Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

В основном о Картаусовом царстве

 

В основном о Картаусовом царстве

 

Еще немного языкознания

 

У меня и без этого много работ по языкознанию, но для комплекта надо еще одну. Пресловутая индоевропейская семья языков и не менее пресловутое афразийское дерево языков, от неправильного изучения которых у лингвистов окончательно свихнулись мозги, я рассматривал в других своих работах, и у меня получилось, что все эти языки родились усилиями торгового саудовско-йеменского племени, в просторечии – евреев. Как это происходило, я рассказал в других своих работах, в частности в книге «Загадочная русская душа на фоне мировой еврейской истории» и статье «Языкознание».

В данной работе я хочу показать, как взаимосвязаны звуки и графика этих языков, но расширю их вплоть до японского и корейского. Заранее обращаю внимание читателя, что те языки, в которых до самого последнего времени не было графики, оказались как раз у тех народов, в среде которых никогда не было евреев, проживавших там на правах торговцев. В тех народах, у которых возникла графика языка, торговцы частью ассимилировалась среди местного населения с целью возглавить и покорить эти народы под своей невидимой властью, частью остались при своем боге Яхве, живя средь народов собственными ядрами, ядрами прогресса.

И еще один постулат, который все и без меня знают. Если из любого народа Земли взять ребенка с соской во рту и переместить его в любой другой народ лет на десять, то по языку его нельзя будет отличить от окружающих его местных детей. И это несмотря на то, что у всякого народа есть сотни, если не тысячи особенностей в звуковой речи, всякие там шипящие, звенящие и прочие особенности произношения звуков букв и частей слов. Отсюда вывод, что присущие данному народу звуки слов – местный обычай, возникший исторически, скорее всего от подражания звукам местного животного мира. Контакты народов вырабатывают на границе ареалов совместно используемые звуки в речи, но тут надо учесть одну особенность. Современные физики говорят, что электрический ток – это не просто движение электронов, иначе им пришлось бы бежать по проводам со скоростью света, а некая эстафета. Причем участники ее даже не бегут свой отрезок пути, а просто подталкивают друг друга локтем, оставаясь на месте и передавая палочку – электрический ток. Так как электроны стоят вплотную друг к другу, локоть к локтю, то у них передавать ток получается намного быстрее – 300000 километров в секунду. Но электрический ток по сравнению с речью людей – такая простая односложная штука как, например, «ой», дескать, больно. И больше никаких особенностей.

Теперь представьте себе, что этим «электрическим» способом надо передать «от локтя к локтю» все многообразие человеческой речи. Ясно ведь, что не получится, как игра в «испорченный телефон», когда 10 человек шепотком по цепочке передают друг другу какое-нибудь слово, и выходит, что первый человек передал «лопата», а последний в цепочке услышал уже «утюг». Это ведь тысячи раз проверено. Поэтому таким методом распространять одинаковые «индоевропейские» слова от Индии до Европы невозможно. Надо, чтобы было нормальное движение «электронов» со скоростью света, как учили в школе на заре прошлого века. А мы ведь знаем, что числительные от двух до семи и даже до десяти во всей индоевропейской семье языков – одинаковы, местоимения «я» и «ты», «мой» и твой» – тоже одинаковы. И даже меры длины, объема и веса – тоже практически одинаковы. То же самое можно сказать и об афразийском дереве языков. Но кроме этих названных слов все остальные слова, 98-99 процентов – совершенно разные. Вот поэтому я и говорю, что одинаковые слова в этой «семье» и «дереве» разнесло торговое племя, ибо приведенные слова кроме международной торговли ни на что больше практически не годны. А если и годны на микроуровне, для подсчета выловленной рыбы или сбитых с ветки бананов, то и они были бы у всех индоевропейских народов совершенно разные. Точно так же и со словом «мое-твое», «мое» еще до продажи, а после продажи уже – «твое». А уж длину ступни (фут), локтя (аршин), меры объема – пригоршни (фунт) и так далее сам, как говорится, бог велел сделать международными, ибо на всей Земле от Индии до Гибралтара и Ла-Манша они одинаковы. Причем доказательства их международности – те же самые, то есть торговля, причем именно международная. Итак, все это доказывает, что индоевропейская семья языков произошла от торговли.

Перейдем к письменности. Скажите мне, за каким чертом она нужна отдельно взятому народу? Не любовные же записки писать. Ах да, забыл, надо же еще сначала сказать о самой человеческой речи. Она тоже отдельно взятому народу-племени нужна как собаке пятая нога. Ведь даже собаки в общении между собой прекрасно обходятся без членораздельной речи. И даже самые высшие обезьяны различают 50-60 звуков, необходимых им для общения. И не стараются расширить свой «словарный» запас. А австралийские и прочие аборигены? Они же тоже обходятся без «лишних» слов. И не только аборигены в джунглях, но и  так называемые северные народы, живущие в изоляции от остального мира. Да возьмите простую семью, где муж и жена целый день «общаются» простыми междометиями.  Но вот когда начинается межплеменное общение, словарный запас тут же расширяется, каждый из народов начинает понимать, что некоторые слова им тоже необходимы, притом оказывается, что у соседа это, данное слово более ловко придумано, надо бы его не позабыть.  Но, опять же, без сквозной торговли, которую взяли на себя евреи, это межплеменное общение было бы только на самом контакте племен, не проникая в их середину. В результате более широкий запас слов был бы только как смазка в подшипнике – тонким слоем. Итак, постулирую, развитие многообразной человеческой речи – дело торгового племени, прочесывающего народы как расческа волосы. И именно ему в первую очередь нужна многословная речь, в частности для обольщения товарами. И именно они втягивали прочесываемые ими народы в эту гонку за все новыми и новыми словами. Возьмем хотя бы алгебру – науку переселенцев (торговцев), известную во всех уголках Земли.

Теперь можно переходить к письменности. Вы заметили, что я уже писал, что письменность изолированным северным народам была ни к чему. А евреям туда до последнего времени ехать и учить их правописанию, было холодно. Добавлю, что так называемая индоевропейская семья языков идентифицируется в основном именно по письму, а не по звукам, так как в звуках языков сам черт ногу сломит. Вернее даже, что ученые выбирают нечто среднее, чрезвычайно приблизительное по звуку, а потом пытаются отождествить это с закорючками. Которые, в свою очередь, чрезвычайно приблизительны, так как писались лет пятьсот подряд, притом как курица лапой. И отдав все силы отгадке этих ребусов, ученые совершенно забыли о главном, как говорится, откуда же ноги растут? А главное состоит в том, что надо составить общую линию методологии, которая бы непротиворечиво соответствовала всему объему накопленного материала. Вот о ней и забыли.

Эта общая линия методологии у меня получилась следующей. Торговое племя из Йемена направилось на восток и запад, на юге – океан, на севере – их покинутая родина. Проливы меду Аравией и Индией с одной стороны, и Эфиопией – с другой, узкие и как сельди в бочке напичканы островами, в прямой видимости друг от друга. Так что компаса не надо. Берега Красного моря от Йемена – Эфиопии на север даже ныне пустынны, так что и в те времена евреям там нечего было делать, плавать не к кому. Берега Персидского же залива и сегодня населены густо, так же как и Индия. И я не думаю, что в те времена там было пусто от  людей. Центральная Азия вблизи гор – тоже очень благоприятное место для людей, подробности у меня в других работах. Вот только добраться до Тихого океана из Центральной Азии не так просто, хотя есть причина сделать туда постоянный путь. Это – обычная поваренная соль, которой на всем тихоокеанском побережье днем с огнем не сыщешь. А недалеко от устья Волги ее даже сегодня добывают миллионами тонн на озерах Эльтон и Баскунчак. Как видите, за столько веков не истощилась. И не истощится впредь. Что касается западного колена торговцев, то из Эфиопии ему прямой путь по Нилу в Средиземноморье, а оттуда можно опять разделиться на два колена, на Гибралтар и Босфор. Это и есть первая предпосылка.

Вторая предпосылка состоит в том, что любой народ любит свой климат, и если нужда его заставляет расширяться, то делает он это только по параллели своей родины на сколь угодно большое расстояние, предпочитая не соваться без крайней необходимости по меридиану, ни в ту, ни в другую сторону. Я это доказал в своей упомянутой книге, но, собственно, и так называемый географический детерминизм, который очень не нравится коммунистам, говорит об этом же, только непоследовательно и глупо. Ибо он торговлю принимает не так как я – основополагающим толчком в развитии цивилизации, который было так же трудно изобрести как самолет до нашей эры, этот детерминизм вопреки здравому смыслу считает, что торговлю так же легко изобрести как глиняный горшок. Об этом у меня – в других работах. Поэтому торговое племя прежде всего внедрилось на Ближнем Востоке, Центральной Азии и Индии с одной стороны, и в Эфиопии и Египте – с другой стороны. Вот и получилось, что так называемая «заря цивилизации» образовалась именно в этих краях. И как будто случайно, хотя таких крупных случайностей в природе нет, и не было, бывают только флуктуации вокруг математического ожидания случайной функции. А функция, как известно – закономерность. Выходит, что «заря цивилизации» – закономерность. Флуктуации же возникли в языках и в письменном их выражении. Но пока о флуктуациях не буду.

Третья предпосылка состоит в том, что сначала было слоговое письмо. И хотя лингвисты это заметили раньше меня, объяснить как следует они не смогли. Дело в том, что во всех языках, до единого, слова распадаются на слоги, основой которых служат согласные звуки-буквы, а окраской или тембром – гласные звуки-буквы. Поэтому слогов, вообще говоря, на Земле – бесчисленное множество. Ибо у народов не только гласные звуки, но и согласные – почти у каждого – свои. Но вот у отдельных народов этих слогов – раз, два, и обчелся. Во всяком случае, не слишком много, порядка 40-60. Поэтому любой народ может свою небогатую речь комбинировать из этого небольшого числа слогов. И когда любому народу придет в голову мысль создать письмо, то он, безусловно, не буквы придумает (отдельно гласные и согласные), а именно этот небольшой набор слогов, которые можно с успехом комбинировать по правилам математики для многообразия речи и письма для своего узкого круга. Что касается математики, то каждый школьник знает формулы перестановок, размещений, сочетаний, числа получаются сумасшедшие. 

Из этого следует, что письмо у отдельного конкретного народа никогда не перейдет из стадии слогового в стадию буквенного письма, так как незачем. Слоги каждый народ обозначат определенными закорючками и дело с концом до тех самых пор, пока не возникнет торговля, то есть международные отношения. И отсюда следует ряд важных выводов и вопросов. Во-первых, за каким чертом народам потребовались вместо слогов отдельно гласные и согласные буквы? Ответ тут может быть только один – из-за проникновения языка в язык, когда число слогов стало приближаться, а затем и превышать гласные и согласные буквы, вместе взятые. Так что букв надо было иметь все-таки меньше, чем самих слогов. Но проникнуть друг в друга языки с Ла-Манша и Бангладеш в Северную Пальмиру просто так не могли, их кто-то должен был усиленно переносить как клубнику самолетами из летнего полушария Земли в зимнее полушарие.

Во-вторых, обратим внимание на те народы, у которых до сих пор письменность в основном слоговая. В первую очередь сюда относится еврейское современное письмо, которое за тысячелетия почти не изменилось. И в нем же всего меньше этих дополнительных закорючек. Другими словами, это письмо до сих пор практически слоговое. И заметим здесь же, что еще лет 40 назад большинство русских евреев не умело произносить, например, букву «ж», почему их и дразнили еще в моем детстве «узе». Это они так произносили слово «уже». Как и следовало ожидать из моей теории, на втором месте по слоговому письму стоит Индия. С той лишь разницей, что у них часто к согласному звуку добавляется непременное русское «Х»: кха, гха, сха, тха, пха и так далее. Второй особенностью индийского языка является то, что по всей Индии слоги речи и произношение письменных знаков одинаковы, а вот обозначение их закорючками в каждой области-штате – совершенно различное. Настолько различное (нет одинаковых в 9 областях), что невольно приходит на ум тайнопись, раз созданная, чтобы другие не могли прочитать, да так и заскорузла. Опять же, как и следовало ожидать, нос в нос с Индией по слоговому письму стоит так называемая арабская письменность, читаемая от Камбоджи до Гибралтара. И как ни странно, – корейская. Но, в том-то и дело, что у меня в книге «Загадочная русская душа…» четко прослежен этот «путь соли», который без торгового племени не мог образоваться. Тем более что некая часть корейцев до сих пор живет около Балхаша. И в связи с этим возникает естественная гипотеза, все это объясняющая.

Все это первый этап распространения торгового племени, расческа только вошла в волосы Земли. Но так как Второзакония еще не было, то и произошла ассимиляция этого племени и восшествие его ко власти прочесываемых народов, создание людоедского правления народами. И не беда, что в еврейском языке не было многих звуков, которые употребляли аборигенские народы в своих языках. Ассимилировавшиеся евреи быстренько создали новые слоги и их обозначение на бумаге. Тем более что они с детства говорили на местном языке. И тут самое время перейти к третьему.

Хотя, вставлю несколько слов о слоговом письме на Западе, до сего дня. Мне, например, заметно, что в так называемых романских языках достаточно много звуков речи изображается на бумаге двумя-тремя, а то и четырьмя буквами. Вы, надеюсь, тоже это заметили, поэтому примеров приводить не буду. Это говорит о том, что речь все-таки развивается не на письме, а в произношении. Потребовался новый звук в речи, прибывший из-за границы, так как без него уже нельзя обходиться, и его начинают немедленно широко применять. И никому нет дела до того, что для этого звука нет буквы для изображения его на бумаге. А те, которым надо столько же писать, сколько говорить, то есть торговое племя, начинает ломать голову над тем, как обозначать этот звук в накладных, прейскурантах и заемных записках. Хороший выход – сочетание букв, слитно и непрерывно произнесенных, которые напоминают этот звук, например, «Щ» или звонкое «Х» вместо простого выдоха как английское «Н» (эйч). Но народы есть консерваторы (англичане) и сверхреформаторы (русские). Англичане века два думают, прежде чем придумать новую букву, поэтому у них так мало букв, и так много буквосочетаний. В итоге англичане вообще пишут, судя по звукам букв, совершенно не то, что говорят. Русские же, напротив, с каждым новым звуком речи, попавшим им в оборот, вернее в рот, придумывают ему новую букву. Поэтому у нас и есть более тридцати букв. И нам этого мало. Зато у нас практически нет буквосочетаний, обозначающих новые звуки речи, мы сразу же им придумываем букву.  В глаголице и кириллице у нас даже было столько букв, что их пришлось за ненадобностью выбросить. Ибо для практически одних и тех же звуков речи у нас было по две, а то и по три буквы. Кстати, на этой основе тоже можно сделать кое какие выводы, окромя консерватизма нации, но здесь я этого делать не буду. Места надо много.   

