Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

Еврейская энциклопедия

 

Еврейская энциклопедия

 

Введение

 

Я давно уже заметил, что пишущие исторические книги евреи (не пишущие, а только торгующие вообще ныне не знают своей истории) стараются, зачастую довольно неудачно, забыть свою истинную историю и представить ее такой, какая им она на данный момент времени нравится. Поэтому я давно хотел почитать Еврейскую энциклопедию. При социализме об этом даже нельзя было помечтать, ибо даже Словарь В. Даля о ту пору был «библиографической редкостью». Зато теперь я имею набор компакт-дисков и наслаждаюсь и, прежде всего, «маленькими хитростями» наподобие того, как по специальной книжке сделать из стержня шариковой авторучки медицинскую пипетку, как выстирать и разгладить полиэтиленовый пакет из-под селедки, или из пустых бутылок построить дачу. Эти книжки родились в период социализма, когда кроме полок и прилавков в магазинах ничего не было. Поэтому это – вынужденная изобретательность, чего нельзя сказать о «маленьких хитростях» в истории, так как это преднамеренная хитрость, желание обмануть, как говорится, за здорово живешь.

Я понимаю, что не всякому приятно в своей автобиографии рассказывать, как он в детстве ссался в постель, допускаю. Но ведь истинные ученые не только не стесняются об этом рассказывать, с целью избавить человечество от подобного энуреза, они даже прививают себе злые болезни с той же самой целью. И надо бы еще принять во внимание, что евреи рассказывают в истории не лично о себе каждый, а вообще – историю, не имеющую к ним лично никакого отношения.  Поэтому в истории нельзя пользоваться «маленькими хитростями». Но не только поэтому я начал эту работу.

Дело в том, что моя концепция логической истории, доложенная читателю в предыдущей куче моих работ, находит все новые и новые подтверждения в традиционной истории, и именно в «маленьких хитростях» ее.  Поэтому, вскрывая эти «хитрости» я все более и более подтверждаю мою историческую концепцию. А это для меня немаловажно. Итак.

 

«Аби» и «Ибн»

 

Я давно доказал, что основой всех языков на Земле (исключая Австралию) является  еврейский язык. По-моему тут и спору большого нет, только это как-то уж сильно замалчивается, заменяется ничего не значащим «влиянием», каковое воспринимается как влияние погоды. В результате получается не еврейская (семитская) «семья» («дерево», «ветви») и так далее языков, а какие-то непонятные в здравом уме конструкции типа «индоевропейская», «афразийская» и так далее. Скоро перейдут, если уже не перешли, пока я плюнул на современное состояние языкознания, на «афроевроамериканскую» систему, постепенно добавляя к ней «тихоиндоатлантоокеанскую» белиберду. И именно этим фактом, который я немного расширил до окончательного абсурда, умаляется значение еврейского языка, а его основа как перворожденного вообще теряется. И это – специально устроенный беспорядок. Кому же он нужен, этот беспорядок? Разумеется, евреям, которые не торгуют, а пишут книжки.   

Вот что, например, пишет ЕЭ («Еврейская энциклопедия») о слове «ибн»:  «Ибн — арабское слово, обозначающее «сын» и сокращающееся в «ben» или «bin», если стоит между именем сына и отца. У семитов, как и у некоторых других народов, рано вошло в обычай обозначать лицо описательно, называя его сыном такого-то (реже такой-то). В средневековом еврейском языке арабское «ibn» произносилось обыкновенно «aben», потому что произношение арабского элифа (буква «элиф», еврейская «алеф», греческая «альфа», обозначающая слово «бык», а в Индии – слон – Мое) отличалось от еврейской.  Арабы, как и евреи библейского и талмудического периода, обычно именуют лицо описательно, называя его сыном такого-то. Нахманид (13 век) говорит, что также поступают в его время все арабы и египетские евреи. С течением времени арабское ibn в качестве обозначения «потомка» настолько привилось у евреев, что живший в 14 в. Иосиф ибн-Каспи рассматривает в своем еврейском лексиконе это слово как равнозначащее слову eben камень. В испанских и португальских, равно как в латинских средневековых переводных сочинениях, это слово…» (конец цитаты, курсив – мой).  

В общем, я устал переписывать абракадабру (слово тоже «арабское»). Судя по этой цитате, первыми появились на Земле арабы и именно первого «араба» по имени Адам вылепил, заметьте, еврейский бог Яхве из глины. А потом уже из арабов каким-то непонятным образом получились евреи, причем так быстро, что распространились не только от Индонезии до Гибралтара как арабы, но и заскочили в Америку еще до Колумба (доказательства в других моих работах).

И вообще, что такое рано вошло в обычай? В неолите, в палеолите? И у кого впервые? Хоть на три дня. И уж о средневековом еврейском языке арабского толка  вообще бы не надо говорить, так как все эти века настолько «темные», что только благодаря Козимо Медичи, вернее его «Платоновской» академии, мы о них знаем, причем с пятого – на десятое.  К тому же, пусть историки найдут мне во всем ворохе истории хотя бы одну строчку об «арабах талмудических времен»! Далее: из арабов и египетских евреев следует, что это не одно и то же. Есть арабы, и есть египетские евреи. Но это же – одно и то же. Или пусть скажут, как их отличать? И совсем уж «безобидные» вроде слова в скобах – «реже такой-то». Эти слова надо либо выбросить прочь, все-таки энциклопедия – не бульварный роман с многочисленными дурацкими подробностями. Либо объяснить, если уж их написали. А ведь объяснять-то – нельзя. Иначе придешь к выводу, что по матери сына величали совсем ведь недавно по историческим меркам, а не «в раннем палеолите, 30-40 тысяч лет назад, при матриархате». Но дотошные лингвисты показали, что грамматически довольно часто, а у евреев и сегодня, родство ведется по матери. Вот и поставили в скобочках, чтоб лингвисты не обижались. Но зачем нас-то ставить в тупик? Мы ведь должны верить энциклопедии как в бином Ньютона.

Или возьмем утверждение Иосифа ибн-Каспи, что слово eben – камень. Вполне ведь вероятно и даже вполне логично, что без камня, вернее без глиняной таблички, в те поры через год забыли бы не только умершего человека, но даже и его прозвище. И именно «камень» сохранял фамилию, семью. Но ведь ни в едином народе мира на заре веков не приписывалась Торой обязательная грамотность. Никому, кроме евреев, торгового племени, каковому без грамоты шагу нельзя ступить. И я это доказал весьма убедительно в других своих работах.

Перейдем к следующей цитате: «Абу — арабское слово, означающее «отец». В своих различных падежах, именно «аба» (винит.) и «аби» (родит.), а также в сокращенной форме «бу» оно часто встречается в арабском языке в качестве первого элемента составных слов. Связь между А. и следующим за ним именем либо генеалогическая, историческая, либо атрибутивного свойства, как это доказал Штейншнейдер. Генеалогическая связь является старейшею и наиболее оригинальною, так как в древние времена А. означало фактически отца своего сына (реже отца дочери), собственное имя которого и следовало за словом А. Так, напр., если человек по имени Ибрагим (Авраам) имел сына Исхака (Исаака), то Ибрагима обыкновенно называли Абу-Исхаком. Применение слова А. при образовании таких названий, которые имеют отношение к истории или преданию, называется историческим обоснованием слова. Тут имя сына входит в прозвище отца (! – мой) и обратно. При распространенности имени Абу среди арабов и того затруднения, которое оно доставляет европейцам, небесполезен будет следующий перечень исторических имен, носящих у арабов название «кунья» (Kunja): 1) обычным прозвищем Ибрагима является Абу-Исхак; 2) Исхак соответствует Абу-Ибрагиму; тут А. вполне утратило свое первоначальное значение («отец»); 3) Якуб (Яков) называется Абу-Юсуфом (Иосиф); 4) в свою очередь Юсуф называется Абу-Якубом; 5) Муса (Моисей) имеет два прозвища, Абу-Имрана (Амрама) и Абу-Гаруна (Аарона); 6) «кунья» Гаруна будет Абу-Муса; 7) Дауд (Давид) называется Абу-Сулейманом (Соломон); 8) Сулейман называется Абу-Даудом или даже Абу-Аюбом (Иов)».

В общем, запутали нас так, что в голову явился полнейшаий хаос. Это если читать про «абу» и «ибн» в разных концах энциклопедии. А вот когда я вам привел эти две статьи разом, то дураку понятно, что «абу» и «ибн» – вообще говоря, одно и то же, родственник, причем теперь уже неизвестно какой, может, просто названный, типа восточного процесса братания за бутылкой. Еще до того как ее отменил ислам. Ибо как же вы можете себе представить, что отец называется именем своего сына?  В целом же – это не история, а – пересчет песчинок на пляже. На предмет, хватит ли их, чтобы прилечь?

Я, например, во-первых, сразу же обратил бы внимание на тот факт, что в Восточной Европе до сих пор принято величать людей по имени-отчеству, а отсюда вспомнил бы, что первыми нас описали Ибн-Фадлан и Ибн-Даста. Еще тогода, когда Западная Европа – вся сидела на деревьях, наподобие обезьян. Собственно, и мы такими же были на тот период, судя по этим авторам. Только ведь два упомянутых заезжих «персидских» купца не могли нам привить этого способа привязывания родства к имени. Не правда ли? Но ведь не только нам, ныне называемым русскими. За Уралом-то точно такое же правило существовало, и в Центральной Азии, и на Кавказе, только несколько иначе, ближе к «арабскому» способу. И отсюда надо делать выводы. Сперва об «арабах». Потом о тех, кто этих «арабов» научил не только торговать, но и – грамоте.

И здесь не обойтись без того, чтобы не вспомнить о хазарах, заметьте, иудейской религии, а не арабской. Именно так я и сделал, и у меня получилась аналитическая история, каковая не на подделках-письменах и не на глиняных табличках, каковые кто как хочет, так и читает, основывается, а на чистейшем здравом смысле. На анализе-синтезе, если по научному. Особенно на синтезе, ибо история представляет собой ныне настолько микроскопические частички, хаотично слоняющиеся в пространстве словно броуновские (анализ), что я чуть не назвал свою историю синтетической. Однако и слово настолько затаскано (особенно с открытием нейлона), что от этой мысли я тут же отказался, назвав свою историю аналитической.

Собственно, и в Западной Европе все точно так же произошло, не в смысле «величания по батюшке», а смысле femily – фамилии, семьи. Того же самого «камня», только по-гречески, так как первые евреи (первое на Земле торговое племя) добиралось до Босфора из Йемена через Эфиопию, Египет и Средиземное море (не через Палестину, ненадолго побывав перед греками финикийцами) и по пути, просеиваясь сквозь сотни народов, изменило произношение слова семья.

И уж если азиатско-африканских евреев научили этим понятиям арабы, что само по себе смешно, то кто же научил всему этому Западную Европу? Тут ведь арабы появились в массовом числе только после второй мировой войны.     

Надо полагать, ЕЭ постоянно «совершенствуется», отвечая на «злобу дня». В результате получается детская игра в «испорченный телефон». Я уже эту игру несколько раз в своих работах объяснял, тут, я думаю, вы и сами догадаетесь. Например, ищу я в ЕЭ, кто таков Иисраэль Ноша. Открываю эту статью, в ней стоит: «См. Ноша Исраэль». Открываю на букву «Н»: «См. Селихот». А там, где должен быть этот самый «Селихот» – пусто. Вернее, не совсем пусто, согласно порядку знаков «селиха» есть, а сразу вслед за ним идет «Селище Малые», а затем – «Сельское хозяйство». Так что погоняли меня евреи по буквам и обманули. И если бы это было – один раз. С подобными «шутками» я встретился не однажды. И самое легкое объяснение я вижу только в редактировании, вернее, простом  вычеркивании «ненужных» для обывателя слов, могущих вовлечь нас в «ненужные умствования». В результате вышла неплохая шутка: «испорченный телефон». Может, я купил вместо ЕЭ брошюрку с неразгадываемыми загадками? Типа «армянского радио».

