Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

Алджама и другое

 

Алджама и другое

 

1. Собственно алджама

 

Еврейскую историю я уже вам рассказал, в других своих работах, в которых в частности предположил, что евреи свою историю преднамеренно скрывают, особенно ее первоначальную часть, истоки. Теперь пришла пора это доказать, для чего у меня отныне есть в компьютере Еврейская энциклопедия.

Методика у меня очень простая: беру слово из ЕЭ, примерно как вытаскивают «бочоночки» лото из мешочка, и начинаю его значение сравнивать со своей собственной историей евреев. Тут аналогия с лото кончается, ибо в лото номерок бочонка я должен найти в своих карточках, чтобы выиграть, а в моем случае надо, наоборот, не найти номерка, тогда я – выигрываю. Другими словами, если откровения ЕЭ на фоне моей истории евреев не только кажутся, но и являются несусветной чушью, моя история получает дополнительное зернышко подтверждения. И я это зернышко складываю в мешок, примерно как курочка клюет по зернышку и сыта бывает. Поэтому, без дальнейших пояснений, начинаю. Хотя забыл сказать еще одну вещь. Статьи в ЕЭ очень длинные и всегда в один абзац, зачастую страниц так на десять кряду. Поэтому я вынужден сам разделять эти статьи на абзацы по общим правилам, отделяющим одну мысль от другой. Этот метод поможет не только вам, непривычным к абзацам на нескольких подряд страницах, но и мне – для вставления между абзацами некоторых своих мыслей. Кроме того, я буду некоторые слова выделять курсивом, чтобы вы на них обращали вниманиие. Итак.

«Aljama (алджама)— испанский термин арабского происхождения, употреблявшийся в официальных документах и литературе для обозначения самоуправляющихся общин мавров или евреев, живших в испанских владениях».

Во-первых, «ал» это нечто вроде артикля, с которого начинаются чуть ли не все арабские слова, а арабы – вмещают в себя и евреев, только не выдуманных палестинских, а йеменских, покоривших весь мир, покорять который они начали на запад и восток. Поэтому на востоке, в Индии (частично в Пакистане) есть штат Джамма и Кашмир, хотя когда-то был и Джамма отдельно. И этот регион – чрезвычайно важен не только для экономики Индии, но и как путь из Индии через Афганистан на просторы Средней (Центральной) Азии, где он примыкал к Великому проходному двору от озера Баскунчак на Тихий океан (подробности – в других моих работах). И именно поэтому на западе, в другой ключевой точке, на Гибралтаре (вообще-то Гебралтаре – еврейском алтаре, так как «ал» – по-еврейски бог, а «тар», скорее «тор» – писание) образовалась  соответствующая джама (два «м» подряд не имеют значения, так как евреи и арабы любят сдваивать согласные, «артикль» можно вообще опустить). То есть, это просто область, интересная в основном торговому племени, евреям.

Во-вторых, что такое самоуправляемые общины в государстве? Будь они хоть мавританские, хоть еврейские, так как хоть мавры, хоть евреи, взгляните хотя бы на Адама, – суть чернокожие по отношению к европеоидам, светлокожие по отношению к истинным африканцам, в общем они – темнокожие. А теперь найдите мне хоть один народ на заре веков, который бы жил своими общинами среди других народов по разные стороны Земли. Не найдете, кроме евреев.

В третьих, евреи, будучи самым образованным народом на Земле еще со времен древнейшего Йемена, как раз и создали не только города, которые кроме них никому не были нужны, но и – государства. Или вы сможете вместе с ЕЭ доказать обратное?

В четвертых, испанские владения в таких условиях можно понимать только, как местопребывание безграмотных племен, почти не знавших никаких технологий. К каковым евреи прибыли одновременно торговать с заранее рассчитанной прибылью, обучать почти всему тому, что они знали сами (исключая секреты торговли и организации товарного производства) и тем самым эксплуатировать, причем совершенно добровольно, за плату, которую аборигены считали нормальной. Теперь можно продолжать цитату, хотя надо бы спросить авторов ЕЭ: как вообще там оказались евреи? Если не принимать мою концепцию развития истории.      

«Еврейские общины в Испании вследствие своей социальной обособленности и своеобразности духовного строя всегда составляли особые группы среди остального населения. Податная система, по которой ответственными за сборы податей с евреев являлись не отдельные лица, а представители общин, заставляла испанское правительство наделять этих представителей — раввинов и светских старшин — широкими полномочиями в сфере местного самоуправления и суда».

Во-первых, найдите мне хотя бы одну страну не только без евреев, но даже и без социальной обособленности и своеобразности духовного строя. Тогда причем тут Испания? Или японские самураи (сам – по-еврейски небо, а ур – свет, вместе «свет неба» или «небесный свет») не являются отличными от японцев не только по социальной обособленности и своеобразности духовного строя, но даже и по внешнему облику? что доказано путешественниками еще в 18 веке. Естественно, с учетом вынужденной ассимиляции.

Во-вторых, именно для того, чтобы наделять раввинов и светских старейшин полномочиями создатель католичества из армянского (оно же еврейское) павликианства еврей Козимо Медичи переписал в своей «Платоновской» академии историю, не забыв при этом удлинить ее на тысячи лет назад, вглубь веков. В то время, когда никакой истории не было, кроме еврейской, писаной и вновь переписанной.

В третьих, кто мог представить себе в те времена, кроме торгового племени, самоуправление и суд? Ибо самоуправление у приматов – сила, а суд – гражданское право, то есть право папы-мамы и вождя-силача бить своих детей без кавычек и в кавычках по собственному усмотрению. И именно торговому племени потребовалось как частное право, так и выборные судьи для его осуществления, и произошло это в Йемене, точнее – в Медине (медиана, посредник), откуда в Египет, а потом – на Босфор повел своих приверженцев Моисей. И именно поэтому торговцы не могли уже подчиняться «суду папы-мамы», каковых разновидностей ровно столько, сколько самих пап и мам. В торговле, и больше нигде, потребовалось однообразие, ибо без этого однообразия невозможно торговать. А уж самоуправление – следствие суда на основе частного права, иначе само частное право невозможно осуществить.

Разумеется, авторы ЕЭ все это и без меня знали, и именно поэтому продолжают совершенно нагло врать: «Еще вестготские короли (до VIII века) налагали подати не на каждого еврея отдельно и не на главу семьи, а на целую общину, предоставив ей распределять подати между своими членами. Но как при вестготах, так и в эпоху арабского владычества не было определенной системы в деятельности раввинов и старшин, а также не было определенности и в отношении правительства к еврейским общинам. Только после реставрации христианского управления (с XIII века) отношение правительства к еврейским подданным приобретает постепенно более определенный характер. В 1219 и 1284 гг. в Толедо, в 1273 году в Барселоне, в 1290 г. в Гуэте и несколько раз в течение этого периода в Португалии — происходили совещания испанских чиновников с еврейскими представителями для установления точной податной нормы в еврейских общинах и урегулирования сбора податей. Это официальное признание автономности еврейской общины должно было повести к более точному разграничению сфер власти правительственной и общинной администрации на местах».

Во-первых, когда «Платоновская» академия Козимо Медичи канонизировала сию фразу на печатном станке, отобранном у Гуттенберга, в этой академии все еще не знали ни про Вавилон, ни про Индию, ни даже о Хазарском каганате на упомянутом Великом проходном дворе до Тихого океана. Поэтому тут и стоит совершенно идиотская дата «до 13 века» (Козимо родился в 1389 году), каковую можно понимать, как хочешь, вплоть до 6 тысяч лет до новой эры, вавилонские времена.

Во-вторых, исходя из этого, надо очень уж туманно предполагать, что подати налагались не на каждого еврея отдельно и не на главу семьи, а на целую общину – вечно. Во всяком случае – с Потопа. Только куда же теперь девать «вестготских королей», вписанных сдуру в историю прямиком с потолка? Другими словами, канонизировав одну дурь, под нее надо подгонять следующую. Ведь Римская империя уже написана с того же самого потолка, а тут еврейское самоуправление куда-то надо пристраивать. Недолго думая и считая нас круглыми дураками, пишут: происходили совещания испанских чиновников с еврейскими представителями. Мало того, добавляют: просим сие считать официальным признанием автономности евреев, а от Адама до вестготов то же самое просим считать неофициальным признанием. Как хотите, а меня такая идиотская история коробит.

