Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

Государство – людоед

 

Государство – людоед

(Роман в письмах)

 

[ Оглавление романа]

[ Назад ] [ Вперед ]

 

 

Часть четвертая

Суды – мафия

 

Второй мафиози

 

 

Второй суд слегка упомянут в предыдущем разделе. Его не должно было быть, если бы в России не была власть людоедской. Но он был, а поэтому о степени людоедства нашей власти – судить вам. Вот как он начинался.

Зюзинский межмуниципальный

суд г. Москвы

ул. Кржижановского 20/30

Истец: Префектура ЮЗАО г. Москвы,

г. Москва, Севастопольский пр-т, 28-4

Ответчик:

Синюкова Галина Васильевна,

г. Москва, ул. Грина,

дом 16, кв. 9

 

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ О выселении.

Синюкова Г.В. проживает по адресу: г. Москва, ул. Грина, дом 16, где занимает на праве собственности трехкомнатную квартиру № 9 жилой площадью 46,2 кв.м., общей- 68,4 кв.м..

На основании распоряжения префекта ЮЗАО от 06.05.2002г. за № 546-РП «О переселении жителей пятиэтажных и ветхих жилых домов, подлежащих сносу в 2002 году» дом 16 по улице Грина подлежит сносу, а все жители – отселению.

Жилая площадь выделена Департаментом муниципального жилья и жилищной политики на цели переселения граждан по программе комплексной реконструкции кварталов пятиэтажной застройки и предоставляется на основании постановления Правительства Москвы от 04.09.2001г. за № 811-ПП «О застройке микрорайона 6а Северного Бутово (ЮЗАО)».

Синюковой Г.В. для переселения была предложена трехкомнатная квартира по адресу: ул. Изюмская, дом 34, корп. 1, кв. 72 жилой площадью 45,8 кв.м., общей - 77,6 кв.м. Ответчик отказался от предоставленной площади по следующим основаниям: не устраивает район предоставления жилой площади.

Вопрос переселения ответчика рассматривался на заседании общественной жилищной комиссии при Префекте ЮЗАО (протокол № 21 от 20.05.2002 г.), которая рекомендовала направить материалы о принудительном переселении ответчика на предоставленную жилую площадь в суд. На основании распоряжения заместителя Префекта ЮЗАО г. Москвы за № 1446-РЖ от 23.05.2002 г. ответчику решено предоставить вышеуказанную квартиру с предъявлением в Зюзинский суд иска о выселении ответчика с предоставлением другого жилого помещения.

В связи с изложенным и на основании ст. 49-3 ЖК РСФСР, ст. 235 ГК РФ, Закона г. Москвы «О гарантиях г. Москвы лицам, освобождающим жилые помещения» просим суд:

1.  Выселить Синюкову Галину Васильевну    из   квартиры № 9, дома 16 по улице Грина в квартиру № 72 по адресу: ул. Изюмская, дом 34, корп. 1.

2. Прекратить  право  собственности  Синюковой  Галины  Васильевны  на жилое помещение по адресу: г. Москва, ул. Грина, дом 16, кв. 9.

3.  Предоставить  в  собственность  Синюковой  Галине  Васильевне  жилое помещение по адресу: г. Москва, ул. Изюмская, дом 34, корп. 1, кв. 72.

4.   Жилое помещение по адресу: г. Москва, ул. Грина, дом 16, кв. 9 перевести в муниципальный фонд города Москвы.

На основании п. 13, ст. 5 Закона РФ    «О государственной пошлине», просим  суд Префектуру    ЮЗАО  г. Москвы освободить от оплаты государственной пошлины по данному делу.

Начальник Управления муниципального жилья ЮЗАО г. Москвы по доверенности Префекта ЮЗАО г. Москвы Е.В. Воронов».

 

Я безусловно понимал, что этот иск совершенно идиотский. Его мог написать только тот, кто не читал никогда не только «ископаемого» Жилищного кодекса, изданного еще при социализме, не только более современного Закона о федеральной жилищной политике, но даже и Конституции собственной страны. Не говоря уже о международной Европейской Конвенции, которую мы ратифицировали в 1998 году. Поэтому у меня не возникло даже ни малейшего сомнения, что наш перестроечный «капиталистический» и демократический суд с независимыми судьями пошлет префектуру подальше, едва начав читать ее исковое заявление. Но, думаю, и я внесу свою лепту в укорот зарвавшихся и безмозглых чиновников под руководством «самого лучшего мэра мира» Лужкова. Вот она, моя лепта. 

«Зюзинский межмуниципальный суд Москвы,

ул. Кржижановского, 20/30

 

Отзыв Ответчика на Иск

префектуры ЮЗАО Москвы, представленный судом без даты совершения, о выселении Синюковой Г.В. из ее собственности, квартиры №9 по ул. Грина, 16 и прекращении ее права собственности на указанную квартиру, с переводом этой собственности в муниципальный фонд города Москвы.

1. Уважение Ответчиком Истца

Я недаром с этого начинаю. Узнав о сносе моей собственности, мой муж 20.02.02 обратился к префекту с письмом (получено префектом 04.03.02), в котором, выразив уважение к властям, охарактеризовал свою квартиру в специальном Меморандуме, потребовав предоставления нам равноценной, и указав ее отличительные особенности (приложение 1). Письмо оставалось без ответа до 17.05.02 (по почтовому штемпелю до 25.05.02), то есть почти три месяца.

Не получив ответа из префектуры ЮЗАО Москвы, мой муж 11.03.02 обратился к мэру Москвы с аналогичным письмом, с приложением этого же Меморандума (приложение 2). Мэр переслал это письмо в префектуру ЮЗАО, не ответив на него по существу до сих пор (приложение 3).