Делать нечего, стал изучать слово «селиха», подозревая, что этот самый Иисраэль Ноша имеет второе имя Селихота, то есть того, кто исполнял когда-то с утра до вечера какие-нибудь селихи. Ведь и самолет назван самолетом потому, что сам летает, без буксира. А киприот так назван потому, что родился на Кипре. И вообще столяром называется изготовитель в основном столов, так как стульями служили в то время простые чурбаны. А шифоньеров, трельяжей и сервантов вообще еще не изобрели, когда стал необходим столяр. Ожидания мои оправдались.

«Селиха — покаянная молитва, производное от глагола прощать, в этом значении оно особенно часто употребляется в Псалмах, a в Средние века оно получило значение молитвы ο прощении грехов и милости. Первоначально С. предназначалась для чтения в День Всепрощения, служба которого всецело посвящена покаянию. С течением времени и день Нового года был принят как день суда, когда молитва ο прощении уместна. В силу этого называется «десять дней покаяния», иначе — «страшные дни». Впоследствии чтение С. было приурочено еще к некоторым дням, иногда даже в течение всего месяца. <Далее я изрядный кусок пропустил, ибо он так пестрит сложнейшими для моего языка и пера словами, что хоть плачь, да и вы набьете ими себе оскомину> Первые по времени С. были очень несложны, одну из них упоминает Мишна.  В Средние века расцвела богатая литература селиха. <…> Чрезвычайно много С. в Греции, Италии, Франции, Провансе и Испании, a полстолетия спустя и в Германии. <Тут штук сто фамилий с краткими биографиями, каковые меня не интересуют.> Древнейшим изданием С. является сборник сефардского ритуала 1487 г., следующее за ним — пражское (1529). Древнейший сборник для ашкеназов издан в 1546 г., венецианский – 1531 года. Польский ритуал в краковском сборнике (1584 г.); в 1597 г. напечатан немецкий. В 1602 г. появился во Франкфурте-на-Одере немецкий перевод польских С., a в 1671 г. там же напечатаны переводы С. германского и польского ритуала» (конец цитаты).

Я бы уже давно остановился, но мне нужны были конкретные даты издания «селих». Их ведь уже «не вырубишь топором» как говорится о том, что в массовом порядке «написано пером» на печатном станке. И давайте делать выводы.

Во-первых, Мишна – чисто еврейское произведение, означающее Повторение, нечто вроде Второзакония, не по сути, а по числу «изданий». Арабы не имеют ни малейшего к ним отношения, если понимать их так, как понимают ныне. Хотя евреи – тоже арабы, только не из Палестины, а из Йемена. Только арабы в большинстве своем – не торговое племя, а евреи – торговое.

Во-вторых, массовое покаяние – это вам не фунт изюму, как говорится. Значит, есть, в чем каяться. И кроме сумасшедших торговых прибылей на первом этапе торговли, я не вижу к ним оснований. Тут всем племенем надо покаяться, чтоб через десять дней опять идти обманывать другие народы. Или они этой молитвой просят дождя в Сахаре или в Аравийской пустыне? Так это же совершенно бесполезно. И таких массовых дураков никогда не было.

В третьих, из перечисления Греции, Италии, Прованса, Франции и Испании и «только полстолетия спустя Германии» тоже можно кое-что извлечь. В частности то, что в Греции как раз никаких таких селих не было, там, как известно,  был культ богинь-матерей. Афродиты и прочих. (См. другие мои работы, особенно о Моисее). А вот тот факт, что сначала селихи появились на крайнем юге Западной Европы, но они не могли там появиться минуя Египет, как раз говорит о том, что селихи туда принесли именно евреи, так как арабы кроме Испании в Европе не появлялись. Поэтому Францию я все же заменил бы Египтом, там селихам как раз – место, разумеется, до ухода оттуда Моисея, и после его ухода.

В четвертых, Козимо Медичи умер в 1464 году, «заполнив папскую казну до отказа». Католицизм, основанный им на Ферраро-Флорентийском Соборе, расцвел на продаже индульгенций пышным цветом, появился Маллеус, сиречь борьба с ведьмами, а точнее – с матриархатом в Западной Европе. И селихи стали издаваться так же часто как Маллеус, а Маллеус издавался в четыре раза чаще, чем сама Библия. И селиха стала вполне христианской атрибутикой литургии, только не Яхве, а – Христу. К 1609 году Скалигером была создана не только хронология, которую мы учим в школе, но и вся история раздербанена на клочки (анализ) и синтезирована из обломков задом наперед (пришей кобыле хвост по-русски) в ту историю, которую мы считаем канонической.          

 

Семейка

Введение

 

Разумеется, я давно описал семейку, из которой к нам прибыл Христос. И я знал, что евреи его недолюбливают, даже более того, вроде как ненавидят. Хотя это всего лишь фраза, так как Христос также как и Магомет делали именно то, что нужно торговому племени. И без торгового племени им бы обоим, включая сюда и Кришну (это – тоже Христос в другой транскрипции), не появиться бы на белый свет. Поэтому для профессиональных продавцов они чужды в их собственном кругу, а для всех прочих, профессиональных покупателей, –  насильственно желанны. И Еврейская энциклопедия, несомненно, должна этому пониманию сути дела соответствовать.

Я знал, что статьи «Иисус» или «Христос» мне в ЕЭ не найти, особенно не в старинной энциклопедии, а в современной. Но я был изумлен безмерно, когда и Моисея там не нашел. Хотя других Моисеев там – огромная куча, я их специально пересчитал, 107 штук, простите, персонажей. Мне кажется, это неспроста, ведь это величайшие персонажи на Земле и для них не должно быть дополнительных имен, как у нас всех с вами. Ибо такие личности, как Ньютон, Бор, Эйнштейн и так далее, не нуждаются в уточняющем имени, таком как Николай из Кузы или Моисеи из Корфу, Павии, Палермо, Парижа и так далее, включая из Киева и Смоленска. Или я родом из Новосибирска, причем не просто из Новосибирска, а еще и с улицы имени Орджоникидзе.

Смотрите сами, великий Моисей, автор Второзакония, значится как Моисей Бен-Амрам, среди 107-и других микроскопических Моисеев. Вот это-то я и называю маленькими хитростями. Хотя авторы энциклопедии тут же обвинят меня, дескать, они есть беспристрастные, а я – шибко уж показывающий свою любовь, что недостойно высокой науки. Ладно, согласен, только почему же эти самые беспристрастные для Аарона не нашли какой бы-то ни было приставки? А для Моисея нашли. Ведь среди 50-ти Ааронов искомый брат Моисея значится просто Аароном, тогда как все оставшиеся 49 Ааронов имею приставки. Простите, господа беспристрастные, но только это – выборочная  беспристрастность. С заранее заданной целью: чтоб я с ног сбился, а искомого Моисея не нашел, или нашел, предварительно прочитав историю 106 и 49 совсем ненужных мне мелких сошек. Это и есть маленькая хитрость. И именно поэтому я Иисуса Христа не нашел в ЕЭ.

Но это все – мелочи. Главное, что я хочу найти в ЕЭ – это то, что Моисей и Аарон не единомышленники были, а идейные противники. Причем Моисей привел своих единомышленников во главе Второзакония на Босфор сам, расставшись со своим «братом» еще в Египте. А «брат» Аарон, в свою очередь, оставшись при прежней своей вере, Первозаконии – «обманывай любой народ, не принадлежащий к твоему племени», воспитал Христа. А тот явился в Царьград для проповеди Первозакония, где и был распят единомышленниками Моисея, чтоб и духу той религии не было в «стране, обетованной» Моисею.

Вот с этой точки зрения я и буду рассматривать биографии этой семейки по ЕЭ, не упуская из внимания ни одной логической нестыковки.     

 

Аарон

 

По Библии — один из двух братьев, «игравших исключительную роль в истории еврейского народа, происходил из колена Левина», что дает мне основание полагать, что никто из этой семейки не был  евреем, так как левиты – не евреи, а представители тех неторговых племен, которые расчесывали как волосы евреи. Аарон «был на три года старше брата своего Моисея и на несколько лет моложе сестры своей Мириам (Иcx., 2, 4)». Это прошу запомнить, так как я к этой фразе еще вернусь при обсуждении биографий Мириам и Моисея.

«О его рождении и ранней молодости не сохранилось сведений, но из библейского рассказа о юности Моисея видно, что он оставался среди сынов Израилевых на восточной окраине Египта все то время, что Моисей получал свое воспитание при дворе египетского фараона, как приемный сын его дочери». Из самого факта расставания Моисея и Аарона на долгие годы логически следует, что они притянуты друг к другу фактически за уши. А «восточной окраины» в Египте вообще никакой не было, так как весь Египет – всего лишь долина Нила, за пределами которой и поныне, несмотря на весь научно-технический прогресс, – безжизненная пустыня.

«В это время А. успел прославиться своим красноречием, так что, когда Моисей, ссылаясь на косноязычие, стал отказываться от данного ему Богом поручения приступить к освобождению Израиля, Господь указал на Α., который сможет вести сношения как с народом еврейским, так и с фараоном: «Ты будешь ему говорить и влагать слова в уста его, а он будет говорить вместо тебя к народу, так что он будет твоими устами, а ты будешь ему вместо Бога» (Исх., 14, 15, 16)». Сия фраза – верх алогичности, как будто Бог не мог дать Моисею красноречия, но и из нее можно кое-что вытащить. В предыдущих своих работах я показал, как именно развивались в ту пору компрадорские течения. Поэтому Аарон со своим красноречием, подкрепленным нажитой по еврейскому плану собственностью – типичный компрадор, стремящийся выжить иностранцев-евреев. Но дело в том, что Моисея, создавшего Второзаконие, (см. мои другие работы) невозможно уже вычеркнуть из истории, поэтому ему историками приписывается то, что, в общем-то, осуществлял Аарон. А само дело Моисея, создавшее западную демократию, у автора бессовестно отбирается. И это незамедлительно подтверждается ЕЭ.  

 «Тем не менее, Моисей оставался всегда центральной, движущей фигурой и большею частью сам произносил свои речи». Это же явная  дурость. Не может, но делает, примерно, как сапоги начинает тачать пирожник. Толку ведь не будет, а у Моисея по щучьему велению вышло. Но ведь мы выросли уже из сказок. Ведь даже сам Маркс никаких практических дел не делал, а только книжки писал. Это ведь Ленин по его книжкам начал делать революцию, причем книжки Маркса извратил до неузнаваемости в угоду своей главной цели захватить власть. Поэтому, я думаю, что Моисей не речи произносил (равносильно писанине Маркса), а делал дело как Ленин, только по своему собственному плану, а не по шпаргалке как Ленин. То есть, он был не жрец как его «брат» Аарон, а общественный (вне религии) деятель. Однако я отвлекся от Аарона.

«Когда Моисей и А. пришли к фараону требовать освобождения Израиля, А. совершил во дворце свое первое чудо, обратив жезл в змею», то есть это чисто жреческие штучки.  «По приказанию Моисея А. при помощи жезла своего навел на египтян первые три казни (Иcx., 7, 19; 8, 1, 12). Остальные казни наводил сам Моисей, причем Α., по-видимому, только присутствовал, как сотрудник Моисея (Исх., 9, 23; 10, 13, 22). Не принимал А. активного участия и в чуде рассечения Чермного моря…». Моисей и Аарон притянуты здесь друг к другу за уши. Они вполне могли бы обойтись друг без друга. Их действия насильно переплетаются, чему логика вопиет. И это дополнительно доказывается следующей фразой. 

«Во время откровения на Синае Α. во главе старейшин Израилевых сопровождал Моисея на вершину горы; однако Иисус Навин был допущен вместе с Моисеем до самого местопребывания Божества, тогда как А. оставался внизу» – «смотреть за народом (Исх. 24, 9—14)». Во-первых, Аарон так за ними «смотрел», что тут же состряпал для народа «золотого тельца», что возвратившегося Моисея чуть удар не хватил. Во-вторых, Моисей не такой дурак был, чтоб оставить присматривать за народом Аарона, для этих целей ему бы больше подошел Иисус Навин. А Аарон на правах заместителя Моисея по литургии был бы более целесообразен именно на горе. Но тогда «золотому тельцу» не найдется места, а приписать его Навину – это вообще выходит за всяческие рамки преданного исполнителя, причем на правах министра обороны. В третьих, такой раздрай в Кремлях вообще-то возможен, только не у Моисея, ибо он все же добился своего, чего при раздрае (без убийств) невозможно. Смотрите сами.  

