Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

Темные следы

 

Темные следы

или

Как дело Моисея чуть не погибло

 

(Дополнительные доказательства моей теории)

 

Введение

 

У меня в голове давно роится мысль о случайности выживания на Земле нынешней так называемой западной демократии. Она возникла из Моисеева Второзакония, которое отделило друг от друга религию и юриспруденцию, каковые в Первозаконии были перепутаны как мухи с котлетами. Второзаконие же начало действовать в Древней Греции, она же Византия, хотя и изобретено Моисеем на пути туда из Египта.

Дело в том, что Второзаконие изобретено Моисеем тогда, когда ислам уже действовал сплошной полосой на половину Земли, от Индонезии до Гибралтара. И из недр его уже всходило христианство. Точно так же как чуть ранее индуизм и ламаизм. И все эти религии были основаны на Первозаконии, где «не имей другого бога кроме Яхве» и «Яхве – превыше всего» соседствует с «не убий», не укради» и «почитай родителей». Во Второзаконии же все десять заповедей касаются только отношений человека с Яхве, а отношения между людьми Яхве ни в малой степени не касаются, для этого существует суд и судьи. То есть, мух и котлеты Моисей раз и навсегда разделил.

Отсюда и появились древние греки (они же эллины – богоносцы) и стали жить по двум правилам: первое – бог Яхве у них служил фактором единения и самоидентификации между его приверженцами. Второе – юриспруденция (закон в полном и настоящем его значении) регулировала отношения между людьми, приверженными тому же богу Яхве. Только он не вмешивался в людские дела.

Потом случился так называемый «исход греков» с Босфора и прилегающих территорий, согласно официальной истории – в никуда. Дескать, ушли и концов (следов) не осталось. Точно так же как, сквозь землю провалились хазары по разным оценкам в 10 – 13 веках. Правда, древние греки это сделали намного раньше, в период Троянской войны, далеко за «нашей» эрой.

Потом в Западной Европе случился католицизм. И не только в Западной, но и в Восточной Европе, в России (так называемые «староверы», крестившиеся как и католики двуперстием). Католицизм в Западной Европе был наиболее силен на юге, и чем ближе к северу, тем он был слабее. Поэтому на севере сначала случился протестантизм, затем кальвинизм, а затем и просвещение. При этом официальная история никак не связывает все эти три метаморфозы именно со слабостью католицизма на севере Европы по сравнению с ее югом. По официальной истории все эти метаморфозы выскочили как черт из табакерки или джинн из бутылки, но каким-то таинственным образом оказались основаны на правах человека (первоначально частное право), которые защищает независимый от церкви и беспристрастный суд. И это выглядит идиотизмом, так как всем историкам доподлинно известно, что все это было в древней Греции. Правда, все это называется «римским» правом, а в Риме такого права отродясь не было, как сами историки это и доказали. Оно идет от Юстиниана (юстиция), а Юстиниан – византиец, грек, а вовсе не римлянин.

Другими словами, в истории существует совершенный идиотизм, но он почему-то никого не интересует. В сказках разве ищут логику? Но история ведь не сказка.

Опираясь на все свои предыдущие исследования, в том числе «Дополнительные доказательства моей теории» от номера один до номера пять, (включая сюда статьи о юриспруденции) я попытаюсь вникнуть в эту проблему, не ограничивая себя идиотской хронологией, которую мы учим в школе.

 

Еще раз, кратко, о хронологии

 

Основоположниками «традиционной хронологии» считаются Джозеф Скалигер (1540 – 1609гг.) и Дионисий Петавиус (1583 – 1652 гг.), которые, по мнению некоторых исследователей, создавая ее, «искренне заблуждались». Я же доказал, что они не только не заблуждались, но и целенаправленно искажали ее в «Платоновской» академии Козимо Медичи. Собственно, «новохронологисты» Носовский и Фоменко тоже так считают, вполне доказав, что они прибавили к хронологии ровно тысячу лет, с 1 по 10 век «нашей» эры. До них в той же самой «Платоновской» академии прибавили к хронологии столько веков, сколько их вмешается в период «до нашей эры». Это тоже установили названные авторы, не уточнив, правда, что это сделано в указанной «академии». Эту «академию» уже я вывел так сказать на чистую воду.

Исходя из изложенного, для восстановления истории земной цивилизации никоим образом не следует опираться на хронологию. Ее можно принимать к сведению при восстановлении логики событий, и, если она не вписывается в эту логику, то – плевать на точные даты. Будь то в Древнем Египте, Вавилоне или же в самой Римской империи, каковой вообще не было.

 

Западная и восточная история

 

Все мы с вами знаем, что Вавилон, Китай, Индия и Египет имеют очень древнюю историю. Только она изложена нам в школе с точки зрения католической церкви, как всем же известно, западной. Восточные же исторические сведения только «используются», но западная история на них не основана. При этом эти сведения используются так, чтобы западной истории было хорошо и уютно, а восточные данные пусть живут в своей временной шкале, от «эры Хиждры». Мало того, если что-нибудь не так на Востоке, то обычная присказка: «они там вечно путают, мы знаем, как правильно».

Носовский и Фоменко совершенно правильно и доказательно сократили, например историю Китая, Индии, Египта с умопомрачительной древности чуть ли не до наших дней, но, опять же, сделали ее зависимой от истории Запада, как будто она не могла протекать совершенно независимо от него. И мне это тоже не нравится.

Все это происходит оттого, что никто еще не занялся как следует историей евреев, хотя написано книг на эту тему – бесчисленное множество. Только никто не хочет замечать, что все это написали сами евреи, а они почему-то не хотят «вспомнить» свою историю правдиво. А может и забыли ее.

На сегодняшний день хронология Валянского и Калюжного в книге «История земных цивилизаций. Современная версия истории» началась, грубо говоря, с 1 века новой эры, хотя первые два века у них идут под лозунгом «Египет – колыбель цивилизации, но отсутствие железа ограничило развитие этой страны. Как политический центр он не выдержал конкуренции с юго-восточной Европой, куда и перешло первенство». Все остальное «до новой эры» у них отброшено вместе с Римской империей.

Хронологию Носовского и Фоменко в их многочисленных книгах можно охарактеризовать следующей цитатой: «О событиях ранее 11 века до нас не дошло никаких сведений в письменных источниках. Эту эпоху надо представлять себе как «первобытную» на заре цивилизации. Проведенный анализ позволил окончательно сформировать вывод, что все известные события «древней» и средневековой истории на самом деле произошли не ранее 10 века н.э. В 11 веке выполнен впервые расчет пасхалии. Пришествие Иисуса Христа и его распятие в Новом Риме на Босфоре (Константинополе, Иерусалиме, «античной» Трое, Царьграде) во второй половине 11 века, в 1085, либо в 1086, либо в 1095 году, т.е. примерно через 33 года после «нулевого» года, совпадающего с1053 годом. Наиболее древним царством является Древний Первый Рим, расположенный в долине Нила, со столицей в устье Нила – Александрией. В 10 – 11 веках столица была перенесена  на западный берег Босфора и здесь возникает Новый Рим, позднее Константинополь, затем Стамбул. Государственной религией является с 11 века христианство. Среди фем-провинций Нового Рима – «Египет», Русь, Германия, Италия, Франция, Испания и т.д. Фемы выплачивали дань императору и были объединены общей религией».

Что касается сокращения самой хронологии, то я полностью согласен с Носовским и Фоменко, а вот с событиями, о которых пишут как Валянский с Калюжным, так и Носовский с Фоменко, я не согласен категорически. Они все считают «колыбелью цивилизации» Египет, а правопреемником этой цивилизации – Европу. Как будто ни древнего Вавилона, ни Индии вообще не было.

 

Логика событий

 

У меня же история начинается с Йемена, вернее с торгового племени, придумавшего прибыльную торговлю взамен равноценного обмена (чувствуете разницу?) на границе Йемена и Саудовской Аравии. В частности я это расписал на примере архитектуры в предыдущей по счету статье «Дополнительные доказательства…». Об этом же сказано в статье «Тайна Аравийского полуострова», не считая книги «Загадочная русская душа на фоне мировой еврейской истории». Поэтому повторяться здесь не буду.

В только что упомянутой статье об архитектуре я установил, что Великую Армению создало одно из колен торгового племени, появившееся там через Персидский залив и реку Тигр. В это же время другое колено осваивало через «горлышко бутылки» (Ормузский пролив) Юго-Восточную Азию, и затем поплыло за Тихий океан в Южную Америку. Третье колено направилось через Центральную Азию и Китай в Японию, а оттуда уже – в Центральную Америку. Четвертое колено основало Хазарский каганат на добыче и транзите поваренной соли с озера Баскунчак. Пятое колено осуществляло связь Индии с Центральной Азией и Хазарским каганатом через Афганистан. Шестое колено, переплыв Красное море через Баб-эль-Мандебский пролив, основало империю Аксум, в которую входил как нынешний Йемен, так и Эфиопия. Затем я в этих коленах со счета сбился, поэтому вы смело можете поменять уже отмеченные мной номера местами по своему усмотрению. Даже сами евреи, разрешите с этого момента называть их собственным именем «путешественников», забыли, сколько же у них было колен? Говорят, что 13 или 14, причем два из них куда-то «пропали». Согласно же истории все их колена пропали, так как осталось одно, в Палестине.

Вообще-то я подозреваю, что некоторые колена пересекли Африку (на устье Конго) и попали на Гибралтар, откуда так же легко переплыть Атлантику на пустой бочке, как и Тихий океан. Но меня они в данной статье не интересуют. Из западных колен меня сейчас интересует Моисеево колено, образовавшееся в Египте, и из восточных колен – колено Великой Армении. Отмечу здесь только, что из такого «коленного» состояния чрезвычайно легко обосновывается как «афразийское дерево языков», так и «индоевропейская» его ветвь.

То, что Моисей не стал добиваться торжества своего Второзакония в Египте, а повел свое колено на Босфор, в «землю обетованную», доказывает, что перевернуть Первозаконие во Второзаконие было невозможно. Ибо все религии на Земле основаны на Первозаконии, на путанице религии с моралью, что, в свою очередь, дает религии власть над людьми, ибо суд и расправу осуществляла сама религия, церковь. Вернее, ее служители. И, знаете ли, суд и расправа для людей всегда важнее идеологии. Приверженность или неприверженность к идеологии можно скрыть, держать при себе, вслух восхваляя в душе противного тебе бога, а суд и расправа – всегда начеку, было бы только за что уцепиться «сведущим» священнослужителям. И, само собой разумеется, что торжество религии в большей степени обязано возможности ее судить и расправляться, нежели чистой вере как у ребенка. А древние люди были не дурнее нас, современников, я это многажды раз доказал. Они были только менее образованны.

Именно поэтому Моисей решил внедрять суд, отделенный от религии, как говорится, с чистого листа, поводив 40 лет свое колено по пустыне. В статье о древнегреческом театре («Дополнительные доказательства… – 4») я показал, что это был не театр, а – суд. Точно такие же «театры» были в приморских городах Малой Азии, в окружении Византия, который был все-таки город с тройными стенами, а не империя в только что процитированном виде. А театром суд стал потому, что именно так людей приучали к судопроизводству. В том числе и аборигенов, которые, смешавшись на почве обслуживания торговли с евреями, стали греками. В основном мореплавателями и занятиях в сферах, обслуживающих торговлю. При этом евреи идентифицировались между собой с помощью литургии своему богу Яхве, а всем остальным «грекам» не возбранялось кланяться своим многочисленным богам. Так с ними легче было управиться. «Разделяй и властвуй» не нами придумано. Суд же был общим для всех.

Потом все «греки» вместе с Моисеевым коленом торговцев исчезли неизвестно куда. «Исход», и на этом историческая точка. Но так же не может быть. Историки знают, что подавали на завтрак всем древнеегипетским фараонам за тысячи лет до нашей эры, а куда делись греки совсем недавно – не знают. Именно в этом и заключается идиотизм истории, составленной в «Платоновской» академии Козимо Медичи. И размноженной печатным станком Гуттенберга.

Моя задача состоит в том, чтобы хотя бы по косвенным свидетельствам (прямые свидетельства уничтожены в той же самой академии) установить, куда же делись древние греки?

 

«Параллелизмы»

 

Правление Хаммурапи в Вавилоне в основном знаменуется законами его имени. Валянский с Калюжным (с ведома Фоменко) отождествляют по историческим событиям Хаммурапи с Диоклетианом в Византии со сдвигом на 2035 лет («параллелизм»). Ашшурбанипал около 670 лет до нашей эры собрал так называемую Ниневинскую библиотеку, и это время «по делам» соответствует Теодориху, королю остготов в Италии в 500 году нашей эры. Троянская же война греков, якобы бывшая с кем-то на востоке 1240 лет до нашей эры, по перечню событий попадает в русло Готской войны Италии с Византией, случившейся в 555 году уже нашей эры. Основание же Рима было якобы в 753 году до нашей эры, но упомянутые авторы тоже относят это событие в эру Диоклетиана (284 г. н.э.). Николай Морозов, который по большому счету и начал «новую хронологию», впрямую связывает имена Диоклетиана и Моисея, считая, что это одно лицо. Кроме того, даже в 12 веке византийские императоры считали мусульманского бога своим богом. А мусульманство, в свою очередь, вплоть до кануна крестовых походов практически ничем не отличалось от иудейства. Добавлю, по жизненным правилам и сегодня не слишком отличается. И что немаловажно, выходной с субботы на воскресенье был перенесен только в 800-м году. Значит, христианство никак не догадалось целых 800 лет праздновать воскресение Христа, распятого в пятницу после поздней «вечери» в четверг и накануне еврейского «выходного» в субботу.

Все эти сведения, плюнув на хронологию, надо рассмотреть в совокупности. И соединить законодателя Хаммурапи с законодателем Юстинианом (он тут рядом жил с Диоклетианом, 518-527), а их обоих – с Моисеем. Заметив при этом, что именно католичество разъединило их на многие века в «Платоновской» академии Медичи. Ниневинскую библиотеку Ашшурбанипала тоже сюда приплюсовать, как требует логика, ибо собирать в библиотеке в те времена было нечего кроме закладных, дарственных, наследственных и судебных дел. Ибо сперва судили по прецедентам, а все церковные законы у Моисея были всего на одной каменной скрижали. И ведь недаром же именно Козимо Медичи «выкупил» у Магомета II, якобы завоевателя Константинополя, все греческие древние рукописи, которые и лежали, я думаю, в этой библиотеке. И именно по ним скомпилировали современную «западную» историю.

Перейдем к войнам, слегка остановившись на готах. Кто они есть на самом деле, историки не знают, неся по этому поводу несусветную чушь, вплоть до готической архитектуры. Главное, что готы некоренное население Италии, а какое-то пришлое. А по моей концепции истории ни один народ никуда не переселялся, ему это совсем ни к чему. Ни один, кроме торгового племени, оно так и названо – переселенцы, притом извечные. Ибо свыше 5 процентов им нельзя прожить торговлей среди других народов. Вот теперь можно переходить к войнам.

Вся современная история построена на одних только войнах и царских династиях в ущерб самому главному историческому движению – мирной жизни народов. Ибо войны в истории народов случаются не чаще одного раза в 50 лет и длятся не более года, правда, только к началу 20 века увеличившись до 5 лет. Только из-за совершенствования военной техники. Все же предыдущие войны, включая войны Великого Александра – это всего лишь грабительские набеги наподобие набега князя Олега на Царьград. Случались они чаще, чем раз в пятьдесят лет, но длились они не более недели. И, или брали добычу, или уходили от стен ни с чем. Правда, в памяти народной они оставались надолго, примерно как у вас сегодня, когда ограбят вашу квартиру пока вы на даче. Вы же не забываете об этом на следующий же день? А лет пять или даже раза в три дольше рассказываете вашей родне и знакомым об этом «ужасном случае».

Поэтому, что Троянская война, что Готская – простые разбойничьи набеги типа набега Стеньки Разина на Персию «за зипунами», которым историки придали слишком большое значение. Только они происходили с разных сторон света судя по названиям, и вот из этого я бы сделал вывод, что Троя, она же Царь-град – лакомый кусочек со всех румбов. А почему он лакомый – об этом у меня в других работах. Недаром Константинополь имел тройные стены. Чего я нигде не нашел, сколько ни искал в этих и других краях. (См. предыдущую работу). И если «новохронологисты» поставили их на одно и то же время, то я думаю, что Второзаконие Моисея дало хорошие плоды в смысле благосостояния народа.