Только вдолбили нам все это самым нахальным образом и тут же вспомнили: вестготы-то вестготами, но ведь еще в древнем Риме появились епископы, перед самым его смешным концом. Их-то куда девать? И добавили, я ведь статью цитирую без пропусков: «Сюда часто вторгалась и юрисдикция местного духовенства — в лице епископов, которые во многих епархиях имели феодальные права над общинами; в таких местах периодические выборы раввинов и судей происходили под контролем епископов. Выборные старшины и судьи считались ответственными за поведение еврейской общины». Уф-ф, кажется, епископов пристроили.

И вновь беда. Как-то вдруг оказалось, (см. мои другие работы и саму ЕЭ) что взятые с потолка испанские монархи никак не могли, ни один, (впрочем, и в Вавилонии, и вообще во всех древнейших царствах, разрешите не перечислять) обходиться без евреев. Евреи пренепременно считали царям деньги, собирали налоги и вообще за них правили странами. Фактически, это уже сами евреи создали эти царства (см. меня), но писать же об этом в истории нельзя. Вот и написали, как ныне говорят «нарочно не придумаешь».

«Существовала также должность придворного раввина, который являлся представителем общинных интересов перед правительством. Ясное представление об автономии еврейских "Алджама" в Испании дает устав (или "tecana" — еврейское слово, подобно слову "Sanedrin", вошедшее в испанский язык), выработанный на съезде раввинов и старшин в Вальядолиде в 1432 г. (Добавлю от себя: Гуттенберг делает первые опыты с печатным станком). Этот документ, написанный частью на еврейском, частью на испанском языке еврейскими буквами, сохранился в Париже. Ha съезде рассматривались следующие вопросы: 1) устройство талмуд-тор, или еврейских школ, и размер налога на их содержание; 2) избрание судей и придворного раввина (Rab de la corte); этому вопросу отводится много места в tecan'е, или постановлении съезда; 3) положение каждого отдельного еврея по отношению к государству; это был наиболее важный среди обсуждаемых вопросов. Так как евреям издавна предоставлялось право иметь своих особых судей для разбора гражданских и уголовных дел и так как "христиане, даже хорошие законоведы, незнакомы с еврейскими законами", то евреи — согласно этой "текане" — не вправе обращаться к христианскому судье…».

Во-первых, найдите в себе сил представить придворного раввина хотя бы еще в одной стране. Другое дело, когда еврей – визирь. Этого добра хватало во всех древнейших странах вокруг Двуречья и в самом Двуречье. Но чтобы, например, представитель сообщества региональных воров-разбойников сидел при царском дворе и защищал там интересы сообщества – это же чушь несусветная. Хотя у воров-разбойников есть и свой суд, и менталитет и прочие особенности. Ведь куда проще признать, что разбойники эти сами создали государство во главе со своим лидером, и не раввин при дворе получится, а двор при раввине. (Подробности – в этой же папке).

Во-вторых, не только «текана» – еврейское слово, но и синедрион – еврейское. Это как бы гражданский орган управления разрозненными семьями торгового племени (старшины) в отличие от церковно-школьного органа управления (раввины) – академии (например Пумбедитской и Сурской), хотя не только довольно трудно, но и почти невозможно провести границу между прерогативами обеих. Они настолько переплетены, что, на мой взгляд, это – одно и то же, только – в разных местах почти по всей Земле. В одних общинах преобладает религиозное управление, а в других – гражданское самоуправление. Это точная копия цыганского самоуправления, но и цыгане – евреи, только уже не торгующие, а в основном ворующие и гадающие дуракам, то есть отщепенцы от торгового племени.

В третьих, это ведь не единственный случай, когда еврейскими буквами пишут частью на еврейском, частью – на другом языке, в данном случае – испанском. Таких примеров можно привести десятки, включая «приписку» в еврейском письме нескольких строк «на хазарском языке енисейско-орхонскими буквами» (БСЭ). Только чем все это можно объяснить? Ведь в ЕЭ нет объяснения, а у меня – есть, (см. мои другие работы). Коротко: евреи при своем прочесывании племен и народов, не только учили их писать, но и говорить, так как для торговли нужны взаимопонимание и более обширный словарь, тут одной мимикой не обойдешься (числительные до трех и притягательные местоимения «мое – твое» у всех народов – одинаковые). Но, уча других, и сами кое-чему учились, вживались, меняли некоторые свои слова в угоду большинству. Недаром в общемировом еврейском языке такое многообразие синонимов. 

В четвертых, сейчас никого не удивишь, что воры собирают хотя и подпольные, но общегосударственные «сходняки», банкиры и всякие другие узкие специалисты собирают вполне официальные съезды, симпозиумы и даже форумы как в Давосе. Но представьте себе, чтобы во времена незабвенного царя Алексея Михайловича или его сынка Петра староверы (фактически католики) собрали бы съезд. Или крепостные крестьяне, или хотя бы дворяне, но без ведома царя. Причем бандиты поставили бы «вопросы» организации школ воровства в каждом околотке и размеры налога на их содержание. Банкиры и воры бы (что почти одно и то же) выбрали себе судей, а все эти съезды, каждый для себя, разработали бы свое отношение к государству. В том числе по неуплате ему налогов, а когда государство, слегка оробев, спросило бы: как же так, как же я воевать пойду без денег, съезды бы ему хором ответили: а пошло ты…, нам издавна на тебя плевать. Все это, включая евреев, может иметь место в единственном случае, когда «съезд» сильнее государства. То есть, этот съезд евреев организовывает государство. Но этого ведь нельзя написать в ЕЭ, куда тогда древнему Риму деваться, только что навечно напечатанному в «Платоновской» академии Козимо и намертво впечатанному в историю? Куда деваться смешному римскому христианству? И вообще, что такое «издавна»? С Адама что ли?

 В пятых, разберемся с Rab de la corte, якобы обозначающем придворного равнина. Ал′раб – это араб, то есть примерно раб бога, так как «ал», «Эл» – сам господь бог. Тогда в целом Арабия (Ал′рабия, Аравия), весь полуостров – сплошные приверженцы этого безымянного бога, когда евреи еще не дали ему собственное имя Яхве (Ягве). Другими словами – сплошные учителя, так как раби, равви, раввин именно это и стало обозначать, когда евреи всех начали учить. Но так как этот Эл судил свой избранный народ-детей на правах сильных папы-мамы-вождя на основе гражданского права, то, совершенно естественно, что все это перекочевало в еврейское Первозаконие (см. мои другие, многочисленные работы). И это был в основном церковный суд, «суд на корте» для несмышленых аборигенов. Для себя же у евреев был другой суд и другой судья, избираемый и называемый софет. Я уже устал об этом писать, поэтому загляните сами в мои другие работы. Там вы узнаете правду о греческих театрах, о Софокле от слова софет, о Софии – первом судье в юбке, а также о частном праве, созданном именно для этого, для собственного потребления. А я пока продолжу цитировать ЕЭ.

«Слово "Aljama" происходит от арабского "jama" (сбор) с прибавкой определительного члена "al". В эпоху арабского владычества это слово употреблялось как название мусульманских религиозных обществ и крупных мечетей, а также для обозначения еврейской общины, синагоги, школы. Этот термин был впоследствии усвоен христианами и стал употребляться в более широком смысле, обозначая кварталы, населенные евреями и арабами. Часто для большей точности употреблялись выражения: "Aljama de los judios" и "Aljama de los moros". Ho с течением времени христиане стали употреблять это слово преимущественно для обозначения еврейской общины: в испанской литературе "Aljama" заменяет собою часто слова "Sanedrin" и "juderia" (еврейство, еврейский квартал) или же молитвенный дом. Такое употребление слова ведет свое начало с отдаленных времен; Рядом с этим термином, для обозначения еврейской общины употреблялось и еврейское слово "Kahal". См. еще статьи: Автономия, Кагал, Община».