«Во время продолжительного отсутствия Моисея (не в Америку же он поехал – мое) А. подчинился требованию народа и сделал золотого тельца (Иcx., 32, 1—6). Когда Моисей по повелению Божию возвратился с горы со скрижалями Завета, он разгневался на Α., допустившего такой грех». Причем так «разгневался», что тут же начал его лечить «от мора, свирепствовавшего в народе (Втор., 9, 20; Исх., 32, 35)». Кроме того, здесь явно чувствуется, что склеиваются две книжки, одна про Моисея, другая – про Аарона, причем так неумело, примерно по странице из каждой – вперемешку.  

«Колено Левиино было призвано к священнической службе, и А. был помазан Моисеем в первосвященники», впрочем, вы об этом уже знаете от меня. Во-первых, Моисей сам из этого колена, будучи братом, а родственные подачки как-то не вяжутся с образом автора Второзакония. Во-вторых, до 80 лет от роду он как-то об этом не догадался. В третьих, а Бог-то разрешал ему это сделать? Ибо Моисей никогда в отличие от Аарона не самовольничал.  

«Незадолго до выхода израильтян из пустыни А. и Мириам неодобрительно отозвались о Моисее за его брак с эфиопянкой, желая этим умалить исключительное право Моисея на пророчество. Это вызвало гнев Бога, и Мириам была наказана проказою. А. просил Моисея заступиться за нее, признаваясь и каясь в своем грехе. Сам А. не подвергся каре вследствие его священнической неприкосновенности (Числ., 22)».

Я понимаю, что эта фраза столь долго оттачивалась историками, что потеряла всякий здравый смысл. Между тем, «незадолго до выхода» Аарон проживал (см. выше) «на восточной окраине Египта», а Мариам  была замужем (см. ниже), Моисей же вообще жил во дворце фараона на правах чуть ли не главного советника. И ему некогда было жениться на эфиопянке, так как за этим надо было забираться высоко в Эфиопию. Притом именно из Эфиопии вся эта семейка должна явиться в Египет. Если, конечно, они евреи. Но они левиты, так как их отец левит, а левиты – не израильтяне. Они только занимались священнослужительством у израильтян, притом чисто исполнительским, типа церковных служек, тогда как каноном еврейской религии всегда владел глава семьи, дома. (Читайте Ренана). При этом надо иметь в виду, что «женитьба на эфиопянке» – это не та причина, чтобы «умалить право Моисея на пророчество», слишком уж она жидкая, ибо евреям-мужчинам всегда разрешалось иметь столько любовных связей и столько раз выгонять своих жен на улицу, сколько они пожелают.

Мне в этой фразе видится «пришей кобыле хвост», который расшифровать можно следующим образом. Аарон, будучи последовательным представителем и ярким защитником Первозакония, прибывшего в Египет именно из Эфиопии, где он вполне мог успеть жениться на эфиопянке, по идее должен был бы запретить Моисею, какового впервые увидел в глаза, «исключительное право на пророчество». Тогда бы все слегка приблизилось к логике. Логично бы было и то, что Мириам, жившая далеко от этих мест замужем, но будучи чрезвычайно легкого поведения, заразилась как Ленин сифилисом и была изгнана мужем (см. ниже). По Библии это вышло – на недельку. О Моисее же она вообще никогда не слышала. Но будучи повивальной бабкой почти с детства (см. ниже), имела очень широкий круг знакомств и широкую же известность (см. ниже). А заступничество Аарона за Мариам, это чисто отвлекающий маневр, чтоб труднее было отгадать загадку. И на этом самом месте историки призадумались. Как же так, Мариам заразил Бог проказой, а с Аарона – как с гуся вода! Но тогда народ правители считали еще большими дураками, чем сегодня. Поэтому и сослались второпях на «священническую неприкосновенность», как будто не знали, что эту «неприкосновенность» создает сам бог, поэтому он с такой же легкостью может ее отменить.      

Заметьте, я ведь даже не начинал с того, что «пресвятая дева Мария-Мариам» должна между делами родить еще и Христа от «Святого духа».

Я нисколько не сомневаюсь, что историки знали о левитах то, что я уже сказал. Именно поэтому ЕЭ столь настойчиво и многократно доказывает исключительное право Аарона, как будто это надо доказывать для еврея. Но раз уж где-то опять же, второпях написали, что он левит (написанного пером не вырубишь топором), приходится между строк признавать Аарона евреем, но и доказывать его право на священство, словно он – левит.

Почитайте сами: «Исключительное право рода А. на священство было подтверждено после возмущения Кораха (Корея), двоюродного брата Аарона. Корах, соединившись со многими израильтянами из других колен (числом свыше 250), требовал одинакового права священства для всех израильтян: «Все святы и среди них Господь: почему же вы ставите себя выше народа Господня?» — говорили они». <…> Право А. на первосвященство было подтверждено после этого еще следующим чудом: от всех двенадцати колен Израилевых Моисей положил на ночь в Скинию двенадцать жезлов, на которых значились имена начальников колен: поутру жезл колена Левиина с именем Αарона как представителя колена расцвел, пустил почки и принес миндали (Числ., 17, 8)». Миндалины, как видите, перевесили вполне здравый вопрос Кораха-Корея, впрочем, тоже левита, который, не будучи израильтянином, не мог от их имени задавать вопросы кому бы-то ни было. В этой каше, разумеется, от нашего взгляда укрывается и другой вопрос, готовый сорваться с языка: кто такие «вы», ставящие себя выше народа?

Но и это казалось историкам недостаточным. Я же уже писал, что все им известно. Поэтому начинаются новые выкрутасы: «Таким образом, преимущество колена Левиина навеки установлено, но в то время как все левиты призваны к священной службе в храме, специальная забота о святилище и жертвеннике поручена только потомкам А. от оставшихся в живых сыновей его». Историки же думают, что мы не спросим их: что такое «специальная забота»? Что такое «священная служба в храме»? И вообще чем они друг от друга отличаются?

Вот тут уже можно подумать, кто же такие «вы»? Никак ангелы небесные? Забегая вперед, скажу, что именно Моисей отделил церковь от морали, передав мораль суду. Поэтому ему никак не припишешь это «вы», столь туманно заявленное выше в ЕЭ, хотя понятно, что «вы» – профессиональные священники, перехватывающие это право у глав еврейских семейств. Но еврейские семьи как раз и не могут иметь храмов, исключая храмы на дому, так как они вечные переселенцы и вечно рассеянные среди тех, кого они обирают торговлей. Значит, зарождается какая-то другая религия, призванная оболванивать оседло проживающий народ. И тут я вынужден обратить ваше внимание на «двоюродного брата Аарона» по имени, с которым до сих пор никак не могут историки и лингвисты определиться. Оно (см. выше) здорово напоминает Коран. То есть, из иудаизма евреи (не самаритяне, двигающиеся все дальше и дальше за горизонт), а евреи ставшие оседлыми на правах визирей при местных князьях-шахах, конструируют ислам. А о христианстве пока не слышно, так как «непорочная» Мариам не успела еще родить Христа от Святого духа. И вот тут следует разгадка для следующей цитаты.     

«Аарону, как и Моисею, не дано было вступить в землю обетованную. Причиной является нетерпение, обнаруженное обоими братьями в Мерибе (Кадеше) в последний год странствования израильтян по пустыне, когда Моисей ударом жезла извлек воду из скалы для напоения народа. В этом поступке библейский автор видит недостаток уважения к Господу, ибо приказано было говорить скале, а не ударять ее жезлом (Числ., 20, 7—13)».

Мне, конечно, нравится воспитанность, за отсутствие каковой можно поплатиться землей обетованной, только такая «причина» не будет логически соответствовать тем грубым нравам. Абсолютно не будет соответствовать, ибо много позднее сам Христос направо и налево будет «испепелять смоковницы» за отсутствие на них плодов средь зимы, когда плоды давно уже съедены. Тогда следует только убрать Моисея из цитаты как все встанет на свои логические места. Подробно нам все объяснит сама ЕЭ ниже, а пока лишь скажу, что Моисей, зная лучше нас Аарона, именно ему и лично сам запретил появляться в стране обетованной. И только Христос, наследник Аарона смог найти там свою смерть через распятие, и собственно, за дело.

Я ведь цитирую пока канонические еврейские знания, освященные «утвержденной в установленном порядке» Библии, а до апокрифов и «агадической» (по-нашему, огрублено – фольклорной, не входящей в канон Библии) литературы пока не добрался. Так вот: «О смерти А. мы имеем два рассказа. В одном обстоятельно рассказывается, как А. вместе с сыном своим Элеазаром и Моисеем взошли на гору Ор, где Моисей снял с А. священнические одеяния и передал их Элеазару. А. умер на вершине горы 123 лет от роду, и народ плакал по нем 30 дней. В другом месте рассказывается, что А. умер в Мосере и там похоронен. Между Мосером (Мосерот) и горою Ор считается семь стоянок». По-современному это примерно семь пересадок из электрички в электричку, чтоб добраться из Москвы до Черного моря или до Урала. Плюнем на это расстояние и перейдем к «фольклору», примерно к такому, какой вытворял балетмейстер Моисеев на сценах всего мира.

«В апокрифической и агадической литературе древние пророки, относившиеся отрицательно к культу жертвоприношения, считая главной основой религии осуществление этических идеалов в жизни». Поэтому, дескать «не могли относиться с особенной симпатией к представителям жертвенного культа, в том числе и к Α., о котором, впрочем, они нигде не упоминают. Иное дело пророки, жившие после вавилонского пленения. Народ, вернувшийся в страну отцов, продолжал жить под владычеством персов, лишенный политической самостоятельности. Единственным духовным центром рассеянного народа и эмблемой его национального единства были иерусалимский храм и жертвенный культ, ради которого собственно и было разрешено иудеям вернуться в Палестину. И мы видим поэтому резкую перемену во взглядах позднейших пророков как на жертвенный культ, так и на представителей его, священников. Последний пророк, Малеахи, рисует в образе Α., хотя и не называет его по имени, идеал священника в противоположность типу современного ему выродившегося жреца. «Закон был на устах его, и кривда не оказывалась на языке его; в мире и правде он шествовал предо Мной и многих отвращал от греха,... а вы отступились от сего пути,.. соблазнили многих вашим учением, разрушили завет Левия, — говорит Господь Вседержитель»« (курсив – мой).

Я эту преступную глупость даже не хочу комментировать, ибо она похожа на правду столько же, сколько походят ансамбль Моисеева на народное притопывание и прихлопывание на морозе. Скажу лишь, что только истинному дураку придет в голову сказать, что мораль у зверя появилась ранее желания поесть мяса. И еще это здорово напоминает сталинскую пропаганду под дулом пистолета, не задумывающуюся о логике.    

Далее – более: «Даже в акте сооружения золотого тельца мудрецы находили смягчающие для А. обстоятельства. Особенно выставляется на вид стойкость и молчаливое подчинение воле Божьей, обнаруженное им при утрате обоих сыновей».  Но это ведь – синдром Павлика Морозова, синдром Александра Матросова – болезнь. Или способствование детоубийству – особо тяжкое преступление. Да, чувствуется новая религия, особенно заметная на примере сегодняшних так называемых «шахидов». Кстати, я ведь еще не говорил вам в этой статье о золотом тельце, как его понимает наш нынешний президент Путин. В виде лозунга: церкви приказываю богатеть! любым способом, хоть неклейменым золотом, хоть подпольной водкой, хоть беспошлинным табаком. Ради чего только? Не догадываетесь?    

«Смерть А. описывается следующим образом: А. взошел на вершину горы Ор в сопровождении своего брата Моисея и сына Элеазара. И вдруг скала разверзлась перед ними, и глазам их представилась прекрасная пещера, залитая светом. «Сними с себя священническое облачение и надень его на сына твоего Элеазара, — сказал Моисей, — и последуй за мной». А. исполнил приказания брата. Они вошли в пещеру, где было приготовлено ложе, вокруг которого толпились ангелы. «Пойди, ляг на ложе твое, брат мой», — продолжал Моисей. А. безропотно повиновался. Вслед за тем душа А. отлетела, как бы освобожденная лобзанием Бога. Пещера закрылась, как только Моисей покинул ее. Когда Моисей с Элеазаром в разодранных одеждах явились перед народом, евреи в отчаянии кричали: «Где А?». Тогда в воздухе показались ангелы, несшие душу Α., и послышался голос: «Закон истины был на устах его» (надо полагать ангелы указывали на Моисея), который тут не при чем. А если кратко и ясно, то Моисей должен был бы прибавить: «Собаке – собачья смерть» и обтереть руки о штаны. Но разве так можно в порядочном издании?

