Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

Об Евпатии Львовиче Коловрате и о том,

 

Об Евпатии Львовиче Коловрате и о том,

что отсюда следует

 

В той сказке из уст Арины Родионовны, из которой Пушкин создал приличную любовную историю под названием «Руслан и Людмила», нет ни одного слова о любви, даже чисто платонической. Зато в сказке этой, которая называется «О Еруслане Лазаревиче», – почти вся история «предначала» «околицы» Руси, затем Руси и приписанная русскими историками, хотя истинной Руси она даже не касается. Так как там речь идет о Южном Урале, Нижней Волге и Доне, где эти две реки почти соприкасаются. А также о Северном Кавказе с прилегающими Черным и Каспийским морями. Это у меня описано в статье «Кое-что о Еруслане Лазаревиче (Дополнительные аргументы к моим исследованиям русской истории)».

Исследования сказки о Бабе-Яге, которая еще не была испорчена не столько «собирателями», сколько фальсификаторами русских сказок на «современный исторический» лад, подтвердили мою мысль о том, что прарусские, обитавшие в лесных дебрях, жили не семьями, а мужскими и женскими кланами, встречавшимися для любовных утех около речки под песню-пляску «А мы просо сеяли, сеяли… А мы просо вытопчем, вытопчем…»

Исследования сказаний о русском богатыре Илье Муромце показали, что это был донской атаман казаков-разбойников, не имевший никакого отношения к самой Руси. Притом его два друга-богатыря Алеша Попович – был поваром, а Добрыня Никитич – «во писарях», вел учет награбленного. Самсон же Колыбанович – заместитель Муромца – еврей, в переводе болтун и пустомеля (колыбан). И женаты «писарь с поваром» на дочерях Соловья-разбойника, которого из-за прямого звания «разбойник» не стали причислить к «лику святых» как Илью.  В общем, читайте мою статью «С худой овцы хоть шерсти клок», раздел ее – «Богатырская застава». Можно и книгу мою почитать, там тоже «про Илью Муромца» – много.

Евпатий Коловрат заинтересовал меня как именем, так и прозвищем-фамилией. Большая советская энциклопедия определяет его: «Легендарный русский богатырь, боровшийся против татаро-монгольских завоевателей в 13 веке. О борьбе рязанского «вельможи» Евпатия Коловрата и его «полка» после взятия татарами Рязани рассказывается в древнерусской «Повести о разорении Рязани Батыем», в которую этот сюжет проник, очевидно, из народного эпоса. «Повесть» прославляет силу, отвагу, патриотизм Евпатия Коловрата и его сподвижников («храбров»). В некоторых списках «Повести» указывается отчество Евпатия Коловрата – Львович».  В Большом энциклопедическом словаре добавлено, что он «нанес поражение монголо-татарам во Владимирско-Суздальской земле». Эвон куда заскочил.

Проанализирую сперва то, что прямо бросается в глаза. Во-первых, Повесть о разорении Рязани Батыем звучит не по-русски. Должно быть написано либо Повесть о разорении Рязани, либо Повесть о разорении Батыем. То есть это было либо не в Рязани, либо это делал не Батый. А приписка к заголовку «Батыем» сделана тогда, когда писалась русская история, в которой татаро-монголы стали «играть роль», весьма значительную, которой в жизни никогда не было.

Во-вторых, слово полк (смотри В. Даля) означает группу людей, иногда многочисленную, снующую, болтающуюся туда-сюда без видимого дела по степи, по открытому пространству, но не по лесу. Другими словами, это «джентльмены удачи» типа тех, что показывают в американских фильмах начала прошлого века. По-русски это казаки-разбойники. Отсюда и глагол «полкать» – болтаться взад-вперед, на удачу. Время это – времена Хазарского каганата. Потомки таких «полкал» – чеченцы, казаки.

В третьих, я выделил слово «очевидно» тоже неспроста. Чтобы согласиться с БСЭ, но при этом заметить, что официальная история приписала к силе и отваге «храбров» еще и «патриотизм», какового у разбойников отродясь не было. Или, давайте поищем патриотизм у нынешних разбойников, грабящих нынешних «дальнобойщиков» на большой дороге.

