Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

Левиты сеют ветер, чтоб пожинать бурю

 

Левиты сеют ветер, чтоб пожинать бурю

(Продолжение из Н.А. Морозова)

 

Морозов, прежде чем писать свой гигантский труд, выбрал для себя стержень, вокруг которого он будет накручивать историю. Этим стержнем, кроме самого сокращения хронологии мировой цивилизации, он выбрал вулкан Везувий и назначил в этой точке исток цивилизации на Земле. А потом начал подгонять под него имеющиеся факты, чтобы получалось так, как он хочет.

Вообще говоря, назначение стержня – совершенно правильный прием, иначе история получается такой же сумасшедшей, какая она сегодня есть, я имею в виду традиционную историю, которую учат в школе. Она бессистемна и случайна, как сборник анекдотов «про Вовочку», «чукчей», «армянское радио», «муж приехал из командировки» и так далее, помещенных в книжке без всяких правил и рубрик. Или похожа на откопанные газетные обрывки из деревенского туалета двести лет спустя и опубликованные подряд, по мере извлечения. Внутренней связи и последовательности событий и времен из этих обрывков не будет следовать, будет следовать разве что времена поноса и нормального пищеварения. Поэтому я за стержень.

Только у меня совершенно другой стержень, описанный мной многократно, поэтому здесь – тезисно. От невыносимых тягот жизни ум становится острей, доказано. Острый ум придумал прибыльную торговлю с наперед заданной прибылью. Йеменское племя, в котором оказался такой умник, начало ее осуществлять, попутно, перейдя от матриархата к патриархату. Чтобы знать, как прибыльно торговать, пришлось изобрести письменность, так как прейскуранты из всех торговых точек невозможно удержать в голове, а без прейскурантов невозможна сама прибыльная торговля.

Торговля также невозможна, если тебе не покровительствует бог, твой личный бог. Пришлось его просить ежевечерне, чтоб послал прибыль завтра. Но усталому за день торговцу это тяжело, пришлось нанять левита, причем каждому торговцу – своего. Вскоре левиты объединились, объединив всех личных богов всех торговцев в одного, так им было удобней. И постепенно взяли в свои руки весь культ, причем так круто, что торговцы без них не осмеливались и шагу ступить.

До того дошло, что наиболее храбрые торговцы стали убегать подальше от своих левитов, на край света, где люди не знали еще прибыльной торговли. Там им было хорошо. А левиты их догоняли, так как жить-то надо, и пытались обратить к себе назад. Все это шло с переменным успехом, но главное в том, что прибыльная торговля не за очень долгое время покрыла все материки, включая Америку, в которую надо было плыть через два океана. То есть, торговля – двигатель прогресса, как нам не устают повторять, только так, что мы этому не верим.

Вот мой стержень, тем более что в Йемене и Эфиопии (вместе Аксум) вулканов столько, и потухших, и действующих, что Везувий в таких условиях – песчинка в куче песка.

А теперь начну цитировать Морозова и применять к этим цитатам мой стержень и его стержень. Цитировать буду по его книге «Христос», Книга шестая, часть I, («Крафт + Леан», М., 1998).

Вот, например: «Явное для всей Мекки сближение нового Христа со сторонниками учения Иуды послужило, говорят нам, к усилению ее негодования против ниспровергателя богов. Не имея в Мекке своего молитвенного дома, он и его последователи относились к храму Метеоритного камня, как к мечети, а не пантеону многобожников. По временам, с громким восхвалением единого бога, они ходили вокруг «подарка с неба», несмотря на то, что в тех же стенах совершались празднества в честь Гебала, Аллаты, Уззы, Менаты и второстепенных богов и богинь. Отсюда возникали у самых осколков метеоритного взрыва столкновения между исламитами и многобожниками, причем обе стороны не ограничивались бранью и насмешками, но прибегали и к более чувствительным воздействиям. Изобретая для исламитян ограничение за ограничением, многобожники дали клятвенное обещание не выдавать своих дочерей замуж за последователей пророка» (с. 220).

Здесь речь о единобожниках и многобожниках, упавших как бы с неба, ибо стержень «от Везувия» к Аравии не применишь. Культура началась около Везувия, а там, как известно, христианство. Притом оно началось с новой эры, поэтому ислам во главе с новым Христом – Магометом надо сделать на 622 года младше. Именно в этой точке начинается идиотизм, отредактированный хронологией Скалигера как надо. Ни один из историков не хочет исследовать вопрос, как могли поклонники Магомета завоевать полмира, от Индонезии до Гибралтара, ибо завоевать-то можно (Александр Македонский не то еще учудил), но как удержать завоеванное? Кроме ислама в истории Земли нет такого длительного удержания, ни одного. Это первое.

Во-вторых, всем историкам известно, что христианство на этом огромном пространстве ислама существовало в виде отдельных точек, но как так получилось, что христианство восторжествовало в Европе? Тогда как гроб господень крестоносцы отправились завоевывать на Восток через 1000 лет. Причем догадались об этом написать еще через 800 лет, только после фактического завоевания Палестины Наполеоном.

В третьих, сам ислам (Ис-лам) ничто иное, как учение Ис (Ic), а Ис, как известно, Иисус (Iesus), где на «us» оканчиваются практически все латинские слова. Мне, конечно, тут же скажут, что это не тот Иисус, ибо как в Библии, так и в Еврейской энциклопедии Иисусов под две сотни. Но я настаиваю, что это именно наш незабвенный Иисус Христос, так как Коран прямо об этом говорит, называя его племянником Моисея. Каковой по Корану распят не был, а жив-здоровешенек закончил свою миссию. То есть, как бы историки (о религиозных деятелях я вообще не говорю) не выделывали всякие эквилибристики, факт остается фактом: ислам придумал Иисус и именно его именем назван.

В четвертых, ислам бесконечно ближе к иудаизму Библии по сравнению с христианством, а этот факт говорит о том, что первая модернизация какой-нибудь машины, например автомобиля, гораздо ближе к оригиналу, чем последующие. Значит ислам – первая модернизация иудаизма, а христианство – вторая, осуществленная уже Козимо Медичи Старшим, отцом страны, то бишь первым римским папою (остальных, более ранних – забыть!). И сделано это на Ферраро-Флорентийском церковном соборе в 1438-45 годах.