Пожалуй, остановлюсь, не цитировать же мне совсем уж выходящее за рамки: «С особой любовью агадисты останавливаются на описании братских отношений между А. и Моисеем…» Но у нас есть ведь еще и христиане.

«В христианской литературе А. изображается человеком, имеющим исключительное право на священство…, никто другой не вправе «приять эту честь». Ибо ни один мирянин по древнему еврейскому закону (перешедшему и в церковь) не может «совершать ни одного из дел священнических, как жертвоприношение (крещение, руковозложение) или благословение малое или великое» («Постановления Апостольские», 3, 10; русск. пер., стр. 112)».  Никому ведь вам невдомек, что потому-то и был у главы еврейского клана-семьи левит, исполнявший грязную работу для Яхве: отрубить голову цыпленку, помазать его кровью, где надо, ну и, естественно, ощипать его. Левит все это делал под непосредственным присмотром главы еврейского дома, а глава сидел и наслаждался, приятно ленясь после стольких обманов покупателей. И надеясь, что Яхве его простит.

И видите, куда это привело?  Сперва левит, гордый своей причастностью к таинству, попросил разрешения «руковозложить», а усталый еврей разрешил, приговаривая про себя: пусть его тешится. А уж христианский «левит» вовсю стал крестить. А потом и до педали ауто-да-фе добрались. Потом – до Маллеуса. Но это уже после Козимо Медичи. Я несколько заскочил вперед. Только заметьте себе, Моисей отделил мораль от литургии богу, отдав ее закону, ибо больше некуда было отдать, а  Аарон по ступенькам к Козимо вновь все вернули на круги своя. Притом аморальность не виртуальным способом искупаться стала, в виде всяких там просьб к Яхве, подкрепленных «жертвенным» куском мяса, а чисто судебным порядком, только: судьи кто? Как кто? – церковь в лице бывших левитов, а ныне больших шишек, могущих отправить без долгих разговоров на костер. Но основание-то где, где право «христианских левитов» на этот «беспредел»? А вот оно: «прав тот, кто имеет больше прав».   

«Отцы церкви толкуют это сопоставление Христа с А. в том смысле, что А. был прообразом Христа и его священства. По словам Кирилла Александрийского то обстоятельство, что Бог повелел Моисею взять А. себе в помощь, показывает слабость и несовершенство Ветхого Завета. Израиль не мог бы быть освобожден, если бы Α., прообраз Христа, не пришел на помощь косноязычному Моисею. Кирилл Иерусалимский толкует имя Христа («помазанник») в том смысле, что Христос есть как бы А. в его первосвященническом достоинстве. Далее Кирилл сравнивает материнство Марии с расцветшим жезлом А. Чудо расцветшего жезла рассматривается у отцов церкви, а также в церковных песнопениях как прообраз чудесного рождения Иисуса Христа от Девы». Да, конечно, это не право, а божья благодать, только она ведь – бесправие.

Так как у меня впереди еще две идеологические «штуки»: из наиболее ранней конфессии и из «современного» понимания проблемы, на этом заканчиваю.

«В арабской литературе Аарон называется по-арабски Harun. А. издавна был известен на Аравийском полуострове. Образ А. носился перед Мохаммедом, который о нем слыхал во время своих бесед с евреями и, стараясь блеснуть знанием преданий, упоминает это имя 20 раз в 13 мекканских и мединских сурах,  придавая А. даже прозвище «наби» — пророка (Кор., 19, 54)».

Прерву-ка я на минутку арабских соловьев. Я уже доказал в других своих работах то, что всем известно да только про себя, внутри своего личного сознания: такая широкополосная и  мощная по структуре и организации система как ислам не могла быть создана так сказочно быстро, быстрее, чем по щучьему велению. Это можно сравнить разве что с созданием мировой колониальной системы 19 – начала 20 веков, которая начала создаваться в самом начале 16 века. Видите, как долго, упорно и настойчиво? Вот так именно создавалась полоса ислама длиной в пол-экватора, и иначе не могло быть. Параллельно «совершенствовалась» идеология и всяческие ее составляющие, причем в системе были сплошные водовороты, течения и противотечения. Поэтому биографии основоположников надо начинать именно с этой моей фразы. 

«В Кор., 7, 149, А. извиняется перед братом, ссылаясь на то, что народ его чуть не убил и таким образом заставил его сделать золотого тельца; это вполне согласуется с еврейским преданием в Sanh., 7а, где А. пугается…». Вообще говоря, логически народ в принципе не мог потребовать создать ему золотого тельца, народу он незачем. Он нужен верхушке, будь она хоть светская, хоть духовная. И именно поэтому снова да ладом нам вбивается в башку, чтоб она там застряла, эту идею. Но главное не в этом, а в том, что везде, неся перед собой Моисея как полковое знамя, на Аарона стараются обращать внимания более, чем на Моисея, перетолковывая и перенаправляя известную всему тогдашнему народу силу Моисея в сторону профессиональных священников. 

Или вот, взгляните: «Толкователи Корана отмечают по поводу Кор., 33, 69, что евреи обвиняли Моисея в умерщвлении Α., когда он вернулся без брата с горы Ор, и успокоились только после вмешательства ангелов, показавших бренные останки А. — или даже после воскресения самого А. — Шагарастани в своей книге о религиозных и философских толках (стр. 164—165) прибавляет, что Моисей завидовал Α., любимцу народа». Во-первых, Аарон был не любимцем народа, а любимцем священников и светских властей, так как дал им средство управления народом. Во-вторых, убил или не убил Моисей Аарона – дело десятое. Главное, что он не допустил его в свои владения, где прививалось Второзаконие (см. хотя бы мою статью о «греческих театрах»).   

И смех, и грех: «К восхождению на гору пророка Гаруна арабы теперь не допускают ни евреев, ни христиан; на вершине ее находится могила, возобновленная в сравнительно недавнее время; есть следы посещения ее евреями в прежние столетия (напр. в 16 и 17). Английским капитанам Irby и Mangles удалось посетить эту гору (1818). Burckhardt (1811) очень точно установил место ее в долине Моисея (Wâdy Mûsâ), недалеко от Петры; бедуины приносят там в жертву коз, бросают в кучу камни в честь А. и обращаются с молитвой прямо к Α., славословя при этом Бога» (выделение – мое).   

Не сомневаюсь, как только «допустят евреев и христиан», там будет такая куча новодела «под библейскую древность», что туристы повалят туда миллионами. Но ведь именно это и надо! С Меккой ведь именно эта штука случилась примерно после Аарона и Христа. С Иерусалимом – тоже, загляните в труды Носовского и Фоменко. Тут же только добавлю, что недаром я выделил 1811 год, это войска Наполеона там впервые оказались, и никакого Иерусалима не нашли. Его позднее построили, в том числе и все «древние прибамбасы». Вот если бы ЕЭ была честной, то она тут же бы и привела слова упомянутых капитанов, я не сомневаюсь, что они достаточно подробно написали, что они там увидели. А потом бы, когда туда «допустят евреев и христиан», мы бы с вами сравнили.

«Долину Муссы», в которой «бедуины прямо обращаются к Харуну-Аарону» оставляю на совести «бедуинов». А вот «бросают камни в кучу» требует некоторого пояснения. Дело в том, что «бедуины» никогда не «бросают камни в кучу» просто так, и даже не бросают их «в честь» кого бы-то ни было. «Бросание камней» используется в единственной случае, когда кого-то надо «забросать камнями» насмерть, то есть казнить. В других работах я объяснил, почему так действуют по наущению своих правителей, чтобы связать круговой порукой народ. В данном случае это не имеет значения. В данном случае имеет значение, кому это так определенно имитируют там смерть бедуины? Вот ведь в чем штука. И судя по тому, что камни-то бросают именно в долине Моисея и именно «в честь» Аарона. В общем, делайте выводы, господа! Только я вам немного помогу. Места эти, сами видите, темные, неизвестные широкому кругу как нынешних, так и древних умников-книгописцев. Поэтому бедуины там поступают точно так же, как поступали тысячу лет назад, «славословя при этом бога». В общем, смотрите на пляски в джунглях, каковые показывают по телевизору. И думайте. 

Поверьте, начиная комментировать предыдущие откровения ЕЭ, я лишь взглянул на то, что буду цитировать ниже – «взгляды современной критической школы». Тем не менее, я пришел к описанным уже выводам. А сейчас они станут подтверждаться, но только в мелочах, главное же не будет сказано даже «современной критической школой». 

«По взглядам современной критической школы значение A. в различных библейских источниках вырастает по мере того, как утрачиваются воспоминания о действительном облике этого библейского героя, предполагаемые потомки которого играли столь выдающуюся роль в истории евреев (не только евреев, – мира – мое). Вследствие этого сведения сравнительно поздних источников гораздо подробнее сведений, имеющихся в более древних».

То есть, с течением времени о мелких фактах жизни Аарона надо бы постепенно забывать, но, наоборот, с течением времени после его смерти все новые и новые факты как бы вырастают из ничего. Но это банальность, каковую очень хорошо передает анекдот «про Ленина». Приехал муж из командировки и, застав в постели жены пожилого любовника, орет: «Нашла развалину, сука!»  А она ему: «Тише, тише, не разбуди…, он… Ленина видел». И эта банальность, я думаю, нужна, чтобы направить нас на след потомков, «игравших выдающуюся роль». Из каковых даже все смотрители общественных туалетов по всему миру к 1970 году написали свои «Воспоминания о Ленине», с которым они «имели честь» общаться. И, естественно, сведения о Ленине стали «гораздо подробней» нежели в 1870 году». Поэтому я и думаю, что «современная критическая школа» еще – в пеленках. Или… уже в маразме.   

Однако рано я их отправил в пеленки или в маразм, они самые, что ни на есть зрелые мужи, но весьма хитроватые. Через несколько строк у этой школы получилось:  «Таким образом, А. объединяет в своем лице деятельность пророка, полководца и судьи, т. е. те самые, которые приписываются Моисею». То есть, никакого Моисея не было, а был Аарон, пророк, полководец и судья. Но все его дела бессовестные потомки на правах своей выдающейся роли в истории приписали Моисею.

И вот тут-то современная критическая школа и доказала то, что я и без нее описал выше, полагаясь на те сведения, которые были известны еще до современной критической школы: Аарон – не брат Моисея, Мириам – сестра Аарона и одновременно – «древняя пророчица». Но вы ведь все время должны по психологической причине держать в своей голове: Аарон и Мириам – родня, их двое, значит, они реальнее, чем какой-то Моисей, выдуманный «потомками, играющими столь выдающуюся роль в истории».

При последующих изданиях ЕЭ эти туманные, предположительно-сомнительные фразы постепенно станут четче, определенней, безапелляционней. Потом все это перейдет в статус: «параллельные лини (каковых нет в природе) – не пересекаются». Потом Моисея, погоняв нас со страницы на страницу (см. выше), можно вообще вычеркнуть.

Только это – мелочь по сравнению с тем, что уже сделано ранее «современной критической школой», которая была предшественницей нынешней «современной критической школы». Дело в том, что Декалог Первозакония, именно Первозакония, а не Второзакония содержит мешанину из литургии богу Яхве и гражданской морали. А Второзаконие, именно Второзаконие содержит только литургию, и ни одной заповеди из десяти, содержащей хоть какую-то тень морали, в нем нет. Это исчерпывающе доказано ранее меня Фрезером, но именно я сделал из этого главный свой исторический вывод. Фрезер же, открыв с помощью более ранних исследователей этот факт, просто написал, что так не может быть потому, что так быть не может, (см. мои другие работы). Дескать, не могли евреи раньше по времени написать мешанину из литургии и морали, а могли написать только одну литургию. И лишь затем, набравшись жизненного опыта, присовокупить к литургии гражданскую мораль, естественно, выбросив часть литургии, Декалог-то не резиновый. Именно поэтому, естественно, не только из-за Фрезера, сегодня Первозаконие выдается за Второзаконие. Или, другими словами, вместо Второзакония Моисея сегодня весь мир исповедует более раннее Первозаконие, не смущаясь, назову его Первозаконием, за сохранение которого боролся Аарон против Моисея. Вот ведь в чем штука.