Узнав из газеты («За Калужской заставой» за 11-17.04.02), что наш дом сносится как «ветхое жилье», мой муж 19.04.02 обратился к мэру Москвы с Жалобой о неправомерности сноса капитально отремонтированного дома по ул. Грина, 16 как «ветхого жилья»», с приложением все того же Меморандума и исполненной Сметы на ремонт своей квартиры (приложение 4). Это письмо мэром вновь переслано в ЮЗАО Москвы, без ответа на него по существу до сих пор (приложение 5).

Не получая ни от кого ответа, уже я 24.04.02 обратилась к префекту ЮЗАО Москвы с письмом, приложив к нему не только Меморандум и Смету на ремонт, но 9 штук фотографий интерьера нашей квартиры, характеризующих ее качества (приложение 6). Письмо до сих пор без ответа.

Кроме того, мой муж 05.04.02 обратился к префекту и в УМЖ ЮЗАО Москвы с просьбой дать копию решения властей о сносе нашей собственности (приложения 7, 8). Префект и УМЖ  ЮЗАО Москвы не предоставили копии решения до сих пор.

2. Неуважение Истцом Ответчика

На все наши многочисленные письма пришло только два ответа от властей ЮЗАО Москвы. Как первый ответ начальника УМЖ  ЮЗАО Москвы от 29.04.02 (приложение 9), так и второй ответ зам. Префекта ЮЗАО Москвы от 17.05.02 (приложение 10), написаны словно под копирку и совершенно не затрагивают существо поставленных в наших письмах вопросов.

На что мой муж написал им письма: начальнику УМЖ ЮЗАО Москвы от 08.05.02 (приложение 11) и зам. префекта ЮЗАО Москвы от 29.05.02 (приложение 12), на которые до сих пор нет ответа.

Кроме того, мой муж 31.05.02 написал новую, третью Жалобу мэру Москвы на сотрудников его Аппарата, не решающих вопрос по существу, а только переправляющих наши письма в ЮЗАО Москвы, от которых ответа по существу тоже нет.

Несмотря на то, что мы исчерпывающе объяснили властям достоинства нашей квартиры (приложения 1, 2, 4, 6, 11, 12), нам предложили за нашу собственность совершенно несоответствующую, неравноценную замену (приложения 9, 10).  Чтобы было понятно, что мы имеем, и что нам предлагают взамен, нами составлена следующая таблица.

 

Что мы имеем по Меморандуму фактически

Что нам предлагают, считая равноценным

43-летний 4-этажный кирпичный дом с высотой потолков 3,1 м, ж.б. перекрытиями и свободной планировкой квартир

Панельный дом устаревшей серии, не прошедший осадку, не подлежащий отделке минимум год, высота потолков 2,6 м

Северное Бутово в 5 мин. пешком от метро

Южное Бутово с двумя автобусами до этой же станции метро

Температура в квартире в самые холодные дни 220С

Неизвестно, но панельные дома холоднее кирпичных, это всем известно.

Дом утопает в 40-летней зелени (сосна, ель, береза, сирень, бук, яблоня) на 20-40 метров вокруг дома.

Совершенно голое место вокруг, без единого кустика.

От 100 до 300 метров супермаркет «Перекресток», масса других магазинов, аптека, поликлиника, рынок

Ничего этого рядом нет, и неизвестно, когда будет.

Скамейки для отдыха под сенью деревьев

Пустырь под палящим солнцем

Квартира телефонизирована

Нет

Самый престижный третий этаж, что приемлемо для пенсионеров.

6 и 10 этаж, что совершенно неприемлемо для пенсионеров.

Коммуникациям в доме (водоснабжение, теплоснабжение, электросвязь, канализация) всего 4 года, заменены.

Равноценно.

Около дома парковка автомашин, хватает для всех квартир.

Парковки фактически нет (не более 10 процентов квартир).

В подъезде 12 квартир

В подъезде от 34 до 68 квартир

На одну квартиру земельный участок около 100 кв. метров.

На одну квартиру земельный участок 10 кв. метров.

Обои виниловые английские

Обои самые дешевые отечественные

Балкон застеклен и обшит «вагонкой»

Балкон не застеклен и не обшит.

В трех жилых комнатах находится 13, 8 и 5 электророзеток, в ванной комнате 5 эл. розеток, на кухне 13 эл. розеток.

Везде не более 2 эл. розеток.

Разводка медным кабелем с двойной изоляцией, скрытая, с заземляющей жилой.

Разводка алюминиевым кабелем, скрытая, без заземляющей жилы.

В три комнаты и на кухню осуществлена скрытая проводка коаксиального и телефонного кабеля с установкой розеток.

Ничего этого нет

Внутриквартирные двери (5 штук) – канадского производства с латунной полированной фурнитурой и замкаи

Двери из оргалита с «черной» фурнитурой

Фурнитура окон и балконной двери – латунная полированная

То же из «черного» металла под краской

Общая кратковременная мощность в квартире 57 ампер, защита тремя автоматами на 25, 16 и 16 ампер

Стандартная, не позволяющая установку тепловентилятора и кондиционера

В ванной комнате скрытая проводка к двум бра с выводом на индивидуальные выключатели

Стандартный светильник под потолком

В ванной комнате вмурован тепловентилятор

Нет

Ванная комната 4,5 кв. метра. В ней установлены посудомоечная, стиральная машины, «мойдодыр» шириной 1.0 метр с зеркалом, 5 эл. розеток, ванна итальянская.

Ванная комната 2.5 кв. метра. Ванна российская. «Мойдодыр», стиральная и посудомоечная машины не помещаются. Розеток нет.

К стиральной и посудомоечной машинам подведена вода с шаровыми импортными кранами

Ничего этого нет.

Стены ванной комнаты от пола до потолка облицованы импортной облицовочной плиткой с расшивкой углов специальными вставками и швов – спецкрасителем.

 

Масляная краска и один ряд российской плитки.