В пятых, ислам – есть первое единобожие, без которого левитам просто не обойтись, как я сказал выше. Именно поэтому разгорелась борьба, а не сближение, с которой я начал цитату из Морозова. И разгореться ей было негде кроме Медины и Мекки. Задолго до того, как христианство в Европе возникло.

В шестых, именно в среде ислама проклевывалось отдельными точками христианство, называемое несторианством, и это всего лишь – разновидность ислама, где полумесяц составляет, например, всего лишь часть православного креста.

В седьмых, ислам и иудаизм почти тождественны, как я уже сказал, но разница между ними все же  есть, только совсем не та, о которой написано в истории. Иудаизм – религия для торгового племени, так сказать, для собственного его потребления, как первичный, когда литургию исполняет глава семьи, так и вторичный, когда литургию, а затем и всю власть захватили левиты. А ислам – религия для всех остальных племен и народов, которые не торговали и среди которых иудеи жили разрозненными семьями, что позволяло им идентифицироваться в толпе народов.

В восьмых, само упоминание в этом то ли конфликте, то ли сближении богинь-матерей Аллаты, Уззы, Менаты, если учесть, что сам Гебал – это богиня-мать Геба, показывает на самый разгар борьбы патриархата с матриархатом. То есть, многобожие богинь-матерей (матриархат) покорялось единобожием патриархата.

В девятых, если допустить, что это было хоть в 622 году, хоть лет на четыреста позднее, как настаивает Морозов, то все равно христианство начало то же самое только в 1486 году, с первым изданием Маллеуса.

В десятых, ни Морозов и никто иной так и не объяснили нам, зачем понадобилось противоестественное единобожие, почему наступил патриархат? Они нас отправляют в палеолит за ответом, хотя и пишут то, что я процитировал и дополнительно пояснил насчет Маллеуса. Вместо членораздельной речи у них, видите ли, не выдавать своих дочерей замуж.

В одиннадцатых, само представление Морозовым иудаизма в «многобожии» в период возникновения «единобожеского» ислама – смехотворно, так как отбирает у евреев их несомненное первенство во всем, в том числе и в единобожии. Тогда как не было бы единобожеской Библии, не было бы и всех остальных религий, в том числе и ислама. И это доказывается следующей, глупейшей и хитрейшей фразой Морозова.      

«Отпадение образованных прозелитов от пророка, запутавшегося в семи небесах, вознаградилось однако присоединением к нему огромного количества аравийской бедноты и без того уже склонной к его учению за его громы против богатых и за обещание разделить между бедными их имущество» (с. 226).

Письменность, как я доказал в куче своих работ, несомненная принадлежность еврейства, то есть именно они представляли собой образованных людей, только не прозелитов, то есть обращенных из одной религии в другую религию. Самой Библией евреи доказали, что они перешли к единобожию до ислама. Поэтому они не могли быть прозелитами вообще и прозелитами ислама тем более. Но у них был к этому времени единобожеский иудаизм, значит, в исламе они не нуждались. А вот дураков вербовать, аравийскую бедноту – одно удовольствие. И не стоит никакого труда, достаточно им пообещать как Ленин заводы и землю, и они пойдут крушить все и вся как в 1917 году. То есть, Морозов доказал то, что сто раз до него доказано. В том числе и «прозелитов» 1917-20 годов в лице, например советского приживальщика, автора книжки «Пятьдесят лет в строю», и тех, кто прозелитами не стал ни при каких обстоятельствах, например адмирал Колчак. Как видите, внедрение ислама шло в точном соответствии с русской «революцией», сиречь захватом власти.

Или вот такой примитивизм: «И нам становится понятно, почему богоборство не проникло ни в среднюю Европу, ни в азиатские равнины, находящиеся вне области тектонических сдвигов земной коры» (228).

Тектонические сдвиги, конечно, здорово могут помочь левитам, если правильно их использовать в своих целях. Только это – примерно как использовать подручные средства типа зеленой веточки на каску рейнджера. А вот зачем рейнджер пошел на войну, и за кого он воюет – другое дело, главное. И как это?  Богоборство не проникло в Европу? Еще как проникло-то! И тот же Маллеус, борьба с ведьмами из храмов всяких там Афродит не дадут мне соврать. Ибо это же дурость, считать стольких женщин ведьмами. Их же жгли направо и налево, без счета, как дрова. То есть существовала система, которую надо перебороть, запугав всех. А какая такая есть система, в которой женщины занимают ведущее положение, вытолкнув вперед скопцов? – Система храмов богинь-матерей, начиная с Кибелы и кончая Афродитой. Это устоявшееся мировоззрение, сильное и всеобщее, для уничтожения которого требуется еще большая сила, невообразимая жестокость и неумолимость наподобие холокоста. Такая сила, которая сама вызывает настоящие тектонические сдвиги, а не является их производной.

Вот еще одно откровение Морозова, почище откровений всех пророков разом: «…пока дело идет лишь о религиозной войне между Меккой и Мединой, не уходя за границы Аравийского полуострова» (с. 235). И в результате этой небольшой войны между двумя городами ислам распространился на полмира по широте. Какого черта они делили, Морозов уже сказал в предыдущей приведенной мной цитате, они не хотели выдавать замуж своих дочерей за кого попало.  