Но никто ведь сегодня не осмелится сказать, что автор Второзакония – не Моисей. Но Второзаконие не содержит морали. И это – доказано. Мораль Моисей отдал суду, независимому от бога Яхве и его прихлебателей типа Аарона. Если вы забыли, то напомню: именно Аарона нам «современная школа» представляет как пророка, полководца и судью.  Остальное – в других моих работах.    

Именно поэтому я с такой настойчивостью защищаю Моисея, которого «современная критическая школа» хочет вычеркнуть из ЕЭ, а пока гоняет нас по страницам своей ЕЭ, не найдя ему достойного места, без всяких там «довесков» к имени (см. как выше, так и – ниже).   

 

Мириам

 

Начну с канонической литературы: «Впервые она упоминается в рассказе о раннем детстве Моисея. Когда мать его, в силу жестокого приказа фараона, не могла дольше держать у себя своего трехмесячного мальчика и принуждена была оставить его на реке, старшая дочь ее издалека наблюдала за опущенным в Нил в корзине малюткой, и когда корзина с ребенком была вытащена из воды дочерью фараона, сестра спасенного Моисея предложила царевне привести для него кормилицу из евреек. Привела она свою мать, которой и поручили вскормить собственного ребенка. О жизни М. рассказывается мало. После чудесного перехода израильтян через Чермное море «пророчица» М. пела гимн Господу во главе хора из плясавших и игравших на литаврах женщин. Ее пророческий дар, как и дар Аарона, ставится ниже пророческого дара Моисея. Тем не менее, она наряду с Моисеем и Аароном, считается посланником Божиим для руководительства евреями во время их странствования по пустыне. Далее рассказывается, что в наказание за ропот Μ. и Аарона по поводу женитьбы Моисея на кушитянке (эфиопянке – мое), М. была поражена проказой и вынуждена была быть изолированной на семь дней. Умерла М. на 40-м году после исхода из Египта в городе Кадеше, где и была похоронена».

Мириам по агадической литературе «родилась в то время, когда египтяне притесняли евреев непосильными налогами, поэтому она называется םירמ, каковое слово может также означать «горькие». Она называлась также «Puah» и, подобно своей матери, была повивальной бабкой, в возрасте пяти лет она была уже в состоянии помогать последней. M. называлась также именами: Эфрат, Хела, Наара, Азуба, Иериот, Цогар, Церет, Этнан и Ахархел, которые даны были ей по поводу различных случаев. M. была женой Калеба бен-Иефуне или бен-Хецрон, которому родила сына Хур. Когда она подурнела (отсюда ее имя Хела), муж бросил ее (отсюда имя Азуба); но после она поправилась, выглядела совсем молодой (отсюда имя Наара), и она вернулась в дом мужа. M. была прародительницей царя Давида и Бецалеля, строителя Скинии. Когда М. злословила на своего брата Моисея, она преследовала лишь благую цель продолжения рода человеческого. Евреи ждали из-за М. семь дней, пока она была изолирована, так как и она оставалась из-за Моисея у реки. М. считается также спасительницей Израиля. За заслуги М. евреев в пустыне сопровождал чудесный источник, из которого непрерывно текла вода. Со смертью М. этот источник исчез. Подобно Моисею и Аарону, умерла от небесного поцелуя, так как ангел смерти не имел доступа к ней. Черви также не могут коснуться ее тела. Агада говорит, что М., подобно Моисею и Аарону, умерла за грех у вод Мерибы. Однако, согласно Библии и другой агаде, недостаток воды ощущался евреями лишь после смерти М., когда исчез чудесный колодезь».

Эта цитата, во-первых, приведена для того, чтобы доказать выше изложенные мои мысли относительно «прошлого» Марии. Во-вторых, я обратил внимание на то, что Мария умерла и похоронена в Мерибе (Кадеш). Но ведь именно в Мерибе (Кадеше) там всем троим (Моисею, Аарону и Мириам) был наложен запрет господом их Яхве на проникновение в страну обетованную. И именно здесь произошло «ударение жезлом в скалу для напоения народа», за что и был наложен запрет. К тому же сама Мария добывала где-то поблизости воду из «чудесного источника», который «по ее смерти иссяк». Похоже, что именно в этом месте Моисей окончательно распрощался со своей «родней». Но так как «земля обетованная» все-таки была действующей и реальной землей (Босфором), я уверен, что Моисей дошел туда один и именно там помер. Надо бы поискать его могилу в нынешнем Стамбуле. Не Константином ли он стал?

 

Моисей

 

Статья о нем в ЕЭ большая, только там снова да ладом повторяется то же самое, что и в предыдущих, процитированных мной статьях. Поэтому я буду избегать повторения. Повторю только еще раз, что для Моисея не нашлось статьи просто как «Моисей» – единственный в своем роде (по аналогии с Аароном), а названа статья «Моисей бен-Амран» среди сотни с лишним других Моисеев (Мойш). Это настолько унизительно, что я еще раз об этом пишу. Но если бы только поэтому.

Евреи не любят Моисея. Вот в чем дело. А должны были бы любить, как христиане, индусы и мусульмане как автора «Второзакония», которое я взял в кавычки потому, что оно фактически – Первозаконие. Не тут ли кроется еврейская нелюбовь? Моисей хотел внедрить и внедрил в Греции Второзаконие, на основании которого живет весь сегодняшний Западный мир, но евреи, по-видимому, не хотели этого. Поэтому, не евреи ли затеяли всю эту клоунаду с превращением фактического, истинного Второзакония в Первозаконие по существу? И именно нелюбовь, скрываемая под многословной и пустой внешностью любви, доказывает это. Естественно, эту пустую, многословную рекламу, за которой стоит только желание понравиться, я переписывать не буду, почитайте сами, если хотите. Или вспомните хотя бы «дорогого, умного товарища Леонида Ильича Брежнева» с пятью знаками Героя на груди. Много значат для нас эти слова и звезды?

«Согласно библейскому повествованию, М. дал Тору всему народу израильскому, почему Пятикнижие называется не только «учением Господа», но и «учением Моисея»«. За этими словами абсолютно ничего не стоит, кроме все того же лозунга. Ибо Моисей все-таки дал не только израильскому народу, но и всему миру не Тору и Пятикнижие, а истинное Второзаконие. А если дал Второзаконие, то должно быть и Первозаконие, камушки с которым он грохнул о земь. Только по элементарной логике не может быть, чтобы основные правила жизни людей от Перво- до Второзакония изменились за несколько суток, в течение которых Моисей дважды сходил на гору Хорив.

И вообще, что такое «золотой телец» в том смысле, который мы не забыли до сих пор? Уж не литой из золота или деревянный, окованный золотом,  бог? Как «золотая баба» якобы весом в несколько тонн, из-за которой фактически завоевана Западная Сибирь – чисто аллегорическое произведение мысли. «Золотой телец» - это бог Наживы, каковую в те времена никак иначе нельзя осуществить кроме как войной и торговлей, когда торговые прибыли могли составлять многие тысячи процентов, например, при «обмене» по весу стеклянных бус на золото и алмазы. Зачем тогда воевать, жизни свои драгоценные тратить?  

И вообще, как связать тогда «золотого тельца» с заменой Первозакония на Второзаконие? В Первозаконии есть моральные заповеди, не позволяющие бессовестную торговую прибыль, заметьте, бессовестную, а не разумные издержки торговли. И если евреи сотворили «золотого тельца», тогда Первозаконие с моральными догмами не действовало?  А разве сегодня оно действует, хотя и называется Второзаконием? Действует страх независимого суда и следующее за судом наказание! Но по Первозаконию сам суд в руках бога Яхве, вернее, в руках клана «ааронов». Значит, это зависимый суд.

Моисей убрал из Второзакония мораль! Он оставил там только литургию богу Яхве. И Второзаконие стало служить единственной цели: самоидентификации торгового племени среди всех прочих, неторговых людей. И иной цели у Второзакония нет, и вы не сможете ее придумать. Если, конечно, не захотите уподобиться «жене» из анекдота «стрижено и брито».

Ни в Библии, ни в Торе, ни в Пятикнижии, ни вообще в какой-нибудь исторической книжке не сказано, что, убрав из Второзакония мораль, Моисей эту беспризорную мораль куда-либо пристроил. Но тогда ведь он стал бы дураком, какого свет не видел. Не правда ли? И все те авторы ЕЭ, которые безудержно хвалят как собственную любовницу Моисея, либо лгуны, либо тоже дураки? Но тот неоспоримый факт, что мораль действительно убрана из Второзакония и отправлена как бы в никуда, показывает, что авторы ЕЭ – не дураки, они – лгуны. И именно поэтому не пишут, куда именно отправлена беспризорная мораль. Я ниже поищу это место. У них же самих.  

Вы не забыли еще о «золотом тельце»? Напоминаю: согласно элементарной логике замена Первозакония, в котором запрет на этого «тельца» совершенно явно присутствовал, имеет глубокий смысл только в том единственном случае, если этот «телец» убирается из Второзакония. И «телец» действительно убран. То есть, «телец» стал причиной перехода от Первозакония к Второзаконию как об этом и сказано в Библии. Только причем тут израильский народ? Он ведь не мог «сотворять себе золотого тельца» согласно Первозаконию. Ах, он все-таки «сотворял»? Как не стыдно? Нарушать заповеди Яхве? Разве это возможно для еврея?

А что же Моисей? Пошел на поводу у народа, и убрал эти «невыполнимые» заповеди? Но тогда он не Моисей, а – Аарон, столь любимый евреями! Ведь Моисея раз в десять меньше «оплакивало» израильского народа, чем – Аарона! И даже авторы ЕЭ фактически не нашли Моисею достойного места! Хотя, если мы сумеем до него, спрятанного среди прочих Моисеев, добраться, прочитаем много совершенно пустых восхвалений.

Именно это еще раз доказывает, что Моисей не в никуда отправил мораль, а по совершенно точному адресу – в независимый от церкви суд. (Еще раз ссылаюсь на другие мои работы). Вот и пришлось целым поколениям авторов ЕЭ тщательно вычеркивать и править эти места во всей истории израильского народа, торгового племени. Напоминаю, я их поищу у них же самих.    

«Согласно библейскому повествованию, М. был сыном Амрама и Иохевед; оба происходят из колена Левиина, и Иохевед была теткой Амрама. От этого брака родились Мириам и Аарон, самым младшим был М. Он был на три года моложе своего брата Аарона, и во время его рождения Мириам была уже взрослой».

Эта цитата мне потребовалась для того, чтобы обратить ваше внимание на близкородственные браки евреев, и это встречается в Библии на каждом шагу. Я это связываю не с распущенностью дикого племени, ибо дикое племя почти никогда не помнит своей двоюродной родни. Я это связываю с преднамеренным сохранением благоприобретенных генов, торговых и интеллектуальных. Но так как даже в действительно диких племенах люди знали о вреде кровосмешения (табу на инцест через создание тотема), вся Библия заполнена половыми связями наиболее значительных евреев с далекими «иностранцами». И это есть ни что иное как целенаправленный естественный отбор, что говорит о наследственном интеллекте, возраставшем от поколения к поколению торгового племени в узком проходе между Сциллой и Харибдой.

Кроме того, из факта, второпях пропущенного историками, об очень значительном старшинстве Марии над Моисеем и незначительного старшинства Аарона над Моисеем, я делаю следующий вывод. Мария, вкупе с другими многими фактами, осуществляет собой матриархат, о котом евреи уже начали забывать в связи с тем, что женщина, обремененная детьми, не могла торговать, не «в магазине», а при длительных поездках за товаром. Ибо без длительной поездки невозможно получить сумасшедшую торговую прибыль. Так что мужчины вышли вперед не по тем идиотским причинам, каковые из книжки в книжку переходят (пашня, охота, рыбалка, ибо стопроцентно доказано, что этим с успехом занимаются женщины), а именно по причине начала разъездной торговли. И Аарон, естественно, немного постарше Моисея, ибо он олицетворяет собой Первозаконие тогда как Моисей – Второзаконие. Вспомните, это ведь единственный случай в Библии, исключая Христа, о котором евреи даже не написали ни строчки в ЕЭ, чтобы молодой человек был учителем и наставником и даже командиром более старших «товарищей». Вот поэтому-то я и говорю, что этот факт – второпях пропущен.  

