Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

Глава 2

 

[ Оглавление ]

[ Назад ]                                    [ Вперед ]

 

Глава 2

Первичные народы

 

Введение

 

Западная Европа пока исключена из рассмотрения. Снижение

«древности» народов уравнивает шансы русских.

 

 

Чтобы найти место русских среди народов Евразии, попытаюсь рассмотреть влияние на возникновение и становление народов географических понятий, таких, как север, юг, в том числе экстремальных, умеренных климатических полос. Равнинные, горные, предгорные, лесные, степные условия проживания. Вторичные признаки народов, такие как «совместимые» друг с другом народы и «несовместимые», экстремальной скученности и рассеянные, борющиеся и «уходящие» от борьбы, «находчивые» и «ненаходчивые», народы, а также «терпеливые» и «нетерпеливые», целеустремленные и «нецелеустремленные» народы. Необходимо также рассмотреть создание и функционирование семьи и семейства, отношение  к детям и старикам, слияние не родственных семей, кровное и семейственное родство. Естественно, всякий народ состоит из элиты и общей массы. Необходимо рассмотреть формирование элиты, первичные и вторичные элиты, наследственные элиты, переход элиты в народ и обратно, переходные процессы в формировании элит и переходные элиты. Природные лидеры в народе: по физической силе, по уму, по находчивости, по хитрости, по стремлению и не стремлению в элиту, улучшатели и консерваторы, избираемые и достигающие. Революционные элиты, закрепление элиты.

Скажу сразу, что западноевропейцы кажутся мне, исключением из правил. Все остальные народы Евразии - это народы, развивавшиеся по какому-то правилу, и все они достигли сегодняшнего состояния по этому какому-то правилу. Западноевропейцы на каком-то этапе в своем развитии пошли по другому правилу и достигли сегодняшнего развития благодаря именно ему. К такой мысли меня наталкивает то, что длительность истории, то есть хронология исследованиями Морозова сокращена в среднем на 2000 лет, а у иных народов, таких как Древний Египет и Вавилон - еще более. По «новохрону-1» реальная история началась с 3 века нашей эры, по «новохрону-2», еще позже, с 11 века, а если принять во внимание, что «новохронисты-2» пишут про 11-13 века, что там «все темно», то реальная история началась с 14 века. Но, «новохрон-2» я пока не буду принимать во внимание, он написан не с исторической, а с политической целью. Я его критиковал и еще буду критиковать в соответствующем месте. А вот с 3 века история, действительно могла начаться и, исходя из этого, почти все народы вошли в жизнь почти одновременно. Разница  даже в 500 – 700  лет не кажется такой большой по сравнению с разницей в 2000 – 5000 лет. Это очень облегчает мою задачу.

 

Географические особенности проживания народов.

«Главный проходной двор» древности

 

Безусловно, я в этом вопросе не оригинален. Таких исследований достаточно, но все они исследуют так сказать эмоциональные наклонности народов в зависимости от места проживания, такие как импульсивность и уравновешенность, страстность и флегматичность, сексуальность и воздержанность. Социальной стороной вопроса, мне кажется, занимались только, если они попадали в разряд взаимосвязанных с эмоциями, такие как ленивый народ и работящий. Причем писали, что в Африке ленивый народ, так как там все растет богом посаженное - только срывай и клади в рот, а в средней полосе все надо посадить, вырастить, убрать, сохранить, поэтому надо работать. На это можно ответить, да и отвечали, что в южном Китае тот же климат, что и в северной и южной Африке, а, между прочим, китайцы считаются самым работящим народом в мире. Самыми сексуальными в бывшем Советском Союзе считаются кавказцы, а население катастрофическими темпами увеличивалось в Средней Азии, «обеспечивая» хорошие показатели по всему Союзу.

Начнем с северных и южных народов Евразии. На юге жить хорошо. Не надо теплой одежды, почти не надо топлива. Пожарить шашлык и испечь лепешки - не много надо дров, но их ведь в Средней Азии вообще практически нет. Поэтому в средней полосе России при жительстве в лесу хотя и намного холоднее зимой, если топор есть, не пропадешь. Но улицу не натопишь, поэтому нужен дом, яма с крышей или пещера, где можно сохранить тепло. Это не простая задача. Пещер в России нет, деревянные рубленые, так называемые, русские дома почему-то не строили, а жили в ямах – землянках с крышей из хвороста и веток по описанию древних византийских хронистов. Этот вывод надо запомнить, чтобы объяснить его в соответствующем месте. Сейчас же просто скажу, что не было топоров. Потому, что южные народы в той же Средней Азии дома строили – каменные, но большинство – саманные.

Южные народы в основном теснились в районах предгорий, и только самая незначительная часть – в горах. Хотя, надо сказать, что и оазисы не пустовали. Пройдемся по северному Тибету, Памиру, Гиндукушу. Здесь «крыша мира» разделяется на две ветви: восточную и западную. Западная:  Гиндукуш, Копетдаг, Эльбурус, Кавказ, Понтийские горы в Южном Причерноморье, Стара Планина на Балканах переходит с юга в Альпы, с севера - в Карпаты.  В  Причерноморье, особенно с северной стороны, гор нет, но я его включил, чтобы не прерывать ниточку, тянущуюся через половину планеты. Южную часть этой «ниточки» до Ирана, включающую Индию, Афганистан и Пакистан я не беру во внимание потому, что о жизни этих народов до завоевания их Великобританией почти ничего не известно, за исключением мифов и приписываемой им большой древности. Другая часть цепочки от Тибета: Тянь-Шань, Алтай, западные и восточные Саяны, Яблоневый и Становой хребты, Сихотэ-Алинь. Вся эта «цепочка» заселена плотно с незапамятных времен и народы, которые там живут сегодня, жили на этих же местах, как «началась» история. Даже швабы или баварцы, включая швейцарских немцев Цюриха, не считают северных приморских пруссаков «своей» нацией, хотя сегодня говорят на приблизительно одном языке. Равнинные немцы около Балтийского моря - это же гунны. Не знаю как сегодня, но еще в конце прошлого века их так и называли, например англичане, желая высказать презрение. Истинные, так сказать поляки, это краковские предгорные поляки, а вся нынешняя приморская равнина переходила из рук в руки даже в нашем веке. Стоп. Из рук в руки. Если вспомнить историю, то все равнины то и дело переходили из рук одних народов в руки других, порабощенных.

Вспомним Италию, северную и южную. Южная Италия, начиная с гор, скажем от Флоренции, - это же типические итальянцы, смуглые, красивые, все как родные братья. И возьмем Ломбардию, к примеру. Там живет народ, ничего не имеющий во внешнем виде от классического итальянского типа. Этот народ не отличишь от русских, немцев, поляков и так далее. Даже на классических французов они непохожи. Скорее всего, североитальянцы похожи на русских, а русское лицо вообще описать невозможно. Совершенно всякие носы, волосы, скулы, глаза, очертания губ и так далее.

А вот тирольские народы Австрии в предгорьях Альп - это более чистый этнос. Или возьмем ту же Чечню, которая сегодня у всех на языке. Надтеречный район - это «с бора по сосенке», а вот горная Чечня - это чистые чеченцы. Или народы Дагестана. Расул Гамзатов насчитал там не то сорок, не то все сто народов. Каждая деревня – народ, со своим языком, который едва понимают в соседнем селе. Я очень удивился, но и в Италии жители довольно близких областей говорят едва понятно для других соседних. Например, провинция Венето со столицей Венецией для соседней Брешии с главным городом Бреши отличаются не только по языку, но и по социальному положению. В Брешии почти никакой промышленности, люди бедные, как у нас говорят депрессивный район, а Венето, где тоже никакой промышленности особой нет, живут хорошо, все работают, всем хватает  на житье, в Ломбардии вообще – зажиточные люди. Юг Италии вообще ничего не делает кроме детей, и живут на пособия, собираемые с Ломбардии. Недаром ломбардийцы все хотят отделиться от южной Италии. В общем, по всем предгорьям рассматриваемого мира – на каждом квадратном километре – народ.  А Афганистан. Народов, как в Вавилоне при столпотворении.

Пройдемся по северу Евразии, открытому на Ледовитый океан. Тут народов, раз – два и обчелся. Чукчи, ненцы, коми, якуты, эвенки, коряки, долганы, некоторых даже не могут как следует различить (округ ханты-мансийский), то есть там кочуют и ханты, и манси вперемешку на территории, равной пол-Европы. Дальше Скандинавия и горы на ней. Сразу другой коленкор, народов побольше, погуще. На самих горах-то никого нет, – все умещаются в немногочисленных долинах и в приморских фьордах, но тут еще остатки Гольфстрима помогают. В общем, тенденция такова: предгорья – самое любимое местопребывание первичных народов. А теперь подумаем над следующим вопросом: все ли народы, обитающие в предгорьях, первичны и живут здесь со дня так сказать своего основания, или они в борьбе завоевывали здесь себе место под солнцем, явившись с равнин и скучившись здесь как сельди в бочке?

Но сперва надо разделить понятия горные и предгорные народы, уточнить их. Наверное, в литературе есть четкое разделение с формулировками, мне они неизвестны из-за малой начитанности. Притом, я не хочу устанавливать каноны, мне это разделение понадобится один раз, для моего исследования, а потому я его и сделаю самостоятельно, как мне удобно для моей цели. Потом эти разделения могут быть забыты, сослужив мне единовременную службу. Итак, я делю народы на высокогорные, горные, предгорные, тяготеющие к горам, равнинные. Последние я опять поделю на водные и на безводные (в смысле степные, полустепные и пустынные), а водные на прибрежные морские и долинные (речные). Долинные народы я поделю на лесные и безлесные речные. Северные народы напрашиваются, чтобы их поделили на лесные, лесотундровые и тундровые. А теперь начнем.

Высокогорные народы - это народы никогда не спускающиеся с гор. Вся жизнь их проходит там, на высоте. Яркий их представитель тибетцы, непальцы, частично киргизы. Они живут в сравнительно суровых условиях, занимаются в основном скотоводством, охотой, промыслами на основе переработки шерсти и переработкой молока для длительного хранения, цветными металлами для мелких поделок типа чеканки. К ним трудно добраться и завоевателей туда в большей степени не пускают горы, чем народ. Это древние народы, не особо подверженные цивилизации из-за трудности общения с другими народами. Там почти все застыло на века. Они покупают только хлеб, иногда металлы, ткани в обмен на продукты долгосрочного хранения, шерсть и изделия из нее, трудоемкие металлические изделия. Их никогда не завоевывали. Изолированность даже друг от друга горными перевалами, ущельями и пропастями создала предпосылки для дезинтеграции. Каждый аул – народ со своим языком и нравами. Из известных мне народов – это Дагестан с их 40 языками, горные киргизы, и дальше там, на Памире, начиная от всем известных непальцев-проводников (шерпов) на Эверест.

Горные народы - это народы межгорных долин и ущелий, не строящие своих домов, даже на прилегающих к горам равнинах. Жизнедеятельность этих народов разнообразней, занимаются кроме перечисленного мелкомасштабным земледелием (овощи, фрукты, бобы, иногда и хлеба, если места хватит). Главная их особенность – дома у них располагаются на откосах гор, к которым добираться надо альпинистам, а в самих долинах – ущельях у них только часть рабочих мест. У них всегда есть возможность при появлении неприятеля или перегородить свое ущелье и дать неприятелю бой, или сразу убежать в свои дома на откосах, а если догоняют – еще выше, где уже никто не достанет. Эти народы в пределах своей долины живут как мятник качается. Вдруг народ набирает силу, рождаемость повышается, богатства прибавляется и он начинает засматриваться на открытое пространство перед своей долиной, прогоняет оттуда других и начинает осваивать прилегающую территорию, создавать государственность, царский трон золотой покупает. Люди шикуют и забывают работать, учиться, упражняться и их опять загоняет кто-нибудь на горы. Потом ситуация повторяется, так и качается маятник. У этих народов на крайний случай всегда есть убежище и они живут так веками, тысячелетиями, особо не утруждая свой мозг науками, изобретениями. От безнаказанности они привыкают делать набеги на равнину: прибежали, похватали что плохо лежит, убежали. Яркий пример - чеченцы, ингуши, часть дагестанцев, жители Сан-Марино в Италии, частично швейцарцы и так далее по всей ниточке, которую я прочертил вначале, от Тибета до Испании.

Предгорные народы - это, как правило, осмелевшие родственники горных народов в периоды расцвета. При большой опасности они уходят в горы, бросая свои дома, при малой – сражаются с пришельцами. Это немного ленивые и достаточно хитрые народы: виноградари, садоводы, полуоседлые животноводы, ковродельцы, переработчики кожевенного сырья, обменные торговцы (бартер) между горцами и равнинными народами. Сады и виноградники не требуют тяжкого ежедневного труда, животноводство из-за предгорных почти круглогодичных пастбищ – тоже.  Сады и виноградники можно временно оставить завоевателям, скот отогнать, дома не сожгут дотла, каменные. Вернулся – почти все на месте. Смотря по завоевателям, можно и вообще остаться на месте и постараться ужиться. Костяк таких народов всегда сохраняется, но этническая мешанина тут – дай  боже. Все завоеватели что-нибудь, да приносят, что-нибудь, да оставляют. И науки, и искусства, и свои  религии, и свои гены. К ним можно с некоторой долей уверенности отнести черкесов, адыгейцев, долинных киргизов, талышей и татов, баварцев, пуштунов. Нельзя сказать, что эти предгорные народы так уж все и перемешались. Нет, конечно, но ареалы их соседствуют друг с другом вдоль предгорий, а на границах ареалов и происходит мешанина. Между этими ареалами вклиниваются и остаются навсегда вообще пришлые отщепенцы от других народов, издалека. Так кумыки и карачаевцы на Кавказе вообще относятся к алтайской семье народов, вот живут и считают себя одной республикой, Карачаево-Черкесией, правда, поругиваются в последнее время. Ныне, после развала Союза это модно.

Тяготеющие к горам народы – это народы, любящие и лес, и горы. Это очень удобное место, когда густые леса переходят в горы. Для людей широкое поле деятельности: от лесопереработки до горного скотоводства. Очень удобно укрываться от напрошенных гостей, хорошо партизанить. Агрессивным пришельцам тут несладко, можно только договориться пожить на взаимоприемлемых условиях. Это Балканы, Западные и Восточные Карпаты, отроги Восточных Альп. Конечно, коренные народы, живущие тут вечно, есть. Но и места эти завидные. Поэтому повоевать тут и остаться претендентов было много. В более глубокой древности, когда народу вообще было немного, да чума косила почем зря, выдавались времена, когда можно было найти места практически свободные, и этим, безусловно, пользовались. На Балканах, например, на карту глаз опустить некуда, сразу попадешь не менее чем в две-три страны. Почти также и на Карпатах, не говоря уже про Северный Кавказ, тут и отсутствие лесов не мешало приткнуться, а, может быть, тогда леса и были. Но народы из степей в предгорья не пойдут – тут им некрасиво, простору нет. Вот, например, кумыки из алтайской семьи народов жили в невысоких горах и рядом с водой и место новое себе нашли между Каспийским морем и Дагестанскими горами, точно такое, как было у них на древней родине.  Каракалпаки тоже из той же семьи и место такое же нашли, только у берегов Аральского моря. Тогда оно еще было. Его только лет тридцать как нет. А раньше было такое же почти как Телецкое озеро, а рыбы – еще больше. Или венгры, бывшие угры, жившие в низине от Зауралья до нынешней Венгрии. Во всей Центральной Европе, вроде бы, такого места, как у них раньше было, нет, а ведь нашли – низину, примыкающую к Карпатам и Альпам с одной стороны, а с другой – почти бесконечная равнина, да еще и с озерами. Прямо как на древней родине. Мне кажется, такой выбор народов надо принимать как аксиому, не пойдет равнинный народ на горы, и наоборот.

Осталось рассмотреть восточную горную цепочку, начиная с Тянь-Шаня и кончая Сихоте-Алинем. На всем этом протяжении проживает Алтайская семья народов, включающая тюркскую группу, переходящую в монгольскую группу народов, которая, в свою очередь, переходит в тунгусо-маньчжурскую группу народов. Монгольская группа как бы вклинивается с юга в тюркскую группу и как бы оттесняет тунгусо-манчжурскую группу на север от Байкала, а тунгусо-маньчжурская группа, в свою очередь, уходит с северной части Байкала и распространяется отдельными очагами на северо-запад и северо-восток, охватывая с двух сторон представителей тюркской группы (якутов и долганов), и как бы вытесняя их далее на север и разрывая, тем самым, их родственные связи с тюркской группой.

Алтай, таким образом, становится перекрестком дорог «юг-север»,  «восток-запад».  Это все горно-предгорные и тяготеющие к ним народы. Ниточка сплошных гор, которую я чуть выше обозначил, разрывается в единственном месте, по линии реки Черный Иртыш – озеро Зайсан – Иртыш, разделяя южную часть тюркской группы (туркмены, узбеки, казахи) от предсеверной (алтайцы, хакасы).  Тувинцы и шорцы, хотя и относятся к тюркской группе, но, по-моему, их лучше отнести к монгольской группе (бурятам), разорвавшим и оторвавшим более близких к тюркской группе эвенков и эвенов и вытеснив их на север. Последние же оттеснили якутов и окончательно оторвали их от предсеверных, близких к ним алтайцев и хакасов.

Когда я говорю, вытеснили и заняли их место, это не надо понимать буквально. Отщепенцы от народов, наиболее предприимчивые и воинственные из них, ищут для себя получше место, а ранее занимавшие эти места народы отдельными группами отступают в более худшие места, не считая нужным или возможным связываться с ними. Таким же образом они уходят и от нашей техногенной цивилизации. Отдельные отщепенческие кланы, попав в более благоприятные по сравнению с прежними условиями жизни условия, они дают небольшой демографический взрыв, иной раз, превращаясь в совсем новый народ, отличный от того, от которого они отщепились. Этому способствует и «перекрестное опыление» между пришлыми и оставшейся частью ушедшего на «новые квартиры» народа. Потом оказывается, что разросшиеся отщепенцы совсем непохожи на своих праотцев. 

Разрыв гор по линии «Черный Иртыш – Зайсан – Иртыш» соединяет ровной, как стол «дорогой» от Северного Причерноморья до Тихого океана. Что тут происходило, в этом «проходном дворе» - никто не знает, потому что никаких летописей здесь не писали, а если и писали, то их не нашли до сегодняшнего дня. Но, что движение поперек этого проходного двора было с юга на север, показывают буддийские книги у тувинцев-бурят, которые через пустыню Гоби попасть не могли и, скорее всего, попали вместе с этими народами, пересекавшими линию «Черный Иртыш – Зайсан» с юга на север, иногда встречавшись с восточно-западным движением народов по проходному двору.

Посмотрим на южно-тюркскую группу, так называемой, алтайской семьи народов. Я в Туркмении был, потому и говорю, что туркмены скорее к индоиранской семье относятся, чем к алтайской. Надо посмотреть на разрез глаз и овал лица туркмен и станет ясно, откуда они. Потому они не только в горах и предгорьях проживают, но и пустыню осваивают, совсем как иранцы. Но не это главное. Главное то, что высокогорные, горные, предгорные и тяготеющие к горам народы здесь живут точно также и по таким же принципам, что рассмотрено выше. Проходной двор около их гор здесь очень широк – по центру его не пройдешь, жарко и пить хочется, дров для костра не найдешь. Поэтому зимой по проходному двору ходили по их стороне двора, летом – по противоположной, по кромке сибирских лесов или по Казахскому мелкосопочнику. Жили они точно также, то, высовываясь из гор, то, прячась в них. Этнос постоянный, но и бродяги заскакивали, а иные и оставались, ненадолго или навсегда, подмешивая культуру и гены. Особая мешанина вышла в Таджикистане – форменный Дагестан по «смешению языков». Тут и просто таджики, и припамирские таджики, и  язгулемцы, и бартангцы, и рушанцы, и шугнанцы, и ишкашимцы, и ваханцы, и можно продолжать, но почти все они принадлежат к памирским народам. А почему? Потому, что летний «проходной двор» «восток-запад» существует по близкой к горам Амударье и здесь к нему примыкает еще один «проходной двор», аж из самой Индии через Афганистан, тоже большой, но поменьше первого.  Про них хватит, выше много говорилось.

Самое интересное – это Алтай и Саяны. Алтайцы и хакасы древние народы, как и горцы-предгорцы Кавказа и Памиро-Алая, с такой же древней культурой, самобытностью, но без письменности, так как оторваны от мировой цивилизации, около них никаких путей не проходит, ни себя показать, ни на людей посмотреть: живут и помирают. Их немного потеснили шорцы и тувинцы, но не войной, конечно, а так, построили свое жилье по-соседски, места предостаточно, не то, что на Кавказе или в предгорьях Альп и Карпат. Притом, шорцы железо начали плавить, может быть, даже раньше, чем на Карпатах. Они и называются шорцы, то есть кузнецы по-ихнему. Здесь же между шорцами, алтайцами и хакасами и даже по Кузнецкому Алатау поселилась часть казахов. Скорее всего, это даже их прародина, потому что Алатау – это ведь казахский «термин». Но потом по каким-то неизвестным причинам их отщепенцы начали кочевать по самой широкой части «проходного двора» и веков через несколько стали отдельным народом. Прибайкальские горы тоже нашли себе обитателей, без драки и шума.

Выше я говорил, что эвенков и эвенов вытеснили монголоиды, а они, в свою очередь, вытеснили якутов, взяв их в полукольцо с юга. Теперь каюсь. Не подумал как следует. И тех и других вытеснили русские, заняв верховья Енисея и Лены с многочисленными притоками, места благоприятные, где все есть и жить, в общем-то, хорошо. Попутно русские загнали алтайцев, тувинцев, хакасов, шорцев подальше в горы из благодатных долин притоков Иртыша, Оби, Енисея и Лены. Если посмотреть на сегодняшнюю карту расселения народов Сибири, то картина будет следующая. Обь с Иртышем на всем своем протяжении со всеми верхними притоками по обоим берегам до десятка километров до самого Ледовитого океана сплошь заняты русскими, а местные народы оказались в междуречьях. С Енисеем – то же самое, но пореже. Верховья притоков тоже оставлены местным народам. Лену успели пока «освоить» с верховьев до Якутска, и то – пятнами. Остальное пока оставлено, немного выдохлись, силы набирают, да, видно, так и не наберут.

Не надо думать, что русские сильно воевали, отнюдь. Они спаивали местные народы в обмен на соболей, за соболя - бутылка. Я знаю, что говорю. Я полвека прожил в Кемеровской области, рядом с шорцами, тельбесами, телеутами, последних двух народов даже на картах советских нет. Весь бассейн реки Томи, правого верхнего притока Оби, впадающего в нее около Томска, искони занимали эти народы. Пришли русские с огнестрельным оружием, построили крепости (на Старокузнецкой крепости в центре Новокузнецка и дата выбита - 1693 год), стали менять водку на соболей, шорцы ушли в горы, как и положено предгорным народам. Сейчас в шорские деревни в глубокой горной тайге русские летают на военных и гражданских вертолетах «чартерными» рейсами с водкой на борту. Возвращаются с соболями такого же веса. Почти все шорцы уже вымерли, из многочисленного народа-кузнецов осталась горсточка алкоголиков, которые пьют вместе с женами и детьми с утра пораньше. Также и в Якутии, да – везде, где появляются русские, у которых выработался некий иммунитет на водку, среди народов, никогда ее не употреблявших до русских. Но не русские были первыми в Сибири. Первыми, я думаю, были татары и чуваши.

Я особенно-то никогда не верил в татаро-монгольское иго на Руси. Мне казалось совершенно невероятным, чтобы орды двигались на полземли вместе с чадами и домочадцами, по пути рожая и воспитывая детей, одновременно воюя с сотнями народов, и всех побеждая, пока не добрались до «святой» Руси, и тут отчего-то встали, «не захотели» дальше идти, хотя чуть дальше было несравненно  лучше, к Гольфстриму ближе.  Все-таки Западная Европа не чета России хотя бы по климату. «Новохронисты» с цифрами и фактами доказали, что я думал правильно, за это им спасибо. Конечно, казанские татары и чуваши жили там, где живут, искони. Как оказались, будем думать, когда перейдем к равнинным народам. А сейчас о странном обстоятельстве расселения их на карте СССР, которая у меня под руками. Чуваши и татары сегодня живут в районе 55 параллели, в среднем течении Волги и Камы, в широколиственных и хвойных лесах, оседло. Далее к востоку на этой же параллели в лесостепи живут башкиры, родственный, но в недавнем прошлом полукочевой народ. Лучшее мясо для всех – конина и не потому только, что мусульмане, но и потому, что конь чище коровы и «благороднее».  Уж не знаю пока почему, но часть татар и чувашей решили искать новые места для жизни, но непременно чтобы такие, к каким привыкли и любят. Они прошли сквозь башкирскую лесостепь по взаимной договоренности родственных душ, спросили как идти дальше, поднялись по реке Уфа, перевалили небольшую гряду, дошли до Тобола и его притоков и обомлели: ну, точная копия их родных мест и на той же параллели, правда, они об этом тогда не знали, поди. По всему Тоболу и его притокам, вплоть до устья Иртыша организовали целую кучу поселений, выбрав места получше, а, может быть и прогнав кое-кого. Далее разделились на две колонны, одна понаделала стоянок вверх по Иртышу, вторая – по Оби, вплоть до Новосибирска, которого тогда не было еще. Потом останавливались по Чулыму, но немногие, остальные поехали дальше  по той же параллели, добрались до Енисея между Енисейском и Красноярском, которых тоже не было, переименовали реку Она в Бирюсу и тут уж понастроили целую кучу стоянок, уж очень место хорошее, и все на той же параллели. Всего таких поселений-пятен на карте – под сорок, я ее нарисую в другой своей работе. Наверное, пошли бы дальше, к Тихому океану, но тут их догнали русские казаки, обогнали и сами пошли к Тихому океану, запретив татарам и чувашам следовать за собой. Надо полагать, что это было уже после взятия Казани Иваном Грозным (Василием Блаженным по реконструкции «новохронистов-2», с которыми по этому вопросу я полностью согласен). Ну вот, теперь, кажется, можно перейти к равнинным народам.