Итак, в третьих. Разберемся в значках, обозначающих элементы речи. Я не буду срисовывать сюда значки из энциклопедии, но они у меня почти для всех народов живущих и вымерших перед глазами. И каждый из вас может тоже это сделать. Когда сделаете, обратите внимание на то, что все перечисленные виды письменности, включая «древнееврейский», имеют значки округлой, сильно заковыристой формы. И чем отсталее сегодня народ, тем в них «фиоритур» больше. Сам же «древнееврейский» язык имеет значки, отличающиеся от всех остальных, как нынешний  «лаконичный» стеклобетон отличается от рококо и барокко. То есть, евреи со временем не стали тратить даром свой труд, но округлость – все та же. Ибо они не играли в буквы, а использовали их по прямому назначению, для торговли, для прейскурантов, счетов, долговых расписок и так далее. И самое интересное, что в этом ряду я нашел место русской, так называемой глаголице, которая вроде бы по истории ровесница кириллицы, но почему-то почти сразу же «вышла из употребления», не успев туда войти. И тут же я вспомнил две вещи, которые совершенно некуда втолкнуть в историю. Про еврейскую букву «алеф – бык – альфа» и про хазарский язык.

Историки накрепко вдолбили в нас, что первая еврейская буква «а», называемая «алеф», названа так по слову «бык», «телец». Вторая «бет» – «бета» – «дом», третья «гиммель» – «гамма» – «верблюд». Среднее значение – это уже «греческое», которое яснее ясного показывает, что еврейское и греческое – одно и то же. Только «греческое» уже из моисеевой колонны евреев. Но не в этом дело. Давайте откроем английский и немецкий словари, можно в придачу к ним открыть русский Словарь иностранных слов. Так еще будет смешнее. Так вот, по-английски elephant – это слон, по-немецки elefant – тоже слон, а вот «русское слово иностранного происхождения» элефантиаз – (от греч. elephas – слон) – слоновость, утолщение кожи. Уже смешно? Если нет, тогда объясняю. Это отчего же у «греков», отродясь не видевших слонов у себя дома, слово и буква «элеф» стали обозначать слона? Ведь «алеф» по-древнееврейски – бык? И зачем, спрашивается, и немцы, и англичане слона начали величать прилагательным элефант – слоновый, а не существительным алеф-элеф – слон? И вообще, зачем англичанам понадобились две одинаковые буквы для одного звука «Ф», то есть «ph» и «f»? Никак произошло из латыни, которая – то же, что и греческий, и то же, что и древнееврейский, и индусский, и арабский. В общем – «индоевропейский».

Как хотите, но меня такое объяснение не устраивает. Особенно то, что как-то скрывается, что элеф все-таки слон, а вовсе не бык. Если бы было так, то и на «романских» языках алеф обозначало бы бык. И доскакало же это слово из Индии до Ла-Манша. Хотя могло доскакать и из Африки, но у меня нет под рукой африканских, «семитско-хамитских» (Сима и Хама помните?) словарей. Проще было бы предположить, что родина евреев – в Индии, но я это буду объяснять в дальнейшем, а пока рассмотрю «алеф-элеф» еще с одной стороны. Дело в том, что это слово-знак очень напоминает еврейское «эл» - бог, «элоим» - боги, то есть главный бог или главные боги, в общем, самый большой бог или боги из всех имеющихся в наличии, верховное божество, главное и большое, первостепенное. В Аравии больше быка ничего нет, в Индии – больше слона. А теперь давайте вспомним, что как в еврейском, так и в арабском языке как бы к месту и не к месту употребляется в начале слов в виде непременной приставки и даже в собственных именах «ал» или «аль». Всем известна Аль-Кайеда, аль-араб (самоназвание арабов), Эль-Иллях (по-нашему Аллах) и даже Эль-Регистан, поэт. И даже Илиада оттуда же. Для наглядности просто перечислю, за справками отправляю в словари: эль-ин (эллин, вроде бы грек), Эллора (Элура, Эль-Лура) – храмы и скульптуры древней Индии, элонгация – максимальное удаление звезды от юга. Эль-Аламейн (Египет), Эль-Аси – река, Эльбрус, Эльбурус, Эль-Голеа, Эльдорадо и много раз т.д. и т.п.

Перейду к «хазарскому» языку, который частично ответит и на вопрос о действительной родине евреев. Тут еще смешнее. Оказывается, никто ныне не знает, и никогда не знал хазарского языка. Так, во всяком случае, считает советская энциклопедия. Ибо все, что известно об этом языке, сосредоточено всего лишь в «приписке к письму на еврейском языке, выполненной енисейско-архонскими буквами». Вот по этой «приписке к письму» на неизвестном языке неизвестными буквами и «восстановили» ученые хазарский язык. Причем ни об «енисейских», ни об «архонских» буквах энциклопедии ничего не известно. На реке Енисей по-моему тоже. А архон вообще никто не знает что это такое. И не много  ли приписке в несколько слов придать значение целого языка? Злополучным хазарам я посвятил чуть ли не половину своих работ, так как они оказались впоследствии нашими правителями. Поэтому процитирую энциклопедию полностью, что она знает о так называемой глаголице, которая, как я сказал выше, здорово напоминает своими финтифлюшками все девять индийских алфавитов, не считая «арабской вязи», грузинских и армянских букв. Итак: «глаголица, одна из двух древнейших славянских азбук. Почти полностью совпадая со второй славянской азбукой – кириллицей – по алфавитному составу и расположению, звуковому значению и названиям букв, глаголица резко отличалась от нее формой букв. О древнейшем виде глаголического письма можно судить лишь предположительно, так как дошедшие до нас глаголические памятники не старше конца 10 века. Это Киевские листки, Зографское евангелие и другие памятники. В отличие от кириллицы, на основе которой возникли русская, болгарская, сербская и другие системы письма, глаголица просуществовала недолго, причем главным образом у юго-западных славян (в Хорватии и Далмации)». Все, как видите, кавычки закрыты и стоит точка.

Если бы столь скудные сведения дала «Британника» или французская энциклопедия, я бы не удивился. Все-таки не их азбука, и для сведений англичан и французов этого достаточно. Не про мореплавание и не про вино и сыр все-таки. Но русская энциклопедия, которая должна «глаголем жечь сердца людей», притом своих собственных людей, и которая посвящает всякой ерунде, наподобие социалистического реализма, десятки своих страниц «ин-фолио», - постыдна по самой своей сути. Корень «гла», «гол» - это же чуть ли не главная основа русской речи. Голос, «глас вопиющего…», гласность и даже глава-голова и разглагольствование, не считая еще многих десятков основополагающих русских слов имеют свое происхождение от этого корня. И вдруг – всего несколько строк, притом и в тех немногих безбожно врут, направляя нас с юга и из центра России в Далмацию. Кому не лень лезть в энциклопедию, увидят, что эта азбука сильно напоминает, как я сказал, и грузинские, и армянские, и иранские письмена, а, значит, пришла к нам именно оттуда, оттуда же пришли хазары, а потом с мифическим Ильей Муромцем и Дмитрием Донским и его казаками-разбойниками в основном «жидовских» кровей начали «царствовать над Москвою» как Гришка Отрепьев. И именно поэтому ни о «хазарской» глаголице, ни о самих хазарах русской «истории» ничего не известно, «документов» нет. Как же? Императоры Романовы все пожгли, а потом советская власть еще и все следы на Волге и Доне затопила при строительстве бесполезных и даже вредных «искусственных морей» и столь же бесполезных гидроэлектростанций, дающих мизерный электрический ток. Подробнее у меня в других работах.

Вы, надеюсь, не забыли, что я этим закончил в третьих. Поэтому, в четвертых, перехожу к трудностям в связи с возникшим многообразием типов и видов слогов по мере движения евреев из Аравии на три стороны света, четвертая – Индийский океан. И везде, включая Россию, Китай и даже Японию с Кореей, где происходила ассимиляция мирных завоевателей-торговцев на основе Первозакония в элиту аборигенов, происходила метаморфоза еврейского языка на местный лад, но с включением в этот местный язык огромного количества новых, торговых и управительных  слов, в том числе и ранее чуждых им гласных звуков-букв, так как без них обходиться было все труднее. И письменные языки этих стран-народов становились все более похожими на современное письмо, с полным набором положенных букв. Правда, происходило это не сразу, не вдруг, а после долгих проб и ошибок. Об этом говорят, например, кавказские звуки-буквы двойного звучания «дж», «дз», звук «щ», который в общем-то «счш», но «дж» и «дз» – это еще арабские звуки. Особенно трудно пришлось глаголице, а затем и кириллице. Тут черт ногу сломит. Все эти «носовые юсы малые», «носовые юсы большие», «йотированные юсы малые», «йотированные юсы большие» никак не хотели переходить в «я» и «ё», столь любимые будущим русским народом. Путаница между «г» и «х» вышла тоже немалая, но наконец все как говорится «устаканилось», уже после октябрьской революции. Но опять же, заметьте, всяких многочисленных точек, закорючек и «галочек» над и под буквами в письме народов с людоедской формой правления очень мало, только «ё» и «й», в остальных языках, особенно в западных, их гораздо больше. Заметьте и то, что буквы-звуки «ё = йо», «йя = я» и другие из корейского языка по «соляному пути» сумели попасть аж на Волгу, а, может быть, и наоборот, ручаться не буду. Корейский звук-буква «ый» оказалось на «святой Руси» в виде многочисленных окончаний слов. Значит, «соляной путь», который сдуру зовут «шелковым», от Баскунчака до Тихого океана все-таки был. Был он и в сторону Босфора, поэтому пресловутая Далмация, «виноватая» согласно БСЭ в нашей «глаголице», тоже почерпнула немало из хазарского словаря. Тем более что вскоре этот путь соли был заменен на «путь русских рабов» в торговый порт Кафу через «Тихий» Дон, но об этом у меня в других работах.

Подытожу эту часть связью языков с формой людоедского правления. На первом этапе внедрения торгового племени в народы, когда оно только-только начинало внедряться в аборигенскую власть, наблюдался самый значительный всплеск языка, письменности, наук и искусств в элите этих народов. Отсюда «древние» японское, китайское, среднеазиатское, персидское и так далее «возрождения», красоте и совершенству которых мы до сих пор удивляемся. Но потом все это застыло, да так, что сегодняшний средний уровень просвещения и культуры всех этих народов вызывает сожаление и озабоченность ООН. В буквах остались все те же совершенно излишние финтифлюшки, дамасскую сталь забыли, как варить, самое алгебру знает несколько человек из многих миллионов. Вот это и показывает, что людоедская форма правления истощает народные силы без остатка, превращая народы в простой «тягловый» скот, который несгибаемо верит в загробные райские кущи в одном из двух заоблачных высот: мусульманской или христианской, основанных на Первозаконии. Индусы же ждут, когда же они родятся в очередной раз в «форме» правителей.

Таким образом, проникновение торгового племени в новый народ приводит к ренессансу этого народа в целом, но как только это племя добирается до правления народом, оно начинает лениться, запершись в гаремах, и требует все больших и больших народных жертв для своего ублажения, для строительства никчемных пирамид и прочих никчемных же «великих строек коммунизма». Желания правителей начинают опережать народные возможности, наступает ступор. И этот ступор переходит в регресс, если не найдется месторождений нефти, газа или алмазов. Если вы обратите внимание на прошлое и нынешнее время Юго-Восточной, Центральной Азии и Ближнего Востока, включая бывший СССР и даже Египет, то сомнения в выше сказанном у вас отпадут.

Я в этой статье не успел сказать о своей приверженности к новой хронологии истории, особенно к тому ее направлению, которое начинает историю Земли не ранее 10 века новой эры и даже настаивает, что эту историю надо, вообще говоря, начинать с 13 века. И замечу, что новая хронология эта мне очень нравится, но абсолютно не нравится так называемая «новая интерпретация» самой истории, конкретных событий, которую пропагандируют без всякого на то основания, авторы этой хронологии. Я это говорю здесь потому, что мне нравится своя собственная «интерпретация» всех событий, начиная с библейских, которая целиком и полностью основывается только на одном прочесывании народов конкретным торговым племенем. Подробности у меня в других работах.

Совсем другая история случилась с Моисевым и Иисуса Навина «воинством», которое прибыло на Босфор, обещанный им богом Яхве в качестве «земли обетованной» за согласие на Второзаконие. Построив тройные стены и поставив там ворот, натягивающий цепь через пролив, «воинство» зажило припеваючи. С каждого корабля совсем ни за что брали пошлину, и на основе бесплатного сыра начали развивать науки и искусства. От скуки. Ведь все евреи были начальниками. Местные же «греки» работали у них на кораблях, на складах, на погрузке и так далее. И, разумеется, тесали камни. К своей «науке побеждать» евреи их не допускали. Вот почему «греческий» язык точь в точь – еврейский. Но греки читать на нем не могли, так как у них в «греческой» их речи нужны были другие звуки-буквы, а евреи их им специально не придумывали, так как жили своим миром в полном соответствии со Второзаконием и «кошерной» своей пищей. «Греки» толком не понимали даже что такое «элеф» или «алеф», ведь у них не было слонов. Хотя, быки были. Поэтому, вполне может быть, что сами евреи переименовали свою первую букву-слог, назвав его быком. Все-таки давно они ушли из Индии, вернее, из Египта, где невдалеке слоны тоже водились.

О том, что евреи не допускали «греков» к своим таинствам говорит хотя бы тот факт, что у греков свирепствовало многобожие, матриархат и прочие прелести первобытной жизни в виде промискуитета в их храмах. Как и у «древних» латинян, то бишь будущих итальянцев. Но это же самое подтверждает и тот факт, что Второзаконие именно то, что я о нем говорю, вера для внутреннего потребления евреев.