В четвертых, слово «вельможа» хотя и очень знакомо нам, почти никто не знает, что это такое в действительности, откуда оно у нас образовалось? «Велий» – великий, но не столько по величине, сколько по значению, например, «велезвезд» – астролог, «велемудрый» – великомудрый. А «можий» – могучий, как силой, так и властью. Поэтому вельможа – очень могучий, великомогущественный – это приблизительно как нынешний король бандитов, «держащий крышу» над честными, но бессильными в своей разрозненности простыми людьми или малым их объединением, типа мелких лавочников, сапожников и так далее. Поэтому, уже есть намек, что Евпатий – вельможа Рязани, но не царствующий там как положено нормальному князю, а просто силой ее подчинивший себе, держащий над ней свою «крышу» за немалые деньги, получаемые не за здорово живешь. Совершенно, как сегодня.

Кроме того, надо учесть, что во времена «нашествия» Батыя, которого, естественно, не было, Рязань стояла не на Оке как сейчас, а – южнее, почти на границе со степью. И захоронения там двух типов: абориненские – чуди и, так сказать, «общевосточноевропейские», такие как везде находятся на Волге и Дону. И даже черепа немного разные. И от этого факта никуда не деться. То есть, жили там люди одной культуры, а потом пришли и осели люди другой культуры. Может, поэтому Рязань и перенесли на Оку, чтобы старая Рязань мхом поросла и забылась для археологов. Но, Старая Рязань чем-то привлекала людей с древности, не знаю теперь, чем именно.

Перейду к «фамилии» – Коловрат.  Нам сразу же приходит на ум коловорот, и даже – дрель электрическая. Но это – обман, как говорится, зрения. Кола кроме колеса, круга, отчего и двуколка – двухколесная повозка, также – окрестность вокруг, а коломыка – бродяга, шатун. А колобродить – ходить вокруг да около чего-нибудь, дурить, шалить. Коловрат же – это не только и не столько кружиться, вертеться вокруг точки или оси, сколько – то и дело возвращаться как маятник, причем без определенного дела или обязанности, типа «пойду ль, выйду ль я». Недаром колоделье – работа неважная, второстепенная, а колодей – тот, кто работает кое-что и кое-как, то есть около истинного дела. И эта характеристика-фамилия очень подходит для главаря банды, болтающегося, полкающего со своей «братвой-полком», которые еще и «храбры» (имя существительное). И хотя мы знаем, что такое храбр и храбрость, не мешает также знать, что «храбина» – это рябина и ее ягоды, очень заметная штука, не пройдешь мимо, чтобы не заметить. Я думаю, что храбрость произошла именно от рябины, выставляющей себя на показ всему свету. А храбрость – это действительно больше показуха, чем истинное чувство, так как храбрость противоестественна любому живому существу, если бы она существовала взаправду.

Так что в «фамилии» Коловрат нет ничего патриотического, больше – разбойничьего.

 Перейдем к имени Евпатий. Это довольно редкое имя, созвучное Ипат, тоже – редкому имени. Оба имени встречаются только на Руси, но происхождение их явно «греческое», то есть еврейское, так как романские языки не любят употреблять ударную букву «в», предпочитая ей звук, образованный двумя буквами «еу» - Европа – Еуропа. Наверное, поэтому у них ни Евпата, ни Ипата нет. Поэтому сразу спотыкаешься о город Евпатория, что-то Евпатиево. Тем более что город этот стал так называться только в 1784 году, а ранее, в 6-5 веках до нашей эры был «греческой колонией» Керкинтидой, потом – «турецкой крепостью Гезлёв» с мечетью Джума-Джами, построенной  Ходжой Синаном, пока ее не завоевал Потемкин. И где только Екатерина II, чистокровная немка, нашла это имя для завоеванного города? И зачем? Что-то этот город тоже сильно «пахнет» Евпатием. Но и это еще не все.