Равнинные народы, как выше сказано, делятся на водные и безводные. Начнем с безводных. Это не сильно многочисленные народы. Живут на землях, которые никому не нужны, люди тихие, незадиристые, обходятся малым, но любят много мяса, единственную отраду кочевой жизни. Как они появились на «проходном дворе» неизвестно, может быть не стали спорить с соседями на Кузнецком Алатау. На проходном дворе места было – завались, травы – тоже, правда летом выгорала напрочь и воды мало. Научились не мыться по утрам, с вытоптанного места быстро переходили на невытоптанное, «целину» в те времена не поднимали. Постепенно выработали технологию кормежки своих овец, выработали свои маршруты, чтобы всегда скотина была сыта. Весной спускались ближе к свежей зелени, к югу. К середине лета перемещались к северу, где трава подрастала и не сильно выгорела. До перебравшихся сюда татар и чувашей не доходили, зачем ссориться. Одна беда, «вечный зов» предков, могилы. Хоронить в степи, где попало не хотели. Создали и тут «технологию», стали ходить кругами, круг – в семь лет, и трава всегда свежая и могилы стали делать на этом круге, но в одном месте, назвали его Белая могила, по-своему конечно – Акмола. Это потом уж Брежнев тут целину организовал, распахал все, переименовал их город-некрополь в Целиноград, а свой уже, Назарбаев, снова переименовал, теперь уж в Астану, благозвучнее. И столицу сюда перенес из Алма-Аты, которая, в общем-то, вовсе и не их столица была раньше, а неизвестно чья, построенная в основном русскими в месте, неудобном и опасном. Сель регулярно полгорода сносит. Предки бы никогда столицу здесь не построили. «Проходной двор», конечно, действовал, туда-сюда люди сновали, но в основном к казахам не привязывались, ну если попадутся на пути, пограбят, конечно, но и грабить особенно нечего. Скотину немного порежут, остальная разбежится по степи, потом собирай ее опять в отары, а в юртах-то и брать нечего, кроме тяжелого семейного котла – кому он нужен, такой тяжелый? Так и жили до советской власти, которая понастроила им рудников, шахт, металлургических заводов, кучу электростанций на местном угле напополам с породой, распахала полстраны, ветер тонкий слой чернозема унес, трава не растет даже. Но казахи даже не пошли работать на эти заводы, русских понагнали, волжских немцев, чеченцев, калмыков – потенциальных предателей советской родины в период Великой отечественной войны, хотя немцы и не знали, что у них есть «союзники» в калмыцких степях. В общем, создали тут всякие межнациональные конфликты, которых отродясь здесь, на большой дороге, не было. А теперь их вождь гордый ходит, страна-то индустриальная, хотя его народ и не знает про это, ходит себе, овец пасет. Как подойдет к могилам предков, обихаживает свои некрополи так, что выглядят лучше их жилья, сам видел. Такие вот дела у степных кочевых народов, земли которых никому не нужны, кроме них и коммунистов, но последние к народам не относятся. Калмыки тоже так живут, и если бы их современный лидер не построил им «Чез-Сити», так бы и жили.

Совсем другой коленкор у степных (равнинных) народов, где их много, а места, вроде, мало, хотя его и некуда девать, почти никто там не жил в древние времена, совсем почти пустовали. Это я о Причерноморских степях начинаю речь вести. Скифы, печенеги, половцы, хазары. Сколько их там было. Но, никто, между прочим, не говорит, что там эти народы жили, они оттуда приходили грабить Русь и брать пленных, спрос на рабов был высок. Если сегодня говорят, что такая-то группировка «контролирует», например, Измайловский рынок, то это вовсе не означает, что они там живут. Просто мафиозные «разборки» между соперниками-бандитами привели к тому, что именно эта бандитская группа «достойна» именно этого рынка, не лучшего и не худшего. Лучшим рынком завладела более сильная группировка бандитов, более слабая группировка владеет рынком похуже, чем Измайловский. Вот и все, это очень просто. Пример классический для 2000 года от Р.Х. Группировки то на взлете, заметим, как и народы, то в «перестройке», ослабленные, оскудевшие, запрыщавившие по Высоцкому. И Измайловский рынок, простите, Причерноморские степи переходят из рук в руки, и не сами степи, а контроль над ними, а контроль, в свою очередь, означает просто-напросто право брать дань в этих степях, как на Измайловсом рынке с торговцев.

Итак, кроме скифов в самой глубокой древности, в Причерноморье, не считая самых берегов, никто не жил постоянно. Богатейшие черноземы нынешнего Краснодарья, Ставрополья, ростовские и украинские, каких на всей планете больше нет, не возделывались. Их начали возделывать только при Екатерине II после знаменитого потемкинского укрощения крымских татар и здесь же столкнулись с чеченцами. В чем же дело? Дело в том, что здесь пролегало продолжение «проходного двора» с востока на запад, который здесь разветвлялся на морской, по знаменитым проливам, и сухопутный, через Бесарабию и Карпаты. В дельте Волги от него ответвлялся северный речной путь до Ярославля. Главная точка схождения находилась в дельте Волги. Это была как бы главная таможня на границе Азии и Европы. Никто не мог пройти мимо. Южный путь по «проходному двору» по Средней Азии и далее через Туркмению по Малой Азии то открывался, то закрывался в зависимости от политической обстановки там. Через Причерноморье был самый быстрый путь в Европу. При скифах они, наверное, и «держали крышу» для всего Причерноморья. Потом времена изменились. Путь от Волги до западного берега Черного моря поделили преступные группировки – народы, обитавшие поблизости. Недаром, и сегодня говорят, что преступность не имеет национальности. Здесь верх держать могло только сильное большое государство, такое как Россия, но России еще не было, поэтому  путь был поделен на участки.

Первый участок – это устье Волги, город Астрахань, он же Итиль, он же Сарай и так далее. Каждый народ или преступная межнациональная группа, захватив его, переименовывали на свой лад. Но не в этом дело. Этот контрольно-пропускной пункт (КПП) был официальным сборщиком таможенных платежей в пользу владельца города и района. На одни платежи можно жить, иногда осетров полавливая. За него, конечно, боролись окрестные народы, но русских не было, они сидели в лесах, бортничая и питаясь дичью. Их тут не было.

А вот чуваши с татарами, по-моему, пытались проложить от Казани на восток свой БАМ, (Байкало-Амурскую магистраль для тех, кто забыл, что это такое), к северу от «главного проходного двора, до Байкала, и почти проложили. Этот БАМ – не сплошная линия, а как бы пунктир с поселениями до Байкала. Идея очень плодотворная, весь путь проходил бы по их «блокпостам» от Байкала до самой Казани. Далее можно было хоть вверх, хоть вниз по Волге. Но удалось ее осуществить полностью только в начале 20 века, русским царям. В те времена татары казанские и крымские, наверное, были заодно, разделив сферы влияния. Первые бы контролировали Сибирь, вторые Причерноморье. Потом их разделили калмыки – друзья степей по выражению Пушкина, пришедшие из буддийского далека, отщепившись. Думаю, что калмыки и обслуживали этот путь ранее, кочуя вместе или раздельно с казахами. Я же уже показал, что народы не любят менять свои привычки относительно окружающего пейзажа и избранного образа жизни. Калмыки не чета казахам. Это воины. Это Сталин перепугал их немного, выселив в Сибирь в самые тяжелые годы войны. А до революции в царских войсках калмыцкая конница не хуже казацкой была, историки пишут. Наверное, в те далекие времена они и пограбить не прочь были. Потому и переместились на свой стратегический пункт «проходного двора», сегодня окончательно утративший свое значение, и собственно разделили две ветви татар, из которых, каждая ветвь пошла по своему пути и сегодня, как говорят, даже недолюбливают друг друга. Места для них как раз по душе и свободные были в те времена. Посмотрите по карте, как они плотно перекрыли «проходной двор» на своем участке. В Астрахани был первый КПП, в Калмыкии – второй.

Дальше на запад КПП пошли один за другим, но эти КПП были иного рода. Тут стояли предгорные народы: аварцы, лакцы, даргинцы, потом шел чеченский участок и так далее до самого синего, то есть Черного моря. Тут, собственно, не КПП были, а засады. Ограбил, взял в плен купца, убежал в горы. Купца заставил дрова рубить, чтоб даром хлеб не ел, одновременно попросив выкуп с родственников. Непыльная работа. Был еще участок, вроде бы свободный, это где сейчас Волго-Донской канал. Дорога прямая, водная до Азовского моря. Тут бродили ватаги, разноплеменные и с разными сексуальными наклонностями, и не только мужские, но и женские. Думаете, зачем здесь осели донские казаки, самые знаменитые. По северным берегам Черного и Азовского морей пятнами, вдали от родины, до сих пор живут греки, болгары, черкесы, евреи, цыгане, даже армяне. Заметьте, все эти народы не изменили своей искони приобретенной любви к определенному ландшафту. Греки, как у себя дома, у моря, на той же параллели Черкесы тоже горки выбрали на «проходном дворе», цыгане – по степи, а евреям везде хорошо, по всему миру, кроме Антарктиды, конечно. Одни армяне вроде бы изменили своей природе, спустились с гор к морю, но тут надо вспомнить, что Армения совсем недавно к тем временам была великой державой, владевшей почти всем бассейном Черного моря, это в истории написано. Может быть, евреи к ним имеют прямые родственные отношения?

Запорожские (украинские) казаки тоже недаром сели на Днепре, на порогах. Не путь они из «варяг в греки» сторожили, помогая лодки волоком перетаскивать, а тоже грабили проезжих. Они защитниками границ России и «разгонителями бастующего пролетариата» стали, много, очень много позже рассматриваемых времен. А в рассматриваемые времена, они, как и донские были простыми грабителями на «проходном дворе». Только сейчас, к 2000-му году, стала забываться детская игра в казаки-разбойники, замененная сперва на «русских и немцев», а потом на безликих «красных и синих», когда у немцев кредиты начали просить.

На реке Или и южном Балхаше осели два пятна корейцев, наверное, с озера Ханка, тогда оно было их, и опять точно на той же параллели. Каракалпаки с кумыками, да и азербайджанцы откуда-то из Азии пожаловали к границам Европы в виде отщепенцев от своих древних народов. Сами отъелись в хороших условиях, а праотцы их захирели окончательно где-то, и сейчас их не найти. Постепенно южная часть «проходного двора» около среднеазиатских гор стала забываться. От Тегерана –Тебриза до Стамбула-Константинополя – Царьграда начали такие дела твориться, что не только караваны, муха не пролетит. Народов там скопилась куча и все с амбициями, так что «проходной двор» окончательно переместился на север, да и татаро-чувашский «БАМ» говорит об этом.

Спрашивается, что возили? Историки говорят, что шелка и фарфор, а я думаю, что – соль, а шелка попутно. В Иране есть соль, но он почему-то закрылся на несколько сотен лет вместе со своей солью для мира, щахи-ин-шахи там скандалили с кем-то. Господа, как ныне говорят, вы знаете, сколько соль у русских стоила в древние времена, и откуда ее возили, рискуя жизнью? И налоги на соль дикие устанавливали, хотя не пудами ее едят, а золотниками? С озер Эльтон и Баскунчак, расположенных на севере Каспийского моря между Волгой и рекой Урал. Солигалич, где добывалась русская соль, только в 1450 году присоединен к Московскому княжеству. В те времена в Белоруссии еще соляных шахт не было, да и самой страны тогда не было, белорусы в лесных ямах, покрытых хворостом, жили, впрочем, как и русские. А где еще в Европе открытые месторождения соль есть? По-моему нигде, только шахтная, а шахт соляных тогда еще не научились строить. А вы знаете, что на всем Дальнем Востоке нигде соли поваренной нет при таком обилии рыбы? Ни одного месторождения, ни открытого, ни шахтного, даже сегодня. Потому-то рыбу и сушили, вялили без соли местные жители, что соли не было, и сегодня нет. Вся привозная, притом издалека. И сегодня корейцам нравится полусоленая-полугнилая рыба, привыкли. Не потому ли и пожаловали на Балхаш организовывать поставки, да так и привыкли, остались, когда специально для соли царское правительство построило Транссибирскую железнодорожную магистраль. А почему китайцы соль экономили всегда больше чем свои юани? Недаром говорят им, желая обидеть: «Ходя, соли надо?» Я думаю «проходной двор» можно называть «соляной дорогой», а не Великим шелковым путем, как он официально называется. Да и сколько шелка надо Европе? На одном верблюде можно привезти и одеть всех царских дочек от Византии до Альбиона. Как будто весь народ Европы в шелках ходил.  А, вот соль ели тысячи лет все, и сегодня едят каждодневно. Морская вода хотя и соленая, но больше горькая, в пищу не годится.

Как же переселялись народы по «проходному двору»?  Видно, что переселялись, но народы небольшие, народные отщепенцы. Ни одного народа полностью не переселилось. Надо бы о татаро-монголах. Про татар с чувашами я уже писал. Никуда они не переселялись, а просто строили древний «БАМ», и ставили на станциях обслугу, как в начале проходящего века русский царизм строил железнодорожные станции и поселки вокруг них вдоль Транссибирской магистрали. Но немного не успели достроить чуваши с татарами, русские помешали, остановили, сами стали продолжать. Притом татары шли не с востока на запад нас завоевывать, а с запада на восток, чтобы нам не мешать, великороссам. Что касается монголов, то им ничего не известно, о том, что они ходили нас завоевывать. Да и карта показывает, ученые-этнографы составляли. Ни одной монгольской юрты не приметили на всем протяжении «проходного двора». Все народы, представители которых шлялись по этому пути, следы свои оставили, одни монголы не оставили, ишь какие конспираторы-чекисты, прошли, следов не оставили и никто их не видел. Завоевали, а потом испарились опять в Монголию, а награбленные богатства куда дели? Советские геологи всю Монголию перекопали, перебурили, не нашли. Хоть бы рубль железный или куну беличью. Ничего.  И татары шли навстречу монголам, но так и не встретили их. Надо, все-таки, поискать «монголов» на Причерноморской равнине, может быть найдем?

Однако вернемся на Причерноморскую равнину, Северное Причерноморье. Огромная территория с богатейшими черноземами, теплая, благодатная от Черного моря до Киева и почти до Казани пустовала. Только по берегам морей люди жили, и то, загородившись мощнейшими крепостными стенами от степей. За 250 лет, прошедших после усмирения крымских татар Потемкиным и еще более поздних мирных договоренностей с чеченцами не так уж много городов понастроили в Причерноморье. Ставрополь, Ростов-на-Дону, Саратов, Волгоград, ну и мелкие городишки. В Сибири, Северном Казахстане, на Дальнем Востоке понастроили уйму городов, а ведь дальше в несколько раз от московско-петербургской  метрополии. Вся Западная Европа трещит от народонаселения, пшеницу уже в Италии сразу за отмостками храмов сеют, больше негде, а тут пустота такая. Для ответа на этот интересный вопрос пока не хватает у меня данных. Надеюсь в дальнейшем их получить и сообщить. Итак,  степных водных народов мы не нашли в Причерноморье, не считая мифических скифов, печенегов и половцев, которых в действительности и не было. Были там ватаги разные, безнациональные, если так можно выразиться. Если бы были, не ушли бы, и не пропали бы бесследно. Вся эта глава только тому и посвящена, что так не бывает.

Переходим к лесным равнинным народам, они же водные, так как живут в долинах рек. Это мы с вами русские. Киевская Русь как-то не подходит под мою разовую классификацию. Здесь и степи есть водные, и леса предгорные, и леса как у нас, русских - равнинные. Степная часть все время воевала неизвестно с кем, так как печенегов с половцами не было, в Царьград ходила, хотя ее там не помнят, вообще одни сказки, или по научному – эпос. Предгорная часть (так называемая Закарпатская Украина) и сейчас живет как жила, то в России, то в какой-нибудь западноевропейской империи. По-моему, скоро опять туда отделится. Не нравится им у нас. О Харькове у меня будет особый разговор, в специальной статье. Лесная равнинная часть такая же как у нас, к которой я сейчас перехожу, поэтому на украинской лесной части останавливаться специально не буду. Притом там сейчас  почти «ядерная зима», жалко, конечно.

Как же мы жили в лесах в те времена, когда «проходной двор» как часики работал? Это трудный вопрос, но восстановить приблизительно можно, сравнив с лесами южного берега Балтики, там сейчас поляки, прибалты, бывшие пруссаки живут, которые теперь с предгорными немцами тоже немцами зовутся. Говорят, что гунны, они же пруссаки пришли в северную Германию аж с Дальнего Востока, последовательно пробираясь по кромке Северного ледовитого океана. Тогда бы они везде по пути оставили свои следы, без следов перемещений не бывает, как видно из вышеизложенного.

От Амстердама до Урала вдоль всех морей пролегает низменность, разделенная на сектора народов. От Амстердама  к Уралу становится все холодней, а сектора в размерах все увеличиваются, стесненность народов падает. На всем протяжении равнинные, водные (приморские) народы. Исключение составляют Германия, Польша и Россия. Сектора у них большие, - намного больше соседних. Насчет Германии и Польши все ясно. Еще до первой мировой войны польского государства там не было, хотя поляки с пруссаками вперемешку жили, пруссаки даже взяли верх в нынешней Балтии (Литве, Эстонии, Латвии). Но это было позже рассматриваемого нами времени. В более ранний период, пруссаки составляли дикий лесной народ, в то время как предгорные немцы уже вроде бы владели так называемой Римской империей германской нации. Непонятно только, какого черта их понесло на юг, когда лесные люди не были завоеваны. Впрочем, и это объяснить можно без натяжек, к которым все время прибегают авторы «новохрона-2». На юге была цивилизация, там много было красивых вещей, и охота была всем этим завладеть. Нравы тогда везде были одинаковы. А когда окрепли, прибрали к рукам и приморских лесников, людей мужественных, сильных и диких, то есть таких, которых можно было направить «дранк нах остен», так сказать. Что они и сделали, завоевав изрядный кусок, пока Александр Невский их не застопорил. Затем, когда Россия вздыбилась, она и Польшу опять отвоевала. Потом Гитлер опять все вернул, но ненадолго. В общем, это уже современная история.

С северной стороны Балтики все принадлежало шведам, людям горно-морским, давно уже выдвинувшимся в один из мировых народов-лидеров и даже пытавшимся забрать себе побольше теплого юга, вспомните Полтаву при Петре I. Я думаю, это произошло потому, что их-то земля никому не была нужна, холодно и пасмурно, да и пшеницу почти негде сеять. А из ближайших соседей, кто мог осмелиться? В те времена и в горно-предгорных регионах Западной Европы не определились, где чья земля, на территориях-толкучках, не говоря уже про Балканы, на которых еще и сегодня еще не все устоялось. Поэтому ничего удивительного в том нет, что на их земли особенного спросу не было. Сами они попытались подраться за новые жизненные пространства, но быстро сообразили, что не это главное. Наладили такую жизнь для себя, что сегодня им многие завидуют, впрочем, так же как и исландцам, земли которых тоже никому не были нужны кроме самих исландцев. К истории надо подходить на уровне житейского опыта, а не выстраивать ошеломляюще красивых версий.

Горно-предгорные народы около теплых морей из-за скученности и тесноты немного раньше начали думать, как жить дальше, нежели лесные равнинные народы, как видно из небольшого экскурса в южную Прибалтику. Но это отнюдь не значит, что они опередили лесные народы на века. Нет, они просто думали о том, как ужиться среди толкучки, поэтому, наверное, раньше каменного топора выдумали дипломатию и некое подобие разделения труда по Марксу-Энгельсу. Во всяком случае, мифы и Библия показывают это. А кого бояться лесным равнинным народам на Среднерусской, Смоленско-Московской, Валдайской возвышенностях и в дремучих лесах между ними. Ни дорог, ни самолетов. Передвигались только по речкам и рекам, притом реки избегали, мало ли кто появиться может. А вот речку не каждый и найдет, а если найдет, не пойдет вверх по ней, дубиной по голове можно получить. Родился, дальше 15-20 километров не отходил от своего шалаша, умер. Вот в радиусе до 50 километров и образовывался народ.  Это в каждой нынешней российской области вокруг Москвы проживало несколько народов. Притом надо иметь в виду, перечисляли народы иностранцы, глубоко вверх по речкам не поднимавшиеся, боязно, а потому перечень, надо полагать, не полный. «Финно-угорские племена», и – достаточно. 

Это теперь, великодержавничая, мы говорим, что народ русский жил в этих лесах. А, что все мы говорим по-русски, так это ничего, собственно, не значит. Во всех гостиницах, аэропортах, просто портах, вокзалах и ресторанах всего мира все народы говорят на английском. В некоторых странах, далеких от Англии, таких как Австралия, Индия, Канада, Ирландия, Южно-Африканская республика и так далее, да и  в самих Соединенных Штатах, поголовно говорят по-английски, весь Интернет на английском. Так что нечего удивляться, что куча маленьких народов говорит на русском, наши правители чуть было не отучили даже украинцев и белорусов разговаривать на своем языке, которые, может быть, подревнее нашего, русского, будут. Совсем недавно по историческим меркам времени вся Европа пела псалмы то на греческом, то – на латыни. Только после ленинской революции в школах отменили изучение этих мертвых языков, одни провизоры в аптеках, да врачи изучают, притом так, что бумажки друг к другу толком зачастую понять не могут.

Насильное одноязычие – это метод создавать «единую» нацию из многих народов. Никакой единой русской нации до сих пор нет и, естественно, не было никогда. Как, собственно, и дагестанской, и чеченской, да и той же немецкой, итальянской, французской и уж, само собой разумеется, американской нации. Это все общности наций, объединенных в одном государстве. Это политико-военный союз, а не этнический.

 Я это покажу на одном примере, хотя мог бы приводить десятки. Незачем, и так все ясно. Никто никогда не задумывался, почему из всех ранее российских, потом советских, а ныне опять российских учителей школ подавляющее большинство - учителя русского языка, русской словесности. Их выпускали и выпускают столько, что хватило бы обучить русскому языку весь мир. Только незначительная часть из них работает учителями, остальные – где попало. Потому, что их посылают в глубинки: в деревни, аулы, аилы, стойбища, где народы говорят на своем языке с целью переобучить их по-русски даже думать, но выпускники-русисты туда не едут или сбегают оттуда через месяц, их вытесняют. Только поэтому сохраняются еще этносы на территории России. А иначе уже давно бы был единый русский народ – мечта правителей. Все остальное, что вроде бы делается для «возрождения» национальных культур – это или простая показуха, или целенаправленная ложь. Делается как раз наоборот, чтобы кроме русского других языков в России не было. Детей из стойбищ отрывают от материнской титьки и везут в «интернаты», где они быстренько «русеют», как будто нельзя привезти взрослых, обучить их грамоте и отправить обратно в стойбища. Это же уже является широкомасштабным преступлением. Я не говорю, что одни мы, русские, так делаем. Все крупные народы, основанные на политике и военной силе, так поступают. Но все равно этому надо положить конец.

Вернемся в леса исконной России. Что мы там увидим? Во-первых, о том, что есть у всех народов тех времен. Родовое племенное состояние во главе с вождем, иногда несколько племен вместе и уже с князем. У князя прислуга и обслуга, в том числе шаман, ну и, разумеется, войско человек в пятьдесят. Государство это имеет границы в радиусе километров в пятьдесят, границы естественные: овраги, болота, речки, ручьи, непроходимые дебри. Открытые безлесные пространства – это тоже границы. Плешины среди лесов, заливные луга, из-за которых в будущем будут драться, тоже никому не нужны, чужие, ничьи. Километров за 50-100 другое такое же государство – потенциальные враги, но почти никогда не друзья. Друзья живут вместе. Все леса такими государствами усеяны, иногда погуще, где жить получше, иногда пореже.

Такое государство я своими глазами видел у горных шорцев на таежной речке Туянза, недалеко от их «Джомолунгмы», горы Мустаг (Пустаг, Мустак и т.д.). В тот год в шорской тайге не уродились кедровые шишки, белка ушла в Хакасию, в Красноярский край из Кемеровской области, туда, где шишки кедровые уродились. Из газет, наверное, узнали. За белкой ушел соболь, ему тоже что-то надо есть. Шорцы-охотники подались следом. Оставшиеся шорцы были грустны, могли быть неприятности с охотниками: политические с хакасами, и связанные с опасностями далекого пути. Вот пример политического конфликта древности в конце 20 века.

Чем занимались «государства» на Руси? В большей или в меньшей степени всем, чем можно заниматься в лесу. Первое – это грабеж пчел, бортничество по-тогдашнему. Научились у медведей. Потом стали ловить отделившиеся пчелиные рои, поняли, что две матки в одном дупле не живут, делятся на две семьи. Стали в свободные дупла переносить эти рои, чтобы ближе ходить их грабить. Возникло пчеловодство, а вместе с ним грабеж. Собирали дикие орехи, но потом заметили, что белки как-то умеют различать самые спелые, самые крупные, самые лежкие орехи. У самих не получалось. Начали грабить белок. Получалась лень. Не думали особенно о том, что орехи могут не уродиться, а белка уйдет за орехами в соседнее «государство». Научились предусмотрительности, накопительству, лень чуть-чуть убавилась. Хранить-то особенно запасы негде, кроме как в яме. Камня нигде не найдешь, везде один песок, глина. В речках попадались камни, но не настолько много, чтобы из них можно было построить погреб, не то что Собор парижской богоматери или крепость. К тому же часто меняли дислокацию, то рыба куда-то подевалась, то белка ушла, то лоси и кабаны вдруг исчезали, глухари улетали, грибы и ягоды пропали. Законы природы плохо знали, шли искать, попадали в плен в соседние «государства». Пленных не ели, боже упаси, женщин насиловали, мужчин заставляли работать. Почувствовали, что такое принудительный труд и та, и эта сторона. С тех самых пор принудительный труд в России так и не удалось ликвидировать до сего дня. Так что капитальных погребов не строили, не говоря уже о домах. Это и есть зачатки грабежа и рабства на Руси.