Между тем, мне стоило неимоверных трудов вытащить из самых дальних закоулков истории, дополнительно заваленных грязным хламом, чтоб нос воротило, следующие факты о Медине, которая главнее Мекки, ибо в Мекке – всего лишь Кааба. Тогда как в Медине лежит – главный принцип демократическо-либеральной истории Земли. Во-первых, в Медине зародилось частное право, каковое так велико, что права человека – только составная часть его. Во-вторых, из Медины вышел Моисей, если конечно убрать все дополнительные фиоритуры, существующие в истории для того, чтобы мы не смогли этого понять. В третьих, главная заслуга Моисея состоит не в том, что он принес от бога Яхве вторую редакцию скрижалей (Второзаконие), из которой были выброшены все до одной моральные заповеди (не убий там и не укради). А в том, что оценку этой самой, изъятой из ведомства левитов морали, Моисей призвал оценивать независимый от левитов суд на основе частного права. В четвертых, ни одной из религий на Земле это страшно не понравилось. В пятых, на Востоке корейшиты (потомки ренегата Корея в «войске» Моисея) подобрали разбитые первые Моисеевы скрижали (Первозаконие) и вмонтировали их осколки в Каабу Мекки. А с Второзаконием Моисей пошел на Босфор, потом – на север западной Европы, в основном в Голландию и Данию. А Козимо Медичи, отобрав силой у Моисеевых потомков Средиземноморье, организовал тут католицизм на основе все того же Первозакония, скопированного крадучись в Мекке, только изощренно выдал его за Второзаконие, и тайна эта не открыта до меня никем.

Вот с какой позиции я рассматриваю войну Медины с Меккой, а не по поводу, как Морозов, приоритетов выдачи замуж девиц. И я это буду сейчас доказывать еще раз, в дополнение ко многим другим методам доказательства, упомянутым в других моих работах, причем словами самого Морозова.   

Например, он пишет: «…идея отвлеченного единобожия, как мало свойственная уму простого человека, должна была вспыхивать лишь во времена ужасов от крупных сейсмических катастроф, разрушающих храмы и низвергающих статуи его прежних богов…» (с. 240).

Всю чушь о влиянии сейсмических катастроф, каковые опасны только нынешним небоскребам в отличие от хижин тех времен из тростника, можно показать на Тунгусском метеорите, следы которого сохранились и через сотню лет, но который единобожия у тунгусов не вызвал. Как имели дело с шаманами, так и поныне имеют. И если уж единобожие так мало свойственно простому человеку, что – правда, то от испуга оно тем более не возникнет. Тут надо как в криминалистике: кому это выгодно? – Левитам. И почему? – Потому, что даже у семи нянек дите без глазу, не говоря уже об их сотне. А о слуге двух господ даже пьеса весьма древняя есть, не говоря опять же о слуге ста господ. А Морозов утверждает, что раз петух не прокукарекал, то и солнце не взойдет.

Идем далее по мыслям Морозова: «Иудеи (т.е. богославные) принимаются под наше покровительство, – говорит один отрывок Корана, – и будут защищаемы нами без различия их племен, составляя в политическом отношении один народ. Правоверные будут исповедовать свою религию, а богославные раввинисты (!!! – мои) свою. И те и другие в союзе, и те и другие будут пользоваться полным спокойствием. Если же наступит время защиты города от врагов, то богославные могут и не идти на войну, но обязаны заплатить в таком случае воинскую подать» (с. 242).

Вот если бы Морозов как я выделил слово раввинисты, да еще и объяснил бы, что тут к чему, ему бы цены не было, но он молчит, выдает это «сотрудничество» в форме покровительства за само собой разумеющееся, а сам тихой сапой заменил иудеев-многобожцев на раввинистов. Но нам не говорит, что раввинисты представляли уже единого еврейского бога, причем единого бога во множественном числе (читайте Ренана или меня самого), как ножницы, что само по себе – нонсенс. Тем не менее, это исторический факт, зафиксированный Кораном и пропущенный по дурости последующими его правщиками. Вот и представьте себе молодого, безграмотного погонщика верблюдов Магомета, женившегося на деньгах богатой старухи (исторический факт). Представили? Теперь представьте, что он от этой женитьбы сильно поумнел, так поумнел, что создал теорию единобожия. И начал покровительствовать умнейшим и образованнейшим евреям, не отдавая себе отчета – зачем?  Ибо на первых порах они согласно Морозову были многобожцами, и только потом стали раввинистами, с родственными Магомету мыслями в голове. Выходит, он их научил не только раввинизму, но и единобожию?

А теперь, как это было в действительности, что неумолимо следует из цитаты, если конечно, немного подумать и кое-что из других закоулков истории взвесить. У левитов, они же раввинисты, время спустя после взятия всей полноты власти в торговом племени, есть идея и есть деньги, но нет дураков-воинов, способных только махать оружием в качестве всенародной поддержки. А надо при этом знать, что нет торговли и ее путей, где бы рядом не было казаков-разбойников, по-нынешнему бандитов и рэкетиров. Один из главарей такой банды и был Магомет, примерно как начальник нынешней российской самой крупной и удачливой «бригады солнцевских», начавших покровительствовать (по-нынешнему «крышевать») самому прибыльному бизнесу.

И если бы это была только моя догадка. Нет, это не догадка, это исторический факт, сформулированный Морозовым в следующей фразе: «В людях, готовых посвятить себя служению исламу не было недостатка, хотя нельзя не заметить, что в первую эпоху Хиджры, под знамя пророка стекались по преимуществу авантюристы, завистливо смотревшие на объемистые тюки меккских караванов. Оружием запасался каждый по личным средствам и усмотрению. Лагерь устраивался под открытым небом. У пророка не спрашивали благословления, чтоб произвести тот или иной грабеж. <…> Новое откровение Корана благословило войну во имя ислама «всегда и везде» (с. 243). <…> Вся Аравия схватилась за мечи и копья. Населению ее предстояло разделиться на две половины: правоверную, которая грабит, и неверную, которую можно грабить» (с. 244).

Сюда только и надо добавить, что запасаться оружием  по личным средствам и усмотрению не было ни малейшей необходимостью, левиты раскошелились, вооружили. Так как, если вы не забыли, плебс приходил в эти сплоченные ряды правоверов с голыми руками, но с жаждой в душе. Примерно с такой, с какой действовали комбеды (комитеты бедноты) в первые годы советской власти, раскулачивая всех подряд, и богатых, и не очень. И даже – бедных, когда богатые не попадались.