Русских значимых слов с корнем «ев» тоже очень мало, зато – имен «греческих» – навалом: Евгений, Евдокс, Евклид, Еврипид, Евридика, Еврипонтиды, которые можно писать и как Еугений, Еудокс, Еурипид, Еуредика и Еурипонтиды, тем более что так и Еуропа пишется. Ну, и разумеется, сама Ева – прародительница, которую как Еуа писать уже нельзя. Слишком кособоко получается. И здесь уже есть намек. Что когда внедрялось в Западной Европе христианство, не слишком поворотливые эти языки не хотели употреблять корень «ев», пришлось заменить его на «еу». Но еврейскую прародительницу трогать было нельзя, так она и осталась в единственном числе, произносимая как «Ивэ», зато писалась она в точности – Eva. Зато у запдноевропейцев получился мужик Ив, хотя он тоже – Ева. Сюда же входит Евфимий или попросту Ефим. Или даже река Евфрат.

Перейдем к значащим словам – именам существительным. Это, во-первых, Евангелие – очень даже значащее слово. Затем: евгеника – хороший род, евмениды – эринии, евнух – блюститель ложа, евпатрид – родовая знать, буквально – происходящий от хорошего отца, евхаристия – причащение. Ну, и само собой разумеется, евреи.

Прежде всего, рассмотрю евпатридов, «хороших» отцов, почти полностью совпадающих с Евпатиями. А почему, спрашивается, они хорошие отцы? Потому, что происходят от хороших отцов. Тогда зачем тут вначале Ева стоит? То-то и оно, что хорошие отцы – это отцы, происшедшие от самой Евы. И это было тогда, когда Ева была главной богиней, богиней-матерью, такой же, как впоследствии Астарта, Кибела, Афродита и прочие. При полном матриархате. Еще перед тем, как евреи научились торговать, и в связи с этим главным добытчиком благ для семьи стал мужчина – кормилец семьи. Так что и Евпатий – это только его происхождение, то-то он стал первым на Руси вельможей. Это и есть начало внедрения на Русь хазарских евреев, тем более что в те времена почти все русские богатыри были – евреины. Почитайте старинные былины, не перевраные христианскими и царскими «правщиками» типа Карамзина. Он же – карамазый, то есть по Далю черномазый, чернявый, смуглый, то есть сам потомок первичных евреев, так сказать от Адама – человека земли, то есть тоже черного как земля, попросту негра из Йемена-Эфиопии.

Евангелие, как нам врут – это благая весть, дескать, дева Мария понесла, и скоро Христос будет. Хотя, с другой стороны, сам Христос благую весть людям несет – христианство. И тут черт ногу сломит, что вперед? Благая весть о рождестве или само уже откровение 33-летнего Христа. До сих пор не разобрались. А дело тут простое до отвращения: Ева лучше всех знает, когда родит, и весть эту сама распространяет через своих младшеньких детишек – ангелов. Дескать, будет прибавка у мамки. Вот и все евангелие. И не надо этому придавать большое значение, рядовое это дело.

Но так как Ева все-таки богиня, а отец как всегда неизвестен, то и все слова относятся именно к ней, и родство с нею – тоже. А с кем же еще ассоциировать детей как не с мамой при отцах – прохожих молодцах. И Евпатии все – прямые потомки мужского пола от Евы-матери.

Почему однодельцы Козимо Медичи – основателя католичества не стали переделывать все в корне? А вы попробуйте сегодня одноразово изменить наше социалистическое совковое сознание? Тем более что евреи умные люди, опытные, наловчились на торговле и внедрении  ислама, который старше, как я думаю, христианства, и внедряли они свои идеи медленно, но верно, не обращая пока, до времени, внимания на «мелочи». И только когда люди стали умнее, несуразицы в этом деле стали видны невооруженным глазом, но было уже поздно. Пришлось давить не на здравый смысл, а на «древность», дескать, так было всегда, что же вы сейчас хотите? Верьте, и баста!