Потолки в ванной и туалете зеркальные подвесные

Потолки – набел известью

Пол в ванной комнате и в туалете из облицовочной импортной плитки размером 41х41 см каждая.

Метлахская вкривь и вкось российская плитка.

Все входные краны – шаровые импортные

Краны ни открыть, ни закрыть

Ванна импортная итальянская чугунная с позолоченной фурнитурой длиной 1,7м. Имеет пластиковое раздвижное ограждение.

Российская ванна без всяких «чудес», между ванной и стеной щели. Никакого ограждения.

Дорогие хрустальные люстры для высоты потолка не ниже 3 метров

В предложенной квартире они будут висеть до пола.

Унитаз импортный французский (400 у.е.)

Унитаз российский, не стоит и десятой части имеющегося.

Кухонная мебель итальянская, специального дизайна (5000 у.е), установлена с максимальным заполнением стен и частично модернизирована для установки «по месту».

Не помещается ни по высоте, ни по площади, модернизация обойдется не менее 1000 у.е.

В одной из комнат, в раму двойной форточки врезан в стекло импортный вентилятор с подвижными лепестками жалюзи.

Нет.

Входная дверь в квартиру выполнена из стали с врезкой трех замков, глазка, таблички и дверных ручек по специальному заказу.

Нет.

На всей площади квартиры (кроме комнаты 11 кв. м) установлены подвесные потолки на высоте от 2.9 до 3.0 метров.

Нет.

Мебель (платяные и книжные шкафы имеют высоту 2.6 метра и не могут быть собраны в квартире с высотой потолка менее 3 метров.

Не поместятся по высоте.

Все коммуникации (трубопроводы) в ванной и туалетной комнатах задрапированы фальшстеной.

Нет.

На вентиляционных отверстиях в кухне и ванной комнате установлены латунные полированные решетки.

Нет.

На кухне и в одной из комнат укреплены стенные подставки для телевизора и видеомагнитофона.

Нет.

Мебель в прихожей-холле спроектирована и установлена на заказ.

Не помещается.

 

Когда мы покупали и ремонтировали квартиру (кстати, после того, как власти капитально отремонтировали весь дом), мы выбрали то, что нам нужно. Мы вложили в эту квартиру весь долгий наш труд, в том числе муж 15 лет под землей, в шахте. И у нас уже никогда не появится возможности начать все сначала (мужу 66 лет).

Мы прекрасно понимаем, что власти Москвы не могут все в точности повторить, что отмечено в таблице. Но ведь для каждой особенности можно заменить одно другим, например дополнительной площадью или районом. Или деньгами, на которые можно купить ту же не помещающуюся мебель, или сделать достойную отделку. Именно поэтому мы с таким уважением писали первые письма властям. Чтобы они сели с нами за стол и поговорили, сравнили и сделали все возможное, чтобы нам не было обидно на старости лет.

И что же делают власти в ответ на нашу доброжелательность и желание сохранить свое достояние, на которое ушла почти вся наша жизнь? Они предлагают нам практически третью часть от того, что мы имеем. Притом в самой ультимативной форме. И этим не только обижают, но и оскорбляют наши права человека и гражданина, закрепленные в Конституции РФ и Конвенции по правам человека.

3. Неуважение к нам вызывает наше неуважение

Мы прекрасно понимаем, что власти не могут не знать Конституции и Конвенции. А, зная их, они преднамеренно и безнаказанно нарушают наши права и свободы. И это оскорбляет нас. Поэтому мы обратились в Прокуратуру всех уровней, в Конституционный суд, в Зюзинский суд с Жалобой. Прокуратура не дала еще окончательного ответа, в Конституционном суде дело на рассмотрении. Отклоненная Зюзинским судом наша Жалоба находится в кассационной инстанции.

4. Иск к нам властей

Не внемля никаким нашим объяснениям, прекрасно зная и понимая, что нарушают наши права и свободы, власти ЮЗАО Москвы предъявили нам иск, на который мы и пишем настоящий Отзыв. И этот иск не только незаконный, но и совершенно бессовестный.

5. Существо Отзыва на Иск

1. Закон Москвы «О гарантиях г. Москвы лицам, освобождающим…», на который ссылается ЮЗАО Москвы, противоречит Конституции РФ в части, которая применена для иска ЮЗАО Москвы (см. Жалобу в Конституционный Суд от 23.05.02, приложение 13). Значит, должен применяться не этот закон, а Конституция, имеющая наивысшую юридическую силу и прямое действие

2. Постановление правительства Москвы от 04.09.01 № 811-ПП, основанное на этом законе Москвы, - также противоречит  Конституции РФ по преемственности нарушений законоположений по моему пункту 1. (Подробнее – в приложении 14). Согласно Конституции оно должно быть отменено. Кроме того, это постановление правительства Москвы противоречит Закону РФ в редакции Федеральных законов РФ «Об основах федеральной жилищной политики», который в точности соответствует Конституции РФ и также обладает высшей юридической силой прямого действия по отношению к постановлению правительства Москвы.

3. Распоряжение префекта ЮЗАО Москвы от 06.05.03 №546-РП, основанное на постановлении правительства Москвы №811-ПП, по преемственности нарушений положений «высшей юридической силы прямого действия» по моему пункту 2 – также нарушает Конституцию и поэтому ничтожно.

4. Жилищный кодекс РСФСР в части ст. 49-3 противоречит Конституции РФ согласно пункту 2 Раздела Второго и пункта 2 статьи 55 Конституции РФ. Значит, эта часть ЖК РСФСР не должна применяться. Должны применяться Конституция РФ (ст.8, 34, 35) и Закон «Об основах федеральной жилищной политики» (ст. 1, 6, 8, 10).  

5. Протокол №21 от 20.05.02 жилищной комиссии при префекте ЮЗАО Москвы противоречит Конституции РФ согласно ст. 2, 3 (п.4), 8, 15, 17, 34, 35, 36, 55 Конституции РФ и поэтому ничтожен.