Теперь я попрошу вас вспомнить по прочитанным книжкам времен установления советской власти, как быстро, на площади от Карпат до Тихого океана совершился этот грабеж, и так радикально, что богатые враз исчезли, а власть оказалась отнюдь не в руках этого воинства. Она оказалась в руках «левитов» во главе с Лениным, и в этой шайке тут же началась междоусобица. И что самое главное, прежнюю религию искоренили напрочь, попов перестреляли и вместо них создали министерство пропаганды в ЦК КПСС (ВКП(б)) с новым декалогом Новозакония под названием «Кодекс строителя коммунизма». И бывшие «красногвардейцы» стали к станкам и плугам на правах «ньюрабов». И тут же явился Феликс Дзержинский – глава борьбы «с преступностью», так как ошалевший плебс продолжал грабить уже по привычке, и новой власти этому надо было положить конец, ибо грабили уже их «священную» собственность, вернее, «социалистическую».

Я эту вставку сот себя сделал потому, что у меня есть подтверждение того же самого, только от Морозова, цитирующего  «гяура Череванского» и о тех самых далеких веках: «Нельзя отрицать, что первые партизанские подвиги пророка единобожия, были ни чем иным, как грабительскими набегами и захватами. Если исламиты не могли еще справиться с поклонниками статуй, то были теперь достаточно вооружены для того, чтобы разорвать союз с иудеями и христианами и подвергнуть их сильному погрому» (с. 246).

Во-первых, вы лично или записные историки можете мне другим способом объяснить столь быстрое и радикальное завоевание исламом точно такого же пространства как бывший Советский Союз и даже большего? Уверен, не сможете. Во-вторых, вычеркните мысленно из этой цитаты христиан, они тут совсем не нужны, они нужны Морозову, чтоб приблизить сюда Везувий хоть таким вот хитрым намеком. В третьих, мне вам надо еще кое-что объяснить, по поводу союза ислама с иудеями. Только потерпите, это не так просто, хотя и очевидно, если немного подумать.

Я ведь недаром назвал статью «Левиты сеют ветер, чтоб пожать бурю». Вспомните, почему после второй мировой войны все правители наши боялись и унижали Жукова. Потому, что одного его слова было достаточно, чтоб вслед за Рейхстагом взять Кремль. Вспомните, как победоносный генерал Наполеон стал императором. Сообразите, почему первый Романов, малохольный Михаил не царствовал, а царствовал его отец Филарет, являясь всего лишь патриархом церкви, и почему его внук Петр подчинил себе церковь нашу православную наподобие воинского соединения во главе с обер-прокурором. Наконец, Козимо Медичи успешно внедрил католичество, так как в его распоряжении были крестоносцы с оплатой индульгенциями, а на прожитье зарабатывавшие грабежом. И это был единственный случай, когда церковь имела собственную армию. Церковь потому и умна, что у нее нет армии, а армия глупа, потому что у нее – сила. Как только армия ислама почувствовала, что она самодостаточна в смысле добычи денег разбоем, так левиты ей стали не нужны, только путаются под ногами. Но это только на первых порах, пока идет революция. Как только революция закончилась, народ надо держать в узде с помощью идеологии, а тут военные – сущие болваны. Поэтому церковь надо подчинить себе, силою или убеждением – без разницы, примерно как Петр или английский король, и поставить перед нею «боевую» задачу: охранять языком существующий строй. И этот симбиоз, пока он устойчив, без борьбы под ковром, непобедим. И именно поэтому, большевики заменили церковь пропагандой, так как церковь наотрез отказалась их поддерживать. И именно поэтому, когда агитпроп социализма рухнул, партийный секретарь Ельцин неумело закрестился, гэбист Путин не вылазит из «святых» мест.

Но сперва было то, что процитировано выше, насчет того, что исламисты «достаточно вооружены для того, чтобы разорвать союз с иудеями и подвергнуть их сильному погрому». Только это надо понимать как примерное воспитание левитов, шибко много думавших о себе с тех самых пор, как привлекли к себе разбойников и вооружили плебс. А главарь разбойников на основе своих побед возомнил себя царем. То, чего боялись полторы тысячи лет спустя в случае с маршалом Жуковым.

Естественно, левиты тут же попрятали свои деньги в пирамиды и зиккураты, думая, что воины ислама их не найдут. Только эти воины и искать не стали, они сделали вот что: «Воюйте с теми из получивших писание, которые не принимают истинного вероучения, пока они не будут давать выкупа за свою жизнь, обессиленные, уничтоженные». А сам Морозов от себя добавляет к этой фразе из Корана: «И вот позднейшее мусульманское законодательство установило постоянный сбор для ведения войн против неверных, известный под именем зикета» (с. 248).

Зикет зикетом, но и левиты как миленькие стали славить ислам, который они, собственно, и придумали. Только уже под контролем военного государства, от имени царя, а не от собственного имени, на что так надеялись совсем недавно.

Через десять – пятьдесят лет начали появляться всяческие ереси внутри ислама, как со стороны обиженных левитов, так и со стороны недооцененных полковников исламского воинства. В том числе и христианство, но сперва, естественно, – несторианство. Однако я рано перескочил в эти времена.

Самый лучший способ для дурака выглядеть внушительно – приодеться. Приодевшись, сочинить себе ритуал, примерно как Путин хочет огорошить Запад своим собственным, недавно приватизированным  праздником победы 9 мая 2005-го, сослав свой народ, чтоб не мешал, на 101-й километр от Москвы.

И полторы тысячи лет назад делали так же, я ж говорю – дураки, а Морозов подтверждает: «Кодекс Магомета: «…прежде чем вступать в беседу с ним (Магометом) подавали какую-нибудь милостыню». <…> «Не зовите пророка так, как вы между собой зовете один другого…» и так далее. <…> Ничем и никем более не стесняемый, он (Магомет) занялся расширением своего гарема до размеров, о каких не мечтал ни один многобожник. <…> Пребывая в атмосфере своего величия, он придал и своим женам и наложницам положение «матерей верующих», предназначенных заживо в обитательницы рая» (с. 250). Моих комментариев, я думаю, не нужно.

Следующая фраза Морозова мне нужна, чтобы сопоставить времена становления ислама с гитлеровской войной, хотя и не только для этого: «Побоище корейзитов (вообще-то у подавляющего большинства историков они называются корейшитами – мое) длилось целые сутки, в течение которых победители делили добычу. Пророк-султан получил пятую часть, пешим воинам досталось по одному жребию, а конникам – по два (с.251). <…> Вождь заключил мирный договор с корейзитами, которым хотелось, во что бы то ни стало, возобновить караванное движение в Сирию» (с. 252).