Перейду к евгенике. Ева и здесь невооруженным взглядом видна. Но, заметим: евангелие по-английски gospel, а если расшифровать, то будет Got spell – заклинание бога или богово заклинание. И вот эта разница как раз и показывает, что на Руси полуислам-полухристианство, называемое сейчас несторианством, и которое ближе всех к первоначальному иудаизму, пришло на Русь раньше, чем в Западную Европу. Поэтому оно ближе к еврейскому (греческому) языку. Тогда еще сами евреи немного путались, кто у них Адам или Ева главнее? А уже Медичи христианство приобрел у турка Магомета II в Константинополе совершенно очищенным от матриархата. Потому Евангелие и стало называться богооткровением. Вот и евгеника – от Евы родство, род, происхождение, но она в таком именно виде и перешла на Запад. И почему-то стала обозначать только знатные рода, а все прочие просто – геника или генетика, или просто ген – род. Хотя это и выглядит достаточно глупо. Корень «ев» тут совсем ни к чему, о знатности он не говорит ничего, если не принять во внимание, что Ева – всему голова и потомки ее – знатны. Чтобы скрыть эту дурость придумали «греческое» слово eugenes – хорошего рода, тогда как просто genos – обычный род, происхождение. И Ева, дескать, тут ни при чем.

Рассмотрю евменид (эвменид), которые потом из «греческих» (еврейских) трансформировались в римских фурий, они же эринии – богини мщения, тройка из которых всем знакома: Аллекто (Непрощающая), Мегера (Завистница) и Тисифона (Мстящая за убийства). В других работах у меня описано, каким именно образом они родились из капель крови оскопляемого Урана. Но не в этом дело. В римской и отчасти в новогреческой мифической истории основным действующим лицом является уже Уран – бог мужского пола, тогда как в более ранние времена как Уран, так и другие боги мужского пола типа Аттиса (Папочка) были простыми «постельными принадлежностями» для всесильных богинь-матерей, таких как Деметра (Мать). И Гея, кстати, - жена Урана родила от него кроме всяких страшилищ Крона (Кроноса), который по просьбе мамаши оскопил отца, откуда и произошли эвмениды-эринии. А богиня-мать Гея после этого наплодили с сыночком Кроносом Посейдона, Аид, Деметру, Гестию, Геру, Зевса, не считая заглоченных папой-Кроносом малюток сразу же после их рождения. Брат с сестрой Зевс и Гера сочетались браком и родили Ареса, будущего любовника Афродиты.

Но, в том-то и дело, что евмениды, как следует из выше изложенного, как-то причастны к самой Еве, и от ее имени произошли. Я и думаю, что большая начальница над всем миром – Ева имела право иметь евменид в качестве своих министров по различным «делам». И обратите, пожалуйста, внимание, что евмениды – самое древнее название, прямиком от Евы.

Евнух. Зная, что это такое, мы не задумываемся о семантике этого слова, но сейчас-то я вам прямо говорю, что без имени Ева тут не обошлось. В своей книге «Загадочная русская душа на фоне мировой еврейской истории» я подробно рассматривал, зачем понадобились евнухи, отнюдь не для охраны гаремов. Это были «излишки» мужчин, которых богини-матери не знали, куда девать. Ибо они сильно надоедали женщинам своей похотью, а женщины как и положено однополым с главной богиней существам, окруженные толпами мужчин сверх любого женского желания, заставляли их самооскопляться, выдумав для этого даже специальный «языческий» ритуал. Поэтому евнух – это что-то вроде раба Евы, но без известного желания.

Евхаристия. Это слово для нас стало совершенно четко ассоциироваться с причастием (причастностью) к «таинствам», а какие эти «таинства» по большому счету – неизвестно. В общем, съел облатку, проглотил ложечку кагора, и будь здоров. Другими словами, евхаристия для нас как стол или стул – вполне определенное понятие, и задумываться над словом не имеет никакого смысла.  А, если все-таки подумать, то другого объяснения этим «таинствам» не найти, как то, что я сейчас скажу. А секс разве не таинство? Хотя его в храмах и совершали по праздникам открыто. И разве это «таинство» нельзя совершить вполне легально, с женой? Но, дело-то в том, что мужчин был ужасный излишек, и они так надоели женщинам, что хоть криком кричи. (Подробности в упомянутой книге). Вот поэтому-то и был создан «праздник инцеста» в храме. И евхаристия (по имени Ева) – это и есть причащение к сексу, вполне легальное, но раз – в год. А христианские преемники этого праздника с ног сбились, затуманивая этот факт всякими непонятными словами и действиями под названием «таинств». Тем более что раннехристианский культ – это сплошной секс в храмах. С которым  Козимо Медичи и его преемникам надо было всерьез бороться с помощью «Маллеуса», выходившего из-под печатного станка раза в четыре чаще самой Библии.