Но, как говорится, шила в мешке не утаишь. Постепенно сведения торгового племени проникали из него в окружающую среду «греков», притом проникали без их прямого желания и участия. И это можно доказать на примере «греческой» письменности. Нынешние лингвисты говорят, что еврейская письменность не употребляла гласных букв, а «подразумевала» их при употреблении самих согласных. И это полуправда. Правда же состоит в том, что евреям не нужны были гласные буквы в отдельности, так как у них было слоговое письмо, состоявшее, как я сказал выше в заранее выбранных слогах, в состав которых входил комплект согласных и гласных звуков. И каждый из этих слогов обозначался одним определенным значком. Точно такое же положение было в арабском языке, недаром ученые утверждают, что арабы и евреи читали письмена друг друга без переводчиков. И недаром в тех странах с людоедским правлением, где евреи сели в правители, они быстренько приспособили письмо к нуждам данного языка. Древние «греки» же, не получив всего этого от обособленных от них в своей идеологии евреев Моисеева «розлива», вынуждены были догадываться. Ибо слишком охота была писать как пришельцы. Современные историки и лингвисты говорят, что, так как у евреев не было гласных на письме, то «греки» использовали  тоже одни согласные, но у них из всего этого получалась сплошная ерунда, вроде нынешнего ребуса. Называлась она «трудностями огласовки». То есть аборигенская речь имела совершенно другие слоги и «подразумевать» автоматически гласные звуки в составе слогов с теми же самыми согласными звуками, что у евреев, было совершенно невозможно. Но ума вроде как пока не хватало на то, чтобы создать гласные буквы и перейти полностью от слогового к буквенному письму. Поэтому сложилась странная ситуация, как говорят историки.

«Греки», дескать, писали одними согласными буквами, заостряю, не слогами как евреи, а именно – буквами, но только – согласными. А гласные буквы, дескать, «подразумевались» между согласными. Постепенно это мнение распространилось и на самих евреев и арабов, дескать, они тоже имели письмо буквенное, а не слоговое, причем гласные звуки у них «подразумевались легко» среди согласных, а вот «грекам» не повезло – у них гласные «подразумевались» как попало, без каких-либо заранее выработанных правил. Какую хочешь гласную, ту и «подразумевай». В результате получилась сплошная ерунда. Все тексты, как еврейские с арабскими, так и «греческие» с «латинскими» надо было «огласовывать», а вот как это сделать по единым правилам, никто не знал. Поэтому «огласовывать» приходилось, как бог на душу положит данному, конкретному «огласователю». То есть, сколько «огласователей», столько и прочтений одних и тех же закорючек.

На самом деле так происходить не могло, за таких сплошных дураков «греков» все-таки держать нельзя. Но, держали, потому что это было очень выгодно историкам, эдаким путем можно было «прочитать» то, что хочешь, а не то, что написано в действительности. И этот способ «прочтения» древних закорючек как раз совпал со знакомством «византийских греков», то есть моисеевых евреев, с евреями же, но только с «персидскими». И прочими «месопотамскими», но главным образом, с «хазарскими», которые давно уже себя евреями не считали. Они давно уже числились истинными арабами и даже всякими там «тюрками» как «хазары», возглавлявшими людоедские власти соответствующих народов.

И это был взрыв общения народов, но несколько однобокий. Людоедские власти «азиатской формации» предпочитали не появляться на Босфоре, им и дома было хорошо в своих гаремах. Но торговая часть этих властей вынуждена была там появляться, главным образом для транзита соли в Западную Европу, потом – для транзита рабов, когда соль потеряла актуальность. То есть это был контакт в одной точке – Константинополе, который и представлял собой всю, так разрекламированную впоследствии историками, Византию, каковой вообще в природе не было. И как там писали в действительности то ли евреи, то ли греки, с «огласовками» или без оных – неизвестно. А вот бассейн Средиземного моря к этому времени был весь пронизан торговым племенем, через каждые полсотни километров берега стояли их городки и пристани, от Константинополя до Гибралтара. И псевдоним у них был – «греки». Поэтому «греческий» язык широко практиковался, внедрялся в местные племена, но пока без письменности, просто – на базаре.

Слово «греки» еще потому внедрилось, что в действительности сами евреи давно уже не плавали по Средиземноморью, не царское это дело, у них для этого были «греки» из местных племен. И только с «греками» торговое племя, в конечном счете, постепенно ассимилировалось, во всяком случае, по языку. И получился еврейско-греческий язык. Но сами эти «греки» на всем пространстве Средиземноморья столкнулись с такой массой языков, что никакие правила «огласовки» уже не помогали. Между прочим, «греки» с одной стороны познакомились с «арабским» языком на черноморских подступах к Константинополю, а с другой стороны – в Александрии на устье Нила. Естественно, в последнем месте язык уже был египетским. Но и сами «греки» давно уже были не евреями со Второзаконием в руках и головах, а помесью со свободой религии: у одних Зевс с компанией, у других – все тот же Яхве, разъединственный. Пора вновь переходить к языкознанию.

Именно поэтому у историков по всему Средиземноморью народы легко переходили с греческого языка на будущую латынь, которую даже итальянцы ни один не понимает. А все дело в том, что историки представляют себе народы Средиземноморья сплошь грамотными, как сегодня, тогда как писать и читать могли лишь торговцы, им это надо было позарез. Остальные обходились вообще базарным и домашним набором слов, и без всякой там письменности. Но до латыни было еще далеко. Надо было дождаться Козимо Медичи. Именно он совместно с католичеством создал и латынь, естественно, не своими руками.

Я, кажется, остановился на невозможности «огласовок». Да в них и не было нужды, это потом все историки навыдумывали. Восточное колено «израилево», которое ассимилировалось в народах Востока, переводя их на людоедское правление, делало это постепенно, медленно, последовательно один народ за другим. И языки совместно с письменностью приняли свой законченный вид в каждом из народов. Моисеево же колено сделало это сразу и вдруг, «оккупировав» огромные пространства Средиземноморья с их огромными же различиями в языках. И последствия этого взрыва не замедлили сказаться в реорганизации письменности. «Оккупировав» я недаром взял в кавычки. Просто появилось множество торговых точек на всем этом пространстве, где начали говорить не по-местному и, разумеется, писать. И именно тогда же появилась буквенная письменность с полным набором согласных и гласных букв, естественно, не за три дня. Сперва, конечно, греческая, которую я с этого места перестаю брать в кавычки. Но сперва о самих устных словах. Хотя в звуках слов речь на 70-90 процентов была еврейской с пропиткой их средиземноморскими словечками, но писаться она начала двояким образом. По-еврейски – слогами, по-гречески – буквами. Притом для еврейского языка потребовались под и над буквами-слогами дополнительные значки, чтобы отражать его новые звуковые приобретения из Средиземноморья. А для греческого языка стали обходиться одними буквами, но не без трудностей.

Первая трудность была в том, что сам греческий язык без еврейского был, как говорят, ноль без палочки. Слова–то больше чем наполовину все-таки еврейские. Кроме того, греческий должен был впитать в себя средиземноморские звуки речи, совсем не свойственные еврейскому языку. Поэтому древнегреческий язык сохранил в себе на первом этапе частично слоговое письмо еврейского,  слоги dz, th, ks, ps, mp, nt, которые, естественно, потеряли бывшие еврейские гласные звуки, входившие в них, так как теперь в распоряжении греков были сами гласные буквы, которые можно было вставлять, куда следует. Кроме того, в греческом письме появились устойчивые буквосочетания, расцвет которых достиг в английском языке. Эти устойчивые буквосочетания из греческого затем перекочевали во все так называемые романские языки, например, ks. И причину эту я вижу в том, что сами евреи, жившие согласно Второзаконию своим узким кланом, не принимали никакого участия в формировании романских языков. Эти языки формировались по попугайскому или обезьяньему типу, объяснять принципы которого я не собираюсь.

Поэтому самая большая сложность вышла со звуком в русском произношении «в», так как и в романских языках этот звук не совсем отчетлив. Он до сих пор, не поймешь, то ли «в», то ли «б», то ли «ф», скорее какая-то мешанина из этих звуков, с нюансами, которые русское ухо не воспринимает. И я считаю, что это на совести евреев.  Дело в том, что в еврейском языке (я говорю о древнееврейском, ибо современный еврейский – что-то вроде эсперанто) есть четкое «б» в слоге «бэт», вернее даже  «бт», но нет четкого «в». Слог «вав», который характерен и для арабского языка, или даже просто «вв», так как и евреи и арабы любят сдвоенные согласные звуки совсем как корейцы. Притом он еще и почти что «ф», почему греки и вынуждены были писать его как «ph», хотя этот звук лучше интерпретируется русским «пх». И только сегодня романские языки выработали для него свой собственный знак «f». И даже сегодня не поймешь полуостров у нас на карте Аравийский или Арабийский. Звук или слог «алеф», «альф» или просто «аль» или «эль» вообще не понадобился в Европе, поэтому «α» просто стала гласным звуком «а», потеряв свое значение в арабско-еврейских словах как «аль-араб» (самоназвание арабов) и прочих с такой же приставкой. 

Развитие письменности в западной Европе было настолько бурным, притом без контроля этого процесса евреями, что для тех народов, которые не успели вовремя попасть в этот клуб, пришлось к латыни, которую ввел Медичи вместо греческого,  чуть ли не к каждой букве добавлять сверху и снизу дополнительные закорючки, ужасно портящие их письмо до сих пор.

Наконец, я обещал с помощью этого языкознания показать, что именно евреи с Аравийского полуострова, а не индусы с Индийского полуострова, изобрели письменность и распространили ее на всю Землю. Притом двояко: на основе Первозакония и на основе Второзакония. Собственно мне и языкознание для этого понадобилось. Дело в том, что если бы индусы понесли письменность в мир, то они взяли бы с собой и навязали остальным народам свои слоги-звуки kha, gha, cha, tha, dha, pha, bha и так далее. Мало того, они четко бы разделили у всех народов, особенно романских, звуки va и ba, в том числе и у самих евреев и арабов. Но они же этого не сделали в «индоевропейских» языках. А вот древнееврейские огласовки ha, ho, he, hu и так далее через некоторые мытарства все же оказались в составе романских языков. Правда, у одних народов как у англичан h почти не произносится, напоминая простой выдох воздуха из груди, у других же – достаточно четко обозначается, почти как южнорусское мягкое  «г».  Но вот  упомянутые еврейские звуки, соединившись с кашляющим произношением индусов, вполне могли начать по-индусски «кашлять», тем более что евреи в первую очередь пошли согласно географической теории именно в Индию, и это было очень давно. Так что Индию из распространителей письменности я вычеркиваю. Можно на эту высокую должность назначить Египет, но только один факт одновременного использования и иероглифов, и букв на одних и тех же камнях, если это не подделка, заставляет их тоже вычеркнуть из изобретателей и распространителей письменности. Ибо и иероглифы, и буквы, используемые одновременно, показывают, что это привнесено на «пустую» землю и для какого-то, чьего-то удобства применено. Но это – большая тема, не влазящая сюда, может быть, я займусь ею отдельно. Можно предположить, что письменность пошла из Персидского залива, Месопотамии, Ирана. Места там неплохие для этого. Там народы на берегу моря и в горах жили достаточно вольготно, что напрочь исключает их умственное саморазвитие, от жиру голова лучше не начинает работать, хуже – сколько угодно. Но, сразу же за берегом моря, в пустыне, условия для экстремального выживания уже хороши, надо не семь, а семьдесят семь раз отмерить, прежде чем отрезать. Беда в том, что истории в этих местах никогда не были известны так называемые торговые племена, а вот на границе Йемена с Саудовской Аравией – известны, «Британника» не даст соврать. И именно поэтому я и настаиваю, что письменность изобретена именно там и распространили ее евреи из этих самых мест.

Когда все это знаешь, что я написал выше, как грустно читать, например, Т.Г. Черниенко: «…приведем здесь параллельно финикийский и произошедший от него еврейский алфавит. Алфавит еврейский, как и арабский, возник на основе арамейского алфавитного письма, отделившегося от финикийского». Нагородив еще кучу галиматьи, приводит цитату из А.Г. Беловой: «Учащающиеся контакты аравийских племен с иудеями и христианами на севере…» И далее: «Консонантная (только согласными буквами) система и именная морфология сближают язык эпиграфических памятников с собственно арабским в той же мере, что и с южноаравийскими языками древней Аравии. <…>  Итак, хотя говорить об иудейском (еврейском) влиянии на современный арабский язык не приходится, можно говорить о таковом на древние диалекты, использовавшие древнюю письменность».

В книге «Русь и Рим» авторы Носовский и Фоменко цитируют Д. Косамби: «…в книге по истории культуры Древней Индии пишет: «В Индии, по существу, не сохранилось так называемой исторической литературы... В Индии мы располагаем лишь туманной народной традицией и очень малым количеством документальных данных, более ценных, чем данные мифов и легенд. Эта тради­ция не дает возможности восстановить имена всех царей. То немногое, что сохранилось, настолько смут­но, что до мусульманского периода почти ни одна дата, связанная с любым персонажем истории Индии, не может считать­ся точной... Все это заставляет некоторых вполне се­рьезных ученых утверждать, что Индия не имеет собст­венной истории».

Эти ученые думают до сих пор, что письменность была специально создана для описания царств, лирики и поэтики, но никак не для торговли. И именно поэтому такие же в точности ученые погубили десятки тысяч глиняных табличек, так как они были посвящены не правлениям царей, а всего лишь представляли собой прейскуранты, долговые расписки, дарственные, завещания, что было так «мелко» для столь «крупных» ученых, которым разом подавай табличку с «империей Александра Македонского», не меньше.

 

…и немного русской истории, связанной с языкознанием

 

Начну по преемственности  с предыдущим разделом статьи с так называемой Зырянской азбуки, «найденной историографом Карамзиным в архивских бумажниках Миллера № 1994, взятая из древней рукописи о житии Св. Стефана Епископа Великопермского», как сам об этом пишет Карамзин (см. ниже).

 

Тут сразу же бросается в глаза следующее. Во-первых, «историограф» пишет свое имя уже в 19 веке не Карамзин, а «Карамоин», посмотрите сами. То есть букву «з»  он пишет в своей фамилии не как положено по-русски «з», а по-зырянски или великопермски «о». Посмотрите сами на 7-ю букву Зырянской азбуки под названием «зата», которую квадратным образом никто, конечно, писать не будет, а округлит ее наподобие нынешнего «о». Далее, сама буква «о» (вторая во второй строке) сильно напоминает латинскую «h» и ей нет «длинного» имени, которое я бы ей присвоил, не сомневаясь, как «ох». И это будет близко к тому, как не называют, а именно читают (произносят) ее немцы – «х» в словах «хенде хох» – руки вверх.