Как немцы грабили нас, так и мы грабили немцев во вторую мировую войну, когда возможность, наконец, представилась, но главное не в этом. Главное в пропорциях. Я отлично помню, как солдаты возвращались домой, я к этому времени перешел в третий класс. Так вот, главным трофеем рядовых солдат была непременная немецкая губная гармошка, так сказать для наследников воина. Командиры везли чемоданами немецкое добро, генералы – вагонами, а маршалы – эшелонами. Как видите, пропорции сохранились. Я думаю, у немцев – тоже, так как Геринг окружал себя  сверхбогатством примерно так же как нынешний наш лекарственный «спонсор» партии Путина с медведем во всю стену своего офиса.

Теперь насчет корейзитов-корейшитов, и это – главное в сравнении с пропорциями. Но для более полного и ответственного анализа мне придется продолжить цитату, набрав фраз еще с нескольких страниц.

«Нанося удар за ударом, …«Достославный» почувствовал себя достаточно сильным, чтобы потребовать свободного доступа в Мекку. Наиболее рьяные из ее жителей схватились за мечи…, более богатые корейзиты, утратившие и без того в борьбе… все выгоды караванной торговли, опасались… (с. 252). <…> Рассудительный купец (Абу-Сафьян) предпочел изменить своим богам и принять единобожие… (с. 253). <…> В течение всего дня в стенах храма был невообразимый хаос. Дребезги разбитых статуй Уззы, Аллаты и Менаты смешивались с осколками второстепенных божеств. Из всех трехсот шестидесяти богов (выделено мной) образовалась куча мусора (с. 254). <…> Получив четырехмесячную отсрочку для полного изучения правоверия, мекканцы запрятали своих домашних кумиров в безопасные места. <…> Побывав у пятикратного намаза, мекканец очищал свою совесть дома тайным поклоном своему кумиру или сочувственным взглядом на место его сокровенного хранения. <…> Отказывавшийся от признания его пророком признавался неверным и лишался наравне с закоснелыми язычниками не только надежды на обитание в небесном раю, но и гражданских прав на земле. <…> Все невольники, обрабатывавшие поля и рощи непокорных язычников, были объявлены свободными и, разумеется, заявили себя немедленно правоверными, так что их господа очутились меж двух огней» (с.255).

Вообще-то эти фразы, хотя и изображают связное повествование, фактически переворачивают наше историческое представление о тех временах не только с ног на голову, но даже и человек, стоящий на голове, собран примерно из двух десятков трупов не только разных людей, но даже наций и рас. Вот такой винегрет получается. Но вы можете мне не поверить насчет разных трупов и рас, не говоря уже о стоянии на голове с утверждением, что ему так удобно. Поэтому сразу же привожу факт, не требующий доказательств как аксиома: корейшиты в принципе не могли быть многобожцами.

Как известно из Библии, Моисей отправился в поход уже единобожцем, естественно, его сподвижники – тоже. Ибо он ходил дважды на гору Хорив, она же Сион, на встречу с богом Яхве, а не с сонмом богов. И среди его воинства были братья, кажется двое, по фамилии Корей. То ли оба разом, то ли по одному, но они подняли восстание против Моисея, по какой причине – я тоже уже забыл, хотя отлично знаю и доказал это в других своих работах, что еврейский корень «кор» означает нечто вроде разделяющей черты, например, полуостров Корея или Коринфский перешеек в Греции. На современной карте можно отыскать десятки таких черт с корнем «кор» в названиях: полуострова, горные кряжи, водоразделы. В том числе и на «святой» Руси – Карельский (правильнее Корельский) перешеек с карелами-корелами в придачу. И с Моисеем эти братья или один из них в чем-то не согласился, они разошлись во мнениях, их тоже разделила черта взаимонепонимания. Далее Моисей как-то победил или убедил Корея, но его бог Яхве все равно наказал: он провалился в преисподнюю. Так вот, корейшиты – это официальные потомки этих самых Кореев. И 360-ти богов разом не могли иметь в принципе.

Коль скоро это доказано, я имею право на интерпретацию упомянутого винегрета по сортам и видам овощей, в него входящих. Тогда история вам станет понятней и обоснованней. Начну с того, что мирный договор с корейзитами заключал отнюдь не Магомет, а конклав раввинов-левитов. Причем корейзиты были не все поголовно торговцы, а только те, которые с раввинатом не согласились, то есть были против него, так как раввинат предполагал единобожие, а у этих самых корейзитов было 360 богов в храме. По одному богу на сутки, так как 5 дней считались у евреев «дополнительными» и несчастливыми, плюс у каждого дома – индивидуальный бог. Остальные главы торговых семейств согласились с раввинатом, и мы их не будем вообще рассматривать, так как я уже описал, как именно они согласились. То есть, они просто не были никогда корейзитами.

Указанный договор хотя и был, но он был кабальным для корейзитов и выгодным для левитов-раббанитов, примерно так же как православной нашей церкви торговать беспошлинно водкой и сигаретами по личному волеизъявлению Ельцина и Путина, ренегатов, один из политбюро ЦК КПСС, другой – из КГБ. Корейшиты перестали платить деньги левитам «за крышу», и ударились в бега, превратившись в самаритян (см. другие работы, если я о них здесь не говорил). Поэтому были вызваны «маски-шоу» во главе с Пророком. Хаос в храме, кучи мусора и так далее – это то, что натворил с ними доисторический ОМОН, но особенно мне тут понравился рассудительный Абу-Сафьян, я бы ему на месте Морозова обязательно присовокупил лозунг типа «Против лома нет приема, если нет другого лома». А что касается четырехмесячной отсрочки для изучения правоверия, то евреи так поступали всегда, даже при царях Романовых: попросят отсрочки и забудут, когда она кончается.

Следует обратить также внимание на то, что евреи согласно своей теории, изложенной в Талмуде или Торе (я уже забыл), не верят в небесный рай (почитайте сами), зато в гражданские права на земле – верят свято. Поэтому левиты знали, чем пронять «несогласных» и подсказали правоверным насчет гражданских прав.