Здесь мне комментировать нечего, я привел эти слова, доказывающие мою правоту, чтоб вы сами увидели, что я прав. Лучше я вам расскажу еще немного интересного относительно этой алджамы. Только не забудьте, что я уже говорил об индийском штате Джами.

Начну с того, что я нашел еще одну Джаму, так как «ал» все равно надо отбрасывать. Эта Джама по-русски называется полуостров Ямал, где сегодня российский Газпром творит чудеса. Но и Японию англичане называют Джапан, хотя она Япон, несмотря на то, что немцы выговаривают это слово правильно. Но так как английский язык более широко распространился по Земле по сравнению с немецким, японским и русским, звук «джа» вместо звука «я», «йа» исходящий из графики «Ja», стал более употребительным. Потом картографы договорились, что лучше, все-таки, наносить на карты звучания названий именно так, как называют свои земли аборигены. Так полуостров Jamal  стал по-английски Yamal′ом.

Теперь обратим внимание на то, что и Ямал, и нынешние Пиренеи,  оба – полуостров. К этому прибавим, что нынешний город Ханты-Мансийск на пути к Ямалу в древности назывался Самар, потом селом Самарским, что в переводе с еврейского означает «горизонт», или «там, за горизонтом». Причем Самар столько на Земле (в России – штук шесть, включая реки и стоящие на них города, Самарканд в Узбекистане, остров Самар на Филиппинах и т.д.), что совершенно невозможно этот феномен отнести к случайности. Осталось доказать, что индийская Джами вовсе не провинция Индии, а сама Индия – полуостров Индостан, только – в глубокой древности, еще до того, как Индия получила свое нынешнее имя. Я даже читал где-то об этом, но теперь – не упомню. Но это и не имеет особого значения, главное, что «джама» вовсе не «сбор», как пропагандирует нам ЕЭ, а кое-что посложнее.

 

2. Хазака

 

Я во многих своих работах доказываю, что нынешние казаки произошли от казаков-разбойников самых разных кровей, во главе банд которых непременно стояли отщепенцы от торгового племени, переквалифицировавшись из торговцев в разбойников на торговых путях. И основывался я, совместно с другими доказательствами, и на корне «каз», «хаз», «кас», нынешние буквы-звуки в котором можно переставлять и далее. Так как прошло столько веков, слово это кочевало из народа в народ столько раз, перевираясь на пути, что это вполне позволительно. Ибо мы до сих пор, в своем большинстве, проучившись даже 10 лет в школе, то и дело перевираем на бумаге слова, каковые употребляем ежедневно не один раз.

Дополнительное доказательство я нашел в подвернувшемся мне в ЕЭ в еврейском (русском) слове «хазака».

Цитирую: «Хазака (см. Принципы галахи) — юридический и вообще галахический термин, обозначает буквально "укрепление", "закрепление"; очень часто употребляется в Талмуде в довольно многочисленных и разнообразных значениях, и притом обыкновенно в качестве terminus technicus (технического термина – мое).

1) Прежде всего, "хазака" обозначает фактическое завладение недвижимостью, укрепление своих прав на землю путем физических действий, обнаруживающих намерение… <…> Так, Мишна говорит: "Если кто запер дверь, построил или разрушил хотя бы малую часть забора — то это уже "хазака", т. е. недвижимость формально приобретена им". Рабы-язычники приобретаются посредством уплаты покупной цены, письменным актом и хазакой (т.е. фактическим проявлением господства над рабом, фактической услугой раба по отношению к господину).

2) Фактическое завладение движимой вещью, выражаемое в поднятии, притяжении и т. п., обычно противопоставляется хазаке, но иногда и это завладение называется "хазакой"

3) Далее, хазака обозначает давностное приобретение недвижимого имущества. Так, Мишна говорит: "Давность по отношению к строениям, ямам... истекает в три года". Отсюда, термин хазака перенесен на владение вообще, и притом иногда в смысле только фактического обладания, держания, иногда же в смысле юридического владения.

4) Далее, под "хазакой" разумеют правило, по которому предполагается, что всякий предмет как можно долее сохраняет свое прежнее состояние, и во всяком случае, пока не доказано изменение в состоянии предмета, мы считаем его пребывающим в прежнем, известном нам состоянии. Это правило имеет важное значение во многих юридических вопросах. Так, больной посылает через уполномоченного разводное письмо жене; уполномоченный может опасаться, что ко времени вручения письма пославший уже умрет, и потому поручение после его смерти становится недействительным. Но в силу упомянутого правила, супруг, оставленный посланцем в живых, предполагается сохранившим свою жизнь до тех пор, пока посланец не получит известия о смерти его» (конец цитаты).

Вообще-то статья «хазака» очень длинная и все более и более удаляется к еврейской юриспруденции, соревнуясь при этом с «римским» правом, каковое столь же римское сколь и вся эта выдуманная Римская империя. Оно, право это – еврейское, только уж вполне удалившееся от древних своих корней, примерно как семечки одуванчика, улетевшие, черт знает, куда от растения. Поэтому, перед анализом уже приведенной цитаты приведу разом еще одну.

«Принципы галахи — казуистическая форма изложения законов в Мишне, как ритуальных, так и правовых, уже давно дала повод исследователям утверждать, что талмудическая галаха не основана на общих принципах, что каждая отдельная галаха является как бы случайным правовым определением, не связанным никакой общей идеей с другими однородными галахами. Но это в некоторой степени верно относительно Мишны, но совершенно неверно относительно Талмуда, главная цель которого состоит именно в раскрытии общих принципов, которыми нормируется галаха. Талмуд, цитируя эти общие принципы, сопровождает их часто особым вводным выражением: "у нас установлено". Некоторые принципы принимаются как логические, и галаха не пытается даже найти для них основание в Библии, другие же принимаются галахой как общая норма, на основании положений Библии, хотя в последней они носят лишь частный характер» (конец второй цитаты).

Вторая цитата мне понадобилась чтобы доказать вам, ибо евреи об этом сами знают, что Мишна древнее Талмуда, что Талмуд вышел из Мишны и вышел для того, чтобы как-то упорядочить и хоть немного привести к общему знаменателю казуистические формы Мишны, которые сами евреи назвали не основанными на общих принципах. То есть, они – случайны и нелогичны. Нелогичность для меня здесь очень важна, так  как она очень уж несвойственна евреям. Поэтому мне представляется, что кажущаяся нелогичность на самом деле – логична.

Осталось сообщить вам, что Мишна по-еврейски – Повторение, так сказать, вторая редакция типа Второзакония по сравнению с Первозаконием, иначе бы Повторение не имело бы смысла. Только уж сами евреи забыли, повторение – чего? Во всяком случае, нам об этом не сообщают, отчего я вынужден был по этому поводу написать отдельную работу, и не одну.

Из этого вытекает, что предмет заголовка хазака – идет от самых основ торгового племени. Ибо даже в Древнем Египте мне встречалось слово «каси», «кассии» – разбойники тех времен. Теперь уж можно переходить к анализу первой цитаты.

Во-первых, любые нумерации начинаются всегда с главного и по мере увеличения номера переходят к более второстепенным вещам, как по силе, так и по временному старшинству. Поэтому право, возникшее на разбое, на насилии стоит на первом месте. Другими словами, право хазаки – право казака-разбойника на им ограбленную движимость или недвижимость, право казака-«евреина» из русских сказок. Но не только из сказок. До сих пор русские казаки называют свой двор – еврейским словом «баз», так как именно от этого слова произошли как базилевс, так и базилика, над которой начальствует базилевс (загляните в Византию и в древний Йемен).

Во-вторых, ограбление противоестественно по природе своей, что известно даже кошкам и собакам. То есть, его ничем нельзя объяснить, кроме вздорного желания. Поэтому для оправдания хазаки вполне достаточно обнаружить намерение типа разрушения хотя бы малой части забора или запереть дверь отобранного дома своим замком. И, если ты сумел заставить или купить труд гражданина почистить себе ботинки, то он – твой раб. Из этого совершенно ясно видно, что древние казаки-разбойники сломали себе головы, чтобы оправдать то, что ничем оправдать нельзя, кроме как хазаки – казацкое право на грабеж.

