Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

Глава 20

 

[ Оглавление ]

[ Назад ]                                    [ Вперед ]

 

Глава 20

Глобальные тенденции намечены…

 

 «Россия в хвосте у Африки. Форум уделил нам не более одного процента времени. Круг тех, кого интересуют проблемы России, сузился до минимума. Сегодня Индия ежегодно экспортирует только программного обеспечения на 40 млрд. долларов, это сопоставимо с доходами всего российского бюджета. Наши 3 млрд. долларов, которые мы не вернули в наступившем году, выглядят сущей мелочью на фоне 40 млрд. долларов личного состояния Б. Гейтса или на фоне какого-нибудь пенсионного фонда из Калифорнии, контролирующего 3 триллиона (3000 миллиардов!) долларов».

                     Владимир Рыжков из «Давоса – 2001»

 «… золотовалютные запасы Центрального банка России возросли до 33 млрд. долларов. Это, конечно, не Китай, где валютные запасы составили 165,6 млрд.»

                     А. Костин («Труд» от 05.05.2001).

 

 

 

«Чужой каравай»

 

В этом разделе моих слов почти не будет. Будут представлены только цитаты из средств массовой информации. Замечу только, что таких публикаций в России с 2002 года будет все меньше и меньше. Уничтожили НТВ, ТВ-6, теперь займутся газетами. Итак.

Рубрика «Чужой каравай» (МК от 11 октября 2000 г.), состоящая из пяти заметок с введением:

«Вряд ли найдется государство, на чью территориальную целостность не посягал бы кто-нибудь из соседей. Даже безлюдная Антарктида – и та на протяжении десятилетий является предметом споров между Чили, Аргентиной, Британией и прочими. Между венграми и румынами черная кошка пробежала из-за Трансильвании, англичане с аргентинцами не могут поделить Фолклендские острова, пакистанцы воюют с индийцами из-за Кашмира... Нынешняя Россия, увы, здесь тоже не исключение. Мы граничим с 16 странами, большинство из которых, как выясняется, положили глаз на наши земли. Мы решили составить своего рода «книгу жалоб» наших соседей, взглянув на карту России с учетом их пожеланий».

В том числе: Марина Романова с заметкой «Желтая угроза»: «Картинка с русско- китайской границы: с нашей стороны – разбитая грунтовая дорога и просторы, с китайской – мно­гополосное шоссе и домишки, домишки... Китаю становится все теснее в своих грани­цах. Сейчас китайцев полтора миллиарда, в новом веке их станет в два раза больше. Ну, как тут не посматривать на соседа, у которо­го столько неосвоенной земли! Недаром во всех геополитических прогнозах одним из основных конфликтов будущего называется именно русско-китайский. Впервые Китай позарился на российские земли, вернее, на речные острова из-за «несо­вершенства условий»  Пекинского (1860) догово­ра, по которому граница, проходящая по Амуру и Уссури, определялась по берегам рек, ни водное пространство, ни острова не были тогда официально разграничены. Например, остров Даманский китайцы тихо считали своим и жили там себе поживали. Когда отношения между Китаем и СССР ухудшились, из-за Даманского разгорелся воен­ный конфликт. Даманский тогда остался за СССР.  Но в перестройку Михаил Сергеевич не­ожиданно решил сделать подарок китайским друзьям. В мае 91-го подписали соглашение, по которому остров отошел Китаю. По тому же сог­лашению, несмотря на отчаянные протесты гу­бернатора Приморья, Китаю достались 968 гек­таров в Уссурийском районе и еще 300 – в Хананском районе, на реке Туманная. Показатель­но, что еще задолго до подписания соглашения, как бы заранее зная об исходе дела, китайцы построили на спорном участке земли дорогу, а в 80-е также самовольно возвели дамбу у самой границы, чтобы отвести русло реки в свою сто­рону... Ну а в 90-е Китай построил уже несколь­ко шоссейных дорог, которые ведут к россий­ской границе, и пока заканчиваются тупиком. На­водит на мысли...

Наши границы с Китаем уже почти восемь лет как фактически заброшены, медленно раз­рушаются, и еще лет через пять придут в окон­чательную негодность. Все промышленные цен­тры и пути сообщения российского Дальнего Востока  находятся недалеко от границы (до Ха­баровска, скажем, семь километров), а китай­ские стратегические объекты – в глубине стра­ны...  Китайские исследователи У Гогуан и Ван Чжаоцзюнь не без гордости заявляют о том, что выход из всех китайских проблем – это «демо­графическая экспансия», и любой стране мира угрожает национальный крах, если хотя бы 10 процентов китайцев устремятся за пределы своей родины. Практика кое в чем эти слова подтверждает. Скажем, на острове Реюньон в Индийском океа­не первый китайский торговец появился в 1861 году, в 1897-м их было уже 547, а еще через не­сколько лет они господствовали в местной эко­номике. То, что с каждым годом в нашей стране становится все больше китайцев, ни для кого не секрет. По словам наших пограничников, в КНР разработана специальная государственная про­грамма заселения Дальнего Востока, китайские госслужбы не только оформляют своим гражда­нам визы, но и помогают им в легализации в России, сообщают адреса, по которым можно поселиться в Хабаровске, Владивостоке, Благо­вещенске, дают инструкции, как быстрее впи­саться в российскую жизнь... Сегодня в Китае из-за недостатка воды страдает половина всех городов страны, в то время как соседняя Россия «моет свои ленивые ноги в прозрачных водах сибирских рек». Китайские аналитики еще в конце 60-х при­ступили к так называемой картографической аг­рессии – Пекин стал издавать карты «Историче­ского Китая», в который включалась территория СССР вплоть до Урала... Сегодня, когда после последней демаркации российско-китайской границы прошло уже почти восемь лет и вкус «территориальной» победы стал терять свою сладость, китайцы говорят: «Давайте проведем экскурс в историю. Граница существует соглас­но договорам, которые были заключены между царской Россией и Китаем. Тогда Китай был очень слабым, а Россия была могущественной империей, поэтому нужно пересмотреть, что за­писано в договорах, и еще раз уточнить грани­цу...» Никто не знает, когда наступит время «Ч»: геополитически Китай еще не готов к открытой «демографической экспансии» по отношению к России, но уже сегодня в Китае полно «лишних» людей, желающих переселиться куда угодно...»

Вадим Суховерхов, Андрей Сулешов в заметке «Граница на нитке. Прибалты присмотрели себе «русские лоскутки»»: «Западные границы России столетиями не нравились и мешали нашим соседям. Из-за этого едва ли не каждые пятьдесят лет пограничные столбы переме­щались то в одну, то в другую сторону. В результате се­годня прибалты, финны, немцы и прочие могут отрыть пожелтевшую от времени карту и бодро шагать в Кремль, рассуждая о «русских оккупантах». Эстония, например, обосновывая претензии на Печор­ский район и Иван-город, каждый раз ссылается на мирный Тартуский договор 1920 года. И даже записала в своей Кон­ституции, что границу с Россией нужно мерить именно по то­му договору. Нынешняя же граница, полагают эстонцы, вре­менная. Но поскольку время – понятие растяжимое, то Эсто­ния пошла на маленькую хитрость, создав бюро Печорского уезда Департамента гражданства и миграции. Наша соседка, хотя и не признает двойное гражданство с Россией, приня­лась выдавать «синие» эстонские паспорта жителям Печоры, не требуя выхода из российского гражданства. По данным «МК», в Печорском районе успели получить эстонский пас­порт до 6 тысяч человек. При этом общее население Печор­ского района... 27 тысяч. Получить «аусвайс» несложно. Надо лишь показать документ, доказывающий эстонское граждан­ство предков. А поскольку Печора почти 20 лет была эстон­ской, то более половины населения имеют право на «синий» паспорт. Для пущей легкости при его получении власти Эсто­нии снизили даже пошлину с 350 до 100 крон. Запись в эстонские граждане выгодна нашим соседям тем, что в случае референдума судьба Печоры и ее района предрешена. Но дабы окончательно «застолбить» за собой лоскуток Псковщины, эстонский департамент выдает, по слу­хам, денежную компенсацию под залог земельных участков в Печорском районе. По его расчетам, в случае принятия Гос­думой закона о частной собственности на землю часть тер­ритории Печорского района может автоматически перейти в собственность Эстонии...

Другая наша соседка – Финляндия, несмотря на свой миролюбивый на первый взгляд норов, тем не менее, тоже питает «расширительные» надежды. После двух войн – (1939-1940) и (1941-1945 годов) – к СССР отошли Приладожская Карелия, Карельский перешеек и район Петсамо. Ныне эти территории финны зовут «утраченная Карелия». Чтобы вернуть «утраченное», в Хельсинки было даже создано что-то вроде «клуба по интересам» - Карельский союз Финляндии (КСФ), насчитывающий 50 тысяч членов. Финское прави­тельство не забывает о них и помогает чем может. Так по данным «МК»  Министерство культуры перечислило на его счет в феврале 2000 года 125 тысяч финских марок, потра­ченные на пропагандистский сайт в Интернете. В связи с недавним 60-летием Карельского союза был выпущен почетный знак «Про Карелия» (За Карелию), кото­рым награждаются принесшие немалую пользу в решение «карельского вопроса». (Добавлю от себя в скобках: смотри мой исторический экскурс в историю финско-угорских племен, чуди, «чудаков», не знающих оружия).

Немцы с литовцами решили не торговаться с Россией и поступают куда проще, решив тихой сапой поделить между собой бывшую Восточную Пруссию – калининградский анк­лав. Программа бундесправительства предусматривает за­селить область как можно большим числом российских нем­цев. Чем больше их будет, тем легче им попасть в выборные органы власти и провести с успехом референдум по вопросу получения «немецким» районом автономии. И это, не говоря о многочисленных реваншистских союзах, мечтающих о восстановлении Германии в довоенных границах, включая, само собой, и Восточную Пруссию. Соседняя Литва предлагает, чтобы Калининградская область сначала была демилитаризована, а затем передана во временное управление ООН. Позже литовцы полагают вы­ставить претензии на южную часть Куршской косы и восток Калининградской области, именуемый Малой Литвой. Для этого, например, вице-спикер литовского парламента вел переговоры в марте 1999 года с руководством Калининград­ской области, зондируя возможность долговременной арен­ды земельных угодий литовскими фермерами. Не остаются безучастными к российским землям и ла­тыши, пытающиеся восстановить довоенную «справедли­вость». В 1992 году парламент Латвии признал незаконным «аннексию» в 1944 году города Пыталово с прилегающим районом площадью 1300 квадратных километров.

Словом, на западных границах завистников у Рос­сии хватает. Если каждому из них дать по лоскутку «зе­мли русской», то вскорости можем оказаться у разбито­го корыта, наподобие богача, раздавшего все свое со­стояние на милостыню. Впрочем, как говорится, видит око – да зуб неймет. Коль соседи начинают поминать историю, почему бы тогда России не предъявить свои, и тоже исторически крепко обоснованные, претензии к западным своим соседям?» (Действительно, почему? Ответ в следующей главе).

Марина Романова в заметке «Выкуривание с Курил. Во сне японцы видят русских лис»: «Когда мы пригласили иностранных журналистов на «круглый стол», чтобы поговорить о проблемах Рос­сии, японец в конце концов начал вызывать общий смех – каждый вопрос он привязывал к проблеме Ку­рил... Южные Курилы (а для Японии – Северные террито­рии) у японцев действительно национальная идея-фикс... В давние времена на Курилах жили подданные японского императора и аборигены-айны. Однако статус островов был не определен. И вот в середине прошлого века адмирал Путя­тин подписал с японцами договор, по которому острова поде­лили между двумя странами. Именно тогда Южные Курилы впервые отошли Японии. Потом, в 1875-м, свершился «об­мен»: мы отдали Японии уже все Курилы, а она нам – свою половину Сахалина. В новом веке, сразу после Второй миро­вой, Курилы в полном составе «вернулись» в СССР. С лидера­ми эпохи махрового социализма Страна восходящего солнца спорить особо не отваживалась. Зато перестройщика Горба­чева раскрутила на официальное признание «наличия терри­ториального вопроса». А в 93-м Ельцин предложил японскому премьеру подписать договор о «дружбе и сотрудничестве с последующим решением Курильского вопроса не позднее конца 2000 года». Ах, как полюбили Бориса Николаевича за это японцы! Путин – не Ельцин. Он недвусмысленно дал по­нять Токио: «Лишней земли у нас нет».

Однако японский народ не теряет надежды и настраива­ется на марафонскую дистанцию. Решили пока давить на «экономическую доброту». Так, Токио в 97-м снял запрет на военные контракты с РФ, а в разгар конфликта Москвы с МВФ Япония оказалась единственной страной, кредитовав­шей Россию на двусторонней основе. Понятно, что японская «доброта» имеет далеко не бескорыстную перспективу. Сегодня на Шикотане, Кунашире, Итурупе и гряде остро­вов Хабомаи, которые и являются предметом спора, живут 8 тысяч россиян. О них «в случае чего» японское правительство обещает позаботиться как о нацменьшинстве. И уже заботит­ся. Например, в свое время японцы первыми помогли остро­витянам, пережившим землетрясение, гуманитаркой, построи­ли на островах электростанцию, все жители Южных Курил ре­гулярно посещают своих «добрых соседей» - за их же счет. Только за последние полгода в Японию поступило 18 тысяч тонн свежих крабов, которых вообще запрещено вывозить из России. По данным Госкомрыболовства, утечка капитала составляет сегодня от 700 миллионов до миллиарда долларов в год. Аппетит, говорят, приходит во время еды. Кроме этого у японцев уже готов «трак­тат о глубочайшем японском следе» на острове Сахалин...»

Алексей Зверев в заметке «Головние напрямки. Как украинцы акваторию присвоили»: «Украинские националисты, разумеется, не прочь отхватить от российского пирога кусочек послаще. В программных документах УНА-УНСО «Головними напрямками оперативно­го планування» в отношении России названо «втягивание в ор­биту украинской политики Дона, Кубани», с последующим при­соединением этих областей к самостийной. Сделать это мест­ные националисты намерены после вступления своей страны в НАТО и «обеспечения если не альянса, то хотя бы нейтралитета Беларуси». Вкупе с другими территориальными приобретения­ми (отвоеванными у Румынии, Молдавии, Польши и т.д.) выше­названные российские регионы, по мнению членов УНА-УНСО, должны войти в состав Украины «в ближайшие годы». Официальный Киев, конечно, ничем не выдает своих свя­зей с УНА-УНСО, однако не намерен отдавать нам ни Сева­стополь, ни Крым, считая эти земли исконно украинскими. Более того, сейчас на всех картах Украины коса Тузла выде­лена как собственная территория, и, таким образом, фарва­тер Керченского пролива остается полностью в распоряже­нии украинской стороны. Это, кстати, было одной из причин, по которым парламентарии долгое время отказывались рати­фицировать Договор о дружбе с Украиной. Министр ино­странных дел Иванов лично с трибуны Совета Федерации го­ворил сенаторам, что мы будем использовать с Украиной Керченский пролив и воды Азовского моря только совместно. Но Украина использует их так, как считает нужным. Цель этих дипломатических маневров – вытеснение России из аквато­рий Черного и Азовского морей...»