Пойдем далее. В Зырянской азбуке нет буквы «в», которую все народы путают и с «б» и еще с двумя-тремя буквами-звуками (например, Арабия – Аравия, а также альфабет – алфавит). Вместе с тем «прибавлена в других списках» буква «ы», которая мало кому из народов нужна вообще, а на Западе в особенности в нынешнее время. Теперь посмотрите, как Карамзин пишет предлог «в», прибавляя ему непременный дореволюционный «ер», что-то наподобие твердого русского знака.  И сравните его с буквой «ы», которая пишется с удлиненной передней «палочкой», сильно напоминающей латинскую «v» – «в».  И заметьте, что эта буква не имеет «длинного» названия, «ы» и только. Следует обратить внимание и на букву «омега» в «греческом» изображении, которая ничто другое, как тоже буква «о». А две буквы «о» нам, русским совсем ни к чему. Из всего этого я делаю вывод, что русская буква «ы» произошла от слога «вы», но фантазии не хватило и она стала служить как предлогом «в» с дополнительной закорючкой, так и самой буквой «ы». Не здесь ли надо искать и идиотское правило, когда на концах слов начали писать совсем ничего не обозначающую закорючку «ер», но когда-то что-то обозначавшую. И здесь же я вновь вспомнил о тайнописи, о которой писал выше при рассмотрении индийских алфавитов.  То есть нарочно путали, перевертывали и видоизменяли произвольно буквы, чтобы никто не мог догадаться, что здесь написано. Об этом я поговорю еще ниже, когда буду приводить цитаты из «новохронологистов» Носовского и Фоменко. На этом я закончил во-первых.

Во-вторых, в своей книге «Загадочная русская душа на фоне мировой еврейской истории» я очень неодобрительно отзываюсь об «историографе» Карамзине, несмотря на то, что весь русский народ его любит, читая и не думая, как Сказку тысячи и одной ночи. И приведенные данные дают мне еще одно основание думать о нем так же поныне. Тем более что у меня есть еще и в третьих.

В третьих, все то, что нарисовано факсимильно, «историограф» нашел в бумагах Миллера, о котором упомянутые «новохронологисты» отзываются как о первом историке Руси весьма нелестно и вполне обоснованно. Почитайте их сами. Тем более что этот Миллер сильно невзлюбил историю Руси, написанную Ломоносовым, эта рукопись Ломоносова «пропала» после его смерти, а потом Миллер ее где-то «откопал» и опубликовал лично, такую противную и неверную. Сейчас эта история Ломоносова выглядит вполне по-миллеровски, я сам ее читал. И за что на нее Миллер так сильно сердился, теперь совершенно непонятно. Кстати, это именно Миллер подделал так называемую Кенигсбергскую летопись, она же Радзивилловский список и она же Сказание Нестора, саму по себе поддельную, вырвав из нее листы и вставив вместо них свой лист с «основоположником» Руси Рюриком (см. «новохронологистов»). 

В общем, цари Романовы написали историю про себя, ничего общего с действительностью не имеющую, и попутно – историю России. Карамзин им здорово помог, но основоположник ее все-таки Миллер. Согласно «новохронологистам» 12 января 1682 г. при царе Федоре Алексеевиче Романове были сожжены знаменитые «разрядные книги», содержащие историю государственных на­значений на Руси в XV-XVI вв, то есть до Романовых. Разрядные книги содержали ценнейшие сведения об исто­рии. Естественно, что после оконча­тельной победы Романовых (победы над Разиным) эти книги были заменены новыми. Согласно  А. В. Антонову «все работы по составлению родословных книг были возложе­ны на специально образованную... родословную комиссию, впоследствии получившую название Палата родословных дел... В конце 1680-х годов... были составлены две родословные книги; одна из них... известна под более поздним названием Бархатная книга, вторая книга до настоящего времени не найдена...»

В конце XIX в Н. П. Лихачев обнаружил, что «означенные в таких родословиях лица как правило заимствовались из до­ступных составителю источников, а затем искусственным образом объеди­нялись в поколенные росписи, причем часть имен и вовсе могла быть выду­мана».  А. В. Антонов пишет: «Особое внимание ученый [Н. П. Лихачев] уделил выявлению и критике фальсифицированных и интерполированных актов, поданных вместе с росписями Палате родословных дел. К числу поддель­ных им были отнесены акты Измайловых, Бедовых, Протасьевых и Чаадаевых». По мнению другого исследователя «романовских» родо­словных росписей конца XVII в., - С. Б. Веселовского, - «большинство родословий было составлено задним числом, а не на основе накопленных из поколение в поколение родословных материалов». То есть, про­ще говоря, большинство этих родословий было выдумано в конце XVII в. Далее «новохронологисты» пишут, что по наблюдениям А. А. Зимина, «наиболее широкий размах фальсифи­кация документов приобрела в конце XVII в. Это явление Зимин связал с деятельностью Палаты родословных дел... Зимин показал, что в генеа­логических целях фабриковались не только отдельные акты, но и целые комплексы документов».

Далее они пишут: «Кстати, куда пропала вторая родословная книга, составленная вместе с Бархатной? И существовала ли она вообще? Ведь о ее содержании ни­чего не известно. Более того, оказывается, что в 1741 г. (всего через 60 лет после составления) чиновники уже не могли ее отыскать. «Еще в 1741 г. в Герольдмейстерской конторе обратили внимание на упоминание о ее [вто­рой родословной книги] составлении. В Канцелярию Московских герольд-мейстерских дел был послан соответствующий запрос». Но в Мо­скве второй книги не нашли. В ответ на запрос было прислано доношение, что «других особых родословных книг и указов... не имеетца». Тогда «для отыскания... второй родословной книги и других документов из Герольдмейстерской конторы в Москву специально был откомандирован канцелярист. Однако книга и интересующие контору документы найдены так и не были.

После всего того, что мы узнали об искажении истории XVI в. романов­скими летописцами XVII в., естественна следующая реконструкция собы­тий. Пропавшая «вторая родословная книга» — эта та самая «Бархатная» книга, которая существует сегодня (напомним, что это название она полу­чила лишь впоследствии. А пропала (была уничтожена) именно Первая родословная книга. Дело в том, что по указу 1682 г. «вновь создан­ной родословной комиссии предписывалось пополнение старого родословца и составление четырех новых родословных книг... Однако в указе 1686 г... речь шла только о двух родословных книгах, т. е. о пополнении старого ро­дословца и составлении одной дополнительной книги». Считается, что Бархатная книга — это и есть «пополненный старый родословец», а вто­рая книга «так и не была составлена». Возникает подозрение, что старый родословец был просто уничтожен Романовыми, а не «пополнен». Поэтому «первую» книгу просто не сделали. А вот «вторая», совершенно новая родословная книга, скорее всего, сделана была. Ее могли оформить как «пополненную древнюю книгу» и назвать «первой»» (конец цитаты).

Выше я обещал процитировать «новохронологистов» для подтверждения своей мысли о тайнописи, когда вообще никому кроме посвященных в тайны письма читать было фактически запрещено. Вот эта цитата, касающаяся «святая святых» – Библии. И эта цитата тем сильна, что ныне Библию чуть ли не заставляют насильно читать. «… в католической церкви вплоть до ХХ века было формально запрещено читать Библию. Буллой папы Григо­рия IX в 1231 году запрещено читать ее [Библию], причем запрет формаль­но был отменен только Вторым Ватиканским Собором». Историки сообщают: «Церковь запрещает распространение книг священного писа­ния среди мирян и считает тяжелым преступлением переводы этих книг с непонятной латыни на народные языки». В постановлении со­бора в Безье (якобы 1246 г. ) сказано: «Что касается божественных книг, то мирянам не иметь их даже по-латыни; что же касается боже­ственных книг на народном наречии, то не допускать их вовсе ни у клириков, ни у мирян». В эдикте Карла IV (конец XIV в.) говорится: «Ми­рянам обоего пола по каноническим установлениям не подобает читать чего бы то ни было из писания, хотя бы на народном языке, дабы через плохое понимание они не впали в ересь и заблуждение».

Таким образом, в обиходе прихожан католической церкви Библия по­явилась как бы исподволь, «незаконно» и, строго говоря, непонятно, когда. Точно в таком же положении была, оказывается, и ортодоксальная иу­дейская церковь (кроме караимов). «Ортодоксальные же иудеи чтение Библии не разрешали, они могли знакомиться лишь с Талмудом, толковавшим архаичные библейские законоположения в более модернизированном ви­де». Таким образом, в ортодоксальном иудаизме вообще было запрещено чте­ние Библии, а у караимов полная Библия просто отсутствовала, кроме Пя­тикнижия.

В обиходе православной церкви, и вообще на Востоке, в средние века чтение Библии также запрещалось. «Иерархи в «Послании патриархов Во­сточно-Кафолической Церкви о православной вере» запрещали всем без разбора и надежного руководства читать некоторые библейские книги, и в особенности ветхозаветные части». Послание было напи­сано в 1723 г.» (конец цитаты).

Как мне думается, не в самом запрете читать Библию здесь суть, а в запрете вообще читать. И тогда становится понятной как сама эквилибристика с буквами во всем мире, «чтоб труднее отгадать», так и оберег «от посторонних» самой возможности читать и писать. Кроме того, тогда становятся понятными те трудности у древних «греков» с огласовками текстов, написанных как они думали одними согласными буквами, тогда как они были написаны слогами, содержащими внутри себя гласные буквы.

Я понимаю, что сия вставка эта тут выглядит как ананасы в селедке, но так уж мне попались цитаты из «новохронологистов». Прошу прощения и возвращаюсь вновь от языкознания к истории Руси.

Итак, вся история Руси – подделка. Какова же она в действительности? Трудно сказать со стопроцентной точностью, все сожжено и затоплено советскими «водохранилищами» будто мы живем с в Сахаре, но процентов на 80-90 она выглядела следующим образом. И главное в ее начале обыкновенная поваренная соль и хазары «тюркского» происхождения.

Начну со сказок, заметьте, «русских» сказок. Если вам не лень, почитайте мою статью «Кое что о Еруслане Лазаревиче», будет понятнее. Это та самая сказка, рассказанная Пушкину Ариной Родионовной, из которой он смастерил свою бессмертную поэму «Руслан и Людмила». Только саму эту поэму не читайте, она и в школе, поди, вам надоела. Тем более что из нее вы никакой истории не восстановите. Надо читать саму сказку, притом не попорченную русскими «собирателями» сказок сталинских и более поздних времен.

Если читать эту сказку внимательно и вдумчиво, изредка поглядывая даже на современную географическую карту Нижнего Поволжья и, особенно, на карту Южного Урала и Южного же Зауралья, а также анализируя собственные имена сказочных героев, то вам станет совершенно очевидно, что это вовсе не русская сказка. И родилась она не на Великой русской равнине, а именно там, что я перечислил. И равна она по значению «Илиаде» и «Одиссеи», которые тоже родились не в голове Гомера, а в самой истории. Затем почитайте мои статьи «С худой овцы хоть шерсти клок» и «Иудаизм, ислам, правоверие, православие и католицизм «в одном флаконе»». Тогда вам станет понятнее то, что я напишу ниже.

Только сумасшедшему может прийти в голову, что на Великой русской равнине могла спонтанно родиться цивилизация, покорившая все окрестные народы, вплоть до Тихого океана, ибо тут ничего не могло родиться, предпосылок нет. Ни полезных ископаемых, ни скученности народов как на Кавказе, вынуждающей народы шевелить мозгами, тут нет, и никогда не было. Кроме леса, в том числе лиственницы, понадобившихся в теплых краях, в каковых с этим вопросом было весьма туго. И рабов, которых можно было брать, как клюкву лопатой грести, и, прежде всего, женщин.  Поэтому тот, кто искренне уверен, что Москва старше, например, Казани, Нижнего Новгорода и Карталы-Аят (только на крупномасштабных картах), откровенно сказать, не очень хорошо соображает, может быть, даже набитый дурак, если он когда-либо открывал исторические книги.

Источником ранней цивилизации Нижнего Поволжья является поваренная соль из озер Эльтон и Баскунчак, до сих пор самая лучшая и самая обильная, вновь и вновь возрождающаяся уже тысячу лет, в мире. И это на фоне того, что все ранние цивилизации очень сильно страдали именно из-за отсутствия ее, она была даже деньгами. Поэтому здесь встретились Запад, Восток и Юг, Юг – в первую очередь, в виде торгового племени, евреев, ставших впоследствии основой хазар. Вместе с торговцами сюда хлынули достижения цивилизации. И ее носители. Эти достижения требовали природных богатств, в основном полезных ископаемых, которым так богат Южный и Средний Урал. И недаром оказалось, что «русский» булат (высококачественная сталь) – ближайшая родня дамасской стали.

Требовались и меха. Но тот, кто думает, что меха шли из лесов Великой русской  равнины, а историки так и думают, ошибаются. Кроме лисиц и куницы здесь ничего не было из дорогостоящих мехов. Соболя, самого ценного меха, тут отродясь не было. Соболь любит белку, а белка – орехи, в основном кедровые. На сосновых сильно не расплодишься.  Кедры же растут за Уралом. Поэтому не русские цари одаривали собольими шубами, как пишут в сказочной истории, а сами их получали в подарок, из-за Урала. Пути сообщения на Урал с юга были прекрасные: Волга, Кама и ее многочисленные притоки.

Торговое племя потому и торговое, что, начав с соли, оно тут же заметило все остальные богатства, в основном уральские и зауральские, которые надо было использовать с выгодой для себя. Но где деньги, караваны и торговые пути, там и разбойники, как говорится, с большой дороги. К Уралу устремились все торговцы: из Средней, ныне Центральной, Азии, из Ирана и среднеазиатских гор, с Кавказа и далекого Закавказья. Часть из них торговала по всем торговым правилам, часть – грабила. Особенно грабежами промышляли предкавказские народы, такие как чеченцы. Но и евреев-грабителей хватало – вы же прочитали мою статью, в частности, о них. В самом центре этого столпотворения, в мифическом городе Итиль, которого и быть не должно, так как он всем разбойникам доступен, творилось, черт знает, что. Может быть, даже и ярмарки, когда все как бы договаривались временно не грабить.  Но постоянного, сильного, крепко огражденного и недоступного снаружи, здесь не должно было быть города, так как его просто-напросто не из чего было построить. В нижней части, в излучине Волги, на крутом берегу, мог быть построен город Самара. А Самара (Самария, и просто самаритяне) по-еврейски – пограничный город или попросту охраняемая граница и те, кто там живет. Поэтому совершенно точно и незыблемо, что Самара едва ли не вдвое старше Москвы, хотя наемные историки и пишут, что она «возникла» в 1586 году по воле русских царей.