В лесу, разумеется, охотились, силки ставили, ну, в общем, так, как в Истории древней Греции на­писано. Какая еще промышленность была? Просо нашли дикое, дикую коноплю, чуть посевернее дикий лен. Окультурили, стали высевать в пойменных участках, потом какой-то смельчак с Украины пшеницы привез, но она плохо росла тут на подзолистых почвах, но рожь удавалась. Соху придумать, живя в лесу, раз плю­нуть, борону – тоже, упряжь – из шкуры убитого и съеденного лося. Научились липу драть, тут целая инду­стрия открылась от лаптей до корзин, бересту приспособили от разжигания костров до рисования своих бо­гов на ней. Из прутьев ивовых, что только не делали от изгородей плетеных (плетней) до корчаг, мордушек и верш для рыбной ловли. Глина, само собой, тоже использовалась для гончарного производства, но это позднее, когда совсем оседло начали жить. Глина, она тяжелая и таскать ее трудно. То ли дело берестяной туесок, легок как пух и воду не пропускает, мед можно в нем хранить. Однако заканчиваю, научно-техниче­ский прогресс у меня в следующей главе.

Немаловажная забота, – предстоящая зима. Во-первых, одежда. Хотя византийские историки и говорят, что руссы выносливые и полуголые, но это они нас летом видели, мужики и сегодня предпочитают асфальт катать полуголыми. А зимой надо одеваться потеплее. Лен и шкуры животных, ивовая кора для выделки, дубленки наши и сейчас во всем мире носят, только технологию нашу усовершенствовали и теперь уже мы у них покупаем, а не они у нас. Опять же валенки или пимы, это наше мировое достижение. Хотя, может быть, и пожаловали к нам с юга, от кочевых племен. Летом лапти, легко и на любой ближайшей липе можно новые надрать, промокают только, но мы не сахарные, как говорит только наша, русская поговорка. Холодильники электрические тоже русские последними начали использовать, зачем они, когда предвесенний лед в яме до следующей зимы не успевает растаять. Жили в ямах, накрытых сверху ветками, о русских избах в следующем разделе. Спою еще гимн русскому погребу. Я уже начал было, да отвлекся. К концу правления коммунистов каждая русская семья имела свой погреб на правах частной собственности. Строили их везде, даже на балконах, утепляя шлаковатой. Из-за этих погребов мы непобедимы. При любых катаклизмах вымрет только Москва, да еще пять-шесть городов-миллионников. Остальное население после снятия осады выскочит из погребов, как черт из табакерки. А ведь это изобретение тех самых времен, которые мы рассматриваем.

На социальных, юридических, политических, семейных, нравственных, религиозных вопросах я долго останавливаться не буду. Замечу только, что у всех народов от Тихого до Атлантического океана, которых я упоминал,  эти вопросы стояли на практически одинаковом уровне, если не учитывать скученности и рассеянности наций. Вся разница состояла в том, близко или далеко государство от государства было расположено, сколько времени надо идти пешком от государства до государства. Только в этом, и в ничем другом, решения этих перечисленных вопросов отличались, а скученность как раз была там, где мы ее и нашли, в предгорьях теплого климата и на самом берегу теплых морей (Гольфстрим учитывать).

Во-первых, народы друг за другом подсматривали и учились. Во-вторых, они теснились, значит, кроме силы, вырабатывалась дипломатия. В третьих, совершенствовалось оружие, и имел место «промышленный шпионаж». В четвертых, жена говорила мужу: вот видишь, а у них женщин не бьют, а детям лучшие кусочки, а не тебе, самцу. Или: смотри какой хороший у них бог, скормили ему барана, и дождь пошел. Про это можно написать отдельную большую книгу. Одним словом, скученность и плохо, и хорошо. Плохо, что приходится постоянно думать о соседях, но это же и хорошо, мозг развивается. Хорошо, что можно денег занять, но плохо, если не отдашь, придут и возьмут больше. В общем, сплошная диалектика. В лесах совсем другое дело. Там друг к другу деньги занимать не ходят, ходят только грабить. Развитие как бы останавливается или идет очень медленно, вкривь и вкось. Но мы-то как раз и взяли это время, когда народы предгорные только начали скучиваться, а благ от этого скучивания еще не получили. То есть скучились только что. Поэтому и развитие было одинаково. Нам это надо только для старта, нельзя же сравнивать бегунов без общего старта, по пистолетному выстрелу, с одной для всех линии. Другими словами, все не умели ни читать, ни писать, у всех были маленькие «государства», не шибко знатные князья, и армии человек по 50 в мирное время.

Безусловно, надоумил меня «Новохрон-1», «реконструкцию истории» «новохрона-2» я не принимаю к рассмотрению, слишком уж «шита она белыми нитками». Это и предопределило возможность избрать точку отсчета, равную для всех. Древние Египет, Месопотамию с Вавилоном во главе, Израиль с его Иерусалимом, Древние Грецию и Рим я не принимаю во внимание, как будто их не было. Новохронисты, по-моему, это убедительно доказали, а в основном один человек, покойный Морозов. Византия, может быть, и была, но не старше 300-500 лет наших упомянутых народов, в том числе и русских лесных государств-княжеств, германско-прусских лесных «гуннов».  А это, согласитесь, немного, чтобы так далеко ушагать по дороге научно-технического прогресса от остальных народов Евразии. Индийцы с китайцами меня тоже не интересуют, хотя упоминать их, может быть, и буду.

 

Как действовали «проходные дворы»?

 

В предыдущем разделе я упомянул о действии «главного проходного двора». Теперь сформулируем принципы его действия. Для этого сперва рассмотрим современные миграционные потоки по многочисленным «проходным дворам» Советского Союза и современной России. Начнем с Дальнего Востока. Здесь широкий коридор, от Читы до Владивостока, китайский. По нему просачиваются десятки, если не сотни, тысяч китайцев в год на нашу любимую родину. Даже современные, все еще советские, то есть фактически непроходимые границы, не могут сдержать этого потока. Местные русские жители с ужасом обнаруживают, что в их доме уже в половине квартир проживают китайские семьи и находятся китайские же сборные пункты-общежития временного проживания, тогда как еще с десяток лет назад все квартиры занимали русские, «русскоязычные» для точности. Все окрестные совхозы почти полностью населены китайцами, леса в русской тайге заготавливают китайцы, лавочки окрест – все китайские, на улице специфический разрез глаз встречается многократно чаще, чем ранее. В каком-то паническом страхе русские начинают искать адреса давно забытых «расейских» родственников. А китайцы, ранее жившие «тише воды, ниже травы» вдруг смелеют на глазах и требуют уже какие-то «свои права».  Еще через десяток лет китайцы там потребуют своей автономии, а затем пойдет речь о  «суверенитете» и прочих словечках, означающих «прощай Россия». Московское руководство, конечно, видит создавшееся положение, но «руки коротки» и, по-моему, уже плюнуло на эту проблему. Китайцам не хватает жизненного пространства, а технологии у них таковы пока, что не позволяют обеспечить все свое население «приложением сил». Ведь пол-Европы уехало по атлантическому «проходному двору» в Америку при сходных обстоятельствах.

А кавказские «проходные дворы» на Москву, в Тюмень, в российское Причерноморье. Русскоговорящих в Москве пока, конечно, больше, чем кавказцев, но их не видно. Они стоят у станков, сидят за столами гигантского количества институтов,  различных контор и «офисов», а кавказское население целый день на улице, в основном торгуют, занимаются другим мелким уличным «бизнесом», просто высматривают, «что плохо лежит».  За последние 10 лет их столько появилось в виде «беженцев», «перемещенных лиц» и просто по подделке документов, что впору задуматься, и задумываются, но сделать ничего уже нельзя. Западная Европа попыталась, было, да и сейчас стыдливо пытается помешать этому, но «права человека» ныне не пустой звук, «превыше всего», сами же их выдумали. Перемещающиеся отщепенцы от наций находят каждая свою «нишу». Эти ниши все знают, поэтому не буду портить бумагу. Главное, увидеть в этом новом «переселении народов» «объективную реальность, данную нам в ощущениях» и неистребимость ее как самой «материи» (марксистско-ленинская философия, правда, ввела это по другому поводу, но слова-то какие красивые, как не воспользоваться). 

Причины? Естественные. Ничто не может этому помешать, как бродячей комете упасть на Землю. Надо смириться. Истратишь уйму денег и сил, но не сломаешь тенденцию, лучше потратить их на «сосуществование», эта тенденция как сама материя, неистребима. В ареалах древнего, опять же естественного, проживания перемещающихся сегодня народов стало жить хуже, чем там, куда эти народы перемещаются. Вот и вся причина. Банальная и единственная, других нет. Но, какая часть народов переселяется? Их прежние правители говорят, что «отщепенцы», в кавычках заметьте, значит, судя по негативному слову, худшая, но это они врут от бессилия. Перемещается лучшая часть народа, предприимчивая, смелая, более интеллектуальная. Многие ли токаря, слесаря и ткачихи с доярками уехали из Советского Союза после «поднятия железного занавеса»?  То-то же, уехали электронщики, программисты, ученые (не путать с «сидельцами» институтов), но, конечно, самые смелые из них, предприимчивые. И не надо показывать по телевизору «отказников от заманчивых зарубежных предложений», это и ложь, и пропаганда одновременно. Недаром их показывают по телевизору, а о тех, которые уехали, узнаем нечаянно.

Прежний, коренной ареал ослабевает генетически. Но народ, разумеется, не прекращается, он начинает сильно отставать. Яркий пример Армения. Сегодня в Армении живет народу меньше чем за границами ее. Первая миграция – ответ на геноцид турков, вторая миграция, современная – ответ на мафиозно-кланово-властный беспредел «элиты» ко всем остальным соплеменникам (слова современные, сегодня всем понятные). Мы и в русских племенах с ним столкнемся в последующих главах. В Грузии – аналогичная картина. Ныне азербайджанцы, сами от кого-то отщепились и переселились на Кавказ во времена древнего «проходного двора», ныне опять переселяются медленно, но верно. Ослабленный основной ареал становится еще более легкой добычей местных князей, вплоть до того, что ослабленная нация не может их прокормить и они начинают продавать народ в рабство. К этому я еще вернусь более подробно, сейчас только один пример, из времен Советского Союза.

Все помнят, как партийные бонзы продавали свой народ в рабство. Рабство это – не прямое, опосредованное. Вспомните многочисленные стройки Советского Союза в «странах народной демократии» (Африка, Южная Америка, Арабские страны, Индия, Индонезия, Египет). Да, что я перечисляю? Гораздо быстрее перечислить исключения, куда не посылали (Северная Америка и Западная Европа). А как платили за это? Советскими рублями, но побольше, чем дома, в Союзе. Люди туда рвались, мечта – купить автомобиль «Волга» за два года рабства. Но почему рабство? А, потому, что рядом с советскими людьми работали на этих стройках вольные иностранцы, приехавшие заработать. Так вот, они за равную с русскими работу получали раз в 10, а то и в 20-30 раз больше, то есть столько, сколько в действительности стоила их работа. За русских деньги получало наше коммунистическое правительство, то есть прямые работорговцы, а русским выдавало столько, чтобы с голоду на чужбине не передохли, стыдно все-таки. Рабы домой возвращались счастливые, с автомобилем и кой-какими нейлоновыми одежками, но дома-то они и этого бы не заработали. Вот это и есть опосредованное рабство, не сами «души» продали, а работу этих «душ». Это даже выгоднее прямого рабства. Потому что за «душу» столько не возьмешь, сколько из нее можно выкачать. Ну, и «Хельсинские соглашения», конечно, несколько мешали продавать насовсем. Да и кто насовсем купит? Стыда не оберешься. Но мы опять отвлеклись от «проходного двора».

В общем, понятно как он действует. Торговля и сопутствующее ей переселение отщепенцев от народов. Оно никогда не бывало таким, как пишут про татаро-монголов. Вся страна с чадами и домочадцами, стадами, домами и передвижным, походным  «кремлем». Ехали сперва поодиночке, вывозили семьи, к семьям – соседские семьи, семьи знакомых, семьи знакомых знакомых. Образовывались «чайна-тауны» на чужбине, группировались. Сперва пресмыкались, потом требовали «свои права», а иногда и воевали «за счастливую долю». А потом говорили – мы здесь вечно, слово-то растяжимое. Сначала – 100 лет, а теперь понимается, что не меньше тысячи, значит – всегда. И ничего здесь нет сверхъестественного, все последовательно, тихо, целеустремленно, неотвратимо и – вот он, факт налицо.

Есть и народы-бульдозеры. Те не перемещались по традиционным «проходным дворам», они шли по целине, на то они и бульдозеры, но, представьте себе, и не танки, стреляющие по сторонам. В кабине, конечно, было ружье против стрел, но не более. Иначе бы под бульдозер местные умельцы валуны бы подкладывали, которые не сдвинешь. Этот бульдозер, конечно, давил попадающую под его нож мелочь нерасторопную, но большинство отпрыгивало в стороны, в овраги и скалы, где бульдозеры не ходят, вот по поймам рек, это да, здесь бульдозеры ходят. Такая «колонизация» была русскими в Сибири, колонизация Северной Америки западноевропейцами, Южной Америки – испанцами и португальцами. Татары с чувашами делали умнее, они создавали перевалочные пункты, на равном расстоянии друг от друга и «осваивали» прилегающие территории. И сегодня живут на этих своих островках, особо не конфликтуя с соседями. Но я уже об этом писал.

Вернемся в древние века. Думаю, что ничего нового за все это время придумано не было, как сегодня переселяются, так и всегда переселялись. Некоторые более сильные шли как бульдозеры. Думаю, что калмыки к ним относятся. Недаром и свою бывшую родину теперь на карте не находят. Остатки их на прародине столь ничтожные и изможденные были, что сегодня их и на карте нет. Такой народ есть в Западной Сибири, телеуты называются. Они при приближении русского бульдозера недалеко отскакивали, оставались практически на своих местах, между пришельцами (деревни вперемешку) и поплатились. На месте их последней деревни русские в шестидесятых годах Западно-Сибирский металлургический завод построили. А где люди этой деревни никто не знает, говорят, им квартиры дали в многоэтажках в Новокузнецке. Рассосался народ. Некоторые народы – тихой сапой, как нынешние китайцы, новое жизненное пространство осваивают.

Переселяющимися отщепенцами от народов два принципа руководят. Первый, мажорный. Народ отъедается по какой-либо из многочисленных причин (от глобального потепления климата до глобального его похолодания, – например, для Сахары), рожать начинают неимоверно от сытости жизни, начальники народа начинают о себе думать слишком много, словно они сами это потепление климата придумали. Находится среди начальников один, изобретает «бульдозер» и давит им остальных начальников. А когда остается один, превращает в бульдозер весь свой народ, или его самую сильную часть. У «демократических» начальников, они просто договариваются, что надо идти за «золотым руном», говорят его там, за горами армянскими много. Но это временное явление, очень кратковременное, главный начальник умирает и все возвращается на круги своя: порабощенные народы набираются духа, завоеватели разбегаются, но некоторая их часть кое-где на бывшей империи остается, ассимилируется с местными народами и прекращается совсем, совсем без следа.

Второй принцип минорный. Ну, совсем нет житья. Даже детей делать неохота. Совсем пропадает аппетит, ну, если бы, например, в Сахаре еще жарче стало. Или как сегодня в Таджикистане. Стрелы летают и не поймешь, откуда, везде летают. Собирает глава семьи всех чад своих с домочадцами и идут, идут «куда глаза глядят». Глаза глядят туда, где сытнее, где люди попроще, подобрее. Иногда такие попадаются, что сами не доедят, отдадут. Одеты все в рваные халаты, детей куча, а у самих все зубы золотые, женские мониста – тоже. Но местные все равно жалеют, нет, не золотозубых, а детишек их бедненьких, чумазых, ручонки протягивающих. Сам видел покинутую временную стоянку таких «таджикских беженцев» в лесочке неподалеку от Коломны, старинного русского города. Так на этой самой стоянке нашли мы брошенную кучу наших монет металлических – пятидесяти рублевок и помельче. Год шел 1996, как раз перед «укрупнением» русской валюты в 1000 раз. Отказываться от подаяния «мелочью» «беженцы» не осмеливались, видели, что бабки с пенсии в два доллара дают. Приносили в лесок и в кучу сбрасывали, только «бумажки» себе оставляли. Немало, поди, бумажек было, если медяки  и «серебро» выбрасывали. В богатой Западной Европе столько бы не собрали. Бедные любят бедных, понимают.  Больше никаких «принципов» не бывает, только два этих, обрисованных.

Как  Великобритания создавалась?  По мажорному принципу. Но просуществовала долго, лет двести с гаком. Наелись досыта сперва. Потом демократию создали, тоже – только для себя. Потом просто разделение труда изобрели, потом пооперационное разделение труда изобрели, специализацию на отдельных операциях. Наелись еще сильнее, и силушка появилась как у Микулы Селяниновича. Построили корабли, взяли с собой пушек, ружей и пороха, немного стеклянных бус – для знакомства, и поплыли. Наменяли на стекляшки столько золота, серебра, драгоценных камней и разного другого добра, что весь Сити не успевал пересчитывать. Которые не хотели менять на стеклянные бусы свои природные и другие богатства, постреляли немного, заставили. Губернаторов посадили своих, чтоб докладывали, а для охраны губернаторов – английских  солдат. Все бы ничего, но английских солдат стало не хватать, губернаторов, правда, все еще хватало.

Тогда наняли в солдаты самых хороших из «туземцев» всей данной колонии, обещали хорошо платить, но, конечно, поменьше, чем своим, демократическим. Тут империя и начала разваливаться, туземные солдаты захотели тоже жить как англичане, их поддержали раджи всех рангов (это я про Индо-Пакистано-Кампучио-Лаос, была такая большая английская колония). Пришлось уходить, но все равно почти все индийцы по-английски немного калякают. В общем, к 50 годам нашего века Великобритания снова стала Англией, хотя королева их об этом и не знает. Продолжает ездить, хотя, например, в Австралии терпеть не могут англичан, хотя и говорят по-английски. Сам слышал об этом от австралийцев, не здесь, а там, в Австралии. Дополню это только той мыслью, что в таком государстве как Великобритания не должно вроде образоваться демократии для всех, а не только для англичан. Это и Америка подтверждает. Возили, возили рабов из Африки, тысяч двести привезли, а потом вдруг ни с того, ни с сего им свободу дали, да такую, что теперь у них не только слова «цветной» нет, но даже исконное слово «негр» вышло из употребления. Говорят «афроамериканец», идиотское слово, как у нас – «перестройка». Да у нас все века – перестройка, а перестроенного все никак нет. 

Подводя итог, можно сказать, что в переселении народов нет ничего необычного, было, есть и будет. «Проходные дворы» открываются, закрываются, но какой-нибудь один, а, скорее всего, несколько действуют на незыблемых правилах и по причинам, какие изложены выше. Замечу здесь, что я найду в дальнейшем народ, придумавший как проходные торговые дворы, так и саму торговлю. Но, пока я этого еще не установил.

Остановлюсь еще на одном моменте. Ниже я скажу, что в рассматриваемые времена слово мораль не было, не говоря уже о слове демократия. Прослеживать пока не будем, хотя традиционная история учит, что слово выдумали древние греки еще до нашей эры. Но «новохронисты» доказали, что этого слова, а тем более практики такой, в те времена не было. Поэтому будем считать, что это – факт, а возникновение демократии потом где-нибудь найдем, если удастся.

 

Поваренная соль

 

Во всей Западной Европе даже сегодня добывает поваренную соль только Польша, Румыния, Англия. В Скандинавии, Болгарии, Югославии, Албании, Германии, Франции, Нидерландах, Бельгии, Греции, Италии, Испании, Португалии соль не добывают даже сегодня. Монголия, Корея, Пакистан, Бирма, Таиланд, Лаос, Кампучия, Япония, Индонезия, Филиппины, Малайзия, Сингапур поваренную соль не добывают даже сегодня. Из всей Северной Африки соль добывают только в Египте, недалеко от Александрии. Китай добывает поваренную соль только выпариванием морской воды. У Индии добыча соли налажена сегодня в шести местах. Турция добывает сегодня соль на территории бывшей Армении и выпаривает из морской воды. В Ираке также добывается сегодня соль недалеко от Дамаска, Иран добывает соль на берегу Персидского залива. Кувейт и Аден выпаривают соль из морской воды.

На территории бывшего Советского Союза сегодня соль добывается  около Сыктывкара и в Березниках на Урале, а также в Сольилецке, где и добывалась она тысячи лет неподалеку от  озер Эльтон и Баскунчак.  Добывается каменная соль в Усолье-Сибирском. Самое близкое месторождение соли к Тихому океану расположено в нижнем течении реки Лены, около последнего крупного притока ее, реки Вилюй. Это совсем недалеко от моря Лаптевых.

В Средней Азии сегодня поваренная соль добывается в Киргизии около реки Пяндж, в Павлодаре на реке Иртыш, на берегу Аральского моря, когда оно высохло, а также в заливе Кара-Богаз-гол в смеси с другими солями. На Кавказе соль добывается в Армении, рядом с Турцией.

Приведу энциклопедические данные, касающиеся поваренной соли. «Чумачество, - сообщает Советская энциклопедия, это торгово-перевозной промысел на Украине и юге России. Возник во второй половине 16 века в Приднепровье как торговый промысел солью, которую привозили с Черноморского побережья, из Крыма и Галиции. С 17 века чумаки, помимо соли, торговали вяленой рыбой, кустарными изделиями, лесом. Для перевозки использовались запряженные волами возы. Из-за угрозы нападения крымских татар до конца 18 века чумаки ездили вооруженными обозами в 100 и более повозок во главе с выборным атаманом. Чумачество нашло отражение в украинском фольклоре». Проведем исследование.

«Галич - город, центр Галичского района Ивано-Франковской области Украины, на правом берегу реки Днестр, в 26 километрах от Ивано-Франковска. Основан в 14 веке, захвачен польскими феодалами. В 1772 году отходит к Австрии, а с1919 вновь возвращен Польше. С 1939 года снова в составе Украины. Заводы: овощесушильный, сыродельный, стройматериалов, железобетонных изделий, кирпичный. Древнерусский город, впервые упомянут в Ипатьевской летописи в 1140 году. С 1144 года – столица Галицкого княжества. В 1199  стал столицей Галицко-Волынского княжества. В 1241 разрушен татарами и пришел в упадок. Находится в 5 километрах к северу от нынешнего города Галича». Никакой соли сегодня там не производится. Значит, чумаки соль из Галича не возили. Пойдем дальше. «Галич - город в Костромской области, на берегу Галичского озера, 19 тысяч жителей. Экскаваторный, металлоизделий, кожевенный заводы, льнозавод, мебельная, обувная и швейная фабрики, мясокомбинат, маслосырозавод, леспромхозы. Впервые упоминается в летописи в 1238 году под названием Галич Мерьский. В 13 веке – центр Галичского княжества, первым князем которого был брат Александра Невского – Константин Ярославич. В 14 веке присоединен к Московскому княжеству».  Где тут соль ныне добывают? Нигде.

75 процентов из 15 млн. тонн соли добывается в СССР из озера Баскунчак. О чем это говорит? Это говорит о том, что добыча соли здесь очень проста, выгодна по сравнению со всеми другими способами ее добычи. Современные высокие технологии во всех направлениях человеческой деятельности не снизили привлекательность этих озер, самой природой созданных по типу: приходи и бери сколько хочешь. За тысячу лет запасы не истощились после ежегодной добычи миллионов тонн. Что стоят по сравнению с этим строительство соляных шахт на глубину от 200 до 1000 метров, выпаривание морской соли из мелководных лагун при удалении из конечного продукта горьких добавок других солей. Ведь соль не должна быть горькой. Для этого нужны технологии, не очень сложные, конечно, но их надо разработать, и они неочевидны, как очевидно, что бревно лучше катить, чем тащить на плечах или, что прочность обожженной глины на месте кострища выше, чем у самой глины.

Энциклопедия о соли говорит сегодняшним пониманием ее добычи: соль добывалась с палеолита из соленых озер и из морской воды. По-моему, из морской воды она в рассматриваемое нами время не добывалась, за редчайшим исключением в местах типа залива Кара-Богаз-гол, самой природой предназначенных для осаждения соли при интенсивном испарении в пустыне воды из мельчайшего залива огромной площади, который можно перейти вброд. В этот залив в очень узкий пролив из Каспийского моря втекает огромная река морской воды, растекается и почти мгновенно испаряется, а ей на смену непрерывно поступает новая вода, целая река. За год в залив втекает 10-12 кубических километров воды. Но эта соль не поваренная и использовать ее прямо из залива нельзя. Это мирабилит, глауберова соль. «Раствор этой соли обладает горько-соленым вкусом. Мирабилит – типичный хемогенный продукт соляных озер, мелководных заливов и горячих источников. Ввиду плохой растворимости при низких температурах, особенно в присутствии поваренной соли, осаждается из вод зимой». Другими словами, сначала осядет мирабилит, а потом уже соль поваренная, галит. То есть соли должны отлагаться тонкими ежегодными слоями, попробуй, раздели их без специальной технологии.