В третьих, это особенно хорошо видно из пунктов 2 и 3 хазаки: достаточно силою притянуть к себе чужую вещь, чтобы получить на нее право. Достаточно три года удержать притянутое, чтоб никто его не смог уже по своему праву отобрать. Особенно наглядна сия беззаконная законность в случае покорения земель: пришло, например, две дюжины вооруженных саблями безжалостных казаков на не знавшую оружия чудь белоглазую и продержало ее в страхе три года – все, чудь уже не принадлежит себе. И никакая народно-освободительная борьба невозможна по праву-хазаке, в праве будет террор.

Что касается четвертого пункта хазаки, то я его привел, чтоб меня не обвинили в урезывании связного текста. Но вы сами видите, что этот пункт – просто развитие, незначительная частность, упрощающая и позволяющая…

В четвертых, для меня несомненно, и вообще это трудно себе представить, чтобы народ, создавший частное право сначала в торговле, а потом и вообще в личной жизни человека, представляющее собой верх логики и справедливости, столь прямолинейно и нелогично оправдывал разбой. Отсюда следует, что существовали две противоположные тенденции, которые потом еврейские умники постарались объединить в одну, но из этого, как видите, ничего умного не выходит.

В связи с этим, мной давно разработаны теоретические предпосылки, (см. другие работы) что торговцы и грабители торговцев из одного и того же самого умного и образованного на Земле племени существуют бок о бок с самого начала осуществления прибыльной торговли, как говорится, два в одном. И именно разбойная часть торгового племени придумала создавать государства, силою объединяя торговые города, созданные торговой частью этого племени. Так как для торговцев не было никакой логической необходимости объединять города, наоборот, независимые города – незыблемое требование успешной торговли и товарообмена. Тогда как для грабителей нужен унифицированный способ ограбления при переходе от ограбления торговых караванов к ограблению народов, и чем большего числа – тем лучше.

Вся последующая история в каждом отдельном уголке Земли и во всей их совокупности развивалась в непрерывном компромиссе между торговцами и грабителями. Подробности – в папке «Иди туда – не знаю куда», а я пока перейду к современному состоянию вопроса.

Нынешний международный принцип нерушимости границ, во всей своей кричащей бессмысленности возникший после второй мировой войны, – самый яркий пример нынешней хазака. Против сумасбродного принципа нынешней хазака стоит более значительный по логике вещей принцип права наций на самоопределение, то есть принцип реституции. Ибо ни один народ на Земле, исключая три отщепенца от народов (французы, итальянцы и немцы в Швейцарской Конфедерации), никогда не голосовал на референдуме за вхождение в состав империй, но был завоеван. Причем это касается не только всем известным из географии империй, но и псевдо мононациональных государств, таких как Италия, Франция, Германия и так далее до полного состава ООН и даже более.

Именно поэтому нынешняя история идет наперекосяк: север и юг Италии, север и юг Франции, Англия и Шотландия, «земли» Германии и, курды так далее до полного состава ООН испытывают неустойчивость, словно они стоят на одной ноге и размахивают руками, пытаясь удержать равновесие. Псевдо мононациональное государство на основе права хазака принуждает, уговаривает, мельтешит как говно в проруби, пытаясь «умиротворить» брожения. А непохожие народы, силою объединенные и видящие совершенно разные, не соответствующие друг другу цели в этом принуждении, гудят как пчелы перед дождем.     

Стоит ли мне еще раз напоминать, что казаки и хазака фактически – одно и то же?

 

_____

 

Хотел уже закончить этот раздел, но мне попались еще две двойственности понятий, противоречащие друг другу в еврейском талмудическом праве: приобретение чего-нибудь и признание в суде. Особенно последнее, так как я сам жил во времена советского прокурора Вышинского. Конечно, не на одной лестничной площадке, а водной стране, стране сплошных советов. Так вот этот прокурор заставил всю страну считать признание подсудимого за исчерпывающее доказательство вины. 

Рассмотрим сперва правовой смысл еврейского закона приобретения. Приобретение бывает двух родов: первоначальное и производное. Первоначальное, это когда право приобретается независимо от существования прежде чьих-либо прав на вещь, примерно как собираешь бруснику на ничейном болоте и ты самый первый, кто это болото открыл. Производное же право, это когда собираешь ту же бруснику на чужом болоте, то есть на болоте другого, прежнего собственника, так что новый приобретатель брусники является лишь правопреемником его.

Только я должен сперва напомнить вам, что дело идет не о наших днях, когда все болота имеют своих собственников (частных или государственных). А о тех временах, когда, например, в зауральской тайге до самого Тихого океана (примерно 7000 км) жило не больше миллиона людей, и на каждого из них было не менее трех болот. То есть, градация приобретения на первоначальное и производное не имела смысла, а если и имела, то примерно такой, какой имеет перелет мухи с куста на куст на период вращения Земли.

Между тем рассмотренная чуть выше, хазака в этих, совершенно одинаковых условиях – разная.

На «новом» болоте (первоначальном приобретении) приобретение захватом ("хазака") «простирает свое действие лишь на тот объект, на который она непосредственно направлена, но ни на какой другой, причем размер приобретаемого ставится в тесные границы. Например, если кто совершил "хазаку" в поле, не отмежеванном от соседних полей, то он приобретает лишь минимальное пространство, которое может быть названо полем». Как известно, минимальным полем может стать клочок земли на один пшеничный кустик, примерно как в цветочном горшке, меньше поля выдумать нельзя.

На «старом» же болоте (производном приобретении) «достаточно сделать "хазаку" относительно ничтожнейшего клочка недвижимости, и тем самым уже приобретается какое угодно количество земельных участков, где бы и как бы далеко друг от друга они ни лежали, ибо — как выражается Талмуд — вся земная поверхность есть нечто единое. Это же относится и ко всякого рода движимому имуществу в любом количестве и независимо от местонахождения его».

Мало того. На «старом» болоте (например, занятом чудью белоглазой) «приобретенные вещи, изъятые из владения прежнего собственника неправомерным путем (посредством кражи, грабежа и т. п.) впоследствии, благодаря переработке или тесному соединению с другими вещами, становятся собственностью нового владельца». 

Ученым евреям следующих времен немало пришлось применить казуистики, чтоб хоть кое-как примирить эти два идиотизма. Что у них из этого получилось, читайте сами в ЕЭ, ибо меня просто от этого тошнит. Короче, им пришлось впрячь в одну повозку рака, щуку и лебедя, а потом сказать, криво улыбаясь: посмотрите, как все это логически красиво и экономически эффективно!

Можете им верить, дело – ваше. Только я здесь вижу примирение непримиримого, соединение двух противоположных прав в одно скособоченное право. То есть симбиоз права торговцев с правом разбойников, права самаритян (самаритян я понимаю совсем не так как написано в истории, смотрите другие мои работы) – истинных торговцев с правом разбойников – создателей государств.

И если бы этот противоестественный симбиоз был только в приобретательском праве. Точно такая же ситуация создается и в судебном признании.

«Признание в гражданском процессе, сделанное тяжущимся перед судом по поводу требования противной стороны, считается, по выражению Талмуда, таким же несомненным доказательством, как показания ста свидетелей. Такое признание может быть судом записано, и тогда оно имеет такую же силу, как письменное обязательство».

«Πризнание в уголовном процессе. Талмуд не придавал никакого значения сознанию подсудимого в своей вине. Талмуд так объясняет его. Никто не может признать себя преступником, потому что каждый заинтересован в своей судьбе и потому пристрастно относится к себе, хотя бы на тех же основаниях, как родственник ("человек сам себе родственник"). И потому как показания родственников подсудимого не могут приниматься судом во внимание, все равно, клонятся ли они к его пользе или вреду, так и его собственные показания суд должен игнорировать».