Другим таким же необходимым городом на Волге, хотя он и на Казанке, является Казань, тоже русскими историками назначенная к возникновению «во второй половине 13 века», то есть боле ста  лет после «основания» Москвы, что выглядит совершенным идиотизмом исходя из выше сказанного. И конечно Великая Пермь на Каме, главном притоке Волги, ключ ко всему Уралу, согласно горе-историкам «известная с 17 века и только с 1723 года – заводской поселок». Дурнее и безобразнее ничего придумать нельзя. С какой же тогда стати в этом «заводском поселке» был Великопермский епископский престол, была выдумана Зырянская, она же Пермская грамота, алфавит? Которым сам Карамзин пишет. И почему «заводской поселок» называется Великой Пермью даже на печати Ивана Грозного? Которого тоже в помине не было. Прибавьте сюда знаменитое  в археологии гравированное блюдо, найденное близ Перми, в селе Григоровское, на котором «отсутствует Богоматерь в сцене Вознесения, но согласуется с центральным пунктом ереси несториан».

Надо сказать и о Нижнем Новгороде, которому горе-историки назначили «основаться» в 1221 году, заведомо позже Москвы, на 75 лет. Как будто на Руси города как грибы росли. Но здесь надо несколько подробнее. Дело в том, что когда Казань, Великая Пермь и Самара процветали на великом волжском торговом пути с Югом, Востоком и Западом, в этих южных краях больше соли не хватало женщин. А на Великой русской равнине их было хоть отбавляй (подробности в других моих работах, в том числе в упомянутой книге). Вот Новгород этот и возник на работорговле женщинами в придаток к куньему меху, вернее даже, наоборот, куницы в придаток к рабыням. На этот счет советую прочитать мою статью «Языкознание». Понятней и обоснованней будет. Знаменитая Нижегородская ярмарка как раз и возникла на продаже русских девиц на сплав по Волге в южные края. А Москвы, естественно, еще и в помине не было.

Вот в эти-то времена и возникли на Волге знаменитые волжские разбойники во все своей средневековой жестокости. Девицы стоили копейки по сравнению с продажной ценой, например, в Иране. Торговые прибыли были сумасшедшие, а где сумасшедшие деньги, там и рэкет, и все такое прочее. Эти прибыли стали заметно выше по сравнению с честной торговлей по Каме и Волге дарами подземных кладовых Урала и самой даже солью, так как соль постепенно нашли под землей почти повсеместно. Волга сделалась «дорогой северных девиц на юг», все остальное уступало ей по прибылям. И центр тяжести более старинных городов Перми, Самары и Казани переместился в Нижний Новгород. Разбойники вообще практически перекрыли этот путь, хоть грабь самих себя.

Вот тогда-то честные торговцы с юга и изобрели несколько параллельных, но более трудных и опасных путей, минуя Волгу. Образовался степной, по солончакам путь восточнее Волги, тогда и возникла сказка о Еруслане Лазаревиче из картаусского царства (Карталы-Аят и пересыхающая летом речка Еруслан). Для этого в солончаковой степи торговцы понастроили  постоялых дворов с колодцами с солоноватой водой на равном друг от друга расстоянии и, преодолевая трудности, продолжили торговлю с восточной стороны Урала. Но это был не единственный путь на главный Проходной двор (см. книгу) с устья Волги на Восток, запад и Юг. Река Иртыш тоже дала свои плоды для связи с Югом. И не только Иртыш. Тургайские ворота тоже надо иметь в виду. Всю эту древнюю красоту ныне затопили коммунисты, чтобы скрыть древние следы. (См. мою работу про ирригацию и мелиорацию).

Великая Пермь начала хиреть, а картаусово царство оживилось. Казани и Самаре было тоже не позавидуешь. А волжские работорговцы богатели. Пора было «брать» Казань, «присоединять» Великую Пермь, «прислоняться» по выражению Карамзина к Уралу с запада. Только эти события произошли не тогда, когда им назначили быть историки типа Карамзина, а значительно позже.

Дальнейшее развитие исторических событий у меня описано в других работах, например, в статьях «Русь, водка, гои и изгои», «Про кремли, чети, засеки, первых Романовых и казаков-разбойников», и ряде других статей. Основой же рождения великой империи Россия я считаю работорговлю на Дону Ивана Калиты,  Дмитрия Донского, не только женщинами, но и мужчинами, продавшими на Черноморские и Средиземноморские галеры большую часть населения своей страны. Потому и городишко Коломну я считаю старше (историки наоборот) многомиллионной Москвы, которая сама намного младше Великой Перми, Казани и Самары.      

 

О «нечитаемых» надписях, русских «почерках», поддельных грамотах и

затоплении археологически ценных мест

 

Обо всем этом я разрозненно сообщил в других своих работах, выше упомянутых. Здесь же я решил все это кратко свести вместе. Носовский и Фоменко во II томе «Библейская Русь» пишут: «…многие старые монеты, найденные на Руси, снабжены уже нечитаемыми сегодня, якобы арабскими надписями. Причем арабское происхождение этих надписей во многих случаях устанавливается лишь по форме букв. Которые действительно несколько напоминают арабские. Но ведь по-арабски эти «нечитаемые надписи» прочесть нельзя. Иначе бы их не называли «нечитаемыми». И немного ниже, про Углич, где якобы убит младенец Дмитрий: «Все буквы прекрасно различимы, однако надпись нечитаема. В ней нельзя прочесть ни одного слова. И опять мы сталкиваемся с удивительным обстоятельством. Русские летописи, книги, изображения и т. д., относимые сегодня к глубокой древности и фактически полученные нами «из рук историков XVIIXVIII веков», написаны хорошо читаемым (сегодня) русским письмом. И очень странно поэтому, что как только выкапывают из-под земли подлинные предметы старины, к счастью не прошедшие «романовского редактирования», как тут же картина становится совсем другой. Чтение таких надписей вызывает огромные, часто непреодолимые трудности».

Пока не позабыли предыдущий абзац, взгляните вновь на «Зырянскую азбуку». Она русская, так как взята из «жития епископа Великопермского», но буквы в ней «нечитаемы» по-русски.  Хотя сам Карамзин пишется как «Карамоин», «великопермским» «о», что значит «з».

В связи с этим напомню, что уже при советской власти затопили при строительстве совершенно бесполезных гидроэлектростанций абсолютно все древнейшие российские города и веси, где можно было что-то откопать, в том числе и Углич (моя статья «Ирригация и мелиорация на службе… истории»).

А уже в связи с последним обращу ваше внимание на радикальный поворот в судьбе исследователя древнерусской культуры Дмитрия Лихачева. В 1928 – 32 годах – сиделец Соловков, а за что – так и неизвестно. С 1952 года начал регулярно получать Госпремии СССР, когда во всю ширь как раз развернулось затопление древнейших поселений на Волге и ее притоках, на Дону и на Иртыше, то есть там, где я образно назначил быть Картаусову царству. Перед смертью же его советская коммунистическая власть, осуществившая все эти грандиозные стройки, чуть ли не на руках носила. Замечу также, что Д. Лихачов, всю свою жизнь произучавший Несторову летопись, «не заметил» в ней совершенно явных подделок, на которые обратили внимание и совершенно точно доказали, что это подделки, Носовский и Фоменко. Не он ли показал коммунистам, что именно надо затопить?

А коммунистам-то зачем понадобилось обелять Романовых, своих злейших врагов? Так они же «преемники» «великой и неделимой» России. А тут выплыло бы, что все началось именно в «Картаусовом царстве» (см. мою статью «Кое-что о Еруслане Лазаревиче»). И «центр русской цивилизации» именно там. А Москва вообще не при чем – «работорговый град». Так что топить было совершенно необходимо. И ласкать Дихачева – тоже, а  то перед смертью мог бы кое-что нам и рассказать.

Теперь о русских «почерках». Из II тома «Библейская Русь»: «Итак, что-то странное случилось с русским почерком в первой половине XVII века. Точнее – в эпоху первых Романовых, до, приблизительно, 1630 года. Почерк документов этого периода загадочным образом резко отличается от почерков всех других эпох русской истории. Почему-то только этот почерк, приблизительно 1613 – 1630 годов, читается с особенным трудом, а местами нечитаем вообще. Это связано с совершенно необычной формой многих букв, часто напоминающих скорее арабские, чем привычные сегодня славянские. Хотя на самом деле это – славянские буквы, просто записанные в непривычной сегодня форме. <…> Без сомнения, наименее читаемыми следует признать образцы скорописи 1613 – 1614 годов и 1629 года. Конечно, объяснить этот факт можно по-разному. Однако с точки зрения нашей реконструкции это обстоятельство выглядит совершенно естественным. Более того, было бы странно, если бы его не было. В самом деле, в романовскую эпоху второй половины XVII века, во время массовой подделки старых документов, писцы, конечно, не тронули многие документы того времени самих Романовых, когда они только-только пришли к власти. Ведь это были уже «свои», романовские, «правильные» документы. Которые трогать было не нужно. А все предыдущие документы уже пришлось либо уничтожать, либо подделывать, редактировать. Но делали все это писцы второй половины XVII века, которые, естественно, писали «своим почерком», т.е. почерком второй половины XVII века. Но ведь самые первые романовские документы были написаны еще старыми писцами, воспитанными в доромановскую эпоху. Поэтому нет ничего удивительного, что писцы первых Романовых еще писали старым, доромановским почерком. Который, как мы теперь видим, поразительно непохож на почерк, установившийся со второй половины XVII века. Это был, следовательно, старый, «русско-ордынский» почерк конца XVI века. Счастливо сохраненный нам первыми романовскими документами».

Я бы в этой цитате заменил только слово «русско-ордынский» на «картаусовский», или даже на «хазарский». Ибо еще цитата оттуда же: «Возвращаясь к старым русским почеркам, вспомним, что многие старые монеты, найденные на Руси, снабжены уже нечитаемыми сегодня, якобы арабскими надписями. Причем арабское происхождение этих надписей во многих случаях устанавливается лишь по форме букв. Которые действительно напоминают арабские. Но ведь по-арабски эти «нечитаемые надписи» прочесть нельзя».

Русским историкам очень хочется, чтобы хазары исчезли навсегда, неизвестно почему, и куда. Они так об этом и пишут. Причем сам хазарский язык они изучили всего по одной «приписке» к письму, написанному по-древнееврейски, причем эта «приписка» осуществлена какими-то идиотскими «енисейско-архонскими буквами», посчитанными историками за «хазарские буквы».  Этот идиотизм «не лезет ни в какие ворота». Не лучше ли придерживаться той идеи, которую я изложил выше?

На Руси отродясь не водилось ни меди, ни серебра, ни золота. Так что самим им не из чего было чеканить монету. Они же пользовались куньими шкурками, или частицами этих шкурок для внутрирусских расчетов, называемыми кунами. И монеты к ним могли приплыть только по Волге, от хазар, в обмен на девиц на Нижегородской девичьей ярмарке. А вот на Волжско-Уральской водной дороге, в Великой Перми и в Картаусовом царстве было из чего чеканить монету, это несомненно. И чеканили ее с зырянскими или пермскими буквами, никакого отношения не имевшими к русской грамоте. Каковой в те времена вообще не было.

Согласно упомянутым «новохронологистам» царя Ивана Васильевича IV Грозного вообще не было как такового. Он «собран» из четырех правителей, неизвестно точно чьих, как я думаю. Может быть, даже из хазарских или пермских, нижегородских – тоже. В связи с этим, как «исследователь древнерусской культуры» Д. Лихачев «не заметил» того, что заметили «новохронологисты»?  Цитата оттуда же: «В конце книги на цветных вклейках приведены фотографии оттиска государственной печати царя Ивана IV Грозного, прикрепленной, – как пишут сами историки в подписи к фотографии, – к «грамоте более позднего времени». Эта грамота хранится сегодня в Москве, в Центральном государственном архиве древних актов. (Может, уже не «хранится», добавлю я). Поясним, что государственная печать того времени выглядела так. В конце грамоты, под подписью, делалось несколько отверстий, в которые пропускался шнурок. Концы шнурка скручивались и скреплялись восковой, свинцовой или еще какой-либо печатью-оттиском. Смысл такой печати состоял в том, что ее нельзя было, не повредив, перенести на другую грамоту. При этом важно, что дырки для шнурка проделывались в самой грамоте, а не на каком-то отдельном, подклеенном к грамоте листочке. Который, конечно, было бы нетрудно оторвать и переклеить на совсем другую грамоту. А что же мы видим на фотографии царской грамоты, скрепленной печатью Ивана Васильевича «Грозного»? На фотографии, приведенной в [188а], совершенно отчетливо видно, что печать прикреплена на самом деле к другому небольшому листочку, который, в свою очередь, прикреплен к нижней части грамоты! Таким образом, шнурок вместе с печатью был вырезан из какого-то другого документа вместе с небольшим участком бумаги (или пергамента), к которому был намертво прикреплен.  А затем это кусок был перенесен на другую грамоту. Но ведь это же подделка».

«Бумага все стерпит», говорит русская поговорка. А вот археологические данные не подделаешь. Они какие были, такие и остались, и достались бы нам. И рассказали бы нам, что бумаги врут. И археологические находки не подделаешь. Поэтому для истории, которая врет на бумаге, археологические данные ни к чему. Теперь посмотрите, что затопили советские власти. Во-первых, древний город на Дону Саркел – свидетель работорговли, сделавший Московию богатой и способной завоевывать соседей. Ведь богатство в те времена не сами деньги, а железо и оружие, которого в Московии отродясь не было. И не из чего было сделать.