Продолжим. «Хемогенные отложения – группа осадочных горных пород, минералов и полезных ископаемых, образующихся в результате осаждения из растворов разнообразных веществ и накапливании их на дне водоема. Состав их и условия образования совершенно различны в климатах влажных и засушливых. Во влажных климатах хемогенные отложения представлены железными и марганцевыми рудами, бокситами, фосфоритами, частично известняками и кремнистыми породами. Они мало растворимы и поэтому осаждаются из вод малой минерализации. В бассейнах повышенной солености в засушливых районах осаждаются разнообразные соли. При слабом осолонении морской воды (до 15 промилле) выпадают доломит, флюорит, целестин, ангидрит, гипс и другие, при солености около 25 промилле – каменная соль (галит), а при солености 30-35 промилле и более – разнообразные калийные и калийно-магниевые соли хлоридного и сульфатного состава (сильвин, карналлит, бишофит, каинит, полигалит и др.). При осолонении континентальных озер, не связанных с морем, накапливаются содовые, сульфатные, соляные (хлоридные) и другие хемогенные отложения. В содовых озерах образуются сода, термонатрид, трона в сопровождении галита, кроме того,  в континентальных соленых озерах характерно отсутствие калийных и калийно-магниевых минералов (добавлю, горьких). Соляные отложения служат исходным сырьем для получения заводским способом многочисленных химических соединений и веществ».

Добавлю, что соленость мирового океана составляет 35 промилле и очень постоянна, за исключением таких заливов, как Кара-Богаз-гол. Соленость Каспийского моря составляет 1-2 промилле на севере и 12,7 - 13,2 промилле на юге, около упомянутого залива. В предыдущем абзаце промелькнуло слово «полигалит». Но к галиту, хлористому натрию, отношения не имеет. Полигалит – водный сульфат калия, магния и кальция. Ни ионов хлора, ни ионов натрия в таком растворе нет. 

Сделаем главный вывод: озера Эльтон и Баскунчак уникальны в Евразии, они дают практически чистую поваренную соль без какой-либо переработки. Это происходит от их солености (25 промилле) и температуры зима (-15), лето (30), а также в отсутствии в растворе солей калия, магния, особенно сульфатных (сера). Пусть покажут мне в Евразии еще такие озера.

Из морской воды поваренную соль получить можно. Но это уже не физическая добыча, а химическое производство. Надо сначала выделить из нее калий, магний и прочее ненужное, для этого охладить воду. Выпадут, но не все, калий и магний. Воду слить. Слитую воду выпаривать – выпадут остатки калия и магния и начнет выпадать галит. Не усердствовать с выпаркой, в «продукт» могут выпасть и гипс с доломитом, ненужные. Надо вовремя останавливаться. Желательно полученный продукт снова растворить в речной воде и все операции повторить. Соль получится немного чище. На Соловецких островах поваренную соль было проще вываривать из морской воды, чем в южных предгорных странах, в каковых сосредоточилось почти все тогдашнее население Евразии. Здесь холодно, а северные полноводные реки, впадающие в Белое море, опресняют его до требуемых 25 промилле, тем самым обеспечивается осаждение на дно солей кальция, калия и магния. В этой морской воде – почти чистый раствор галита. Но добывать соль здесь начали в 17 веке. В 1660-е годы 54 варницы. Сам монастырь основан в 15 веке, в котором и алхимики появились.

А какой же вывод? А такой, что эта технология посложнее технологии получения водки и спирта, тоже крайне необходимых для народа. А когда водку придумали?  В конце 14 века. А историки нам говорят о выпаривании соли из морской воды: 5000 лет до нашей эры. И где они таких умников там нашли?

 Зачем я так подробно остановился на обыкновенной поваренной соли?  Затем, чтобы сказать, что водно-солевой обмен млекопитающих «предусматривает» потребление поваренной соли – важных ионов натрия в жизнедеятельности организма, без соли нельзя жить, ибо она не поступает ни с какими продуктами, кроме свежей живой крови животных, по несколько стаканов в день. Тогда можно без соли, как масаи в Африке. Может, это и произошло потому, что поблизости нигде не было соли.

Отсюда другой вывод, непосредственно касающийся древнейшего «проходного двора» мира: из южной Европы до Тихого океана с притягательным центром как раз на полпути, между реками Волга и Урал, около озер Эльтон и Баскунчак. Вот об этом месте знали все древнейшие летописцы (все названия Астрахани помнят), а также о части «проходного двора» от указанных озер до их стран. О другой части «проходного двора», от озер до Тихого океана они ничего не знали, совсем ничего. Знали казахи, но им не нужна была письменность, некому письма писать, быстрее съездить, если надо, притом в любую сторону и всегда по прямой, без виражей. Надо бы поизучать хорошенько их эпосы, может что-нибудь и откроется новенькое. Изучать должен непременно казах, всю жизнь там проживший, а не «московский казах», он не сможет вникнуть в тонкости, гениев же мало, особенно среди «московских казахов». Изучать-то надо не по книжкам и не по «записанным эпосам», а среди самой гущи народа, у нынешних кочевников, устный эпос, а он сохранился, я уверен в этом. Только надо очень хорошо знать разговорный язык и не перевертывать слова, как делают это авторы «новохрона-2».

Причерноморско–средиземноморские древние писатели знали, повторяю, кое-что о части «проходного двора», о нравах профессиональных грабителей на нем, а потому и свалили сюда всех, от гуннов до половцев. А когда узнали, что не может столько народов и такой ужасающей численности «храниться как в банке» около «устья  Итиля» в штабелях, то отправили их дальше, в Монголию, к Тихому океану. Так история получилась более-менее гладкой. В те времена могло показаться правдоподобным, что где-то, на краю земли, народу может оказаться немеряно, ведь «интернета» не было еще, да, по-моему, и почты – тоже. Чтобы оказаться в «белых одеждах», молодые ученые, обманутые стариками-учеными, сами стали обманывать молодых, а потом, когда надоело, выработали правило «о диких кочевниках, многочисленных и злых» и перестали к этой проблеме возвращаться, переосмысливать. Стало очень хорошо и все понятно, притом раз – и навсегда. А самих-то диких кочевников не было, поэтому некому было вступаться за свою поруганную честь. А монголы, по малограмотности и из-за отсутствия в юртах радио и телевидения, просто не знали, что про них врут, а те, которые пограмотнее и газеты читают, даже немного возгордились – ишь, оказывается, какие мы, и тоже не стали возражать. Татары же, которые суть тоже русские, немного обидевшись на Ивана Грозного, иногда «вспоминают» выпивши о «своих победах», словно не знают, что до того как набраться сил, русские князья  лет с тысячу тренировались друг на друге, убивая и грабя, не считая это предосудительным. Собственно, как и вся остальная Европа, раньше только в этом «бизнесе» поставившая точку, в 1945 году.      

  

О культуре, зачатках религии  и научно-техническом прогрессе

 

Раздел «Поваренная соль», безусловно, относится к научно-техническому прогрессу, но я его выделил в отдельный параграф для того, чтобы показать не столько сам этот прогресс, сколько обосновать свою версию происхождения «проходных дворов», главным образом, первого, древнейшего.

Начинать главу буду не с культуры, не с религии, а с научно-технического прогресса. Почему? Ведь наши телевизоры уши прожужжали, глаза намозолили, выталкивая культуру на передний план, а с правления Ельцина – религию тоже, даже Зюганова заставили креститься. А потому, что я считаю культуру вторичным продуктом цивилизации, а религию – тем более. Только религию не надо путать с прирожденным человеческим чувством своей зависимости от чего-то такого, необъяснимого, всесильного, но и как бы случайного, которое из случайного надо бы перевести в детерминированное, чтобы, рассчитывая варианты,  чтобы легче было жить. А культуру и религию выталкивают вперед те, которые живут за счет их или за счет их пропаганды. Культура может возникнуть только у относительно сытого человека, находящегося в относительном тепле. Тогда, когда чего-то еще хочется, кроме пищи и тепла и на их основе. Я на этом вопросе остановлюсь подробнее в соответствующем месте. Религия же – продукт ума, старающегося жить слаще и за чужой счет, используя в своих целях выше отмеченный феномен прирожденного чувства зависимости человека от чего-то эдакого, требующего какого-то его действия в целях самосохранения. Об этом подробнее тоже будет сказано в отдельном месте. Относительно сытым и в тепле человек становится только благодаря своим изобретениям, научно-техническому прогрессу по-современному. Я только пока не решил окончательно, что первично: изобретательство или секс? Но точно уже знаю, что не труд сделал человека, а изобретательность, то есть нежелание трудиться и секс. Но пока развивать эту тему не буду, остановлюсь подробнее на научно-техническом прогрессе.  

 Сперва поговорим немного о хронологии и сразу же перейдем к предмету заголовка. Я недаром не упоминаю никаких дат, хотя описал уже чуть ли не половину народов Евразии. Отправная дата – правление Диоклетиана в Царьграде, он берет дань с западноевропейцев, какие попадаются, солдаты его кой-куда ходят, грабят, носят серебро-золото, если найдут у кого, Иисуса Христа еще нет, но вот-вот появится на горизонте, все народы являются язычниками, богов у всех как нерезаных собак, у русских в том числе. Никаких свехизобретений даже в Византии нет. Двор Диоклетиана, конечно, ломится от богатств, колесо человечеством изобретено.

Вот с этого колеса и начнем изучать научно-технический прогресс. Когда историки пишут об изобретении колеса, они похожи на всех поэтов сразу, от Эсхила и Софокла до моего ровесника Евтушенко. Столько поэзии в их словах: величайшее изобретение человечества, положившее начало новой эре ..., ну и так далее. Все читали, но когда изобрели, никто не знает, спросите любого ученого о точной дате, начнет городить такой огород, такую чушь нести. Так может написать человек, не забивший даже в собственной квартире ни одного гвоздя, ни разу не заменивший электролампочку в своей настольной лампе, не видевший, как собственный его сын миновал двухлетний возраст. Ибо каждый ребенок в возрасте от двух до пяти изобретает ... колесо. Многие, почти все, видели процесс этого изобретения, но не обратили на это никакого внимания, потому что и сами его в этом  же возрасте изобретали. А когда читали упомянутых историков-поэтов, посчитали авторскими «фиоритурами» и пропустили. Я же пропустить не могу, потому, что для моего исследования это принципиально важно. Все, надеюсь, слышали поговорку–присказку: «плоское – тащи, круглое – кати», часто употребляемую малограмотными грузчиками? Эта поговорка – формула колеса. Так вот, ребенок пыхтит,  кряхтит,  стараясь сдвинуть с места какой-нибудь тяжелый для него предмет. Вдруг предмет переворачивается от его усилий на другой бок и оказывается чуть дальше по направлению его толчков. Все, колесо изобретено. Ребенок, не кряхтя, не сопя, продолжает катить туда, куда ему надо. И не надо громких слов и особенно – поэтических.

Все народы, без исключения, изобрели колесо одновременно, но не всегда его используют, иногда им выгоднее использовать сани, как, например, северным народам. Зимой потому, что коэффициент трения-скольжения по снегу ниже, чем трения качения по нему же из-за проваливания колеса в снег. Летом коэффициент трения скольжения по очень обильной траве или мху тоже  ниже, поэтому использовать колеса по болоту, в которое превращается тундра, где нет дорог, никакой дурак не будет. А ученые говорят: они, северяне  такие отсталые, что даже колесо им неизвестно. Все им известно, это ученым неизвестно, что иногда овчинка не стоит выделки. Стали бы северяне заводить в хозяйстве колесо и на себе таскать его целый год, чтобы где-нибудь применить одноразово, в течение пяти минут, а потом опять взвалить на загривок и опять таскать на себе, вдруг еще пригодится.

А теперь остановимся на конструкции колеса. Помните картинку из Истории древнего мира, где изображена боевая колесница? Там нарисовано колесо без спиц. Это просто кругляш, отпиленный от очень толстого бревна. Представьте себе кавказскую арбу, наверное, многие видели в кино или на картинке, притом в современной жизни, не раньше чем жил Пушкин и Лермонтов. Там тоже колесо из обрубка толстого ствола. Много ума надо и изобретательского, инженерного таланта, чтобы отпилить тонкую чурку от толстого бревна? А таких деревьев с толстыми стволами в тех местах навалом. А в русских лесах такой толщины ствола днем с огнем не сыскать, хоть тресни. Русские нашли выход, создали колесо со спицами, а обод его из простых досок, притом такое прочное и технологичное в изготовлении, что делают только топором, да долотом, как заметил Гоголь. Тем, кто читал Бальзака и разных других французов, напоминаю: там, через три-пять страниц происходят поломки колеса у повозок графинь-красавиц. У русских писателей аварии происходят только из-за опрокидывания экипажей при быстрой езде по плохим дорогам, но никогда почти из-за поломки колеса. Русское колесо было изобретено как раз в пору, которую мы исследуем, и из того материала, который был под руками. А русские сани, без единого гвоздя, связанные прутиками, да так, что вообще никогда не ломаются и работают, пока полозья об снег не изотрутся напрочь, железки-то к ним стали прибивать уже при уральском Демидове, совсем недавно. Где в мире есть еще такие сани?  Я как инженер со стажем, заявляю: русское колесо и сани – это гениальное решение инженерно-технологической задачи, строго ограниченной материалом. Хотя я к этому вопросу еще и буду возвращаться, заметив, что именно еврейские повозки считались самыми крепкими в Европе.

А историки нам пишут: древние греки, персы, египтяне изобрели «принцип рычага» и благодаря нему построили свои пирамиды, храмы, термы. Чушь какая. Да ломиком любая обезьяна догадается камни переворачивать. Где-то недавно читал, что ученые голову сломали, разгадывая, как на острове Пасхи древние народы своих многотонных каменных истуканов на ноги ставили. Оказалось все просто. Десяток местных мужиков сделал эту работу прямо на глазах ученых, не умеющих гвоздя в стену вбить.

Маленький вывод: все народы одинаково способны на выдумки, если они необходимы для поощрения их брюха и лени, но никоим образом, не исходя из «чистого» разума под девизом: «хочу все знать». Такие тоже попадаются, но крайне редко. И в описываемые времена были, только мы о них ничего не знаем, азбуки еще не было. Собственно, и азбуку такие же редкие выдумщики придумали, но это такая редкость. Ведь азбуку придумал один кто-то, как Ньютон свои знаменитых три закона, остальные занимались компиляцией. Еще один маленький вывод: нельзя изобрести железа, если поблизости нет железной руды и лесных пожаров, притом одновременно. Пожары без руды и руда без пожаров – бесполезны. И бронзу не открыли бы, не случайся тогда так часто пожары. Медь самородную нашли и принесли в дом, даже кое-что из нее сделали, но сильно гнется, проклятая. И олово было, из него даже ложки научились делать. Сегодня бы такая ложка стоила недешево, дороже чем тогда в сопоставимых ценах, как говорят сегодня. Не случись пожар в доме, да не будь на месте любознательного мужика, так, может быть и бронзы не было бы до 20 века. А тут все совпало и пожар, и олово, и медь, и мужик любознательный. Вот и получили бронзу, очень выгодную штуку по сравнению с исходными материалами. Поэтому правило: случай, компоненты и любознательный мужик.

Или китайцы такие умные: шелк и фарфор изобрели. А чего не  изобрести фарфор, если у них вся глина такая хорошая – каолинит, делали из нее горшок как все, обожгли, фарфор получился. Они и не знали, что это фарфор, думали у всех такие же горшки. Или взять шелк. Ну, есть у них тутовый шелкопряд – вредитель тутового дерева, нигде его больше не было, ни в древнем Египте, ни в Византии. Кстати, авторы «новохрона-2» уверенно доказывают, что шелк изобрели именно византийцы. Значит, был тут тутовый шелкопряд, но это ничего не меняет в моих рассуждениях. Попробовал какой-то любознательный чудак – китаец, размотал кокон, получилась нитка довольно крепкая и красивая. Что тут долго думать?  Льняную технологию намного сложнее создать. Сколько тут технологических операций: вымочить, отбить, растрепать, прочесать, прясть. Это вам не кокон размотать, хотя и там встретятся свои трудности и технические решения по их преодолению. В общем, кто среди чего живет, тот это и приспосабливает для своей лени. Лень - двигатель прогресса. Лень, голод и холод. Да и война – тоже двигатель, притом вечный, перпетуум-мобиле, который вроде бы и изобрести нельзя. Сколько человеческого ума ушло, кстати, на создание вечного двигателя? И сегодня голову ломают, зная, что невозможно, а вдруг получится?  Это каким же цветом лень расцветет? Как будет приятно лежать и ничего не делать.

Что же такого Западная Европа в те годы изобрела? Потом-то много, все знают. А, в рассматриваемые годы?  А корабли океанские? Этого что, мало? А паруса сложнейшие, что против ветра можно плыть. Это, последнее, конечно, чуток попозднее, но все же огромное достижение, фантастическое. И опять же к месту, живут-то все около Атлантики. Не в Сибири же паруса придумывать? Шорцы сидели на магнетитовой железной руде с содержанием железа 70 процентов, тайга пылала часто от грозы, да и каменный уголь на поверхность пластами выходит, самовозгорается. Опять четыре компонента: руда, дровяной или каменный уголь, пожар и любознательный шорец. Грех не изобрести кричное железо, притом независимо от западноевропейцев, как пишут ученые о таких дубль–открытиях различных законов типа Бойля-Мариотта, Джоуля-Ленца. Может быть, и раньше изобрели шорцы, а по «проходному двору» попало в Европу, разузнали подробности. Шорцы-то живут рядом с этой «дорогой жизни». 

Гончарное дело – древнейшее, всем народам известно. Я думаю, гончарное дело открыть – раз плюнуть. Стоит разжечь хороший костер на влажной, достаточно утрамбованной глине, или еще лучше, суглинке, не будет трескаться при обжиге. На месте костра останется обожженное «блюдо», гладкое изнутри, шершавое снаружи, если его осторожно отделить от материнской, необожженной глины. Дальше только совершенствование технологии изготовления, подготовка состава глины, ее «мятие», формовка, режимы обжига и опыты, опыты, опыты. Дальше колесо соединяется с глиной в голове древнего гения и формовка глины становится искусством на гончарном круге. Не все разом, конечно, изобрели гончарный круг, но скученные народы быстро переняли опыт. Тут ведь не чертежи надо украсть, одного взгляда достаточно.

Копье, лук и стрелы. Тоже не надо большого абстрактного ума, как у Эйнштейна, чтобы их изобрести. Достаточно наблюдательности. Мешаешь палочкой костер, палочка, обгорая, заостряется, обгорелое место становится тверже, чем необожженное. Стали думать из какого дерева обжигать копье, а из какого – стрелы. Оказалось, что сосна очень хорошо щепается на лучины одинаковой толщины, гибкие, пружинистые, прочные. С одной стороны чуть вогнал острый клинышек, даже каменный, в полено, оно тут же расщепится до конца, притом очень ровно, строгать не надо. Потом обжег на костре и стрелы готовы. Они же и светильники, когда темно. А вот ель и пихта не годится для этого дела, расщепляется неровно, сколами, на клин.  Остальное: металлические наконечники, стабилизаторы из гусиных перьев пришли позднее в результате работы древних инженеров.

Знаете ведь, что с палочкой по пересеченной местности и болотам ходить удобнее. Выбрал тонкую палочку, идешь с ней, она все гнется. Дурак выбросит и выломает потолще, а умный заметит, что палочка сильно пружинит при разгибании, а идет он на рыбалку, у него леска из конского волоса припасена с колючкой на конце вместо нынешнего рыболовного крючка. Гибкую тонкую палочку он выбрасывать не стал, а приспособил к ней леску – рыбу ловить. Закидывал, закидывал, рыбачил, рыбачил – палочка гнется и тут же выпрямляется, упругая. Раза три при закидывании лески, леска зацеплялась за противоположный конец палочки. Отвязывал, распутывал, палочка гнется, леска натягивается, пружинит. Скажите, далеко отсюда до изобретения лука? Остальное опять-таки инженерное совершенствование конструкции, как ныне выражаются.

Лук, копье и стрелы, глиняную посуду, простейшие рыболовные снасти изобрели все народы сами, подглядывать не приходилось, да и незачем. А вот что касается инженерного совершенствования первичных технических решений, то у скученных народов по сравнению с рассеянными преимуществ было неизмеримо больше. Любая техническая или технологическая находка тут же становилась достоянием всех. Скрывали, конечно, но разве шило в мешке утаишь? Поэтому скученные народы быстро стали опережать рассеянные народы в техническом прогрессе. Один придумал хитроумный способ сыр варить, другой – сбрую мастерить, третий – бронзу получил из почти бесполезных олова и меди, четвертый... Можно продолжать до бесконечности. И все эти новшества у скученных народов становились достоянием всех и почти сразу.

Я хочу особо подчеркнуть, что русские в рассматриваемые времена были в своем умственном развитии нисколько не ниже, чем все остальные народы, в том числе и недавно скученные. Просто многого они не могли изобрести потому, что не было естественных предпосылок. Ну, где, скажите, в наших лесах есть даже сегодня железорудные, медные, золотые, серебряные, оловянные месторождения, где есть строительный камень и мрамор, кварцевый песок, наконец. Даже когда я учился в пятом классе, учительница говорила, что Курская магнитная аномалия – это гигантские запасы железной руды, но с таким низким содержанием железа (25 процентов), что отрабатывать их будут через несколько веков, когда все запасы железной руды в мире будут выработаны. Еще бы, гора Магнитная на Урале с содержанием железа более 70 процентов в то время и на треть не была переплавлена в чугун. Не успел я закончить институт, как горы Магнитной уже не было и в помине, всю переплавили, а из Курской «бедной руды» сегодня получают окатыши, обогатив в них содержание железа для приемлемого уровня для домны. Было бы море, мы бы и паруса почище английских придумали, ведь сделали берестяные туески, «держащие» воду.

А деревянные дома из круглого леса?  Если легко их придумать, чего же их не придумали в северной Германии, утопавшей в лесах, или в тех же Карпатских странах? Русский рубленый дом – это высокое инженерное изобретение, ничуть не уступающее по инженерной мысли сложной системе парусов или каменному собору Парижской богоматери. Вот фундаменты мы не умели закладывать, потому что дома у нас легкие, не требуют его. Из лиственницы сделал два венца нижних, тысячу лет простоит, не сгниет. Исакиевский собор на лиственничных сваях до сих пор стоит и пока никто не опасается, что он рухнет. Поэтому итальянцев и приглашали для каменных работ. У них сколько соборов развалилось, пока научились закладывать фундаменты?

Кстати, рубленную из круглого леса избу русские придумали еще и потому, что у нас не было железа. Ведь историки в один голос говорят, что финно-угорские племена, точнее чудь, «не знали оружия». Хотите знать, почему? Потому, что обычная пила у нас появилась при Петре I. Он даже указ написал, чтоб «каждую десятую часть дров не рубить, а пилить», приучал население. Значит, у нас не было и досок, а вместо них для полов использовался расколотый напополам кругляг – обапол (обе половинки). В результате научились, всего лишь чуть-чуть обработав бревно камнем, укладывать бревна друг на друга.

То же самое скажу о северных народах, которых считают отсталыми. Ведь сегодня наука специальная есть, основанная северными народами, выживаемость в экстремальных условиях называется. Недавно читал книгу о северном мужике-охотнике, который от неудачной охоты замерзал в тундре, голодный, с негнущимися уже руками. Любой русский в таких условиях перестал бы сопротивляться и замерз, не говоря уже об итальянце. Увидев вдалеке оленя и зная, что только выстрел в глаз может свалить его на таком расстоянии, он нашел в себе силы попасть ему в глаз негнущимися руками на предельном расстоянии выстрела, подполз к нему, руки уже не слушались, но опять нашел в себе силы вспороть ему, брюхо и засунул в теплое нутро руки свои, отогрел их в живом «медленном» тепле, что позволило не потерять их, а потом съел сырую печенку, единственный источник в тундре витамина «Ц», из-за недостатка которого он так ослаб, а потом как ни в чем не бывало, вернулся домой, не считая это героизмом, а считая обычной житейской неприятностью. Одиночное мужество, когда тебя не видит «дама сердца», как у рыцарей, это великое изобретение. Я уже не говорю об изобретении «пеленок» для младенца-чукчи из утробного оленя - пыжика, позволяющих  перепеленать на улице грудного ребенка при температуре минус шестьдесят.

Этот научно-технический прогресс стал оставлять время для раздумий. Одни его употребляли для новых технических решений, другие – для рисования на скалах, третьи (особенно шаманы) заметили, что ритмичные удары в деревянную чурку (натянутую на палках шкуру и т.д.) не только их самих вводит в транс, но и зрителей. А тут какой-то лентяй в тростинке дырочек наделал и свистулька получилась, так, от нечего делать. Но шаманы – люди умные, тут же изобретение использовали. Другой чудак лук делал, тетива из воловьих жил. Два сделал, показалось, что у одного тетива несколько неодинаковой толщины – жир на ней остался. Непорядок. Решил другой натянутой тетивой прошлифовать. Звук такой странный, грустный раздался, долго ли отсюда до Страдивари. Долго конечно, но не очень. Потому, что музыка действует на «паству» совершенно неожиданно и основательно, то есть «спрос» появился. Ну, а там, где спрос, там и предложение согласно классикам научной политэкономии.

Картины первых художников на скалах, конечно, всех соплеменников удивляли: гляди как похоже на оленя, вылитый, но были бесполезны. Потом кто-то догадался использовать эти рисунки для сообщений типа: «Мы пошли охотиться на оленя в урочище около ручья Большой, вернемся к вечеру» и рисовали оленя, большую линию и солнце низко над черточкой. По-моему понятно. Когда торопились или художника рядом не было, вместо оленя рисовали одни рога, любой нарисует и любой поймет. Эти письмена возникли у всех народов и практически одновременно. Вы думаете зарубки в лесу у безграмотных лесных дикарей так просто, отметина, дескать, был здесь Ваня? Ничего подобного. Высота зарубки, направленность и много разных оттенков в этой зарубке знающему человеку – целое письмо, включая, здравствуй, прощай и как зовут «зарубщика». Но у этих людей, рассеянных по тайге совершенствование на этом и закончилось. Им много разговаривать, таким образом, было не о чем и незачем: «пришел, увидел, победил, Ваня» для них и сегодня достаточно. 