6. Распоряжение заместителя префекта ЮЗАО Москвы №1446 от 23.05.02 противоречит Конституции РФ (ст. 3 (п.4), 8, 15, 17, 34, 35, 55) и поэтому ничтожно.

7. Статья 235 ГК РФ требует более детального рассмотрения в нашем деле, так как истец в исковом заявлении не уточнил конкретного случая прекращения права собственности:

7.1. пункт 1 не относится к нашей семье, так как мы не прекращаем свое право собственности самовольно.

7.2. Подпункт 1) пункта 2 – обращения взыскания на имущество к данному делу тоже нельзя отнести, так как мы никому ничего не должны.

7.3. Подпункт 2) пункта 2 – отчуждение имущества, которое не может принадлежать в силу закона нам, также к данному делу не относится. Квартира нам может принадлежать по всем законам РФ.

7.4. Подпункт 4) пункта 2 – о «бесхозяйственно содержимом имуществе» к рассматриваемому делу тоже не относится. Мы квартиру содержим отлично.

7.5. Подпункты 5) и 6) пункта 2, надеюсь, к нам тоже не относятся.

7.6. Остаются подпункты 3) и 7) пункта 2, которые в принципе можно применить к нашему делу.

8. Рассмотрим подпункт 3) пункта 2 ст. 235 ГК РФ, отчуждение квартиры в связи с изъятием участка. Этот случай рассматривает статья 239 ГК РФ. Пункт 1ст. 239 начинается: «в случаях, когда изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд…»  Дальше приводить текст не имеет смысла. Этот пункт противоречит Конституции в части муниципальной нужды. Согласно п.3 ст.35 Конституции РФ «Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено…» Статья 35 Конституции РФ относится ко 2 главе, которая согласно ст. 64 «не может быть изменена иначе как в порядке, установленном настоящей Конституцией». Ни одного слова к статье 35 не может быть прибавлено. Что же говорить тогда о Гражданском кодексе, который даже не Федеральный конституционный закон? Подробнее об этом – в приложении 13. Пункт 1 ст. 239 ГК РФ прямо попирает высший Закон страны, расширяя Конституцию, отождествляя государственные нужды с муниципальными нуждами, и согласно пункту 1 ст.15 этой Конституции не должен исполняться, так как он «противоречит Конституции РФ». В этом случае должна действовать сама Конституция РФ, «имеющая высшую юридическую силу и прямое действие». Кроме того, рассматриваемый подпункт противоречит Закону «Об основах федеральной жилищной политики» в редакции Федеральных законов: «Общее имущество кондоминиума (куда входит земельный участок согласно части первой этой статьи)… не подлежит отчуждению отдельно от права собственности домовладельцев на помещения кондоминиума». Налицо двойное нарушение более высоких законов, каким является также и Федеральный закон от 21.04.97 № 68-ФЗ. 

9. Рассмотрим подпункт 7) пункта 2 ст. 235 ГК РФ, который рассматривает 5 возможных вариантов отчуждения имущества:

9.1. Статья 252 предусматривает «раздел имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли». По этому пункту именно я имею право требовать «выплату мне стоимости моей доли другими участниками долевой собственности», то есть властями Москвы. Так что для отчуждения чего-либо у меня эта статья не предусматривает.

9.2. Статья 272 говорит о земле, и к отчуждению имущества отношения не имеет.

9.3. Статья 282 тоже регламентирует земельные отношения и к нашему делу о квартире не имеет отношения.

9.4. Статья 285 тоже регулирует земельные отношения, и неприемлема к отчуждению квартиры.

9.5. Статья 293 хотя и имеет отношение к праву собственности на жилое помещение, но это отношение регулирует «бесхозяйственно содержимое жилое помещение», а у нас квартира – лучшая в доме. Содержится безукоризненно.

Таким образом, кроме подпункта 3) пункта 2 ст. 235, рассмотренного в моем пункте 8, к нашему делу не имеет никакого отношения ни одна рассмотренная выше статья ГК РФ. И это полный перечень возможностей ст. 235, на которую ссылаются власти ЮЗАО Москвы. Подпункт же 3) пункта 2 статьи 235 ГК РФ противоречит Конституции и согласно пункту 1 ст.15 Конституции не может применяться.

Исходя из данных приведенных в пунктах 1 – 9, власти ЮЗАО Москвы согласно Конституции РФ и Закону «Об основах федеральной жилищной политики» не имеют права подавать иск в суд об отчуждении имущества нашей семьи. Конституция же Российской Федерации имеет высшую юридическую силу и прямое действие. Так что иск властей ЮЗАО Москвы не должен судом вообще рассматриваться, так как у властей нет законного основания для возбуждения иска.  

В связи с изложенным и на основании ст. 2, 3, 8, 12, 15, 17, 34, 35, 36, 55, пункта 2 Раздела Второго Конституции РФ, ст. 1 Протокола 1, ст. 34, 3, 4, 13, 14, ст. 2 Протокола 4, ст. 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.50, а также ст. 1, 6, 8, 12 Закона «Об основах федеральной жилищной политики» просим суд:

1.       Отказать в иске властям ЮЗАО Москвы, возбужденном против нашей семьи.

2.       Защитить права и свободы человека в отношении нашей семьи от посягательства властей ЮЗАО Москвы.

Приложения

1.  Первое письмо префекту ЮЗАО Москвы на 6 листах.

2.  Первое письмо мэру на 2 листах, без Меморандума (есть в приложении по п.1).

3.  Открытка от мэра на первое письмо.

4.  Второе письмо мэру на 8 листах, без 1 и 2 приложений.

5.  Открытка мэра на второе письмо.

6.  Фотографии квартиры и дома, будут представлены в судебное заседание.

7.  Второе письмо к префекту на 2 листах  без приложений (уже имеются выше).