Во-вторых, Волга, с низовьев до Рыбинска затоплена, как сама, так и ее значимые притоки, как раз те места ее, на которых развертывались древние события, и остатки которых в виде археологических находок там – несомненны. Притом это делалось целеустремленно и последовательно, несмотря на то, что первые же ГЭС этого идиотского каскада показали, что от него больше вреда, нежели пользы. Первым было Московское море (1935 г.), вторым – Угличская ГЭС (1940 г.) – на самом «темном» месте в русской истории. Затем – Рыбинская ГЭС (1947 г.), «море» которой затопило места, где «собиралось» по 100 000 бурлаков. И здесь же начало знаменитого «пути из варяг в греки», по которому возили ни что иное, как лиственницу из-за Волги в Венецию через Шексну и Волок Ламский. 

Потом, когда понастроили экскаваторов, ибо все прежнее копалось лопатами, приступили к более серьезным делам. Волжская ГЭС имени XXIII съезда КПСС (1955 г.) подтопила древний Саратов, Горьковская ГЭС (1957 г.) – следы древней ярмарки девиц. Потом экскаваторы стали совсем большими и приступили к затоплению археологических следов на Нижнем Поволжье как следует. Саратов в древности раз пять переносили с одного берега Волги на другой, там везде – древние следы. Саратовская ГЭС их ликвидировала. Но оставалась древнейшая Самара, еще с библейским именем, вернее, уже с хазарским. Волжская ГЭС имени Ленина ликвидировала эти следы.

Потом взялись за притоки. Чебоксарская ГЭС затопила самое древнейшее место, наверное, Великой Перми –  «Фиг вам, а не раскопки».

Позволю сам себя процитировать из упомянутой статьи про ирригацию: «Итак, я остановился на Ермаке Тимофеевиче. И уже сказал, что он, скорее всего, из хазар, и даже, что еще вероятнее, из персов. (Читайте упомянутую статью, а также другие мои работы, посвященные израильтянам, самаритянам и иудеям, как я их понимаю). По сказке о Еруслане Лазаревиче (статья «Кое-что о Еруслане Лазаревиче») можно довольно легко установить, что задолго до появления русских на Южном Урале, туда была довольно проторенная дорога из Хазарского каганата и из Персии. Причем из каганата он шла с Волге по реке Еруслан на нынешнюю реку Карталы-Аят (Картаусово царство по указанной сказке), и далее в Зауралье. Но можно было пройти и мимо хазар, по степным просторам и Тургайской ложбине в Зауралье за лесом и соболями, которых в Московском царстве отродясь не водилось. Им там жарко. И третий путь весьма соблазнителен и удобен, по долине Иртыша, через населенный пункт Ермак. Даже в песне поется: «На тихом бреге Иртыша сидел Ермак, объятый думой…», чего по официальной истории быть не может. Ибо по этой самой официальной истории Ермак добрался до Зауралья через Урал, и утонул на притоке Тобола, так и не добравшись до слияния Тобола и Иртыша, что километров на 1000 ниже, чем упомянутый населенный пункт Ермак в ложбине между двумя плоскогорьями, недалеко от Павлодара. Кстати, Павлодар от царя Павла, а как он раньше назывался, уже никому неизвестно.

Но все равно, это место подтопили «морем» Бухтарминской ГЭС (1953 г.). Ниже – «море» Усть-Каменогрской ГЭС. И это только начало, так как «Бухтарминская ГЭС – верхняя ступень Иртышского каскада», который «намечается ниже по реке» (БСЭ). Правда, с крахом СССР все это не успели затопить. Может быть, археологам туда съездить, пока Россия не оклемалась? А то опять очень заговорили «о единой и неделимой», а это верный признак, что закончится затоплением «улик». Кстати, и названия, черт знает, когда присвоенные, запутывают нас, любознательных. Вот, в том месте, которое я сейчас рассматриваю, не переходя к Тургайским «воротам», имеется тоже речка и населенный пункт Тургай на железной дороге между Целиноградом и Павлодаром. А вот те Тургайские ворота или Тургайская ложбина, куда министерство «поворота рек» хотело завернуть все северные реки, от указанных названий по карте слишком далеко. Или это названо так, как в анекдоте про зеленую селедку, «чтоб труднее отгадать»? В общем же министерство «водного хозяйства» очень сильно суетилось здесь до того, как СССР лопнул, а само министерство испарилось.

Перехожу к Тургаю, который необходимо тоже топить, в смысле затоплять, чтобы история выглядела не только хорошо, но и прилично. Я еще, когда учился в школе, географичка говорила нам году так в 50-м, что еще царское правительство планировало повернуть какую-нибудь северную реку в эту Тургайскую ложбину, чтобы «напоить изнывающие от зноя тучные среднеазиатские хлопковые поля». Я тогда был маленький, географию не любил из-за нудной учительницы, заставлявшей слишком много зубрить, не понимая сути, поэтому не обратил внимания на то, какая это грандиозная и сверх фантастическая задача. Хотя «тучные поля, изнывающие от жажды» до сих пор помню, мне так их было жалко. Особенно когда сам пить хочешь от дешевой тихоокеанской селедки 1950 года, которую солили прямо на берегу, на песчаном пляже около Владивостока, насыпая на кучу селедки маленьким экскаватором соль. А дня через три-четыре, а иногда и через неделю, раскладывали эту селедку в бочки вместе с пляжем и везли в Сибирь. Но я отвлекся.

В самом узком месте Тургайской ложбины лежит совсем соленое озеро Кушмурун, большое, а во­круг него – солончаки. Дай туда пресной воды, и она стразу станет соленой. Это одно и то же, что пустить какую-нибудь речку по озерам Эльтон и Баскунчак, в которых 40 сантиметров воды, а глубже сплошная соль. С западного края Тургайской  ложбины стекает небольшая речка Убаган, и мимо упомянутого озера течет на север по ложбине, попадая в конечном счете в реку Тобол, стекающую с Урала. Еще через 1000 километров Тобол впадает в Иртыш. Ни Тобол, ни Убаган, не говоря уже об Иртыше, завернуть вспять невозможно, так как они уже текут по отметке до 100 метров над уровнем океана, в то время как Тургайский прогиб лежит на уровне от 100 до 200 метров над уровнем океана. Правда, по 63 параллели от Урала до Красноярского края идет небольшая плоская возвышенность, как бы гряда, высотой в сто метров, как раз на той высоте, которую занимает Тургайская ложбина. И уже Обь после впадения в нее Иртыша пересекает эту указанную гряду по промоине. На этой промоине можно возвести плотину длиной эдак километров в сто с небольшим, и тогда Ханты-Мансий­ский автономный округ площадью с Западную Европу окажется «водохранилищем» или «рукотворным морем». Прокопав дополнительно метров на полсотни вглубь Тургайскую ложбину, вполне возможно спустить часть этого «рукотворного моря» в Среднюю Азию, и даже оживить Аральское море. И вообще можно сделать в Средней Азии вместо пустынь сплошное болото, притом соленое очень. И вместо хлопка выращивать там осоку. Если, конечно, она будет расти в такой соленой воде. Я не ботаник.

Хорошо, что министерство «водного хозяйства» не успело осуществить этот проект при жизни Сталина и Хрущева, тоже большого любителя грандиозных планов. Тогда бы никогда не нашли сибирскую нефть, за счет которой хоть и плохо, но все же продолжаем жить. Ведь и Тюмень, и Нефтеюганск, и Самотлор, и Нижневартовск и все – все, нынешние нефтяные скважины оказались бы на стометровой глубине. А ныне свободные среднеазиатские республики заели бы тюменские комары, величиной с воробья». (Конец цитаты).

Я ее привел исключительно потому, что наш «лучший мэр Москвы» товарищ Лужков вслед за суетой насчет восстановления памятника Ф. Дзержинскому что-то сильно засуетился также насчет возобновления идеи «поворота сибирских рек», теперь уже за границу. Но он же не посол Средней Азии, а пока что московский мэр. Какого черта он не занимается московским снегом, завалившим все дороги, в новом, 2003 году?

А вы, археологи, все-таки торопитесь! Прямо по весне начинайте копать. А то Лужков опередит, затопит.  

 

                                                                                                                                        08.01.03.

 

О «Великой Перми»

 

Носовский и Фоменко пишут: «…в русских летописях много говорится о «пермской» земле. Сообщается, что это мощное в военном отношении государство, очень богатое. Но, оказывается, название «Пермь» было присвоено простому селу лишь в XVIII веке! Даже подходящего города не смогли найти в тех краях, куда отнесли летописную Пермь. Город основан на месте деревни Егошихи, возникшей в начале 17 века. В 1723 был построен медеплавильный завод, поселок при котором в 1781 переименован в город Пермь и сделан центром Пермского наместничества».

Далее, как водится у них, они начинают гнуть свою линию о «русском завоевании всего света», что я уже достаточно покритиковал в других своих работах. Ибо совершенно нет никаких предпосылок, я имею в виду научно-технический прогресс в наших лесах, чтобы совершить столь обширные, до дикости, завоевания.  И у них получилось, что Пермь – южная Германия, завоеванная русскими. Между тем, у нас даже медных денег начеканить было не из чего, обходились лоскутами куньего меха вместо монет.

Оттолкнувшись, не обращая внимания на дату, от «медеплавильного завода», который нужен только для бедных медных руд, требующих обогащения (не самородная медь), рассмотрим вообще семантику слова Пермь, несомненно, переиначенного на «русский» лад.  Начнем со слова «перл» («перло»), у русских обозначающего жемчуг, которого отродясь на Руси не было. Зато он мог туда приплыть вместе с самим словом по Волге из теплых южных краев вместе с еврейскими купцами. Вообще говоря, слово «перл» не столько жемчужина, сколько раковина, в которой их иногда находят, то есть специфическая коробочка. Затем перейдем к слову «пермень» – по Далю берестяная табакерка, тавлинка, то есть тоже коробочка. Затем обратим внимание на слово «пермени» – по Далю ошибочное название пельменей – знаменитого «русского» кушанья, которое в принципе не могло родиться на Руси, не имевшей никакого хлеба кроме проса, а пришло все оттуда же – с юга в виде слегка «модернизированных» мантов, вареных не в воде, а на пару. Но не это главное, главное в том, что это тоже «коробочки», очень напоминающие перлы.

Теперь обратимся к рудам цветных металлов и самоцветов, то есть, драгоценных и полудрагоценных поделочных камней, которыми так богат Урал, и которые – сплошные «коробочки», включая не россыпное, а коренное, жильное золото и медь.  И у нас получится, что Великая Пермь – это кладовая «коробочек», притом самых различных полезных ископаемых. Потому она и Великая. Не в смысле величины, а в смысле полезности – Великая кладовая «коробочек», которые даже более полезны и дороги, чем коробочки-раковины с жемчугом. И их так же трудно находить и доставать. И если это так, в чем не сомневаюсь, то доказывается как происхождение Картаусова царства, так и движение прогресса и письменности на Русь с юга, от хазар, «верхушка» которых – еврейская. И прогресс этот не мог «перепрыгнуть» волжские древнейшие города, о которых я писал выше. Самолетов-то не было.

Разберем «иностранное» слово «берма», которое созвучно как Перми, так и перлу. Но сперва обратимся к слову «барма» – чисто «русскому», без примеси иностранщины. Это оплечье священнических риз и царских одежд в виде обрамления или пришитой к одежде нитки драгоценностей вокруг ворота. Вот эта «барма» и говорит, что «берма» – тоже русское слово. Это – пояс, где лежат «коробочки». Притом «берма», грубо говоря, – горизонтальный участок перед горой, то есть предгорье. Надо ли добавлять, что это предгорья Урала, где лежат россыпи нужных полезных ископаемых, по следам которых добираются знающие люди и до коренных месторождений? То есть, развитие языка и его семантика в данном конкретном языковом понятии – все от слова «перл»: коробочка – драгоценность – местность – ее рельеф.

Русские цари, а затем и упомянутые «новохронологисты» никак не могли или не захотели всего этого понять. Им подавай Великую Пермь в качестве города. Ну, и дали первые Егошихе это имя, а вторые очень удивились, и давай накручивать догадки типа «я люблю чеснок, он пахнет колбасой». Я очень часто говорю о том, что в любой гипотезе должен быть очень крепкий стержень, который я нашел в йеменском «торговом племени». И вся мировая история непротиворечиво начала формироваться именно вокруг этого стержня.

Пора возвращаться к «Библейской Руси», том II. Авторы подметили, что «пермские» буквы очень напоминают латинский шрифт: «Напомним, что в различных азбуках число букв, как правило, различно. Например, в церковнославянской азбуке их около 40, в греческой – 24 буквы, в латинской – 26 букв, в арабской – 28 букв. Поэтому интересно посмотреть, сколько же букв было в азбуке Стефана Пермского? Оказывается, их было 26, то есть в точности столько, сколько в латинской (готической) азбуке. Конечно, одинаковое количество букв еще не доказывает, что азбуки одинаковы. В конце концов, бывают и случайные совпадения. Но в «Житии» Стефана содержатся и другое исключительно интересное свидетельство о пермской азбуке. Оказывается, она имела с русской азбукой (церковнославянской кириллицей) ровно 14 общих букв. Но столько же (14) одинаковых по начертанию букв имеет и латинская азбука!»

Далее довольно многословно утверждается, что латиница «произошла» от «пермской» азбуки, и принесли ее в Западную Европу русские завоеватели: «Азбука Стефана Пермского была принесена в Европу готами (Ведь готы – это казаки)».

А затем довольно непоследовательно идет: «Это видно из «Жития» Стефана. Сообщается, что христианские книги в каком-то (якобы «неправильном») виде были у пермяков и до Стефана. И на посохе Стефана показано, как «язычники  приносят свой закон (?) епископу». По-видимому, Стефану пришлось переучивать местное население, внедряя новую готическую = латинскую азбуку. То есть имперскую азбуку». 

Сама по себе последняя приведенная из «новохронологистов» фраза – верх загадочности, притом из нее абсолютно ничего «не видно», на что так надеялись авторы. Из нее не «видно», что русские казаки принесли азбуку на Запад, они вообще были сплошь безграмотными. Из нее не «видно», что «загадочно исчезнувшая пермская азбука теперь нашлась», что «первоначально она была изобретена в форме готики на основе кириллицы» и в результате «получилась известная латинская азбука».

Но все равно, мне эта фраза очень нравится, ибо она доказывает именно то, что я хочу сейчас сказать по поводу эквилибристики «пермской азбуки».  И одновременно рассекречу смысл этой фразы, чтобы он не был таким загадочным, вернее, стал бы понимаемым. А заодно объясню, почему это Николай Карамзин в 19 веке все еще употреблял в своей фамилии «пермскую» букву «о» вместо «з».