У скученных народов совершенствование примитивного письма пошло живее. Им надоело каждый раз рисовать оленей, стрелы дома, быков, верблюдов, двери, ограду и так далее. Появился, говорят у древних евреев, свой тогдашний Эйнштейн, Ньютон, Бор, в общем, человек, мыслящий не образами как все, а отвлеченно, собирательно, абстрагировано от отдельных образов, а сразу обо всей куче этих образов, разложив эти образы на группы, подгруппы и категории. Во-первых, он заметил, что все звуки, вылетающие из его рта при разговоре, состоят всего из 25-30 типичных звуков, которые в разных сочетаниях, составляют все без исключения слова. Безусловно, он был музыкантом, может быть и на бычиной жиле, где звуки тоже одни и те же повторялись в любой мелодии, но в разном сочетании. Мы же верим, что Бор вопреки всеобщему мнению утвердил, что есть процессы в природе, которые происходят скачками, квантами, без траектории, без промежуточных стадий движения, то есть по правилу «есть-нет», «нет-есть», «полу-есть» и «полу-нет» не бывает. Это так сложно понять, что даже в средней школе и в большинстве институтов не изучают, скажут об этом «квантовая механика», и достаточно. Но мы верим, потому, что без этой квантовой механики не были бы созданы ни атомные бомбы, ни спутники, ни атомные электростанции. Когда все это было построено, всем пришлось просто верить в квантовую механику, не понимая ее сути, как, например, в бога. Почему же не представить такого человека в древности, без университетского образования, конечно. Он составил алфавит, или азбуку: алеф-бык-альфа, бет-дом-бета, гимель-верблюд-гамма, далет-дверь-дельта, ну и так далее, из которой можно составить абсолютно все слова их языка.

Именно это изобретение было величайшим, а вовсе не колесо, и каждый народ его повторить не мог, все только компилировали это величайшее изобретение, приспосабливая для своих нужд, под свой язык. Изобретатель, я думаю, был еврей, как и Эйнштейн. Великая нация, но подлючая для всех остальных. Что сделаешь, у них идеология такая: все должны служить ей, а она – только себе. Не знаю, кто выше, Эйнштейн или неизвестный изобретатель азбуки? Ведь китайцы с японцами до сих пор рисуют картинки, желая что-нибудь написать, и число этих стандартных картинок прогрессивно растет. По-моему, нет ни одного китайца или японца, который бы знал их все. Попробуйте написать картинками теорию относительности или квантовую механику, не говоря уже о дифференциальном и интегральном исчислении. Это говорит, что эти две нации жили изолированно от всех остальных, а может быть и нет, а просто были большими снобами в те времена, когда картинок для описания всего мира требовалось мало, а из букв составлять слова посчитали трудным для молодого неокрепшего организма царского отпрыска. Как распространялось это величайшее изобретение еврея-одиночки среди народов может многое рассказать о них, об их жизни, общении, развитии. Некоторым народам это изобретение вообще не понадобилось долго, понадобилось только – их  начальникам, а то стыдно перед «заграницей». Письменность относится в равной мере, как и к искусству, поскольку позволила записывать стихи, например, так и к научно-техническому прогрессу, позволив создать письменную математику и инженерное дело.

Начатки культуры – это живопись, ваяние, музыка. Все это было  у всех без исключения первичных народов вне зависимости от их скученности или рассеянности. Живопись шаманам сразу не потребовалась, но из нее произошла грамотность. Значит, искусство спонтанно, развивается вне зависимости от потребностей власть имущих, власть имущие только находят  ему применение, подталкивают его в нужную им сторону, ускоряя или замедляя его движение. Ваяние почему-то потребовалось шаманам, а шаманы – это власть имущие и неизвестно кто старше, король или священник. Многое говорит за то, что первоначально эти две должности совмещались. Тот же Моисей – и начальник, и первосвященник.

Итак, скульптура потребовалась шаманам для изготовления богов. Наверное, человек по природе своей плохо понимает абстракцию и шаманы это сразу заприметили. Скульптура, даже весьма примитивная, меньшая абстрактность, чем плоский рисунок, в котором еще надо разглядеть бога. Деревянные, каменные, соломенные, глиняные идолы, у кого что было под рукой, были поставлены на поток у всех без исключения народов. Это говорит за то, что развитие их шло по абсолютно одному сценарию. Жертва богам – это  питание его слугам, тут сомневаться не приходится, так как если утром жертва осталась на месте, значит, бог ее не принял, а это плохо для всех. Шаманы этим заставляли радоваться своих «прихожан», шаманы сытые сидят, бог принимал без отказа. Если у шамана ум превышал жадность, то все шло очень хорошо, иногда он не съедал у бога дар, тем самым, показывая, что принесли всякую дрянь богу, нельзя ли что-нибудь получше. Авторитет его поэтому повышался. Жадный съедал все, бог соплеменникам казался всеядным, нетребовательным, поэтому ему начинали приносить всякую дрянь, лишь бы отделаться. Это, наверное, плохо заканчивалось и для бога и для его шамана. Богов-то много. Наиболее передовые шаманы начинали, наверное, задумываться над этим фактом. Как бы сделать главного бога, которому все подчинялись бы, а он сам стал бы главным шаманом у главного бога. На этом этапе опять же все народы без исключения создали главных богов. Перечислять? Вы и без этого знаете, что я прав. Музыка потребовалась для усиления шаманского воздействия, но и так использовалась, для увеселения народа. Умные шаманы это позволяли, куда же против природы человека, но не каждый день, когда кому захочется, а установили жесткий регламент, как у коммунистов: день октябрьского переворота, день солидарности трудящихся-рабов.

Но коммунисты были дурнее древних шаманов. Шаманы приурочили свои праздники после сенокоса, уборочной, перед долгим постом перед посевной, так как запасы все съедены, ну, и так далее. Христианские священники, тоже умные, не стали менять сроки праздников, установленные ранее шаманами, они просто переименовали их под новых богов, поэтому люди и поверили. Им-то собственно надо было выпить и повеселиться в привычное им время и без ущерба для общественных работ. А коммунисты решили сделать мало праздников и приурочили их к новым для людей дням, хреновые психологи. Думали люди будут мало пьянствовать, много работать, строить коммунизм. А люди начали веселиться и в новые назначенные им коммунистами праздники, и в старые, коммунистами отмененные. Вышло только хуже. Я же говорю, плохие психологи. Но я опять отвлекся в новые времена, они еще не скоро наступят.

Что еще у нас в культуру народов входит?  Литературой еще рано заниматься, азбуку только придумал один еврей, и о ней знали единицы, как о теории относительности другого еврея в 1930 году и психоанализе третьего еврея в то же самое время. Что еще? Мораль, право, стыд, табу, тотем, религия, экзогамия. Морали как таковой не было, но какие-то зачатки были. Убивать вождя-шамана как-то жалко было, сколько хорошего он народу своему сделал? Стыд? Ну, какой стыд, если все боги занимались инцестом, об экзогамии не было еще известно. Религия? Для религии нужна письменность, чтобы все делали одинаково, как говорится, по писаному. А писать на земле умел только один человек, изобретатель. Остальным как-то писанина не была нужна, обходились пока рисунками.  Право? Конечно, было, но только у сильного, у слабого не было. Тотем, табу? Вот они-то как раз и зарождались в эти времена. Об этом я много переписал у Фрейда, смотрите приложение, чтобы было понятно, о чем я буду говорить дальше. Сам не люблю, когда меня отсылают к редким книгам, не говоря о последовательности мыслей автора, а, сразу вбухивая мне его выводы, которые я так просто не могу принять. Мне же их доказать чуток надо. Поэтому и переписал и отправил в приложение, не путая со своими выдумками, и вам удобно и мне не в тягость умные мысли переписывать было.

А теперь продолжим про соль. Безусловно, придумать способ выпаривания соли из морской воды не так сложно, как придумать алфавит. Это, так сказать, чисто экспериментальная работа, по песенке: твори, выдумывай, пробуй. Твори – это наливай во что-нибудь морскую воду, подогрей ее, посмотри, не выпадет ли соль? Попробуй охладить в погребе. Дело пошло лучше, кое-что осело на донышке, но есть такую соль нельзя, горче чистой морской воды. Попробовать можно перемешать морскую воду с речной и посмотреть, что будет, а потом подогреть этот раствор и – опять посмотреть. После серии опытов, чередуемых с рассуждением: «а, если, так сделать, а, если, - эдак», можно и создать технологию. Но первые-то люди, ходили или уже ездили за солью на Баскунчак, очень уж там соль вкусная. А задумываться вообще было некогда, то наесться надо, то – самку найти. На это все время и уходило. Но ходили, разумеется, не прямо из Италии или Византии на Баскунчак, а первоначально местные народы узнали, а потом уже по «сарафанному радио» передалось дальше. А те раз – и экспедицию туда, с луками и стрелами, военно-торговую так сказать. Мы и сегодня еще удивляемся, как быстро доходят слухи, нигде не напечатанные, не «озвученные» в массовом порядке. Вот так и доходят, как доходили в те древние времена, в том числе, и по технологии выпаривания соли на тот случай, если уж совсем все пути-дороги к вкусной соли закрыты сплошным лесом пик и дротиков. А такие времена то и дело наступали, но не от пришлых «тюрков» или «персов», а от отъевшихся по какой-либо причине или вдруг объединившихся на какой-либо «почве». Будет время, мы и о таких причинах порассуждаем на базе накопленного материала.

Чтобы закончить этот раздел, рассмотрим скорость научно-технического прогресса на примерах парохода, паровоза и компьютера. Паровая машина была изобретена Джеймсом Уаттом в 1774 году. Через 33 года, в 1807 году, поплыл пароход Фултона, через 40 лет поехал паровоз Стефенсона. Я не принимаю во внимание паровоз Черепанова, ибо о нем знал во время его создания только он сам, не считая помогавших ему крестьян-металлургов, рабов Демидова. В 1905 году, то есть через 98 лет после первого фултоновского парохода самая отсталая в инженерном деле Россия весь свой военный флот имела только из пароходов. Его и почти весь и потопили японцы, другая такая же отсталая страна в деле инженерии. Еще в 1855 году, ровно за 50 лет до этого, она не имела ни одного морского корабля вообще. Ровно через 102 года после первого паровоза Стефенсона все так же отсталая в инженерном деле Россия закончила строить самую длинную железнодорожную магистраль в мире – Транссибирскую. С компьютерами пошло еще быстрее. Первый транзистор запатентовали американцы в 1948 году. В 1998 году, ровно через 50 лет, в любом хоть чуть-чуть уважающем себя «офисе» самой отсталой из больших стран в этом деле, России, стоял компьютер. Я не говорю, что на нем обязательно кто-нибудь работал, но стоял – это точно.

Хотел на этом остановиться, но вспомнил, что на самых плохих в мире компьютерах русские программисты стали очень хорошими, что говорит о лучшей выживаемости в самых плохих условиях. Несмотря на то, что русские инженеры первыми проложили путь компьютерам, Сталин запретил заниматься ими, причислив их к «вейсманизму-морганизму». Поэтому и отстали и догнать уже никогда не сумеем. Поезд ушел, как говорится. А теперь собственный опыт в этом деле. Для моей научной работы мне нужно было составить компьютерную программу для обнаружения трендов в статистических данных, для критерия Манна – Уитни. Обратился к знакомому программисту. Он посмотрел и говорит: «для машины «Мир» размером в два письменных стола требуемую программу не составить, оперативная память мала». Я ему говорю, дескать, раздели задачу на две части: сперва ранжируй данные по возрастанию и выдай результат на перфокарту, а потом уже ранжированные данные введи для расчета критерия, тогда памяти должно хватить. Он отвечает: «Навряд ли хватит». Я и ушел, не солоно хлебавши. Через неделю он меня встречает и говорит: «Приходи, возьми программу, я ее на три части разделил с выдачей промежуточных результатов расчетов и с использованием их для дальнейших расчетов».

 

Тотем и табу

 

Мы остановились на том времени, несмотря на упомянутый выше компьютер, когда все без исключения народы Евразии стояли на одной и той же ступени своего и всемирного развития. Многобожие, шаманство, магия и колдовство существует у всех, вожди выдвинулись и даже имеют армию человек в 50, воюют и грабят друг друга, морали нет, есть только еда, лень, толкающая на простейшие изобретения из подручных материалов, и, естественно, секс. У нас есть теперь основа для дальнейшей работы. Прежде всего, народам надо изобрести табу на инцест. Фрейд описывает происхождение тотема и табу в первобытной орде следующим образом.

Отец – предводитель орды запрещает сыновьям осуществить свой первичный позыв с матерью и сестрами, зачастую просто изгоняет их. Братья убивают отца и съедают его, осуществляя и месть, и, главное, закрепляя совместной трапезой свое кровное родство еще более глубоким родством, возникшим на крови отца.  Женщины освободились от опеки отца. Фрейд продолжает: «Половая потребность не объединяет мужчин, а разъединяет их. Каждый оставался соперником другого. В борьбе всех против всех погибла бы новая организация. Таким образом, братьям, не оставалось ничего другого, как, быть может, преодолеть сильные непорядки, установить инцестуозный запрет, благодаря которому все они одновременно отказались от желанных женщин, ради которых они, прежде всего, и устранили отца. Они спасли, таким образом, организацию, сделавшую их сильными и основанную на гомосексуальных чувствах. Может быть, это и было положение, составлявшее зародыш матриархального права, пока оно не сменилось патриархальным семейным укладом». Это мужской союз, «состоящий из равноправных членов и подлежащий ограничению согласно тотемистической системе при материнском наследовании». Грубо мысль Фрейда можно продолжить следующим образом. Братья переживали о случившемся и сняли с себя стресс, обожествив память об отце и назвав его именем животное. А затем перенесли на него все свои эмоции. Это животное – тотем, которое убивать нельзя. С женщинами, принадлежащими к  этому тотему, нельзя иметь половые связи. Так возникли тотем, табу и экзогамия.

Меня в этом понимании смущает следующее. Где Фрейд взял «материнское наследование», о котором упоминает? Какое наследование в первобытной орде? Где Фрейд нашел «зародыш матриархального права»? Кроме этой фразы ничего  у него нет, а ведь он очень «словоохотливый» человек, когда что-то пытается объяснить. Почему Фрейд вообще не упоминает об эмоциях женщин, как будто это просто пейзаж с дыркой? Почему не может быть женской орды на точно тех же основаниях, какие он предложил? Что, женщины не хотят того же самого, что и «сыновья, создавшие братство»? Про эдипов комплекс мы все знаем. А, что, «венерина» комплекса не может быть? Знаем, что есть, но почему-то молчим. Можно спросить Хангу, ведущую по телевизору передачу «Про это». Остальные, может быть, постесняются, хотя, навряд ли. Когда читаешь Фрейда, создается впечатление, что он вообще не хочет упоминать женщин, поскольку это возможно. Почему религии все «мужские», ведь были и женские, но они малоизвестны. Почитайте, хотя бы, у Ефремова книжку про Таис. Узнаете. Почему мужики даже Богородицу не удосужились признать богиней? Католики и протестанты придают ей большее, чем православные, значение, но все же она «второго сорта» по сравнению с богами-мужиками. Мусульмане, вообще, о женщинах ни слова, будто не знают, откуда дети? Евреи упоминают женщин, но лучше бы не упоминали, хотя иудейские женщины для иудеев столько сделали, сколько не сделали христианки для христиан во всех ветвях христианства.

В общем, почти на тех же основах, что и Фрейд, я предлагаю рассмотреть следующую таблицу. Заменю только естественный первичный позыв детей на первичный позыв их родителей, примеров которым во все века, в том числе, - и в заканчивающемся, несть числа. Итак. Первобытная орда – семья. Возьмем полный набор возможных случаев развития событий. Я рассматриваю только возможный инцест, так как разыскивается причина именно его запрета в первичном табу.

 

Сыновья убивают

Дочери убивают

Отец убивает мать

Мать убивает отца

Дети убивают родителей

Отца

Мать

Отца

Мать

Инцест матери с сыновьями

Инцест отца с дочерями

Инцест матери с сыновьями

Инцест отца с дочерями

Инцест братьев и сестер, групповой брак, полигиния или полиандрия в зависимости от состава семьи.

1

2

3

4

5

6

7

8

9

 

Теперь, имея эту таблицу перед глазами, опишу последствия развития событий на чистом здравом смысле с использованием психоаналитических моментов, на которые обращает наше внимание Фрейд (смотри Приложение).

1. Сыновья убивают отца. Причина: инцест отца с дочерями, препятствующий развитию инцеста братьев  с сестрами. Случай описан Фрейдом как единственный, причиной которого не является отцовский инцест с дочерями, а только запрет сыновьям в попытке инцеста с сестрами и матерью, а затем изгнание отцом сыновей. Указанная мной причина кажется мне более приемлемой, чем у Фрейда. А то, ишь какой моралист нашелся? Откуда взялась мораль? Ладно, к матери, может быть, первородная ревность, а дочерей-то какой резон охранять, если он сам не инцестирует с ними? До нынешнего дня инцест отцов с дочерями имеет самое широкое распространение. Даже Библия описывает инцест царя Соломона с дочерями. Последствия убийства отца сыновьями: полигамия, состоящая из полиандрии (многомужества) или полигинии (многоженства) в зависимости от состава семьи, или групповой брак. Вырабатывать табу на инцест нет причин. Если верно то, что инцест способствует вырождению, хотя Фрейд и полагал, что «это не доказано», такой случай следует признать проходящим без больших эмоциональных взрывов и последствием его будет вырождение данной первобытной семьи. Этим можно объяснить и феномен стареющих мужчин, характеризуемый пословицей: «седина в бороду – бес в ребро», то есть в молодую Еву, исполненную, как известно, богом из ребра Адама. По-моему, еще никто не объяснял так влечение стареющих мужчин к молодым девушкам. Опыты продолжаются по сей день, как ни аморально это звучит.

В этом варианте могут быть подварианты. Первый. Сыновья убивают отца, чтобы открыть себе путь к матери. Сестры изгоняются и образуют сестринский клан. Пока без объяснений назовем его сестринским кланом второго рода (пассивным). Второй: сыновья убивают отца, сестры изгоняются, инцест братьев с матерью. Мать стареет, сестры изгнаны, остается братский клан второго рода (пассивный). Пояснения – ниже.

2. Сыновья убивают мать. Причина: инцест матери с сыновьями, ревность, исходящая из этого между сыновьями. Известно, что первичный позыв со стороны сыновей к матери – со времен Фрейда – аксиома. Если представить себе, что мать пошла на инцест с сыновьями, не пугайтесь, я о первобытной семье, то последствия будут следующими. Я уже говорил, что у матери по сравнению с отцом очень сильна любовь к детям. У детей к матери – то же. По сей день, здоровенные молодые мужики умирают на фронте со словами: мама. Поэтому сексуальная и родственная любовь объединяются и многократно усиливаются. Фрейд, наверное, даже доказал бы, что сыновне-материнская и сексуальная  любовь почти одно и то же. Степень ревности равна степени любви, поэтому они убивают мать-любовницу и освобождаются. Но переживания их не сравнятся с переживаниями по поводу убийства отца, на которые ссылается Фрейд. Тут мы не станем его дополнять, и примем его версию: братья объединяются на этой потрясшей их основе, отказываются от женщин, возводят мать в богиню и переносят на богиню и свои чувства  любви, и «позднего» раскаяния, отождествляют ее с каким-нибудь животным, переносят на него понятие тотема и вводят табу на инцест, уходят из своей семьи-тотема, перенося на тотем понятие невозможности иметь половые связи внутри тотема. В общем, читайте Фрейда, там все подробно описано на многих страницах (приложение).

Не думаю, чтобы Фрейд не заметил возможности такого развития событий, он просто не захотел его развивать в угоду патриархату и богам-мужчинам. Однако скажем о последствиях. Братский клан, возникший на убийстве и съедении матери-любовницы, повторяется в жертвоприношении ей, богине, жертвенного животного и съедении его вместе как бы с нею, а жизнь продолжается. Такие братские орды, крепко спаянные общим преступлением, могут расширить и укрепить свой гомосексуализм, о чем и Фрейд говорил, могут остановиться на онанизме, но могут обратиться и к другим женщинам. В силу застарелой любви к матери другие женщины не стоят ее мизинца. Поэтому их не уважают, почти всегда воруют или покупают. Используют с долей злобы, оставляют у себя на постоянную «работу» на условиях, которые написаны в Домострое, в иудаизме, мусульманстве, христианстве, то есть в мужских религиях, каковые сегодня только и остались на земле. Естественно, наследование имени идет по мужской линии, ведь женщина ничто, машина родильная, запертая в светелке. Помните о кавказских обычаях имитировать воровство невест или осуществлять его взаправду? Помните традицию покупать невест у мусульман? Помните обычаи у мусульман и кавказцев даже не садить за праздничный стол женщин, а кидать им недоглоданные кости? Тут и многостаночный метод рождения наследников – мусульманский гарем – к месту. Кто-нибудь достаточно разумно объяснил все это? Неразумное объяснение будет выделено ниже, в выписке из БСЭ «Матрилокальный брак».

Обратим еще раз внимание, что описанный случай ведет к радикальному, наследственному предотвращению инцеста и связанного с ним вырождения таких «братских» кланов, обновлению «крови» через «чужеродных» женщин. Все их сексуальные стремления экзогамичны, то есть, направлены не вовнутрь тотема, а наружу, к внетотемным брачным связям. Что и требовалось доказать, как говорят математики.   

Добавим к изложенному, что никто не объяснил старческое послеклимаксное сексуальное влечение женщин, достаточно широко известное. Данным примером это объясняется, как подсознательный остаток у  убитых и съеденных праматерей в полном соответствии с теорией психоанализа Фрейда. Ничего не известно о жизни одиноких матерей со стареющим сыном-холостяком, хотя таких случаев достаточно. Сослуживцы такого сына-холостяка знают, что мать в нем души не чает, ухаживает как за маленьким мальчиком, а сын не замечает ни под каким видом хорошеньких сослуживиц. 

3. Дочери убивают и съедают отца на основе ревности друг к другу из-за инцеста его со всеми ими. Тот же самый случай, что и с братьями, только что описанный, произошедший на основе их инцеста с матерью. Поэтому описывать его можно короче. Тут все соответствует предыдущему случаю, за исключением персонажей. Единственное, что можно сказать, это то, что я не могу столь же высоко оценить степень их переживаний, как это было в братском клане. Одно могу сказать, что отцы, как правило, очень любят дочерей, но это как-то затушевывается в повседневной жизни, скрадывается, прикрывается афишируемым ожиданием наследника-сына, как продолжателя рода не по любви, а по законоустановлению, которое, собственно, мужики и выдумали. Дочери, в свою очередь, как правило, очень любят отцов, до того иногда, что даже мать ненавидят. Примеров тому – уйма. Поэтому, может быть, я могу сказать, что переживания дочерей, убивших отца из-за ревности по договору между собой, будут тоже очень сильны, но так как эмоции женщин выскакивают наружу сильнее, нежели мужские, то и последствия их в целом будут одинаковыми, что и в предыдущем случае, то есть потрясающие для них.

Последствия этого случая, кроме бога-мужчины, табу на инцест, создание тотема, сестринского клана на основе лесбийской любви, мастурбаций как частных случаев, жертвенной трапезы, как воспоминания об убийстве. Главным же последствием является  появление так называемых амазонок, то есть, женщин-воинов, живущих кланами, да таких, что все древние поэты-мужики пишут о них с содроганием и плохо скрытой завистью. И амазонки этого стоили. Они воровали мужчин и использовали их по прямому назначению. Причем мужчины были у них точно на таком же положении, как и они сами в братском клане, пришибленные, унижаемые. Что с них возьмешь, это же настоящий матриархат, а не тот непонятный нам, невразумительный, о каком сквозь зубы упоминают историки и социологи, тут же обрывая самих себя, не объяснив ничего, как следует. 

Я буду цитировать не поэтов, а строго научные данные. Итак, Фрейд, полагая, что описывает братский клан: «Жертвенная трапеза была, таким образом, первоначально праздничным пиром соплеменников согласно закону, что совместно есть могут только соплеменники. В нашем обществе трапеза соединяет членов семьи, но жертвенная трапеза ничего общего с семьей не имеет. «Родство» старше, чем семейная жизнь. Самые древние из известных нам семей постоянно обнимают лиц, различными родственными узами. Мужчины женятся на женщинах из чужого клана, дети наследуют клан матери, между мужем и остальными членами семьи нет никакого родства. В такой семье нет совместных трапез. Дикари едят еще и теперь в стороне и в одиночку, и религиозные запреты тотемизма относительно пищи часто делают для них невозможной совместную еду с их женами и детьми». Господи, какая же беспомощная фраза у великого Фрейда, везде отличающегося таким точным, выверенным языком, не упускающим из виду ни одного оттенка мысли, не отразив его.  А тут об отце семейства «дикари едят». Что за мысль скрывается за словами «самые древние из известных нам семей постоянно обнимают лиц»? Что за «различные родственные узы»? Почему «мужчины женятся на женщинах чужого клана», а «дети наследуют клан матери»? Как так, в своем мужском клане «между мужем и остальными членами семьи нет никакого родства»?  Прямо жалко мужика Фрейда. Вот если бы его фраза относилась к клану амазонок, тогда было бы все хорошо, понятно однозначно. Но он же в своих книгах ни разу даже не упоминает об амазонках. Это он, повторяю, пишет все о братском клане.