Мало того, «сознание лица в своей вине не принимается во внимание, не только когда речь идет о смертной казни или телесном наказании, но и когда за соответствующую вину полагается лишь имущественный штраф, либо лишение права быть свидетелем или давать судебную присягу».

То есть, по глубине своего существа, последняя фраза вплотную сближает, даже перемешивает в общую кучу гражданское и уголовное право. Как же могут в однородном обществе существовать два совершенно противоположных законодательных предпочтения, выбрать одно из которых непременно требуется для суда. Ведь в любом случае это будет произвол, а не суд.

Конечно, чередой общеупотребительных софизмов (кстати, софизм есть хороший и софизм отвратительный, и оба идут от суда – софета, Софии, Софокла, но это описано у меня в другой работе) можно доказать, что черное в конечном итоге – белое. Именно так сделано в ЕЭ, но нам-то зачем эта отвратительная метаморфоза?

Исходя из этого и основываясь не только на этом, но на целой куче других доказательств, я повторяю: здесь снова симбиоз двух систем права, торгового (частного) и разбойного (гражданского, права папы-мамы-вождя бить своих «детей»).  

Для тех, кто не понял, дополнительно объясняю.

1. Пришли вы, например, на берег озера, на сколько хватает взгляда никого на озере нет, значит, оно совсем «новое» на Земле, никому не принадлежит. Но вы имеете право хазака только на кусок бережка, чтоб забросить удочку. Остальное «приватизировать» нельзя. Я думаю потому, что могут ведь еще прийти сородичи.

2. На другой день вы нашли еще озеро, но народу вокруг – тьма, и все «не знают, что такое оружие», а у вас за пазухой атомная бомба, а в каждой руке по сабле. Вы выбираете местечко на бережку шириной в метр и там, где никого нет, забиваете в землю колышек и говорите: я тут сделал тесное соединение своего колышка с вашим озером, так что имейте в виду, это теперь – моя собственность. А так как согласно Талмуду — вся земная поверхность есть нечто единое, убирайтесь-ка отсюда, ибо согласно тому же Талмуду отныне этот ничтожнейший клочок недвижимости с колышком дает мне право на  приобретение какого угодно количества рыбных участков, где бы и как бы далеко друг от друга они ни лежали. Уразумели, чудаки голубоглазые? И, помахав одной из сабель, достаете из-за пазухи атомную бомбу.

Вот в чем смысл симбиоза в данном конкретном случае.

На третий день на любое из озер пришла ваша родня, она в пути задержалась. Одному из них вы подарили шесть метров озера, а другого убили за наглые притязания на десять метров. Какой из двух судов, гражданский или уголовный состоялся первым, я не знаю. Знаю лишь одно, заглянув в Талмуд, что ваше признание в убийстве суд отверг, так как не было свидетелей. А вот признание в том, что вы подарили кусок озера, суд оценил ровно в 100 свидетелей, и сделку утвердил.       

Вот в чем смысл симбиоза в данном конкретном случае.

 

3. Апостол

 

Уж если йеменское письмо торгового племени, переплыв Тихий океан, превратилось в кипу, которому учились дольше, чем астрономии, а затем уже по Гольфстриму добралось до Ирландии и Шотландии в виде огамического письма, то дураку понятно, что от Йемена на северо-запад до Англии – рукой подать. Поэтому нет ничего удивительного, что все христианские слова – давно забытые еврейские.

Открываем ЕЭ: «Apostole, Apostoli — два слова, сходные по форме, но различные по значению. "Apostole" назывались известные суммы или взносы, уплачивавшиеся в пользу Палестины, "apostoli" назывались те, которых посылали собирать эти деньги. Впервые мы встречаем подробные сведения о них в эдикте от 399 г. императоров Гонория и Аркадия ("Codex Theodosianus", XVI, 8, 14), который повелевает еврейским патриархам в Палестине прекратить обычай посылать ученых людей для сбора денег в свою пользу. Суммы, уже собранные, конфисковать и передать в императорскую казну, сборщиков же привлечь к суду и наказать, как нарушителей римского закона. Пять лет спустя Гонорий отменил этот эдикт ("Cod. Theod." XVI, 8, 17). Точная дата установления apostolé неизвестна, но талмудический рассказ о сборе денег законоучителями в первом веке дает право предполагать, что apostolé была введена после создания школы в Иамнии в 70 г., хотя организация этого сбора не сразу, может быть, получила свое полное развитие. Он, вероятно, вырос из прежней храмовой подати, с которою этот сбор имеет некоторые общие черты. Храмовую подать собирали в провинции и привозили затем в Иерусалим высшие сановники. После разрушения храма apostolé взималась посылавшимися в различные страны законоучителями».

Я не обращаю внимания на вранье поддельщиков истории в «Платоновской» академии Козимо насчет римской империи и Палестины, ведь Козимо им хорошо платил как, например, Поджо Браччолини и Марселино Фиччино. И вам советую пропустить это мимо ушей, несмотря на все поддельные «эдикты».

Вместо этого я вам советую обратить самое серьезное внимание на саму суть еврейского слова апостол: апостолы – ходячие сборщики денег, апостоле – сами деньги, строго упорядоченные с еврейской трудоспособной души. Теперь представьте себе, что у евреев есть родина Палестина, а в Палестине храм Соломона, куда чуть ли не каждый день стекается весь еврейский народ на всякие торжества и службы. Задайте себе глупый вопрос: на хрена им в таком случае эти ходячие сборщики? Что, трудно за щеку заложить монетку и сбросить ее в храме, куда следует?

Но от вас хотят скрыть этот неоспоримый факт, поэтому и сам храм выдумали, хорошенько не взвесив последствия вранья. Между тем, торговое племя не может торговать, не рассредоточившись хотя бы как универсамы в крупном городе, не говоря уж о тех далеких временах, когда от «универсама» до «универсама» надо было идти недели три пешком. А сам «универсам» представлял собою всего лишь одну семью торгового племени. Либо одну семью менял, сиречь семью ростовщика, будущего банкира. Такого как Козимо Медичи.

Затем вам следует обратить внимание на то, что в связи с этой разрозненностью «универсамов» невозможно иметь общий храм, замучаешься туда бегать километров за 50 – 500 чуть ли не ежедневно, притом всей семьей. И этому есть прямое историческое свидетельство, которое забыли вычеркнуть из истории в «Платоновской» академии: иудейскую литургию единому их богу Яхве всегда справляет глава семьи. И только потом, разбогатев, глава семьи нанял вместо себя левита, профессионального служку, справляющего литургию за определенную плату, в основном едой и одеждой.

Вы сразу же спросите: а на хрена тогда нужен апостол и само апостоле, коль скоро некому и не за что платить? Ибо левит всегда при себе наподобие раба. Отвечаю согласно той же ЕЭ: на образование, ибо каждый еврей должен быть грамотным согласно Талмуду, по-нынешнему это – высшее образование. За дальнейшим загляните в статьи ЕЭ «Пумбедитская и Сурская академии», куда всех своих деток мужского полу евреи непременно посылали учиться. А это стоит и ныне немалых денег. А денег всегда жалко, их всегда мало, самому не хватает. Вот для этого-то и нужен апостол, он придет сам в твой дом, пересчитает деток, посмотрит благосостояние и скажет, как на весах взвесит: с вас столько-то причитается. И вы отдадите, куда вам деваться? Иначе сын в академию не попадет. То есть, апостол работал, как ныне работает почтальон, разносящий по домам пенсии, только он не разносит, а собирает.

Теперь обратимся к Христу. Ему-то зачем сборщики денег? Иначе бы он их апостолами не называл. Я думаю: на революцию, примерно как товарищ Ленин. А потом, уже на пенсии, эти апостолы писали воспоминания, так сказать мемуары, примерно как нынешние военачальники, расписывая свои победы. И именно поэтому об одних и тех же сражениях у всех генералов-апостолов получаются диаметрально противоположные версии. Если не верите, загляните в Евангелия от Луки, Петра и так далее.  Вплоть до маршала Жукова и фельдмаршала Паулюса.