Дело в том, что согласно изложенному выше движению научно-технического прогресса от «хазар» по Волге и мимо нее прибыла в Великую Пермь и еврейская грамота, ставшая потом, спустя века два, глаголицей. Московской Тартарии (Московского Ада) еще тогда и в помине не было. Но так как Библию никому из простых смертных даже читать было нельзя, то глаголица быстро преобразовалась в «якобы неправильный вид», то есть тайнопись, и Стефана Пермского тогда еще тоже в помине не было. Но правоверие, не православие, тогда уже наметилось под фамилией «несторианство» – это помесь более раннего ислама и только что нарождавшегося из него христианства – религия для рабов. Основа – Первозаконие Моисея (см. другие мои работы). Без письменности, как известно, религий не бывает. Бывают только шаманы и магия, которые мне больше по душе, несмотря на то, что цари и гэбисты ныне усиленно крестятся по «храмам». 

Перейдем к тому, как «язычники приносят свой закон епископу» Пермскому. Но сначала надо поговорить о Венеции, лиственнице для свай и о «пути из варяг в греки». Этот путь, о котором знает каждый школьник, в действительности проходил из Венеции через Черное море и Днепр до Волока Ламского, Верхнего Волочка и Вологды, попадал в Кострому, а затем, когда лиственница там истощилась, шел по реке Сухоне до Великого Устюга и далее – в Предуралье, а затем и – за Урал, в Кондинскую низменность. Но об этом у меня в других работах. Главное в том, что все это велось под патронажем Великого Новгорода, который был тогда – где-то около Ярославля. А над Великим Новгородом стояли евреи из Моисеева колена, перешедшие ко Второзаконию, только для себя, а не для окружающих народов, среди которых они  торговали. Для этих народов ими же был изобретен католицизм, евреем Козимо Медичи. В обмен на лиственницу он к нам и попал и распространился по всему пути «из варяг в греки», который я только что уточнил относительно того, который описан в нашей школьной истории. Естественно, он попал частично и в Великую Пермь, ту ее часть, которая подальше от золота и других ископаемых и ближе к лиственнице.

Вернемся к «посоху» Великопермского епископа. На нем ведь не написано, а изображено в картинках как «язычники  приносят свой закон епископу». Поэтому эти картинки можно понимать, как хочешь: либо сам епископ – язычник, либо, наоборот, – католик. Прибавьте сюда из Карамзина, как Иван III «дарил» Западу, то есть католикам по шесть или восемь бочек золота, не считая многих тысяч соболей и белок, «на войну с турками».  Это так изящно Карамзин изобразил католическую «десятину», дань. Вот так в Великую Пермь прибыла латиница, заменив собой невообразимую смесь глаголицы и кириллицы, и «Стефану пришлось переучивать местное население, внедряя новую готическую = латинскую азбуку». И, естественно, русским не понадобилось завоевывать Западную Европу для этого. Вот тогда-то у нас и появилось католическое «двоеперстие» в добавок к латинскому алфавиту, посмотрите хотя бы на «Боярыню Морозову» у Сурикова.

О том, почему и как мы перешли к «троеперстию», церковнославянской кириллице нынешнего понимания, нынешнему православию совершенно людоедского типа, которое не есть Несториево правоверие, прибывшее в Великую Пермь «из хазар» через Картаусово царство, читайте другие мои работы.

Ах, как неохота великой державе Московской узнать, что не она первая и главная на хребте Евразии.

                                                                                                                             19.01.03.

 

Археологические культуры

 

Известно, что в Москве и Подмосковье сколько ни копай, ничего ранее «эпох Дмитрия Донского и Ивана Грозного» не найдешь, а ведь именно последний «взял» Казань. А раз взял, то и развитие производительных сил в Московии было выше. Это как бы само собой разумеется. Правда, Казань вновь и вновь «брали» почти все последующие цари вплоть до Романовых, причем первые Романовы, как я показал в других своих работах, носа не казали в сии края, боялись. Поэтому не «брали» Казань ни Иван Грозный, ни все прочие московские цари вплоть до Екатерины II. Они просто копили деньги с Ивана Калиты до Дмитрия Донского на донской работорговле, и желали взять Казань, не более того. Потом покупные историки выдали задним числом желаемое за действительное.

Да, и чем «брать»? Ни меди, ни железа, серебра и золота. Ни знаний. Ничего кроме куниц, воска и меда. И немного проса, да девиц на продажу. Вот такие были «производительные» силы. И вновь возвращаюсь к «Картаусову царству», только во времена бронзового века.

Так называемая «срубная» культура названа по характерным бревенчатым сооружениям в могилах. Представлена кладами металлических изделий, «а также литейных форм и инструментов металлообработки». Орудия труда и оружие главным образом бронзовые. В конце срубной культуры появляются признаки использования железа. «Известны мощные очаги металлообработки в Волжско-Уральском междуречье…», именно там, где существовало по моим данным Картаусово царство. Ради фраз, взятых в кавычки, я и привел эту культуру.

Представьте себе, что кроме суковатой палки (палицы) и палки, на конце которой привязан крест на крест камень («топор»), глиняного горшка и туеска из бересты в будущей Московии ничего нет. Каким «телевизором» вам покажется «проушной» бронзовый топор – почти точная копия топора нынешнего? Я уже не говорю о бронзовых ножах вместо лопаточной кости животного. А «втульчатые» копья, у которых не острый камень привязан к палке, а насажено как положено острие? А серп для срезки хлебов вместо того, чтобы выдергивать их с корнем? И верх совершенства – клепаные из медных листов котлы для варки, которые не бьются ежедневно как глиняные горшки. Все это было в срубной культуре как раз в тех местах, где «возникла» пермская грамота и процветала немного позже Великая Пермь. Мы же в то время даже еще не научились своих девушек продавать.

«Приказанская культура – археологическая культура бронзового века, распространенная в Приказанском Поволжье и соседних районах Нижнего Прикамья, а позднее на обширной территории бассейнов рек Кама, Белая, Вятка, Ветлуга. Сложилась на основе волосовской культуры под влиянием срубной культуры. Сменилась ананьевской культурой железного века. Племена занимались земледелием и скотоводством, была развита обработка меди и бронзы». О срубной культуре я уже написал. Давайте теперь взглянем на волосовскую культуру.

«Волосовская культура распространена в бассейнах реки Оки, ниже города Рязани и в низовьях реки Клязьмы. Для волосовской культуры типичны стоянки с землянками, своеобразные типы кремневых орудий, фигурки из кости и камня и сосуды из глины с примесью раковин. Основным занятием населения было рыболовство». Заметьте, это даже не будущая Московия, ибо в Москве – верхнее течение Клязьмы, а Ока «ниже города Рязани, близ Мурома» – более тяготеет к Волге, а не к Москве. И такая «техническая» бедность. Спали в землянках наподобие медвежьих берлог, о чем я уже писал в других своих работах, «наука» не дошла еще до «срубной» культуры. В «глиняных сосудах» даже нет остатков пшенной каши из проса, иначе бы археологи не преминули об этом сказать. Только рыболовство отметили они, разглядывая кости съеденных аборигенами рыб.

Тут я сделаю небольшое отступление на предмет теории Маркса – Энгельса о так называемых исторических формациях, хотя я об этом и писал уже, и даже в специальной статье. Они пишут, что сперва каменный век, а потом уже – бронзовый, по преемственности. Вы заметили, что и здесь «приказанская культура сложилась на основе волосовской культуры»?  Все это преднамеренное вранье, или природная дурость. Я исхожу из следующей логики. Допустим, идет дурак первобытный, а вокруг – камни, которым с большим трудом и умением еще надо придать форму для топора с тесемками крест на крест, а также – медь самородная, которой так легко придать любую форму, даже дырку сделать для рукоятки, чтобы не вязать веревки крест на крест. Вдобавок к меди повсюду валяется олово, как будто специально, чтобы бронзу сотворить на костре, которая раз в пять превосходит исходные компоненты по крепости и долговечности. И этот первобытный дурак мучается с кремнем, обтесывая его до нужной формы, что даже сегодня, с алмазными кругами с электромоторами, довольно трудоемкое дело. Вместо того, чтобы ради простого любопытства бросить медь и олово в костер. Ведь этот дурак первобытный как дитя, хоть медведя, хоть человека – поиграть любит.  Да быть такого дурака не может. Ведь рыбу даже ловить – масса интеллекта надо. Поэтому я считаю, что дураков – нет, и никогда не было, за самым редким исключением. И именно поэтому я считаю, что в одно и то же время, абсолютно то же самое, там, где имелась самородная медь и олово под ногами, там был сразу бронзовый век, минуя век каменный. А там, где под ногами были только камень, там был век каменный, который бы до наших с вами дней никогда бы не «перешел» в бронзовый век, если бы не было торгового племени, то есть евреев. И именно поэтому в Московии была волосовская культура, а в Предуралье – бронзовая. Добавлю только, что волосовская культура не развивает интеллект, а бронзовая – развивает, у нее толчков к развитию больше. В связи с этим я хохотал до упаду, когда прочитал у Фейхвангера, генетически как всякий еврей скрывающего свою историю, что так называемая коринфская бронза (сплав меди, серебра, олова, золота в самых фантастических пропорциях) якобы «произошла» от пожаров в богатых домах, когда все металлические пожитки сплавлялись в эту самую идиотскую бронзу, идущую потом на бюсты римских цезарей. Это ж надо такую дурь выдумать. Это ж получается, что в каждом пожаре получается свой эксклюзивный состав бронзы. У одних почти из чистого золота, у других – почти из чистой меди. Притом, в каждом углу одного и того же дома – свой состав «коринфской» бронзы. И это уже не бронза, а таблица Менделеева со своими природными кларками.

Принимая во внимание это отступление, перейду к  ананьинской культуре: «археологическая культура железного века, распространенная в бассейне реки Камы, отчасти средней Волги, Вятки и Белой. Племена занимались подсечным земледелием, скотоводством, охотой и рыболовством». Заметьте, не только рыболовством. «Знали металлургию меди, бронзы и железа, изготовляли ткани из шерсти и растительного волокна. Установлено существование торговых связей с племенами Кавказа и Сибири. Городища располагались на мысах рек, защищались валами, рвами, частоколами. Жилища преимущественно наземные».

Кроме того, что это опять Великая Пермь, обращу ваше внимание на «наземные» жилища, ибо в берлогах все-таки сыро, и – на ткани из животного и растительного волокна. И уж не буду заострять внимание на начало выделки железа, ибо самородного железа не бывает. «Собственных Платонов и Невтонов» по выражению Ломоносова у них было предостаточно. Но не это главное, главное в том, что в этих «племенах» очень широкий спектр, как производительных сил, так и производственных отношений. Ткачество по традиционной истории родом из Индии и Египта, металлургия – с Ближнего Востока, земледелие – из Месопотамии и Египта. Животноводство – оттуда же, а также с Кавказа, где скученность населения такова, что пропитаться одной лишь охотой невозможно. И не такие уж умники жили в Великой Перми, чтобы все это выдумать самим, тем более что животноводство в сплошных диких лесах нужно им было, вообще говоря, как собаке пятая нога. Оно явилось к ним, я думаю, как лучший по сравнению с охотой, более экономичный способ добывания пищи по сравнению с такой нерегулярной по результатам охотой. И этот способ не мог возникнуть сам собой, он мог быть только «заимствован» в тех условиях жизни, о которых я пишу.

Обратив внимание на то, что они «торговали с Кавказом и Сибирью», не упустите и про рвы, частоколы и прочие оборонительные сооружения, включая «расположения городищ на мысах реки». Значит, торговля сопутствовала грабежам, одни приходили торговать, другие – грабить. И надо было держать ухо востро. Но вот на что историки не обращают внимания. Без торговли, как разведки, никто ведь не узнает, что в данном месте можно грабить. Ибо рвы и частоколы нужны не против одиночной шайки грабителей, а против армии грабителей. Я никогда не поверю, что завоевательные войны тех времен были инициированы чистым честолюбием царей. Они просто не понимали, что это такое. Мы же судим их поступки временами Британской империи, которая развалилась к середине прошлого века. И которая тоже началась с чистейшего грабежа.

Так что Великая Пермь – почти современное государство. Но посмотрите, что с ним сделала Российская империя, взрастившая свои военные силы на работорговле своим народом.  

«Абашевская культура – археологическая культура бронзового века на территории современных Воронежской области, Марийской, Чувашской и Башкирской «автономных» республик. Клады медных орудий свидетельствуют о значительном развитии металлургии». Добавлю, что Воронежскую область можете вычеркнуть из своего сознания при чтении предыдущей фразы, так как «места поселений абашевской культуры найдены лишь в Приуралье». От себя добавлю также, что в своей упомянутой книге «Загадочная русская душа на фоне мировой еврейской истории» я подробно исследовал точечное расселение татар и чувашей на просторах Западной Сибири задолго до образования Российской империи, вплоть до Байкала. И в территорию нынешнего Новокузнецка – «второй угольно-металлургической базы на Востоке страны», построенной на пустом месте в 1929 – 31 годах, ныне входит бывшее село Абашево, давно названное так прибывшими туда чувашами в память о своей родине. Так же как есть в Прибайкалье река Свияга – точная семантическая копия реки Свияги в Татарстане. Вот она, какая широкая торговля была у Великой Перми с Сибирью, еще аж в «бронзовом» веке.