«Выросши при дворе египетского царя, М. не стал, однако, чуждаться своего порабощенного народа». Какого народа? Евреев? Но ведь Моисей – левит, не еврей, каковые только служили евреям (далее смотри об компрадорах, в других работах).

«Через несколько месяцев после исхода из Египта, повествует Пятикнижие, народу были даны десять заповедей на Синайской горе. Но пока M. находился на Синайской горе, где он должен был получить две скрижали завета, народ отпал от Бога и сделал себе золотого тельца». Если бы здесь же было сделано пояснение, какового ненужно делать, можно было бы говорить о беспристрастности ЕЭ.  

«Более всего огорчило М., что восстание Корака было направлено против него лично. Но он и теперь ходатайствует перед Богом за народ, перешедший на сторону Кораха, делая различие между совратителем и совращенной им толпой». Во-первых, эта фраза свидетельствует о том, что не Корах, а Коран, уже процветал. И «лично» это еще более подтверждает. Ибо и Мария, и Аарон «лично» были за Коран, а Моисей – против. Но особенно в таком случае становится понятным «ходатайство» Моисея «за народ», давно уже «перешедший на сторону» Корана. И «более всего огорчаться» стоило именно по этому вопросу. Именно огорчаться, а не жестко подавлять восстание, так как именно «совратителем» был сам Моисей, иначе бы он – подавлял. Второзаконием надо было совращать, а не вводить его указом президента. Историки все тут слегка поставили с ног на голову. Если конечно это можно сделать слегка.     

«С вершины которой он мог окинуть взором всю Палестину. Ему не суждено было вступить в землю, которую он так сильно желал видеть, — он увидел ее только издали. После этого М. скончался, 120-ти лет от роду. В возрасте 80-ти лет он начал свое великое дело освобождения Израиля от рабства и воспитания его свободным народом, и в течение 40 лет он закончил его. Он был похоронен в земле Моаб, но место его могилы осталось неизвестным». Тут у меня три вопроса.

С любой палестинской вершины разве можно окинуть взором Палестину? А если это гипербола, то для нее еще не пришло время, и в Библии так не могли выражаться. А вот если Моисей окинул с горки бухту Золотой рог на Босфоре, то он бы увидел все как на ладони, тут же сообразил бы устроить здесь таможню и назвать это место «страной обетованной». И никаких гипербол! Но разве упертые «книжники» догадаются о таких рассуждениях простых обывателей? Вот и оставили фразу в неприкосновенности, только это было гораздо позднее, когда художественные гиперболы вошли в моду. Может быть, и по этому именно случаю.

Во-вторых, если вы сравните в своей душе «воспитание к свободе» в пустыне (цыганское воспитание), где никакого воспитания «чувства свободы» (кроме воспитания папой и мамой) не может быть в принципе, с воспитанием, например в греческом театре (читайте уже упомянутое, ибо театр – это суд), то вам станет совершенно ясно, что «воспитание свободы» на Босфоре будет в десять раз более существенным и действенным. За те же самые 40 лет. 

В третьих, именно поэтому Моисея ни в коем случае не следовало допускать до страны обетованной. И, следовательно, его надо было умертвить на подходе. Далее. Хотя Моисей и прожил 120 лет, что вполне реально,  но в 80 лет абсолютно невозможно начинать колоссальное дело. Еще невозможнее 40 лет подряд заниматься подготовительной операцией в таких условиях. Но цифры эти навечно застряли в первоначальном папирусе или табличке, примерно как таблица умножения. Мало того, они застряли еще и потому, что из 80 лет примерно половина ушла на обдумывание и формулировку идеи Второзакония, а также – на агитацию и всякие организационные дела. В том числе на поиски местечка «обетованного», на практическое строительство. А последние 40 лет – на конкретное воспитание народа, и даже не еврейского, а «греческого», эллинов, многобожцев. Каковые могли поклоняться при воровстве одному богу, при женитьбе – другому, и так далее. А вот пред судом – все были равны.

И вот тут, кстати, еще одна цитата: «В других библейских книгах М. упоминается главным образом как законодатель, через которого Бог открыл израильскому народу свое учение» (выделено мной). Я понимаю, мне тут же заявят, что это «закон божий», только давайте подумаем. «Закон божий», во-первых, виртуальная штука, смахивающая на подмену понятия, софизм в самом плохом, нынешнем, смысле этого слова. Вообще-то софизм – самое лучшее еврейское слово из придуманных, ибо означает суд, судебные размышления, юриспруденцию. Ибо софет – древнесемитский судья. Софа – возвышение либо ковер – то, на чем судья сидит, возвеличенный. Софит – светильник над судьей, чтобы были видны его страдания. София – судья времен еврейского матриархата и Древней Греции. Софокл – Моисеев судья времен Византии. Во-вторых, закон создается людьми, а – не богом. Бог создает заповеди, примерно как папа с мамой, без объяснений, с ремнем в руках. И именно поэтому применять слово закон к церковным отношениям невозможно, если не хочешь прослыть круглым идиотом, не могущим понять смысла слов. И именно поэтому церковь и ее апологеты так настойчиво и бессмысленно втолковывают нам «закон божий». Закон-то был, созданный Моисеем и от этого не уйти. Вот и начали вывертывать этот закон наизнанку. И смех, и грех.  

«М. в апокрифической и греческой письменности. Библейские книги, повествуя о M., тщательно избегают всего, носящего легендарный характер». Во-первых, никакой «тщательности» тут нет – достаточно вспомнить «напоение народа», «жезл» и «казни египетские». Во-вторых, видно, что создателей ЕЭ очень беспокоят очень уж конкретные практические шаги, каковые они выбросили из жизни Моисея, назвав, например, суды «греческими театрами». Только этим я и могу объяснить «избегание легендарного характера» в данном конкретном случае с Моисеем, не обращая никакого внимания на всех остальных, с «легендарным характером». Но и это – немало.  

«Сказочными подробностями изукрашены жизнь и деяния М. в «Книге Юбилеев». Так, когда М. находился на горе Синае, Бог открыл ему прошедшее и будущее человеческого рода. Это находится, вероятно, в связи с пересказом в Пятикнижии предостережений, которые М. дал еврейскому народу на будущие времена». Ради бога, не подумайте, что я эту цитату привел, чтобы еще раз подтвердить предыдущий абзац. Такой мелочной нужды у меня нет. А вот тот факт, что «предостережения» и «будущее человеческого рода» не конкретизировано наводит на мысль, что стоило бы о них узнать. Неужто Моисей предсказывал нынешнюю западную демократию, основанную на его Второзаконии? Неужто он предостерегал от возврата к Первозаконию?  Но ведь то и другое свершилось! Демократия вросла. Закон стал никому, насколько это возможно, не подчинен. Но и Первозаконие ведь непобеждено.

«Пока М. подрастал в доме царской дочери, его отец Амрам преподавал ему Св. Писание». Черт возьми! Мама Моисея ходила во дворец фараона кормить грудью своего сыночка, папа его ходил туда же учить, сестричка Маша все это организовала, в том числе и старшего братца на посылки. И вообще, причем тут фараон? Могли бы дома все это делать. Но фараон все же нужен, потому, что простой египтянин, от сохи так сказать, не смог бы даже начать столь грандиозное свершение. Вспомните хотя бы, что смогли сделать несколько россиян после ввода войск в Чехословакию кроме как выйти на Красную площадь, где их через минуту арестовали и посадили в тюрьму. Поэтому семейка, выдвинувшая Моисея, должна быть по властным возможностям не ниже фараонской. Но и она не смогла победить у себя дома и именно потому, что никогда на Земле до сих пор не случалось демократии снизу. Это, на первый взгляд, спорное утверждение, подробно рассматривается и доказывается в других моих работах, в частности в файле «Мусса в Европе».

«Чем более евреи приходили в соприкосновение с язычниками, тем более они возвеличивали М.: он мудрейший и величайший человек, который когда-либо жил; от него идет все знание и мудрость; М. изобретатель алфавита; от него алфавит заимствовали финикияне и передали дальше это изобретение; египтяне вообще все свои познания получили от M.; греки также многому научились у M.; согласно легенде, они называли его Мазаисом, который был учителем Орфея, автором множества полезных изобретений и творцом отдельных отраслей знания: письменности, строительного искусства, военного искусства и философии; М. был первым учителем географии; он также инициатор государственного устройства; он создал лучшие гражданские законы».

Этот панегирик надо не к Моисею отнести, хотя он и организатор всего этого, а – к евреям в целом. Ибо он собрал своих высокообразованных единомышленников-евреев, монолитных как скала, прибыл фактически в «чистое поле деятельности», слегка разбавленное аборигенами, сидевшими в пещерах, и создал центр демократии, к которому буквально через несколько десятилетий присоединилось (не в государство, а в образ жизни) почти  все прибрежное Средиземноморье. Именно на этом фоне позднее «Платоновская» академия Козимо Медичи создала виртуальную Римскую империю, на бумаге, а не в действительности. Особенно мне в этой цитате нравится «он создал лучшие гражданские законы». Все-таки признали, что изъятие Моисеем из Второзакония морали сопровождалось созданием суда, вообще юриспруденции. Недаром греческие «театры» и «цирки» появись вокруг всего Средиземноморья, на самом бережку. Только не забудьте, что именно Второзаконие и Независимый Суд позволили так фантастически быстро наращивать научно-технический прогресс, искусство, образование народа. А Козимо Медичи, создав католичество в 1445 году, отбросил юг Западной Европы в «мрачное средневековье», каковое по сути – Первозаконие.   

Следующую цитату я привожу как доказательство: «Мысль об еврейском происхождении всякой мудрости, первым учителем которой был М.  Систематически развита еврейско-александрийским философом Аристобулом, учителем Птолемея Филометера. Греческие философы Пифагор, Сократ и Платон заимствовали свое учение у M. Поэты Гомер и Гесиод многое почерпнули из Пятикнижия, так как греческие мудрецы были знакомы в греческом переводе с существенными частями Пятикнижия еще до того, как оно все было переведено на греческий язык по повелению Птолемея Филадельфа. Во всем этом мы встречаемся с историческим убеждением, что еврейская культура древнее греческой. И в противоположность мнению греков, что только они одни способствовали развитию человеческой культуры, образованные еврейские писатели подчеркивали тот исторический факт, что иудаизм и учение М. — более древние и что последние представляют собой более крупное явление в истории человеческой цивилизации».

Перечисленные имена и не перечисленные, такие как Аристотель, Соофокл – все птенцы гнезда Моисеева, и тут уже не важно, евреи ли они по происхождению. Все-таки евреи в большинстве своем торговцы и банкиры, но именно они под воздействием Второзакония финансировали учение и совершенствование поэтов, юристов и инженеров. Потому что был на это спрос как следствие независимого суда, а главной церкви не было. Евреи исповедовали Второзаконие, освобожденное от моральных догм и функций суда, и поэтому оно служило теперь только объединяющей менталитет евреев силой. Рядом стоял храм Афродиты, полон-полнешенек своими приверженцами и так далее, включая христиан. Только историки потом все это извратили, присвоив Византии исключительно христианский ярлык. Но во главе всего этого стоял живой человек, руководитель не страны, но нового порядка вещей – Моисей, иначе бы Филон не назвал его как живого и близкого «совершеннейшим человеком», примерно как Путина дружно избирают нынешние россияне, совершенно не понимая, что такое демократия.     