Почему тогда не заменили в «Платоновской» академии апостолов на кого-нибудь благозвучнее? Во-первых, потому, что внедряли католическое христианство евреи, а они не привыкли замечать воздух, которым дышат. Во-вторых, ведь католичество свою религию с того же самого начало, со сбора денег, правда, не на образование, а за отпущение грехов, за индульгенции. Поэтому никому не пришло в голову заменять. Ведь не меняем же мы слово кассир на какое-нибудь иное, когда довольно нередко кассиры сбегают вместе с кассой. Например, как апостол Иуда с тридцатью сребрениками.

Когда Козимо Медичи построил католичество в точном соответствии с армейской иерархией, превратив себя из рядового апостола (собирателя взносов) в «отца страны» (папы), и именно поэтому других апостолов не должно было быть, так как все деньги церкви теперь находились в его кармане, пришлось учредить епископов и епископаты.

 

4. Епископ

 

О, это сложнейшее слово, и до его истоков придется добираться, попотев. Начну с того, что по-английски этого слова нет, несмотря на то, что сами епископы там есть: bishop. Это мне немного напоминает вторичную продажу или перепродажу. И даже римский епископ называется bishop of Rome, хотя прилагательные  episcopal  (епископальный), episcopalian (член епископальной церкви либо просто епископальный) есть. Сдается мне, что англичане как бы стесняются латинского слова епископ  в своем кругу.

В связи со стеснительностью перехожу к слову фрак, хоть оно и французское, по-английски оно будет dress coat, то есть примерно платье-пальто, что несколько бессмысленно.

Еще в самом раннем детстве, когда я впервые увидел фрак в кино, он мне показался очень стыдной одеждой, несмотря на всю его «элегантность», о которой я узнал в совсем зрелом возрасте, увидев фраки на дирижерах, скрипачах и, особенно, наблюдая пианистов, как они ловко закидывают фалды через табуретку у рояля. Тогда я дополнительно понял, как фрак неудобен и, честно говоря, идиотичен: фалды не греют, а только мешают садиться, надо столько энергии и предусмотрительности, чтобы не только их не помять, но, простите, и не обосрать. По сравнению с галстуком фрак – просто настоящее извращение здравого смысла, хотя галстук тоже не греет, а только служит удобной петлей для удушения тому, кто пожелает это сделать с своим визави. Особенно, когда в моду вошли в середине прошлого века вместо непрочных галстуков прочнейшие шнурки от кроссовок.

Постепенно я узнал, что и прочий народ во всех странах тоже не любит фраков, так как не носит их ни дома, ни на повседневной работе, а надевает только, чтоб быстренько получить Нобелевскую премию и сразу же переодеться в халат или в «джинсу».  Хотя во времена Пушкина в них и ходили на балы, но там ведь все мужчины стояли как истуканы, только дамы сидели.

Все это обмозговав, я пришел к вопросу: кто же заставляет народонаселение высшего света носить фрак? И тут же вспомнил, что даже военные петровских и даже наполеоновских времен имитировали из своей униформы фрак. Вспомните хотя бы как в кино фалды камзолов солдат и офицеров были слегка отвернуты наружу, чтоб была видна подкладка, и пришпилены, так что штаны в верхней своей части были как напоказ – на виду. Это в полевых условиях являлось чуть ли не самоубийством, так как отвернутые и чуть пришпиленные фалды цеплялись за каждый куст. Поневоле поверишь в пословицу: охота пуще неволи. Или все же неволя пуще охоты? Скорее последнее. То есть существовала как бы мода показывать, простите,  ширинку, даже если она скрыта под камзолом, а потом и под нормальным пиджаком.

Я понимаю, вы удивлены, что вместо рассекречивания слова епископ, я занялся такой ерундой как фрак. Каковой, в общем-то, ни что иное, как поддевка с отрезанной до пояса передней частью, словно вы всем намерены показывать самую интимную часть, чем уничтожается прямой смысл одежды в смысле Адама и Евы, скушавших по наущению проклятого Змия по яблочку познания добра и зла.

Это не может быть случайностью, подумал я, и приступил к самому слову епископ, episcope по-латыни и по-гречески. Заглянув во все имеющиеся у меня словари, я обнаружил, что слов, начинающихся со слога «ep» (по-русски «еп», «эп») практически нет, кроме, конечно, епископа (episcope) и его производных второго и третьего порядка. Да еще «греческой» приставки «эпи» (на, над, при, после и т.д.), каковую можно приставлять к любому слову, чтобы менять его смысл без всякого строгого и общего правила на какой угодно новый смысл. Такого рода «греческие» приставки ныне довольно широко распространены, только заметьте, если вы знаете значение слова без этой приставки, то будьте уверены, что с упомянутой приставкой вы никогда не догадаетесь о новом значении этого слова. То есть, приставку «эпи» ученые дают самым произвольным образом, поэтому до смысла ее тоже надо докапываться. С целью сокращения статьи не относящимися к делу подробностями советую самим заглянуть в любой толковый словарь, и вы убедитесь, что приставка «эпи» ничего иного не обозначает, кроме желания автора изменить первоначальный смысл слова, притом в совершенно непредсказуемую сторону «нового» смысла.

Сие рассуждение привело меня к факту, что в «древнегреческом» языке буква «п» (р) почти никогда не встречается без следующей за ней почти всегда буквой «х» (h), каковая просто выдох, чуть громче обычного. Самое интересное в этом буквосочетании то, что его можно произносить самым непредсказуемым образом из трех возможностей: «ф (f)», «п (p)» и «х (h)», точно так же как применять приставку «эпи». Например, мое отчество записано в паспорте «Прокопьевич», а у моей родной сестры – «Прокофьевна», отчего у нас постоянно возникают всякие мелкие неприятности, так как публичные власти всегда считают, что у нас – разные отцы.

В результате с вероятностью в 95 процентов episcope «греки» когда-то писали как ephiscope, а потом историки и лингвисты древних языков именно для того, чтобы слов на «еп (ep)» в словарях было как можно меньше, а приставка «эпи» (epi)» применялась бы как можно фантастичнее, букву «h» вычеркнули. Получилось очень мило, примерно так, когда говорят: «…и концы – в воду». У нынешних русских сыщиков это называется «висяк», когда преступление есть, но до преступников никогда не добраться.

Поэтому нет ничего удивительного, что я начал изучать слова на «ф (ph)» и именно со слова «эфод» (ephod)», так как, во-первых, я его уже изучал в другой своей статье (см. «Перевертыши»), во-вторых, это слово здорово подходит к епископам, так как это их – одежда.               

Начну издалека, из Г. Вейса: «Аарон в пустыне отлил золотого тельца из золотых серег, взятых у народа, а Гедеон …сделал золотой кумир и для украшения его – эфод» (курсив везде мой, чтоб не забыть). То есть, кумир – отдельно, эфод – отдельно, это разные вещи. Открываем ЕЭ и читаем: «Затем он (Гедеон – мое) делает "эфод"… и воздвигает его в своем родном городе Афре и поклоняется ему. <…> К древнейшему рассказу принадлежат: изготовление из добычи идола ("ephod")…». Здесь эфод и кумир уже – одно и то же, но специальной статьи «кумир» в ЕЭ нет. Хотя дураку понятно, что кумир одет в эфод, поэтому воспринимаются как единое целое.

Открываем В. Даля: ««кумирня, языческий храм, жрище, капище или требище. Кумошить кого, что, вологодское мять, толочь, ломать, комкать, ворошить (жирный шрифт – мой). Мять, толочь, комкать в совокупности означают лепить, но, само собой разумеется, что прежде чем отливать надо было научиться лепить из глины, хотя бы форму для отливки. Таким образом, русские не бездумно взяли в свой словарь чисто еврейское слово кумир, а доподлинно и досконально знали его семантическое происхождение – лепка идола. А сами евреи не знают, видите ли, отождествляя кумира с его одеждой. Поэтому перехожу к эфоду вплотную.  