Те факты, что мусульманство не слишком отличалось от иудаизма и Магомет в Византии считался местным богом, показывает, что никакого христианства тут еще не было. Впрочем, как греки, так и арабы свободно разговаривали, а кто умел, те и читали как на еврейском, так и на греческом языках. И это доказывает, что суд для всех был един, а верили каждый – в своего бога (Яхве, Магомета) или в целую кучу богов. Главное, что церковь была отделена от государства, а государство, грубо говоря, – юриспруденция, осуществляемая выборными судьями. Тем более что есть медаль с изображением как бы султана Магомета II с надписью «Император Византии». Естественно, Византия была за стенами Константинополя – Царьграда.

Тут я должен сослаться на свою предыдущую статью, где назвал, я думаю, по праву Византией Великую Армению. Шибко она, судя по древней архитектуре, соответствует этому названию, еще более укрепленному предыдущим абзацем.

Таким образом, Византия – это Великая Армения с исламом пока «на борту», сооруженная первым коленом (можно любым другим по счету) израилевым, в которую входили не только Армения, Грузия и Двуречье, но и вся Малая Азия и даже Киев. Не говоря уже обо всем концентрическом Причерноморье. «Входили» я говорю не в том смысле, какой придается сегодня этому глаголу, административно, а в смысле только торговых интересов. И подступала Великая Армения прямиком к тройным стенам Царьграда – Константинополя, ни единым своим желанием не проникая внутрь. Внутри была «земля обетованная» на основе Второзакония, на которую можно было только изредка, собравшись с силами, «набегать», большею частью – безрезультатно. Недаром ни в одной византийской хронике не упоминается «успешный» набег Олега. Значит, он только «щит свой прибил к воротам Царьграда» и пошел восвояси, не солоно хлебавши.

 

Армянские католикосы

 

Мне как-то жалко расставаться с Великой Арменией, хотя прямо она не ведет к тому, куда пропали «греки», те, древние, не нынешние. Но она все же проливает свет на весь взаимосвязанный логикой комплекс исторических событий накануне католичества. Если, конечно, не обращать внимания на идиотскую традиционную хронологию.

Дело в том, что кроме подробнейшего перечня «римских» пап, которых историки каждого вспоминают раз по шесть с приставлением к нему все новых и новых «римских» цифр, чтобы удлинить «римскую» историю католичества, есть довольно подробный перечень армянских католикосов. То есть тоже «пап», только не римских, но все равно – христианских и почти «православных».  И я до сих пор не могу понять, почему католикосы не принадлежат к католичеству? Ведь по семантике слова это одно и то же. Но и к русскому православию они не принадлежат, хотя и ближе к нему по сравнению с католиками, как, например,  соседи с одной лестничной площадки ближе по сравнению с соседями в целом по улице. Тут надо бы покопаться в логике совместности событий.

Если вы еще помните, Великая Армения у меня пока в исламе, подробнее – в предыдущей статье. Но в традиционной истории ислам моложе христианства на 600 лет благодаря прибавке в 1000 лет Скалигером к западной, католической истории. А вообще ислам, стало быть, старше христианства не менее как на 400 лет. И это не только этим подтверждается, но и неоспоримым фактом, что ислам до сего дня распространен сплошной полосой от Индонезии до Гибралтара, а христианство в этой полосе – лишь вкраплениями наподобие алмазов в кимберлите. И если историки считают «колыбелью цивилизации» Египет, не обращая внимания как я на Йемен, то смена там религии с христианства на мусульманство – это такой грандиозный переворот в сознании масс, который не сравним даже с русским «расколом», возникшим всего лишь из замены двуперстия на трехперстие  в одной и той же религии. И который вот уже четыреста лет мы не можем никак преодолеть. 

Согласно традиционной истории христианство в Армению и Грузию как с неба упало. Никто из историков не знает, как оно туда попало, словно муха в суп. Притом зимой, когда мух вообще нет. Вот я и думаю, не там ли оно вообще зародилось? Тем более что Василий Великий, он же Христос, он же племянник Моисея (Мусы по исламу) где-то по соседству обретался. И обретался он не в Палестине, а – ближе к нынешней Армении, на каком-то из трех турецких нагорий – Тавров, одно из которых (самое большое) расположено как раз посреди Турции и называется Армянским Тавром.

У Христа же было 12 простых, так сказать, апостолов, и еще один – «первопрестольный». И вы же сами понимаете, что «первопрестольный» апостол – это самый главный апостол, иначе бы он не был первопрестольным, то есть первым, наследующим престол самого Христа. Кроме того, остальные «простые» апостолы ходили за Христом по пятам, а четверо из них записывали в тетрадку его «чудеса», составившие впоследствии Евангелия. А «первопрестольный апостол», наоборот, был первоначально явным и бескомпромиссным «гонителем христиан», поэтому, сами понимаете, с Христом  отношения у него не должны быть братскими. Даже Иуда, входя в заветную дюжину, не выступал так открыто против Христа. Потом же Христос как-то сумел его обломать, и он стал «первопрестольным», по-прежнему не входя в дюжину ближайшей свиты прихлебателей.  

Имя этому апостолу Павел, он же по-еврейски Саул и Савл, родом он из еврейской фарисейской семьи, которых Христос обзывал «фарисеями и книжниками». И был иудейский царь Саул, если вы забыли. И этот «первопрестольный апостол» Павел внезапно взялся за ум, развернувшись на 180 градусов, покрестился, став из иудеев «армянином» (БСЭ) и приняв имя Сильван Барцбердский, почти Иоанн (Иван), если по-русски, или Джон по-английски. А Иоаннов, знаете, сколько было среди армянских католикосов? Не менее шести, так как один из них носил имя Иоанн VI. Но не в этом дело.

Дело в том, что Иван, он же Павел, как только стал «первопрестольным», тот же час создал свою секту – павликиан. Но мы-то с вами знаем, что Христос умер навсегда, ибо нет еще в науке за прошедшие две тысячи лет данных о воскресенье умершего. Поэтому вся тяжесть управления христианами должна была упасть на «первопрестольного» Павла. И не христианская «секта» тогда в его руках оказалась бы, а самое христианство. В полном своем составе. Посмотрим, чем же занимались павликиане?

Энциклопедия сообщает нам, что «павликиане – еретическая секта в Армении», но вы ей не верьте, так как «первопрестольный», назначенный самим Христом, не может руководить сектой, притом еретической. Скорее это в исламе прорастало христианство. И для ислама оно – чистейшая ересь. Тем более что павликиане «исповедовали дуализм», то есть наравне с богом и с теми же «правами» имелся дьявол или черт по-современному. Заметьте, в исламе дуализма нет, как нет его в иудаизме. Там есть только нехорошие ангелы черного цвета, не более того по рангу. А тут черт, имеющий совершенно равные права с богом, и им приходится здорово сражаться, а сражение это все еще не закончилось. И закончится ли, неизвестно. Позднее этот черт получил имя Антихриста. Я бы об этом вообще бы вам не сообщал, если бы это не стало предпосылкой к написанию Апокалипсиса, идея которого явно на стороне черта. И католики взяли его себе на вооружение только затем, чтоб стращать народ. Другой причины и придумать невозможно. Но, я забежал несколько вперед.

Павликиане, хотя их и надо отныне называть правоверными христианами в отличие от будущих католиков, отвергали Ветхий завет, что и следовало ожидать от последователей критика «фарисеев и книжников», так как Евангелия последователи Христа еще не успели написать, но в ближайшие дни напишут. Коран, я думаю, уже существовал, иначе бы не было ислама на полмира. Кроме того, его легче составить, ведь жизненные правила в нем – иудаизм в чистом виде (Первозаконие), особенно по отношению к женщинам и женитьбам: «Да убоится жена мужа своего». И именно поэтому, я думаю, павликиане не признавали Богородицу, ее же и ислам не признает, считая не совсем порядочной женщиной. Нельзя же так резко менять мировоззрение народа как будущие католики, но они пока еще в храм Афродиты ходят. И о христианстве - павликианстве даже не слышали.

Павликиане еще не считали нужным боготворить всяких там пророков и святых. Они были категорически против церковного духовенства и монашества. И я прекрасно понимаю, почему именно. Ведь пророк Магомет – суть знамя ислама, а если его признавать и павликианам, то в чем же тогда отличие павликианства-христианства от ислама? Но это только одна сторона проблемы. Вторая сторона проблемы состоит в том, что ислам изобрел «в Александрии разбогатевший на торговле с Индией купец Скифан», после чего помер. А слуга Скифана по имени Герпентин (имя напоминает ловца змей) «переехал в Персию  и начал проповедовать Коран». Во-первых, «купцу, разбогатевшему на торговле с Индией» более пристало жить не в Египте, а где-то поближе к Персидскому заливу или хотя бы к восточному побережью Красного моря, но никак не в Александрии. Тогда бы и его слуге не надо было «переезжать в Персию». То есть туда, где и ныне центр ислама. Во-вторых, само изобретение ислама купцом, представителем торгового племени, о многом говорит. И, прежде всего о том, о чем я сообщал в предыдущей статье, как именно Авели закрепостили Каинов, превратив их в амхаарцев. А затем последовательно и неуклонно продолжая это дело со всеми другими народами, в которые внедрялись на основе прибыльной торговли. В третьих, именно на примере Армении я показал, что «религиозные» храмы ни что иное, как торговые дома евреев, в которых попутно с торговлей торговцы охмуряли амхаарцев исламом. В четвертых, наступил такой момент, когда часть торговых домов (заметьте, что и ныне «торговый дом» – понятие широкое) превратилась в чисто культовые, религиозные. И от подвала до чердака семиэтажного «дома» заполнились «духовенством и монашеством», бездельниками, «фарисеями и книжниками». И именно Христос решил это прекратить, «изгоняя торговцев из храма». А павликиане как раз и являлись наипервейшими преемниками Христа. Но из этого все равно ничего не получилось, бездельников меньше не стало, разве только на первых порах христианства-павликианства.

Но и это еще не все о павликианах. Оказывается «первопрестольный апостол» недолюбливал и некоторых из дюжины простых апостолов Христа, например, Петра, ибо выбросили из Нового завета все сведения о нем. Но это уже ложь, придуманная католиками, основавшими свое «учение» именно на Петре (собор св. Петра в Риме это подтверждает). А сами павликиане, они же правоверные христиане, наоборот, многие свои храмы назвали «храмами Петра и Павла». Например, Петропавловская крепость не даст мне соврать, ибо она всем известна, хотя храмов этого двойного имени не счесть в «православном» мире. Забегая вперед скажу, что катавасия между Петром и Павлом как раз и случилась, когда православие шибко поссорилось с католичеством на проблеме, не стоящей выеденного яйца при Алексее Михайловиче «Тишайшем», отце Петра I, запустившем церковный раскол, попросту отделившись от ранее единой католической веры. Но этот процесс мне еще предстоит осветить.

Главный же итог павликианства – его широкое распространение в Малой Азии, на Балканах. Вот как об этом сообщает энциклопедия: «С середины 9 в. П. перешли к открытой борьбе, к вооружённому восстанию против византийского господства; военачальниками П. в этот период стали Карвеас и Хрисохир. П. создали в Малой Азии на арабо-византийской границе своё государство со столицей Тефрика. Во главе с Карвеасом и Хрисохиром они совершали походы во внутренние области Византии, доходя до Никеи и Никомедии, Эфеса. В 872 у Вафириака византийские войска разгромили П., в битве погиб Хрисохир; в 878 византийцы заняли Тефрику. Уцелевшие П. нашли убежище в Армении. В 8—9 вв. П. неоднократно переселялись византийским правительством на Балканы (главным образом в Филиппополь)».

На «военачальников», «открытую борьбу», «вооруженные восстания», «походы» не обращайте внимания, будто их нет в этом тексте. Лучше обратите внимание на столицу Тефрику, расположенную как раз в центре нынешней Турции, на притоке Евфрата. Как раз в том месте, где залегает основная железная руда Турции. Значит, в этом месте не должно быть «арабо-византийской границы», ибо легкая для добычи железная руда по тем временам никак не могла находиться на границе, а обязательно – на чьей-нибудь стороне. А так как Великая Армения свершено мирным путем (без каких бы-то ни было «военачальников») захватила византийские рудные запасы, то и традиционной Византии тут не было, была Армянская Византия. Тем более что Армения владела не только центром нынешней Турции, но и всей Малой Азией, включая Никею, Никомедию и Эфес, причем Никея и Никомедия находились от Царьграда-Константинополя в часе езды на лошади. То есть, Царьград-Константинополь никакая не империя, а просто – город за тройными стенами. Поэтому плюньте и на «византийские войска, разгромившие павликиан». Ибо павликианам принадлежала вся Малая Азия и Закавказье, включая сюда и Двуречье, и Сирию. Слово «принадлежала» прошу понимать правильно, не земля им принадлежала, а права торговли на этой земле.

При такой обстановке совершенно ублюдочно звучит, что «уцелевшие павликиане нашли убежище в Армении», хотя они и были родом оттуда. Еще более ублюдочно звучит, что «павликиане неоднократно переселялись византийским правительством на Балканы», ибо это выглядит точно так же, как если бы чукчи или татары из СССР переселялись куда-нибудь волей и силой правительства Люксембурга или Сан-Марино. Да, павликиане переселялись на Балканы, строя все новые и новые свои базилики (и ученые именно базилики там откопали), только они не спрашивали разрешения ни у какого города Византия.

Для большей убедительности я пытался исследовать, что такое Никомедия и Никея? Хотя они и звучат одинаково, показывая всем своим внешним, однокоренным видом, что это – одно и то же. Так вот, историки не знают, что это такое, собирая в кучу всякую чушь, средь которой нелегко найти зерна истины. Никомедия, вообще говоря, «город на северо-западе Турции, в провинции Вифиния» (ныне Измит – Izmit или  Tur). «Никомедия с Никеей связаны арианством (единобожием), спорами вокруг главенства Иисуса – бога-сына над богом-отцом», и наоборот. В статьях «Британники» этот городок-призрак связан с именами Диоклетиана, Констанция Хлора, Евсевием (у меня много о нем сказано в других работах). А сам Диоклетиан посредством Евсевия связан с империей «от Британии до Персидского залива, включая по кругу все побережья Черного моря, плюс Милан и Северная Италия, плюс Антиохия и Сирия». Причем сам Диоклетиан живет не в Константинополе, а именно в Никомедии, ибо она – «резиденция императоров». Вдобавок ко всему этому Никомедия связана текстом с караимами (татарми-иудеями), Талмудом и Аароном, братом Моисея и Пресвятой девы Марии (Марийам по исламу). Причем вся эта семейка, живя в Никомедии, как бы владеет Никейской империей, которая представляет собой тоже небольшой городок рядом со Стамбулом. При этом эти оба городка, Никомедия и Никея не показаны ни на одной карте, а просто описаны: «северо-запад Турции, недалеко от Стамбула». Не знаю, как вам, а мне это все здорово напоминает Иерусалим, «воздвигнутый» не раньше конца 18 – начала 19 века на месте деревушки Эль-Кудс.

Когда я все это изложил в предельно сжатом виде, выбросив десятки императоров, войн и прочих катаклизмов, только затеняющих ситуацию, как размазывается поваром в однородное пюре несколько десятков ингредиентов, вы же сами видите несусветную чушь во всем этом. И только сумасшедший во все это может поверить. Между тем, Великая Армения хотя и упомянута, но как-то так, мимоходом, как будто кто-то выбросил мимо урны трамвайный билет. Не стоит беспокоиться. А вот точно такой же трамвайный билет выброшен другим пассажиром, в другую урну, и на эту тему тут же создают восемь опер и три балета, не считая дюжины романов, сотен повестей и рассказов, и даже несколько десятков совершенно серьезных эссе, диссертаций и многотомных монографий. И этим вторым выброшенным кусочком бумаги настолько забивают людские головы, что они лет пятьсот ни о чем больше не думают, повторяя как сомнамбулы: «Это надо же какой катаклизм – выбрасывать билетик номер два мимо урны!»

 

Павликиане и несториане на «святой» Руси

 

В предыдущей статье под номером четыре я рассматривал вопрос проникновения павликианской архитектуры в Киев, Смоленск и далее аж в Зауралье по «пути из варяг в греки». Потом этот путь удлинился на отрезок от Босфора до Венеции. И архитектура стала ближе к итальянской, особенно в конце «пути» ближе к Великому Устюгу. Ибо здесь этот путь все удлинялся в Зауралье по мере вырубки лиственницы в русских лесах, начиная от Костромы. К причинам удлинения пути до Венеции я вернусь ниже, здесь же отмечу, что на Руси была и несколько иная архитектура, на Волге от Казани и Нижнего Новгорода до Владимира и самой Москвы, по реке Клязьме. Эта архитектура пришла к нам из Хазарского каганата в последнюю очередь, побывав уже на Урале и в Великой Перми. Это была несторианская культура и религия, о которых я достаточно подробно рассказал в других своих работах. Павликианская культура и религия с несторианской культурой и религией пересекались только около Ярославля, на Волге, а московской культуры тогда еще не было, как и самой Москвы.