8.  Первое письмо в УМЖ ЮЗАО Москвы на 1 листе без приложений.

9.  Ответ начальника УМЖ ЮЗАО Москвы на первое письмо на 1 листе.

10. Ответ зам. префекта на первое письмо на 1листе.

11. Второе письмо в УМЖ ЮЗАО Москвы на 3 листах без Меморандума (имеется). 

12. Третье письмо префекту ЮЗАО Москвы на 3 листах.

13. Жалоба в Конституционный Суд на 8 листах без приложений.

14. Юридический анализ постановления правительства Москвы на 6 листах.

12 июня 2002 г. Синюкова Г.В., Синюков Б.П.,  Синюков Д.Б».

 

Так как из следующего документа все будет ясно, почему он родился в наших головах, привожу его без дополнительных разъяснений.

Зюзинский межмуниципальный суд Москвы,

ул. Кржижановского, 20/30

 

Дополнение к «Отзыву Ответчика на Иск

префектуры ЮЗАО Москвы, представленный судом без даты совершения, о выселении Синюковой Г.В. из ее собственности, квартиры №9 по ул. Грина, 16 и прекращении ее права собственности на указанную квартиру, с переводом этой собственности в муниципальный фонд города Москвы» (по результатам незавершенного судебного рассмотрения 21.06.02).

 

В представленном суду и истцу в судебном заседании 21.06.02 Отзыву ответчика содержится следующий пункт «4. Жилищный кодекс РСФСР в части ст. 49-3 противоречит Конституции РФ согласно пункту 2 Раздела Второго и пункта 2 статьи 55 Конституции РФ. Значит, эта часть ЖК РСФСР не должна применяться. Должны применяться Конституция РФ (ст.8, 34, 35) и Закон «Об основах федеральной жилищной политики» (ст. 1, 6, 8, 10)».

На основании вопроса, заданного истцу в суде (на каком законе основан Ваш иск?), и ответа истца на этот вопрос, ответчик считает нужным добавить в настоящем Дополнении к своему Отзыву следующее:

Статья 49, включая ее пункт 3, введена в Жилищный кодекс Законом РСФСР от 06.07.93 №1552-1, то есть раньше, чем принята Конституция РФ (12.12.93). Поэтому данная статья ЖК подпадает под действие пункта 2 Раздела Второго Конституции РФ, который декларирует, что «законы и другие правовые акты, действующие на территории Российской Федерации до вступления в силу настоящей Конституции, применяются в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации». Поэтому, во-первых, норма статьи 49.3 ЖК РСФСР должна быть обязательно проверена судом на соответствие ее Конституции РФ. Во-вторых, часть вторая ст. 49.3 гласит, что «если дом, в котором находится приватизированные квартиры, подлежит сносу по основаниям, предусмотренным законодательством, выселяемым из него собственникам квартир с их согласия предоставляется равноценное жилое помещение на праве собственности…» Поэтому суд должен проверить основание для сноса, предусмотренное законом, действие которого согласно тому же пункту 2 Раздела Второго Конституции РФ не должно ей противоречить. В третьих, формула «с их (собственников) согласия» не может быть никак обойдена, так как эта формула находится в полном согласии с Конституцией РФ (ст. 8, п.1 в части «свободы экономической деятельности», п.2 в части «равной защиты частной и муниципальной собственности», ст.34, п.1 в части «свободного использования имущества для экономической деятельности», ст. 35, п.2 в части «владения, пользования и распоряжения имуществом», ст. 36, п.1 в части «владения, пользования и распоряжения землей»). Все это суд должен проверить прежде, чем вынести свое решение. Ибо истец просит ни много, ни мало как лишить ответчика собственности с заменой ее не с их согласия, а по усмотрению истца. Поэтому никакая оценка имущества ответчика с третьей стороны не заменяет для ответчика формулы «с его согласия».  

Федеральный конституционный закон «О судебной системе РФ» (п.3 ст.5) декларирует: «Суд, установив несоответствие акта… Конституции РФ, конституционному закону, федеральному закону…, закону субъекта Федерации, принимает решение с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу» (см. также ст.10, ч. 2 ГПК РСФСР). Если суд не в состоянии установить «несоответствие акта», то существует Федеральный конституционный закон «О Конституционном суде РФ», согласно главе XIII которого «суд обращается в КС РФ с запросом», а «производство по делу приостанавливается».

Между тем, Зюзинский суд принял от истца иск к нам, и этот иск находится в процессе судебного разбирательства с 06.06.02, когда мы впервые были вызваны в суд в качестве ответчика. Тем самым Зюзинский суд признал законность возбуждения иска, то есть возможного отчуждения нашей собственности по основаниям, определенным в законе Москвы «О гарантиях г. Москвы лицам, освобождающим жилые помещения» и ст. 235 ГК РСФСР. На мой вопрос истцу в судебном заседании 21.06.02 (на каком именно пункте и подпункте ст. 235 основывается иск «прекращения права собственности»?) ответа ни от истца, ни от суда мы не получили. Поэтому мы обращаем внимание суда на неправомерность принятия от истца самого иска об отчуждении (прекращения права) нашей собственности. Основываемся мы на следующем.

Упомянутый закон Москвы допускает «изъятие земельного участка под домом» (ст.1) с последующим «освобождением» дома от собственников (ст.2). Подпункт 3) пункта 2 статьи 235 ГК РФ допускает «прекращение права собственности» на земельный участок в форме выкупа с «письменным уведомлением» об этом не менее чем за год, какового нам никто и никогда не представлял. Но не только в этом дело. Главное в том, что оба эти закона в упомянутых частях нарушают законы РФ, имеющие более высокую и даже наивысшую юридическую силу и прямое действие. И это не может пройти мимо внимания суда при принятии иска к производству. И мы недаром привели соответствующие статьи конституционных законов. Поэтому суд должен объяснить нам, почему он не нашел возможным применить законы более высокой и высшей юридической силы прямого действия, или почему не обратился в Конституционный суд, если сам не смог «установить соответствие», приостановив производство по делу?