И, наконец, евреи, замечу, что это их «самоназвание». И как это слово понять иначе, чем потомки Евы? Именно Евы, а не каких-нибудь Ааронов и прочих основателей династий, включая Ноя. Тем более что до сих пор у евреев родство считается не по отцу, а по матери.

Пора возвращаться к Евпатию Львовичу Коловрату. Это сегодня мы даем своему сыну имя Лев, совсем не задумываясь о «царе зверей», имя – и точка. Но во времена Евпатия Львовича и даже ранее, так как он не сам Лев, а только – Львович, притом на «святой» Руси, вовеки львов не видевшей и даже не слышавшей о них, дать имя Лев – это чистое безумие. Не с неба же скакануло к ним имя конкретное – Лев? Поэтому на Руси оно возникнуть не могло, Медведь – другое дело, ласково – Миша, впоследствии переделанное из Мафусаил. Поэтому наш «русский» богатырь Евпатий Львович Коловрат никто иной как хазарский еврей из Крыма. И именно поэтому императрица Екатерина «Алексеевна» и дала «греческо-турецкому» городу имя Евпатория, то есть по месту жительства Коловрата, то и дело сновавшего туда-сюда.

                                                                                                                                26 июля 2002 года.

 

Недавно попалась мне выдержка из «Повести о разорении Рязани Батыем» («Размышления о России и русских. Штрихи к истории русского национального характера. Далекие предки IXVII вв». АО «Правда Интернэшнл». М., 1996). Процитирую с сокращением. «Пришел на Русскую землю безбожный царь Батый со множеством воинов татарских и стал на реке на Воронеже близ земли Рязанской. <…> И стал воевать царь Батый окаянный Рязанскую землю, и пошел ко граду Рязани. <…> И взяли град Рязань  месяца декабря в двадцать первый день. <…> И пошел на город Суздаль и на Владимир, русскую землю пленить, и веру христианскую искоренть, и церкви Божии до основания разорить. И некий из вельмож рязанских Евпатий Коловрат был в то время в Чернигове. И помчался в город Рязань.  И воскричал Евпатий в горести души своей. <…> И погнался вослед безбожного царя, и едва нагнал его в земле Суздальской. И бил их нещадно. <…> И ездил среди полков так храбро и мужественно, что сам царь (Батый – мое) устрашился».

Я тут выделил несколько слов, чтобы опираться на них с географической точки зрения. Для географической точки зрения необходимо пояснить, что в 1237 году ни одной дороги на Руси не было. Абсолютно ни одной. Сообщение было только по рекам. Вокруг были лесные дебри, непреодолимые для «татарской» конницы. Пошли дальше.

Итак, Батый со своим «множеством воинов татарских» оказался на реке Воронеж. Река Воронеж, как известно, впадает в Дон недалеко от города Воронеж, а исток ее находится вблизи нынешнего «поселка городского типа» Александро-Невский, что в 150 километрах к югу от нынешней Рязани. С другой стороны пригорка, с которого стекает река Воронеж, берет начало безымянная на энциклопедической карте речка, впадающая в речку Ранова, а последняя впадает в реку Проня, которая в свою очередь впадает в Оку неподалеку от Старой Рязани, ныне – Спасск Рязанский. Таким образом, Александро-Невский стоит на водоразделе между Доном и Волгой, и этот водораздел составляет всего 6 – 7 километров, час ходьбы скорым шагом.