Притом, Фрейд это пишет о современных дикарях, которых видели своими глазами его современники. Значит еще и сегодня у дикарей есть матриархат в истинном его понимании. Чтобы окончательно сбить меня с толку, Фрейд продолжает: «С все  увеличивающейся ясностью проявляется стремление сына занять место бога-отца. С введением земледелия поднимается значение сына в патриархальной семье. Он позволяет себе дать новое выражение своему инцестуозному либидо, находящему свое символическое выражение в обработке матери-земли. Возникают образы богов Аттиса, Адониса, Фаммуза и других духов произрастания и в то же время – молодых божеств, пользующихся любовной склонностью материнских божеств и осуществляющих инцест с матерью назло отцу. Однако, сознание вины, которое не могут заглушить эти новые творения, находит себе выражение в мифах, приписывающих этим молодым возлюбленным матерей-богинь, короткую жизнь и наказание кастрацией или гневом бога-отца, принимающего форму животного. Адониса убивает вепрь, священное животное Афродиты; Аттис, возлюбленный Кибеллы, погибает от кастрации (выделено мной). Оплакивание и радость по поводу воскресения богов перешли в ритуал другого сына-божества, которому предопределен был длительный успех». Вы что-нибудь здесь поняли? Я – нет. Беспомощная фраза, какие-то темные намеки, вопросы и утверждения одновременно. Поэтому оставляю эту фразу пока без рассмотрения, но ненадолго, я еще вернусь к ней, ниже, когда приведу достаточно материала для ее анализа и критики.     

4. Дочери убивают мать. Причина: инцест матери с сыновьями, препятствующий  либидо ее дочерей к братьям, то есть мать своим инцестом с сыновьями препятствует инцесту сестер с братьями. Сильно ли переживание в этом случае?  По сравнению с ранее изложенными событиями №2 и №3 эти переживания следует считать менее значимыми и равными переживаниям в случае №1. Надо иметь в виду отсутствие морали вообще в эти времена, что покажет дальнейшее изложение таких ситуаций на примере древнейших богов и богинь, для каковых нашлось место хотя и не в летописях, но в изустных преданиях людей. Главным двигателем в те времена было либидо, первичный позыв, характеризуемый Фрейдом как «Оно», не желающее ничем ограничивать свою потребность в первичном сексуализме (приложение).

 Не последнее место в развитии  человека таким, каким он стал, я думаю, занимает сексуальность не как у животных, у которых женская яйцеклетка развивается, скажем так, «редко». В промежутках между двумя соседними развитиями, женская особь вообще не подпускает к себе самца. У людей эта особенность пропала или как-то искусственно была преодолена и развитие яйцеклетки стало более частым, раз в лунный месяц, что чаще чем у самых плодовитых животных. Соответственно увеличилась и потребность в ее оплодотворении. Другими словами, секс у людей стал очень регулярен, и женщины стали как самцы у всех прочих животных, готовы к совокуплению почти всегда. Исходя из этой предпосылки, которую я попытаюсь в дальнейшем исследовать отдельно, не труд сделал человека, как говорил Дарвин, а вслед за ним и мы с вами, а именно секс, первичный сексуальный позыв по Фрейду. А труд уже понадобился, в том числе, и для удовлетворения этого позыва: накормить самку, ублажить ее для достижения удовлетворения своего либидо, ибо у самца оно постоянно, а у самки, хотя и чаще, чем ранее, все равно реже, чем у самца. Я говорю это о совершенно первобытных людях и нашим уважаемым гражданам нечего беспокоиться и принимать это на свой счет, хотя если примут, это будет правильно. Для продолжения моего анализа я сказал пока достаточно.

Дочери убивают мать, освобождают себе к братьям путь, сожительствующуют с ними, поэтому открывшиеся возможности не оставляют места для сверхъестественных переживаний. Создавать бога нет причин, а табу и тотем – тем более. Смотри пункт №1. Но может быть и так: дочери убивают мать, которая мешает сожительствовать им с отцом. Убив мать, они получают отца в свое распоряжение. Отец стареет, сестры переключаются на братьев. Финал один и тот же. Но может быть подвариант: отец силен, дочери сильны, младшие братья изгоняются, образуя братский клан второго рода, пассивный, не связанный огромными переживаниями и клятвой. Такой братский клан может быть легкой добычей амазонок (сестринского клана первого рода), как более сильного и организованного. Это те отцы, которые по словам Фрейда, едят отдельно, а наследование идет, разумеется, по женской линии. Но может быть и так: отец стареет, братья изгнаны, оставшиеся одни, сестры образуют сестринский клан второго рода (пассивные), могут стать добычей братского клана первого рода (активного), будут жить в гареме, в ипостаси родильных машин, запертые, в чадре, всегда подозреваемые во всех тяжких грехах. Им не позавидуешь.

5 - 6. Отец убивает мать.

5. Причина: инцест матери с сыновьями, ревность. Здесь кто сильней и смелей, тот и победит. Отец изгоняет сыновей или сыновья убивают отца. Результат: пассивный братский клан (второго рода) или братский клан первого рода, если сыновья преодолевают большой стресс, убив отца и создав из его образа божество. Но этому мешает оставшаяся в сердце любовь к убитой отцом матери. Весы качаются, никак не остановятся. Последствия могут быть самые различные, но все же менее насыщенные, чем во 2  и 3 случае.

6. Причина: инцест отца с дочерями, мать мешает этому. Он ее убивает. Инцест отца с дочерями продолжается. Стареющий отец прогоняет сыновей – пассивный братский клан, затем объявляется пассивный сестринский клан. Добыча для амазонок в первом случае, добыча братского клана первого рода во втором случае.

7-8. Мать убивает отца.

7. Причина: инцест матери с сыновьями. Инцест матери с сыновьями продолжается. Последствия, как в пункте 5, меняется только пол действующих лиц на противоположный.

8. Причина: инцест отца с дочерями. Смотри пункт 6 с переменой полов действующих лиц.

9. Дети убивают родителей, мешающих инцесту братьев с сестрами, полигамия (групповой брак), полиандрия (многомужество), полигиния (многоженство) в зависимости от состава первобытной семьи, результат: пассивные кланы сыновей или дочерей.    

Попрошу предварительного прощения, так как еще не приводил доказательств столь «крамольным» мыслям своим, и подведу первый итог. Наиболее значимые последствия семейного инцеста происходят при убийстве матери сыновьями из-за ревности ее друг к другу, при котором возникает братский клан первого рода (патриархат), раскаяние, табу на инцест среди своей семьи, тотем своей семьи, женское божество, и при убийстве дочерями отца тоже из-за ревности его друг к другу, при котором возникает сестринский клан первого рода (матриархат, амазонки), раскаяние, табу на инцест среди своей семьи, тотем своей семьи, мужское божество. Эти два типа убийства и организации, вытекающие из них, легко и убедительно объясняют любые феномены, которые существуют как в древнем мире, так и по сей день. Все остальные типы семейного инцеста в первобытной орде, во-первых, могут вести к вырождению этих ветвей, если верно это широкое мнение, и, во-вторых, являются «питательной», безвольной средой, как для матриархата, так и для патриархата, в которой они черпают экзогамные свои потребности, усиливаются, укрепляются и вступают друг с другом в соревнование. Результаты этого соревнования у всех нас перед глазами. Матриархат и патриархат одновременно, но локализованные в разных точках одной «страны», кроме того, предотвращают вырождение пассивных кланов, так как именно они являются питательной средой возникшей экзогамии кланов первого рода, активных, «банком» невест для похищений. О похищениях женихов мало известно, кроме как из эпосов об амазонках. Но надо поискать, по-моему, найдутся поближе.

Не может быть никакого сомнения в том, что братские и сестринские кланы, давайте сразу перейдем: патриархат и матриархат, образовались строго синхронно, одновременно, то есть матриархат никогда не предшествовал патриархату. Просто патриархат победил матриархат, но сегодня кажется, что война матриархатом все еще не проиграна окончательно. Просто посмотрите состав парламентов и правительств сегодняшних по-настоящему демократических стран и сравните его хотя бы с составом начала уходящего века. И я не буду тратить зря слова. Не могу утерпеть, приведу цитату из БСЭ: «Амазонки, в древнегреческой мифологии женщины-воительницы в Малой Азии и на побережье Миотиды (Азовского моря – примечание мое). Согласно древним преданиям, амазонки для сохранения рода вступали в брак с мужчинами других племен, отсылая их затем на родину. Родившихся мальчиков они отдавали отцам, девочек оставляли себе и готовили для войны. Изображались в виде прекрасных женщин. Легенды об амазонках широко известны во всех частях света, являясь либо порождением местной традиции, либо распространением греческой. Сказания об амазонках – отражение смутного воспоминания (выделено мной) об эпохе матриархата». (БСЭ, 1970 г.).

Неужели не видно, что в приведенной цитате, абсолютно все шито белыми нитками? Во-первых, получается, что «все части света» «породили» абсолютно одинаковую «традицию», «распространение греческой» вообще принимать к рассмотрению не буду, так как большинство первобытных племен не читали греческие трагедии Эсхила, Софокла и Эврипида. Далее спрошу: можно ли чем-либо другим объяснить эту «абсолютно одинаковую традицию», кроме как вышеизложенными мной причинами? Единственно правильной полуфразой здесь является: «амазонки для сохранения рода вступали в брак с мужчинами других племен» и сразу же идет вранье: «отсылая их затем на родину». Почитайте Фрэзера и Фрейда, там ясно написано, что мужчины в таких тотемах даже ели отдельно, даже отдельно от своих детей, но жили все равно в этом тотеме на правах полураба, отверженного, не принадлежащего к кругу родства. Далее, «родившихся мальчиков они отдавали отцам». Что дурите народ, уважаемые? Какая мать, даже ваша собака-сучка, позволит просто так, сразу после рождения отобрать своих щенят?  А вы о людях так, хотя бы и первобытных. Мальчики в таком тотеме равноправные абсолютно с сестрами, просто в этом тотеме уже существует табу на брак с членами своего тотема, разрешена только экзогамия. А как это практически осуществить: «… вступали в брак с мужчинами других племен, отсылая их затем на родину», а главное, зачем? Повторяю, женщина ведь не корова, простите, которой быка надо раз в году, а потом его можно и «отослать». Хороший анекдот на эту тему: «Почему у коровы такие глаза масляные, грустные, тоскливые? Потому, что ее ежедневно за титьки дергают, а к быку водят только раз в году». А вы, «отослать». Пусть живет рядом, не объест, зато нужная «вещь» всегда под рукой.

 

Боги и инцест

 

В предыдущем разделе я рассмотрел, основываясь на работах Фрейда, теоретические возможности инцеста в первобытной семейной орде: матери с сыновьями, отца с дочерями, братьев с сестрами, которые сам Фрейд рассматривать не захотел, что в те годы было для него простительно. Он за одно то, что попытался весь психоанализ свести к первичным позывам и только к эдипову комплексу, получил такой, как сегодня говорят, втык от общественности, что о расширении своих исследований просто не мечтал. Люди должны немного привыкнуть. Привыкли? Сам вижу, что да. Одно телешоу Ханги под названием «Про это» - доказательство, а сколько таких «шоу» на всех других каналах. Теперь, когда люди привыкли и не ругают больше Фрейда за «грубое обнажение сокровенного», надо подтвердить мои теоретические предпосылки практикой. Самыми «сильными» последствиями таких инцестов являются, грубо говоря, убийство из-за ревности друг к другу сыновьями инцестирующей с ними матери по спонтанному договору друг с другом и убийство из-за ревности друг к другу отца дочерями по такому же поводу и договору. Более «слабые», размытые последствия происходят от инцеста отца с дочерями, матери с сыновьями, братьев и сестер между собою, но чувство ревности не возникает по различным причинам. Отец или мать инцестируют со своими детьми противоположного пола. Тогда может родиться отпрыск, например, у которого отец будет одновременно ему и родным братом, или – отпрыск, отец которому одновременно и родной дед.

В «новохроне-1» приводится цитата: «Жен татарин имеет столько, сколько может содержать, женятся, не разбирая родства, не берут за себя только мать, дочь и сестру от одной матери».  Между тем и Фрэзер, и Фрейд приводят многочисленные свидетельства этнологов и путешественников со всего мира, в частности, относительно самых отсталых из людей – австралийских аборигенов, у которых существует строжайшее табу на инцест, много строже чем в просвещенном мире. При убийстве, может быть чисто ритуальном, не физическом, матери сыновьями возникает, согласно примененному мной учению Фрейда, богиня-мать, при убийстве отца дочерями возникает бог-отец. Сам Фрейд вывел бога-отца при убийстве сыновьями своего отца, что я считаю неверным. Посмотрим, что бывает по «биографиям» богов и богинь. 

Цитата из БСЭ, 1972г.: «Исида. В древнеегипетской мифологии одна их наиболее почитаемых богинь, культ которой впоследствии широко распространился и за пределы Египта (в М. Азии, Сирии, Греции, Италии, Галлии и др.). Считалась олицетворением супружеской верности и материнства. Почиталась также как богиня плодородия. Изображалась с головой или рогами коровы. Сохранившееся изображение Исиды с младенцем Гором на руках повлияло на иконографию богоматери». «Целомудренная» энциклопедия на этом замолкает. Фрэзер, докапывающийся всегда до тонкостей, дополняет нашу «скромницу»: «Сестра и супруга Осириса, защищала его тело от Сета. После воскресения  (брата) Осириса, зачала от него Гора (вот тебе и богоматерь с младенцем). Восприняла от иконографии Хатор коровьи рога и солнечный диск. В Греции и Риме она воспринимает черты Деметры и Гекаты и сливается с Кибелой. Калигула воздвигнул ей храм». Расшифруем указанные персонажи, сокращенно: «Хатор - в древнеегипетской мифологии и религии богиня неба и плодородия, любви и веселья. Изображалась в виде женщины с головой коровы. Хатор - богиня народа хатти, то есть протохеттов, древнейшего населения Хеттского царства. Хеттское царство - древнейшее государство в Малой Азии, в 18 - начале 12 веков до новой эры (4000 лет от нас). Был у хеттов и бог-громовик».

По Энциклопедии Осирис – бог мертвых, один из наиболее почитаемых богов в древнеегипетской мифологии, считался сыном бога земли Геба и богини неба Нут. Известен также в Греции как Дионис. С Исидой – как Серапис. Унаследовав царство отца, Осирис управлял им мудро и справедливо, но женился на родной сестре Исиде. Второй родной брат из этой семейки Сет, бог пустыни, завидуя Осирису, убил его. Младенец бог Гор мстил потом родному дяде. Из Фрэзера добавлю, что отец Озириса не бог земли, а любовник Нут. Муж ее Бог Солнца Ра. Нут изменила Ра с Гебом. Бог Солнца Ра разгневался и заявил, что не будет такого месяца, такого года, когда она смогла бы разрешиться от бремени. Но другой возлюбленный богини, бог Тот (у греков Гермес), выиграл у Луны в шашки одну семьдесят вторую часть каждого дня и, сложив из этих частей пять новых полных дней, прибавил их к египетскому календарному году, то есть к 360 дням. Лунный год так привели к солнечному, равному 365 дням. В течение этих пяти дней, считавшимися прибавкой к двенадцати месяцам года, проклятие бога Солнца Ра не действовало. В первый из этих дней и родился Осирис. Однако Осирис не был единственным ребенком. Во второй дополнительный день Нут родила Гора старшего, в третий – Сета, в четвертый – богиню Исиду, в пятый – богиню Нефтиду. Позднее Нефтида стала женой Сета, а Исида – женой Осириса.

 Моисей и Аарон (Муса и Харун у мусульман) – братья. Аарон также дядя Иисуса Христа, ибо мать Иисуса, Мария (Мариам) сестра их. Это подтверждается Кораном, как пишут авторы «новохрона-1». Почти копия семейного родства, только не сказано, что Мария забеременела от Моисея. Хотя, в общем-то, известно,  что – от Святого духа, а Моисей – первосвященник и царь иудеев. Вспомним, как беременели от Святого духа в раннем христианстве. Начиналась оргия в храме, потом говорили, что забеременели женщины от Святого духа, так как не знали, с кем именно совокуплялись. В связи с этим, интересно, что значат слова: «О, Мариам, ты совершила дело неслыханное. О, сестра Харуна ...» (сура 19/28 - 29). Процитируем «новохрон-1»: «Так с христианским культом практически совпадает древнеегипетский культ богини Изиды (Исиды), поклонники которого имели свои заутрени, обедни, вечерни, поразительно напоминающие соответствующие католические, а зачастую и православные службы». Вот перед нами «...воскресение Озириса из мертвых после трехдневного пребывания его в гробе. Изображен он в момент воскресения, восстания из гроба... Рядом с ним стоит его жена и сестра Изида». Еще одна цитата: «...кто надеется доказать отличие смерти Иисуса от рода смерти его малоазийских родственников, кто в Марии Магдалине и других Мариях, стоящих у креста и гроба Спасителя, не могут узнать индийскую, малоазийскую и египетскую богиню-мать Майю, Мариамму, Мариталу, Марианну, Мандану – мать мессии Кира, «Великую матерь» Пессинунта, скорбную Семирамиду, Мариам, Мерриду, Майру (Мейру)... тот пусть не суется в религиозно-исторические вопросы» (А. Древс). Однако продолжим свои изыскания.

Деметра (корень «мать») – греческая богиня земледелия и плодородия. В связях инцеста не замечена. Во всяком случае, в БСЭ об этом ни слова. Однако, в статье Исида, Деметра и Геката отождествляются с ней. Так что, думайте сами. Вот что пишет о Деметре Фрэзер: «Зевс приказал Плутону возвратить Деметре украденную дочь Персефону. Суровый хозяин царства мертвых с улыбкой повиновался, но, прежде чем на золотой колеснице отослать свою королеву в верхний мир, он дал ей съесть зерно граната, чтобы Персефона вернулась к нему. Придя в восторг по случаю возвращения пропавшей дочери ... Деметра открыла им (царю и царевичам) свои священные обряды и мистерии. Блажен, по словам поэта, смертный, которому довелось узреть такое... Деметра на личном примере показывала, как надлежит отправлять этот обряд... Ее дочь Персефона полгода проводила в подземном царстве мертвых, а полгода – среди живых людей в подлунном мире... Представление о единстве матери и дочери подкрепляется их изображением в греческом искусстве... В процессе многовекового развития на это элементарное представление наложились высшие моральные и интеллектуальные соображения, расцветшие более пышным цветом, чем пшеница или ячмень».  Из этих намеков Фрэзера не трудно понять, что Деметра представляет из себя распутную богиню, перекрашенную позднее в богиню-мать земледелия.

Кибела – великая матерь, богиня материнства и плодородия. Культовым спутником и возлюбленным был Аттис, о котором Фрейд плетет околесицу, приведенную выше. В припадке ревности наслала на Аттиса безумие и тот оскопил себя. В честь Кибеллы и Аттиса празднество, во время которого жрецы ее оскопляли себя. Обряд тавроболия стал частью ее культа. Главное святилище богини в 204 году до новой эры перенесено из Пессинунта (Фригия) в Рим, куда римляне доставили культовый символ богини – черный камень в форме фаллоса, желая тем самым предотвратить свое поражение во 2 Пунической войне. По преданию, судно с камнем село на мель и только девственница смогла помочь доставить его в город. Из Фрэзера можно добавить: «Кибелла – мать богов. Аттис – сын  Кибеллы и ее возлюбленный. Нанна – его номинальная мать – девственница. Аттис как и Адонис убит вепрем или оскопил себя и умер. Жрецы Кибелы оскопляли себя. Мать зачала Аттиса, прижав к груди плод гранатового дерева, выросшего из отрезанного детородного органа двойника Аттиса Агдестиса. Богиня требовала, чтобы жрецы, игравшие роль ее возлюбленных, приносили ей в жертву свои детородные органы (выделение мое, пригодится дальше). Это – принесение богине в жертву мужской силы».

Аттис - ласкательное от слова «отец» (надо полагать, что-то вроде «папочка», «папуля» - мое) – фригийский бог-юноша, возлюбленный богини – великой матери Кибеллы. Празднество в честь его и Кибелы в Риме сопровождалось неистовыми оргиями. «Историки полагают, что это был акт преодоления различий между мужчиной и женщиной методом самооскопления». Ха-ха, да и только.

Атрей – царь, сын Пелопса и Гипподамии, внук Тантала, отец Агамемнона и Менелая. Изгнал своего брата Фиеста за соблазнение своей жены Аэропы (Европы). Притворившись готовым к примирению, Атрей вернул Фиеста в Микены. Когда тот прибыл, зарезал его сыновей, своих родных племянников, и накормил своего родного братца их мясом. Отомстил немного за честь своей жены. Вторая жена Атрея, Пелопия, дочь накормленного мясом своих сыновей родного брата, Фиеста, то есть сестра зарезанных будущим своим мужем родных братьев, родила своему мужу – родному дяде сына Эгисфа, которого зачала, однако, не от Атрея, а от своего родного отца. Через несколько лет Атрей приказал своему «сыну» Эгисфу убить Фиеста, то есть своего действительного отца от родной дочери. Ему, видите ли, было мало накормить его, его же сыновьями. Но, слава богу,  Эгисф как-то узнал в Фиесте своего родного отца, и убивать его не стал. Убил Атрея, своего чисто номинального отца и злодея.

Гея – праматерь и прабожество, жена Урана, родила от него титанов, циклопов (одноглазых силачей) и гетатанхойров (сторуких). Среди всего этого безобразия  был и  нормальный сын, Крон (Кронос). По наущению Геи ее сын Крон (Кронос) оскопил отца Урана, бога неба, из капель крови которого при этой хирургической операции родились эринии (богини мщения) и гиганты (змееногие великаны). За что папу оскопил, неужели непонятно? Начали они, сын с мамой детей делать, эти дети Геи и Кроноса тоже известные люди-боги: Гестия, Деметра, Гера, Аид, Посейдон и, наконец, Зевс. Предыдущих безвестных Кронос заглатывал, как только мама – Гея их рожала от него.

Иштар (аккадск. и шумерск. Инанна) – главное божество вавилонского пантеона, дочь бога луны Сина или сестра солнечного бога Шамаша. Любовь, влечение, плодородие, частично война и смерть. В западной Азии и Египте – Астарта. Популярна тема о схождении ее в подземное царство.

Инанна, Нинанна, Иннин (шумерск., буквально - владычица небес), в шумерской мифологии и религии божество – покровительница города Урука и его окрестностей, богиня плодородия, плотской любви и распри.

Астарта, греческое наименование главной финикийской богини Аштарт, почиталась как богиня земного плодородия, материнства и любви, а также как астральное божество. Почитание Астарты распространилось в Сирии, Палестине, Египте, Малой Азии, Кипре, Карфагене и др. Для культа Астарты характерно наличие жриц-иеродул, занимавшихся так называемой священной проституцией. Астарта изображалась в виде обнаженной женщины, иногда с коровьими рогами на голове. Замечу от себя, что так называемое плодородие, как мы сегодня понимаем его (плодородие земли) ничего не имеет общего с плодородием богинь. У богинь плодородие – это просто плоды любви, дети и как можно больше. Вот что такое плодородие богинь. И не надо его путать с урожаем, например, пшеницы на начальном этапе возникновения божества. Только потом дети перешли в понимание урожая пшеницы.

     Геката – дочь титана Перса, богиня всеобъемлющей власти, богиня колдунов и привидений. Отождествляется с Артемидой (заметим, с богиней-девственницей) и богиней подземного царства Персефоной, дочерью Деметры. Ей жертвовали еду и собак, атрибуты: факел, бич и змеи.

Афродита – Великая мать (греч.), она же Венера (лат.) – жена  Гефеста, изменяла ему с Аресом, родив от него Эрота и Амура. Дети самого Гефеста неизвестны науке. Любовница Адониса. От Анхиса сын Эней. Проституция рабынь в храме Афродиты. Эрот сопровождал свою мать Афродиту и помогал ей завладевать мужчинами с помощью своих «любовных» стрел. Эрот возбуждал любовь не только между мужчинами и женщинами, но и однополую любовь.

Арес – у греков бог войны, сын Зевса и Геры, у римлян – Марс. Но ведь Зевс и Гера – родные брат и сестра, дети Геи от собственного сына Крона (Кроноса). Ничего себе, семейка. Сплошной инцест.

Адонис – божество растительности и плодородия, соответствует вавилонскому Таммузу, возлюбленный Афродиты. Культ Адониса оказал сильное воздействие на христианство (миф о страждущем боге). Дополним БСЭ изысканиями Фрэзера: «Адонис родился от инцеста царя Кинира со своей дочерью Миррой. Мы располагаем сведениями, о кровосмесительных связях с дочерьми многих древних царей. Не похоже, чтобы подобные сообщения не имели под собой никаких оснований. В странах, где царский титул передавался по женской линии, царями становились лишь по праву женитьбы. Видимо царевич женился на собственной сестре, чтобы получит корону. Не это ли правило вызывало брак царя с дочерью?», риторически вопрошает сам себя Фрэзер. Отвечаю Фрэзеру: нет, конечно. Объяснения были изложены выше. 

Таммуз (библейск.), Думузи (шумерск.) в мифологии и религии семитических народов умирающее и воскресающее божество плодородия. Бог-пастух, возлюбленный богини Инанны, отданный ею в подземное царство, как «замена» ее самой. Его сестра Гештинанна спасла брата, согласившись проводить вместо него под землей по полгода. Соответствует финикийскому Адонису.