Несторианство было мешаниной из ислама и павликианства, почему первое и распалось позднее на чистый ислам в Татарстане и почти павликианство на остальных просторах Руси. Точно так же от павликианства позднее, под влиянием Хазарского каганата откололся Северный Кавказ в сторону ислама. Хотя рождением своей культуры и обязан Великой Армении. Да и сама Великая Армения скукожилась до нынешних границ под напором ислама, потеряв даже свою гору Арарат, к которой когда-то причалил Ноев ковчег.

Поэтому возникает вопрос: что же расстроило финансы торгового племени до такой степени, что все пошло прахом, все почти торговые дела? Во-первых, сам Хазарский каганат, возникший на транзите соли немного позднее Великой Армении. Во-вторых, дешевый металл Урала по сравнению с армянским металлом под названием дамасская сталь. В третьих, хазары не брезговали торговлей девицами из Руси, сплавляемыми в Центральную Азию по Волге и Каспию и приносящие им сумасшедшие прибыли. В четвертых, Хазарский каганат перекрыл Великой Армении Причерноморские степи, так что даже в Киев им приходилось добираться с большим трудом и опасностью. В пятых, в Хазарском каганате развилась такая большая «прослойка» казаков-разбойников, каковой не видели еще в торговом мире и на торговых путях. Даже в Древнем Египте в зарослях нильских тростников, откуда и ведут свою родословную казаки-разбойники. (Подробности в других моих работах). Поэтому Дон и не был освоен павликианами. Там нет ни одного «древнерусского» храма. Зато Дон освоили хазарские казаки-разбойники и начали продавать «белоглазую чудь» в Кафе партиями по 100 тысяч разом. В основном эта чудь покупалась «второзаконниками» для использования гребцами на галеры и на строительство циклопических сооружений. Чудь стоила дешево. Отчего и стали мы славянами, в дословном переводе – рабами. 

Но это все не главные причины, хотя их совокупность и повлияла на общее нарастание проблем. Главным была экспансия на Запад, обескровившая финансы колена торгового племени под необязательным номером один.

 

Дела на Босфоре

 

В «Платоновской» академии Козимо Медичи этот факт всячески скрывается, хотя кое-какие дела и проглядывают сквозь кучу навороченного там дерьма. Ведь они «преемники Древнего Рима».

Итак, Великая Армения простиралась на историческом полотне Византии, используя только прибыльную торговлю и не претендуя ни на какие «земли» в своей собственности. И столица у них, вернее, мозговой центр, был в Никеях, хотя никакая столица им не была нужна в нынешнем понимании этого слова. Каждая базилика из их сотен была сама себе столица. Связывали эту «империю» только торговые пути, действовавшие по прямому своему назначению. И опасаться надо было только казаков-рзбойников, а никак не государства и его властных полномочий, так как таковых вообще тогда еще не придумали. Поэтому павликианство от базилики к базилике несколько видоизменялось, ведь некому было следить за единообразием «государственной» религии. Но, все равно, торговые пути работали как швейцарские часики, что говорит не в пользу нынешних больших государств.

Но за Босфор павликиане бросали только завистливые взгляды. Там стоял за тремя стенами Константинополь, перекинув железную цепь через пролив, и брал сумасшедшие пошлины, как говорится, за здорово живешь. Притом торговое племя Армении давно забыло морские походы, пользуясь с момента вплытия в Тигр и Евфрат только речными судами и сухопутными дорогами, создав «еврейские» брички – крепчайшие на свете.

Но и Константинополь не дремал, хотя о нем и врут историки, что он «погряз в роскоши и разврате». Вооруженные Второзаконием, «греки» (я, пожалуй, перестану их брать в кавычки) создали прекрасные города на морской акватории – Древнюю Грецию. И не только Древнюю Грецию, но и города-государства в Италии: Равенну, Венецию, Милан, Геную и так далее. Все это тоже работало как швейцарские часики. Только надо заметить, что никакой Древней Греции как государства, разумеется, не было. Каждый город был сам по себе, и связаны они между собой были только морскими торговыми путями. И культурой, которая зависит не от государства, а от общения.

Но историки, начиная со времен Козимо Медичи, жившие в государствах, никак не могут до сих пор понять эту простую истину. Поэтому разбойничьи набеги морских казаков-разбойников они выдают по привычке за «мировые войны». И я даже не хочу их перечислять. И так как в государстве невозможно жить без царей, их сатрапов или олигархий, то именно их всех скопом привлекли в историю из самых незначительных личностей, расписывая их обильные обеды и оргии – куда проще их выдумать из головы, чем ею же хотя бы чуть-чуть соображать. Спартанцы мне, например, представляются копией донских или запорожских казаков-разбойников, только поданы они как торжественный торт, украшенный финтифлюшками, по сравнению с незатейливыми русскими щами.

В общем, все это «Содружество независимых государств» (СНГ), вооруженное Второзаконием, развивало и совершенствовало его, о чем у меня много других работ. Здесь только добавлю, что высочайшие прибыли и пошлины, полученные почти что ни за что, позволили самым интенсивным образом развивать науки и искусства, один торговец мог прокормить целую кучу артистов.

Ничто не предвещало «исход греков», они думали, что так будут жить вечно в своей «стране обетованной».

 

Дранг нах вестен

 

Великая Армения, поглядывая вдоль Босфора, куда и нос просунуть – проблема, и думало думу. На море связываться с «второзаконниками» совершенно бесперспективно. Посуху – далеко. Но выше перечисленные по пунктам «привходящие обстоятельства» ускорили мирное наступление на Балканы. Через довольно краткое время, примерно к 14 веку на Балканах было столько понастроено базилик, точных копий армянских, что только диву даешься. Это подтверждается и «искони» православием балканских народов. И их назвали знакомым уже словом славяне – рабы, так как древнееврейское слово раб = араб несколько подзабылось. Его оставили мусульманам. А слово амхаарец вообще перестали применять, ибо оно «прилипло» в Эфиопии. Там даже амхарский язык есть, без сдвоенной «а» они думали, что никто не поймет, откуда растут у него ноги.

Рассосавшись по Балканам, включая континентальную Грецию, двинулись в Италию, и первым им попался город Венеция. И тут я должен взять тайм-аут, затратив его на отдохновение в родных российских пенатах, изредка бросая взгляды на сегодняшний демократический Запад.

Взгляните на рисунок. Он взят из интервью с Игорем Гундаровым Савелием Кашницким и опубликован под заголовком «Рожай, страна огромная» («МК» от 20.01.04). Объясняет этот странный график Гундаров так: «В Библии перечислены семь смертных грехов: сребролюбие, блуд, сотворение кумиров, неуважение родителей, гордыня, гнев, тоска. Злоба – убийства, тоска – самоубийства, сребролюбие – кражи, неуважение к родителям – увеличение поступлений детей в интернат».

Прерву и замечу, что мы до сих пор под Первозаконием. Все эти грехи согласно Второзаконию предмет суда, а не церкви. За исключением, конечно «сотворения кумиров». Но кумиров мы себе не сотворяем, нам их всовывает насильно телевидение. А за это – тоже, суд, Сибирь как выражается сатирик.  

Далее автор приведенный график называет «греховностью территории», понятие довольно абстрактное. Причем «коэффициент взаимосвязи – 0,9, динамика преступлений опережает на год – полтора динамику смертности. Динамика смертности на 73% объясняется возросшей агрессивностью и на 11% – безысходностью. Значит 84%  – агрессия и депрессия».

Прерву его вновь. По-моему он врет насчет 73 и 11 процентов. Их надо переставить местами, а по большому счету просто сложить и направить полностью в «безысходность».  Ибо «возросшую агрессивность» нечем объяснить кроме самой безысходности. Как в «Декамероне». Только и разницы будет, что неминуемость чумы заставляет светскую публику кидаться не в убийства, а в сумасшедший разгул, в неограниченные оргии и пьянство. Но у них на это есть средства, а у россиянина этих средств нет, а убивать можно без всяких средств, простым кирпичом валяющимся на дороге. И вроде становится легче, как и в процессе оргии. И вообще обезумевший народ хоть от неминуемой опасности чумы, хоть от неминуемого прозябания на фоне телевизионных «красот западной жизни» уже не хочет размножаться, уже не боится смерти, он уже играет с ней. Потому что играть уже больше нечем. Попробуйте объяснить этот график иначе. Не выйдет.

Дальше я приведу выкладки автора, с которых он начал интервью, но я и переставил в конец, ибо они как раз и иллюстрируют «сумасшедший» график: «Статистика по смертности от инфекционных заболеваний в Петербурге ужасающая. В 1992-94 годах дизентерия дала прирост на 1100 %, сальмонеллез – на 900%, дифтерия – на 1200% (а по России в целом – на 2400 %). Обострение хронического сифилиса выросло на 1400 %. Сопоставимые величины демонстрируют стрептококк, гонорея и другие возбудители. Инфекционисты отказались объяснять этот феномен».

Действительно, зачем об этом спрашивать инфекционистов? Лучше еще раз заглянуть в «Декамерон». Там ведь тоже веселились безоглядно на стрептококки, гонорею и сифилис. И даже на чуму.

Но и это еще не все. Автор сам себя опровергает насчет 73 процентов, записанных им не в ту графу, только делает он это еще до того, как сообщил нам эту цифру. Поэтому опровержение самого себя у него как бы превентивное, а мне оно нужно как раз после упоминания об этих 73 процентах, а не перед упоминанием. Поэтому я самовольно и переставил абзацы туда, где мне они понадобятся: «Франция потребляет алкоголя в два раза больше, чем Россия. Почти так же «запойно» живут португальцы, немцы, датчане, австрияки, испанцы. Данные по 13 европейским странам убеждают: никакой связи между потребляемым спиртом и смертностью не существует. По уровню достатка наше население сейчас живет так же, как в 60-е годы. Но смертность составляет 16 человек на тысячу, а тогда была 6 человек. Смертность в США в годы экономического кризиса 20-х – начале 30-х практически не росла. И у нас с 1943 по 1945 год смертность в СССР снизилась вдвое. Поэтому и стрессами феномен не объяснить. Ни рост курения, ни гиподинамия, ни переедание для искомой причины тоже не подходит».

«Может, солнечная активность?» – намекает корреспондент, – «Нет, проверяли. Действует какой-то фактор Х. Его свойства: огромная скорость распространения, синхронность, точный захват постсоветского пространства, нечувствительность к нему детей и стариков. Фактор поражает здоровых и работоспособных, острие его удара на возраст 20-29 лет, на женщин он действует в три раза слабее, чем на мужчин. Фактор Х управляет всеми без исключения болезнями».

Мне только и следует добавить к этому пассажу, что «фактор Х» синхронно, с «отставанием на год» управляет и преступностью, и смертностью, ибо «жить не хочется, и никого не жаль». Так что этот «фактор» ни что иное, как безысходность, депрессия. Все 84 процента. 

Далее автор делает обобщения: «Максимальная депопуляция на Северо-Западе и в Центральной России. Здесь интенсивность вымирания 1 процент в год. Полураспад нации составит 50 лет. А в Псковской области скорость депопуляции 1,5 процента в год. Причина не в неразвитости или развитости страны. Кроме России в «минусе» Украина, Белоруссия, Литва, Латвия, Эстония, Болгария, Венгрия, Румыния, Словения, Чехия, Германия, но не вся, а только восточная часть страны».  То есть, постсоветское и постСЭВовское пространство, бывший лагерь «коммунистической интеграции».

Я бы на месте автора все-таки привел цифры по странам, он ведь их знает, если говорит о «минусах». Впрочем, одна интересная цифра все же есть, и она должна характеризовать и относительность цифр по упомянутым странам. Цифра эта по Псковской области и упоминание Северо-Запада России.

Я тут же вспомнил как гнобили этот самый Северо-Запад все русские цари, начиная с Ивана Грозного. Особенно Псков, Великий Новгород и Тверь. В отместку за то, что это когда-то были великие державы, почти с западной демократией. Грозный заменил все их население, вывезя свободолюбивых северян в свои рабские вотчины, а на их место отправив своих центрально-русских рабов. Аракчеев именно там создал свои военные поселения, где жизнь была хуже, чем на сибирской каторге. И знаменитая нынешняя Псковская десантная дивизия если не в Пскове находится, то – где же?  Так что цифрам в полтора раза более страшным есть откуда взяться. И даже знаменитый тверской губернатор, берущий взятки с бандитов и отдающий деньги на зимнее отопление народа им же, находится в той же «струе».

Отступление это хотя и длинное, но без него мне никак нельзя перейти к смене власти в Италии и Греции в результате проникновения туда торгового племени, церковным лозунгом которого было Первозаконие.  Каковое, начали «внедрять» вместо существовавшего Второзакония, главной особенностью которого был независимый суд, который вновь стали превращать в церковный.

Так как все это происходило торгово-банковским умом Козимо Медичи (подробности у меня в других работах), приведу здесь всего два факта из его жизни. Флоренция до начала «принципата Медичи» жила как и вся Древняя Греция (ибо там говорили по-гречески) с независимым судом в полном соответствии с Второзаконием. И этот суд приговорил появившегося там Козимо Медичи за «противопоставление себя выше всех» к смертной казни. Слова в кавычках взяты из вруньи-энциклопедии, поэтому они «скользкие» и должны обозначать назначение себя римским папою, хотя никакого Рима (исключая захолустный городок) еще не было. Поэтому «должность» называлась «отец страны» или «отец нации», я уже не помню. Вы видите принципиальную разницу между римским папою и отцом страны?

Так вот, просидев в тюрьме в ожидании казни примерно неделю, Козимо подкупил стражу, хотя в БСЭ написано, что подкупил судей, и те ему заменили смертную казнь изгнанием. Как будто он Солженицын. И Козимо был таков, оказавшись в Венеции, где его встретили «как монарха».

Второй случай состоял в том, что Козимо «заменил 7 совершенно ни от кого не зависимых членов флорентийского парламента (я забыл, как он у них назывался) на 100 совершенно от него зависимых членов». Причем историки специально отмечают, что «он не изменил ни одной буквы законов, но дух их изменился полностью». По-современному и российскому это можно перевести как «коммунистическое телефонное право» или нынешний полнейший судебный произвол, когда судьи ни одному писаному закону не подчиняются. Короче это называется ныне «Басманное правосудие».

Но я отвлекся от замены 7 независимых сотней зависимых парламентариев. Представьте себе, что в Государственной думе у нас в России сидели бы всего 7 человек, поименно: Ходорковский, Дерипаска, Абрамович, Гусинский и даже Березовский. Остальных вы можете выбрать по своему усмотрению и вкусам. Главное ведь не в этом, а в том, что личная ответственность каждого из них за принятые решений у всего народа была бы на виду. До семи ведь все считать умеют. Конечно, каждый из них старался бы провернуть, как говорится, свои делишки, но ведь и другие члены не дураки. Разве позволят? А как только 7 человек договорятся сделать нам некую монополию, а я уже говорил ведь, что до семи все считать умеют. Так что вся их деятельность видна как на ладони, притом все знают, что они по мелочам не будут воровать и брать от «спонсоров» взяток. Им это незачем. Им наоборот нужна так ныне рекламируемая «стабильность», в которой «деньги совершенно спокойно делают деньги».

Теперь представьте себе сотню голодных, разутых, раздетых, безродных и от этого алчных депутатов, которых избираем даже и не мы, а Вешняков с Путиным (простите, с Медичи). Разве можно им доверять наши судьбы? Когда Медичи даст им по прянику и они проголосуют, чтобы маму родную продать на колбасу. А следить за ними как? За этакой оравой, когда мы считать-то до ста не умеем, не то, что запомнить, кто и как голосовал? Если голосуют они каждый день раз по двадцать.

И тут мне вспомнился товарищ Ленин, тоже известный исторический персонаж. Хотя решение принимал товарищ Сталин, он только сослался на уже вегетативного Ленина. Дескать членов ЦК надо увеличить с 20 до 100, чтоб товарища Сталина контролировали плотнее. И вышло все как у Медичи, буквы в конституции были, а духа в них не было. Рассосался весь среди безответственной сотни. По типу: «Все пошли и я пошел, все залегли в атаке и я залег».

Так что вы имеете теперь представление о Медичи. Ибо именно он собрал знаменитый Ферраро-Флорентийский церковный собор, словно он был настоящий римский папа. Ведь по истории их уже было ко времени Медичи около сотни. Если не больше. И эта устоявшаяся структура не научилась за столько лет соборы собирать? На этот раз им банкир для этого понадобился? Это ведь чушь собачья, и я ее здесь даже не собираюсь анализировать. Тем более что у меня полно других работ на эту тему.