Если и этого мало, то вот еще одна заметка. Д. Латыпов. «Беспредел на линии Шеварднадзе» («Труд-7» от 2.08.01, в сокращении): «В июне 1990 года Россия и Америка подписали соглашение о разграничении морских пространств в Беринговом и Чукотском морях, по которому от России Америке отходило 50 тыс. квадратных километров морских рыболовных угодий. Американский конгресс ратифицировал этот договор, а бывший Верховный совет и Дума - нет. Американцы начали арестовывать и конфисковывать наши суда, пересекшие эту новую границу, «линию Шеварднадзе» (подписал договор). Наше правительство не изменило своих официальных морских карт и не нанесло на них «линию Шеварднадзе», да и не имело на это права, так как договор не ратифицирован российской стороной. А американцы продолжали арестовывать наших рыбаков, пересекших в их сторону эту пресловутую «линию» и фактически плавающих в наших суверенных водах. Тогда российский Госкомитет по рыболовству, которому стало жалко свои конфискованные суда, уже от «линии Шеварднадзе» в нашу сторону установил «буферную зону» для своих рыбаков, чтобы снизить риск случайного пересечения «линии Шеварднадзе» и ареста американцами. Американцы, в свою очередь, расширили свои владения еще ближе к нашим берегам на эту самую «буферную зону» и уже в ней начали арестовывать наши суда. Вот так и оказался 26 июля 2001 года наш траулер «Петропавловск» на буксире вместе с командой в американском порту Датч-Харбор. «Пробный шар» американцами был запущен в 1999 году на примере русского траулера «Гиссар» (порт приписки Владивосток), который пересек только «линию Шеварднадзе». Затем наше судно «Механик Брызгалов» было задержано американцами уже в «буферной зоне».  2 августа 2000 года американцы задержали наше судно «Спитак», которое только чуть углубилось в «буферную зону», фактически плывя по нашим водам, разворачиваясь, и вернулось из этой «зоны» в чисто свои «забуферные» национальные воды. При этом заметьте, американцы арестовали это наше судно уже не в «буферной зоне», а в наших, «забуферных» водах. Скоро придется «буферную зону» проложить по нашим дальневосточным берегам.

Марина Романова задала директору Института стран СНГ Константину Затулину всего один вопрос: «Могут ли у России возникнуть вооруженные конфликты с соседями из-за территориальных проблем? Ответ опубликовала под многозначительным  заголовком «Воевать не будут, завоевывать – могут»:  «Не думаю, что кто-либо из нынешних соседей Рос­сии способен ввязаться в войну с ядерной державой, что­бы реализовать свои территориальные притязания. Однако в современном мире существует много других способов добиваться своих целей. Во-первых, возможны погранич­ные конфликты, возня из-за демаркации границы, как это было в ситуации с пограничным пунктом Верхний Ларс на границе с Грузией, которая стоила карьеры бывшему директору федеральной пограничной службы Андрею Николаеву. Во-вторых, нельзя не брать в расчет возможное провоцирование этнических и межэтнических конфликтов на террито­рии России. Как это происходит сейчас на Кавказе в связи с Чечней: на границе с Дагестаном, с Абхазией и Грузией. Нечто подобное может начаться в Крыму. На мой взгляд, Крым, где под влиянием Турции растет сегодня число агрессивно настроенных против России крымских татар, постепенно превращается в тихое Косово. Также возможно постепенное изменение не в пользу  российских граждан этнического баланса на прилегающих дальневосточных территориях в связи с проникновением и расселением там граждан Китая. Но наиболее вероятный метод отстаивания «своих» территорий – это своего рода «экономический шантаж», который может стать своеобраз­ной реакцией на внутренний катаклизм в России. Если у нас что-нибудь случится, некоторые из наших соседей мо­гут предъявить России, как векселя к оплате, свои отло­женные территориальные претензии. Правда, сейчас нет оснований говорить об этом, но в любой момент все может измениться. Национально-территориальное устройство России может взорваться, если, например, будут поощ­ряться выдвижения особых требований отдельными субъе­ктами Федерации или если кто-нибудь начнет подбрасы­вать дрова к идее создания Сибирской или Дальневосточ­ной республик. В связи с тем, что наш Дальний Восток в последние годы становится все более «завязанным» на Японию, Китай и страны Азиатско-Тихоокеанского региона, я не исклю­чаю, что у кого-то возникнет соблазн подкупить региональ­ную элиту, как это иногда случалось в нашей истории, и тогда вполне россияне по национальности и происхожде­нию (руководители этих регионов) могут выступить за пересмотр отношений с федеральным центром в пользу большей экономической, а значит, и политической незави­симости. Так что не стоит, на мой взгляд, покупаться на отсут­ствие официальных территориальных претензий к России с чьей-либо стороны, а очень внимательно и постоянно за­ниматься этой проблемой, не отбрасывая ничего, даже ес­ли территориальный аппетит разыгрывается у национали­стов или политических аутсайдеров каких-то стран».

Как-то так вышло, что я не написал в этом параграфе, включая эпиграф, почти ни единого собственного слова. Думал, прокомментирую. А зачем комментировать? Что, так не понятно?

Все-таки добавлю: а разве Британская империя сразу развалилась? Канада в 1763 году стала английской колонией, в 1868 – доминион, сегодня чисто номинально входит в Британское содружество, хотя глава государства – английская королева. Австралия до 1901 года английская колония, затем доминион, сегодня – номинально в том же Содружестве, хотя фактически проводит собственную политику. Индия с 1859 года – колония Британии, с 1947 – независима. Это самые крупные колонии, мелкие же отскакивали от империи как горошины от стенки на протяжении ушедшего века.

И если вы думаете, что в Англии не было борцов за «единую и неделимую» Великобританию, то очень ошибаетесь. Вон как они боролись за Индию, Канаду, Фолкленды, да и сегодня борются за Северную Ирландию. Только обратите внимание, жить с потерей колоний англичане хуже не стали, по-моему, даже лучше стали жить, пустых забот и трат меньше.

Я сообщил факты. Теперь о двояком их восприятии. Если эти факты просто подавать как факты, то ни народ, ни правители даже не почешутся, так как я не видел в газетах «откликов читателей» на выше приведенное. Как говорится, а Васька слушает да ест. Но если начать конкретно спрашивать каждого российского человека по-отдельности об этих же фактах, то шуму будет до потолка, правда, без всякого дела. Хотите пример? Вот он.

Булат Столяров. «Как я распродавал Россию …» («Новая газета», №19, 1999): «Оцените 14 июня в теле­визоре силу народного интел­лекта. Там будет происходить лучшее ток-шоу современнос­ти «Акуна матата», производи­мое Авторским телевидением для канала РТР. И там буду я. А моя основная особен­ность как циника – желание изучать людей. Концентрация пафоса охватывает их сильнее всего в те минуты, когда они извергают праведный гнев. Тогда за ними наблюдать все­го интереснее. Иногда появ­ляется мечта: вот бы развер­нуть перед большой аудито­рией россиян неоспоримое софистское доказательство того, что они – самая плохая и позорная нация на свете. Что они позже всех обезьян слезли с деревьев на землю и что в этом и есть глубинная причина их традиционного аутсайдерства. Начнут ведь что-то возражать. Жалко, я не биолог.

Но я нашел-таки, чем воз­будить русский народ. Я пред­ложил своим приятелям с АТВ снять меня в ток-шоу «Акуна матата» как человека, искренне жаждущего распро­дажи российских территорий. И я не ошибся: среди сотен людей в студии точку зрения моего лирического героя не поддержал  никто.  Съемки производились несколько не­дель назад, но я нахожусь под впечатлением от нашего наро­да до сих пор. Единственное, что можно о нем теперь ска­зать: в состоянии волнения народ этот до самозабвения патриотичен. Больше ничего положи­тельного о нем сказать нельзя. Люд российский, исходя из степени собственной обра­зованности, вообще не имеет права на собственное мнение, однако мнение у него всегда есть. Как сказал недавно ли­дер думской фракции НДР Владимир Рыжков. «Россия – это гигантское облако в штанах, которое, если начнет рефлексировать, обнаружит, что у него нет никаких пред­ставлений ни о чем». Более того, народ наш, ут­вердившись в такой вот осно­ванной на собственном неве­жестве позиции, напрочь не допускает существования иной точки зрения по какому-либо вопросу. Поэтому очень бе­сится, когда ему неприятная позиция доказана логично. Когда он не может опроверг­нуть теорию, противоречащую самим архетипам его русского сознания. Он патриот и оби­жается, когда слышит, что тоска по большому размеру страны – это сексуальный комплекс.

Сегодня сложилась неред­кая для России ситуация, когда народ все еще любит свою Родину, а истинных ма­териальных предпосылок для этого давно нет. Поэтому моя миссия была нетрудной. И когда мой лирический герой на съемках им объясняет на уровне вы­пускников детского сада, что нам прямо-таки необходимо распродать все богатые сырьем регионы – просто потому, что иначе они сами отвалятся в скором времени, начинаются эмо­ции. Герой им с абсолютно серьезным видом доказывает, что у России нет иных ресур­сов роста. Что, согласно его политологическим прогно­зам, все регионы-доноры, ко­торым надоело кормить Рос­сию, на следующих президентских выборах потребуют от любого кандидата как платы за поддержку экономической самостоятельности после вы­боров. И что поэтому, если мы не хотим остаться в нище­те, нам придется продать Дальний Восток, Сибирь и Север. Что с распада, кото­рый неминуем, надо что-то поиметь. А они, даже не пытаясь возразить по научной части выступления, стали осуждать нравственность лирического героя. Они не могли обосно­вать свою патриотическую по­зицию, то есть объяснить, за­чем надо быть патриотом, и поэтому осудили его просто потому, что он не прав:

— Как ты можешь!

— А каково будет жить твоим детям в маленькой стране?

— Тебе не стыдно, ведь твои предки воевали и проли­вали кровь!..

Один персонаж явно стар­ше шестидесяти двух с поло­виной лет вообще вытащил из штанов книжку Менделеева и стал зачитывать мысли о соот­ношении химии и государ­ственного устройства. И ни одного вопроса по существу. Я ожидал хотя бы элементарных  проявлений правовой грамотности, ожи­дал, что спросят: как, прода­вая территории, урегулиро­вать отношения с естествен­ными монополиями; как ре­шать вопрос ядерного щита; как к распродаже отнесутся армия и спецслужбы... Более того, я был готов к этим вопросам и очень боялся каких-то не предусмотренных мной каверз. И зря.

Из весомых, как им пока­залось,  доводов  прозвучал один – с молодежной трибу­ны: «Булат, а какой ты нацио­нальности, чтобы говорить о продаже России?» И радость на лицах от этого удачного вопроса. И свист, и аплодис­менты. А у них было время подумать. Съемки шли почти два часа. И я два часа слушал эту муть. Потом оказалось, что со­бравшиеся в качестве публики люди были не просто пасса­жирами проезжавшего мимо троллейбуса, а преподавателя­ми и студентами какой-то пе­дагогической академии. Это означает, что и следующее по­коление не будет интеллекту­ально интереснее. Не заберет­ся в сознание выше первого уровня рефлексии.

У меня из всего этого два вывода. Во-первых, не нужно публике пенять на кризис в сфере ток-шоу, потому что это не что иное, как отражение кризиса общественного ин­теллекта. А во-вторых, Россия действительно может, видимо, развалиться и распродаться только потому, что народ не в курсе, отчего такие вещи про­исходят.

А то, что они «против», это ни­чего не значит. За распад СССР тоже были немногие». Конец цитаты.

Видите, какая пропасть?

 

Скорпион в ярости пожирает свой хвост

 

Ты, народ, похрапываешь генетически изнеможденный в основном своем составе, но некоторые твои представители, как их не выкорчевывали власти, как не выравнивали с тобой, все же не превратились в покорный и всем довольный скот. Это малая толика от тебя, которая мутировала, так сказать, навстречу опасности, приобретая совершенно звериные черты. Даже более звериные, чем у зверей. Сытый зверь не тронет ясноглазую газель, пасущуюся около его морды. Мутанты же из тебя даже сытые будут резать овечек, резать и бросать, резать и бросать. Как в том анекдоте про хохла, который говорил: вагон яблок я, конечно, не съем, но все по-надкусываю.

Сейчас приведу подборку газетных статей, иллюстрирующих скорпиона, пожирающего свой хвост. Цитаты буду сокращать, а иногда и просто кратко пересказывать.

Леонид Крутаков. «Крах бандитского капитализма» («МК», 1999). 150 млн. граждан по 10 тысяч рублей за ваучер - с учетом деноминации выхо­дит полтора миллиарда рублей, или 60 млн. долла­ров по сегодняшнему курсу. То есть вам, россияне, за всю вашу страну дали в среднем по 40 центов. Следующим этапом стали залоговые аукционы. Наиболее лакомые куски госсобственности даром ушли в руки кучки будущих олигархов. Государство переводило в банки бюд­жетные деньги: банки отдавали эти деньги государ­ству в обмен на «Норильский никель» и «Сибнефть». Итак, всю страну выкупили у населения за 60 млн. долларов, а только за одну нефтяную компа­нию «Сиданко» ОНЭКСИМбанк заплатил 210 миллионов. А всего 10 процентов акций «Сиданко» ОНЭКСИМ продал «Бритиш Петролеум» за 570 млн. долларов. «Бритиш Петролеум» в накладе тоже не осталась — пос­ле покупки 10 процентов «Сиданко» акции «Бритиш Петролеум» на рынке выросли на 3 млрд. долларов. По описанной схеме шла вся приватизация. Оте­чественные олигархи снимали пенки, западные – наживались по крупному. Приватизация по Чубайсу на деле обернулась гигантской операцией по воровству народного достояния. По сравнению с этим 15 млрд. долларов в «Бэнк оф Нью-Йорк», о которых столько много писали газеты, выглядят жалкой безделицей.

Вся западная помощь оформлялась в ви­де беспроцентных кредитов. Схема «отмыва» была идеальной. Под каждое ведомство, занимавшееся приватизацией или фондовым рынком, были созданы частные фирмы-двойники. Вся западная помощь направлялась в эти фирмы, но оформлялась она как кредиты для федеральных органов. Так что возвращать кредиты должен российский Минфин. С 1994 по 1996,  США по линии Агентства по международному развитию направили в Россию около 2 млрд. долларов.  Таким образом, Чубайс как вице-премьер подписывал просьбы о предоставлении иностранной помощи, и как частное лицо он и его группа эту помощь получал. С другой стороны, американцы как госчиновники распределяли деньги, а как соучредители «част­ных» фирм пользовались ими. Подобная схема является мечтой любого коррупционера мира.

Леонид Крутаков. ««Семейные» игры Кремля» («МК» от 08.09.99): «За что президент снял Степашина? Если верить самому Ельцину, то причиной отставки стала крайняя разобщенность «уважаемых рас-с-сиян». Непонятно, правда, какое отношение к этому имел лично Степашин. Во всяком случае, представляя нового кандидата в премьеры, Б.Н. охарактеризовал Путина всего с двух сторон: «я ему верю» и «он способен консолидировать общество». А поскольку первое вряд ли можно отнести к деловым качествам бывшего главы ФСБ, реальной причиной смены кабинета, видимо, надо считать второе. Ну а если серьезно, то, сменив Степашина на Путина, Б.Н. сделал свой выбор. Не в смысле преемника на троне, а в смысле личного выживания во власти. (…) 

Отставка Степашина еще раз продемонстри­ровала всей стране, что Ельцина не интересует преемственность власти. Его заботит только соб­ственное выживание в этой власти. (…)  Главная ошибка Степашина в том, что он по­верил в искренность желания Ельцина подыскать себе преемника. (…)

Сегодня главный вопрос, который обсуждают наблюдатели, - чей Путин человек: Березовского или Чубайса? Чудаки: чьим человеком является Путин, для Ельцина не важно. Борис Николаевич выбирал не политического преемника, а послушного проводника своей воли, хотя формально наблюдатели правы, после ре­шения об отставке Степашина Ельцин колебался в выборе нового премьера между Путиным и Рушайло, то есть между силовым и... опять же сило­вым вариантом сохранения власти. Определяю­щим была не принадлежность кандидата к той или иной команде, а наличие или отсутствие соб­ственных политических амбиций. Путин показался Ельцину более подходя­щей фигурой.