А вот дальше – фальсификация, беспардонная и, в общем-то, глупая: «Слава, сообщенных им (Моисеем – мое)  божественных законов проникла до крайних пределов обитаемого мира. Но его личность недостаточно известна. Греческие писатели молчат о нем из недоброжелательства. Филон описывает жизнь М., придерживаясь библейского рассказа, но разукрашивая его поэтическими подробностями. Совершенно новый момент в биографию М. внес Иосиф Флавий своим рассказом о войне, которую вел М. с Эфиопией. Основанием этой, вероятно, тоже весьма древней легенды послужило то обстоятельство, что М. имел жену-кушитянку, — под страной Куш понимали Эфиопию. По рассказу Флавия, после того как египетское войско было разбито эфиопами, царь упросил свою дочь, чтобы она разрешила М. принять предводительство над египетской армией. М. победил эфиопов и осадил их главный город Сабу. Дочь эфиопского царя Тарбис полюбила Моисея; мир был заключен под условием, что М. женится на эфиопской царевне, после чего он вернулся в Египет».

Да не слава «божественных законов проникла до крайних пределов», ибо эта слава дуроломств католицизма вбивалась в умы палкой как и любая другая идеология, от Первозакония до идеологий Гитлера, Ленина и Сталина. Слава фантастического скачка экономики и научно-технического прогресса проникла. Слава независимого и беспристрастного суда проникла. Слава беспрецедентно широкого скачка искусств. И совершенно естественно, что среди всего этого скромная личная жизнь Моисея не могла перекрыть всех этих слав, если не описывать его любовные похождения, дворцовые дрязги и пиры. А вот на Иосифе Флавии – высокопоставленном «римлянине» якобы иудейского происхождения можно прямо сказать, что это в том виде, который нам всем ныне доступен, – подделка, вернее – переделка, а еще точнее – поделка «Платоновской» Академии Козимо Старшего.  Точно такая же, как поделка Лиона Фейхвангера о самом Флавии. Как-нибудь я к этому еще вернусь. Конечно, у Лже-Флавия есть какая-то основа от неизвестного нам Флавия, только нам от этого теперь не легче: с наскока между строк не прочитаешь. А про эфиопскую принцессу читать интересно только любителям сплетен, а не истории. В целом же, специально обращаю ваше внимание, все до единой греческие рукописи, бывшие в Константинополе в момент завоевания его Магометом II, выкупил у него никто иной как Козимо Медичи. И направил их в свою «Платоновскую» академию на переделку, вернее на «переплавку», и они по неосторожности сгорели. Так что довольно много книг, «переведенных» с греческого на латынь, пришлось вновь переводить на греческий.   

Я много сил положил на таких писателей как Флавий (см. другие работы), действовавших не тогда, когда якобы они жили, а с момента создания «Платоновской» академии, грубо говоря с 1438 года, и чуть ли не до наших дней. Вот еще один образчик: «Из полемики Иосифа Флавия с ним (Аполонием Молоном – мое) мы не можем точно усмотреть, что он писал против М., но он, надо думать, нападал, главным образом, на учение М.». Или вот: «Самым злостным клеветником на еврейство и М. был Апион, который в середине первого столетия вел борьбу с александрийскими евреями. Он собрал все, что когда-либо писалось врагами еврейства. В ответ на все эти написанные на греческом языке сочинения Иосиф Флавий составил свой известный труд о древностях еврейского народа («Против Апиона»), в котором он выставляет М. как мудрейшего законодателя. Это не помешало, однако, позднейшим греческим и римским писателям (в том числе и Тациту) распространять дальше свои вздорные выдумки».

Только при всем этом надо иметь в виду, что все это происходило не в «первом столетии», а в – пятнадцатом-шестнадцатом столетиях. Апион писал не против Моисея, а против католического христианства Козимо Медичи, а «Флавий» тут же ему отвечал. Потом вся эта «переписка» «отсылалась» в тот самый первый век. Это следует, во-первых, из так называемой новой хронологии, которую я просто вынужден поддерживать в общих чертах из-за ее логики. Во-вторых, в «Платоновской» академии Козимо служили некие (см. другие работы) Поджо Браччолини и Марселино Фичино, способные подделать даже современные деньги со всеми их многочисленными степенями защиты. Они так ловко работали, что мы до сих пор путаем Второзаконие с Первозаконием.     

Лично мне интересна связь Моисея не с Палестиной (Палестина никогда не была родиной евреев как торгового племени), а с Йеменом и западом нынешней Саудовской Аравии, там, где находится Мекка. Но авторы ЕЭ ведь об этом не знают. И поэтому пишут: «Пребывание М. в Эфиопии, где он достиг высшей власти, агада относит ко времени после бегства М. из Египта (я знаю, что это бегство – чушь). Этот эпизод из жизни М. передается различно. Эфиопский царь, который в агаде носит имя Кокиана, не вел войны с Египтом, как утверждает Иосиф Флавий (об этом персонаже вы уже знаете), но боролся с арабскими племенами Синайского полуострова (этот полуостров и ныне чист от людей как слеза ребенка) и с Сирией. На время похода эфиопский царь оставил Билеама (Валаама) в качестве правителя страны. Когда Кокиан, вернувшись с победоносной войны, хотел вступить в свою столицу, Билеам не впустил его, провозгласив себя царем. М. был в лагере эфиопского царя, найдя у него убежище после бегства из Египта. После года осады М. завладел городом. Между тем царь умер, и его вдова вышла замуж за М. Время, проведенное М. в качестве правителя Эфиопии, определяется в 40 лет. Этим сроком заполняется время между бегством М. из Египта и возвращением его туда (ему было тогда 80 лет). Весьма вероятно, что все это древнего происхождения, но относится не к Эфиопии, а к мидианитскому Кушу. Флавий уже не знал этого Куша и ошибочно название страны переводил словом Эфиопия». Может быть, и даже, скорее всего – не ошибочно, а целенаправленно.

Вот именно, это мне и требовалось. Приведу, чтобы доказать, несколько разрозненных предложений, вызывающих мой интерес, из статьи в ЕЭ: «Мидиан — четвертый из сыновей Авраама от Кетуры. Это имя производится от корня «суд» или «споры». Мидианит Иитро предлагал Моисею реорганизовать суд. По мнению некоторых исследователей это  указывает на развитие правовых понятий среди этого народа.  В Медианите имеются следы древней культуры, главным образом широко развитого горнозаводского дела (добывание драгоценных металлов). Страна Мидианитов лежала к востоку от Египта и к югу от Палестины. Птолемей упоминает в своей географии местность Мидиана на восточном берегу Красного моря» (выделение – мое).

Во-первых, страна на восточном берегу Красного моря, лежащая к востоку от Египта и к югу от Палестины это, несомненно, древнейший округ, включающий в себя Мекку и Медину, а горнозаводское дело по производству драгоценных металлов дает повод для больших споров при дележке.

Во-вторых, школьники знают, что медиана делит противоположную сторону треугольника посредине, умеющие абстрагироваться математики добавят, что это соответствует посреднику, а я, везде видящий свой интерес, добавляю, что первоначальный еврейский суд и есть посредник в торговом или имущественном споре, так как торговля без частного права невозможна.

В третьих, первоначальное население Медины (по-арабски ранее Геджас и Ятриб) какие-то амаликитяне, которых «вытеснили» именно евреи, причем во времена Моисея. Мало того,  с первыми в истории Земли мусульманами, появившимися на свет именно здесь, эти евреи жили душа в душу. Текст приводить не буду из-за его длинноты, но вы можете заглянуть в ЕЭ сами.

В четвертых, я забыл вам сказать, у Авраама с Кетурой кроме уже упомянутого четвертого сына Мидиана, естественно, был и третий сын – Медан. По-моему, из двух-то имен Медана и Мидиана можно не только геометрическо-юридическую медиану сконструировать, но и город Медину. К сожалению, в ЕЭ Мекленбург и Мексика есть, а вот Мекки нету. Будто евреи о ней отродясь не слыхали. Мало того, и Геджаса с Ятрибом нет. Геджас есть в БСЭ (вся эта святая для мусульман область во главе с портом Джидда), а Ятриба и там нет. Я не понимаю только, зачем ЕЭ употребляет такие слова, которых нигде не найти. Но главное не в этом.

Доказана несомненная связь Моисея с восточным берегом Красного моря, с населенными евреями такими древними городами, что никто не помнит когда они возникли. И именно здесь впервые на Земле появилось частное право, или покажите мне другое такое же место. При этом надо иметь в виду, посмотрите на карту, что Медина и Мекка близки к Йемену, но далеки от Палестины, а на западном берегу Красного моря, в Египте нет ни одного порта и вообще – ни одного населенного пункта, куда бы можно было приплыть из Джидды. А ведь евреи никогда не расставались со своими кораблями (ковчегами), в них они хранили свои  камни с Декалогом и даже завезли деревянные свои корабли в разобранном виде на Нил и положили на хранение в подземелье пирамид. Выходит, что Красное море пересекалось в районе Баб-эль-Мандебского пролива, напичканного островами, в сторону Эфиопии. Затем деревянные корабли-ковчеги разбирались на составные части, ранее скрепленными веревками, затаскивались на Эфиопское плато, а потом спускались по Нилу, на порогах разбирались и ниже порогов вновь собирались. А дальше – Средиземноморье.

Все это описано у меня в других работах, я только не сообщил там, что готовенькое частное право поступало в Египет и сплавлялось в Средиземноморье.   

«Арабская легенда ничего не знает о пребывании М. в Эфиопии.  <…> … на сороковом году жизни М. вернулся в Египет. Когда М. вернулся в Египет, его отец Амрам уже умер; мать Иохебед была еще жива. Аарон занимал высокий пост во дворце фараона, и М. спал во дворце, в покое своего брата».

Во-первых, Моисей женился не в Эфиопии на царевне, а в – Медине. И именно в Медине Моисея «попросили» заняться распространением частного права. В Эфиопии он был, так сказать, проездом. Во-вторых, к этому времени умерший «египетский отец» Амрам не имеет к Моисею никакого отношения. В третьих, «мать» Иохебед хотя и жива, но тоже никогда не рожала Моисея. В четвертых, апологет Первозакония Аарон в Египте – большая шишка. В пятых, две большие шишки, большие умницы Моисей и Аарон, познакомились, подружились, обменялись мнениями по устройству мира, рассорились на почве понимания роли и взаимодействия религии и права. И стали противниками, хотя Моисей и «спал в покое своего брата». В шестых, Моисей со своими единомышленниками, не теряя драгоценного времени на дурацкое сорокалетнее блуждание по пустыне «в целях приобретения чувства собственного достоинства», поплыл по Нилу на Босфор. В седьмых, см. выше, и я не зря назвал свою историю логической.      

«Еврейская религиозная философия занимается не личной жизнью М., но познанием М. как пророка. Интересен взгляд Иегуды га-Леви, совпадающий в известной степени с мнением древнейших еврейских авторитетов (Мехильта к Исх., 12, 1; Sсhem. r., гл. 42; Б. Батра, 121б; Таанит 30б): Израиль получил свое значение не благодаря М., наоборот, М. — благодаря Израилю. Поэтому евреи не называются «моисеевцы», а народом Божиим (Кузари, II, 56). Поэтому Иегуда га-Леви не признает слишком большого различия между М. и другими пророками».

И верно все это, и – неверно. Моисей и левит (богслужитель), так как очистил Второзаконие от морали, передав ее суду, и – не левит, так как ограничил распространение власти левитов на судебные решения. Моисей – еврей, так как все его знания – еврейские, «благодаря Израилю». Но он и – не еврей, так как отнял у евреев право на Первозаконие, благодаря которому евреи себе на пользу до сих пор дурачат народы исламом, буддизмом, христианством.

Именно поэтому у евреев такое двойственное отношение к Моисею. Большинство из них, будучи людьми умными, понимает величие Моисея. Но злы на него за демократию, для которой он дал основу. И именно поэтому евреи никогда не превозносят Моисеево частное право, мало того, даже не упоминают о демократизме Моисея, целиком и полностью сосредоточившись на перевирании его Второзакония.

Смотрите сами: «То обстоятельство, что именно через него была дана Тора, объясняется тем, что тогда наступил момент открыть народу божественное учение, до того времени известное лишь особенно благочестивым людям. Авраам ибн-Эзра видит пророческое преимущество М. в том, что ему Бог открылся непосредственно. Но пророческое познание Бога Моисеем также имело различные степени; наиболее ясно он познавал Бога в те 40 дней, когда он принимал Тору (к Исх., 34, 22—23); ни до, ни после него ни один человек не был так близок к Богу (ib.). Пророческое превосходство М. над всеми другими пророками Маймонид возвел в основной догмат иудаизма. Другие пророки воспринимали божественный голос через посредство ангела (т. е. посредством представления), между тем как М. воспринимал его непосредственно, т. е. путем философского познания (ib.). Нахманид видит преимущество Моисея также в свойстве его пророческого познания: он познал Бога не в его творении, как другие пророки, но в его собственной природе (комментарий к Числ., 12, 8). Подобных же воззрений держатся Альбо и другие еврейские религиозные философы средних веков и последующих столетий».