Лучше давайте вспомним, как приходили и пришли к власти в Германии нацисты. Ведь страна эта была с давними демократическими традициями и, главное, с нормальным западноевропейским судом, с веротерпимостью, с высоким образованием народа. У них только наблюдалась временная неразбериха с демократией, отчего остановились заводы, но они не были разрушены. И как же скакнул промышленный потенциал, особенно военный, при тотальном уничтожении демократических начал, замененных всеобщим страхом. И куда же использовался этот потенциал? На мировое господство. Притом у Гитлера оно чуть-чуть не получилось. Он просто не рассчитал ситуацию, что русские правители готовы были взорвать, сжечь всю свою страну и положить под гусеницы его танков весь свой народ. И солдаты, и генералы Гитлера просто не были психологически к этому готовы.  Победило не оружие, а именно психология ужаса, к которому русские генетически привыкли.

Этим я хочу доказать, что демократия и законопослушание более уязвимы, чем людоедское правление народом. От людоедского правления только одно следствие: народ перестает размножаться и желает умереть, чему пример – выше.

Официальная история не даст соврать, что на момент «Возрождения», которое организовал Козимо Медичи, все «колонии» Древней Греции в Италии имели демократическую форму правления. «Колонии» эти – северные и отчасти центральные города-государства, административно независимые друг от друга и связанные только обоюдовыгодной торговлей. Но не только в Италии, еврейско-греческая демократия Второзакония обосновалась в портах-городах всего Средиземноморья, от Константинополя до Гибралтара, не исключая Александрии. Приморские города-порты Черного моря на восток от Гибралтара тоже постепенно приобщались к этому удивительному по своей глубине Второзаконию.

Разумеется, никакого христианства тут еще не было. Умные и последовательные торговцы Моисеева колена считали, что так оно лучше: на одной торговле и банковском деле можно царствовать, официально не царствуя, среди разрозненных многобожеских религий аборигенов. Ибо становившийся большой и вполне самостоятельной морально-нравственной силой закон и суд не позволял навязывать религию.

Казалось, что ничто не может угрожать такому порядку вещей, и на основе Второзакония демократия будет расширяться и углубляться. Ибо Моисеево колено уже ясно видело, что на основе Второзакония научно-технический, нравственный прогресс и совершенствование искусств идут значительно успешнее, чем при Первозаконии. (Именно поэтому, для ускорения «перевоспитания трудящихся» были построены грандиозные суды, которые фальсификаторы истории потом назовут «театрами», см. предыдущие разделы). Далеко ходить было не надо, прямо за стенами Константинополя был плохой пример.

Здесь я прошу заметить, что все греки – плавали по морям, а павликиане – давно уже ходили посуху или сплавлялись по рекам. Это тоже здорово мешало их взаимопроникновению и ассимиляции. И одно и то же торговое племя разных колен, вооруженные разными идеологиями были более чужды друг другу нежели новозеландцы и гренландцы.

Демократия облагораживает сердца. Людоедское правление их ожесточает. Именно поэтому демократия так слаба перед всякими Сталиными, Гитлерами и Ким Чер-инами. Поэтому нет ничего удивительного в том что, проникнув посуху в Венецию, павликиане на основе своей людоедской власти стали не столько убивать греков, сколько вытеснять их. Как вытеснил Козимо Медичи во Флоренции честных семь парламентариев, заменив их послушной сотней прохвостов. 

На первый взгляд факт облагораживания сердец демократией и ожесточение сердец людоедским правлением неочевиден. Еще более неочевидно то, что благородные сердца более уязвимы сердцами неблагородными. Для этого приведу житейский пример. Когда поднялся железный занавес на границах России и поток вынужденно, генетически неблагородных сердец хлынул на Запад, любой «русский» безошибочно узнавал за границей своего соотечественника в любой уличной толпе. С одного – единственного взгляда. Ибо это взгляд неуверенного в себе, затравленного, фактически вечно испуганного человека, усиленно старающегося заменить «западную» независимость, спокойствие и достоинство наглостью. Как говорится, рыбак рыбака видит издалека.

Именно поэтому homo sovieticus страшно удивляется что, например, немцы стоят перед красным светофором даже тогда, когда машин на дороге нет, дураки этакие. И именно поэтому американцам не пришло в голову подливать воду в бензин на заправках, а «русские» тот же час по прибытии «догадались». И скандал с Bank of New-York – того же поля ягода. То есть, я считаю доказанным, что благородные сердца не могут устоять перед сердцами неблагородными.

Пришлось грекам подыскивать новые места. Не сразу, конечно, но и не слишком затягивая. Я думаю, не более ста лет потребовалось, чтобы вытеснить греков. Вместе с их рукописями «римского» права.

 

Фрагменты борьбы

 

В других своих работах я достаточно отчетливо показал на примерах Аристотеля, Тициана, Цельса и Лукиана, противопоставляя их Платону и Кузанскому, что все они были практически современниками Козимо Медичи. Точнее, немного постарше. Да, именно так и не улыбайтесь. Первые действовали совершенно открыто против Козимо Медичи где-то во временном отрезке Ферраро-Флорентийского собора. Потом, когда Козимо Старший, он же Отец Страны набрал силу, деньги и власть, их уничтожили как Ленин левых эсеров. Остался Платон, радикально «отредактированный» как наш Лихачев после Соловков. Потом уже идеологию поддерживал молодой да ранний Кузанский, механически подгонявший решение задачек под ответ в конце задачника.

Великая Армения, бросившая все свои силы на запад, скукожилась. Ислам восстановил свои права в Малой Азии и на Кавказе, кроме Грузии и нынешней Армении, отобрав у них почти всю сферу влияния. Хазарский каганат еще более укрепился на Волге и перешел на Дон и даже на Днепр. А потом ринулся в Венгрию и Польшу.

Перед самым началом экспансии павликиан на Запад, почти одновременно, «путь из варяг в греки» удлинился до Венеции. И чуть позже, после Ферраро-Флорентийского собора, им уже владели преемники Козимо Медичи, насаждая на всем его протяжении католицизм вместо павликианства. Это видно по архитектуре русских храмов на протяжении этого «пути» (см. предыдущую статью). Постепенно павликианство было заменено на католичество и у нас появились «староверы», с которыми позднее царь Алексей Михайлович начал непримиримую борьбу, огнем и мечом выкорчевывая католицизм и насаждая нынешнее наше «православие» родом из хазарско-волжского несторианства.

Историки пишут, что Козимо Медичи разбогател на квасцах, потребляемых в ткачестве. Это то же самое, если бы Демидовы разбогатели у нас на Руси, сажая картошку, делая овчинные полушубки или изготовляя телеги. Ибо такого рода «бизнесом» занимался на Руси каждый третий. Такого рода бизнесом «папскую казну не заполнишь до отказа к 1462 году» как сообщают нам историки. Притом, с какой стати частный банкир будет «заполнять папскую казну»? У Козимо и свои подвалы во Флоренции для золота были, в своих подвалах «казну» надежнее хранить. И столица Италии до самого 19 века во Флоренции была. Так что «римскому» папе совершенно нечего было делать в Риме. У него все дела сосредоточились во Флоренции, у Отца страны (папы страны), коим и являлся организатор Ферраро-Флорентийского собора.

Разбогател Козимо не на квасцах, а – на индульгенциях, это у меня доказано со всеми необходимыми подробностями в других работах. И этими же никчемными бумажками платил крестоносцам, хоть по официальной истории крестовые походы и закончились якобы незадолго до его рождения (1270 и 1389 гг.). Но именно туда (1096 – 1270 гг.) и отправили эти «походы» в «Платоновской» академии Козимо, чтоб они не мешали последнему начинать «Возрождение». Притом его «крестоносцы» все время путали Палестину с Константинополем, регулярно попадая на Босфор вместо Иерусалима, которого тогда, ясное дело, не было в природе, а на его месте стояла небольшая деревушка Эль-Кудс. Вот они «случайно» и попадали в Константинополь.

Я бы не высказал этой гипотезы, если бы Козимо Медичи не «выкупил» якобы в 1453 году все греческие рукописи у «завоевателя»  Константинополя Магомета II. Как будто они самому Магомету не были нужны. Как будто Магомет не «враг христианства», с которым не торговать рукописями, а воевать надо, спасая братьев по вере. Вот поэтому-то и пришлось крестовые походы заталкивать подальше в древность от времен Медичи. Тем более что Носовский с Фоменко как дважды два доказали, что Константинополь завоевал «кто-то» не со стороны Малой Азии, а – со стороны Балкан. Только этими «кто-то» они назвали русских, а я считаю, что это были войска Козимо с индульгенциями в кармане с превентивным «прощением грехов». Их ведь с такими бумажками в кармане не только не надо вооружать и снаряжать, им даже «суточные» платить не надо было. Не говоря уже о твердом окладе наемника. На «подножном корму» проживут. И заметьте, ведь и по традиционной истории крестоносцы не очень хорошо на этих походах своих «зарабатывали», они возвращались из «Палестины» голы как соколы. А с чего им «заработать»? Их такая орава, а Константинополь же не империя, а всего лишь город, притом с тройными стенами, выше которых  не было на земле. Вот с греческими рукописями на горбу они и вернулись. Зато «чистые» как божьи ангелы.   

А что же греки? Вообще-то их историки показали совершенными дураками, беспричинно давшими такие «огромные торговые привилегии Венеции и Генуе», что не только прибыль получали, а в убыток себе торговали с ними. Это выглядит примерно так, как если бы Бил Гейтс продавал свои монопольные программы по доллару за штуку. И так, как продавали лет 100 назад всем желающим бесценные вавилонские глиняные таблички по франку за штуку. Чтобы эти таблички не рассказали лишнего неисторикам.

Между тем, греки не были дураками, так как к моменту, когда Козимо стал «Отцом страны» (чтобы вы прониклись в это «звание», я применю к нему истинный его смысл – Отче страны, чуть ли не Отче наш), в их руках было уже все прибрежное Средиземноморье. И именно поэтому якобы христианство «возникло» разом от Константинополя до Испании, здорово выпучившись в Александрии. А как ему не выпучиться, если Второзаконие именно здесь и разом меняли на Первозаконие. 

Тут для иллюстрации безнравственности, бессовестности и беззакония  «борьбы» я напомню вам предыдущий раздел под заголовком «Дранк нах вестен», а если вам этого мало, сошлюсь на Ренана. Только обратите внимание, Ренан это пишет о 3 веке, тогда как это происходило в 15 веке: «После свободы нужен порядок. Дело Иисуса могло быть сочтено спасенным в тот день, когда было признано, что церковь имеет прямую власть, представляющую власть Иисуса. С тех пор церковь господствует над личностью и, в случае надобности, изгоняет ее из своей среды. Вскоре церковь, тело неустойчивое и изменчивое, олицетворяется в старейшинах; полномочия церкви становятся полномочиями духовенства, располагающего дарами благодати, посредником между богом и верующим. Вдохновение переходит от личности к общине; церковь стала всем в христианстве; еще один шаг, и епископ стал всем в церкви. Повиновение церкви, затем епископу, считается важнейшим долгом; новшество признак ложности; ересь отныне злейшее преступление христианина». (Выделение здесь и в дальнейшем – мое).

И дальше: «…организация церквей имела пять ступеней. Сначала первобытная ecclesia, все члены коей одинаково проникнуты Духом. Затем старейшины или presbyteri (пресвитеры) приобретают в церкви существенные полицейские права и поглощают церковь. Затем председатель старейшин, episcopos (епископ), поглощает почти совершенно власть старейшин, а следовательно, и права церкви. Между епископами есть один, предназначенный к великому будущему. Папа, церковь Иисуса, превращенная в монархию, виднеются в неясном далеке…»

Хотел бы я спросить у знатока: неужели он серьезно думал, что для этой метаморфозы церкви в регулярную армию, в которой – весь народ марширует под водительством «офицеров» и «генералов» церкви во главе с «отче нашим» банкиром Медичи, потребовалось 1670 лет? Ибо знаток пишет далее: «С этих пор уже римская церковь становила себя выше истории. Дух, который в 1870 г., провозгласил непогрешимость папы, уже проявился несомненными признаками в конце 2 века». Впрочем, Ренан не мог знать ни Сталина, ни Гитлера, сумевших то же самое сделать всего за 10 лет. Но о Наполеоне-то Ренан несомненно знал, они же оба – французы, хотя первый и родился корсиканцем.

Особенно мне нравятся «полицейские права» у «офицеров» церкви, «превращенной в монархию». Но они плохо ложатся на демократию Флоренции и других самоуправляемых и независимых друг от друга итальянских городов в момент захвата власти Козимо Медичи («принципат Медичи» в дополнение к «отче нашему») на Ферраро-Флорентийском соборе. Ведь если «полицейские права» были захвачены католической церковью во 2 веке то, что же было почти целых 1300 лет потом? И откуда взялась вновь демократия при рождении Медичи спустя 1300 лет? Но и это еще не все.

Историки верят как в бога, что «в первые века христианства процветал оргаистический культ в христианстве Средиземноморья», об анализе этого факта у меня много других работ, а в трудах упомянутых «новохронологистов» таких фактов – еще больше. В церквах вместо статуй и икон во всех углах и колоннах торчали каменные фаллосы. Все женские монастыри до единого – это просто были дома терпимости. И целых 1300 лет до этого никому не было дела? И только ближайшие наследники Козимо в 1486 году (22 года после смерти «Отче нашего») издали «Маллеус»? Эту беспримерную по своей жестокости, тупости, дурости и прямой преступности «инструкцию по борьбе с ведьмами». Причем «Маллеус» целых сто лет подряд издавали в четыре раза чаще самой Библии.

Вы не согласны с тем, что в это могут поверить не совсем адекватные люди? Тогда объясняю. Само католичество Козимо Медичи и есть начало христианства в Средиземноморье. А греки, появившиеся там прямо перед самим Медичи, еще не успели с этим разобраться. Ведь античное многобожие целиком и полностью сосредоточено на культе богинь-матерей типа Кибелы и Афродиты, а мужского пола боги типа Аттиса, Зевса и так далее – жалкие прислужники богинь-матерей типа половых тряпок. (Подробности в упомянутой книге). Греки, будучи демократами, собственно, и не торопились «решать» этот вопрос, а Козимо Медичи, будучи создателем людоедской империи на основе Первозакония, сразу же начал «ломать дрова» как говорится. Как Петр I, Гитлер и Сталин.

Вот теперь можно переходить к коррекции учения павликиан.                  

 

Коррекция учения павликиан католиками

 

Как вы помните, павликиане не признавали Пресвятую богородицу, в католичестве она – Дева Мария. Одно дело бороться с избранными ведьмами, ведь именно женщины управляли древнегреческим культом многобожия. Здесь надо было переломить тенденцию, тем более что и историки пишут, что сначала христианским культом управляли дьяконисы, то есть дьяконы в юбках. Вот этих дьяконис в христианских церквах и надо было разом заменить мужиками. (В связи с этим, кстати, почитайте мою работу насчет церковного пения и кастратов).

 Другое дело, когда речь идет о народе в целом. Народ Средиземноморья не представлял себе религию не связанную с культом богинь-матерей. Это было у него уже генетическое. И ломать его в сторону мужской религии надо было постепенно и, так сказать бережливо. Это трудно себе представить, поэтому назову несколько парадоксов. Например, представьте себе сегодняшнее «внедрение» правила жениться на родных сестрах или выходить замуж за своего родного отца, хотя вся иудейская и языческая история древнего мира и построена на этом правиле. Или попробуйте переварить то, что вся писаная история не превышает 500 – 1000 лет, когда нам вдолбили хронологию Скалигера и «поздний палеолит» в 30 тысяч лет. Да и скорость материального тела, превышающая скорость света, вам, наверное, в новинку, к которой тоже тяжело привыкать.

Вы тут же меня попытаетесь поймать на том, что в иудейском и исламском мире прекрасно обходятся без Богородицы. А я вам отвечу, что, как только была придумана торговля, осуществляемая только мужчинами (см. мои другие работы), и именно она дала письменность и первые письменные источники истории, то богом стал мужчина, перекочевавший и в ислам вместе с самой торговлей. Поэтому ислам находился как бы изначально при мужской религии, чего не скажешь о древних греках, которые пока еще не познакомились с «греками» в кавычках.

Именно поэтому в модернизированном христианстве-католичестве в отличие от павликианства появилась богородица. Притом заметьте в русском православии Богородица хотя и любимая, но все же не богиня, что сближает православие с тем, о чем я не устаю повторять, с несторианством. Историки, конечно, и тут на плетень наводят тень, найдя в Древнем Египте более древнюю «Троицу», но вы им не верьте на слово, лучше подумайте: откуда ей взяться?