Стоит ли теперь говорить о невольниках, объявивших себя правоверными, ведь это же – банальность. Только вот скажу, что невольников, сиречь рабов, у евреев отродясь не было, я это исчерпывающе доказал в других своих работах. У них была только наемная рабочая сила, начиная прямо с того дня, когда они изобрели прибыльную торговлю.    

Следующая фраза мне нужна только для слова «мугаджиры»: «Усердие, с каким ансары и мугаджиры, а за ними и все правоверные принялись за разрушение статуй, не прервалось и по смерти пророка» (с. 256). Дело в том, что есть небольшие горы – продолжение Урала на юг, называются эти горы Мугоджары. Здесь поныне добывают медь, а историки отождествляют их с доисторическими Гогом и Магогом в пределах Хазарского каганата. Об этом у меня даже есть специальная статья. Не думаю, что разница в одной букве в этих двух словах имеет большое значение. Но связь коренных евреев с Хазарским каганатом несомненна, что явно противоречит утверждению историков, что хазарские евреи – тюрки.

«Есть много оснований думать, – продолжает Морозов, – что в последние годы своей жизни Магомет был только флагом для его воинственных сторонников, дело в том, что он предался необузданно женолюбию (с. 258). <…> А начавшаяся революция шла своим путем, уже независимо от своего первоначального главы, ставшего только номинальным ее вдохновителем. <…> Вскоре начались передовые стычки с пограничными патрулями византийцев, но правоверные понесли сокрушительное поражение, так что несколько лет после него «Достославный» занимал своих воинов набегами на аравийских бунтарей».

Живой труп из Горок с бессмысленным взглядом хотя и не предавался женолюбию в последние годы своей жизни, тем не менее являлся тоже флагом и номинальным вдохновителем коммунизма а ля Сталин, притом дольше, чем сам Магомет, целых 70 лет после смерти, да и сегодня кое-кого вдохновляет. И это доказывает, что ислам распространялся точно таким же образом как и коммунизм в России. И даже партия для этого была специфическая как ВКП(б) – КПСС, только эта партия исламистов отошла от своих основателей-раввинистов и стала жить собственной жизнью. Точно так же как идеи Маркса были извращены и послужили обоснованием и основой извращенного коммунизма Маркса, и не только Маркса, но и его последователя Плеханова. И вообще – социал-демократии типа шведской. Но и это еще не все.

Стычки с византийцами и особенно отпор, полученный от них, мне сильно напоминает холодную войну СССР – США. Притом почти буквально, начиная с Карибского кризиса. Ведь Византия в ту пору жила по Моисею, точно так же как ныне Америка, отчего научно-технический прогресс бил ключом. А уже заскорузлые исламитские догмы способствовали только воровству вершины этого прогресса – атомной бомбы. Исламиты только своровали на Западе свою собственную историю, взятую западноевропейцами не то чтобы с потолка, но из Лаврентьевской библиотеки Козимо Медичи – точно. Чем все это закончилось, у нас – на глазах: советский «ислам» дышит на ладан, проигрывает гонку, и всемирная слава его под брендом «Lenin» закатывается, как некогда закатилась исламская слава Медины и Вавилона. И даже нефть, поддерживающая пока на плаву эти две системы, – одна и та же по химическим компонентам, только разных марок, Urals и еще как-то, я забыл.

Аналогии доходят до смешного: «Омар – ближайший сподвижник Пророка, похоронены вместе, в доме любимой жены Пророка. «Место могилы пророка тотчас забыто». <…> И вот, выходит, что Достославный пророк умер все же в Медине и был там зарыт в землю… а где ж его могила? Сэр Вильям Мьюир, так подробно описавший все мелочи его жизни, хранит на этот счет гробовое молчание» (С. 275). Ведь и Сталина тоже подхоронили к Ленину в мавзолей, потом выкопали и похоронили отдельно, неподалеку. Что касается могилы нашего «Правоверного», то уже примерно половина населения за то, чтоб отвезти мумию в Питер, хотя я бы ее отправил все-таки в Симбирск, на родину вождя. Не пройдет еще и лет двадцати, как уже процентов восемьдесят будут за это, и тогда мумию увезут, а место сие, где она лежала, будет как в случает с Магометов – тотчас забыто. И все сэры Мьюиры от истории тоже будут хранить гробовое молчание на этот счет.

Дальше будет еще смешнее. Небрезгливые историки где-нибудь в деревенском туалете типа «дырка в полу над ямой» откопают якобы посмертные и незыблемо саморучные записки Н.К. Крупской, якобы жены Ленина, каковая Ленину нужна была примерно как скопцу, и представят нам эти рукописи для прочтения. Там будет написано, естественно с заменой имен и народа, следующее: «Айша рассказывала также, что после смерти пророка мусульман постигло большое несчастье. Когда его не стало, арабы стали вероотступниками. Иудейство и христианство взяло у них верх и лицемерие мусульман обнаружилось с полной откровенностью. С потерей своего пророка они походили на стадо, промокшее во время зимней ночи, пока бог вновь не объединил их вокруг Абу-Бекра» (с. 280).

Естественно, Абу-Бекром будет Абу-Путин, мы будем теми, которых постигло большое несчастье, ибо дураку понятно, что весь бывший советский народ сегодня – вероотступник, притом лицемерие советских нью-мусульман уже обнаружено с полной откровенностью. Или вы не похожи сегодня на то самое стадо, промокшее во время зимней ночи? Абу-Путин вас объединит! У него уже кое-что получается. Телевизионный ящик не даст мне соврать. 

Морозов хотя и сократил мировую хронологию, особенно в части египетских тридцати династий фараонов, но так называемую Римскую империю не тронул, ибо ему очень нравилось доказывать, что мировая культура пошла танцевать – от печки, то есть от Везувия. Именно поэтому ему пришлось доказывать, что культура древней Аравии – мифична, причем родилась в мозгах западноевропейцев, когда они немного поумнели под напором римских легионов. Собственно, и Медичи этого хотел. И ради этого создал так называемую Новоплатоновскую академию сказочников под техническим руководством молокососа Фиччино и идеологическим руководством прожженного подделывателя древностей Поджо Браччолини, и даже создал при этой «Академии подделок» Лаврентьевскую библиотеку подделок.