Закон Москвы в статье 1, нарушает пункт 3 статьи 35 Конституции РФ, не подлежащей расширенному толкованию кому бы-то ни было (исключая Конституционный суд), отождествил «государственную» нужду с «муниципальной» нуждой и «нуждой субъекта Федерации». Значит, у нас в стране 89 «государственных нужд» только у субъектов Федерации? И тысячи «государственных нужд» у муниципальных образований? Тогда зачем нам вообще государство, которое равно по своим возможностям любому городку? Может быть, что Зюзинский суд в данном случае не может «установить соответствие иерархии законов». Тогда почему он не обратился в Конституционный суд? Ведь, как мы считаем, его задача состоит, в том числе, и в «установлении соответствия». И если суд не видит «несоответствия», то мы просим об этом, проверьте это специально.

Гражданский кодекс РФ в статье 235 дает очень широкий перечень возможностей «прекращения прав собственности», конкретизируемый в статьях 238, 239, 240, 241, 242, 243, 252, 272, 282, 285, 293. Но ни истец, ни суд не конкретизировали «прекращения прав собственности», иначе мы бы получили ответ на свой прямой вопрос в судебном заседании. Между тем, истец прямо просит суд «прекратить собственность Синюковой и выселить ее» из своей собственности. Но в том-то и дело, что не указывает по какой статье конкретно. Это все равно, что принимать решение, ссылаясь в целом на Гражданский кодекс, а не на конкретную его статью. Поэтому у нас есть основание просить суд однозначно, а не расплывчато, конкретизировать предмет иска по статье 235 ГК РФ.

И почему ни истец, ни суд не применяют статьи 1 и 8 Закона РФ от 24.12.92 «Об основах федеральной жилищной политики» в редакции Федерального закона от 21.04.97 №68-ФЗ, которые полностью соответствуют Конституции РФ и прямо запрещают отчуждение земельного участка (общее имущество кондоминиума) отдельно от права собственности на квартиру в нем? А закон Москвы это «отдельное отчуждение» как раз и декларирует. Тогда мы прямо спрашиваем истца и Зюзинский суд: какой закон из двух упомянутых законов согласно пункту 3 статьи 5 Конституционного закона «О судебной системе РФ» имеет наибольшую юридическую силу? Ведь не может же сказать суд, что закон Москвы «главнее» Федерального закона? Тогда почему Зюзинский суд принял к производству иск к нашей семье об отчуждении нашего имущества посредством отдельного изъятия земельного участка из-под нашей собственности? С последующим отчуждением квартиры на изъятом земельном участке и нашим выселением из квартиры, притом туда, куда мы ни под каким видом не хотим переселяться. И почему ни истец, ни суд не хотят иметь в виду никаких наших требований, гарантированных нам статьями 8, 15, 17, 34, 35, 36, 55 и другими статьями Конституции РФ. Тогда получается, что не только Федеральный закон, но и Конституция РФ «ниже» закона Москвы. Но в ней же написано, что она «обладает высшей юридической силой и прямым действием».

Кроме того, по Конституции РФ «Конвенция о защите прав человека и основных свобод» от 4 ноября 1950 года «является частью правовой системы РФ». Но, ведь и ее нарушает закон Москвы и постановление правительства Москвы от 04.09.01 №811-ПП (ст.1 протокола №1, ст.34, ст.3, ст.4, ст.13, ст.14, ст.2 протокола №4, ст.2). 

Исходя из изложенного, по нашему глубокому убеждению, иск истца должен быть отклонен, без рассмотрения в судебном заседании. Иначе это должно быть названо беззаконием и  произволом по отношению к нашей семье.

В заключение – следующее. Мы – лояльные к властям люди. Мы не требуем от властей ничего лишнего. Но мы все время натыкаемся на произвол представителей этой власти. И даже маленькая птичка бросается на ястреба, защищая свое гнездо, своих детей. И только поэтому нами пишутся письма во все мыслимые и немыслимые инстанции. Многого мы пока не добились. Но отклоненная Зюзинским судом наша жалоба на нарушение прав человека, пройдя кассационную инстанцию, возвращена вновь в Зюзинский суд, для повторного рассмотрения. С Конституционным судом переписка продолжается. И мы надеемся, что мы достучимся до правды. Вынужденно достучимся, а не от нашей натуры записного «жалобщика».

Поэтому мы предлагаем честный вариант, и даже немного убыточный для нас: квартира №20 по ул. Грина, 28 без всякой дополнительной оплаты взамен нашей квартиры по ул. Грина, 16.

26.06.02.  Синюкова Г.В.,  Синюков Б.П., Синюков Д.Б».

 

Я не буду останавливаться отдельно на наших переговорах с истцом, так как у меня все-таки роман в письмах. Поэтому привожу следующий документ.

 

«Зюзинский межмуниципальный суд Москвы,

ул. Кржижановского, 20/30

 

Дополнение №2 к «Отзыву Ответчика на Иск

префектуры ЮЗАО Москвы, представленный судом без даты совершения, о выселении Синюковой Г.В. из ее собственности, квартиры №9 по ул. Грина, 16 и прекращении ее права собственности на указанную квартиру, с переводом этой собственности в муниципальный фонд города Москвы» (по результатам незавершенного судебного рассмотрения 21.06.02 и 26.06.02).