Заканчивая про богинь-матерей, великих и простых, приведем официальные данные о матриархате и его особенностях из Большой советской энциклопедии и других источников. Итак, матриархат – женовластие, одна из форм общественного устройства периода разложения родового строя и перехода к классовому обществу. Доминирующее положение женщины в обществе, матрилинейность наследования, матрилокальность или дислокальность брачного поселения – результат  трансформации некоторых норм материнского рода. Пережитки матриархата сохраняются у минангкабау (о. Суматра). Иногда термин матриархат неточно используется для обозначения материнско-родового строя в целом или периода его расцвета (выделено мной). Особенно умиляет выражение «трансформация некоторых норм материнского рода», когда никому, в том числе и авторам выражения, неизвестны «нормы материнского рода», как мы видели, цитируя статью «амазонки». Замечу также, когда сказать нечего, возникают всякие заковыристые словечки, вдруг не станут  искать их перевод с русского на русский. Стану искать: «Минангкабау, народ острова Суматра, мусульмане, большое развитие получили капиталистические отношения, играют активную роль в политической и культурной жизни Индонезии. В то же время сохраняются община и многие черты материнско-родового строя».

Выше я выделил совершенно определенное: «Пережитки матриархата сохраняются у минангкабау» и просьбу авторов не путать матриархат с материнско-родовым строем. Стараясь не путать, читаю с изумлением, что у минангкабау, как раз, не матриархат, а «многие черты материнско-родового строя». Как говорится, приехали – туда, откуда ехали. Расшифруем с помощью тех же авторов заковыристые словечки, хотя и без этого все знают, что матри – мать, линейность – направление, локальность – местоположение. Вместе получится: матрилинейность – наследование по женской линии, матрилокальный – муж живет у жены, как говорят, «в примаках». Зачем мудрить? Однако закончим, если начали.    

Матрилинейность наследования – одна из важнейших особенностей эпохи материнско-родового строя (выделено мной), основной принцип организации людей в материнский род как социально-экономи­ческую единицу первобытного общества. Наиболее стойкий институт этой эпохи, долго сохранявшийся даже после распада рода как экономической общности. Со становлением патриархата матриархат сменяется патрилинейностью, но нередко бытует наряду с последней  даже в раннеклассовых обществах в форме ма­теринского права наследования власти верховных вождей и некоторых видов имущества. Итак, выяснили: матрилинейность наследования – важнейшая особенность, основной принцип организации людей, наиболее стойкий институт эпохи. Ну, и что? Собственно, в чем эта труднопроизносимая штука заключается, почему и как возникла, когда, и опять же, почему закончилась? У вас же, ребята, просто лозунги типа «Да здравст­вует 1-е мая». Мало того, что ничего не объясняют, новые заковыристые словечки подсовывают, типа «пат­рилинейности», не успеваю тома перелистывать: авось, увижу что-нибудь новенькое? Не отвяжетесь, ре­бята, переключая меня с кнопки на кнопку, где все тот же Брежнев. Помните еще анекдот про советское че­тырехканальное телевидение?   

«Матрилокальный брак – распространенная в условиях  материнско-родового строя форма брачного поселения, при которой муж переходит на жительство в общину жены. Матрилокальный брак (первая форма совместного проживания брачной пары) ведет к превращению родовой общины в матрилинейную семейную общину и способствует образованию отдельной, внеродовой собственности мужчин, которая становится важной предпосылкой перехода от матрилокального брака к патрилокальному браку. Пережитки матрилокального брака – обычаи временного поселения брачной пары с родителями жены, отработка за невесту и пр.» (выделено мной специально для предыдущего раздела, см. выше). Докопался! Оказывается, вот в чем дело. Матрилокальный брак – первичный, от бога, и нужен был только затем, чтобы мужики в нем накопили «внеродовую собственность», ну, там, удочку, топор каменный, лук с десятком стрел, спрятанные от «общины» под лесной корягой, мордушку – в речном омуте. Дом-яма-то все равно принадлежит жене с детишками со всеми глиняными горшками и шкурами невыделанными. Какая еще собственность у мужика, разве как у Челкаша, - в рваных штанах, «из которых было видно его пролетарское происхождение»? (Цитата из школьного сочинения). И на основе этого «добра», «внеродовой собственности», «важной предпосылки», мужики совершили такой грандиозный переворот от матриархата к патриархату? Что-то не верится.

В каждой из выписок я выделял понятие «материнско-родовой строй», на который все ссылаются авторы. Думал, ну уж доберусь я до него, все от него зависит, всему он основа и расшифровка. Добраться-то добрался, только не расшифровывает энциклопедия этот проклятый «строй», статьи такой вообще нет. Протер глаза и снова перелистал – нету. Даже обидно стало. Ссылались-ссылались и «концы в воду». На то она и советская, энциклопедия-то. Значит, нет и понятия матриархата. Даже, как и почему матриархат сменился патриархатом неизвестно. Разве фраза: «одна (из скольких и каких?) из форм общественного устройства (какого?) периода разложения (какого, химического?) родового строя  и перехода к классовому обществу», является формулой матриархата? Эдак, о стуле за обеденным столом, например, можно написать: одна из возможностей присесть в период отправления одной из естественных потребностей при переходе от кочевой жизни к благоустроенной квартире. Наверное, многие подумают о стульчаке, а не о стуле. 

Попробуем с другой стороны. Основные узлы понятия «первобытнообщинный строй» привожу ниже. Первая общественно-экономическая формация. Охватывает время от появления людей до возникновения классового общества. Этапы: первобытный коммунизм – первобытное человеческое стадо в раннем и позднем палеолите трансформировалось в подлинное сформировавшееся человеческое общество. Среди многообразия точек зрения есть две основные (мои примечания в скобках):

1. Первобытное человеческое стадо, в котором господствовал промискуитет (ничем не ограниченные половые связи, которые никогда никем в природе не наблюдались), на грани раннего и позднего палеолита (бессмыслица: грань в тысячи лет) превратилось в материнский род (экзогамный коллектив кровных родственников по материнской линии, то есть тотем. Почему и как это произошло – не наше холопское дело).  В силу экзогамии (что, природное явление, как гром и молния?) образовалась дуально-родовая организация.  Сочетание двух экзогамных родов в постоянное взаимобрачное объединение, потом еще расчленившихся на фратрии. (Как это произошло, почему? Не сказано). Вместе с родом (С каким родом? Материнским?) возник и брак (Зачем он понадобился?), который в своей исходной форме был групповым браком. Все мужчины одной фратрии имеют брачные отношения со всеми женщинами другой фратрии, возник из промискуитета. (Как именно, не сказано. Как может, и зачем промискуитет стал себя ограничивать? Каковы движущие силы?). Групповой брак одновременно был и дислокальным браком (отдельное проживание супругов. Как это, и почему? Главное – зачем?), в своем развитии сменился парным браком, так как семья не составляла экономической ячейки, отсюда ее непрочность, легкая расторжимость. (Зачем дислокальный групповой брак создался, если он такой непрочный? И, собственно, почему он непрочный? При такой-то воле? Ведь никто не заставлял? Кто заставил осуществлять парный брак? Ведь и по сегодняшним меркам дислокальный групповой брак это – прелесть). Не все принимают дислокальность брака, некоторые считают его матрилокальным браком (Почему?), потом перешедшим в дислокальный (Почему?), но уже после возникновения парного брака (Зачем?). Во всяком случае, род оставался материнским (Почему?) вплоть до накопления богатств и переходом их в частное владение отдельных семей (но род-то материнский, то есть экзогамный коллектив, какие в нем семьи?),  что привело к возникновению отцовского рода (Раз нет семей, нет накопления в семьях, значит нет возникновения отцовского рода, но фактически он появился. Значит, не по этой причине, какая декларируется). Однако данные этнографии свидетельствуют о том, что материнский род в одних случаях мог смениться отцовским задолго до начала становления частной собственности, в других – продолжать существовать вплоть до возникновения классов и государства (выделено мной). Спасибо и на этом, говорю я, уже без скобок.

2. Согласно другой точке зрения основной единицей первобытнообщинного строя на всех этапах его развития была первобытная община, всегда состоящая из парных семей. Функция рода – регулирование брака. По вопросу о времени возникновения первобытной общины среди сторонников этой точки зрения нет единства. Вплоть до того, что отрицается первобытное человеческое стадо. Не следует переоценивать расхождение во взглядах между «родовой» и «общинной» теорий. Если оставить в стороне крайние точки зрения, то большинство исследователей сходятся на том, что в эпоху расцвета обе эти организации совпадали. (Неизвестно только как они приблизились к этому расцвету).

3. Все исследователи-марксисты единодушно признают коллективистический характер первобытного производства, который был обусловлен крайне низким развитием производительных сил. (Слава, тебе господи. Оказывается я изложил мировое мнение по затронутому вопросу). Эпоха первобытного человеческого стада (Значит, марксисты считают в отличие от немарксистов, что стадо все-таки было?) – становление социальных отношений. Общий продукт делили поровну (Это как же они до этого дошли? Даже щенки более сильные выбирают соски у сучки более продуктивные и попробуй их оттащить, подсадив туда слабых. Через минуту все возвращается на круги своя).  На этой стадии существует равноправие мужчин и женщин (Кто видел? Где доказательства?). Появился излишек продуктов (Как у Суворова и солдата. Суворов: «Хватает»? Солдат: «Даже остается». Суворов: «А, куда остатки деваете»? Солдат: «Съедаем, даже не хватает»), стали обмениваться с соседними коллективами (Слово какое хорошее), то есть общаться. В силу экзогамии рода  эти связи были и неизбежными. (Откуда она взялась, спрошу у марксистов, экзогамия?). Несомненно, существование в это время религии в форме магии и тотемизма (Прошу не путать совершенно различные вещи), зачатки которых возникли еще у неандертальцев (Как, опять же таки?). Производство медленно, но неуклонно развивалось. Это были условия для перехода от первой фазы первобытнообщинного строя ко второй - появление избыточного продукта (Опять рассказать байку?). Отношения превратились из распределительно- уравнительных в обменные, а потом и в товарные (Где «движущие силы» этих революций? Я могу назвать только противодействующие силы). Парная семья преобразуется в моногамную (Единобрачие нерасторжимое, основанное на социальном понятии, семье. Откуда взялось это «социальное понятие»? Кому на руку нерасторжимость? Не семейной же паре? Иначе бы и сегодня браки не расторгались). Формируется частная собственность и так далее и тому подобное. К нашему исследованию отношения не имеет. Марксисты вообще ничего не сказали ни об инцесте, ни о его преодолении, ни об эволюции от промискуитета до возникновения «крепкой советской семьи». Твердолобость и прямолинейность - феноменальные. 

Только сейчас я понял, почему нет статьи в БСЭ о материнско-родовом строе, а сразу идет ссылка на первобытнообщинный строй. Тут-то краснобаи-марксисты знают что сказать. Потому и Фрейд не издавался, а фактически был запрещен, но критиковался, как критикуют вкус ананаса, не пробовав его. Но надо же сделать и кой-какие выводы из переписанного мной материала.

Вывод здесь один всего. Никакой теории, связывающей в единое целое инцест, возникновение экзогамии, групповой, парный, полигамный и моногамный браки, матриархат, патриархат, гомосексуализм, лесбийство, гаремы, угнетение жен, мужей,  старческие вспышки плотских чувств у женщин и мужчин, проституция мужская и женская, истоки иудейско-мусульманских обрезаний, более отчетливой любви матерей к сыновьям, а отцов к дочерям и наоборот, фригидность и импотенция, групповой секс и религиозные оргии, каменные фаллосы в церквах и древних храмах, совокупляющиеся статуи, ритуальное воровство или «выкуп» невест и, наверное, женихов, некоторые «странные» брачные церемонии, нелюбовь между тещей и зятем, между свекровью и снохой по всему видно, нет до сих пор.  Наиболее близко к решению проблемы подошел Фрейд, но, по-моему, не захотел в эти дебри углубляться. Вместо этого, он заставил себя немного покривить душой, когда за отправную точку в возникновении бога-отца, а не «великой матери», как следовало бы, взял убийство сыновьями отца, а не матери, как следовало бы, и на этой основе объединившихся в братский клан. По всему видно также, что утверждение Дарвина, что труд сделал человека, молчаливо принятое миром, в том числе и коммунистами, противоречит самой природе человека, всей его истории, начиная с любых времен и по любой из трех имеющихся у меня в наличии хронологий. Трудоголики, конечно, есть, но их едва ли не меньше, чем «эйнштейнов». Я уже говорил, что, скорее лень сделала человека человеком. А также первичный сексуальный позыв, который вдруг или постепенно, но достаточно быстро, сделался постоянно действующим,  не регламентирующимся позывом, что сразу выделило человека среди других млекопитающих, строго запрограммированных в этом вопросе. Сколько изобретательности потребовалось, чтобы потрафить своему отвратительному «Оно» (см. приложение из Фрейда).

Кстати, обратить внимание на проблему человеческой изобретательности для удовлетворения своей сексуальной потребности меня тоже надоумил Фрейд, не прямо, конечно. Есть у него статейка (приложение), в которой он объясняет природу человеческого остроумия сексуальными его потребностями. У него ловко доказано, что именно так и есть. Мне осталось только расширить это фрейдовское понимание проблемы, но доказывать это расширение, конечно, будет трудно.      

Но что-то я от богинь-матерей и матриархата далеко отвлекся, а еще дальше, - от главного своего вопроса о природе русского загадочного характера. Придется постепенно возвращаться.

Вот, Сарапис, бог-мужик, бог плодородия, подземного царства, моря и здоровья. Его культ наряду с культом Исиды (Изиды, разные авторы пишут по-разному, я не виноват), уже упомянутой.  Подчеркнуты оргиастические формы их культа. Добавлено Фрэзером: «Это произошло в более поздние времена, когда в религиозных представлениях ведущее место заняли не богини, а царящие на небе боги» (Выделено мной. Очень ценная фраза. Я очень благодарен Фрэзеру за нее. Я ее не забуду). Добавлю еще от Фрэзера кратко: «Каждая женщина один раз в жизни должна отдаться в храме иностранцу (иностранец здесь не в нашем понимании, а тот который не живет в данной деревне) в храме Милитты (упомянутые Иштар, Астара) и посвятить деньги за это богине. Отдаться около храма стояла очередь. По закону амореев девушка на выданье семь дней занималась проституцией у ворот храма матери-богини. В Армении такие девушки отдавались с начала менструации и пока не выйдут замуж. В общем, где богиня-мать, там и ритуал этот. Считается, что этот ритуал-проституция был учрежден царем Киниром и на практике осуществлен его царскими дочерьми, кстати, сестрами Адониса, навлекшими на себя за это гнев Афродиты. Напомним, что сам Адонис родился от инцеста Кинира со своей дочерью Миррой.  Ну, вот, кажется, все о великих матерях-богинях.

Посмотрим на описанных богов и богинь. Исида, Кибела, Гея, Иштар, Инанна, Астарта, Артемида, Геката – вот это богини, творили, что хотели и не было им никакого указа, своих сожителей богов мужского пола ни за что считали. Ну, что это за боги. Осириса, как малого ребенка надо защищать, воскрешать. Атрей, конечно, подлец, но получил по заслугам фактически женскими руками. Уран – рогоносец, Гефест – тоже, Адонис – вспоминать стыдно, Тиммуз – молоденький бог-пастушок, развлекаловка для матроны, богини-матери. Зевс считается высшим богом-мужчиной. Но кто такой Зевс? Главнейшая богиня-мать Гея смастерила со своим сыном Кроносом в числе прочих богов Геру и Зевса, причем Зевс самый младший. Годится он в главные «мужские» боги? Фрэзер приводит довольно пространные сведения о том, что бога плодородия Озириса и аналогичных ему богов крестьяне приносили в жертву на полях при уборке урожая, и эти традиции сохранились до наших дней. Разве так поступают с главным богом? Все, кажется.

Из великих богов-мужчин можно говорить только о боге Митре и Иисусе Христе, но последний - только копия первого. Итак, по БСЭ Митра, один из главных индоиранских богов, бог дневного света, податель жизни, гарант установленных или обусловленных отношений в мире и обществе, бог договора (митра - договор). Обычно выступал рядом с солнцем, а потом был с ним отождествлен. В последние века до новой эры возникла особая религия – митраизм, получивший распространение в эллинском мире, в Риме. Особой популярностью религия пользовалась в пограничных провинциях, где стояли римские легионы, солдаты которых были главными приверженцами этой религии. Значительную роль в распространении митраизма сыграли социальные низы, которых он привлекал тем, что провозглашал равенство среди посвященных в него и сулил блаженную жизнь после смерти. Императоры Аврелиан и Диоклетиан покровительствовали этому культу. Во 2-4 веках митраизм был главным соперником христианства. Замечу здесь еще раз, что я чисто условно, если хотите, так как не использую вообще никакой хронологии, а только безвременное развитие, сцепленное не годами, а фактами, принял за начало процесса формирования всех народов, находящихся на абсолютно одинаковой ступени развития, как раз, империю Диоклетиана, но не в Риме, а в Византии.

Фрейд тоже не забыл упомянуть о Митре, назвав его лучезарным персидским юношей, соперником Иисуса Христа, принявшим на себя грех убийства «первородным братством» своего отца, тем самым, сняв вину с остального братского коллектива. Но не ценой своей смерти, как Иисус, а своей праведной жизнью. Почему Митра не победил Христа в умах  людей, Фрейд разбираться не стал, хотя мог бы многого достичь в этом вопросе, не чета мне.

Авторы «новохрона-1» о Митре сообщают вкратце следующее, чего я не нашел в Большой советской энциклопедии. Митра – человек, посланный Богом-отцом для борьбы со злом, совершив свои подвиги на земле, возносится на небо к своему отцу, чтобы вернуться на землю в ее последний день. Считается, что митраизм – древнейший культ, так как он содержится в учении Заратустры, а он якобы жил во времена падения библейского Богоборческого царства. Между тем культовые надписи и рисунки этой религии указывают, что непобедимый Митра, Бог-солнце, побеждает быка (тельца), то есть астральный смысл легенды заключается в борьбе Солнца с созвездием Тельца. Это позволяет им (авторам «новохрона-1») однозначно утверждать, что культ возник в начале новой эры. Только с этих пор в день весеннего равноденствия созвездие Тельца «сгорает» в лучах вечерней зари. Головной убор митраистского жреца – тиара. Это название имеет и головной убор папы римского. Как и жрецы Митры, обувается папа в красную обувь и также заведует ключами «бога-скалы», Петра. Тогда, добавлю я, Диоклетиан правил где-то вскоре после этого. А народы я все поставил на старт, и они стоят не двигаясь, ждут выстрела стартового пистолета на той одинаковой для всех степени развития, которая изложена выше, в предыдущем разделе. Все тысячелетия, случившиеся до этого, можно отбросить как ненужные. Они, эти тысячелетия, никакой роли в моем исследовании играть не будут. Доказательства у «новохронистов-1», а отчасти – у «новохронистов-2», исключая их «научные интерпретации истории» из-за их абсолютной абсурдности, учитывая простой здравый смысл (см. предыдущие разделы).

Фрэзер тоже не забыл об этом боге сказать. «Митраизм, сочетающий в себе возвышенную обрядовость со стремлением к нравственной чистоте и к достижению бессмертия, показал себя грозным соперником христианства. В течение какого-то времени нельзя было предсказать исход борьбы между этими конкурирующими вероисповеданиями... По юлианскому календарю 25 декабря считалось днем зимнего солнцестояния и днем рождения солнца. Участники празднества в Сирии и Египте удалялись во внутренние приделы храма и в полночь выбегали оттуда с криком: «Дева родила! Свет прибывает!». Дева, которая зачала и родила 25 декабря сына, была, несомненно, Великой восточной богиней, которую семиты звали Небесной девой или просто Небесной богиней. В населенных семитическими народами странах она выступала как ипостась Астарты. Сторонники же культа Митры называли его Солнцем или Всепобеждающим Солнцем и в силу этого датировали его рождение также 25 декабря. Евангелия ни словом не упоминают о дате рождения Христа. Поэтому ранние христиане этот праздник не отмечали. Однако со временем египетские христиане стали считать Рождеством 6 января. Обычай праздновать в этот день дня рождения Спасителя к 4 столетию распространился по всему Востоку. Но в конце 3 – начале 4 столетия Западная церковь, которая отказывалась датировать Рождество 6 января, установила в качестве подлинной даты 25 декабря. Со временем с этим согласилась и Восточная церковь. Из этого следует, что церковь приняла решение праздновать день рождения своего Спасителя 25 декабря для того, чтобы перевести религиозное рвение язычников с солнца на того, кто звался солнцем справедливости. В таком случае нет ничего невероятного в том, что такого же порядка мотивы могли побудить церковные власти уподобить Пасху празднику другого азиатского бога, который приходился на это же самое время. Греческие, сицилийские и итальянские пасхальные обряды удивительно напоминают культ  Адониса. Но этот шаг в греко-язычных областях античного мира был сделан ранее, чем в странах, говорящих на латыни. Ведь культ Адониса процветал у греков, а на Рим и на Запад вообще оказал незначительное влияние. Чувства римской черни завоевал не он, а более варварский культ Аттиса и Великой матери. Между прочим, смерть и воскресение Аттиса официально праздновались в Риме 24 и 25 марта. Крестный путь Христа тоже приходился на 25 марта. Некоторые христиане, не обращая внимание на положение луны на небе,  регулярно отмечали в этот день распятие Спасителя. Восхождение Христа на Голгофу было специально приурочено к этой дате, для того, чтобы соответствовать более древнему празднеству весеннего равноденствия. Воскресение Аттиса, который сочетал в одном лице Бога-отца и Бога-сына, официально отмечалось в Риме в этот же день. Стоит также вспомнить, что празднование дня святого Георгия в апреле пришло на смену древнему языческому празднику Парилий, а день святого Иоанна Крестителя пришел на смену летнему языческому празднику воды (Ивана Купалы? - примеч. мое). Праздник Успения Пресвятой Богородицы в августе вытеснил празднество Дианы. День Всех Святых в ноябре явился продолжением древнего языческого праздника мертвых. Само Рождество Христово приурочено к зимнему солнцестоянию, как рождению Солнца. Впрочем, если датировать смерть Христа 25 марта, то воскресение его будет 27 марта, на два дня позже весеннего равноденствия по юлианскому календарю и воскресения Аттиса. Аналогичный сдвиг происходит на два дня и при совмещении христианского и языческого праздников Святого Георгия и Успения Богородицы. Однако другое христианское предание (Лактанций и галльская церковь) относило смерть Христа на 23, а его воскресение к 25 марта. В таком случае воскресение Христа точно совпадало с праздником Аттиса».

Понтификальные книги – записи, которые велись жрецами-понтификами, начиная со времен Анка Марция. Значит, и сам понтифик или понтифик римский, то есть папа римский – прямой плагиат. А вот другая интерпретация митры, в отличие от Митры-бога и митры – головного убора: «Митра – в отличие от пояса вокруг талии, так называется пояс, который женщины завязывали под грудью». То есть, я понимаю это как пралифчик, прабюстгальтер. Но тогда возникает еще одно подозрение. В иранской литературе ковчег – это женская грудь, так сказать, пазуха, куда женщины любят прятать любовные письма и деньги по сей день. А если вы помните, то скрижали с заветом бога Яхве с Моисеем хранились в ковчеге. Потом ковчег этот перешел по наследству к христианам, а потом вообще все следы о ковчеге потерялись. Исчез он куда-то. Конечно, женская грудь не вечна, живет столько, сколько сама женщина, а бессмертных женщин-богинь пока не придумали. 

Сделаем некоторые выводы. На заре человечества богини-матери были на первом месте и это дает историкам основание утверждать, что первоначально был матриархат, сменившийся затем патриархатом, как и почему – неизвестно. Я же утверждаю, что матриархат и патриархат произошли практически одновременно и действовали в борьбе между собой до появления арианства (единобожия), внедрявшегося по типу «ползучей революции». Арианство создало Яхве, Митру и Иисуса Христа и настойчиво, постепенно, «ползуче» стало незаметно заменять богинь-матерей на богов-отцов. Это происходило очень осторожно, продуманно, не перечеркивая культы богинь-матерей, как коммунисты перечеркнули все, что было до них, а незаметно встраивая новых богов в прежние культы. Народ не успел одуматься, как у него уже появился новый единый бог, который действовал по традиционным народным языческим «правилам», включая и его любимые храмовые оргии. Только затем, опять «ползуче», а под конец, когда чаша весов стала явно клониться в пользу «реформаторов», и с помощью ауто-да-фе и инквизиции, чтобы быстрее и радикально решить вопрос, уже запугивая народ. Этот процесс исследовал Ренан, относя его к началу новой эры и имея в виду, что он идет из глубины прежних «медленных» тысячелетий, то есть, в соответствии с традиционной версией хронологии. Мне это не нужно, у меня, повторяю еще раз, все народы стоят на старте и уже немного устали находиться в столь неудобной позе.

Сплошной инцест богов и богинь – это отражение существовавшего совсем недавно порядка вещей, называемого промискуитет, беспорядочные половые связи. Народы празднуют промискуитет на примере своих многочисленных богов, позволяя себе единовременно, по праздникам, в строго отведенном месте (в храмах) немного расслабиться и вновь почувствовать прелесть совсем еще недавней половой распущенности. Из этого следует, что экзогамия уже существует, но такая еще непрочная. Табу на инцест тоже существует, иначе зачем инцест богов, как приятное воспоминание? Есть и тотем, трактующий правила экзогамии, который то и дело хочется нарушить. Но единобожия еще нет, и это очень затрудняет «управление государством», которого в нашем сегодняшнем понимании – тоже ни у одного народа нет, за исключением Византии. Это очень хорошо соответствует состоянию народов, которые у меня стоят на старте, у них уже ноги затекли.

