую там соль и возвращается на поверхность в виде корки соли, на которой даже саксаул не растет. Разве будущие иностранные исследователи, когда мы превратимся в полуобезьян, не будут изумляться титаническому, бесцельному труду «аборигенов», как сегодня изумляются, глядя на истуканов острова Пасхи? Слава тебе господи, не успели повернуть все сибирские реки туда же, вот бы хохот стоял над планетой нашей. Я уже не говорю об испохабливании величайшего достояния всей планеты по имени Байкал. О казахстанской «целине» я уже говорил в предыдущих разделах, повторяться не собираюсь.

А сам «космос»? Ведь ему уже сегодня можно ставить большой памятник, но денег нет. А поголовное уничтожение восточноевропейских лесов, еще сто лет назад казавшихся неисчерпаемыми. А гигантские шахты для ракет? А второе метро под  Москвой? Разве это не циклопические, бесцельные сооружения, подобные сооружениям майя и инков? Да, если хорошенько подумать, то книгу большую можно написать о таких штуках, которые мы оставляем потомкам. Но я не собираюсь больше отвлекать ваше драгоценное внимание. Каждый может дополнить этот чудовищный список преступного отношения к своему народу, направленному правителями толочь воду в ступе.

Невозможно себе представить, чтобы люди, принимающие такие решения, были совершенными дураками. Но, по их действиям видно, что они таковыми являются безусловно. Как же так происходит, что неглупые люди то и дело принимают глупые решения? Для разгадки этого феномена я взял то, что хорошо знаю по своей большой профессиональной деятельности, а именно «Правила безопасности в угольных и сланцевых шахтах» – настольную книгу горного инженера на 500-х страницах. Так вот, оказывается, что на шахте все вопросы, а их ежедневно возникает сотни, решает всего один человек. Я прочитал полкнижки, выписывая задачи и действия, совершаемые главным инженером шахты, и ужаснулся, хотя знал об этом подряд почти сорок лет. Главный инженер целый день расписывается на бумажках, которые обязательно фигурируют в любом суде, рассматривающем аварии и травматизм. Но это же совершенно невозможно все знать и на ходу принять решение, чтобы расписаться, «утверждая». И я упомянул только одну книжку, которую шахтеры знают не хуже чем бандиты уголовный кодекс, который в пять раз тоньше. Но есть еще и «Единые правила безопасности при взрывных работах» и «Правила технической эксплуатации угольных шахт», столь же строгие и однозначные в своих разрешенных и запрещающих действиях. Это же полная аналогия различным юридическим кодексам, то есть то, что называется буквой закона.

Я сравниваю эти документы по объему и по строгой обязательности, но я не могу их сравнить по быстроте решений, принимаемым согласно им. Ибо «производительность труда» главного инженера должна быть в десятки раз более высокой, чем у прокурора, судьи, следователя и так далее. Это можно сравнить только с соревнованием компьютера и третьеклассника по арифметическим вычислениям. Между тем, помимо главного инженера на шахте имеется еще человек двести таких же, как он горных инженеров, закончивших точно такой же горный институт. Притом почти все они занимают должности, строго регламентированные по исполняемым ими задачам, например, вентиляция шахты, пыле-газовый режим, транспорт, электроснабжение, горные работы на отдельном выемочном участке, забое и так далее. Эти более узкие специалисты несравненно лучше главного инженера знают и владеют информацией по своим более узким задачам, но все равно любую бумажку должен утвердить главный инженер, а их, я уже говорил, ежедневно возникает десятки, и содержат каждая из них до сотни страниц текста и графику. Это же совершенный идиотизм. Не один суперкомпьютер не справится. А главный инженер их должен подписывать и не только подписывать, но и нести за эту подпись судебную ответственность. Но, это только пример российского идиотизма, один из сотен, даже тысяч примеров, регламентирующих всю жизнь страны.

Вы думаете, не нашлось бы хотя бы единственного человека в стране, понимающего, что хрущевскую кукурузу на 70-й параллели, или «сталинский план преобразования природы» и еще десятки разных крупных решений в стране нельзя принимать, ибо это несусветная дурь?  Я знаю, что вы так не думаете, тогда почему об этом молчите, правда, рассказывая соответствующие анекдоты? Да потому, что вы «чистая линия», жертва «закона охранения, сохранения и водворения на место окружающей среды». А что, есть другие причины?

Все в нашей стране решается строго по шаблону: перенесение запросов наверх, спускание готовых решений вниз. Никого не смущает при этом, что как в ту, так и в другую сторону действует так называемый «испорченный телефон». Помните такую детскую игру, когда шепотом передают друг другу по детской цепочке какую-нибудь фразу или слово, а потом хохочут, когда узнают конечный ее вариант, претерпевший чудовищные изменения при передаче по цепочке? А каков же результат от игры в «испорченный телефон»? Полнейшая безответственность всей цепочки, ибо установить, кто же так исковеркал слово или фразу не удается никогда. Замечу еще, что если бы главных инженеров шахт в действительности все время судили согласно закону, ими нарушенного при подписывании десятков бумажек в день, то ни одного бы инженера не было бы на месте, все бы они сидели. Но, кажется, я перешел к советской юстиции, а вы и без меня все о ней знаете.

Надо ли объяснять подробно, что именно этот фактор предопределяет как наши идиотские решения по возведению «памятников старины», так и памятников инков с майя? Можете сюда же отнести и египетские пирамиды, и храмы из целых скал, и самое вавилонскую башню. Все это было бы ничего, если бы не приводило к истощению народа, и откату его в первобытное состояние.

Теперь несколько слов для комплекта, чтобы вы поняли, можете ли вы принять сердцем, потому что ума в вас давно нет, возможность жить в такой маленькой аккуратненькой стране, как, например, Швейцария? Только чтобы она находилась в вашем родном селе или городке, даже посреди тайги. Я на все сто процентов уверен, что как только вам зададут такой вопрос, притом на официальном референдуме, вы тотчас начнете думать идиотскими категориями, которыми больше нигде не думают в мире. Вы же знаете, что вся ваша родня разбросана по всей территории одной шестой части суши. И вы уже привыкли, что при поездке к бабушке на Украину вас обязательно ограбят наши или их таможенники, совершенно так же как ограбили Остапа Бендера на Румынской границе. Вот только об этом вы и будете думать, пребывая на референдуме. Поэтому и проголосуете за единую и неделимую страну, будь она хоть еще хуже. Собственно, за Советский Союз вы уже голосовали. Хотя, кто же вашим голосам внял, когда подписывали Беловежские таежные сидения, от вашего же, впрочем, лица?

Вам же невдомек, что чуть ли не треть населения любой западной страны не проживает у себя на родине, в своей стране, а живет и работает за границей, там, где сегодня больше платят. Завтра, когда платить станут меньше, вы переедете в новую страну, и у вас никогда не возникнет желания проголосовать, чтобы все эти страны объединились с вашей родной страной. Так сказать, для удобства родственного общения. На этом, пожалуй, закончу свое исследование вашей загадочной души, и моей – тоже, на фоне мировой истории. Саму же мировую историю немного продолжу, так сказать, «от основания Земли».

[ Оглавление ]

[ Назад ]                                    [ Вперед ]

 

 

 

 

 

    

 

 

 



Hosted by uCoz