Все это Морозов оставил в неприкосновенности, хотя из «истории» Римской империи несет таким дерьмом, что хоть нос затыкай. И такой вдумчивый и скрупулезный ученый как Морозов, не мог этого не заметить. Поэтому, мне кажется, нюхал этот запах преднамеренно, ему не захотелось подпустить свежего воздуха из Византии Моисея, хотя он сам не отрицал, что Моисей привел свое войско именно на Босфор. В результате вот чем закончилась у него история ислама. И я недаром применил вновь слово Ис-лам.     

«Что же мы тут видим? – почти заканчивает Морозов, – Нечто очень замечательное. В конце 11 века турки под знаменем правоверия двинулись на православных христиан в передней Азии. Они оправоверили Сирию и Палестину в 1078 году, взяв перед тем в плен византийского императора Романа. Римский папа Урбан II созвал против правоверных «вселенский» собор в Клермоне в 1095 году, и в августе 1096 года двинулся на Восток первый крестовый поход. И только через несколько десятков лет после этого, в 1180 году (и даже против воли византийского императора Мануила), произнесено было отлучение правоверным измаэлитам, впервые названным церковью магометанами и с этого же момента появляются в свет наши древнейшие реальные первоисточники о Магомете и о его ближайших преемниках-наместниках (халифах) Абу-Бекре, Османе, Али, и даже о том будто существовали его арабские биографы еще в 12 веке нашей эры… И откуда же появились все эти сведения? Из Аравии или из Месопотамии, или из Египта? Нет! Сначала из Андалусии, потом из Лондона от мистера Пококка и затем, еще на памяти наших отцов – из британской Ост-Индии, почти исключительно от ездившего туда специально за биографиями Магомета немецкого д-ра Шпренгера». (С. 308).  И совсем уж заканчивает: «Вплоть до Магомета I (1374-1413) слово магометане ни разу не употребляется. Употребляется агаряне, берберы (варвары, бородатые), эсмаэлиты, саракины (сарацины), измаэлиты, арабские пираты, карфагенские варвары, арабы, мавры». (С. 314-315).

Не скажу, чтоб я сам догадался вычеркнуть из своей головы «историю Рима», мне во многом помогли Носовский и Фоменко своими неопровержимыми доказательствами того, что вплоть до 13-14 веков вообще не было никакой писаной истории, мир был темен как черная дыра. Только мне не нравится их, так сказать, восстановление истинной истории, насчет завоевания всего мира русскими, что я им неоднократно ставил в вину. Тем не менее, то, что они сократили историю мира примерно до 13 века, сам этот факт – огромное научное достижение, сравнимое с изобретением безвестным еврейским одиночкой письменности. Однако не о них сейчас речь, а о последней цитате из Морозова.

Если убрать хронологические опоры, поставленные Морозовым, мне эти очень замечательные события видятся несколько иначе. Помните, как выше исмаэлиты, вернее шайки грабителей, получили отпор из Византии? Я его еще сравнивал с Карибским кризисом. Только во главе этих шаек стоял не Магомет, а сам Иисус Христос. Недаром я разделил состав ислама на составные части, который его имя входит. Но Христом (Крестом) он в это время еще не был.

Когда взять силой город Византий (будущий Царь-град, Константинополь и так далее) не удалось, у него все-таки – тройные стены, а достижения научно-технического прогресса у сторон несопоставимы, Ис (Иисус) обманом проник в город, вроде бы как туристом, естественно, с сопровождающими лицами (будущими апостолами). И принялся агитировать, что позволяла Конституция Моисея (Второзаконие + Суд), так как храмы всех религий стояли вокруг общей площади, дверями вовнутрь нее, а конфликты между ними улаживал суд на основе частного права. Поэтому Иисусу-Ис никто не мешал. Вплоть до того самого момента, как руководитель Города, наследник недавно помершего Моисея, кажется, его звали царем Иродом Не-Иерусалимским, увидел в действиях Исы-Иисуса признаки нарушения Конституции Моисея, а именно пропаганду Первозакония (где литургия и мораль перемешаны как котлеты с мухами), отмененного Второзаконием. Естественно, последовал суд, распнение на кресте (символе пропаганды) и сброс тела в Босфор, отчего могила Исы в Стамбуле по данным Носовского и Фоменко ныне пуста. Именно с этого дня Ис получил посмертно «греческую» (она же еврейская) фамилию – Христос, точнее – Крест. Так как окончание «ос» (os), перешедшее у «латинян» Козимо Медичи в «ус» (us), имеется практически в любом слове. Византийцы же принялись за обычные свои дела, так как все Средиземноморье было – сферой их торговой деятельности, только, избави боже, не военного подчинения как вдалбливают в наши головы историки. 

В связи с этим обратите внимание на то, что Морозов старается не написать слово ислам, или хотя бы исламиты, в составе довольно длинного перечня, в том числе  арабские пираты. А что касается слова магометане, появившегося как раз в это время, и связное якобы с Магометом I по словам Морозова, то Христос-то ведь был распят и сброшен в Босфор, и даже ленинцами в свое время всех перестали называть, исключая «ленинское политбюро» и детсадовских «октябрят-ленинцев», всех называли сталинцами, даже трактора («Сталинец»), не говоря уже о тяжелых танках «ИС» (Иосиф Сталин), и самых тяжелых паровозах, тоже «ИС». Так что я не вижу большой революции в том, что ислам стал называться магометанством, тем более что сейчас они – равнозначны, история как всегда поправила.

Только ведь надо заметить себе и то, что Иса в Коране так и не погиб ни на кресте, ни другим способом, ибо тогда ислам не имел бы никакой возможности появиться. Надо ведь было кому-то направлять в грабительские схватки Магометов, и до того времени как ислам не победил от Индонезии до Гибралтара, Ису нельзя было трогать. А вот когда все было уже «под рукой» Магометов, на кой черт им была нужна дальнейшая судьба Исы, главного левита. С ними ведь дальнейшая судьба исламских завоевателей уже никак не связывалась, договор с левитами был расторгнут, в одностороннем порядке. 