Что мы имеем в «семейной жизни» богов? Афродита – Великая мать, имея мужа Гефеста, ставит ему рога, на каждом перекрестке, спит со всеми подряд, в ее храме – сплошная проституция, помощник в этом – родной сынок, Эрот. Непрочь заняться и однополой любовью, иначе, зачем научила сына «пропагандировать» и однополую любовь. Но главное, она в связях инцеста не замечена. Прогрессивная богиня, но очень распущенная. Вылитая Екатерина II, только замужняя. Отсюда можно предположить, что Афродита не только богиня, но и царица, могущая себе позволить многое при живом муже, второстепенном члене семьи, которого и заменить всегда можно. К Афродите очень подходят времена, описанные Фрэзером о Древнем Лациуме (Риме): «Политическим и религиозным центром каждой общины был неугасимый огонь царского очага, попечение о котором было делом девственниц-весталок из царского рода. Царем становился мужчина из другого клана и другого народа, который женился на дочери своего предшественника и благодаря ей получал свое царство. (Уточню в скобках: не он был настоящим царем, а царица, а он был только «инструментом»). Дети, которых он имел от нее, наследовали не его, а ее имя. Дочери оставались дома, а возмужавшие сыновья пускались в путь. Это представление делает более понятными предания, согласно которым латинские цари рождались от матерей-девственниц и отцов божественного происхождения. (Добавлю, это позднее, чтобы скрыть распущенность). Это означает, за вычетом элементов преувеличения, что женщина зачинала ребенка от неизвестного мужчины. (Вот это не в бровь, а в глаз. Посчитайте любовников Афродиты). Если при рождении римских царей отцы их действительно были неизвестны, то это свидетельствует либо о половой распущенности, существовавшей в царских семьях вообще (не вообще, а только у царицы-богини), либо об ослаблении правил морали в особых случаях, когда женщины и мужчины на время возвращались к половой распущенности прежних времен (Это к царице не относится. Это относится только к ее народу: «Ишь, распустились»). На определенных стадиях (Каких же именно? Уточняю еще раз: только по праздникам) развития общества такие сатурналии обычное явление. В нашей собственной стране (Англии) пережитки их долгое время давали о себе знать в майских, троицких и даже в рождественских обрядах».

Это действительно «пережитки» Афродиты, но уже в христианстве, в которое завлекали ползуче, боясь переборщить, но выгоды впереди видели колоссальные. Итак, согласно моей классификации Афродита – символ царской распущенности сестринского клана первого рода, амазонок – матриархата, когда муж-царь – только инструмент.

Гея – богиня-мать – недалекая, но предшественница Афродиты. Инцест только что «запрещен», «введены» табу на него, «очерчен» круг тотема, но помнится очень хорошо, такой прелестный. У Геи был муж – Уран, но от него рождались одни уроды: эринии, гиганты, а единственный нормальный сынок их, Кронос, уже подрос, возмужал и у них с мамой возникла любовь. А что особенного, фрейдовское «Оно» потребовало, «Идеал Я» еще не выработался, каков нужен по Фрейду.  «Идеал Я» в это время – это те, кто позволял себе все, поэтому никаких табу, тотемов, какой-то дурацкой экзогамии не было и в помине. Вот мама с сыночком и наделали кучу детишек: Посейдона, Аид, Геру, Деметру, Гестия и, наконец, Зевса, остальных, непонравившихся, папа Кронос заглатывал. Или времена, может быть, были тяжелые, приходилось (каннибализм?). А те (младшенький Зевс и довольно взрослая сестренка Гера), в свою очередь, сотворили мальчика Ареса, будущего любовника Афродиты при живом хромоногом муже-портянке Гефесте, ковавшем в это время пики со стрелами. Это еще раз подтверждает, что Афродита младше Геи. Чистейшей воды инцест. Но, опять же, времена были такие. Надо полагать, маму никто не убивал еще из-за ревности, да и к кому ее Кроносу  ревновать? Он же единственный. Но народ, когда ему запретили «это» делать повседневно, а только по праздникам, в виде исключения, очень полюбил такие праздники, а богиню, в которую превратилась Гея, - тоже. Аналогичен инцест Кибела – Аттис. Итак, инцест матери с сыном рассмотрели.

Инцест брата с сестрой: Исида – Озирис, и их «продукт» Гор, Гера – Зевс с «продуктами» Аресом и Гермесом; инцест отца с дочерью: Фиест – Пелопия и «продукт» его Эгисф, Кинир – Мирра с «продуктом» Адонисом и его безымянными сестрами, которых папа Кинир заставил заниматься первой в истории проституцией.

Обратим внимание, что Кинир – первый царь-бог, который независим от своей жены, даже имя ее неизвестно. Это уже напоминает переход от матриархата к патриархату. И именно он, Кинир, сперва осмелевший, а потом обнаглевший мужик, в качестве примера послал своих дочерей заниматься проституцией, а сына – любовником к Афродите, которая, все еще очень сильна, но уже не замечена в инцестуозных связях, а только - в половой распущенности при здравствующем муже. Трудно не заметить в этом поступке начало дипломатии: немного боюсь, но делаю по-своему, посылаю дочек, куда хочу, а чтобы другая, все еще опасная, сторона не слишком гневалась, направлю к ней сына-красавчика. Недаром отмечено, что она разгневалась на дочерей Кинира - проституток, родных сестер ее очередного любовника Адониса. Разгневаться-то она разгневалась, но перетерпела в объятиях красавчика, ничего не стала предпринимать. Как тут не заметить прогресс дипломатии? Как, вообще, не заметить прогресс, как в деле преодоления такого привлекательного из-за «удобства» по осуществлению инцеста, так и в вопросе нравственности для других, но не для себя. Совсем как западноевропейцы, создавшие демократию для себя, но не для своих колоний. Разве не отчетливо из этого видно, что все категории морали, нравственности стали становиться как палка, о двух концах? Причем конец для владельцев народа приобрел удобную рукоятку, а второй конец, для народа, остро наточили – голыми руками не возьмешь.

Посмотрите на табличку выше, в предыдущем разделе, в которой перечислены все возможные инцестуозные связи в первобытной орде, среди которых в чистом виде нет ни одной даже в трудах у великого Фрейда. Но, все они, без исключения, имеются в приведенных «биографиях» богов. Разве это не доказательство истинности моих «ужасных» для ушей и глаз высокоморального «просвещенного» человечества «предположений»? К сожалению, я не нашел здесь прямых иллюстраций образования братских и сестринских кланов первого рода, способных создавать тотем, табу, экзогамию и богов по Фрейду. Но, ведь, если уже боги существуют и мы читаем их «биографию», то, значит, предварительная стадия их создания уже пройдена, отгремела свое в умах и сердцах людей и без письменности была забыта? Или я плохо вникнул в суть «богоотношений»? Во всяком случае, надо откладывать прочитанную книгу, если она не может ничего дать больше неразвитому уму. Фабулу понял как в фантастическом романе, и достаточно.

Итак, из биографий богов мы имеем:

моя табличка имеет право на жизнь и дальнейшее исследование;

хотя матриархат и патриархат возникли, как я показал, одновременно и сосуществовали в борьбе немало времени, но матриархат на старте обогнал патриархат, но «додавить» не смог, выдохся;

потихоньку, хитроумными способами, в том числе дипломатией, «взятками», использованием слабых мест носительниц идеологии матриархата, патриархат перехватил инициативу у матриархата и довел свое влияние до преднынешнего, средних веков;

потом матриархат, угнетенный донельзя, призадумался и тихой сапой начал отвоевывать назад утраченные позиции, выдавая своей дражайшей половине в штанах в начале горбачевской «перестройки» «рубль на обед», не больше, иначе пропьет. Но это к нашему исследованию уже не относится;

эндогамия довольно быстро, «на одном поколении богов», заменилась экзогамией, а это большое достижение, правда, половая распущенность замужних богинь-цариц приняла удручающе широкий размах, что, конечно, их не красит;

зато с «широким внедрением» патриархата не богини-царицы, конечно, а простые женщины сполна расплатились за эти вольности, запертые в светелках и гаремах, сожженные на кострах;

истоки проституции надо исследовать еще, но отправная точка уже есть, Кинир, первый царь-бог, не испугавшийся Афродиты, а применивший к ней все доступные его несколько иначе устроенной голове «методы».

И, наконец, чуть было не забыл. Наблюдения над богами показывают, что любви, какая описана в рыцарских романах и между Ромео и Джульеттой, у них не было. Зато царствовал неприкрытый, все подавляющий, неразборчивый и все остальное заменяющий секс, первичный позыв, «Оно» по терминологии Фрейда. Он то и правил богами, а значит и миром тех времен. Иначе зачем этим качеством награждать богов, ведь их же люди придумали, притом, по своему подобию? Впрочем, женская любовь, похоже, была. Иначе, зачем Исида воскрешала бы брата-любовника из мертвых?

И еще одна тонкость. Посмотрим на супружескую пару, Афродиту и Гефеста. О ней все сказано, но кто такой Гефест? Хромой (наверное, производственная травма) мужик-работяга, каких свет не видел, бог кузнецов, сам кузнец, от горна не отходит, все что-то мастерит, в дом тащит. И какова благодарность от жены? Может быть, горячие шанежки ему в кузню носит? Нет, она, задрав подол, по любовникам шастает. Вот вам, господа-марксисты, ваша «дружная первобытная семья», где совет, да любовь и «все делится поровну», еще чуть-чуть и появится «избыточный продукт». Да такая, простите, жена все по ветру со своими любовниками пустит. Заметьте, господа марксисты, образы-то не исключительные, а собирательные. Исключительных в ту пору не замечали. Как тут не открыть «классовую» борьбу за патриархат? А коммунисты нам говорят, что такой Гефест-страдалец начинает «свою, обособленную от Афродиты, собственность копить», чтобы «перейти на ее основе к патриархату». Где он копить ее будет, дом полон любовников, в кузне что ли?

Что, Афродита не понимала, какой чудесный ей муж-труженик достался? Прекрасно понимала, ведь богиня, – не дура, но этот треклятый  первичный позыв так сильно действовал, «Оно» так было неумолимо, с которым она, ну хоть убей, не могла никак справиться. Повторяю, чтобы акцентировать, образ собирательный, народный, так сказать, выстраданный. Замечу без акцента, что ведь все богини-матери страдали этим недостатком. Широко распространенным. О причинах этого надо хорошенько подумать.

 

Древние писатели «про это»

 

Разобравшись с семейной жизнью богов и богинь, сделаем экскурс в романы, написанные где-то около рождества Христова (туда-сюда по сотне лет) греческими и римскими писателями. Начнем с Ахилла Татия, с его романа  «Левкиппа и Клитофон». Выдержки буду делать только такие, из которых можно будет понять их нравы в смысле родства для женитьбы и любви и сексуальной ориентации героев. Итак,

Книга первая

Часть III

«Я родился в Тире, в Финикии, зовут меня Клитофонт, отца Гиппий, его брата Сострат, но они не родные братья, - у них один отец, матери же разные: у отца тириянка, а у Сострата византиянка». Отметьте, что братья они «не родные», хотя и от одного отца, а отец, как известно, основной передатчик генной информации. Продолжаю: «Сострат живет в Византии: в наследство от матери ему досталось большое состояние; мой же отец в Тире. Своей матери я не знал, потому что она умерла, когда я был еще младенцем. Отец женился во второй раз, и от этого брака родилась моя сестра Каллигона. Отец хотел поженить нас...». Отметьте опять: отец один у жениха и невесты, но это в порядке вещей для женитьбы. Продолжаю: [...] «Мне шел девятнадцатый год, отец готовился на следующий год поженить нас с Каллигоной...» [...]  У отца, как я уже говорил, был брат Сострат, - так вот, от него приехал какой-то человек и привез письмо из Византии, в котором было написано: «Брату Гиппию привет от Сострата. К тебе прибывает моя дочь Левкиппа и моя жена Панфия, потому что фракийцы напали на Византий. Сбереги самое дорогое, что у меня есть, пока не кончится война». Обратите внимание, что Византий – это город, а не страна Византия. Я думаю, нам понадобится в дальнейшем это сведение из Татия.

Часть VI

«Поднявшись с постели, я нарочно стал прогуливаться по дому, стараясь попасться Левкиппе на глаза. [...] Так я сгорал в огне любви три дня».

Часть VII

«У меня был двоюродный брат, сирота, звали его Клиний. Двумя годами старше меня, - уже причастный к таинству любви, он был влюблен в одного отрока (Харикла)». Как вам нравится? Романист пишет это в самом начале нашей эры.

Часть XI

«В жены мне предназначена другая девушка. Отец тверд в своем намерении, женить меня на ней, и намерение его справедливо, потому, что моя будущая жена не чужестранка, она не безобразна, отец не продает меня за богатство, как это делают с Хариклом («возлюбленным» Клиния), он отдает мне в жены свою дочь, и притом красавицу. О, боги! Она и вправду казалась мне красавицей до тех пор, пока я не увидел Левкиппу». Получается, что и невеста, и возлюбленная самые близкие родственники Клитофона, но ничего особенного автор не видит в том, чтобы они поженились. Это даже как бы одобряется, так как она  «не чужестранка» какая-нибудь. Кроме того, «чужестранка», это совсем не из другой страны, как мы сегодня это понимаем. Это может быть девица с другой улицы. Другими словами – не родня.

Книга вторая

Часть XXXIV

«Видя, что Менелай совсем пал духом, растравив душу воспоминаниями о возлюбленном, а Клиний утопает в слезах, думая о Харикле (своем любовнике), я решил рассеять их грусть и завел речь о любовных утехах. Левкиппы в тот момент с нами не было, она уже спала. Я, улыбаясь, начал так:

- Ничего не поделаешь, Клиний теперь одержит верх надо мной. Ведь он, по обыкновению, хочет выступить против женщин. Но, теперь, когда он нашел себе единомышленника, ему легче будет отстоять свою позицию. Никак не могу взять в толк, почему теперь так распространилась любовь к мальчикам.

- Но разве, - возразил мне Менелай, - эта любовь не превосходит во всех отношениях любовь к женщинам? Мальчики ведь в сравнении с женщинами безыскусственны, а красота их доставляет более острое наслаждение.

- Как более острое?! - воскликнул я. - Ведь красота эта, едва мелькнув, исчезает и не дает любящему возможности насладиться ею. Ее можно сравнить с питьем Тантала. Любовник только начинает наслаждаться красотой возлюбленного, как она уже исчезает, и приходится покинуть волшебный источник, не испив из него. Словно питье жаждущего Тантала. Покидая мальчика, любовник никогда не испытывает полного удовлетворения, он жаждет по-прежнему». Добавлю от себя: Тантал стоит по горло в воде и страшно хочет пить, но как только он наклоняет голову, чтобы глотнуть, уровень воды понижается. Сколько бы он не наклонялся, уровень воды всегда оказывается ниже его губ. Отсюда танталовы муки.

Часть XXXV

«От тебя, Клитофонт, - сказал Менелай, - укрылось самое главное в наслаждении. Влечет к себе то, что не насыщает. То, что постоянно в твоих руках, постепенно пресыщает и теряет свою сладость. Похищенное же всегда ново, и сознание того, что вот-вот оно ускользнет от тебя, вызывает еще больший расцвет страсти. В страхе потери таится нестареющее наслаждение, и чем оно быстротечнее, тем сильнее. Потому, что мне кажется, и роза – самое прекрасное из растений, что красота ее исчезает на глазах. Я полагаю, что двум видам красоты суждено жить среди людей, красоте небесной и красоте земной. Небесная по самой своей природе стремится как можно скорее улетучиться, освободившись от тяготящей ее смертной оболочки. Что касается земной красоты, то она более прочна и своей оболочки долго не покидает. В доказательство того, что красота небесная возносится на небо, я приведу тебе строки Гомера, послушай их:

Он-то богами и взят в небеса, виночерпием Зевсу,

Отрок прекрасный, дабы обитал среди сонма бессмертных.

Между тем ни одна женщина не удостоилась того, чтобы благодаря своей красоте стать небожительницей, а ведь Зевс дарил свою благосклонность и женщинам. Но уделом Алкмены стало горе и изгнание, Даная получила в дар ларец и море, Семела стала пищей огня. И только полюбив фригийского мальчика, Зевс даровал ему небо, чтобы отрок мог жить вместе с ним, разливая нектар; та же, что прежде исполняла обязанности виночерпия, своего места лишилась, - и, я думаю, потому, что она была женщиной.

Часть XXXVI

Именно не умирающая красота женщин представляется мне небесной, - перебил я Менелая, - она непреходяща и тем приближается к божественности, в то время как быстро гибнущее подражает природе смертных и является обычным. Да, Зевс полюбил фригийского мальчика и вознес его на небо, но из-за красоты женщин, случалось, Зевс сам покидал небо и спускался на землю. Он мычал из-за женщин, он плясал из-за них, превратясь в сатира, обращался ради них в золото. Пусть Ганимед разливает вино, ведь среди богов пьет и Гера, и мальчик ей прислуживает. Чувство жалости вызывает во мне его похищение, хищная птица набросилась на него, и унесла его на небо, уподобив повешенному, тем самым, подвергнув его оскорбительному насилию. Позорное зрелище являл собой висящий в когтях хищника мальчик. Семелу же увлек на небо огонь, а не какая-нибудь злая птица. И не следует тебе удивляться тому, что с помощью огня попадают на небо, - так ведь и Геракл стал небожителем. Если же ты насмехаешься над ларцом Данаи, то почему молчишь о Персее? Алкмене же достаточно и того подарка, что Зевс ради нее украл у солнца целых три дня. Но оставим мифы и поговорим о самой радости обладания. Должен признаться, что мой опыт в этом деле невелик, так как до сих пор я имел дело лишь с теми женщинами, которые продают утехи Афродиты за деньги».

О причинах и прелестях гомосексуализма герои романа рассуждают совершенно аналогично рассуждениям нашего сегодняшнего обывателя и даже ученого, но я по этому поводу поговорю отдельно в специальном месте. Главное же здесь то, что с какими понятиями люди живут, с такими же понятиями живут и их боги. А что же тут особенного, так и говорят их уста? Нормальная этика, какую же еще вам надо? Тут у Зевса также проглядывает не стопроцентный гомосексуализм, а как бы некоторое сексуальное разнообразие: и так хорошо, и эдак приятно. Но если вспомнить, кто есть Зевс на самом деле, то и удивляться нечего. Напомню: замужняя (Уран) богиня-мать Гея со своим сыном Кроносом наделали кучу детишек, среди которых были Зевс и Гера, тоже, понятно, боги. Зевс и Гера – родные брат и сестра поженились и родили Ареса, который впоследствии стал любовником Афродиты.

Теперь небольшая цитата из Апулея, из его романа  «Метаморфозы, или Золотой осел»:  «Сейчас же призывает она (Венера) сына своего крылатого (Эрота), крайне дерзкого мальчика, который, в злонравии своем общественным порядком пренебрегая, вооруженный стрелами и факелом, бегает ночью по чужим домам, расторгая везде супружества, и, безнаказанно совершая такие преступления, хорошего ничего решительно не делает. Его, от природной испорченности необузданного, возбуждает она (Венера) еще и словами, ведет в тот город и Психею – таково было имя девушки – воочию ему показывает, рассказывает всю историю о соревновании в красоте; вздыхая, дрожа от негодования, говорит она ему: «Заклинаю тебя узами материнства, нежными ранами стрел твоих, факела твоего сладкими ожогами, отомсти за свою родительницу».

Без комментариев, разве что отмечу специализацию мальчишки Эрота и в гомосексуальной любви и «расторжении супружеств». Наверное, богиням-матерям со скопцами-жрецами зачем-то надо было расторгать супружества. Не затем ли, что желающих оскопиться со временем стало меньше и приходилось охотиться за мужчинами, привлекая их оргиями?

Начну с «фригийского мальчика, полюбившегося Зевсу». Фригийский мальчик, разумеется, из Фригии, а Фригия это северо-запад нынешней Турции, малоазиатское побережье проливов Босфор и Дарданеллы и Мраморного моря и примыкающего к нему берега Эгейского моря, там, где жили сирийцы, греки и евреи. Но, Словарь античности уточняет, что населяли Фригию и фракийские племена, а Фракия это то же самое место, что и Фригия, только в Европе, а не в Азии. Короче, европейское побережье этих же проливов и Мраморного моря от Черного моря до Эгейского, а проливы те, особенно Босфор, не шире средней континентальной речки. Значит Фригия и Фракия – это почти одно и то же по звучанию, тем более что те и другие племена фактически перемешались. Может быть, читать начали впоследствии несколько иначе одни и те же буквы. Пусть дотошные историки разбираются, для меня же это одно и то же. С корнем «фриг» много слов связано. Начнем с Сенеки, не забыв о «фригийском мальчике Зевса». Он написал фразу: «Фригийские полумужи, беснующиеся по приказу» в своей книге «Нравственные письма к Луцилию». Примечание переводчика к этой фразе: «оскопленные жрецы великой матери богов (Кибелы), которые по звуку флейты начинали неистовствовать. Запомним про флейту, и перейдем к другим словам с корнем «фриг».

«Фригана» – плотно сцепленный своими колючками кустарник, часто в форме подушки, матраса, распространенный в Средиземноморье. Также называется «держидерево». То есть, это как бы естественные ложа в виде пружинного матраса, тут и там разбросанные. «Фригидность» БЭС «переводит» от «лат. – холодный, то же, что половая холодность». Французское слово «фривольный», близкое к корню «фриг», обозначает «не вполне пристойный, нескромный». «Фригийский колпак» БЭС «переводит» как «головной убор древних фригийцев», но видевшие этот «колпак» сказали бы несколько иначе, зная, что он скрывает лицо, а именно: «мешок на голову, чтобы не было видно лица». Сопоставив все эти сведения о корне «фриг», можно сделать вывод, что фригидность, это нежелание женщины улечься на матрас – фригану, а сама фригана – это нечто непристойное, поэтому и фригийский колпак не помешает. Но есть понятие и музыкальное - «фригийский лад», несколько отличный от натурального лада, имеющий четыре бемоля из семи канонических нот. Так, может быть, вообще Фригия произошла от «фриганы» и того, что на этой фригане делалось?

Имея это в виду, посмотрим, что такое музыкальный орган у древних средиземноморцев. Оказывается, что это «древний музыкальный инструмент, состоящий из соединенных в ряд свирелей или флейт разной длины: деревянных, глиняных или металлических. Поэтому фригийский лад – это набор флейт в органе, не очень четко отличающихся между собой по высоте тона. Были и другие лады, например, лидийский, ионийский, эолийский и другие, все отличающиеся между собой и от натурального звукового ряда без бемолей и диезов. Теперь вспомним, что «фригийские полумужи начинали неистовствать при звуках флейты», то есть демонстрационное оскопление и окропление кровью вокруг  совершалось под музыку. Но «орган» – это не только музыкальный оргАн, но и Орган, то есть орудие, инструмент, а также часть тела, выполняющая определенную функцию, или часть растения – ствол, стебель, но не листва, например, и не цветки. Имея в виду, что у растений это ствол, стебель, у оргАна – это трубки, флейты, свирели, не трудно догадаться, что составители энциклопедии скрывают под «частью тела, выполняющей определенную функцию», и почему это «орудие»? Тем более что оргАн (военн.) – многоствольное орудие. Не осталось мной незамеченным и слово «органди» – «(франц.) – очень тонкая прозрачная матовая шелковая ткань для жабо, воротничков», то есть попросту для «стволов и стеблей». А что такое «органеллы»? А это «органы простейших, выполняющие двигательные, сократительные, экскреторные функции, особенно, органы чувств». На какие органы или оргАны первобытный человек обратил свое внимание, прежде всего, имеющие форму ствола или стебля с сократительными и чувственными функциями? К тому же, слово «органон» – первоначально орудие, инструмент, но потом закрепилось за музыкальным инструментом, а также за частями тела, особенно органов чувств. Тут двух мнений и быть не может, это его собственный детородный орган, с ударением хоть на первом, хоть на втором слоге. Перехожу к слову  «оргазм». БЭС: «Оргазм, от (оргао – греч.) пылаю страстью, сладострастное ощущение». Чушь это собачья. Ишь, чего выдумали: «пылаю страстью»? Это просто мужской половой орган и одновременно чувство или ощущение с ним связанное, а, может быть, и длительность времени.

Чтобы доказать это, приведу всего одну строчку из романа «Левкиппа и Клитофон» Татия: «Длина перешейка – стадий, а ширина – двенадцать оргий». Здесь речь идет о почти острове на Ниле в зарослях тростника, связанном с берегом узким перешейком. В примечании дана расшифровка: стадий – около 200 м, оргий – 1,86 метра, то есть приблизительно в 100 раз меньше. БЭС: «Стадий, от греческого «стадион», мера, ступень, период, этап».  Словарь античности: «мера длины от греч. стадион, равная 600 футам. Греко-римский стадий равен 176,6 м, новогреческий стадий 1000 м. Олимпийский стадий 192,28 м. Дельфийский стадий равен 177, 55 м. Сначала мера длины для бегуна, затем место бега. Стадий имел форму длинного узкого четырехугольника, отношение сторон 1 : 7». Добавлю только, что БЭС сам себе противоречит, производя стадий от стадиона и через две строчки: «сначала мера длины для бегуна, а затем место бега». Словарь античности: «Оргия – религиозная мистерия, греческий обряд, ритуал, священная служба, священнодействия в мистериях Деметры и Диониса – Вакха и присущего им разнузданного, безумного исступления это слово получило свое нынешнее значение – безудержного стремления к удовольствиям». Как видите, ни одним словом не упоминается, что это мера длины. Для меня совершенно очевидно, что мера длины оргия связана с самим оргазмом, скорее всего, с промежутком времени, за который можно одолеть какое-то расстояние, около двух метров. Соотношение между оргией и стадием, где-то в районе 100 – тоже что-то должно обозначать, как и отношение длины и ширины стадиона 1 : 7. То есть, все измерялось половым инстинктом, от музыки до стадиона.

Для иллюстрации приведу несколько рисунков, иллюстрирующих взаимоотношения полов как в древних мифах, так и литературе. Описывать их незачем, они сами за себя говорят.

 

 


 

 

 




 


 


 


 

 

 

 

[ Оглавление ]

[ Назад ]                                    [ Вперед ]



Hosted by uCoz