Цитирую Г. Вейса: «Нарамник (по-нынешнему – фартук или передник, так как – см. ниже) покроем походил на старинное верхнее платье (гигантский фиговый листок – мое) кабильских женщин. Двойной еврейский нарамник (два фартука, спереди и сзади – мое) состоял из двух совершенно одинаковых продолговатых кусков материи, сшитых вместе одной стороной так, что у надетого нарамника шов приходился вдоль плеч, а передняя и задняя лопасти свободно спускались на грудь и спину. Такой же нарамник, но с завязками на боках, был главной одеждой жрецов и назывался эфодом». Обратите внимание на то, что эфод как бы не очень длинный, только «на грудь и спину», но не ниже. Пока этого достаточно. Только пока непонятно, почему фартук-эфод по-русски переведен нарамником. Значит, этот эфод должен что-то обрамлять.

Перейдем опять к ЕЭ: «Эфод — употребляется в двух различных значениях: а) Означает одну из принадлежностей первосвященнического облачения… и б) обозначает изображение: и все  израильтяне стали блудно ходить за ним». То есть, здесь «примиряются» два непримиримых понятия, но особенно мне понравилось слово блудно. Что-то все это начинает мне напоминать фрак, надетый на голое тело, только пока без штанов. Представьте себе человека во фраке и без штанов, не будет ли это блудно, так что за таким человеком народ будут толпами ходить. Ни сам кумир, ни его платье в отдельности не должны представлять собой что-то экстраординарное, а вот их комплекс – да, может представлять нечто необычное, привлекающее взгляд, например, когда женщина придает себе мощное внимание не тем, что она голая, а тем, что где надо, высовывается краешек интимности, совсем чуть-чуть: ваше воображение дорисует.  

Далее в ЕЭ приведена фраза «Самуил и Давид были опоясаны льняными эфодами». То есть эфод из передника-нарамника превращается совсем уж в кушак из куска полотна, каким в кино показывают Насреддина, хотя сам эфод, будучи не сшит по бокам, подпоясывался. Примерно как подпоясывают белым поясом некоторые дирижеры свои штаны под фраком, когда в подфрачном жилете очень жарко размахивать руками. Только надо представить опять же дирижера во фраке и без штанов, только подпоясанного кушаком из куска полотна. Тем более что Г. Вейс пишет, что евреи, увидев штаны у сирийцев и персов, так и не позаимствовали их, они им не понравились. А уж Самуил и Давид вообще были только подпоясаны, примерно как в бане скрученным в жгут полотенцем. 

Вернемся вновь к Г. Вейсу: «Эфод формой походил на нынешнее облачение католических священников. (Православные священники тоже ведь имеют похожую вещь одежды). Имелись две его половины, на передней из которых была сделана глубокая четырехугольная выемка. На выемку эфода первосвященник помещал самую важную и самую драгоценную принадлежность своего облачения – "урим и туммим". <…> Первоначально это был простой мешочек. <…> "Урим и туммим" прикреплялся к поясу эфода. Нижнее платье покрывало верхнюю часть ног до поясницы. <…> Пояс подпоясывался довольно высоко, под грудью и несколько раз обвивали вокруг тела, но так, чтобы висящие концы все-таки доходили до ступней. Их ради удобства закидывали назад через левое плечо». [Вейс Г. История материальной культуры: Глава 5. Евреи и финикийцы, С. 24. Энциклопедия материальной культуры. Герман Вейс, С. 432 (ср. Вейс: История культуры, С. 143)].

Во-первых, как бы подозревается, что четырехугольная выемка сделана как бы у ворота, на груди, наподобие то и дело входящего и выходящего из моды у женщин квадратного выреза в верхней части платья, декольте. Но это не так, если вдуматься в отмеченные детали. Драгоценный мешочек с урим и туммим подвешивался к поясу, прикрывая собой четырехугольную выемку. Значит, драгоценный мешочек был ниже пояса, примерно в том месте, где у фрачного дирижера находится ширинка штанов, а четырехугольный нарамник фрака как раз и обрамляет эту самую драгоценную принадлежность.

Во-вторых, висящие концы пояса до ступней играли ту же роль, что и высовывание кончика туфли из-под длинного платья времен Пушкина или «скромное» декольте, тем более что висящие концы, когда надо, закидывали назад через левое плечо.

В третьих, не кажется ли вам, что простой мешочек, называемый в медицине мошонкой, как раз и содержит урим и туммим, называемые в просторечии мужскими яичками, каковые, вне сомнения, являются самой  важной  и самой  драгоценной  его принадлежностью. Тем более что урим и туммим, как я рассмотрел у упомянутой уже работе, являются именно яйцами-шарами, белым и черным, но более правильно правым (правовым) и неправым, не правовым (левым). Именно так гадали и голосовали в эпоху Адама, да и ныне так голосуют в университетах, а гадают – повсеместно.

Теперь вам должна быть более понятной фраза блудно ходить за ним. Но не совсем, так как я не все еще объяснил.

Этот костюм, точнее фрак в отсутствии штанов, приводит меня к моему давнему исследованию, оно представлено в книге «Загадочная русская душа на фоне мировой еврейской истории». За уточнениями – туда, а здесь кратко: древнееврейским богиням-матерям типа Кибелы прислуживали исключительно скопцы, которых надо понимать не как кастратов (с выпотрошенными яичками), а как человека с целыми яичками, но с обрезанным под корень детородным органном. В праздник Кибелы очередная порция будущих жрецов-мужчин ее имени прилюдно отхватывали себе ножом детородные органы и, держа их в руке и брызгая кровью во все стороны, бежали к храму Кибелы через весь город, где их и принимали, смазав и перебинтовав рану, в жрецы. За преданность Кибеле до конца дней своих и мужество решения. Отсюда и поговорка: сказал, как отрезал. И слово мужество отсюда, хотя это уже как раз и не мужество в натуре, а мужество в душе. Постепенно, сговорившись, жрецы-кастраты свергли с трона свою богиню-мать, и главный жрец сел на ее трон. По-моему, это произошло во времена выше упомянутого Гедеона, когда он сотворил кумира и приодел его, в общем-то, в бесстыдный эфод. И хотя причина сговора тут ни к чему, все же скажу: вечно отсутствующий по делам мужчина-торговец стал содержать семью, а жена с детьми покорно ждали его дома, с подарками. Как тут не сменить матриархат на патриархат?

С этого места, скачком, перехожу к телескопу, микроскопу и так далее, но особо важны для меня стетоскоп и фонендоскоп, так как епископ точно так же заканчивается.

Нам давно и надежно вдолбили в голову, что «скоп» это – смотрю, хотя я давно доказал, что оно, грубо говоря, обозначает не смотрю, а – показываю, то есть, сообщаю и подтверждаю. Скопец (корень – скоп) приподнимает фалду и показывает, что он – скопец (см. у В. Даля слово «каженник» = скопец). Можно почитать и мою упомянутую книгу, там – подробнее, начиная с противоестественного названия птицы по женскому роду – скопа, а самец всего лишь – скопчик (копчик), тогда как всегда орел – орлиха, воробей – воробьиха, индюк – индюшка. Но лучше всех, конечно, перевод слова скоп – каженник, так как Гедеон именно для этого придумал кумира и приодел его в эфод, чтоб всем всегда было видно.

Телескоп и микроскоп (они используют интерпретацию смотреть) придуманы сравнительно недавно, зато слуховая трубка с раструбом известна с фараоновых времен, поэтому я настаиваю, что именно в стетоскопе и фонендоскопе наиболее верно передана суть слова «скоп». Я даже приведу цитату из БСЭ на этот счет: «стетоскоп (от греч. stethos — грудь и skopeo — смотрю, исследую), фонендоскоп (от греч. phone – звук, endon – внутри и ...скоп)». Разумеется, ни в стетоскоп, ни в фонендоскоп не смотрят, но каждый из них дает понять, показывает слуху врача, что там происходит внутри, за спущенными до ступней концами пояса в виде шарфа.

Исходя из этого, кто такой епископ (ephiscop) в первоначальном своем семантическом смысле? «Показывающий» в четырехугольном вырезе эфода, как в вырезе фрака при отсутствии штанов, свои урим,  туммим и отсутствующий пенис. Кстати, от урим, я думаю, и произошла всем известная урина. Но и на этом я не остановлюсь.