 

1.       Об исчерпании предмета иска

В пункте 1 Иска говорится: «выселить Синюкову Г.В. из ее собственности на ул. Изюмская». В пункте 3 Иска говорится: «предоставить в собственность Синюковой Г.В. жилое помещение по адресу ул. Изюмская, 34, к.1, кв.72». Это и есть предмет иска. Но, на первом же судебном заседании 21.06.02 Истец сам признал, что в суд он предъявил неравноценную замену собственности на ул. Изюмской. И это же подтвердили оценщики, приглашенные самим Истцом. То есть, из Иска исчезли исковые требования по пунктам 1 и 3, ибо куда «выселить», и что «предоставить в собственность» – стало неизвестно. И в Иске осталось только «прекратить право Синюковой Г.В. на ее собственность» и «перевести эту собственность в муниципальный фонд». Другими словами, суду предложено выбросить нас из своей собственности просто на улицу, а собственность нашу забрать в руки Москвы. Поэтому мы считаем, что суд должен был сразу же, в первом заседании 21.06.02, отказать истцу в его Иске, так как Истец сам отказался от двух главных пунктов своего Иска прямо в судебном заседании (ст.143, ст.219, п.4 ГПК РСФСР). Кроме того, суду известно, что из кассационной инстанции ему направлено дело по Жалобе на новое ее рассмотрение, где Истец и Ответчик те же самые, и предмет их спора тот же (ст.221, п.4 ГПК РСФСР).

Между тем, суд на это не пошел, предоставив Истцу право менять пункты 1 и 3 своего Иска столько раз, сколько Истцу заблагорассудится. Таким образом, получился «плавающий» Иск, в котором пункты 1 и 3 могут меняться, а пункты 2 и 4 остаются постоянными. Иск стал совершенно неконкретным, иском ни о чем.

2.       Внесудебное давление Истца на Ответчика

Ответчик вынужденно согласился, чтобы Иск к нему был «плавающий». После судебного заседания 21.06.02, на котором Истец обещал суду предоставить новый смотровой ордер Ответчику на 4-комнатную квартиру до второго заседания суда 26.06.02, смотровой ордер представлен не был. И второе заседание суда длилось по этой причине 3 минуты. В этом судебном заседании Истец опять заявил, что приглашает Ответчика к себе «на Комиссию» для получения смотрового ордера, который был обещан еще на первом заседании суда.

27.06.02 к Истцу «на Комиссию» явилась Ответчик Синюкова, которая представила фотографии своей квартиры и хотела зачитать свое заявление (прилагается), объясняющее, что мы не должны ничего платить за лишние метры предложенной квартиры, так как она ужасно отделана по сравнению с нашей (15 тыс. у.е. затрат) и имеет совершенно неустранимые недостатки (в частности, высота потолков, панель вместо кирпича и т.д.) То есть, Синюкова хотела огласить наше согласие обменять на нашу квартиру без всякой доплаты предложенную квартиру, за которую вдруг, ни с того, ни с сего,  Истец начал требовать доплату по коммерческой цене.

Но Синюковой не дали и слова вымолвить. С одной стороны неслось: «Ой, дайте им 105 метров в Южном Бутове, и пусть отвяжутся». Не успела Синюкова ответить, что ни при каких условиях в Южное Бутово мы не поедем, и нам не по силам выкупать лишние метры по коммерческой цене, как с другой стороны г-н Гавриков в полном смысле заорал, притом на «ты»: «Как отремонтировала свою квартиру, так и эту выкупишь!» Председатель «Комиссии» не останавливал выпадов ее членов. Синюкова только и поняла, что надо ждать окончания «Комиссии», а потом с ней поговорит член «Комиссии» г-жа Ильина.

Вышла с «Комиссии» Синюкова в полуобморочном состоянии, сотрудница УМЖ принесла ей воды. Это все видела сидящая в очереди Ольга Филипповна (тел. 291-93-68) и может подтвердить этот факт в суде.

Г-жа Ильина уговаривала еще не пришедшую в себя Синюкову, уже у себя в кабинете: «Я Вам зла не желаю, возможно и платить не придется, пишите на втором экземпляре смотрового ордера, то что я продиктую, и подпишитесь». Синюкова как робот написала «диктант» и подписалась, и только после этого ей был выдан смотровой ордер на квартиру №20 по Грина, 28. Вернувшись домой, Синюкова не могла вспомнить ни единого слова из того, что она написала под диктовку Ильиной, и под чем подписалась.

3.       Дезавуирование указанной подписи Синюковой

Все члены нашей семьи, в том числе и сама Синюкова, отказываются признать подпись Синюковой, полученной от нее в невменяемом состоянии, под давлением не дать без предварительной подписи смотровой ордер. Просим суд официально зарегистрировать и признать этот факт.

4.       По поводу равноценности предложенной Истцом квартиры

В дополнение к тому, что изложено в приложении, еще без осмотра квартиры, добавляем, осмотрев ее:

-          Обои в предложенной квартире наклеены как попало, они налезают на плинтусы и наличники, повсюду под ними воздушные пузыри по несколько квадратных метров, в иных местах вообще отошли от основы стен.

-          Ванна шатается, не закреплена, между ванной и стеной огромные щели, над ванной нет ни единого ряда облицовочной плитки.

-          Двери не прилегают к косякам, некоторые не закрываются, обналичка выполнена из ДВП и как попало обтянута пленкой. Косяки дверей, сами двери и наличники – все разного цвета и разной текстуры.

Все это надо менять, укреплять, переносить из старой нашей квартиры в новую, и все это делается не бесплатно.

5.       По поводу оценки предложенной квартиры

Мы были 27.06.02 в квартире до самого конца рабочего дня строителей, у которых находится ключ от квартиры. Никаких оценщиков в квартире не появилось. Поэтому, если в судебном заседании 28.06.02 появится от Истца оценка предложенной нам квартиры, то это будет простой подлог, выполненный без посещения оценщиками квартиры. И этот факт покажет пристрастность самих оценщиков, нанятых Истцом.