Но, так как ввели Богородицу, ей требуется мужчина. Ведь мы с вами не дети, которым врут про капусту, в которой вас мама нашла. Появляется Святой дух, у которого, наверное, такая же сперма как у всех мужиков. Но этот Святой дух все же не явный мужчина, а какой-то «виртуальный» как ныне говорят. Вам уже легче? Тем более что «Маллеус» уже издан и успешно осуществляется. Но тут Бог-отец без дела остался. И католикам тоже пришлось убрать из Троицы «Аве Марию». От греха подальше: оставили Бога-отца, Бога-сына и Святого духа как бы не для размножения, а для «чистого» созерцания. Глупо, конечно, но что поделаешь? Вон Николай Кузанский вообще такой чуши нагородил, что победителям математических детских олимпиад читать его невозможно. Но безграмотных-то все равно больше, нежели грамотных. Для них и старались.

Перехожу к церковным иерархам, которых павликиане, наслушавшись Христа о фарисеях и книжниках, терпеть не могли. Недаром Ферраро-Флорентийский собор беспрерывно семь лет заседал, как будто это не собор, а парламент. Именно на нем и выработали армейскую структуру управления католичеством, назначив организатора собора банкира Медичи «отче нашим». Ибо обсуждать семь лет подряд «вопрос объединения восточной и западной христианских церквей» – не совсем вразумительная причина столь длинного заседания. Тем более что церкви так и не объединили, не русскую, ни византийскую. Наоборот, византийскую церковь католичество предало, обменяв ее свободу на «греческие рукописи».

Как же при такой обстановке не изъять из павликианства ненависть к церковным «офицерам»?

Перейдем к дуализму. Павликиане впервые начали проповедовать черта наравне с богом. И это здорово помогло католикам застращать народ, ибо Апокалипсис – самая последняя книга христианства, которая, вообще говоря, для христианства как пятая нога у собаки. Поэтому, я думаю, что Апокалипсис сочинили, используя древне-иудейские легенды, в той же самой «Платоновской» академии имени Козимо Медичи. Как видите, что было не нужно Козимо в павликианстве, то отбрасывалось, а нужное оставлялось и даже «развивалось». Например, ненужный павликианству апостол Петр у католиков – основа основ, а для Павла ни одной церкви не осталось. Но вы же сами видели выше, что Павел-то – «первопрестольный», а Петр – даже не евангелист. То есть, придуман прямо в той же «академии».

Наконец, пророки и святые. Павликианам они не были нужны. Но как же тогда Козимо Старший станет «отче нашим»? Как папы «римские» приобретут не только непогрешимость, но и получат право выпускать свои буллы по любому поводу, в том числе и по прерогативам самого бога? Например, отбрасывать богом установленные дни, как это сделал папа Григорий какой-то, переходя на григорианский календарь. Мало того, католики прямо нарушили заповедь самого Христа. Ведь «первопрестольным» у него был Павел, и вдруг оказался Петр. Ибо католикам просто вдолбили через печатный станок Гуттенберга без всякого на то основания, что Христос именно Петру передал всю свою власть. Ныне это карается по уголовному закону.

Кстати, о законах.

 

История «римского» права и его «совершенствования»

 

В «Платоновской» академии так ловко запудрили мозги последующим историкам, что они напрочь перестали соображать сколько-нибудь логически. Например, историк А.Х.М. Джонс («Гибель античного мира») совершенно серьезно пишет, что «своей величественной структурой римское право обязано кодификации Юстиниана». В результате у него получается примерно следующее. Мама – Римская империя родила дочку Византию. Эта дочка придумала юриспруденцию, а мама тут же распространила эту «величественную структуру» на свою не только добрачную, но и младенческую жизнь при Ромуле и Реме. «И этот кодекс стал действенным как для Востока, так и для Запада», притом для Запада он стал действительным еще до того как был изобретен на Востоке, добавлю я. А как же мне тогда понимать следующие слова Джонса: «Ни один закон, изданный на Западе, на Востоке получен не был»? Я эти слова логически так и понимаю, что если «не были получены законы», то и получать было нечего.

Ограничившись комолыми фразами, которые я только что привел, сей «историк» поставил точку  в происхождении «римского» права и немедленно обратился к его «развитию» (вы только представьте себе!) безмозглыми варварами. Вестгот Алларих II, затем король бургундов Гундобад, и следом же король остготов Теодорих, не зная ни одной буквы, пишут каждый свой кодекс. Притом, «на Востоке кодификация была осуществлена позже, но на более научной основе». Но несколько выше он же утверждал, что источник римского права – именно Восток (Юстиниан), который, оказывается, вовсе и не первооткрыватель, а плагиатор варваров. Стало быть, варвары даже еще и не собирались завоевывать Рим, а законы уже создали,  и их украл Юстиниан, переписав «на научной основе». Поэтому мама – Римская империя даже не от дочки Византии свои «римские» законы получила, а как бы от «внучки». Причем эта «внучка» написала законы тогда, когда, вполне вероятно, самой Римской империи еще не было, до Ромула и Рема.

Это же совершенный идиотизм. Если, конечно, я не сделаю некоторых пояснений. Я уже говорил выше, что греки не были дураками, какими их хотят представить историки на основе «изысканий» в «Платоновской» академии Медичи. И греки вполне сносно жили во всем Средиземноморье с штаб-квартирой в Константинополе, причем это было прямо перед совершеннолетием Козимо примерно в 1407 году. И везде у них было Второзаконие с разделенными религией и юриспруденцией. И тут нагрянул бессовестный Медичи.  Куда честным грекам было деваться?

Не забывайте, что я, хотя и перестал греков брать в кавычки, они не столько греки, сколько евреи, торговое племя. Поэтому им не составило никакого труда понастроить своих базилик у варваров на севере Европы, как они сделали это по всему остальному, уже освоенному ими, миру. И я надеюсь, что они не позабыли взять с собой Второзаконие и главную его часть – юриспруденцию. Только вы не заглядывайте по поводу базилик в энциклопедические словари, там – врут, посмотрите лучше в мою статью этого цикла под номером 5. Впрочем, я вас уже об этом предупреждал.

Вот откуда взялись законодатели Алларихи, законодатели Теодорихи и законодатели-бургундцы Гундобады. Они уже не были варварами, они поумней самого Медичи были. Только у них ум не такой был подлый как у Медичи. Тут я вынужден вас спросить: что важнее для любой собственной головы, безупречная логика или взятая с потолка и натолканная в голову как опилки хронология Скалигера? Это я к тому, что Джонс живописует как раз те времена с 1 по 3 век, что и Ренан. В связи с этим я выскажусь довольно откровенно об историках. Мной давно замечено, и не только мной, что в историки идут самые ординарные люди, у которых математических способностей – ноль, а математика – это прежде всего логика. И это касается историков всех стран. Потом они, выучившись у таких же как они сами всей их «премудрости», всю свою оставшуюся жизнь высасывают уже высосанное до них, и этим зарабатывают на прожитье. Некоторые, особо одаренные на предмет глубокомысленного употребления никому не понятных слов типа «торсионных сил в подсознании» и виртуального гвоздя в голове под названием «пассионарность» даже неплохо зарабатывают на ежегодной перестановке предложений в своих «трудах».

Давайте все-таки приблизим все эти опусы ко временам Козимо Медичи. Джонс пишет о втором или третьем веке: «Муниципальные суды, никогда не имевшие особой важности, постепенно исчезли, и обычным судом первой инстанции был суд правителей провинций». Он имеет в виду правителей «римских» провинций. Как будто мы с вами теперь не знаем, что при Медичи «правителями провинций» стали католические попы всевозможных рангов. Кроме этого, Джонс выдает этой фразой, что врет. «Никогда не имевшие особой важности муниципальные суды» вообще бы не могли возникнуть. Ибо «возникновение» их алогично. Например, министерство колоний в  Великобритании возникло от потребности и поэтому логично, а вот то, что оно существует до сих пор – алогично, за неимением в настоящее время колоний.

Кроме того, сомнительное право судить всегда принадлежало сильнейшему: здоровенному самцу, вождю, «правителю провинции». С этого жизнь началась. Этот суд первичен. А вот «муниципальные суды» могли возникнуть только тогда, когда Моисей отделил церковь от правосудия, тем самым отобрав судебные полномочия как от «правителей провинций», так и от попов.

Вам может быть непонятно, как это от «правителей провинций» суд попал в руки попов? А вот как: «Константин (византийский – мое) уполномочил епископов решать гражданские дела…», как будто этот Константин был величайшим дураком на свете, чего даже традиционные историки за ним не замечали. Ибо вначале он судил сам, а это знаете ли, какая прелесть. Потом, устав от трудов, часть своих судебных полномочий передал своим сатрапам, а те, в свою очередь, сильно уставая, передавали эти полномочия все ниже и ниже. Только заметьте, самих сатрапов судил сам Константин, сатрапы же судили своих нижестоящих судей. И так далее. И все были у царя, как говорится, в кулаке. И это – прелесть. А потом, сошед с ума, отдать всю свою судебную власть в совершенно чужие руки, у которых уже есть своя собственная «военная» структура подчинения. Так что ли? Притом цари и первосвященники постоянно конфликтовали. В русской народной поговорке это называется «отдай жену дяде, а сам иди к бляди». Можно и интеллигентнее: иди в бардак. Неужели всего этого Джонс не понимает?

Наверное, нет. Ибо пишет: «За епископами тем не менее оставалось право (как бы отобранное у них чуть раньше Юлианом – мое) рассматривать дела, предоставленные им с согласия обеих сторон, и их суды, дешевые и быстрые, пользовались большой популярностью». У Медичи они «пользовались большой популярностью», а не у греков с Второзаконием в руках, которых я перестал брать в кавычки. Просто «Платоновской» академии Медичи как-то надо было объяснить переход судебной власти в руки церкви во главе с Медичи. Вот они и наврали, обвинив в передаче судебной власти греков, притом задолго до Медичи. Чтобы он чувствовал себя комфортнее. Дескать, я не виноват в этом. И почти тут же запустили «Маллеус», суд в котором вершила церковь. А в свидетели брали любого, кто этого пожелает за бесплатную индульгенцию. Даже если «свидетель» никогда не видел «ведьму» собственными глазами.   

Наконец Джонс ставит последнюю точку (стр. 264): «Римляне никогда не имели представления о профессиональном судопроизводстве». Что, собственно, и я говорю, заметив при этом, что никакой Римской империи никогда не было. Она появилась только при Медичи под названием католическая церковь.

Хотел на этом закончить о медичевском правосудии, которое Джонс отправил во второй век, но тут мне попалась в той же его книге глава «Религия и мораль». Разберу часть ее по пунктам.

Во-первых, мужчинам и женщинам запретили разводиться, «хотя в соответствии с языческой моралью и законом развод был допустим». То есть, закон был, но церковь его отменила, назначив себя вместо закона.

Во-вторых, театр стал грехом, а театр, если вы читали предыдущие мои статьи этого цикла, был ничем иным как «древнегреческим» судом, существовавшим вплоть до Медичи.

В третьих, римским папам очень не нравилось частное право, им нравилось право, как его сегодня называют, гражданское, принудительное. Под гражданином подразумевался рядовой католик. В связи с этим цитата из Джонса: «Отдельные аскетические моралисты, такие как Василий, утверждали, что солдат в бою, лишивший жизни врага, является убийцей».  Это, по-моему, – основа частного права, которое к нынешнему дню не дошло еще до полного выполнения приведенного принципа, но все же здорово продвинулось, и пленных ныне не убивают, а кормят и лечат как своих собственных солдат. Иначе будет то, что произошло с Пиночетом и Милошевичем. Уж не клан ли Медичи ввел это правило, жегший на кострах «ведьм»? Так что «аскетические моралисты» это и есть последовательные поповедники Второзакония, а тот, кто называет их «отдельными» – проповедник католичества Медичи до мозга костей. Поэтому у Джонса начинается передергивание смысла, пока еле заметное: «Кое-кто даже полагал, что магистрат, вынесший смертельный приговор и официальное лицо, которое привело его в исполнение, были также убийцами».

Убивающие по требованию должности солдат и магистрат – равнозначны, хотя могут и не убивать. Передергивание же заключается в самом слове магистрат. Ибо магистрат – это суд, избранный и законный. А вот убийца-церковь – незаконна. Тем не менее, «папа римский Иннокентий объявил, что светское правосудие не идет от Бога», то есть, убирая глупые намеки, именно избранный суд по мнению церкви – незаконен. А вот все идущее «от Бога», надо полагать, законно. Впрочем, этот так называемый «папа» уточняет прямым текстом: «барристер (официальное лицо государственной власти – мое), преследующий преступника в судебном порядке, был виновен в убийстве». Значит – демократия незаконна, а правосудие церкви, якобы осуществляющее его «от Бога», стало быть – законно. И именно поэтому, я думаю, Джонс столь косноязычно все это преподносит, не забывая еще раз поставить жирную точку строками письма того же «римского» (Медичева) Иннокентия: «Показательно, что, те, кто приобрел светскую власть и управляет светским судопроизводством, не могут быть освобождены от греха».

Джонс как будто забыл, что описывает время не позднее 3 века. Именно в это время в Византии устанавливается римское право со «своей величественной структурой» по его же выражению. И «здравствуй, жопа, в новый год!», иначе я не могу себе объяснить, что одновременно уже никакого римского права и нет вовсе, а есть «право» католическое. Но ведь никакого еще разделения христианства на католичество и правоверие нет, христианство все еще фактически в подполье. Императоры западные и восточные через одного то принимают, то не принимают крещения, и то и дело начинают гонять в хвост и в гриву христиан, а католическое «право» вовсю уже действует, все кодифицировано и утверждено как бы самим господом богом.

Так было или нет когда-либо «римское» право? Не в палеолите же мне его искать?  

Только по одной этой причине надо раз и навсегда выкинуть на помойку традиционную историю вместе с ее хронологией. А все то, что написал Джонс в полном составе отправить во времена Козимо Медичи и его младшей родни, через одного становившимися папами римскими. Это будет очень хорошо характеризовать как Козимо Медичи, так и католичество.

И я недаром говорю так зло и пренебрежительно именно о Джонсе. Он ведь, грубо говоря, мой ровесник и должен соображать уже современно. Сейчас же даже не времена Ренана. Ему ведь и труды «новохронологистов», несомненно, попадались, хотя бы Исаака Ньютона. Не говоря уже о Николае Морозове и его современниках. А он все пережевывает жвачку из времен Козимо Медичи и его «Платоновской» академии.

 

«Братание» христиан с мусульманами в завоеванном Константинополе

          

Чрезвычайно сумбурное впечатление производит завоевание Магометом II  Константинополя, расписанное в традиционной истории. На некоторые моменты этой несусветной чуши я уже обращал ваше внимание. Вот еще один момент (рис.). Я его скопировал из книги Валянского и Калюжного, подпись гласит: «Бронзовая медаль работы итальянского медальера Констанцо с изображением султана Магомета II. Надпись: SULTANI MOHAMMETH OCTHOMANI VGVLI. BIZANTII INPERATORIS. 1481».

Во-первых, если исправить очевидную описку в «слове» VGVLI, заменив G на C, то, вне всякого сомнения, это «слово» обозначает римское число  VCVLI, которое по правилам чтения римских цифр должно обозначать либо 9546, так как V=5, C=100, L=50, I=1. Либо 95 +46, либо еще какое-то число, я ведь плохо разбираюсь в римских цифрах. Но это явно не слово, а число, так как все его составляющие буквы обозначают и цифры, а если это слово, то произнести ни VGVLI, ни VCVLI невозможно. Кроме того, тут и дата уже стоит, притом арабскими цифрами, которые «стали известны в Европе в 10-13 веках». Магомет II явно не мог обозначаться таким большим числом, а его Оттоманская «империя» – тем более. И вообще, на кой черт ему римские цифры, когда есть свои, арабские?

Во-вторых, как это турецкая медаль подписана не только не арабской «вязью», не только не греческими буквами, что можно было с натяжкой еще понять, но и вообще чистейшими «римскими» (латинскими) буквами?  К тому же и работа тут «итальянского медальера». Как будто такая важная императорская  шишка не умела даже денег чеканить. Ибо чеканка медалей от чеканки денег ничем не отличается. Поэтому, если это не подделка, то – сговор Козимо Медичи с указанным императором. Третьего не дано.