Например, Эфа в Библии: «1) старший сын Мидиана, <…> 2) наложница Калеба. <…> Эфес упоминается в Таргуме и в талмудической легенде об эфесской вдове, пользовавшейся большой популярностью y евреев». То есть, мы имеем персонаж, который нельзя точно установить по половой принадлежности.

«Эфор — высшее должностное лицо в Спарте и в других греческих городах. Это название перешло к евреям: 1) в Палестине для должностного лица в храме, 2) в Вавилоне и 3) в Византийской империи эфорами назывались в еврейских общинах лица, наблюдавшие за правильностью мер, весов и цен». Это уже второй этап «каженника»-епископа, когда он узурпировал власть судьи, так как в Первозаконии мораль и литургия перепутаны в Декалоге как ингредиенты винегрета.

Эфрат — «жена Калеба, мать Хура. По другой генеалогии, — потомок Хура от Эфрат. <…> Агада отождествляет Эфрат с Мириам», то есть с пресвятой девой Марией. Вновь половая неопределенность, особенно явная при так называемом непорочном зачатии.

Эход ми иодея — «еврейская народная песня в виде диалога или при участии хора (курсив – мой). Начало ее таково: "Один — кто знает? Один я знаю: один наш Бог на небе и на земле. Два — кто знает? Два я знаю: две скрижали завета". <…>  Подобные числовые песни найдены y шотландцев, среди древних церковных песен греческих, a Кодер проследил ее аналогии в народной поэзии Востока». Здесь уже не вопрошение идола, а вопрошение живого епископа, один он все знает.

Коль скоро я начал с фрака, не грех напомнить вам о фракийцах и фригийцах. Имена эти чисто и открыто сексуальные, однако подробности – в уже упомянутой моей книге.

     

5. Аббат, как имя собственное

 

Я его представляю не для того, чтобы углубиться в семантику, вы и без меня знаете, что аббат = отец, только не простой, а – святой. Примерно как отчим от благотворительного фонда. Но вы не знаете, что аббат-отец – собственное еврейское имя и согласно ЕЭ «как мужское имя вошло в употребление уже со времен таннаев. Особенно употребительно было это имя среди амораев Палестины и Вавилонии. В последней стране путем слияния слова Аббат с начальной буквой титула "раби" или "рав" получилось Рабба или Рава. В Палестине же это слово сократилось в Ба или Ba. В качестве приставки или титула слово Аббат  служило обращением, выражавшим почтение и привязанность, и было тесно связано с именем собственным, напр. Абба Иосе, Абба Саул. Имена рабов никогда не сопровождались этой приставкой. Исключение составлял Тоби, раб патриарха Гамлиила I, отличавшийся особым благочестием и потому называвшийся "Абба Тоби". Ниже приведены наиболее выдающиеся носители имени Абба в качестве имени собственного; те же, у которых "Абба" является лишь приставкой к собственному имени, помещены в соответственном месте».

Противоестественно называть чужого дядю папой, отцом, хотя чужим дядям, начавшим спать с мамой ребенка вместо родного папы, это очень нравится. Впрочем, и мачехам нравится, чтобы пасынки и падчерицы называли ее мамой. И тут невооруженным взглядом видно насилие, так как отчим и мачеха всегда сильней маленьких детей. Но не только в этом дело. Признание родственного имени существительного за имя собственное просто так, как говорят с потолка, не начинается. Ему должна быть причина. Я ее вижу в следующем. Маму ребенок знает как неотъемлемое понятие от своего рождения до ее смерти. И ни с кем ее не спутает, тогда как отца на заре веков дети не знали. Поэтому мама и папа неравноценны в мозгах у людей вплоть до того времени, когда религии обязали пап и мам образовать семьи. Именно поэтому первыми богинями стали богини-матери. Но после того как еврейские отцы выдумали прибыльную торговлю и стали главнее не по праву первородного несомненного родства, а по праву обеспечителя семьи, им стало обидно такое второстепенное положение. Теперь перечитайте предыдущий абзац заново. Только не забудьте, что это было только у торгового племени, и больше – ни у кого. На вопрос, как и зачему евреи свое сомнительное новшество внедрили во все остальные народы, постарайтесь ответить сами. Тогда вам станет понятнее, когда произошел переход от матриархата к патриархату, например, в Западной Европе. И вы невольно придете к мысли, что это происходило в аккурат в период изданий в четыре раза чаще по сравнению с Библией Маллеуса, инструкции по борьбе с ведьмами. Это было в пределах 1500 года новой эры, то есть, всего 500 лет назад.

Несколько слов об Абба-Колоне, «мифическом римлянине, упоминаемом в талмудической легенде об основании Рима» Согласно агаде это «было следствием нечестивой жизни еврейских царей. У первых поселенцев Рима, повествует легенда, дома обрушивались, как только их строили. Абба-Колон сказал им: "Если вы не будете примешивать воды из Евфрата к вашей известке, то ничто не устоит из того, что вы строите". Затем Аба-Колон предложил им достать эту воду и с этой целью поехал в качестве виноторговца на Восток и, вернувшись, привез с собой в винных бочках воды из Евфрата. Поселенцы примешали эту воду к известке и выстроили дома, которые уже не обрушивались. Отсюда пословица: "Город без Аббы-Колона не заслуживает этого имени". Нововыстроенный город получил название "Вавилонского Рима". По всей вероятности, эта легенда имеет целью показать зависимость римского государства от продуктов Востока; но многое в ней остается неясным. Упомянутая римская или, скорее, греко-римская пословица так же темна, как и само имя Абба-Колона; последнее, происходя от какого-нибудь классического слова, было переделано евреями в выражение "отец колонии", не без задней мысли, ибо "колон" на еврейском языке означает "позор"». Добавлю от себя, что по-«древнегречески» колон – полураб, точнее наемный евреями работник, ибо евреи никогда не имели чистых рабов. Другими словами, мы вообще неправильно принесли из древности это слово, означающее нанятый работник. А рабы в современном понимании этого слова появились уже при Романовых-царях, при советской и нынешней российской власти. Равно, как и вообще при азиатской формации (см. специальный цикл статей).

Сдается мне, что Рабби-Колоном следует называть Моисея, «отца колонии» на Босфоре. Доказательства – все мои работы на этот счет. Только к Риму и Римской империи это не имеет ни малейшего отношения. За неимением здесь места советую: поискать города, строения в которых сложены без раствора по причине либо незнания об извести, либо из-за отсутствия близко известняков, либо отсутствия дров для выжига. Что же касается зависимости римского государства от продуктов Востока, то, конечно, никакой бы римской империи в «Платоновской» академии не выдумали, не «выкупи» Козимо «греческие рукописи» из Константинополя. Даже греко-римскую пословицу, по-моему, выкупили. А насчет перевода «колон» как – «позор», не буду спорить, хотя и «амхаарец», то есть земледелец, на еврейском тоже – позор. И в связи с этим уж в который раз повторяю: несмотря на показную любовь к Моисею, евреи все-таки больше любят Аарона, (см. мои другие работы).

Попалась мне еще одна статья в ЕЭ, насчет Аббаса, фамилии.  «Имя это не встречается в длинном списке еврейских прозвищ  доисламской Аравии, и мы находим его у евреев не раньше 12 века. Первым Аббасом был Иуда из Феца, умерший в 1163 г.  Теория, будто бы это имя заменяло у арабов имя Иегуды ("лев"), неосновательна. Правильным значением этого имени следует признать "человек сурового вида", значение же "лев" является второстепенным».

Аббаты тоже редко улыбаются, они всегда с суровым видом, особенно, когда посылают ведьм на костер. На то они и есть бессмысленные «отцы» и фактические отчимы, загребающие жар чужими руками. Львы так не поступают.

Только ведь вот что интересно: аббат выходит одновременно и отец, и человек сурового вида, что среди настоящих отцов – большая редкость. Советую авторам ЕЭ исправить эту «опечатку» в следующем издании.    

 

                                                                                                          Апрель 2005.

Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]



Hosted by uCoz