Здесь опять напрашивается аналогия с про­шлыми выборами. Тогда олигархи для давления на Ельцина «придумали» Явлинского. Начав рас­крутку лидера «Яблока», они показали Б.Н., что у них есть альтернативный кандидат в президенты, чем заставили Ельцина пойти на уступки. Сегодня ничего «придумывать» не надо. Роль «семейного» врага монополизировал московский мэр. При этом объединение «Отечества» и «Всей России» создало не бутафорскую, а реальную уг­розу президентской власти. И это стало еще од­ной причиной отставки Степашина. От бывшего премьера Кремль требовал развалить союз Луж­кова и Шаймиева, а не возглавить его. Сергей Ва­димович задачу не понял.

В случае победы объединенного «Отечества» на парламентских выборах Кремль вместо Государственной Думы получает филиал Совета Феде­рации. То, что объединенное «Отечество» победит на выборах, сомнений не вызывает. Тот же Шай­миев свои возможности прекрасно продемонстри­ровал в 1996 году. Тогда во время первого тура го­лосования в Татарстане Ельцин получил 38% голо­сов, а во втором — уже свыше 60 процентов. В Башкирии формула успеха выглядит так: 34 - 51. Думаю, что в остальных регионах избира­тели проявляют не меньшую «дисциплинирован­ность» при голосовании. Сегодня любой губер­натор может сказать, что главное — не кто голо­сует, а кто считает. Так что губернаторы играют в беспроигрышную игру.

При подобном сценарии в руках «удельных князей» оказывается не только исполнительная власть на местах, но и вся законодательная на федеральном уровне. Кремлю остаются демо­рализованная армия, замученное реорганиза­циями ФСБ и МВД. К тому же командующие во­енными округами и руководители местных УФСБ и УВД уже давно повязаны прежде всего на региональном уровне. В этом смысле даже победа коммунистов на парламентских выборах для «семьи» является бо­лее предпочтительной, чем победа губернатор­ского блока. Идеальный вариант, конечно же, ЛДПР. Не случайно Путин назвал на днях Жири­новского одним из самых конструктивных полити­ков сегодняшней России. В случае победы коммунистов у Кремля поя­вляется пространство для маневра. Во всяком случае, все столкновения Ельцина с сегодняшней Думой неизбежно заканчивались ее поражением. Б.Н. хоть и на грани фола, но всегда продавливал нужные ему решения. Счет этих столкновений — сухой в пользу президента. Исключением являет­ся попытка второго пришествия Черномырдина, но она не состоялась не столько из-за упорства Думы, сколько из-за того, что Ельцин и «семья» в последний момент передумали.

Иная картина взаимоотношений Ельцина и Совета Федерации. Первое же серьезное столк­новение Б.Н. и губернаторов - по проблеме Ску­ратова — привело к сокрушительному поражению президента. Ситуация с и.о. генпрокурора никого не должна обманывать. СФ в любой момент мо­жет сказать: «А что это у нас вопрос со Скурато­вым не урегулирован? Пора восстановить Юрия Ильича в его законных правах». Так что решающими для власти Ельцина являются не президентские выборы, а парла­ментские. Кремль сделает все возможное, что­бы разбить коалицию Лужкова с губернатора­ми. В крайнем случае, пойдет на отмену выбо­ров и чрезвычайщину. Сегодняшнюю ситуацию Ельцин запрограммировал еще в 1993 году. По новой «самой демо­кратичной» Конституции в истории России верх­няя палата парламента формируется не на основе федеральных выборов, а по факту выборов на ме­стах. Тем самым местные руководители получили возможность договариваться на абсолютно ле­гальной основе. Не будь этой возможности, сего­дня любая встреча губернаторов была бы чрезвы­чайным событием. Образование антиельцинского фронта стало возможным только благодаря ельцинской Консти­туции. А главная угроза распада государства ис­ходит от самой власти Ельцина, который — пол­ной отмороженностью «семейных» казначеев, «ко­шельков» и олигархов – восстановил против себя всех кого только можно.

Ничего нового и фантастического в подоб­ном сценарии развития событий нет. В свое вре­мя Ельцин свалил Горбачева, договорившись с лидерами союзных республик. А Горбачев, пыта­ясь усидеть в Кремле, обращался к лидерам авто­номий и областей, создавая давление на респуб­ликанских баронов изнутри. Типичная схема дробления и распада феодальных государств, ко­гда соверен в борьбе за власть обращался за по­мощью к вассалам своих вассалов. Платой за по­мощь были большие преференции и свободы, а как результат - дробление государства».

Добавлю, что так и вышло. Ельцин как за каменной стеной. Началась вторая чеченская война, Лужкова растоптали, вокруг Шаймиева власть ходит как «добрая жена, готовая убить», началась «вертикаль власти», губернаторы присмирели, а китайцы пусть пока заселяют Дальний Восток. Народ, отстань, не до тебя тут.  

Редакционная статья с подписью «Подотдел очистки мусора»: «Кошель Потанина пока не прохудился» («МК» от 10.08.99): «Уже не является секретом, что главу президентской администрации Волошина и некогда самого могуще­ственного из «олигархов» Потанина связывают особые отношения. Именно при Волошине принад­лежащие Потанину компании получи­ли особые права на разработку мес­торождений хрома, который является в России стратегическим сырьем. За­тем Потанину была предъявлена и во­все беспрецедентная возможность поправить свои дела — за счет «вос­становительных работ» в Югославии. Но мало кто обратил внимание на сотрудничество обоих «сильных мира сего» еще в одной сфере. В но­ябре 1998 г. в Москве был арестован Григорий Кошель — правая рука По­танина. В ОНЭКСИМбанке он зани­мался обслуживанием купленных предприятий (официально — возглавлял управление клиентских отношений).

Отец Кошеля долгие годы прора­ботал в Министерстве внешней торго­вли СССР и России, чем Потанин ак­тивно пользовался. С Кошелем-стар­шим был знаком и Волошин, начиная с 1986 г., когда будущий глава адми­нистрации закончил Всесоюзную ака­демию внешней торговли. Кстати, сразу после окончания учебы Воло­шин оказался во Всесоюзном научно-исследовательском конъюнктурном институте, в отделе работы с ино­странной коммерческой информаци­ей, где за 6 лет благодаря высокому покровительству сделал головокружи­тельную карьеру и заработал капитал, которого хватило для открытия весь­ма влиятельной коммерческой струк­туры — АО «Анализ, Консультация и Маркетинг».

Г. Кошель «попался» на незакон­ном приобретении, а проще говоря, хищении 41 процента акций АО «Азот» стоимостью в 27 млн. долларов. Было возбуждено уголовное дело по ст. 159, ч. 3 УК («Мошенничество в особо крупном размере»). В марте 1999 г., когда Волошин сменил Бордюжу на посту руководи­теля администрации, группа «извест­ных государственных лиц», имена ко­торых, естественно, не разглашались, добилась освобождения Кошеля под свои гарантии и залог в 500 тыс. дол­ларов.

Летом 1999 г. имена Потанина и Волошина впервые появились рядом уже не в «закрытых» сводках компе­тентных ведомств, а в СМИ. Речь шла о том, что Потанин уступил Березов­скому газеты «Известия» и «Комсо­мольская правда» в обмен на 80 млн. долларов из стомиллионного кредита, который по решению Кремля был вы­делен ОРТ. Однако сделка не состоялась. Потанин, разумеется, не был заинте­ресован в усилении своего давнего конкурента на «олигархическом» поле. А поддерживать Волошина с его на­полеоновскими планами собрать рос­сийские СМИ под единый (собствен­ный) контроль — поддержать эти пла­ны Потанин мог и сам. Что же касается 80 миллионов, то глава «Интерроса» прекрасно по­нимает: если Кошель останется под следствием и рано или поздно начнет давать показания, ущерб будет во много раз больше. Потанин не прога­дал и потребовал от Волошина со­действия в прекращении уголовного дела. Первый шаг уже сделан. Отправ­лен в отставку начальник Московского управления по борьбе с организован­ной преступностью Н.Климкин. Далее, вероятно, развал дела пойдет по дав­но известному сценарию. Ну а потанинские газеты только за последнюю неделю предоставили Волошину столько места, что раскаиваться в сделке ему не приходится».

От себя добавлю, что на этом эпопея не закончилась. В 2000 году произошла знаменитая драка на газетных страницах и по TV платных работников пера и камеры. Одни расписывали Потанина на примере Норильского никеля как бескорыстного народного благотворителя, сделавшего жизнь работягам Заполярья чуть ли не как в Эдеме. Другие «вскрывали» язвы потанинских фирм и пророчили национализацию Норильского никеля. Потом все стихло как по мановению волшебной палочки, Путин вмешался, мимоходом похвалив олигарха.

Мэлор Стуруа. «Банкиры, бандиты и… послы» («МК» от 24.08.99): «Сначала вопрос на засыпку. Знаешь ли ты, дорогой читатель, кто является послом небольшого островного государства Антигуа в России? Скорее всего, не знаешь. Поэтому подскажу: послом Антигуа в России с недавних пор является Брюс Раппопорт. А знаешь ли ты, дорогой чита­тель, кто такой Брюс Раппопорт? Брюс Раппопорт, которому сей­час 76 лет, родился в Хайфе еще до создания государства Израиль. Затем он перебрался в Швейцарию и стал гражданином этого нейтрального го­сударства. Обосновавшись в Женеве, Раппопорт развил бурную деловую ак­тивность, которая охватила почти всю нашу матушку-землю — Оман, Либе­рию, Нигерию, Гаити, Таиланд, Индо­незию, Бельгию, Соединенные Штаты и, конечно же, ельцинскую Россию. В 1966 году Раппопорт основал в Женеве свой банк - «Интер-Мари­тайм». В 80-х годах он стал одним из крупнейших частных акционеров аме­риканского «Бэнк оф Нью-Йорк», да-да, того самого, что находится в цент­ре громкого скандала вокруг отмывания денег российской мафии. Ему принадлежали 8 процентов акций это­го банка. Пакет акций, которым вла­дел Раппопорт, проложил ему путь к руководству «Бэнк оф Нью-Йорк» и председателю совета директоров Картеру Бэкоту. Раппопорт уговорил Бэкота купить значительный пакет ак­ций его банка «Интер-Маритайм». Тот согласился. Было куплено 28 процен­тов акций, а «Интер-Маритайм» пре­вратился в «Бэнк оф Нью-Йорк-Интер-Маритайм».

Федеральные власти Соединен­ных Штатов и Швейцарии давно ко­сятся на банк Раппопорта, подозревая его в том, что он занимается противо­законным бизнесом. В 1997 году ми­нистерство юстиции США возбудило уголовное дело против Раппопорта, обвинив его в том, что «Бэнк оф Нью-Йорк-Интер-Маритайм», вернее, его филиал на острове Антигуа в Кариб­ском море, помогал в отмывании де­нег известным боссам наркобизнеса. (Ни Раппопорт ни его адвокаты, ни «Бэнк оф Нью-Йорк» не желают ком­ментировать в печати это уголовное дело. Федеральный суд его прекра­тил, сославшись на отсутствие юрис­дикции. Но правительство США пода­ло апелляцию на это решение в более высокие судебные инстанции).  Сейчас американская печать за­дается вопросом: почему такая солид­ная институция, как «Бэнк оф Нью-Йорк», спуталась с таким темным дельцом, как Раппопорт? Я думаю, что наша печать должна задать еще более существенный вопрос: каким это образом швейцарский банкир, которого преследует Фемида, ухитрился стать послом Ан­тигуа при кремлевском дворе? (выделено мной). По­чему он получил агреман вместо пинка в зад? Оба эти вопроса взаимосвязаны. «Бэнк оф Нью-Йорк» нуждался в чело­веке, который имел бы хорошие связи в деловом мире России. Им как раз и оказался Брюс Раппопорт. В 1994 го­ду Раппопорт непосредственно ис­пользовался «Бэнк оф Нью-Йорк» для ведения своего бизнеса в России. Затем Раппопорт передал эстафетную палочку Наташе Гурфинкель-Кагаловской, Люси Эдвардс и князю Влади­миру Голицыну, с которыми читатель «МК» уже успел познакомиться. Брюс Раппопорт хорошо известен в россий­ских банковских кругах. Он принимал активное участие в доавгустовском буме в Москве. В этом-то и заключалась притягательная сила Брюса для «Бэнк оф Нью-Йорк». Как пишет газета «Нью-Йорк таймс», ведущая собствен­ное расследование дела об отмыва­нии денег российской мафии, «меж­дународный банковский мир часто зи­ждется на личных отношениях. В этом мире большие банки высоко ценят возможность вести дела через госу­дарственные границы внутри узких политических и финансовых кругов». Раппопорт был вхож в эти «узкие кру­ги» в России.

Итак, складывается цепочка: Россия – Швейцария – Соединенные штаты. (Ведение дел через государ­ственные границы.) Но при чем тут ко­зявка Антигуа? Мал золотник, да до­рог. Остров Антигуа стал одним из главнейших центров отмывания денег российской организованный преступ­ности. В этой «карибской Швейца­рии», где банковские законы напоми­нают даже не швейцарский сыр, а рваное решето, свили себе гнезда многие российские оффшорные ком­пании и холдинги — и легитимные (от­носительно), и нелегитимные (безус­ловно). Хотя Антигуа республика, а не королевство, Брюс Раппопорт на этом острове почти король. Ему принадле­жит монополия на нефтяной рынок острова. Поэтому получить или ку­пить у правительства Антигуа пост посла в Москве для него особого труда не составляло.

Я уже писал о том, что в скандал с отмыванием денег российской ма­фии через «Бэнк оф Нью-Йорк» ока­зался втянутым и дышащий на ладан «Менатеп». Так вот, сейчас выясняет­ся, что босс «Менатепа» Михаил Ходорковский в 1994 году недолгое вре­мя был директором «Юрепиен юнион бэнк» — интернетовского банка со штаб-квартирой в Антигуа! Газета «Нью-Йорк таймс» со слов самого Ходорковского сообщает, что «он служил директором этого онлайн-банка всего одну неделю и больше никаких связей с ним не имеет. Банк позже обанкро­тился и прекратил существование под тяжестью обвинений со стороны не­скольких регуляторных органов в том, что он является жульническим трю­ком». Возникают законные вопросы к господину Ходорковскому: знал ли он о подлинном характере «Юрепиен юнион бэнк», когда сог­лашался стать его директором? Кто его привлек и рекомендовал? Почему он столь поспешно, как крыса с тонущего корабля, поки­нул свой директорский пост?

Эти вопросы, и не только эти, более чем уместны, поскольку право­охранительные органы США подозре­вают, что определенная часть денег, отмывавшихся через «Бэнк оф Нью-Йорк, поступала именно от «Менатепа». (М. Ходорковский и его предста­вители категорически отрицают это.) Вел «Менатеп» дела и непосредствен­но с Брюсом Раппопортом, который знаком с четой Кагаловских. Кстати, в развитие предыдущего сообщается, что обыск был произведен не только у Люси Эдвардс в Лондоне, но и в офи­се Наташи Гурфинкель-Кагаловской в Нью-Йорке. (Первая подчинялась вто­рой, которая руководила всеми опе­рациями «Бэнк оф Нью-Йорк» в Рос­сии и Восточной Европе.) Сейчас офис Гурфинкель-Кагаловской опеча­тан. Тень Фемиды нависла не только над этими двумя женщинами, но и над их супругами. Как пишет «Нью-Йорк таймс», «федеральные следовате­ли изучают активность их мужей. Оба они замешаны в бизнесе, ко­торый имеет связи или с мистером Раппопортом, или с его швейцар­ским банком». Муж Эдвардс — Питер Берлин — американский гражданин, эмигрировавший из России. Он упра­влял счетами подставной компании «Бенекс уорлдуайт», через которую в «Бэнк оф Нью-Йорк» шли на отмывку деньги русской мафии. Муж Гурфинкель – Константин Кагаловский – российский гражданин, находивший­ся на самых высокопоставленных должностях сначала в «Менатепе», а сейчас в «Юкосе».