И тут ложатся, как говорится в строку и «вечная лампада на могиле последнего византийского императора Константина, установленная в Константинополе его завоевателем Магометом II», и «взятие Константинополя со стороны Европы», и даже «покупка» ненужных Магомету греческих рукописей вездесущим Козимо Медичи. Впрочем, эта «покупка» вполне могла быть простым отдариванием со стороны Магомета за подарок ему взятого крестоносцами Козимо Константинополя. Чтоб этот город, блестяще осуществивший Второзаконие, не болтался под ногами, не мешал дружить с Магометом. И вообще надо было на время, пока не напишут в «Платоновской» академии новую историю, забыть как о Византии, так и о Второзаконии. Наступала вновь эра Первозакония, в которой и Магомет собственно жил. Так что делить с Козимо Магомету было особенно нечего. Как Гитлеру с Муссолини. Впрочем, и без этого тут что-то не так.

Приведу несколько цитат из книги Валянского и Калюжного.  ««…время Палеологов принадлежит к наименее ясным временам византийской истории, причиной чего является обилие и разнообразие источников, – пишет А.А. Васильев в книге «Падение Византии». Васильев, один из крупнейших историков, пишет такую вещь! Казалось бы, чем больше источников, тем полнее представление о событиях, яснее история! Ан нет. <…> …Византия в 14 веке предстает то страшно разрушенной, то пышной и богатой. <…> Стефан Душан – король Сербии (1331 – 1355), объединив под своей рукой Сербию, Боснию и Герцеговину, Албанию, Эпир, Фессалию, Македонию и другие земли, полагал, что сумеет покорить и Константинополь, чтобы восстановить величие православной державы. <…> Но на этом объединение Византии и кончилось, поскольку мусульмане имели на судьбу империи свои взгляды. Потерпев от них поражение, Стефан Душан вскоре умер, а созданная им держава рассыпалась. Это был крах уже третьей попытки создания на Балканах славянской империи, после предпринятых в 10 веке Симеоном Великим, и в 13 веке – Иоанном Асением II».

Конечно, тут черт ногу сломит, но вы-то уже прочитали мое мнение на этот счет, и вам должно быть все понятно без дальнейших объяснений. Во-первых, никакой (не только славянской) империи тут никто не пытался создать. Просто тут проходил сухой путь павликиан, которые и есть христиане. Оно и сегодня армяне – православные, хотя и под управлением католикоса. Во-вторых, тут понастроили много одинаковых базилик, вот и кажется, что это рухнувшая империя. В третьих, если кто и пытался тут кое-что создать, так это именно римские папы, притом они создавали тут не империю, а простую сатрапию с подчинением епископу, «избранному» во Флоренции. Ведь точно такая же католическая сатрапия была воссоздана из павликианской сатрапии на «пути из варяг в греки». В четвертых, как и везде на торговом пути, тут полно было разбойников, выдававших себя то за Симеона Великого, то за Асения II, то за Душана без номера. Оно ведь и Олег наш с «пути из варяг в греки» Константинополь якобы брал.

Не забудьте также, что Великая Армения владела центральными областями Турции, включая не только озеро Севан, но и Ван, а также плато под названием Армянское Тавро. И даже Арарат был в их власти, наверное, еще от Ноя. И не только Арарат, но и до восточного берега Средиземного моря они «проникали» как было изложено выше не моими словами, а словами энциклопедии. Поэтому мусульманам в Малой Азии совсем негде было находиться, а не то чтобы побеждать Стефана Душана, сербского короля.

Я даже думаю, что Козимо Медичи по этому поводу и заключил вечный мир с небольшой горсточкой мусульман и отдал им почти бесплатно Константинополь, за греческие рукописи, которые им в действительности не были нужны, они нужны были только грекам. А греки по причине Второзакония не были нужны ни туркам, ни павликианам, ни самому Козимо Медичи. Он их из Италии-то выгонял, мирный «исход» им устраивал. Так что хотя я и сам славянин, и сербов с болгарами люблю, но истина, как говаривал один древний грек, дороже.

 

Как «исходили» греки, куда они ушли и как вернулись в Средиземноморье

 

Начну с того, что вернулись греки в Италию лишь в 1945 году с помощью американцев и уже в 2004 году их вновь пытаются принудить к «исходу». Муссолини недаром итальянец, а в Италии недаром государственная религия – католичество. И недаром перед второй мировой войной Италия была самым отсталым государством в Западной Европе. Как и Испания, в которой тоже одни католики. И революционные судьбы у них почти одинаковые в смысле их перманентности. Как, собственно, и в России.

Это все потому, что греков выжили из Италии и те пошли налаживать научно-технический прогресс на север Европы, и надо сказать, быстренько наладили. Поэтому Италия и оказалась такой отсталой, за исключением Ла-Скала и изобразительного искусства. Все у них перед Муссолини было позади, и деньги Козимо, и церковная  власть над всей Европой, и индульгенции  больше никто не покупал. Муссолини вместо стимулирования прогресса (как и русские коммунисты) искусственные моря создавал (Миланское море, если забыли). А еще говорят по привычке, что католичество – путь к прогрессу, хотя бы в области народного образования. Оказывается, не католичество путь к прогрессу, а свободная торговля и права человека, чуток раньше это я называл – частное право на основе Второзакония.

Но вот пришли американцы в 1945 году, разрешили, не спрашивая итальянцев, приезжать сюда торговцам и промышленникам, то есть грекам. И уже к 1955 году по всей Италии горели неоном, развевались вывески всех известных мировых фирм. А половина оставшихся от войны мужиков ринулась в Германию зарабатывать пока деньги на восстановлении разбомбленной союзниками инфраструктуры и жилья. Ибо от сооружения вывесок до эффективного производства надо было немного подождать. Сегодня все эти гасарбайтеры давно уже дома и на заработанные деньги открыли собственное производство, конкурируя с греками. Вот в чем заключалась преднамеренная ошибка Козимо Медичи. Католическое идеологическое рабство и отсутствие независимого суда – не пустой звук.

Теперь вернусь во времена Козимо Медичи. Только я их вновь попытаюсь представить словами записных историков, якобы вводящих нас в ситуацию 2-3 веков вместо 15 века. Говоря о широкой то ли Византии, то ли Римской империи, хотя это у Джонса – одно и то же, он пишет: «Не считая язычников и еретиков, единственной более или менее представительной группировкой религиозного меньшинства были иудеи, к которым могут быть отнесены и самаритяне, образующие в этот период все еще прочное сообщество».

Во-первых, Джонс согласно своему историческому образованию или хотя бы более чем полувековой деятельности на исторической ниве должен знать, что по-еврейски «сам» - небо, а «ар» - земля. Стало быть «самар» - это линия горизонта, где земля сходится с небом. И самаритяне всегда стремятся к ней и даже дальше, за эту линию. Недаром городов и рек под названием Самара на карте мира больше чем грибов в лесу, включая даже нынешний Ханты-Мансийск, который в свое время был – село Самарское. Я уж не говорю о Самарканде, Самаре-городе на Самаре-реке и другой реке Самаре, впадающей в Днепр. Так что евреи-не-самаритяне – это те, кто уже устроился на новом месте и не собирается пока его менять на новое место. А евреи-самаритяне – это те, кто не выдержал конкуренции с собратьями на старом месте и навострил лыжи – к горизонту. Или даже далее, за горизонт. И не надо, господа историки, вешать нам на уши лапшу с длительными войнами самаритян с евреями. Войны, конечно, между ними есть и были всегда, только не реальные, а виртуальные, вернее экономические, конкурентные. Притом евреи-не-самартяне то и дело переходят в евреев-самаритян, и – обратно. По уму или счастью.

Во-вторых, я вижу, что конкурентоспособность Джонса я уже подорвал в ваших глазах, но только для этого я бы не стал тратить порядковый номер «во-вторых». Дело в том, что если бы Джонс подчитал всех евреев, то они бы не влезли в Палестину, даже с учетом акватории Мертвого моря. Они бы там сидели друг у друга на голове. Все-таки Византия с Римом по Джонсу – большая площадь, а они у него – «представительная группировка» на рассматриваемой площади. И Джонс не сможет мне объяснить, как же так случилось? Тем более что в Палестине евреи были еще и истреблены императором Андрианом. С неба что ли они дополнительно свалились, если у Джонса все они родились в Палестине?  Ведь он не 15 век описывает, а 2-3-й.

Но меня лично этот опус Джонса радует, хотя он лично для Джонса несколько утопичен. И в прямом и в переносном смысле. Суть в том, что если в 3 веке евреев было так много, то в 15, уже при Медичи, их должно быть во много раз больше (см. темпы прироста населения в энциклопедии). А если их так уже много, притом с Второзаконием в голове, ибо они все живут в Византии и, например, в Индии и Америке не входят в подсчет, то, значит, – есть кому поднимать экономику в Северной Европе. А для моей концепции истории это очень важно.

В третьих, Джонс как бы специально для меня утверждает, что «иудеи и самаритяне также были представлены в каждой провинции, и, как правило, они являлись купцами…», что собственно, и пытаюсь я доказать всеми своими работами. Спасибо, только не забудьте, что это всего лишь 3 век. А к 15-му они давно уже были банкирами, владельцами мануфактур и крупнейшими оптовиками, а в розницу торговали одни неудачники, кандидаты в самаритян.

Дальше в лес – больше дров. Джонс: «Феодосий I выступил против заключения браков между иудеями и христианами, а с периода правления Константина была введена целая серия законов, запрещающих иудеям совершать обрезание своим рабам, иметь рабов-христиан и, наконец, вообще располагать невольниками. В начале 5 века их отстранили от занимания гражданских должностей, а уже при Льве – и от адвокатской практики. Юстиниан наложил на них запрет на составление завещания, получение наследства, дачу показаний в суде и т.д. <…>  Иудеи и самаритяне, кажется, составляли единственное религиозное меньшинство, которое питало сильную злобу по отношению к Римской империи».

Как видите, Джонс мне не дает ни единого собственного слова сказать о временах Козимо Медичи, предвосхищая меня так, что я просто ему завидую. Примените приведенный текст к 15 веку, и лучше не скажешь. Это же просто инструкция по выживанию греков из Средиземноморья, своего рода «Маллеус» по отношению уже не к ведьмам, а к евреям.

Ладно, с женитьбами на католичках ясно. Евреи и без этого запрета и поныне редко на них женятся, предпочитая сеять свои гены вне традиционного еврейского брака. И рабов что греки, что евреи никогда не имели. Они предпочитали покупать не рабов, а – труд. Поэтому обрезание тут – перебор. Кроме того, невольник – это не раб, не собственность, если немного разбираться в семантике, а наемный работник, делающий не то, что ему нравится (вольник), а то, для чего его наняли (невольник). Поэтому запрет нанимать невольников – страшный удар. Оно ведь даже сегодня еврей будет сидеть по уши в грязи в своей собственной квартире пока не найдет уборщицу за минимальную цену. Минимум цены покупки – вот что превыше грязи. Неужели это не вытекает из слова «переселенцы» плюс словосочетание «торговое племя»? Дешево купить – дорого продать, минимум конкуренции – вплоть до переселения. Последняя фраза – ключ к пониманию необходимости покупать простой физический труд. Ибо голова еврея занята информацией и организацией по обозначенной формуле. Поэтому запрет на невольников – это хуже чем руки отрубить. Без рук еврей останется евреем, и жить будет не хуже, а, может быть, даже лучше. Это у невольников и рабов «голова рукам покоя не дает», а у евреев – наоборот, дает.

Ныне 70-80 процентов адвокатов кто? Евреи. Суд придумал кто? Евреи. Кто придумал отделить суд от традиционной власти? Моисей. Моисея Яхве куда отправил для освоения «обетованной земли»? На Босфор, ибо никому он был не нужен кроме торговцев. Затем евреи, ставшие греками, оказались во всем Средиземноморье, а потом их вытеснили на север католики. И если бы евреев-греков вытеснили в 3 веке, как словно сговорившись врут нам историки, то Средиземноморье, в частности Италия, не только бы была как при Муссолини, она бы была как потомки инков и майя, пережевывающих кактусы наподобие мельницы, чтобы выплюнуть, сквасить и получить выпивку. Греков в 15 веке выкинули, и то до Муссолини едва дожили. Спросите у американской оккупационной армии. Да и вообще можно почитать писателей 19 века, у всех у них Италия – отсталая страна. Как, впрочем, и Испания, и Польша, и Венгрия, и юг Франции. В общем, все страны, где свирепствовал 100-процентный католицизм, не освещенный зарей реформации и просвещения.  

Но, это так, к слову. Вернемся к адвокатам. Если сейчас евреев-адвокатов большинство, то в 15 веке евреи были единственными адвокатами. Все сто процентов. И отсюда очень серьезный вывод: независимый суд прекратился. Он стал просто невозможным. Песенка Второзакония была спета, вся, до последнего куплета. Наступил суд-произвол, церковный суд, костры инквизиции. Апокалипсис явился наяву, во всей своей красе. Но и это еще не все. Евреям запретили гражданские должности, а писать в те времена умели только евреи (см. другие мои работы). Остановилась писаная история и в «Платоновской» академии стали ее выдумывать и закреплять на печатном станке Гуттенберга. Но самый главный удар по грекам был еще впереди.

В других своих работах я показал, почему и как формировались в еврейской торговой среде институты завещаний, наследства и между ними – суда. Здесь я не буду повторяться, скажу только что без них невозможно осуществлять не только торговлю, но и мануфактуру, банковское дело, институты кредита, векселей, взаимных обязательств, всего того, что движет прогресс на основе снижения издержек производства. И все это осуществляли исключительно греки-евреи, пока европейские аборигены не переняли этот опыт.

В общем, короче: в 15 веке комплексом эти принудительных «мер» евреям просто запретили жить в Средиземноморье. Из последней фразы в приведенной выше цитате выбросьте только слова «Римская империя» и замените их «католической империей Медичи», а потом спросите себя: вы сами «питали бы сильную злобу по отношению…» к католической империи Медичи?  

Здесь я возьму изложение на себя, ибо ни один профессиональный историк этого не знает. Так что я не могу воспользоваться цитатами. Дело в том, что вся высшая знать, руководящая элита как поклонников Первозакония, так и поклонников Второзакония, будь они греками или турками, да хотя бы даже и индусами – все евреи, торговое племя. То есть, создавая религии на основе Первозакония среди встречавшихся им на пути племен и народов, евреи по большей части (не самаритяне) возглавляли эти племена и народы, вернее, являлись главными визирями при местных царьках. Поэтому здорово ассимилировались и превращались в часть соответствующего народа. В его элиту.

Евреи же, принявшие Второзаконие (это только Босфор с последующим распространением на все Средиземноморье), оставались приверженцами бога Яхве из-за строжайшей по отношению к нему литургии, а остальным народам свою религию не навязывали. Но и в их традиционное многобожие не вмешивались. Одновременно развивая среди своих и попавшихся на пути народов юриспруденцию, равную для всех. (См. мою статью о древнегреческих театрах). Поэтому евреи при Первозаконии почти незаметны в сопутствующих народах, в то время как среди западноевропейцев поклонники Второзакония были как бельмо на глазу. Как ложка дегтя в бочке меда.

Но, главный вывод из всего этого тот, что на осколках Византии встретились евреи с евреями, не узнав друг друга. Точно так же как сегодня не узнают друг друга в Израиле евреи и палестинцы, оба семитских кровей и ближайшие родственники.

Я это для того говорю, чтобы чуть-чуть усложнить ситуацию, которую описываю, то есть приблизить ее к фактическому состоянию дел. Ведь Козимо Медичи – еврей, только он из павликиан, поклонник Первозакония, а греки, которых он гнобит, тоже евреи, но поклонники Второзакония. И если вы не верите в их борьбу, то посмотрите вокруг, и вы увидите, что и ныне евреи воюют друг с другом до посинения. Только эти войны без остаточной злобы. Я недаром выделил эти слова. Если русские, например, из-за истоптанной грядки с укропом поругаются навек и навсегда останутся врагами, то любые два еврея по данному вопросу враждуют, а по «неданному» вопросу – друзья. И если «данный» вопрос между ними решен, то вражда прекращается мгновенно и в памяти об этом не остается ничего. То есть они тысячу раз могут быть частично врагами, частично друзьями, иногда и полными врагами или друзьями, но на пять минут. Еще точнее: они дружат и враждуют не в личном плане, захватывающем человека без остатка, а по отдельным конкретным вопросам. Их внимание вражды или дружбы все время перескакивает с «вопроса» на «вопрос», в целом оставаясь лояльным, поэтому и нет остаточной вражды или остаточной дружбы. Это можно назвать перманентной и относительно честной конкуренцией. 