«Пьяноборская культура – археологическая культура раннего железного века, распространенная в районе реки Камы. (Опять Камы!) Названа по селу Пьяный Бор, ныне Красный Бор Татарстана. (Кстати, зря его переименовали. Ибо пьяный – это не в прямом смысле этого слова, а в – переносном. Пьяным называют лес, растущий на оползнях. В результате этого деревья растут как бы в разные стороны, как пьяные).  Относительно пьяноборской культуры в науке существуют разные мнения. Одни распространяют ее на весь бассейн реки Камы, другие – только на Нижнее Прикамье или только на устье реки Белой. Племена принадлежали к числу финно-угорских», а мы говорим ныне, что как финны, так и венгры (угры) живут только в Финляндии и Венгрии. Так их же всех от Перми до Петербурга и Венгрии продали в Кафе. Вот и образовалась огромная лысина от них посреди Великой русской равнины, заполненная невообразимой смесью из хазар, татар, угров и финнов (чудно́й чуди), заговоривших по-хазарски, и назвавшимися русами. Однако продолжу цитату: «Характерные вещи – поясные эполетообразные застежки, железные мечи и шлемы. Среди находок – римские и среднеазиатские предметы». Про римские находки – забудьте, никакого Рима о ту пору не было. Рим же – он чисто литературное образование, примерно как страна Муравия у Твардовского. Или страна Лилипутов у Джонатана Свифта. Что касается железа, то ничуть не удивлюсь, если вдруг кто-нибудь найдет «каменную скрижаль» где-нибудь в шорской тайге около Новокузнецка на чувашском или татарском языке «арабской вязью», что горных шорцев – прирожденных охотников и рыбаков научили плавить кричное железо именно названные представители народов еще в «бронзовом» веке. Но так как шорцам железо было не очень нужно, им, видите ли, не надо было пушек, так они до сего дня и остались при этом «отсталом» способе его производства. 

Чуть не забыл. Если бы вдруг кто-то нашел в районе московского Кремля тоже остатки кричного производства железа, то я бы, во-первых, очень удивился – откуда руда? Во-вторых, просто бы не поверил. Надо ли объяснять, что бронза и железо – это такой толчок научно-техническому прогрессу, о котором вы, сидючи за компьютером, даже не подозреваете. И еще одно, отнюдь не маловажное. Великая Пермь благодаря торговому племени достигла такого расцвета, какового о ту пору мало кто достигал, включая мифически Рим. Но сегодня-то она чуть ли не на последнем месте в мире, исключая танки, пушки, военные самолеты и ракеты. И заметьте, все это началось после «присоединения» к России – «стране рабов, стране господ» по выражению незабвенного нашего поэта, когда он, ненадолго расставался с ней в первой половине позапрошлого века: «Прощай, немытая Россия». Она и сегодня не стала чище, особенно в сфере юриспруденции – Моисеевом «разделении властей» в форме Второзакония.

Сейчас самое время вновь вернуться к Моисею. Для этого мне потребуются караимы – иудеи по вероисповеданию, но «тюркских» кровей. Так как в статье у меня много о языкознании, то с него и начну. Для разбега скажу, что крымские и волжские татары, несмотря на как бы общее происхождение от «монголо-татарского ига», говорят абсолютно на разных языках, примерно как мы и немцы. И даже недолюбливают друг друга. Но, заметьте, сибирские татары, аж из палеолита, о которых я писал чуть выше, и казанские татары прекрасно понимают друг друга, несмотря на то, что расстались еще раньше, чем это пресловутое «иго» началось. С чего бы это?

Я думаю, с того, что некоторые народы на исторической шкале столько раз меняли свое название, что голова кругом идет. Возьмите хотя бы шумеров, моавитян и прочих ассирийцев (сюда можно включить еще десятка два прозваний), которые прекрасно ныне обходятся словом арабы, и даже сирийцы или иранцы, иракцы. И Бен Ладен – по происхождению йеменец, – откликается на саудовского араба, хотя он без сомнения – еврей, древнейший и незамутненный веками торгового путешествия среди других народов прочих своих исторических собратьев. Поэтому не в названии народа дело, притом с прилагательным «крымские», что в принципе недопустимо для народа, хотя в Израиле своих же евреев и называют «русскими», и даже не «русскими евреями», а просто – «русскими». Это просто – дело вкуса и исторической несуразицы.

Итак, кто такие караимы? Ведь евреи безусловно никогда не были тюрками. Последуем вероисповеданию, которое в народе держится крепче даже внешнего облика, например у эфиопов-иудеев, ныне массово зазываемых в Израиль жить и воевать за «свободу и независимость». Для ответа на этот вопрос приведу в сокращении таблицу «новохронологистов»  из тома I «Библейская Русь» (роббинисты или раввинисты слева, караимы – справа):

 

Главной книгой роббинистов является Талмуд – «сложившийся устный закон». Считается, что роббинисты не читают Пятикнижия Моисея. Библию читать не разрешается, они могут знакомиться лишь с Талмудом.

Главной книгой караимов является Пятикнижие Моисея (Тора), то есть первая часть ветхозаветной Библии. При этом они отрицают Талмуд.

Средневековые раввнистические иудеи считаются потомками древних жителей современной Палестины. (Замечу в скобках, что о языке и обычаях авторы пока ничего не пишут).

Средневековые караимы считаются потомками татар. Их обычаи, разговорный язык – татарские. По одной из теорий, караимы происходят от иудеев-хазар, то есть – от поволжских народов Казани. В тех случаях, когда средневековые тексты сообщают, что некоторая часть кочевников-половцев являются иудеями, это расценивают, как сообщения о караимах. 

Язык средневековых раввинистических иудеев – арамейский, принадлежащий к семитской группе (добавлю – афразийского дерева языков). На таких языках и ныне говорят многие народы Ближнего Востока и Северной Африки, в частности, арабы. Но арамейский – это арабский. Книги (Талмуд и другие) написаны по-арамейски.

Разговорный язык караимов – крымскотатарский, тюркский. В то же время в своих священных книгах они использовали древнееврейский язык, записанный теми же древнееврейскими буквами, какие известны сегодня. При этом неясно, понимали ли караимы смысл древнееврейского священного текста? Оказывается, в 19 веке в религиозной школе караимов в Крыму мальчики учились читать на древнееврейском языке, не понимая смысла текста. Даже караимскую надпись в синагоге 17 века на древнееврейском языке никто прочесть не может.

При этом эпитафии на памятниках пишут на караимском языке, древнееврейскими буквами. Караимы распространены в Литве, на Украине, в Константинополе, в Испании, в Португалии.

 

Далее, уже без таблицы, так как о раввинистах сказать больше нечего, и таблица становится кособокой, авторы пишут, что караимы пришли в Крым вместе с татарами, но подати русские цари с них брали не как с татар, а двойные.  И караимы просили временщика Екатерины II Зубова, чтобы «уравняли их права с татарами», как будто они – не татары, добавлю я. Далее авторы голословно «доказывают», что «грани между иудеями-раввинистами и караимами начали размываться и стираться», как будто Талмуд и Тора – одно и то же, добавлю я. И в конечном итоге у них получилось, что раввинисты – потомки Моисеева колена, почему-то взявшие на вооружение Талмуд вместо Моисеевой Торы, а караимы – это восточные иудеи, как-то непонятно затесавшиеся среди монголов, но почитавшие почему-то Моисееву Тору вместо Талмуда (устного предания). И в целом получилась ерунда, несмотря на  обилие текста, собственно, ни о чем. Вернее о цветочках и вечной любви меж таблиц бюджета страны.

Согласно моей концепции все становится на свои места. Весь так называемый мусульманский  и восточно-христианский мир, впрочем, как и раннекатолический, и индуитско-буддийский мир никогда не знали Второзакония, за Второзаконие они просто принимали Первозаконие, в котором перепутаны мораль и литургия, закон и бог. Торговое племя евреев разнесло эту идеологию Первозакония по всему миру, в том числе в Египет через Эфиопию и Нил. Наступил, грубо говоря, всеобщий ислам, разделившийся затем на все ныне существующие виды и подвиды религий, ядром которых является иудаизм в форме Первозакония. Об этом у меня – другие работы.

В силу того, что иудеи, они же торговые племена – единственные в мире, несущих в себе это ядро религии, вынуждены были жить разрозненными, одинокими семьями в среде пронизываемых ими народов, они также вынуждены были принимать язык аборигенов, давая ему взамен свою письменность и обогащая его торговыми терминами и понятиями. Но в каждом народе со своими специфическими особенностями. В конечном итоге торговое племя, некогда единое, стало терять связи между своими семьями, все более ассимилируясь в среде аборигенов на основе принесенного ими же Первозакония. И религия эта стала религией народов, которые евреи прочесывали как расческа волосы. Тогда евреи пошли во власть аборигенов и укрепились в ней матримониально. Этому способствовали развитый интеллект, всеобщая абсолютно обязательная мужская грамотность, совершенно уникальный опыт, который я называю «не обманешь – не продашь», развитые и впитанные из других, ранее «прочесанных» народов, науки, искусства, технологии и опыт социальной политики. Всего этого, в своей многообразной совокупности, аборигены каждого из народов не знали, и поэтому смотрели, и в первую очередь властная аборигенская элита, на евреев чуть ли не как на небожителей. Они просто терялись в присутствии евреев, даже самые интеллектуалы среди них, пред обширностью знаний и умений евреев. В Индии возникли раджи с каплей еврейской крови, на Ближнем Востоке – шахи и эмиры, у нас на Руси – князья.

Постепенно, но довольно быстро, за пять-шесть поколений властная элита прочесанных евреями народов стала почти еврейской, с жаждой образования и управления. И евреи в основном  перестали быть евреями, оседая на всю оставшуюся жизнь в данном конкретном народе. И уже почитали не своего бога Яхве, а какого-нибудь Будду, Христа или Мухаммеда. Постепенно они совсем забыли, что они евреи, и стали сильно обижаться, как Бен Ладен, если его назовут евреем.

Передовой же отряд торговцев, не внедрившийся в аборигенскую среду из-за сильной межеврейской конкуренции, продолжал свой путь через новые и новые народы, держась «чистого» еврейского Первозакония и занимаясь торговлей, производством, банками, и поддерживая междусемейную связь на некотором удалении друг от друга. Они везде были желанными гостями из-за феноменальной способности торговать и управлять, рождать идеи и находить выход из любого безвыходного положения.

Верхушка хазар – несомненно евреи, и именно их усилиями была создана в частности Великая Пермь, а затем и Московия. И именно поэтому хазары, никуда не исчезая, у историков куда-то бесследно исчезли, точно также, как исчезли евреи из народов Передней и Центральной Азии, и так далее.

Находясь постоянно в пути, от народа к народу, торговое племя не могло иметь церкви в традиционном понимании ее смысла, с храмами, всенародными гуляниями и так далее. Носителями идеологии, которая постоянно менялась, совершенствовалась, иногда ретроградно, были раввины, раббе и так далее. При этом из-за постоянного приспособления религии к нуждам сегодняшнего дня никакие книги и записи, как говорится «впрок», не могли служить непререкаемой истиной. Только «устные предания» (Талмуд), которые раббе, раввины могли менять по своему усмотрению хоть каждый день, но так, чтобы об этом не знали «широкие еврейские массы». Вот это и есть раввинизм. Именно поэтому на определенном этапе они расстались с ковчегом завета, в котором хранились не скрижали с Второзаконием, как это толкуют нам историки, а – с Первозаконием, подарив все это исламу. Представьте себе, как можно хранить и носить с собой этот идиотский и единственный в своем роде ковчег, когда евреи представляли собой что-то вроде комиссаров в Советской Армии, в каждом полку свой комиссар, а полков этих на планете разбросано больше чем когда-то советских войск.

Вернитесь к левой колонке приведенной таблицы. Ну, какой к черту у этого торгового талмудистского племени может быть язык кроме «арамейского», извлеченного историками из вечности? И недаром сегодня иврит и идиш – искусственные языки наподобие эсперанто. И все то, что я написал, не имеет никакого отношения к Моисею. Именно поэтому крымские и прочие караимы, не могут исповедовать Пятикнижие Моисея. Они, являясь якобы потомками хазар и монголо-татар, должны как раз исповедывать раввинизм. Но они исповедуют Пятикнижие, а на раввинизм смотрят до сих пор косо. Почему?

Потому, что Моисей, поведя часть своего народа в землю обетованную, отказался от Первозакония и изобрел Второзаконие, в котором богово – богу, а мораль – судьям. И именно поэтому Второзаконие, освобожденное от моральных догм, стало цементирующей евреев силой, как бы далеко друг от друга не находились их семьи. Как бы разрозненно они не жили. Строжайший ритуал литургии Яхве, повторяющийся неизменно веками, позволял евреям узнавать друг друга даже по кошерной их пище, даже не здороваясь, а только издали наблюдая друг за другом. Хоть в Африке, хоть в Австралии, хоть в Гренландии.

Еще большее значение имел моральный закон, тоже освобожденный от литургии Яхве, так как этому Яхве не было никакого дела до того, как добывают евреи свой хлеб. Для этого были судьи. Прибыв на Босфор – страну обетованную потому, что там евреям деньги текли рекой ни за что, просто за проплывание кораблей мимо, евреи подробно, частично от нечего делать, так усовершенствовали законодательство, чтобы не зависеть от произвола судей, что мы до сих пор пользуемся их юстицией по имени мифического константинопольского «императора» Юстиниана. С тех пор они стали – «греками». Об этом у меня – в других работах.

Подкопив деньжат на своей таможне, Моисеево воинство приступило к торговому освоению Средиземноморья, основав свои торговые города по всем его берегам, особенно южным, аж до самих Пиренеев. На северных берегах бродили дикари. И, само собой разумеется, поплыли на Восток, по берегам Черного моря, основав «греческие» колонии по всем его берегам. Особенно им понравился Крым и Одесса, устье Днепра, Дона. Возили и торговали тем, что пользовалось в мире наибольшим спросом, сперва солью с Баскунчака, потом лесом, в первую очередь лиственницей, когда потребовалось строить Венецию на сваях (знаменитый путь из варяг в греки, который я откорректировал согласно языкознатцу Далю и «Жизни растений» в сторону от Новгорода, в Кострому и Вологду, а затем и на Урал). Потом пришла очередь рабов на галеры из «русских» лесов. А потом набравшие силу  турки выперли их из Константинополя, правда, весьма интеллигентно, несмотря на то, что историки говорят о великих битвах. Это «исход греков из Трои», о котором пишут «новохронологисты» Носовский и Фоменко. 

Черноморские «греческие» фактории начали хиреть, оставшиеся там «греки» постепенно перешли на местный язык, переженившись на местных красавицах, но, продолжая писать на памятниках своим близким еврейские эпитафии, и не отрекаясь от истинного Второзакония. И теперь немного лукавят, заявляя, что не могут прочесть надписи на стенах своих синагог.

Теперь посмотрите вновь на правый столбец таблицы и на то, что написано чуть ниже. У вас не останется сомнения в том, что я пишу правду. Поэтому я не стану вдаваться в дальнейшие объяснения.

 

                                                                                                                   01.02.03. 

Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

 

 

            

     

    

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Hosted by uCoz