Любопытное заявление сделала только что федеральный прокурор Швейцарии Карла Дель Понте, кото­рую отфутболили в Международный трибунал ООН. (В новую должность она заступает 15 сентября.) В интер­вью агентству Франс Пресс она сказа­ла, что и на новом посту «будет инте­ресоваться» финансовыми преступле­ниями в области отмывания мафиоз­ных денег и будет помогать междуна­родным следственным органам. Кар­ла Дель Понте подчеркнула, что нахо­ждение концов отмываемых денег становится все более и более труд­ным, поскольку «деньги, депонируе­мые в швейцарские банки, часто на­ходятся уже на третьей стадии отмы­вания». Газете «Нойе цюрихер цейтунг» Карла Дель Понте сказала: «Деньги, которые мы захватили, уже отмывались дважды». Агентство Франс Пресс сообщает, что «по дан­ным экспертов, около 300 компа­ний, прописанных в Швейцарии, контролируются российской мафи­ей, которая пропустила через швейцарскую банковскую систему 27 миллиардов долларов». Банкиры, бандиты, князья, по­слы... Имя тем, кто нахально грабит Россию, легион. Далеко не почетный».

Мэлор Стуруа. «Финансистки из Ленинграда, которые потрясли  мир бизнеса… правда, не в десять дней» («МК» от 25.08.99): «Сегодня весь деловой мир Америки, и особен­но Уолл-стрит, говорит только о трех вещах: угрозе инфляции, Наташе и Людмиле. Начнем с Наташи Гурфинкель-Кагаловской, поскольку она была боссом Людмилы (Люси) Эд­вардс. На берега Ист-ривер в Нью-Йорке она при­порхнула с берегов Невы. Наташа родилась в 1954 году и окончила Ленинградский государственный университет, но не его финансовый или экономи­ческий факультеты, а... восточных языков! Но, по-видимому, тяга к Западу оказалась сильнее тяги к Востоку, и в 1979 году Наташа эмигрировала в Соединенные Штаты. Оказавшись на Западе, она вновь повернула свое лицо к Востоку и продолжи­ла его изучение в Принстонском университете. В 1986 году Наташа пошла служить в «Ирвинг бэнк корпорейшн», который в 1988 году был по­глощен другим банком — «Бэнк оф Нью-Йорк».

Пока американские банки поглощали друг друга, Советский Союз был поглощен перестрой­кой - и доперестроился до дефолта. Американские банки, хотя они и были заняты по уши поглощением друг друга, тут же навостри­ли уши. Вот тут-то им и понадобилась Наташа с ее знанием одичавшего Востока и его великого русского языка. Они стали брать ее с собой в зла­тоглавую, и она, говоря несколько высокопарными словами «Нью-Йорк таймс», «присоединилась к элитарному контингенту американских банкиров и заслужила важный прорыв в своей карьере». Через несколько месяцев после возвращения из Москвы боссы определили Наташу руководить отделением «Бэнк оф Нью-Йорк» по Восточной Европе. Наташе было тогда всего 37 лет. Для женщи­ны в таком возрасте, да еще эмигрантки, да еще на Уолл-стрите, пропахшем насквозь мужским шо­винизмом, это была головокружительная карьера.  «Все, что подымается, опускается». Сейчас поз­нает эту печальную истину и Наташа. Кагаловские уже наняли адвоката. Это Стэнли Аркин, ко­торый прославился участием в делах о крупных финансовых мошенничествах. Он пока что с прессой не якшается. А счастье, закутанное в дорогие меха и уве­шанное бриллиантами, было так близко... Сенса­ционный взлет Наташи из грязи в князи сейчас грозит одному русскому князю. Став сотрудницей «Бэнк оф Нью-Йорк», Наташа поступила в услуже­ние князю Владимиру Голицыну, известному в бан­ковских и эмигрантских кругах по прозвищу Микки. И Микки, и Наташа подчинялись Алану Гриффиту, главе международного департамента банка. «Наташа была более настырной, а Микки – более джентльменом», - говорит сотрудник «Бэнк оф Нью-Йорк», хорошо знающий их. Джентльмену-князю явно не повезло. Семейные проблемы ста­ли отвлекать его внимание от бизнеса, и ему при­шлось делегировать свои обязанности настырной Наташе, а с ними — и полномочия.

А теперь несколько слов о Людмиле Эд­вардс. Она тоже с берегов Невы (молодцы, питер­цы!), тоже работала в «Ирвинг бэнк корпорейшн», поглощенном «Бэнк оф Нью-Йорк», и тоже служи­ла под началом джентльмена-князя Микки и на­стырной Наташи. Людмила, конечно, не Голицына. Ее девичья фамилия Притцкер, и не стань Санкт-Петербург Ленинградом, наш князь, несмотря на всю свою джентльменскую суть, держал бы Люд­милу подальше от себя. Прилетела Людмила в страну обетованную на крыльях любви. Ей было девятнадцать лет, когда ее сердце покорил американский парень-моряк с торгового судна. В 1977 году американский консул в Ленинграде сочетал их браком. Но вскоре выяснилось, что молодоженам не по пути. Они разошлись, но моряк сделал бывшей жене ценнейший подарок — американское гражданство. «Люси была общительной и даже пылкой женщиной. Она искренне заботилась о своих кли­ентах. Люди любили ее», - говорит о Притцкер-Эдвардс один из ее коллег. Людмила настолько искренне заботилась о российском эмигранте Питере Берлине, что он же­нился на ней, получив в качестве свадебного подар­ка по эстафетному наследству от торгового моряка невесту и американское гражданство. Но, к несча­стью для Людмилы, заботившейся о Берлине, сам Берлин заботился о Семене Могилевиче, отмывая через подставную фирму «Бенекс» доходы мафиоз­ного короля. Питер оперировал «Бенексом» из сво­его дома в нью-йоркском районе Квинс с помощью телефона и персонального компьютера. Какое-то время он держал и бюро путешествий в Нью-Джерси, которое тоже называлось «Бенекс». Это бюро до­бывало американские визы для людей Могилевича.

Пока что неизвестны масштабы ролей, которые играли Наташа и Людмила в деле об отмывании денег российской мафии через «Бэнк оф Нью-Йорк». Их отстранение от вице-президентских должностей еще не означает признания их вины. Это дело судебных органов. Не исключено, что Гурфинкель-Кагаловская и Притцкер-Эдвардс-Берлин могут оказаться козлами (козлицами) отпу­щения и мальчиками (девочками) для битья. Уолл-стрит беспощаден и, в отличие от князя Микки, совсем не джентльмен. Здесь бытует старая тра­диция приносить в жертву так называемых «озор­ных сотрудников» или «сотрудников-шалунов». Так именуют банковских работников, приносящих большие прибыли не совсем честным путем.

А теперь перейдем к более серьезным ве­щам, чем финансовые вариации на вечную тему «шерше ля фам». Правоохранительные органы, расследующие дело «Бэнк оф Нью-Йорк», заинтересовались среди прочего и тем, не являлся ли этот банк кондуитом, с помощью которого определенная доля кредитов Международного валютного фонда России шла, так сказать, налево. Конкретно имеется в виду, напри­мер, сумма в 200 миллионов долларов. Эта сумма прошла через три коммерческих банка в США и Ев­ропе, прежде чем оказаться на оффшорном счету банка на острове Гуернсей, который контролируется российскими коммерческими финансовыми структу­рами. Этот банк, как сообщает газета «Уолл-стрит джорнэл», сигнализировал британским властям. Те быстро провели расследование «в обратном направ­лении» и установили, что первоначальным источником кочующих по белу свету 200 миллионов был  МВФ. «Хотя еще неизвестно, каковы причины этих объездов, — пишет «Уолл-стрит джорнэл», — расследование поднимает вопрос о возможности того, что фонды МВФ незаконно откачивались».

В связи с этим в «Бэнк оф Нью-Йорк» сразу вцепились федеральные власти. Идет форменная гонка по следу отмываемых денег. Зашевелились и обитатели Капитолия. В конгрессе давно ворчали по поводу того, что МВФ «неадекватно контролиру­ет свои кредиты России». Сравнительно недавно нанятая МВФ фирма-аудитор установила, что ЦБ  России в 1996 году канализировал 1,2 миллиарда долларов из кредитов МВФ подконтрольной ему фирме «Фимако», которая прописана на острове Джерси. ЦБ долгое время скрывал это от МВФ, затем, припертый к стенке, объяснил «островное» местонахождение денег желанием держать их подальше от кредиторов. Тем не менее, под нажимом клинтоновской администрации МВФ выдал Москве после визита ныне уже экс-премьера Сергея Степашина очередной кредит на сумму в 4,5 миллиарда долларов. Что касается подозрительного финта на островах, то, по официальным данным, ЦБ  России перевел 200 миллионов долларов российскому коммерческому банку, названия которого здесь еще не знают. С одной стороны, утверждается, что деньги пошли на покрытие долгов этого банка, а с другой — что ЦБ лишь временно «запарковался» на оффшорной стоянке, чтобы немного разжиться на процентах. По более мрачной версии, деньги были похищены сотрудниками банка».

Приятно цитировать Стуруа, пишет как Гюго свой «Таинственный остров», зачитаешься. Поэтому продолжу. Мэлор Стуруа. «Россия – «черная дыра» мировых финансов». («МК» от 27.08.99): «Зашевелились и на Капитолии. Комитет по банкам палаты представителей Конгресса  США объявил о том, что вскоре начнет  слушания «О международной финансовой коррупции и угрозе американской бан­ковской системе со стороны отмывателей денег». Только что выступивший в передаче «Манилайн» телевизионного канала Си-эн-эн председатель этого комитета республиканец-конгрессмен Джим Лич сказал: «Вопрос состоит в том, был ли этот иностранный грабеж совершен при соучастии банковской деятельности западного мира, вклю­чая Соединенные Штаты». Затем председатель банковского комитета взял еще более высокие регистры. Он сказал, что речь идет о самом крупном финансовом преступ­лении в современной истории. На вопрос ведуще­го: займется ли его комитет расследованием улик о возможном участии в этой «Панаме» российского правительства? — Джим Лич категорически отве­тил: «Абсолютно да!» И объяснил, что 80 процен­тов российских банков инфильтрированы органи­зованной преступностью, клептократия — символ, который правит страной. Лич сказал далее, что Россия — «одна из трех стран, которые будут до­минировать в XXI веке», и поэтому абсолютно не­обходимо вырвать ее из рук преступности и кор­рупции. Он выразил свое возмущение тем, что русскому народу не хватает даже хлеба, а клептократы купаются в миллиардах долларов (выделено мной). Вот поче­му России нужна чистка и гласность. (Почти по Горбачеву, только вместо перестройки - чистка!..) Заявление министра финансов России о том, что Москва может сполна отчитаться за каждый доллар, полученный от МВФ, здесь или проигно­рировали, или встретили со скептицизмом.

Тем временем всплывают все новые и новые подробности скандала. Оказывается, первым сиг­нал тревоги подал «Рипаблик нэйшнл бэнк оф Нью-Йорк», раздраженный тем, что с помощью Наташи Гурфинкель-Кагаловской «Бэнк оф Нью-Йорк» стал умыкать у него желанных российских клиентов. Произошло это еще в августе прошлого года, когда «отвергнутый любовник» — «Рипаблик нэйшнл» - настрочил донос в ФБР на «Бэнк офНью-Йорк». Когда ФБР поставило об этом в из­вестность «Бэнк оф Нью-Йорк», последний поспе­шил настучать на самого себя и изъявил желание «сотрудничать с правоохранительными органами». Дело об отмывании денег российской мафии стало для «Бэнк оф Нью-Йорк» вопросом жизни и смерти. Если подтвердится, что он был соучастни­ком аферы, федеральные регуляторы отберут у не­го лицензию, и ему будет крышка. Вот почему руко­водство банка пытается сейчас свалить всю вину на головы двух бывших ленинградок Наташи и Людми­лы. Но, как утверждают эксперты, подобная тактика отнюдь не гарантирует банку выживание. По сло­вам Чарльза Интриаго, специалиста по делам по отмыванию денег, «не существует такого правила, согласно которому для того, чтобы банк был признан виновным, необходимо знать о противозакон­ных операциях, совершенных более чем одним из его сотрудников. Если даже один его сотрудник действовал в рамках своих полномочий, совершая противозаконные акции, ответственность несет весь банк. А когда речь идет о счетах таких огром­ных масштабов, проверка должна была проводить­ся по всей линии - сверху донизу». Так что Наташа и Людмила вместо козлиц отпущения вполне могут стать камнем на шее «Бэнк оф Нью-Йорк»...

Выяснилась также любопытная подробность деятельности лондонского филиала компании «Бенекс», с помощью которой, как подозревают органы правосудия, мафиозный король Семен Могилевич отмывал свои деньги. Счетами «Бенекс» заправлял муж Людмилы Эдварде Питер Берлин. Так вот, весь штат лондонского филиала «Бенекс» состоял всего лишь из одной персоны - некоего Найма Горая, который был и бухгалтером, и секретарем, и Аллах ведает, чем еще, в одном лице. Наим Горай пока­зал, что единственным родом деятельности, кото­рым он занимался в «Бенекс», было сортирование бумаг. Он сказал, что «Бенекс» со дня его основа­ния в мае 1998 года «не вел никакого бизнеса». По­казания Горая еще раз подтверждают фиктивный характер фирмы «Бенекс», единственным назначе­нием которой было отмывание мафиозных денег... Выступая вчера по телевидению, еще один эксперт по отмыванию денег преступного мира Джеффри Робертс назвал Россию «черной дырой мировых финансов».

Отмывание денег, даже в особо крупных раз­мерах, - в конце концов, только уголовное престу­пление. Оно предусматривает по закону то или иное наказание, смотря по масштабам награблен­ного. Но какое адекватное наказание можно изо­брести для людей, превративших великую страну в одну сплошную «черную дыру», из которой, как из космической, ничто не возвращается, в которой все, засасываясь, гибнет?..»

Леонид Крутаков. ««Зеленый коридор» для олигарха. Чьи деньги отмывала «русская мафия» в Нью-Йорке» («МК» от 25.08. 99): «За российскую коррупцию взялись всерь­ез. В борьбу вступили западные спецслужбы, накрывшие счет в «Бэнк оф Нью-Йорк», через который, как считает ФБР, «русская мафия» от-мывала грязные деньги. На этом счете, по сообщениям западной прессы, уже засветились видные российские олигархи: глава «Инкомбан­ка» Виноградов и бывший президент «Менатепа» Ходорковский. Но «МК» засветил еще одного — Бориса Березовского...

Уже после первой публикации «Нью-Йорк таймс» стало очевидно, что речь идет не о простом счете «русской мафии». Как отмечала западная пресса, через счет в «Бэнк оф Нью-Йорк» с сентября прошлого года по март нынешнего было проведено около 10000 трансакций и «прокручено» порядка 10 млрд. долларов. Всех потрясли сумма и сроки. Но никто из на­блюдателей не обратил внимания на дату: инвести­ционный бум у «русской мафии» начался сразу же после дефолта (выделено мной). Откуда у русских деньги — в тот момент, когда рынок ГКО обвалился, национальная валюта рухнула, а олигархи ревут с телеэкранов?..