6.       Нарушение Истцом закона Москвы от 09.09.98 №21-73

В своих ранее представленных двух Отзывах на Иск Ответчик обращал внимание суда на грубое нарушение Истцом Конституции РФ, Закона РФ «Об основах федеральной жилищной политики», других Законов, в том числе конституционных, Конвенции от 1950 года. Но, как говорится, бог с ней Конституцией РФ, об ее нарушении даже слышать никто не хочет, упершись в закон Москвы как единственное в этом мире руководство к действию. Но Истец нарушает и закон Москвы самым грубейшим образом. Статья 2 этого закона гласит, что «Решение является основанием для заключения договора с гражданами, освобождающими жилые помещения». Согласно статье 6 этого закона «предварительный договор определяет форму возмещения (компенсации)…, существенные характеристики жилого помещения, предоставляемого в порядке натурального возмещения (компенсации), сроки заключения основного договора, порядок переселения, другие существенные условия освобождения жилого помещения».

Где этот договор с нашей семьей? Его же нет в природе. Тогда почему суд принял Иск от Истца? Почему суд не потребовал у истца представить этот договор? И сегодня уже – третье судебное заседание. Ответчик настаивает на представлении этого договора с нами в суд. Ибо только на основе этого договора может базироваться суд в своем решении лишить нас своего имущества.

7.       Возможность мирового соглашения, утвержденного судом

Учитывая наш пункт 1 выше, Ответчик согласен на предложенную квартиру №20 по Грина, 16 без всяких дополнительных оплат со стороны Ответчика в каком бы-то ни было виде. В мировом соглашении Ответчику должен быть дан срок на приведение предложенной квартиры в надлежащее состояние, в том числе на демонтаж всего того, что Ответчик установил в своей прежней квартире, и новый монтаж в новой квартире.

Приложение: Заявление в «Комиссию» Истца.

28.06.02  Синюкова Г.В., Синюков Б.П., Синюков Д.Б».

 

Тут уже требуются кое-какие объяснения. Вообще-то вы уже, наверное, заметили, что силы наши тают, особенно, когда читали, что мы согласны на 4-х комнатную квартиру без доплаты с нашей стороны, но только дать нам возможность отремонтировать ее за свой уже счет. И не забыв упомянуть, что и эта квартира не равноценна нашей, но, дескать, черт с вами, берите наше добро, только дайте спокойно умереть. Не мучайте. Устали мы. Притом вы, наверное заметили, что нас трое, а силы у всех разные, особенно женские.

Да и истязатели это почувствовали, и префектура, и суд. В общем, эту квартиру нам не дали, зато предложили другую, трехкомнатную, по улице Шверника, но сделали это весьма хитро. Суд делает перерыв на два часа, и за эти два часа нам предлагают осмотреть квартиру на улице Шверника. Мы с женой как два дурака пенсионных бежим сломя голову, за 20 минут «осматриваем» квартиру и бежим обратно в суд, задыхаясь, как раз к концу объявленного судом перерыва. И опять же, не переведя дух, говорим: «согласны».

И тут же истец-префектура и суд пишут следующую бумагу.

«Опредение

28 июня   2002 года Зюзинский межмуниципальный районный суд города Москвы в составе председательствующего судьи Ахмидзяновой Н.Ф. при секретаре Даниловой А.В. рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-2182 по иску Префектуры ЮЗАО города Москвы к Синюковой Г:В. о выселении,

УСТАНОВИЛ:

Истец обратился в суд с иском к ответчику о выселении.

В судебном заседании представитель истца   заявил об отказе от иска в связи с решением спорного вопроса мирным путем.

Отказ представителя истца от иска не противоречит закону и не нарушает чьих-либо прав и охраняемых законом интересов.

Представителю истца разъяснены последствия прекращения производства по делу, предусмотренные ст. 220 ГПК РСФСР.

Руководствуясь п. 4 ст. 219 ПЖ РСФСР,

ОПРЕДЕЛИЛ:

Производство по делу по иску Префектуры ЮЗАО города Москвы к Синюковой Галине Васильевне о выселении прекратить.

На определение может быть подана частная жалоба или принесен протест в Мосгорсуда течение 10 дней. Судья Ахмидзянова». (выделение – мое, пригодится).

 

Никто из нас частную жалобу не подал и определение суда 09.07.02 вступило в законную силу. Мы же, немного отдышавшись, пошли смотреть квартиру вновь. И вот тут-то, так сказать, на свежую голову и при более длительной экскурсии, и ужаснулись. Описывать я не буду, только скажу, что примерно столько же надо было в нее вложить денег, сколько стоила она сама, и тогда бы в ней жить было можно. Беда, что таких денег у нас не было ни сейчас, ни в перспективе.

Вот сейчас можно вернуться к выделенному тексту. Статья 220 означает, что, отозвав иск, префектура не могла возбудить другого иска, ибо главное в нем – наше выселение, а вовсе не «предоставление» нам квартиры, мы об этом никого не просили и просить не собирались. Поэтому, по этой статье второй раз подавать иск о нашем выселении префектура не могла. Это было самое счастливое время за все описанные и еще не упомянутые наши двухлетние мытарства с судами. Мы же уверены были, что наши почти советские законы равны для всех.

Второй момент, вытекающий из первого, состоял в том, что эти идиоты, самоуверенные до самозабвения, не включили в определение суда условий мирового соглашения, которое бы было для нас обязательным. Стоило бы только этим дуракам вписать, что мы согласны на квартиру по улице Шверника в определение, так песенка наша была бы спета. Но они же не вписали! Вы же сами только что его читали. Таким образом, руки у нас были развязаны, и мы в любую минуту могли отказаться от навязанной нам квартиры, что мы незамедлительно и сделали, наперед зная, что теперь-то по закону префектура не может подавать на нас в суд о выселении, а потому будет вынуждена договариваться с нами равноправно.

Да, два описанных дела пока нас не научили представлять себе все людоедство, всех «ветвей» нашей сучьей власти. И… продолжение следует…

 

                                                                                                    10.04.04.     

Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]



Hosted by uCoz