Вы сразу же плюнете на эту галиматью, как только вспомните все то, что я доказал в своих работах:

1.       Здесь Первозаконие выдается за Второзаконие.

2.       Первозаконие содержит в себе как литургию, так и мораль, что ставит наши мозги нараскоряку:  природная и неизбывная, зачастую вынужденная аморальность не уживается с честным отношением к богу. Мы должны его просить простить наши прегрешения, тогда как чувствуем, что должны быть наказаны.

3.       Моисей для любителей бога во Второзаконии оставил только право и правила любить его, никак не связывая эту любовь с практической своей жизнью. И душа стала спокойной, так как любить можно, не беспокоясь больше ни о чем. Врожденный стыд (как у животных), врожденная агрессивность в борьбе за выживание (как у животных) остались вне этой любви.

4.       Моисей для всех, абсолютно для всех, ввел единообразное правило справедливости, каковая никогда не может быть полной и всеобъемлющей. Он это правило не придумал, не дал наподобие бога, он просто ввел в обязательный порядок жизни давно известное частное право. Каковое не могло родиться нигде больше, как только в торговом племени.

На фоне изложенного так жалко выглядят «еврейские религиозные философы средних веков и последующих столетий».   

Хотел на этом закончить, однако мне попалась еще одна фраза из «современной критической школы», позволяющая отразить еще одну сторону Моисеева демократизма. Вот эта фраза: «Ни в коем случае только не надо отожествлять монотеизм с семитским народным характером (Ренан), так как, за исключением евреев, все семитские народы были политеисты».

Сам я уже критиковал Ренана неоднократно, в том числе и за богом данные внутренние ощущения, присущие евреям, так как все это определяется средой и способами приспособления к ней, а не богом. Но не в этом дело. Дело в том, что политеизм – естествен, а монотеизм – искусствен. Но для того, чтобы это понять, надо начать с матриархата, каковой, ни один историк не будет «против», – первичен. Я это подробно рассматривал в других своих работах, в том числе в книге «Загадочная русская душа на фоне мировой еврейской истории», здесь же изложу только выжимки.

Первое удивление у мужчин вызвано матерью, окруженной детьми, взявшимися как бы из ничего. И преданностью этой первичной семьи друг ук другу, в своем кругу, в котором нет места взрослым мужчинам. Отсюда – матриархат. Но материнских семей много, отсюда – многобожие богинь-матерей. Но самая многодетная мать-богиня – первейшая как по общественной силе семьи, так и по уважению к ней. Отсюда – объективная реальность в виде главной богини-матери, каковая у всех без исключения народов, где известна многоплодная свинья, именно с ней и ассоциировалась. В том числе и у семитов и евреев в частности. Поэтому многобожие и единобожие как бы шествуют рядом, бок о бок, только единобожие чуть отстает. Это – одна сторона проблемы.

Было бы смешно, если люди обращали бы внимание только на многодетных женщин. Вулканы, пожары, необычные или страшные с виду природные места, необычно высокие деревья, непобедимые животные и так далее – вызывали тот же самый эффект. Случайные и неслучайные события со всем этим связанные и запомненные, вызывали некоторую боязнь, а боязнь – осторожность. Осторожность же вырабатывает предусмотрительность, предусмотрительность – магию. Вот вам многобожие во всей своей красе. Но вулкан, например, и лев – самые опасные, а значит – самые главные. Дело пошло вновь к единобожию. Только здесь надо заметить, что у разных народов, например, вулкан может быть и мужского, и женского рода. В среднем же то, что сильнее женщины – мужской род, сравните их мускулатуру.

Как умным людям всего этого не заметить? А, заметив, как ловким людям не воспользоваться?  Именно поэтому многобожие стало сужаться, как естественным образом, так и – искусственным. Но только из этого не вытекает переход от матриархата к патриархату. Ибо богини-матери вполне могли сосуществовать с вулканами-мужиками, так как слово «отец» вообще пока неизвестно. И в каждом роде мог быть главный бог. Только первенство здесь кому-либо из них отдать трудно. В отдельных ситуациях главный бог – женщина, в других – мужчина, без пересечений или в едва заметных пересечениях.

Стоянка женщин, окруженных детьми, здесь, естественно, хозяйка – женщина, а главная из них – богиня, богиня-мать. Мужчина же, пришедший удовлетворить страсть, – гость, иногда желанный, а иногда и – не очень, потому он – раб. Сперва раб своей страсти, потом – просто раб. Женщин держит на своей стоянке вместе постоянная необходимость взаимопомощи при воспитании детей, мужчин же держит вместе только временная необходимость, например, убийство мамонта. Поэтому мужские сообщества эти непрочны и постоянно переформируются. Вот это и есть матриархат. И нет никакой причины, чтобы он прекратился.

Что касается забившего нам всем мозги перехода к патриархату в силу разделения мужского и женского труда (охота там, рыбалка, вспашка зяби), то это совершеннейшая чушь. Доказано, хотя бы мной, что земледелие придумали и осуществили женщины, одомашнили животных – тоже они, В силу своей клановости на постоянном месте. Рыбачат женщины не хуже и не реже мужчин, посмотрите хотя бы на японцев позапрошлого века. Остается охота, но это настолько неопределенное событие в смысле дохода, что сами мужчины вполне могут перемереть без помощи женщин. Так что и здесь нет причины, чтоб прекратился матриархат.

Именно поэтому, когда Моисей добрался до Босфора, а его потомки оккупировали торговыми точками все берега Средиземного моря, там царствовал матриархат во главе с богинями-матерями. И Моисей ничего этого не запретил, наоборот понастроил аборигенам множество каменных храмов. Замечу, вперемешку с судами, каковые до сих пор называются «греческими театрами». И еще замечу, что все это было не до «нашей» эры, а всего лет за сто до эпохи, начатой Козимо Медичи. Поэтому именно ему надо было начинать «бороться с ведьмами». Но не успел, ближайшие потомки его – закончили. (Подобнее – в других работах).

Итак, развалины храмов Афродиты вперемешку с развалинами судов Моисея показывают, что Моисей ничего не имел против политеизма. А его Второзаконие, истинное Второзаконие, декларирующее только литургию в качестве любви к богу, почему мы должны отождествлять только с Яхве, Христом, Аллахом, Афродитой, Шебой и так далее?  Ведь ни на одной развалине храмов не написан ни один упомянутый бог. И все прочие. А если где-нибудь, не на храме, а в книжке, и написан какой бог, например Яхве, то это – бессовестная позднейшая подделка. И развалины храмов не дадут соврать. Но не только развалины.

Позволю себе еще раз процитировать Фрезера (эта цитата использована мной в нескольких работах): «Вопрос о составе этой древней версии декалога (Второзакония – мое), вообще говоря, не порождает никаких споров между библейскими критиками; некоторые разногласия существуют лишь относительно тождественности одной или двух заповедей, да еще о порядке изложения остальных. Вот перечень заповедей, даваемый профессором К. Будде в его «Истории древней еврейской литературы» и основанный на версии декалога в 34 главе Исхода, за исключением одной заповеди, изложенной, согласно его параллельной версии, в Книге завета:

1.       Не поклоняйся иному богу.

2.       Не делай себе литых богов.

3.       Все первородные принадлежат мне.

4.       Шесть дней работай, а в седьмой день отдыхай.

5.       Праздник опресноков соблюдай в месяц, когда заколосится хлеб.

6.       Соблюдай праздник седьмиц, праздник первых плодов пшеничной жатвы и праздник собирания плодов в конце года.

7.       Не изливай крови жертвы моей на квасной хлеб.

8.       Тук от праздничной жертвы моей не должен оставаться всю ночь до утра.

9.       Самые первые плоды земли твоей принеси в дом господа бога твоего.

10.   Не вари козленка в молоке матери его.

Таков же перечень заповедей, предложенный Вельхаузеном, с той лишь разницей, что он опускает «шесть дней работай, а седьмой день отдыхай» и вместо этого вводит «соблюдай праздник собирания плодов в конце года» как самостоятельную заповедь, а не часть другой.

Профессор Кеннет дает, в общем, такой же список заповедей, но в отличие от Будде он выделяет в особую заповедь праздник собирания плодов, а в отличие от Вельхаузена удерживает закон субботнего отдыха;  в противоположность обоим он опускает запрет «не делай себе богов литых». В общем, его конструкция декалога основана также преимущественно на версии, содержащейся в 34 главе Исхода, и представляется в следующем виде:

1.       Я – Иегова, твой Бог; не поклоняйся иному богу.

2.       Праздник опресноков соблюдай: семь дней ешь пресный хлеб.

3.       Все, разверзающее ложесна, принадлежит мне, также и весь скот твой мужского пола, первенцы из волов и овец.

4.       Соблюдай мои субботы; шесть дней работай, а в седьмой день отдыхай.

5.       Праздник седьмиц совершай, праздник первых плодов пшеничной жатвы.

6.       Праздник собирания плодов совершай в конце года

7.       Не изливай (буквально – не убивай) крови жертвы моей на квасной хлеб.

8.       Тук от праздничной жертвы моей не должен оставаться всю ночь до утра (Исх.23,18). В другом месте (Исх.34,25) этот закон ограничивается пасхальной жертвой.

9.       Самые первые плоды земли твоей принеси в дом господа, бога твоего.

10.   Не вари козленка в молоке матери его.

Какой бы из этих вариантов декалога мы не взяли, каждый из них резко отличается от привычной нам версии десяти заповедей. Моральные нормы у них совершенно отсутствуют. Все без исключения заповеди относятся всецело к вопросам ритуала. Все они имеют строго религиозный характер, определяя самым скрупулезным образом мелочные подробности отношений человека к богу. Об отношении человека к человеку не говорится ни слова. Бог выступает в этих заповедях перед людьми, как феодал перед своими вассалами. Он требует от них строгого исполнения всех повинностей, а их внутренние взаимоотношения, поскольку они не касаются этих феодальных обязанностей, его нисколько не интересуют. Как все это не похоже на замечательные шесть заповедей другой версии: «почитай отца твоего и мать твою. … Не убивай. Не прелюбодействуй. Не кради. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего. Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего» (конец цитаты).

Это – Второзаконие, и в этом напрочь исключается любое сомнение, читайте Фрезера. Только Фрезер настолько ошеломлен, что заканчивает свое исследование сумасшедшим заключением примерно такого характера. Это, несомненно – Второзаконие, но так как я не могу в это поверить, то это – Первозаконие, а Второзаконие то, где имеются «замечательные шесть заповедей».

Я недаром привел две редакции, вторая с именем собственным – Иегова (Яхве), хотя вполне мог бы привести только первый вариант, в котором имя бога не упоминается. Но Иегову, сходите сами в русскую православную церковь, упоминают как «русского» бога, хотя он – Яхве, еврейский бог.

 

А теперь, когда собственное имя бога уже не имеет значения (оно либо общее для всех, либо его просто нет), спросим себя: можно этот декалог использовать по отношению к Кибеле, Афродите, Зевсу, Христу или Аллаху? О Яхве я уже не говорю.

Если уж ты стал ходить в храм Кибелы, держа в руках свой окровавленный детородный орган, то «не поклоняйся иному богу». Если ты сделал себе «литого бога», то перейди к декалогу № 2, там это можно. «Самые первые плоды» нужны любому богу. Праздники и субботы – тоже, иначе к богу с подарками некогда будет ходить. Ну, и так далее. Прибавьте сюда целенаправленное «совершенствование» декалога каждой из церквей по мере утекания от них прихожан, и вы неизбежно придете к заключению, что Моисей был не просто демократ, он был самый первый и самый великий демократ.

Что касается перехода к главному богу мужского пола, то я об этом уже кратко сказал выше. Кому этого недостаточно, может обратиться к другим моим работам, связанным с функционированием торгового племени.

 

                                                                                                             19.11.04.        

Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

 



Hosted by uCoz