Существует версия, что отечественные банки­ры знали о предстоящем обвале. И потому все деньги они заблаговременно вывели в многочис­ленные оффшоры и списали потери на дефолт. Знали о готовящемся дефолте, судя по всему, и на Западе. Иначе МВФ не навязал бы нам стаби­лизационный кредит в 4,8 млрд. долларов. Кредит этот, в нарушение всех законов миновав россий­ский Минфин, был зачислен на счета ЦБ и выбро­шен на валютный рынок. Понятно, что деньги давали для удержания рубля, чтобы западные спекулянты без потерь смогли вытащить из страны свои вложения. Не учли одного: наши олигархи не лыком шиты. Они и большую часть своих денег спасли, и платить по международным кредитам отказались. В итоге значительная часть денег зарубежных спекулянтов все-таки застряла в России. Неудиви­тельно, что сразу после воцарения в Белом доме

Евгения Примакова ему было сделано (по старым разведканалам) недвусмысленное предложение за­падных спецслужб: «Мы помогаем в розыске сек­ретных счетов ваших олигархов, но с условием, что в первую очередь с этих счетов будут погашаться невозвращенные международные кредиты». Счет в «Бэнк оф Нью-Йорк», арестованный на днях ФБР, и был одним из «перевалочных каналов» по перебро­ске валюты из России в оффшоры.

Самое интересное: куда потом переправля­лись «отмытые» деньги? Если верить западной прессе, десятки миллиардов долларов уходили на Антигуа в «Бэнк оф Нью-Йорк — Интер Меритайм». Банк этот находится в совместном пользовании «Бэнк оф Нью-Йорк» и международного авантюри­ста Раппопорта. А дальше? Деньги не могут мерт­вым грузом лежать — они должны работать. Ранее «МК» высказывал предположение о причастности Березовского к нью-йоркскому счету «русской мафии». Версию свою мы строили на чис­то логическом уровне. Однако сегодня в редакции уже есть документы, доказывающие стопроцентное участие Бориса Абрамовича в афере века. Если су­дить по выпискам Центробанка об иностранных кредиторах Объединенного банка, выходит, что в этом списке в последние полгода числятся только две западные компании: «Форус Лимитед» и... «Бэнк оф Нью-Йорк — Интер Меритайм».  Оказывается, у американской «дочки» с Анти­гуа есть постоянный счет в «Объебанке». Деньги на нем размещены под 20% годовых. У «Форус Лими­тед» таких счетов - четыре. При этом все счета распо­ложены по порядку один за другим: 31604, 31605, 31606, 31607. Излишне напоминать, что Объеди­ненный банк является финансовым ядром империи Березовского в России, а «Форус Лимитед» - в Швейцарии, Лихтенштейне и на Кипре.

Чтобы кольцо замкнулось, недостает одного звена — счета «Объебанка» в «Бэнк оф Нью-Йорк». Если этот счет обнаружится, то выстроится очень стройная картинка. Сначала деньги «русской ма­фии» и олигархов через нью-йоркский банк пе­реправляются в его оффшорную «дочурку» на Анти­гуа, оттуда — снова в Россию, и  уже «отмытые» - опять в Нью-Йорк…»

Зураб Налбандян. ««Российский след» Скотленд-ярда» («Труд-7» от 27.08.99): «Сотрудники самого элитарного специального подразделения Скотленд-Ярда, занимающиеся особо крупными случаями организованной преступности, обыскали на днях квартиры  двух высокопоставленных чиновников «Бэнк оф Нью-Йорк». (…) Вслед за этим, как сообщала га­зета «Нью-Йорк таймс», следователи выяснили, что компания Вепех связана с другой американской компанией — YBM Magnex, которой и заправляет Семен Могилевич. Расследование, проведенное са­мим банком, показало, что другим со­трудником, причастным к операци­ям со счетом Вепех, является Ната­ша Гурфинкель, первый вице-прези­дент банка и жена недавнего пред­ставителя России в Международном валютном фонде (с 1992 по 1995 годы) Константина Кагаловского.

Одним из самых крупных клиен­тов госпожи Гурфинкель-Кагаловской был московский Инкомбанк, ко­торый пал жертвой прошлогоднего финансового кризиса. Но в лучшие времена Инкомбанк производил че­рез систему «Бэнк оф Нью-Йорк» по 250 денежных переводов ежеднев­но. По словам бывшего американ­ского адвоката Инкомбанка Эману­эля Зельтцера, именно Кагаловский уговорил руководство Инкомбанка перевести свой корреспондентский счет в «Бэнк оф Нью-Йорк». Как утверждает Зельтцер, перевод был  затеян после того, как предыдущий американский банк, где находился счет Инкомбанка, подверг сомнению некоторые трансакции. В «Бэнк оф Нью-Йорк», как и обещал Кагалов­ский, дела пошли как по маслу. Дей­ствия Наташи Гурфинкель-Кагаловской и Владимира Голицина (еще один русский сотрудник в этом бан­ке, князь, помните?) стали приносить банку огромные прибыли. Может быть, поэтому ни­кто в «Бэнк оф Нью-Йорк» не ставил под сомнение легальность опера­ций.

Другим ценным клиентом был московский банк Менатеп, которо­му «Бэнк оф Нью-Йорк» помог заре­гистрировать свои акции на амери­канском фондовом рынке.  (...) Лондонская «Таймс», со своей стороны, сообщает, что швейцар­ские власти заморозили около 65 миллионов долларов, находивших­ся на нескольких банковских счетах. Это сделано в связи с расследова­нием о расхищении российской го­сударственной собственности на сумму в 180 миллионов. Газета пи­шет, что согласно швейцарским ис­точникам арест счетов связан со следствием в отношении коммерче­ской деятельности Бориса Березов­ского».

Виссарион Сиснев. ««Бенекс» знает за облаву» («Труд-7» от 27.08.99): «Вепех», фирма, сумевшая, как утверждают, за полгода прокачать через один-единственный счет в солиднейшем американском банке 4,2 миллиар­да долларов темного происхожде­ния. Сколько прошло через другие счета, и почему фирме позволили безнаказанно заниматься этим биз­несом, следствие пока умалчивает. Тем более что британские спец­службы, оказывается, информиро­вали американских коллег, что деньги со счета «Вепех» идут на оплату кил­леров и наркобаронам.

Собственно, всю эту историю и начали разматывать англичане, изу­чавшие механику отмывания денег русской мафией. Именно они вышли на название «Вепех», которая, как дальше выяснилось, связана с ком­панией YBM Magnex, принадлежа­щей бывшему киевлянину 53-летне­му Семену Могилевичу, состояние которого, по данным британской контрразведки, еще в 1995 году рав­нялось 100 миллионам долларов. Сейчас он живет в Будапеште, но, как утверждают американские СМИ, часто наведывается в Москву.

В мае прошлого года популяр­ная нью-йоркская газета «Виллидж войс» напечатала о нем статью, оза­главленную «Самый опасный ганг­стер в мире». Что он и доказал ав­тору этой статьи Роберту Фридмэну. Спецслужбы записали телефон­ный разговор, в котором он зака­зал убийство газетчика, пообещав за это 100 тысяч долларов. Фридмэну пришлось уйти в подполье. Но за него Могилевичу отплатили кол­леги его потенциальной жертвы. Как раз накануне приезда в США рос­сийского экс-премьера Степашина, 25 июля, «Нью-Йорк таймс» опуб­ликовала статью «Русские гангсте­ры пользуются капитализмом, что­бы увеличивать прибыли», где глав­ным «героем» был как раз Могилевич. Отдельные лица из степашинской свиты сочли эту публикацию «прискорбным явлением», которое «не способствует укреплению рос­сийско-американской дружбы», что и было процитировано некоторыми изданиями. Появившаяся на днях в той же газете вторая статья на ту же тему называется «Миллиарды, возможно, были отмыты через «Бэнк оф Нью-Йорк». Общая картина такова. ЦРУ и европейские спецслужбы наблю­дали за деятельностью Могилевича пять лет. Судя по всему, основа его империи заложена в то время, ког­да СССР отводил войска из Восточ­ной Германии. Согласно отчету ФБР о российской организованной пре­ступности он скупал вооружение у коррумпированных военачальников и перепродавал его другим странам, в частности, Ираку, Ирану и Сербии.

На базирующуюся в Филадель­фии компанию YBM Маgnex, про­изводившую сверхсильные магни­ты и сверхлегкие сплавы, в мае про­шлого года обрушилась неожидан­ная аудиторская проверка. Надо сказать, президентом ее долгое время был иммигрант из Саратова Яков Богатин. Его брат Давид от­бывает срок за большую аферу с бензином. А сам он бежал из стра­ны и стал первым человеком, кото­рого Польша, где мистер Богатин основал банк, выдала Соединенным Штатам. В июне этого года YBM признала себя виновной в мошен­ничестве с ценными бумагами. Фе­деральная прокуратура, как сооб­щают, намерена возбудить уголов­ное дело против Семена Могилеви­ча в этой связи.                |

За махинациями в «Бэнк оф Нью-Йорк», говорится во второй статье «Нью-Йорк  таймс», стоял тот же Могилевич.  При всем размахе того,  что творилось под маркой  «Вепех» и YBM (а приоткрыта, похоже, лишь часть того,  что известно спецслужбам),  «Нью-Йорк тайме» считает  это каплей в том море денег,  которые прокачиваются русской мафией через такого  рода «прачечные», находящиеся на американской территории. Ссылаясь на сведения,  полученные от источников в  разведслужбах, журнал «Ю. С.  ньюс энд Уорлд рипорт» в последнем номере утверждает,  что после разрушения Советского Союза оттуда было вывезено за рубеж примерно 350 миллиар­дов долларов, треть из них — в Со­единенные Штаты.

«Такое количество представите­лей государственной элиты вовле­чено в эти операции, что отдельные случаи выделяются лишь объемом и наглостью»,—пишет журнал, раз­вивая мысль о коррумпированнос­ти российской бюрократии и тес­ном сотрудничестве многих ее чле­нов с «отмывателями» незаконно вывозимых денег. А главных выво­дов, которые делаются на основа­нии всего этого, два. Первый: «Так много богатств исчезает сейчас из России, что почти каждая инвести­ция, исходящая оттуда, призывает к бдительности». Второй: «Феде­ральные власти обеспокоены тем, что российские мафиози и их парт­неры в Америке, возможно, проник­ли до высших уровней американ­ской финансовой системы»».

Александр Нечитайло. «Чеченский след алюминиевого комбинатора» («Новая газета» №31, 1999):

«На прошлой неделе в одном из кантонов Женевы был задержан глава швейцарского офиса Тгаns World Grupp Дэвид Макнайл. На эту английскую компанию, контроли­рующую в России три четверти производства алюминия и других металлов, вывела проверка финансовых доку­ментов небезызвестных фирм «Андава» и «Форус». Результаты  начавшегося следствия по делам ТWG в Женеве держатся в секрете, но, по одной из версий, швей­царские сыщики нащупали важное звено отлаженной сис­темы по глобальному отмыванию денежных средств, в том числе похищенных в российс­кой банковской системе с по­мощью фальшивых авизо. Патрон ТWG в России Лев Черной по этому факту сильно обеспокоился. Три года назад он уже был в центре скандала с фальшивыми чеченскими авизо. Тогда в деятельности фирмы Тгаns Сil1s Соtton (ТСС) следствие нащупало факты ее расчетов за продук­цию алюминиевых заводов деньгами криминального про­исхождения. Платежи по по­ручению ТСС осуществляли фирмы, которые, как выясни­лось потом, были фиктивны­ми. После перевода средств по договору они исчезали. Почти сразу исчезли и важ­ные свидетели, проходившие по делу. Сведениями о роли Льва Черного в операциях с фальшивыми авизо располага­ли Игорь Белецкий, работав­ший с ним в СП «Колумб», и заместитель председателя Роскомметаллургии Юрий Калетников, курировавший алюми­ниевую промышленность. Они погибли в автомобильных ка­тастрофах. Таким же образом погиб и Александр Борисов, президент СП «Медико» - од­ной из фирм, через которые осуществлялась оплата кон­трактов Тгаns World Grupp.

Лев Черной всячески ук­лонялся от диалога с правоох­ранительными органами, ко­торые пытались связаться с предпринимателем с 1994 года. Лишь в 1996-м из Вене­суэлы Лев Семенович прислал в следственный комитет МВД РФ письмо, в котором все от­рицал. Сегодня  Лев  Черной практически сам назначив себя главой Российского об­щественного антикризисного комитета (?!), усердно борет­ся с нашим кризисом на страницах многих газет. А кризис жанра случился в Швейцарии. Но писем швей­царским следователям Чер­ной писать не станет. В этой стране он сильно подмочил репутацию прошлыми свои­ми комбинациями. И потом, за женевский офис формаль­но отвечает президент «TWG» Дэвид Рубен. По мнению экспертов, тревожная обстановка для Льва Черного усугубляется еще и тем, что выданная сан­кция на арест председателя совета директоров Краснояр­ского алюминиевого завода может заставить «больного» Анатолия Быкова заговорить. У правоохранительных органов целого ряда стран, в том числе и России, прибавится работы в отношении TWG. Как раз в тот момент, когда вот-вот стартует предвыбор­ная гонка за кресла в Госу­дарственной Думе. Усадить в них своих людей бесплатно не получится. То, что устремления Льва Черного направлены на при­обретение нескольких депу­татских мандатов, уже ни для кого не секрет. Не тайна, на какие деньги приобретались «Коммерсантъ» и пакет ак­ций ТВ-6.  Многомиллионные денежные массы по этим сделкам шли (или должны были пойти), конечно, не по просторам нашей страны. Для таких операций в самый раз маленькая Швейцария со своей большой банковской системой. В этом смысле офис TWG в Женеве хорошо укладывался в схему взаимо­расчетов с Борисом Березов­ским, может быть, укладывался и американский Вапк оf New Yогк, который сегодня оказал­ся в эпицентре скандала, вскрывшего аферу по отмыванию миллиардов «грязных» долларов из России.

Интересная деталь. Скан­дал в США и блокирование швейцарской  прокуратурой счетов, «очень похожих на счета Березовского», случи­лись сразу после того, как был задержан глава женевского офиса ТWG. Совпадение?»

К этой цитате у меня есть, что от себя добавить на начало 2002 года. Совсем ничего нет странного в том, что победитель описанной в цитате «алюминиевой мафии», как вы знаете, Олег Дерипаска – ныне муж дочери Валентина Юмашева, руководителя ельцинской «семьи». А сам В. Юмашев ныне – муж Татьяны Ельциной-Хайруллиной-Дъяченко, теперь – Юмашевой, собравшейся преподнести третьего наследника «ельцинской семье» от третьего мужа. Если вспомнить про «молочных быков» Геодакяна, то и это неспроста.  

Роман Шлейнов. «В урну заплывали корабли. Загребная сила Наздратенко растет к губернаторским выборам» («Новая газета» №31 1999): «У наших чиновников сильная тяга к извращенному протекционизму. Если они бе­рут что-либо под защиту, так непременно в личное пользо­вание. Иначе у них не получа­ется. В благородном порыве они действительно перестают различать свое и чужое. Но все сомнения на этот счет тол­куют в свою пользу. Лавры спасителя российс­кого флота не дают покоя гу­бернатору Приморского края Евгению Наздратенко. Мест­ная (приморская) и московс­кая пресса уже увенчала гу­бернатора за то, что он вернул во Владивосток несколько ко­раблей одной из крупнейших судоходных компаний — «Востоктрансфлот», выполнявших рейсы по зарубежным кон­трактам.

К незаконно, силовым пу­тем смещенным руководите­лям этой компании мало кто прислушивался. Хотя им точ­но известно, что перед тем, как спасать корабли, губерна­тор их активно «топил». Пос­леднее выходило особенно профессионально. Падение крупнейшего международного перевозчика товаров — судоходной компа­нии  «Востоктрансфлот»  — четко обозначилось в начале июня, когда ее главный офис во Владивостоке занял криминалитет при поддержке людей, одетых в милицейскую форму. Они выпроводили команду, которой руководил председа­тель совета директоров А. Милашевич, заняли его кабинет и посадили на место начальника В. Остапенко, который когда-то уже был генеральным ди­ректором компании. Прикрытием для вторже­ния было решение Первомайс­кого суда, которое исполняла пристав С. Шатохина. И хотя эта бумага не давала никаких прав на переворот, в «Востоктрансфлоте» воцарилось новое начальство. Губернатор Е. На­здратенко эту акцию приветствовал. В одном из своих по­сланий он даже порадовался, что в коллективе «Востоктрансфлота»  нашлись  «здоровые силы». Губернаторская сила так­же оказалась вполне здоро­вой и самодостаточной. В декларированной  борьбе против распродажи российс­кого флота Е. Наздратенко, похоже, не озабочен соблю­дением правовых норм. Даже после решения двух судов — Арбитражного и местного, Первомайского,  которые признали криминальный пе­реворот в компании неза­конным, губернатор не при­знал себя побежденным, а захватчики так и остались в офисе. Будучи влиятельной фигурой, Е. Наздратенко по­просту запретил силовым структурам исполнять реше­ния судов. Во имя идеи... О чем заявил публично: «Я дал  указание силовым структу­рам не исполнять решение суда».