Я это для того все объяснил, чтобы вы лучше поняли «исход греков» из Средиземноморья, так как из официальной истории это все, до последней строчки, вычеркнуто или сожжено. И чтобы вы лучше поняли, что такое самаритяне, уходящие за горизонт. Павликиане наступали на Италию не как гунны, аж с Тихого океана и всем своим скопом, хотя и гунны, и готы, и татаро-монголы гипертрофированно списаны историками именно с них. На самом деле все это было тихой сапой, как выражаются мои ровесники. И одни павликиане и греки находили между собой общий язык, а другие не находили, превращаясь в самаритян. Так что не все греки покинули Италию и оставили Козимо Медичи одного с его банком, «отче нашенством» и только что родившимся католичеством. Иначе бы ему не справиться с такой большой задачей как реорганизация религии католичества в католическую империю. Но таких было мало. Большая часть пошла в самаритяне из-за любви и привычки к Второзаконию. И оказалась на севере Европы, в Нормандии, в Германии, в Дании, Англии и т.д.              

Но и часть павликиан, наслушавшись от греков о Второзаконии, разлюбили свое павликианство и вместе с ним самого «отче» Козимо. И тоже пошли в самаритяне. Так что процесс был сложным, многоплановым, а не таким прямолинейным, как вытекает из приведенных мной цитат.

Как именно новые и старые самаритяне «обустраивали» по выражению Солженицына Европу (он о России), я не буду вам здесь разъяснять, об этом у меня полно других работ. В итоге это – общий принцип прочесывания и обучения народов торговым племенем.  И тут нет разницы между приверженцами Перво- и Второзакония. Повторю только насчет языка и письменности. Ибо к этому я сейчас перейду. Евреи несли с собой по причине торговли свой очень насыщенный словами язык и принципы письменности, но внедрялись они в народы, у которых язык был очень беден, а письменности – никакой. Так торговать было совершенно невозможно. Поэтому евреи на самом первом этапе вводили в новый народ свой счет и притяжательные местоимения, требуемые для торговли, «мое – твое». Именно поэтому во всей индоевропейской семье языков эти слова совершенно одинаковы (см. мои работы по языкознанию). Затем начинали обогащать язык аборигенов другими своими словами, которых в данном языке нет, они аборигенам были не нужны без торговли. Но и от своих еврейских слов отказывались, какие имелись в данном языке, так как практичнее научиться общеупотребительным словам миллиона человек, чем дурить с переучиванием этого миллиона. Например, когда в Голландии спрашиваешь, почему все голландцы от мала до велика знают английский язык, они отвечают: нас же мало и никакой дурак наш язык учить не будет. Так что мы учим английский еще в детском садике, он самый употребительный в мире.  

Потом евреи брались за письменность на местном языке, который был уже не слишком местным. Это хорошо видно на греческой письменности, на «алеф-бык-альфа-а», «бет-дом-бетта-б», «гиммель-верблюд-гамма-г» и так далее.

Джонс пишет: «Греки никогда не прекращали считать римлян варварами (по-моему абсолютно справедливо), и является вполне истинным тот факт, что ни один грек не изучал латинский язык…», что и невозможно было сделать, так как, когда они прибыли в Италию, там люди вообще были почти немые. Затем «…значение греческого языка на Западе идет на убыль». Я только что это объяснил. Затем автор услужливо для меня добавляет: «…много работ греческих авторов, особенно философских трактатов, переводились на латинский язык». А как же, не открывать же уже единожды открытое заново. Далее Джонс пишет, что «к середине 4 века был составлен и готский алфавит (на греческой основе)», как будто этот алфавит составил сам себя. И эта фраза показывает, что ни Джонс, ни вся историческая наука не знает, как «составляются алфавиты» так хитро, что почти на всей земле буквы одни и те же (см. другие мои работы). Кроме того, не забывайте, пожалуйста, что это не 4 век, а 15. 

А вот доказательство, что никакого «римского» права не было: «…при подготовке служащих для судов основным предметом считались упражнения в греческом красноречии», а красноречие ни что иное, как софистика (в первоначальном и главном ее семантическом значении) от еврейского слова «софет» - судья. (Подробности – в других моих работах).

Джонс как будто уже читал мой выше изложенный опус о языкознании, ибо пишет: «в 4 веке латинский язык стал весьма полезен для лиц, стремившихся сделать карьеру». Уберите из головы 4 век и взгляните через абзац выше, чтоб я не тратил лишних слов. И сразу же забывает то, о чем я написал, ибо выдает: «латинский, конечно же, был родным языком Италии». Никогда он не был «родным языком Италии». Опираясь на исследования лингвистов, я в других работах показал, что латинский язык – искусственный и создан по тем правилам, которые я кратко изложил выше. Только это языковое творчество шло сначала через торговлю, а закончилось, когда греков изгнали, в сфере церковно-католической. И не в 3 веке, а позднее, уже в 15-16 веке, когда католичество, ведомое «принципатом» Медичи ринулось догонять ушедших на север греков-самаритиян.  

Однако я сильно удалился от самаритян. Надо их приблизить к языкознанию. Кроме того, сообщить вам один мой вывод, очень важный, но полученный в других работах.

Начну с вывода. Для дураков Первозаконие более привлекательно, чем Второзаконие. Особенно в том случае, когда о юриспруденции рядом с Второзаконием не упоминается. А о ней действительно не упоминается во Второзаконии, посвященном исключительно богу Яхве. Даже в ущерб моральным заповедям, «не убий» и так далее, существовавшим в Первозаконии, что сильно сбивает с толку даже умных людей. Тем более что в «Платоновской» академии Козимо Медичи древнегреческие (древнееврейские) рукописи по этому вопросу переделали так, что так называемую «эпоху судей» отдалили от Второзакония на несколько веков вспять, в результате Второзаконие осталось почти голым, как Венера Милосская. Мало того, каноническое Первозаконие назвали Второзаконием. Так что вышло: вся еврейская история прямиком началась с этого фальшивого «Второзакония», а Первозакония как бы и не было вовсе. Об этом у меня рассказано, со всеми необходимыми подробностями, в книге и других статьях, так что спорить со мной – бессмысленно. Хотя желающие, я думаю, найдутся из среды традиционных историков. 

В результате получилось, что «Второзаконие» содержит примерно напополам литургию богу Яхве и моральные заповеди. И это очень всем нравится. Особенно христианским дуракам. Как, впрочем, и исламским дуракам, ибо ислам тоже основан на Первозаконии под именем Второзакония. Дураками все стали потому, что истинное Второзаконие исключительно с одной литургией богу Яхве должно действовать в комплексе с «эпохой судей», и тогда бы дураков не было.

Как бы там ни было, но Первозаконие под именем Второзакония содержит моральные заповеди, и это всем историкам и вообще «образованным» людям безумно нравится. Им кажется как во сне, что это и есть начало юриспруденции. Дескать, сперва «не убий» попало в религию, а из нее уже, отделившись, обосновалось в самостоятельную отрасль правил социума. Но это же – сон наяву. И я это здесь говорю не для того, чтоб вновь доказывать мной уже доказанное в других моих работах, а для того, чтобы перейти к причинам завоевания симпатий к людоедским религиям, выдающим себя за человеколюбивую первооснову мира.

Да, Геббельсу было далеко до того, кто придумал выдавать регресс за прогресс, одевать черного черта в белые господние одежды, приспосабливать ему над макушкой «сияющий» нимб. И все это проделки Христа. Но не в этом дело. Дело в том, что, выпячивая на передний план моральные заповеди, христопродавцы в ранге рекламных агентов привлекают огромное поголовье дураков, из которых, по большому счету, и состоит население Земли. И никому ведь даже не приходит в голову, что моральные заповеди в одном и том же Декалоге вступают в противоречие с литургией богу. И в результате бог подавляет мораль.

Вспомните хотя бы как Христос «испепелял» ничем не повинную «смоковницу». И если бы в это время был независимый суд, то смоковницу бы спросили: можете ли вы, госпожа смоковница, иметь на своих ветвях круглый год спелые плоды? Способны ли вы обеспечить своими плодами всех прохожих молодцев в любое время, когда им захочется? И Христу бы этот независимый суд тут же дал бы лет 10 каторги, если, конечно, за убийство с «особой жестокостью, испепелением» тогда еще не было пожизненного срока. Или виселицы. Или – посадки на кол. Или распятия на кресте.

В частном же определении этого независимого суда в отношении бога-отца стояло бы: обеспечив своего сына полномочиями по вытворению всяческих чудес, вам надлежит обеспечить его и возможностью добывания смокв с неба, когда он этого пожелает, чтобы он не приставал к простым смоковницам в межсезонье.    

А уже из этого следует, что епископы и папы по прямому завещанию Христа хоть «первопрестольному» Павлу, хоть обычному, рядовому дядьке Петру, переданному уже ими епископам как эстафетная палочка, стали вершить не суд, но расправу подобно Христу над дураками – любящими винегрет из литургии и морали.

Но нет, никто не догадался что Второзаконие под маской Первозакония – жульничество, поэтому-то и ислам, и христианство такими сумасшедшими темпами завоевывало мир.

Но я сейчас не о мире говорю, а о Западной Европе. Вернее об ее Севере. Греки-самаритяне уходили на север и делали свое благое дело, организовывая торговлю и связанное с ней производство, учили аборигенов языку, письменности, собранным греками со всего мира знаниям. И так как религия и суд были у них разделены, то представьте себе, какие у всех этих новшеств были темпы. Сумасшедшие. Именно поэтому север Европы показал такой скачек научно-технического прогресса, что ему до сих пор никто не находит объяснения. Пытаются, конечно, найти, но какие это жалкие по логике объяснения!

А католицизм, варварски исчерпав ресурсы южных народов Европы, и без того ленивых от природы из-за легкости поддержания жизни в благодатном климате, ринулся на север завоевывать «словом и делом» новые ареалы влияния. А в официальной истории это преднамеренно  выдают с «легкой» руки «Платоновской» академии шиворот навыворот, как завоевание северянами «наследства» Римской империи.  Какого черта там завоевывать? Даже сегодня. На севере все было, главным образом, полезные ископаемые и пашни, а на юге ничего этого и сегодня нет. А на итальянских пашнях из галек как на сочинском пляже без минеральных удобрений, добываемых на том же севере, ничего не растет кроме чертополоха. Поэтому северянам в Италии нужны только средиземноморские пляжи, куда северяне ездят недельки на две погреться на солнышке.

Я даже думаю, что католичество двинулось на север исключительно затем, чтобы продавать там свои индульгенции. Ибо к этому времени Север Европы был уже зажиточным. И поэтому, собственно, строило там свои храмы как ярмарки индульгенций. Хотя и о строительстве этих храмов католиками надо еще подумать. Дело в том, что готическая архитектура развивалась по большому счету не как храмы, а как муниципальные ратуши широкого профиля взамен открытых судов-театров в теплой и недождливой Греции (см. специальную статью). Здесь был и театр-суд, и всеобщее собрание (все жители города вмещались) и прочие социальные (социум, а не бесплатная «помощь») учреждения. А церковные дела, включая языческие, были только незначительной частью этого многопланового хозяйства. Поэтому я смело могу предположить, что храмы католические деятели сначала просто арендовали для продажи своих индульгенций, а потом захватили полностью в свое распоряжение. 

Продвижению католичества на север способствовали два обстоятельства. Одно я уже сформулировал выше – волк в овечьей шкуре: не убий, не укради, уважай папу с мамой. Это очень нравилось аборигенам, тем более что греки еще не успели тут создать независимый суд, который все эти моральные проблемы щелкал как семечки. Второе обстоятельство состояло в том, что греки не вмешивались в местные верования на основе все того же Второзакония. И религий тут было примерно столько же, сколько деревень. Фрезер не даст мне соврать, он это подтверждает на бесчисленных примерах. При этом я прошу вас заметить, что для осуществления формулы «разделяй и властвуй» не надо было даже разделять, можно было сразу же приступать к властвованию. Я имею в виду пока идеологическое властвование, которое тут же перешло в церковный суд-произвол.

Не успели греки оглянуться, замешкавшись на научно-техническом прогрессе в сфере производства и торговли, как сердца их подопечных аборигенов оказались во власти католицизма.

И это был кризис, которого не видал белый свет. Второзаконие тоже стало дышать на ладан. И заметьте, это был единственный островок на Земле, где Второзаконие, истинное Второзаконие существовало. Больше его нигде не было на всей Земле.

Все-таки остановлюсь на этом времени подробнее. Но исторических фактов, уничтоженных католичеством, у меня нет. Их можно поискать, но у меня уже нет на это время, я почти все его потерял в шахтах. В моем распоряжении остались только так называемые романские языки и письменность. Их развитие католическим иерархам уничтожить никак нельзя. И из этого можно кое-что достать.

Например, тот факт, что наряду с «классической» латынью существовали национальные языки с соответствующей письменностью. При этом чуть ли не до 20 века ученые всех европейских стран и отраслей знания пользовались латынью для описания своих достижений, а все остальные граждане использовали национальный язык со столь же национальной письменностью. То есть, существовало двуязычие не только на разговорном уровне, но и на письменном. И это двуязычие, повторяю, существовало не так, как существует сегодня, когда все граждане данной страны разговаривают и пишут на двух языках совершенно независимо от рода деятельности (исключая дипломатов), а именно – по роду деятельности. Только ученые и католические иерархи использовали латынь, а все остальные использовали родной язык.

Историки говорят, что это произошло потому, что католичество – источник науки и прогресса, и все им верят как в самого Христа. А я в этом здорово сомневаюсь, ибо вся наука католическая состоит только в том, чтобы продавать индульгенции. Вернее, чтобы так одурачить народ, чтобы он их беспрекословно покупал. И как только продажа индульгенций прекратилась, так и католичество в развитых странах начало медленно, но верно скукоживаться, но наступать в странах не развитых, чему пример – Южная Америка. Притом заметьте и еще один неоспоримый факт. Самые знаменитые университеты существовали не на католические деньги, а на муниципальные, так что о значении  католичества в развитии наук надо еще здорово подумать, хотя и напрочь отбрасывать – тоже нельзя, так как были и там, в монастырях ученые.

Естественно, что католические храмы во всех странах употребляли латынь, это так же необходимо как равенство закона на всей территории отдельной страны. Только народ и большинство рядовых священников пели на латыни то, чего сами не понимали, ибо не участвовали в двуязычии. А епископам, ездившим в Ватикан в командировку и на утверждение, двуязычие было необходимо, иначе не утвердят в должности или снимут с работы уже «по ошибке» утвержденного. Трудно себе представить и такое положение дел, чтобы рядовые монахи в монастырях, в большинстве своем простая рабочая сила, набранная из простого же народа данной страны, быстро превращалась в двуязычных. Им без латыни хватало дел, простых, физических. Поэтому латинизация всей жизни Европы представляется сильно преувеличенной. А то, что латынь чуть ли не от рождения – «мертвый» язык, еще раз это подтверждает. Ведь родилась она не в 3 веке как нам врут, а в 15 – 16.

Кажется, я добрался и до ученых, исключительно латинизированных. Посмотрим на сегодняшний день. Сегодня все ученые англизированы, иначе их никто не сможет читать. И не англизированным – очень трудно общаться, а общение для ученых значит столько же, сколько собственная голова, вернее, ее содержимое. Так почему я не могу думать, что латинизация ученых 15 века не такая же точно потребность как сегодня – англизация? Просто латынь в те времена – очень удобный язык, имеющий хождение во всех странах Западной Европы. За консультацией же можно сходить в ближайшую церковь. И больше – ничего.

Но, это – только фон, на котором я хочу рассмотреть национальные языки. Ученые историки давно проповедуют совершенно вздорную мысль, что прибыльную торговлю, языки и письменность каждый народ изобрел самостоятельно. Несмотря на целую кучу совершенно идиотских следствий, вытекающих из этого вздора. Я этому столько посвятил своих критических работ и разъясняющих истинное положение дела, что одно перечисление их здесь – уже перебор. Основу языка и особенно письменность всем народам на Земле, исключая австралийских аборигенов и несколько малых народов, живущих у черта на куличках, дало торговое племя. В данном конкретном случае, касающимся Северной Европы, это были греки, которых, вы же знаете, я перестал брать в кавычки.

Для единственного здесь примера, каковых у меня разбросано по другим трудам – не счесть, я еще раз обращу ваше внимание на приведенную уже мной краткую фразу, выписанную мной из Джонса: «к середине 4 века был составлен и готский алфавит (на греческой основе)». Готы были восточные и западные и оба «пришли в Италию» неизвестно откуда. Неизвестно потому, что они пришли в общем-то с севера. А «Платоновская» академия не хочет, чтобы мы об этом знали. Больше им прийти просто неоткуда, ибо готика архитектурная как раз на севере и находится, ее даже сегодня можно посмотреть собственными глазами. Теперь обратите внимание на слова в скобках, ведь их Джонс написал, а не я. И сопоставьте «греческую основу» с тем, что я уже сказал о греческих самаритянах. То есть, не от латыни национальные романские языки, а от – греков. Аплодисментов не надо.