А вот для Козимо Медичи, только собиравшегося внедрить у себя ислам, только несколько видоизмененный, не меняя главной его сути, Первозакония, судьба Исы Христа была – отправной точкой. Ибо именно он якобы выкупил (хотя у меня – другая версия, изложенная в других работах, завоевательская) у Магомета II древнегреческие рукописи. Едва выкупив рукописи, тут же созвал Ферраро-Флорентийский католический собор, где принял в свою компанию даже Россию, мало того, одновременно создал упомянутую «академию» под первым руководством тоже выкупленного грека, уже потом замененного молокососом Фиччино. Потом нанял баснословно дорогого писца, умевшего подделать любое еврейское завещание, вексель и дарственную любых прошедших веков по фамилии Браччолини. И поставил перед всем этим корпусом первую задачу: написать историю новой религии, опираясь на какой-нибудь достоверный факт «из греков». Лучше распятого Христа факта не нашлось.

Когда и биография Христа, и сама история новой религии были придуманы, а первоисточники – подделаны умельцем Поджо, встала вторая задача, чтоб с этой полуправдой-полугали­матьей корреспондировалась сама история на конкретном полуострове Апеннины – вотчине Медичи. Вот тут-то и родилась история, как древнего Рима, списанная из истории Афганистана (арийцев), так и самой Римской империи, включая Римскую империю германской нации, так как большинство «древних греков» из Византии давно уже жили хоть и не в Германии, но в Нидерландах и Бельгии и собирались уже перебираться на Британские острова. Так что слова из песни не выкинешь. Остальное – в других моих работах.

А теперь вернусь к тем остаткам в цитате, которые напрашиваются на комментарии. Во-первых, о крестовых походах, первый из которых был якобы в 1096 году, а последний – в 1270-м. Вообще-то поход был всего один, и организован он был Козимо Медичи, я думаю, в самом начале 15 века, около 1410-15 годов (подробности у Носовского и Фоменко, исключая автора похода и даты), чтобы успеть выкупить рукописи и созвать упомянутый собор. Тогда же было совершено отлучение от церкви (уже католической) правоверным измаэлитам – нечего путаться под ногами у новенького, с иголочки католичества.

Теперь мне надо сказать несколько слов о том, почему не получено сведений об измаэлитах из Ара­вии, Месопотамии или из Египта? Тогда как получены они из Андалусии и британской Ост-Индии. Во-пер­вых, я на такой вопрос уже отвечал (развитие литературного языка из торгового, когда он понадобился), но в нем не вся правда, вернее, не полная. Для полноты я напомню взятие Наполеоном Египта, когда он из пушек громил сфинксов и пирамиды, но эти средства исправления истории еще были слабыми, не сравнить с затоплением искусственными морями ареалов для раскопок археологами в России, последние – чрезвычайно радикальные способы. И мне даже пришло в голову сравнить эти погромы 1800 года с погромами афганскими талибами памятников их славного арийского прошлого в 2000 году. Надеюсь, вы не забыли, как они тоже из пушек, которые были уже посильнее наполеоновских, уничтожали статуи богинь, высеченных прямо из скал. Намек поняли? Если не поняли, я дополню: чуть ли не половина экспедиционного корпуса Наполеона в Египте и Палестине состояла из ученых, да, да, их ученых, причем самой высокой квалификации по тем временам, причем там не было спецов по животным или по экспериментальной физике, там были лингвисты, историки, разгадыватели древних письмен и так далее. В общем, всех тех, кто является прикладными специалистами для истории, которые отчетливо понимали, куда надо стрелять и зачем. И если и этого недостаточно, то сообщаю: сразу же после похода Наполеона на якобы Иерусалим, в палестинской деревушке Эль-Кудс начал отстраиваться этот самый Иерусалим, включая Стену плача, а раньше там, до Наполеона, стояли лишь бедуинские палатки, которые можно снять в пять минут.

Я не возражаю, мистер Поккок из Лондона, как и немецкий д-р Шпренгер действительно подельщики, наподобие Браччолини, ибо без подельщиков вообще не может быть современной истории, притом официальной, утвержденной и кем-то, все имущим, одобренной. Только я хотел бы знать дополнительно, кто и зачем финансировал этих докторов, что они нашли в Индии и Андалусии, при каких обстоятельствах и зачем сожгли или далеко спрятали найденное, заменив все это самоделками? Притом главное здесь не подделка, ибо любую подделку при пристальном взгляде видно за версту, главное – в сокрытии найденного, ибо знали, где и что надо искать.

Для экскурсии на этот счет отправляю вас к моим работам по затоплению архаики Советским Союзом у себя, и даже в Египте. Ибо Асуанская плотина скрыла без возврата самую древнюю, самую ценную и насыщенную историю принильского Египта, а в пустыне – нечего копать. Навсегда. Для доказательства напоминаю: такие реки как Дон, Волга и Нил несут в год в своих водах от 15 до 25 миллионов тонн песка и ила, и все эти миллионы оседают в рукотворных морях, над древностями возникает сцементированная плита в десятки и даже сотню метров. И тут не помогут ни шахтеры, ни водолазы. Разве что в какой-нибудь третьей эре, каковая начнется, неизвестно – когда? 

Далее Морозов пытается доказать, что в Аравии вообще ничего не могло «возникнуть» кроме песка, но это я оставлю для следующей статьи.

Закончить же хочу словами Марка Твена, украденными мной у Морозова. В общем, Марк Твен в своем рассказике цитирует «загадочную записочку, завалившуюся под мусором одной палеолитической пещеры: «Джон! Если не хочешь, чтоб я выгнал тебя из моего музея, то делай лучше твои орудия допотопного человека!»».

А левиты? Что левиты? То есть, что с них возьмешь? Эти умники даже с деньгами, но без армии, всегда будут примерно как журналисты: чего прикажете?  И будут сеять ветры… и будут пожинать бури. Не все, конечно, но – самые объективные, как православный Мень. 

 

                                                                                                             29.04.05.

Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

                                                                                                          

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Hosted by uCoz