Первым делом новая ад­министрация  компании  во главе с Остапенко переподчи­нила связь с кораблями и при­нялась рассылать абсурдные послания. Так, 22 июня капи­тан теплохода «Титовск», кото­рый выполнял работы по зару­бежному контракту, внезапно получил радиограмму с требо­ванием немедленно лечь в дрейф. В противном случае капитану пообещали уголов­ное будущее. Не прошло и недели, как к капитанам по радио обратился лично Наздратенко. Губерна­тор потребовал, чтобы они не­медленно возвращались во Владивосток, отказавшись от выполнения обязательств по международным контрактам. Экипажам обещали радушный прием и зарплату. Оказавшись в ситуации жесткого давления со стороны губернатора, некоторые капи­таны не выдержали, и отказа­лись от выполнения контрак­тов. Особо доверчивые при­плыли во Владивосток. Их действительно встретили с цветами и оркестрами, о борт кораблей разбивали шампанс­кое... Но денег так и не дали, хотя прошло уже полтора ме­сяца. Этой ловушки счастливо избежало судно «Герман Маттерн» и только потому, что оказалось далеко от Владивос­тока. По требованию Наздра­тенко корабль зашел в Санкт-Петербург. Экипаж надеялся на зарплату две недели, но, оставшись без топлива, вы­нужден был дать сигнал SOS. Затем экипаж образумился и решил продолжить работу по контракту, после чего снабже­ние наладила администрация А. Милашевича.

Международный бизнес, и отличие от российского, не привык к таким внезапным разворотам судов. А поскольку арестовать за неисполнение контрактов можно любой ко­рабль, волна арестов накрыла «Востоктрансфлот». К августу из 38 судов у компании оста­лось лишь 9. Примечательно, что за два месяца новое руководство не позаботилось ни о деньгах, ни о топливе, ни о продуктах для судов. Экипажи трех кораб­лей, арестованных в Персидс­ком заливе, живут в 40—50-ти градусной жаре, практически без продуктов и пресной воды. На судне «Уссурийская тайга», арестованном в Нигерии, на­чалась эпидемия малярии. Од­ного моряка отправили на бе­рег, где он бесследно исчез. Экипаж судна «Звездный бе­рег», арестованного в Синга­пуре, собирает дождевую воду... Остальные экипажи  на арестованных судах чувствуют себя не лучше. А корабли, ос­тавленные без топлива, посте­пенно тонут. В Персидском за­ливе они могут перекрыть подходы к причалам портов Джебел-Али и Эль-Шувейх, попутно вызвав экологичес­кую катастрофу разлившимся фреоном из холодильных уста­новок и остатками горючего.

Пока гибнут теплоходы, смещенное руководство ком­пании «Востоктрансфлот» об­виняют в продаже российско­го флота иностранцам... Но здесь  возникает  резонный вопрос, кто же довел «Востоктрансфлот» до такого состоя­ния? Суда в Персидском заливе были арестованы как раз из-за активности «здоровых сил» коллектива — нынешней не­законной администрации Ос­тапенко. Когда два года назад Остапенко был генеральным директором  «Востоктрансфлота», компания взяла кредит 2 млн. долл. у арабской ком­пании «Шараф». Кредит бес­следно исчез. Второе лицо в руководстве — В. Мистюк — получил кредит в 23 млн. долл. от банка Шотландии. Сам Остапенко взял кредит в 7 млн. долл. у «Пасифик Андеса»... Банк Шотландии, кста­ти, после захвата офиса по­слал письмо, уведомляя, что не будет вести переговоры с Остапенко, силовым путем захватившим офис. В страхо­вании судов «Востоктрансфлоту» тоже отказали. Это оз­начает, что, по сути, они не смогут зайти в большинство портов мира.

Странно то, что вся опе­рация проводилась Наздратенко под видом борьбы с иностранцами  и  спасения российского флота от распро­дажи. Однако раньше губер­натор Приморского края почему-то не обращал внимание на такие мелочи. Вообще при В. Остапенко было продано столько судов, что из них можно составить армаду. Спи­сок включает 44 корабля, в число которых не входят суда-спасатели и вспомога­тельный портовый флот. Тог­да Наздратенко молчал. Что же касается иностран­цев, то при Мистюке и Остапенко «Востоктрансфлот» ак­тивно сотрудничал с амери­канской фирмой «Trans Ocean Ехргеss». Фирма, к слову, была учреждена подельниками Япончика — братьями Лев. «Востоктрансфлот» передавал суда в управление «Транс Оушн», и оттуда они не воз­вращались, а отдавались за долги, так как «Востоктрансф­лот», передав суда в аренду, оказывался еще и должен «Транс Оушн».

При губернаторе практи­чески исчезла «Владивостокс­кая организация тралово-рефрижераторного флота» (из 104 судов осталось 4). Почти все суда «Дальрыбы» отошли до­чернему предприятию... Поче­му же губернатор Наздратенко вспомнил о разбазаривании флота так внезапно? Странные приветствия «здоровых сил» в коллективе акционерной ком­пании, странные призывы не исполнять решения судов... Все это либо неграмотные действия из лучших, но глу­пых побуждений, либо нечто совсем другое. Губернаторам это свой­ственно. Перед выборами. А такой источник средств, как «Востоктрансфлот», весьма со­блазнителен, даже в полуразо­ренном состоянии.

Увы, с точки зрения про­паганды и агитации акция никуда не годится. Мало того, что обманули моряков (вмес­то денег им посылали теле­граммы, что Родина ими гор­дится), так еще и акция спа­сения флота от иностранцев с треском провалилась. Аресто­ванные суда «Востоктрансфлота»   сейчас   покупаются именно иностранцами. С аук­ционов, по дешевке.

За  два месяца экспериментов компания доведена до банкротства. Недавно  Арбитражный суд назначал внешнего управляющего. Но незаконное руководство компании про­должает удерживать главный офис и внешнего управляющего не пускает. У капитанов теперь нет ни еды, ни топлива. И нет ру­ководства, поскольку захватчики уже незаконны (решение Арбит­ражного суда и суда общей юрисдикции это подтверждают). Законное руководство и арбитражного управляющего, несмот­ря на исполнительные листы Арбитражного суда, в офис не допус­кает милиция по указанию Наздратенко. Кстати, по указанию Наздратенко на администрацию Милошевича была заведена кипа уголовных дел. Пока, правда, ничего компрометирующего найти не удалось. Но это неважно. Важно лишить возможности сопротив­ляться».

После выборов Путина и года его работы, за который Наздратенко окончательно «заморозил» своих сограждан и вынужден был подать в отставку.  Из интервью президента («МК»  22.03 – 5.04.2001):

П. Гусев:

— Вы собираете вокруг себя ко­манду очень разноплановую: в ней можно увидеть и генерала Пуликовского, и бывшего губернатора Примо­рья Наздратенко. Такой получается Ноев ковчег, где все смешалось ради спасения или ради чего? Для чего все это делается?

— Задач много, задачи разные, и под каждую задачу нужны соответствую­щие люди, люди, которые имеют опреде­ленный опыт, навыки и т.д. Поэтому и лю­ди разные. Но в вашем вопросе есть определенный подтекст, связанный с бывшим губернатором Приморья и с моим полномочным представителем в этом ре­гионе. У них, как мы знаем, как бы это ска­зать...

— Не все гладко.

                              Разные оценки были ситуации в Приморском крае. Пуликовский выпол­нял свою функцию, делал это последова­тельно и принципиально. И думаю, что он поступал правильно. Что же касается Евгения Ивановича Наздратенко, которого Пуликовский кри­тиковал достаточно жестко, то он ведь добровольно подал в отставку, и публично заявил о том, что несет личную ответст­венность за то положение, которое сло­жилось в крае. В принципе он как бы сог­ласился с мнением Пуликовского. Возникает вопрос: если он в чем-то виноват, то зачем его взяли на работу в Москву? Ведь вы это хотели спросить, правда? Я не буду уклоняться от этого вопро­са. Если он в чем-то виноват, то он и нака­зан. Сам себя наказал, подал в отставку.  Уверяю вас, это тяжелое решение для любого человека. Но Евгений Иванович, я считаю, поступил по-мужски. Человек, который очень много работал, работал на интересы края, дважды избирался в очень сложном регионе. Не думаю, что мы в этих условиях должны выбросить че­ловека на помойку. У него есть большой опыт работы. Поэтому решение, которое было принято председателем правительства (выделено мной, ха-ха!) о назначении его на должность председа­теля Комитета рыбного хозяйства, счи­таю правильным. Евгений Иванович знает условия, на которых он был назначен на эту должность, они простые: работать командно, работать в соответствии с политикой, проводимой правительством, в том числе и в сфере по добыче и распределению биоресурсов, по их сохранению. На мой взгляд, результаты тендера, который только что был проведен (а вы знаете, что он состоялся и состоялся не­плохо), показывают, что Евгений Ивано­вич работает в том направлении, которое было предложено и Президентом, и пра­вительством».

Леонид Крутаков. «Эх, дубинушка, ухнем. Скуратов схватил Центробанк за мошну» («МК» от 25.06.99): «Существует несколько предположений о причинах отставки Юрия Скуратова. Самая простая - порнокассета с человеком по имени  Юр-р-ра в главной роли. Самая сложная – подготовка к антиконституционному перевороту со стороны ближайшего окружения президента. Все эти предположения так или иначе верны. Но за бортом общественного внимания осталась самая очевидная версия – «наезд» Генпрокуратуры на Центральный банк России и Сергея Дубинина...

За день до своей первой отставки Юрий Скуратов обнародовал данные проверки Центробанка Генпрокуратурой. По данным прокура­туры, за пять лет, начиная с 1993 года, ЦБ из валютных резервов страны передал в управле­ние оффшорной компании «Файнэншнл Менед­жмент Компани Лимитед» (ФИМАКО) 37,3 млрд. долларов; 9,98 млрд. немецких марок, 79,9 млрд. японских иен, 11,98 млрд. французских франков и 862,6 млн. английских фунтов стер­лингов. Данные оказались настолько сенсационны­ми, что директор-распорядитель МВФ Мишель Камдессю на весенних переговорах с Юрием Маслюковым отдельным условием выдачи оче­редною кредита выдвинул требование полного аудита  ФИМАКО. Условие это стояло наравне с требованием ежеквартальных  отчетов РАО «Газпром», РАО ЕЭС России», МПС и «Транснефти». Оффшор­ную компанию с уставным капиталом в тысячу долларов приравняли к российским монополи­стам с ежегодным оборотом в десятки милли­ардов долларов каждая.

Понятно, что Скуратов зацепил самые бо­лезненные струны Кремля. Мало того, сразу по­сле своей отставки Скуратов назвал инициато­ров гонений на Генпрокуратуру:  два бывших вице-премьера, один бывший министр и один олигарх. Какой олигарх, после обысков в «Сибнефти» и «Аэрофлоте», уточнять не надо. Имена вице-премьеров легко угадываются. А вот за псевдонимом «бывший министр» скорее всего, скрывался Сергей Дубинин. Во всяком случае, позже в интервью «Коммерсанту» Скуратов пря­мо называет бывшего главу ЦБ среди организаторов шантажа против него. Чтобы понять, в какие дебри влез Генпро­курор, озвучив ФИМАКО, надо хотя бы вкратце проследить ее историю. ФИМАКО была учреж­дена 27 ноября 1990 года на острове Джерси (Нормандские острова). Первоначально она предназначалась для того, чтобы спрятать средства государства накануне переворота в августе 1991 года. Конечно, подобные действия мировым финансовым сообществом не приветствуются. (…) Позже ФИМАКО даже была использована накануне событий 1993 года. Буквально за несколько дней до ельцинского указа о роспуске парламента из ЦБ на Джерси были переведены значительные суммы из валютных запасов стра­ны. В России начиналась война исполнительной и законодательной власти.

Позже ФИМАКО использовалась для становления рынка ГКО. Иностранцы боялись вкладываться в ценные бумаги России, и тогда ЦБ через ФИМАКО вложил в ГКО около 500 млн. долларов. Деньги ЦБ потом отозвал, но иностранцы уже поверили, и рынок российских бумаг заработал. Все это было еще при Викторе Геращенко.

Но потом, когда ЦБ возглавил Сергей Дубинин, ФИМАКО стала использоваться для «отмыва» денег. Сначала на президентские выборы 1996 года, потом - на свои личные нужды. Как сле­дует из данных Генпрокуратуры, только на представительские расходы глава ЦБ ежеме­сячно получал 15 тыс. долларов, его замы - по 10 тысяч, помощники - по 7,5, а главы департаментов — по 5 тыс. долларов. О мелочах, типа установки бронированных стекол в квартире Дубинина и выдачи льготных рублевых кредитов высокопоставленным сот­рудникам ЦБ сроком на 20 лет, мы даже не бу­дем говорить. Главное в тот момент было спа­сти демократию от посягательств Зюганова.

В начале февраля 1996 года на экономиче­ском форуме в Давосе было решено поддер­жать режим Ельцина всеми имеющимися сред­ствами, а средств явно не хватало. Для того чтобы закрыть задолженность государства по пенсиям и зарплатам бюджетников (если пом­ните, это был главный предвыборный козырь Ельцина. - Ред.), требовалось около 500 млн. долларов. Столько же требовалось на организа­цию всенародного гулянья под названием «Голосуй или проиграешь!» Где взять деньги? Олигархи наши особой щедростью никогда не отличались, поэтому ре­шено было взять пенсии из бюджета, то есть у самих пенсионеров. Точнее — с рынка ГКО че­рез ФИМАКО. Благо удачный опыт с ГКО был проведен в 1993 году. Геращенко наотрез отка­зался проводить эту схему в жизнь, и его заме­нили на менее щепетильного в финансовых вопросах Дубинина.

Вскоре после назначения Дубинина в Цен­тробанк вышло распоряжение первого зампреда ЦБ Сергея Алексашенко №40, освободившее ФИМАКО «от обязательств по размещению пе­редаваемых ЦБ сумм только в первоклассные активы». Иными словами, с ФИМАКО сняли обя­зательство размещать валютные резервы стра­ны в ценных бумагах государств с устойчивой экономикой. Путь на рынок ГКО был свободен. А вслед за этим уже сам Дубинин подписал распоряжение №44. По этому распоряжению ЦБ дополнительно перевел в ФИМАКО 855 млн. долларов всего за два месяца, с марта по ап­рель 1996 года. Деньги эти, естественно, оказались на рынке ГКО. Одновременно было дано разреше­ние всем иностранным банкам вкладывать в ГКО не через российских посредников, а напря­мую. Дыру в 500 млн. долларов, откачанных на президентские выборы, можно было прикрыть только новым притоком спекулянтов. Ее и при­крыли, но только на время. Основание пирами­ды было серьезно подорвано. В 1998 году это станет одной из основных причин дефолта, по­влекшего за собой крах российской банковской системы. Так что олигархи все-таки заплатили за выборы 1996 года. Правда, косвенным обра­зом. А попутно были обворованы миллионы про­стых вкладчиков.