Значит перед католиками с их латынью на север Европы прибыли греки. И именно так, как я сказал выше, создали национальные языки северной Европы, включая письменность. О замене же 4 века на 15 я устал уже вас просить.

Вы еще не позабыли, что я сказал выше о величайшем критическом моменте в истории Земли?  К нему и приступаю. Греки опомнились только тогда, когда увидели себя почти окруженными вновь наследниками Козимо Медичи, но уже не в Италии, а – в Северной Европе. По традиционной истории это 14 век, век Яна Жижки, Гуски, Яна Гуса и так далее. Хотя это было – немного позднее. Греки быстро поняли, в чем их ошибка. Ошибка была в том, что они не вмешивались в местные религии, у них, как им казалось, были дела поважнее – научно-технический прогресс и независимый суд. И все это было уже осуществлено. Не боюсь сказать, что примерно на сегодняшнем уровне.

Отныне они все силы свои приложили к проникновению в католическую религию, и начали с того, что грек (хотя он мог быть только греком по образованию и воспитанию) Мартин Лютер сорвал с двери ближайшего храма объявление о продаже индульгенций и вывесил свое объявление, знаменитые «95 тезисов». Потом наступила Протестация, Реформация, Кальвинизм и, наконец, Просвещение. Об этом у меня подробно рассказано в книге, поэтому возвращаться не буду. Отмечу лишь, что именно кальвинизм поставил окончательную точку в борьбе с католичеством. Он изгнал продажных священников, потому что исправить их было нельзя. Назначил на эту работу самых умных и добрых из своей гражданской среды. Фактически запретил что-нибудь просить у бога, ибо это совершенно бесполезно. Внушил людям, что надо надеяться только на себя, на собственные силы. И работать, работать и еще раз работать, чтобы стало лучше жить. И ходить в суд, а не в церковь, решать частные и даже гражданские проблемы, когда государство, например, хочет узурпировать частные права.

Католичество начало пятиться. Допятилось до Ватикана, хотя никто не мешает ныне его исповедовать даже в Англии, прямо рядом с англиканским храмом. В этом и состоит демократия. Правда, в Италии католичество все еще традиционно сильно. К этому и перейду напоследок. Ибо мне надо найти в этом процессе место для «святой» Руси.

Российский «путь из варяг в греки» преемники Козимо Медичи получили на правах  наследников павликиан. Павликианство вдоль этого пути от Киева до Великого Устюга, включая Беломорье,  быстро преобразилось в католичество, что видно по архитектуре храмов разного возраста. А также по двуперстию крестного знамения русских «староверов» и дважды выкрикиваемому «аллилуйя». О странах, более западных и говорить нечего.

Ферраро-Флорентийский собор Медичи проводил с 1438 по 1445 год, на котором якобы воссоединились правоверная (православная) и католическая церкви. Так что о русском православии, существовавшем якобы на Киевской Руси со времен «святого» Владимира, говорить смешно. Тут было павликианство, сменившееся католичеством не позднее 1445 года, и без всякой «унии», а по наследству. Эта «уния» просто преобразовала, канонизировала Козимо Медичи в «отче нашего», католического. Правда, с большим трудом, за 7 лет. То есть,  из разрозненных павликианских «шаек» организовалась, так сказать, регулярная армия католичества.

После этого, в 1453 году, «пал» Константинополь. Русский царь Иван III где-то в 1497 году купил у его завоевателя Магомета II небольшую горку в Константинополе. Назвали горку Новым Афоном (просто Афон был в Греции), где и организовали Пантелеймонов монастырь в виде постоянного представительства нашей православной веры. Но, она не могла быть православной до 1645 года, когда очередной царь, отец Петра I Алексей Михайлович «Тишайший» сжег католические церковные книги, напечатав вместо них новые, теперь уже «истинно» православные. И тем самым запустил знаменитый церковный раскол, заставив народ креститься тремя перстами, и петь аллилуйя три раза. Мелочь, но до сих пор аукается! Так как не в «перстах» дело, а в том, что рабовладельцев приравняли этим «истинным православием» к самому господу богу: «почитай руководителей своих как самого господа», или что-то в этом роде. За справками обращаться к православным книжкам, я читал их, да забыл точную формулировку.

Поэтому только тут мог пригодиться нам Новый Афон. И не на один день раньше, чтоб ссылаться на «греческий» внешний вид нашей церкви, у которой лицо – совершенно хазарское. Неужели Иван III  таким предусмотрительным был? Скорее, я думаю, и Новый Афон купили позже 1645 года. Но не в этом главное. Главное в том, что русское православие намного хуже католичества в смысле прав человека, но об этом надо многое сказать, и это все сказано в моей упомянутой книге. Скажу лишь, что насколько католичество хуже греческого Второзакония, настолько же русское православие хуже католичества.

В связи с этим мне очень не нравится, что Путин и Берлускони дружат не только друг с другом, но и семьями. Мне очень не нравится, что папа римский настойчиво «бьется» за Великую Русь. Это плохое предзнаменование. Лучше бы протестанты поактивнее «вмешивались» в нашу жизнь. Пользы было бы для русских значительно больше.

Почему я так думаю? По очень простой причине. Когда почти на этих днях, когда я заканчиваю статью, произошли крахи американской энергетической корпорации «Энрон» и итальянской корпорации почти такой же величины «Пармалат», правительства этих стран отреагировали диаметрально противоположным образом. Американцы приняли ряд решений, препятствующих повторению таких событий, ужесточив требования к прозрачности отчетов и аудита. Итальянцы же, наоборот, приняли решения, позволяющие и другим компаниям делать столь же подлые дела, предоставив им возможность уменьшить прозрачность.

Италия после второй мировой войны под присмотром американцев вышла на передовые позиции среди развитых стран и очень этим возгордилась, будто она сама все это придумала и сделала. Хотя там неоновых вывесок было больше неитальянских нежели итальянских, я об этом уже писал выше. Но сегодня я все чаще и чаще встречаю в газетах сообщения, что количество неитальянских вывесок снижется, транснациональные компании закрывают там свои филиалы и производства. И я вспоминаю слова одного итальянца, сказанные мне и подтвержденные моими личными наблюдениями примерно на 50-60 заводах и фабриках по всей Италии: «Мы не любим работать. Посмотрите на американцев, у них же даже поесть некогда (дело было на «производственном» обеде, длившемся 2 часа), сжуют «хот-дог» на ходу, и снова вкалывают, как будто не успеют наработаться».

Я это к тому клоню, что наши правители чувствуют большую симпатию к южной Европе, нежели к северной. И в связи с этим, Второзаконие хотя и победило и даже расширило свой ареал за счет Америки, до окончательной победы ему еще очень далеко.

 

Заселение Арканзаса и заселение Сибири

 

Писатель Глеб Успенский объехал всю Западную Сибирь, чтобы узнать, как там обустраиваются переселенцы из центральных губерний России. И пришел в ужас. Это переселение здорово напоминало как если бы из скорого поезда Москва-Владивосток выбрасывали бы по нескольку пассажиров посередь тайги, не на станциях и полустанках, а именно между ними, специально для этого останавливая состав. Желающих уточнений направляю к сочинениям Успенского, ибо ужасы и безнадежность переселенцев ему лучше меня удалось описать.

Пока вы ищете редкие теперь сочинения Успенского, замечу, что можете на этот счет почитать и газеты советских времен, например, о строительстве БАМа. Там тоже ужасов хватит. Тем временем я выпишу из Успенского для вас цитату о русских переселенцев в Америку, в эти же самые времена.

«Когда менонитам, колонистам Таврической губернии, стал известен закон о воинской повинности (в России – мое), 165 семей решились переселиться в Аме­рику. Семь человек депутатов,  которых таврические менониты пocлaли в Aмерику, чтобы осмoтpeть новое отечество и выбрать подходящие для поселения места, объехали весь запад Америки, и как представители значи­тельной партии переселенцев, они всюду пользовались даровыми билетами и помещениями от тех железнодорожных компаний, земли которых они осматривали. Выбор пал на долину Арканзаса, тогда еще почти совершенно пустынную, и вся земля под поселение была куплена у компании железной дороги по два доллара, с рассрочкой на одиннадцать лет, причем компания обязалась вы­строить в центре купленной земли два больших дома для временного помещения имевших прибыть переселенцев. В 1874 году последовало переселение менонитов. Дома были уже готовы, и с лишком восемьсот душ помести­лись в них. Менониты решили поселиться общинами и кинули жребий, — сперва между этими общинами, затем в тех из них, которые с самого начала решили перейти к участковому землевладению, между членами. В два-три месяца были построены жилища, и дикая прерия превратилась в густо заселенную страну. Дома, выстроенные железнодорожной компанией, были обращены один в школу, другой в церковь, и жизнь новых поселений пошла своим путем. Один очевидец, посетивший менони­тов четыре года спустя, везде нашел станции и полу­станки, через каждые три-четыре мили, повсюду элева­торы для хранения хлеба и приспособления для нагрузки скота».

Я эту цитату привел для того, чтобы была видна разница между демократией Западной Европы, наследницей которой стала Америка, и людоедским правлением под эгидой православия, которое еще хуже, чем католицизм. Российским правителям нужно заселение Сибири, но они ее заселяют примерно как заселяли Америку неграми-рабами католики. Но и не только для этого.

Рассмотрим, что такое меннониты, и откуда они произошли. БСЭ сообщает: «Меннониты, протестантская секта; возникла на рубеже 30—40-х гг. 16 в.  в Нидерландах как результат вырождения (после поражения Крестьянской войны 1524—26 и Мюнстерской коммуны 1534—35) революционного анабаптизма в непротивленческую секту. Название связано с именем Менно Симонса (Menno Simons, умер 1561) — католического священника, перешедшего в 1531 в анабаптизм и позднее реорганизовавшего остатки анабаптистской секты в новую общину, получившую затем название общины меннонитов. Вероучение меннонитов определяется «Декларацией главных статей нашей общей христианской веры» (1632). Самыми существенными чертами христианина меннониты считают смирение, отказ от насилия (даже если оно совершается ради общего блага), нравственное самосовершенствование. Они ждут «второго пришествия» и «тысячелетнего царства» Христа.  Крестят лишь взрослых. Общины меннонитов замкнуты, личность в них подавлена; чуждаясь современной цивилизации, меннониты придерживаются подчёркнуто старомодных форм в одежде, причёске, образе жизни. Из Нидерландов меннониты расселились по многим странам (в т. ч. с конца 18 в. стали проникать в Россию в связи с привлечением правительством Екатерины II колонистов для заселения окраинных земель; численность меннонитов в СССР незначительна). Наибольшее число приверженцев имеют в США, Канаде, Нидерландах, ФРГ. Общее число меннонитов не более 300 тыс. человек. С 1930 существует Всемирная конференция меннонитов (центр в Канаде)».

Вы должны понять, что меннонитов этими словами характеризует советская энциклопедия, поэтому она малозначимые данные выпячивает, а значимые – затушевывает. Что такое непротивленческая секта по сравнению с революционным анабаптизмом? Об анабаптизме – ниже, а вот о революционности можно сейчас. Дело в том, что о революционности Ленина вы уже знаете без меня, и именно эта революционность, вернее просто бунт бессмысленный и беспощадный, не самый лучший способ добиваться своих прав хотя бы потому, что когда дрова рубят – щепки летят. И не обращать внимания на щепки – своего рода преступление с точки зрения демократии. А вот непротивленческую секту следует понимать не как, ударили по правой щеке – подставляй левую, а как отрицающую само насилие при революции, то есть революция должна быть бархатной. Видите, как меннониты стали вырастать в ваших глазах? Но и это еще не все.

Отказ от насилия не есть смирение, что насильно вталкивает БС(оветская)Э в это движение. И само целеустремленное переселение Таврических меннонитов в Америку доказывает это. Они не жгут помещичьи усадьбы, не бросают помещичьих детей в огонь, они борются с властью легально, но когда легальная борьба запрещена, они покидают эту проклятую страну.

Теперь перехожу к самому главному. И Лютер, и Симонс – католические священники, начавшие Реформацию. Но ведь я о том и говорю, что греки Второзакония  изнутри разрушили католичество. При этом действовал постулат Маркса, что производительные силы вступили в противоречие с производственными отношениями, где производительные силы – прогресс производства на базе свободного научно-технического прогресса, а католичество – производственные отношения на основе принудительных индульгенций. И процесс идет не по пути бунта, а по пути нравственного самосовершенствования, поэтому личность у меннонитов не может быть подавлена как врет БСЭ. И тому доказательство – крестят лишь взрослых, так как именно подавление личности – крестить детей.

И еще одно, вернее, два. БСЭ врет, что меннонитов – мало, но и противоречит себе уже тем, что у них есть Всемирный конгресс. Во-вторых, неужто Екатерина II, приглашая немцев жить в Россию, выбирала одних меннонитов?  

Но я не доказал пока, что все это на севере Западной Европы провернули евреи Второзакония, простите, «греки». Во всяком случае, русские меннониты поголовно евреи, так как все они оказались из Таврической губернии. А согласно Солженицыну («Двести лет вместе») именно евреев поселяли и переселяли в так называемую Новороссию при Потемкине. Это первое доказательство. Для второго доказательства  привожу еще одну цитату из БСЭ.

«Анабаптисты (от греч. anabaptízō — вновь погружаю, т. е. перекрещиваю) последователи в народном направлении Реформации в Западной и Центральной Европе в 16 веке.  Социальной базой анабаптизма были городское плебейство, крестьянство,  слои бюргерства. Общим в системе их взглядов было:

1)                  отрицание крещения детей и требование крещения в сознательном возрасте при вступлении в анабаптистские общины;

2)                  отрицание всякой церковной организации и иерархии;

3)                  отрицание каких-либо духовных властей,

4)                  отказ платить налоги, нести военную службу.

Верх одержали меннониты, положившие начало современному баптизму».

Во-первых, никакому дураку не пришло бы в голову называть эту секту анабаптистами, и выросших из нее меннонитов, по-гречески, если бы у истоков движения не стояли греки. Но и не только это стоит за термином анабаптисты. Если есть анабаптисты, то должны быть и баптисты. Поэтому положить начало современному баптизму ни анабаптисты, ни меннониты не могли. Баптизм был изначален. Другими словами, историки, и не только советские, преднамеренно ставят телегу впереди лошади, а паровоз у них обгоняет собственный дым. Мюнхгаузен вытаскивает себя за волосы из болота.

Тут главное не в перекрещивании, а вообще в крещении в зрелом возрасте, когда ты начинаешь понимать, что к чему. А крещение в раннем возрасте – это мерзкое принуждение несмышленыша, которого печешь как пирожки для будущего съедения. Крещение же при вступлении в анабаптистские общины ни что иное, как вступление в политическую партию. Или я неправильно понимаю, как любили и любят говорить наши родные людоедские власти?  Именно поэтому баптизм – первичен. А что касается анабаптизма-перекрещивания, то это ничто другое как объявление насильственного крещения младенца недействительным.  И не более того.

Во-вторых, построение церкви как армии сверху (церковная организация и иерархия) – противозаконно по самой своей сути. Ибо тогда свобода совести недействительна. Здесь может быть только договорный процесс, демократические выборы всех и вся. И нам, по большому счету, плевать, что у властей тогда получатся брожения умов внутри церкви, сектантство и так далее. Поэтому борьба со всем этим есть преступление. Иначе это не церковь, а Орден иезуитов, советская КПСС или гитлеровская СД. Отрицание каких-либо духовных властей – того же поля ягода. Ибо любая неизбранная народом власть – есть олигархия. Поэтому в такой церкви как католичество и православие раз и навсегда следует забыть о моральных заповедях. Ибо сами иерархи, присвоившие себе власть в церкви, аморальны.

В третьих,  отказ платить налоги, нести военную службу – самый убийственный для властей лозунг. В нашей стране здесь особенно четко можно показать макиавеллизм и иезуитство, проявляемые властями. За всю достоверную историю российских войн только две войны, с Наполеоном и Гитлером, были оборонительными. Все остальные войны, которых не счесть, были завоевательными, покорительными и присоединительными. И я дальше даже не буду рассматривать этот вопрос.  

Разумеется, вы теперь понимаете, почему баптизм у нас на «святой» Руси был вечно, в том числе и сегодня, запрещен.

 

 

                                                                                                                 02.02.04 – 07.06.04.    

Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

  

 

                 

       

   

 

 

            

 



Hosted by uCoz