Единожды опробовав «стиральную маши­ну», Сергей Дубинин, судя по выступлениям Скуратова, на этом не остановился. Недавно Генпрокурор заявил, что в прокуратуре есть данные о личном участии высокопоставленных сотрудников ЦБ в спекулятивных играх на рынке ГКО. А ведь есть еще странная судьба стабили­зационного кредита МВФ в 4,8 млрд. долларов, выданного Центробанку в июле 1998 года прямо накануне дефолта. Как заявил недавно рупор  Генпрокуратуры Виктор Илюхин, весь этот кредит был с помощью Дубинина отправлен на  личные счета членов «семьи».

Кстати, среди уже выше упоминавшихся условий выдачи очередного кредита МВФ есть  очень интересный пункт: «Генеральному проку­рору предоставить директору-распорядителю МВФ письмо, содержащее юридическую квали­фикацию роли компании ФИМАКО в проведении операций со средствами июльского (1998 год) транша и со средствами, выделенными фондом ранее». Так что, чья подпись будет стоять под письмом Генерального прокурора в адрес Ми­шеля Камдессю для Сергея Дубинина вопрос жизни и смерти».

А.Хинштейн. «В моей смерти прошу винить господина Ч…» , «МК» от 17.07.97 (выдержки):

У меня в руках письмо Генерального прокурора России Юрия Скуратова президенту. В нем Скуратов пишет: «Продажа пакета акций ОАО «ТНК» заставляет усомниться, что организаторы конкурса действуют в интересах государства». Организаторы инвестиционного конкурса известны — это Госкомимущество во главе с верным чубайсовским приватизатором Альфредом Кохом и лично Чубайс. Именно Кох утвердил условия конкурса, в действительности являющего собой не что иное, как элементарную аферу. Думаю, каждый из читателей хоть раз ви­дел, как играют в «наперстки». «Игра» в инвести­ционный конкурс из этой же серии. Условия ее гласят: победитель конкурса обязан приобрести установку первичной переработки нефти «АВТ-2», принадлежащую некоему АОЗТ «Санрайз». А также контрольный пакет ак­ций конструкторского бюро по разработке бесштанговых насосов «Коннас». В качестве инвестиций. Установка оценена в 40 миллионов долларов. Конструкторское бюро в 35 миллионов.

В этой связи Скуратов утверждает: «Из условий видно, что какого-либо конкурса не будет так как его победителями станут собственники АВТ-2 и контрольного пакета акций КБ «Коннас». Если же победителем станет другой инвестор, то он обязан купить указанную установку и акции по заявленной цене 75 миллионов долларов, то есть, произойдет лоббирование интересов коммерче­ских структур, которые получат существенную прибыль». Прибыль, надо сказать, немаленькую. Дело в том, что в декабре 93-го Рязанский нефтеперерабатывающий завод (одна из составляющих частей «ТНК») передал эту самую установку  «АВТ-2»  АОЗТ «Санрайз» за... 2,37 тысячи долларов. То же самое и с конструкторским бюро. По оценкам специалистов, рыночная стоимость его контрольного пакета акций — 350 тысяч «зеленых». (Чувствуете разницу между «2370 и 40000000, а также между 350000 и 35000000? – примеч. мое). Поэтому владельцы «Санрайза» и «Коннаса» остают ся в выигрыше в любом случае. Либо им практи­чески бесплатно достается добрая часть самотлорской нефти. (Покупают-то они акции «ТНК» не за полную цену. А за вычетом 75 «липовых» миллионов.) Либо прибыль от спекулятивной сделки составляет практически те же 75 миллионов. Чистыми. Неплохая прибавка к пенсии.

Ларчик открывается просто: учредителем таинственного КБ «Коннас» является известная финансово-промышленная группа «Альфа». Возглавляет ее старый чубайсовский товарищ, бывший министр внешней экономики Петр Авен. В руках «Альфы» и «бесценная» установка АВТ-2. Именно «Альфа» — основной претендент на «ТНК». И именно ей бы в итоге и досталась самотлорская нефть, если бы не упрямство некоторых твердолобых  сибиряков. (Имеется в виду директор Самотлора некий Палий. Он против этой сделки. Тогда против него самого предпринимается следующая  акция. – мое примеч.).

Пятого июня в Управление ФСБ по Тюменской области пришла правительственная те­леграмма. Начальнику УФСБ Анатолию Антипину было приказано доставить письмо, спешно под­писанное тем же днем Чубайсом и Кохом, в Ниж­невартовск и вручить на со­брании акционеров. Письмо, надо отметить, прелюбопытней­шее. Написано в лучших традициях коммунисти­ческих времен. Мотивируя обеспокоенностью правительства неблагоприятным  финансовым состоянием ОАО «Нижневартовскнефтегаз», Чубайс и Кох предписывали (так прямо и сказано - «предписываем»): «обеспечить голосование «против» назначе­ния Палия В.0. генеральным директором обще­ства». «В противном случае, - говорилось ниже, Федеральная служба России по делам о несо­стоятельности и финансовом оздоровлении возбудит дело о банкротстве и назначении внешнего управляющего».

Редакционная статья «МК» от 15.07.97: ««Хлопцы, чьи вы будете?». Личный баланс Андрея Вавилова», напечатанная под рубрикой «Ведущий страницы Иосиф Гальперин»: «Председатель Центробанка Сер­гей Дубинин интригующе заявил, что два неких могущественных коммер­ческих банка, работающих с бюджет­ными средствами, нанесли ущерб го­сударству на сотни миллионов дол­ларов. Потом замгенпрокурора Ми­хаил Катышев сообщил, что возбуж­дено уголовное дело по статье о крупном хищении. А несколькими днями раньше в совет директоров «Газпрома» не был избран руководи­тель крупнейшего частного акционе­ра этого РАО — президент банка «Международная финансовая компа­ния»  Андрей Вавилов. Эти два собы­тия вновь привлекли наше внимание к скандальной фигуре бывшего пер­вого замминистра финансов, сумев­шего в своем кресле пережить пяте­рых министров и немереное количе­ство вице-премьеров.

Скандальной — потому что имен­но Андрей Вавилов оказался единст­венным из крупных чиновников рос­сийского правительства, на которого было совершено покушение. Взор­ванный 3 февраля нынешнего года «Сааб-9000» у парадного подъезда Минфина звякнул последним звон­ком: 15 мая непотопляемый госчи­новник стал президентом банка МФК. «МФК» - близнец ОНЭКСИМ-банка, вотчины бывшего первого вице-пре­мьера Владимира Потанина. И те­перь на «МФК» и «Уникомбанк» на­мекает Дубинин. По некоторым дан­ным, уже и Генпрокуратура начала изымать бумаги...

Мы постараемся показать не только предысторию сегодняшнего скандала, февральского взрыва и сложных отношений правительства с «Газпромом», но и связь последних событий с крахом «МММ», с аферой банка «Национальный кредит» и странными судьбами двух его прези­дентов — Олега Бойко и Бориса Фе­дорова. Может быть, яснее станет и механизм появления на российской исторической сцене коробки из-под ксерокса с полумиллионом долла­ров.

Начнем с того, что Вавилов уже был членом совета директоров Газпрома, представляя там государство и в одном газетном интервью даже оправдывался: «На основной работе меня воспринимают как человека, лоббирующего Газпром, а в Газпроме - как человека, присланного контролировать компанию. Приходится искать компромисс». Кроме прочего, компромисс приходилось искать между командой Черномырдина, опирающейся на «трубный бизнес», и финансовыми группировками, ныне выдвинувшими «молодых реформаторов». Долгое время ему удавалось поддерживать баланс. По словам газетных сплетников, в результате этой сложной деятельности на личном балансе Андрея Вавилова оказалось несколько сот миллионов долларов. Он довольно весело отзывался об этих сплетнях, которые прекратились вместе с потерей государственного кресла. Впрочем, стоит повторить, но не сплетни, а некоторые факты. Еще летом и осенью 1995 года при первой атаке Чубайса, Вавилов защищал льготы злостного неплательщика налогов Газпрома, несмотря на позицию непосредственного начальника - министра Панскова. В интервью непокорный зам объясняет свою заботу просто: «Что касается штрафа по Газпрому, меня тогда Вяхирев попросил посодействовать в том, чтобы мы вопрос с налоговой инспекцией рассмотрели». Значительно больше нашумела история с внезапным возвышением «Национального резервного банка».  «Без объявления войны», по ходатайству Вавилова огромные средства были в одночасье переве­дены в неприметный банк из «всемирно-исторического банка «Империал». Забавно, что возглавил Националь­ный резервный банк Александр Лебедев, зампредседателя правления «Империала». С этим, ранее газпромовским банком, кроме прочего, связана и страница в биографии Сергея Дубинина. Между двумя госпостами – министра финансов и  председателя Центробанка – ему пришлось   «отсиживаться» в «Империале». А Вавилов, если вы не помните, после скандального «черного вторника», в результате которого Дубинин временно ушел с госслужбы, исполнял после него обязанности министра...

Так вот, по некоторым данным, Вавилов лично за­ставил Вяхирева внести средства в Национальный ре­зервный банк - якобы для компенсации затрат НРБ на избирательную кампанию Черномырдина. Вроде бы «Газпром» внес 12 миллионов долларов, а банк на «Наш дом» истратил 8. Разница – в пользу заинтересованных лиц.

История бесконтрольной прокрутки бюджетных средств Национальным резервным банком до тех пор обтачивала журналистские перья, пока не появились признаки явного охлаждения между Лебедевым и Вави­ловым. Например, при уполномоченных банках для размещения евробондов (такие ценные бумаги) вместо НРБ засветился «МФК» (вон еще когда дружба затеплилась!). Не удалось «Нацрезерву» повторить  чрезвычайно выгодную операцию с украинскими долгами. И тут как раз поспело покушение на Вавилова! Сам он высказался скромно: «Боюсь своим подоз­рением кого-нибудь незаслуженно обидеть». А среди версий причины взрыва появились как традиционные (долги, конкуренты), так и экзотические. Самая простая версия: симуляция. Посложнее: «из-за бабы». Если учесть количества женщин, упоминавшихся прессой рядом с именем одетого от Кардена молодого госслужа­щего, то ее стоит принять во внимание. Было и такое мнение — последнее предупреждение Черномырдину: сними своего любимчика. Вскоре и снял...

В февральском репортаже с места события «Коммерсант-дейли» писал: «Вплоть до октября серьезных конфликтов на этом рынке не возникало», имея в виду рынок украинских долгов. И тут, сопоставляя интервью в прессе, которые задолго до взрыва, еще в октябре прошлого года, привлекали внимание к замминистра, мы заметили во всех текстах его оправдания по поводу аналитической записки, распространенной в мае 96-го от имени некоей Ассоциации независимых журналистов «Согласие». И обратились к первоисточнику. Сама запи­ска спустя месяцы подтвердила свою ненадуманность. Поскольку объясняла и предсказывала многие события, произошедшие после октября. И мы решили предста­вить широкому читателю то, что много месяцев назад было разослано в Думу, аналитикам и журналистам. Приводим лишь треть текста – которая актуальна. С не­большой правкой в предложениях, касающихся частной жизни нашего героя.

Из ненапечатанного: «В декабре 1995 года по настоянию Вавило­ва был издан приказ Минфина РФ от 29.12.95 г. № 958 об освобождении от налогообложения предприятий РАО «Газпром» на сумму 1 трлн. 361 млрд. рублей по сделке с украинскими облигаци­ями, полученными за продажу российского газа в 1994 г.  При этом Вавилов заведомо знал о том, что облигации на момент подписания приказа были собственностью НРБ, о чем свидетельству­ет письмо за его подписью от 26.12.95 г. №01-/223 заместителю министра финансов Украины Сивульскому (за три дня до приказа!). Важно от­метить, что это письмо не регистрировалось в канцелярии Минфина. Таким образом, в резуль­тате действий Вавилова в бюджет недополучено 1 трлн. 361 млрд. рублей, которые присвоены На­циональным резервным банком и «Газпромом». Техника сделки была такова. Вначале «Газпром», Минфин и «Нацрезерв» заключили трехсторонний договор, по которому право на облигации пере­шло от «Газпрома» к Минфину, а от Минфина — к «Нацрезерву». Сообщения о переходе облигаций были посланы заместителем Вяхирева - Шереметом и самим Вавиловым в один и тот же день на Украину. Через три дня якобы «Газпрому», а на самом деле уже «Нацрезерву», на ничего не стоившие облигации украинского правительства, по которым оно никогда не платило, Минфин РФ выделил приказом № 958 по номиналу (то есть на сумму, эквивалентную 280 млн. долл. США) налоговые освобождения!» «Аналогичные сделки проводились через  Московский национальный банк, руководимый известным авторитетом армянской группировки А. Егиазаряном. Характерно, что переговоры с этим господином А. Вавилов преимущественно проводил в салоне 600-го «Мерседеса» Ашота, опасаясь подслушивания. А. Егиаэарян, отец ко­торого был убит в прошлом году в результате бандитских разборок, публично предлагал цело­му ряду государственных предприятий, перед ко­торыми у бюджета имелась задолженность, пе­реводить счета в его банк, и тогда средства из бюджета им будут выделены в течение трех не­дель, при этом комиссия Московского национального банка составляла 25% от суммы».

«Летом 1995 года А. Вавиловым, О. Бойко А. Лебедевым при участии С. Дубинина была разработана грандиозная финансовая махинация, задуманная вначале как форма помощи сползавшему в банкротство банку «Национальный кредит», а впоследствии - выродившаяся в тривиальное обогащение разработчиков за счет государственных средств. Бойко предложил О. Яшину - президенту сбербанка РФ - обменяться векселями между Сбербанком России и «На­циональным кредитом» на одну и ту же сумму -100 млн. долл. США. Яшин, после уверений Ва­вилова и неких обещаний Бойко, согласился. В соответствии с принятыми обязательствами, бан­ки должны расплатиться между собой в июне 1997 года. Таким образом, возглавляемый Оле­гом Бойко банк, финансовые трудности которого в тот период были уже очевидны, получил от Сбербанка России векселя на 126 млн. долларов (100 миллионов плюс 26 миллионов процентов). Симптоматично, что именно в это время А. Вавилов подписал упомянутое распоряжение о приобретении государственного пакета акций «Нацио­нального кредита». Важно отметить, что для Сбербанка РФ обеспечением его векселей стали векселя банка «Нацкредит», которые уже реально ничего не стоили к моменту самой сделки.

После того как стало ясно, что «Нацкредит — фактический банкрот, Вавилов поручил Бойко вывезти через фирму «ОЛБИ Интернешнл» (USA) векселя Сбербанка за рубеж и продать. Не стоит и говорить, что ценные бумаги были вывезены из страны с нарушением таможенного и валютного законодательства, т. е. тайно. Весьма примечательно, что сотрудничество Вавилова с фирмой «ОЛБИ Интернешнл» началось с того, когда он устроил туда свою первую супругу. Часть вексе­лей Сбербанка перешла к таиландскому банкиру Ракешу Саксене, одному из крупнейших акционе­ров Bank of Commerce (ВВС). А он, в свою очередь, приобрел банк «Эффект-кредит» - дочернее предприятие «Нацкредита» - для того чтобы легализовать предъявление векселей к оплате Сберегательному банку РФ в будущем году.

«После беседы в Службе безопасности Президента РФ (одним из клиентов и ближайших покровителей О. Бойко) последний отходит от руководства банком, а на его место СБ приводит В. Федорова – в то время руководителя НФС (Национального фонда спорта), огромные средства которого «застряли» в «Нацкредите». К самому О. Бойко СБ Президента РФ претензий не предъявляла по двум причинам. Бойко всегда ранее выполнял перед СБ взятые финансовые и политические обязательства не­официального свойства, и некоторые структуры СБ, например, банк «Торнадо», сами не вернули» Нацкредиту» крупные суммы денег. Б. В. Федоров вскоре разобрался в ситуа­ции с векселями, к которой не имел сам лично ни малейшего отношения. В январе-феврале 1996 года он неоднократно поднимал этот воп­рос у Вавилова. В начале февраля он предупре­дил Вавилова, что в банке создалась уголовная ситуация, связанная с Екатериной Урманчеевой (бывшей сотрудницей Минфина РФ), через кото­рую Вавилову передавали наличные, и, взывая к здравому смыслу Вавилова, просил последнего принять меры к разрешению ситуации. Нельзя сказать, что разум полностью отказал Вавилову, и на встрече «группы» было решено порекомен­довать «Нацкредиту» обратиться за помощью в Центральный банк. Федоров так и сделал. «Нацкредит» обратился в Центральный банк с прось­бой о выделении ему 70 млн. долларов. Это об­ращение стало беспрецедентным в истории, так как «неожиданно» С. Дубинин дал указание аппа­рату ЦБ помочь «Нацкредиту» и подготовить со­ответствующие документы. Официально Дубинин в своем интервью «Файнэншл Таймс» сообщил, что «Нацкредиту» будет оказана помощь, — тоже небывалый случай. До этого момента многочис­ленные подобные просьбы крупнейших банков страны оставались просто без рассмотрения. Группу подвел только С. Дубинин: он не смог «продавить» аппарат ЦБ, в том числе своего пер­вого заместителя  Хандруева, ранее курировав­шего вопросы коммерческих банков, с тем, чтобы они закрыли глаза на безнадежное положение «Национального кредита» и принесли «на блю­дечке» Дубинину на подпись завизированное решение о выделении средств.

Атакуемый со всех сторон Федоров стал те­рять терпение и начал угрожать предать гласно­сти историю с векселями, подать в суд на таи­ландского банкира — подельщика О. Бойко, у ко­торого последний проводил большую часть лета 1995 года и потом передал контакт в «ОЛБИ Интернешнл». В это время происходит обстрел квартиры Дубинина, которую в прессе («Кто поднял руку на Сергея Дубинина?», журнал «Деньги № 11, март 1996 г.), увязали с запросами руководства «Нацкредита». Журналисты обратили внимание на тот факт, что квартиры Дубинина и Федорова — соседние. К сожалению, они не проследили историю приобретения этих квартир. Куплены они были в одно время, квартира Дубинина не предо­ставлялась ему государством, а была формой «доли» за операции группы. Никто не обратил внимание на удивительное спокойствие С. Дубинина – обычно нервно реагирующего на куда менее значительные и далеко не такие персональные события. На самом деле обстрел был задуман как способ скомпрометировать Федорова и исполнен группой уголовников. Он дал основание А. Вавилову обратиться за помощью в Службу Безопасности Президента. Главным доводом Вавилова была угроза поставить на грань срыва избирательную кампанию Б. Ельцина (якобы на нее были направлены украденные у государства деньги), а Федоров представлялся неким «ренегатом». Федоров был вызван к руководству СБ Президента РФ, у него отобрали пропуск в Кремль и сообщили, что он лишен возможности выехать за границу. 16 мая 1996 года Федоров приехал к Дубинину, Федорову было сделано некое ультимативное предложение, которое тот не принял. Федоров отказался продолжать поддерживать ситуацию, выгодную для подставных фирм, как правило, оформленных на близких женщин Вавилова, поскольку это было заведомо неприемлемо для «Национального кредита». В ответ на сообщение Федорова о том, что он намерен предать гласности сделку и подать в суд, Дубинин ему буквально ответил: «Что ж, тогда придется кого-то сажать - или Бойко или вас». Последовавшие события известны: Федорову-спортсмену, принципиально не употреб­лявшему не только наркотики, но и алкоголь, подбросили кокаин, арестовали, немедленно сместили с поста руководителя НФС, выпустив под подписку о невыезде. Особый колорит в «удачную» сделку вносит то, что таиландский партнер О. Бойко «со това рищи» банк Bangok Bank of Commerce, куда первоначально уплыли векселя на 46 млн. долларов (а деньги уплыли в карман преступников), оказался причиной огромного скандала, и его руководство обвинено в мошенничестве».

Прежде чем опубликовать эти выдержки, мы проверили их достоверность в нескольких упоминав­шихся организациях. Многое подтвердилось. Проси­ли только не ссылаться, а потом добавляли подроб­ностей. Да и газеты подсказывали, почему Вавилов поссорился с «Газпромом», почему переметнулся к враждебной Черномырдину группировке Потанина («Газпрому» не удалось составить реальной конку­ренции потанинской финансовой группе»). Но ранее он исправно служил Черномырдину, и его трубе. Был, правда, в 1994 году случай, вызвавший недовольство премьера: «МММ на собранные деньги попытался скупить акции Газпрома. Ва­вилов быстро исправился, акции к чужим не попали, вкладчики «МММ» разорились, — премьер оставил тогда молодого «сынка» на посту. Хотя в том же году его можно было увольнять после «черною вторника», когда выяснилось, что его служба в Минфине не приняла мер по записке таможенников. Они сообщали, что с мая 93-го по октябрь 94-го коммерческие банки ввезли в Россию 33 миллиарда долларов, что и подтолкнуло рубль к обвальному падению.

Молодой прагматик за пять лет прошел дистанцию от идеологизированной компании либералов Гайдара, через чащу «красных директоров» и новой номенклатуры, к безыдейным новым русским, кото­рые вобрали в себя все жизнеспособные остатки прежних кланов. Если проводить аналогии и вспоми­нать предыдущих Вавиловых, то Андрей по судьбе ближе не к однофамильцу-академику Николаю, кото­рый погиб, отстаивая свою генетику, а к его брату-физику Сергею. Тот, несмотря на репрессированного брата, умудрился стать президентом Академии наук СССР... Так и Андрей Вавилов, несмотря на репресси­рованного Сосковца, под личным руководством кото­рого в предвыборную компанию 96-го он распреде­лял финансовые ресурсы, сумел сделаться незаме­нимым и в штабе Чубайса и стал главным казначеем ельцинской кампании. Видимо, в ее штабе и про­изошла «перевербовка», после которой сложилась новая команда. В результате после успешных итогов выборов летний отпуск Вавилов провел на Лазурном берегу в компании с Владимиром Потаниным и Оле­гом Бойко.

Да, не пропал Бойко после краха его системы «ОЛБИ»! Недаром говорят, что на его столе всегда лежала книга о знаменитых банковских аферах. Вдумчивый читатель... Посмотрите на рейтинг веду­щих банков: кто из них совершил в этом году столь же стремительное восхождение, как некогда «Нацрезерв», а до него — «Нацкредит»? «Собинбанк» под­нялся от нуля до 25-го места по собственному капиталу. Возглавляет его близкий к Олегу Бойко Олег Мартынов, да и сам Бойко замечен в его сте­нах неоднократно. Ну, а кто ж это помог подняться «Собинбанку» из неизвестности, оставив вкладчиков лопнувшего «ОЛБИ» безо всякого удовлетворения?

Но бывают у Вавилова и проколы со старыми друзьями. Их общий с Бойко товарищ — Борис Березовский, который даже в Париж летал, чтобы най­ти врача упавшему со второго этажа Олегу, теперь с Бойко не общается. А Вавилову именно он помешал стать членом совета директоров «Газпрома», консо­лидировав пакет акций, который передал затем для голосования в поддержку Вяхиреву. Так же жестко поступил и сам Анатолий Борисович. Ведь именно Чубайс оказался последним министром финансов, которого Вавилов пересидеть уже не смог.

И вот теперь – новый скандал: по поводу льгот «МФК». Вроде бы его будущий президент готовил еще из государственного кресла себе очень мягкую по­садку в кресло акционерное. Выяснилось, что льготы эти были временными и Вавилов лично их уже не использует. Но зато вспомним его представительство в совете директоров «Норильского никеля». Там он за­седал от лица государства, но сам «НН» — самое больное дитя группы Потанина. Вспомним и залого­вые аукционы, которые проводились и выигрывались практически на бюджетные деньги, чего не могло быть в обход Вавилова. Вспомним и выгодные сдел­ки, в которых Минфин оказал предпочтение «МФК». Вспомним, кто выиграл сейчас конкурс на размеще­ние векселей Госналогслужбы — «Уникомбанк» (под­властный Егиазаряну и Вавилову) и «Собинбанк».

Вспомним все это и зарубим на носу: Друзья могут забывать Андрея Вавилова, но он друзей не забывает. Просто время от времени, по мере необходимости, заводит новых...»

Отмечу, что Черномырдин ныне посол РФ на Украине, где идут громкие дела по воровству и спекуляции российским газом. Тушить поехал?

Юрий Ряжский. «Подстава для банкира. Гора в очередной раз родила мышь» («МК» от 08.97): «Великое противостояние» Центрального банка России и двух коммерческих бан­ков — МФК и «Уникома», — похоже, подошло к своему логическому концу. Как наша газета и предполагала несколь­ко дней назад, скандал вокруг т.н. «индийского контракта» тихо сошел на нет, оставив о себе одни воспоминания. Напомним нашим читателям: в начале июля (1997) председатель ЦБ РФ Сергей Дубинин заявил жур­налистам, что ему стала известна история о том, как два коммерче­ских банка нанесли стране ущерб то ли в 230, то ли в 500 миллионов долларов. Чуть позже прозву­чали и конкретные имена «расхи­тителей» — МФК, «Уником». Однако спустя несколько дней слова Дубинина подверг­лись некоторой корректировке. Во-первых, из списка злоумышленников таинственным образом исчез МФК. По нашим сведени­ям произошло это после того, как ОПЕРУ-2 (подразделение ЦБ РФ) закончило проверку МФК и не нашло в нем хоть сколько-ни­будь серьезных нарушений. Острие удара перемести­лось на «Уникомбанк», который, по словам Дубинина, отказался предоставить ЦБ информацию по операциям с выделенными (слово определить) ему государством облигациями внутреннего валютного займа. Именно эти ценные бумаги Мин­фин – в лице тогдашнего замес­тителя министра финансов Анд­рея Вавилова – предназначал для ВПК МАПО, изготовителя са­молетов «МиГ-29». Как объяснила председа­тель правления «Уникома» Нина Галаничева, «произошло досад­ное недоразумение». Один из руководителей банка (его имя в «Уникоме» не хотят называть по вполне понятным причинам), прежде чем ответить на запрос ЦБ РФ, счел необходимым согласовать  этот шаг с клиентом. На согласование ушло почти полтора дня - и столь длительное молчание «Уникома» было расценено Банком России как саботаж его распоряжений... По крайней мере, именно такая версия следует из совме­стного заявления ЦБ РФ и «Уни­комбанка», распространенного их пресс-службами два дня на­зад. Этого заявления могло бы и не быть — вскрой ОПЕРУ-2, од­новременно с МФК проверявше­го и «Уником», какие-либо зло­употребления. Однако, похоже, и в этом случае ничего крими­нального сотрудники ЦБ найти не смогли (хотели ли?).

Гора в очередной раз роди­ла мышь. История, начавшаяся с громкого скандала, с возбужде­ния уголовного дела Генераль­ной прокуратурой, с подключе­ния к ней высших чиновников, закончилась дружными завере­ниями, что все взаимные обви­нения исчерпаны, а никаких пре­тензий друг к другу больше нет... Правда, совершенно непо­нятной осталась судьба «МиГов», которые должны были отпра­виться в Индию, но и этот воп­рос наверняка разрешится в са­мое ближайшее время.

Интереснее другое. Кто и за­чем вложил непроверенную ин­формацию в уста известного сво­ей крайней осторожностью пред­седателя ЦБ Сергея Дубинина? Который, придав ей широкую ог­ласку, в итоге оказался в наиглу­пейшем положении? Так что еще неизвестно, кто пострадал больше — банки или же сам Дубинин...

Ответов может быть не­сколько. Известно, что Дубинин по своему духу весьма близок к гла­ве банка «СБС-Агро» Александру Смоленскому и заместителю се­кретаря Совета безопасности РФ Борису Березовскому. Двое последних, по идее, должны пи­тать самые «нежные» чувства к хозяину МФК Владимиру Потани­ну. Особенно после того, как он постарался перебежать им дорогу во время продажи акций нефтяной компании «Сиданко». С другой стороны, в бан­ковском мире отлично знают, что Сергей Дубинин находится в теплых, дружеских отношениях с главами «Национального резерв­ного банка» Александром Лебе­девым и Внешэкономбанка Анд­реем Костиным. «НРБ» до недав­него времени являлся самым крупным игроком на рынке об­служивания международных дол­гов России, однако в последние шесть-восемь месяцев его отту­да успешно вытесняли другие банки. Угадайте, какие? Естественно, МФК и «Уником». Есть и другие, не менее интересные варианты...

Ясно одно. Председателя ЦБ РФ Дубинина явно подставили. Причем — кто-то из ближнего к нему круга. Когда чиновник такого уровня открыто обвиняет два крупнейших банка страны и бывшего заместителя министра финансов в хищении двухсот миллионов долларов, причем официально доводит эту информацию до премьер-министра, он должен быть полностью уверен в своей правоте. Еще две недели назад Дубинин был на сто процентов убежден, что действительно вскрыл «аферу века». Позже, когда пункты обвинения начали сыпаться один за другим, Сергей Константинович попытался отработать задний ход - один из его замов даже заявил, что на скандальной пресс-конференции Дубинин вы­ступал как частное лицо. Сегодня, когда окончатель­но стало ясно, что и МФК, и «Уником» никаких денег у госу­дарства не крали (ой ли?), в определен­ных кругах начал активно обсуж­даться вопрос: будет ли на эту историю реакция президента, и если да, то какая именно? А самому Сергею Констан­тиновичу, видимо, предстоит разбираться со своим «друже­ским» окружением...».

Приведенные цитаты – это капля в этом воровском море. Но не это главное. Главное в том, что россияне на все это смотрят тоже двояко. Читают об этом каждый день в газетах, и хоть бы раз собрались по этому поводу на какой-нибудь самой малой площади, собрались и громко спросили: как же это так, господа правители, что же вы делаете, как вам не стыдно? Можно было бы даже и потребовать кое-чего, и плакатами, и горлом. Но нет этого, и не будет. Зато при выпивке, в бане, в электричке и даже на своей собственной кухне как же ты, мой любимый народ, проклинаешь хапуг, как их ненавидишь. Хотя голосовать за них и ходишь. Понятна двойственность? Две стороны одной медали.

С одной стороны, ты, народ, ненавидишь своих владельцев. С другой стороны, так ими задурачен, что готов бросаться в любой бой, чтобы защитить их права власти над собой. А собака как поступает? Готова лизнуть руку только что ударившую ее. И корова бежит на зов: «Зорька-а-а-а!», а боров – на крик «Борька-а-а!». Совсем как я. Потом, конечно, хозяин их зарежет и съест, но «такова жизнь» как говорят французы.

В заключение отмечу, что все эти вопиющие факты выплеснулись на газетные страницы вовсе не потому, что по ним и сотням и тысячам им подобным наша страна начнет действовать, чтобы этих фактов больше никогда не было. Отнюдь! 

Просто эта моя глава попала по времени, вернее, совместилась с очередным кремлевским переворотом. Когда Путин почувствовал, что он – взаправдишный царь. И начал оделять своих соратников наподобие опричников – Иваном Грозным. Но, так как все богатства страны уже были захвачены челядью прежнего царя, то их надо «перераспределять» среди своей уже челяди. И описан только предварительный этап этого разбоя (подготовка общественного «мнения»), за которым последуют прокурорские дела и само перераспределение. Например, «дело ЮКОСа» объявится только в 2003 году, в самом его конце.

Что касается самой России, например, ее границ, то, кого же это интересует? Это же такая «мелочь». Поэтому тут события будут только консервироваться. И даже нарастать. 

[ Оглавление ]

[ Назад ]                                    [ Вперед ]

 



Hosted by uCoz