Рассмотрим неказистый городишко Александро-Невский – центр Новодеревенского района Рязанской области с нынешними его (1968 г.) 4,4 тысячами жителей и с кирпичным, молочным заводами и «мелькомбинатом». Больше в БСЭ о нем ничего не сказано, никакой истории. Придется анализировать имеющиеся детали. Отчего вдруг этот городишко назвали в честь Александра Невского, притом, когда именно? Это почему он – центр Ново-деревенского района? Тогда по русской топонимике Александро-Невский следовало бы величать Ново-деревенском, или район надо бы именовать – Александро-Невским. Когда же все-таки произошел этот казус с топонимикой? И причем тут северный князь, отродясь тут не бывший? Другого объяснения как старание что-то скрыть, тут не найти. И почему в лесной глуши образовался Новодеревенский район? Тут что, какой-нибудь КаМАЗ или ВАЗ собрались строить? Но место-то очень «стратегическое». Надо ли вас «заострять» на том, что это место – единственное, где по бездорожью можно было пробраться из бассейна Дона в бассейн Волги?

Тогда при чем тут татары на «мохнатых низкорослых лошадях, неприхотливых, но выносливых», как нам сообщают все историки, до единого? Им ведь в такую лесную глушь, чащобы никак не пробраться. И как «окаянный Батый пошел воевать Рязань», Старую? Ему ведь надо бросить лошадей и идти пешком, вернее плыть на лодках к Рязани. Но тогда у Батыя не «множество татарских воинов» было, а каких-то других воинов. Я-то знаю, каких именно «воинов», но пока продолжу про невозможность появления в этих местах, у истоков реки Воронеж, «татарских» конников. Для этого им надо плыть со своими конями по Дону, а потом подняться по реке Воронеж до ее истоков.

А кто там у нас на Тихом Дону живет? Как кто? Илья Муромец, донской атаман казаков-разбойни­ков, и даже атаман атаманов по аналогии с печенежским князем князей (великим князем) или с персидским шахом шахов. В общем, читайте мои работы, в частности «С худой овцы хоть шерсти клок».

Мифические же «татары» жили, как известно в городе Сарай на Волге, оттуда Батый и должен был их вести. Поэтому в эти места близ Рязани им хоть с конями, хоть без коней, проще было добраться по Волге. А они вместо этого переплыли Волгу, пошли пешком на Дон, поднялись по нему до реки Воронеж и по малым таежным речкам стали добираться до города Старая Рязань, которая стоит на большой реке Ока, которая впадает в Волгу в среднем ее течении. Дураки, наверное, были.

Перейдем к тому, как именно «пошел Батый на Суздаль и Владимир». Я бы вместо «летописца» поставил сперва Владимир, а потом уж Суздаль, а то получается идиотизм первый: из Рязани никак в Суздаль, минуя Владимир, не попасть, все три города – на одном меридиане, притом в следующем порядке: Рязань, Владимир, Суздаль. Если «идти», то наступает второй идиотизм, «конный»: от самой Рязани до Владимира даже сегодня, при всей советской мелиорации,  – сплошные болота. В начале 13 века, сами понимаете, суше тут не было, еще мокрее – могло быть. Так что, я думаю, ни одной лошади у Батыя тоже быть не могло. Тогда это может быть, не Батый тут был?  А сам Илья Муромец со своей «братвой»? Тогда бы он, естественно, поплыл, он и на Дону вечно плавал в разбойных челнах, вверх по Оке, завернул бы в Москву-реку, добрался бы до «города-героя» Москвы, переволокся в Клязьму и поплыл бы по ней опять-таки во Владимир, а потом уже – по маленькой речушке, ее притоку, – в Суздаль. 

Совсем забыл об Евпатии  Львовиче Коловрате. Вы помните, поди, что он был в это время в Чернигове. А Чернигов стоит недалеко от Киева, севернее, на реке Десне. Самолетов не было, телеграфа не было, дорог – тоже. Это уже «враг народа» Радищев из Петербурга в Москву по дороге путешествовал, первой дороге в России. И это было уже при Екатерине «Великой», году так в 1790. А мы речь ведем о 1237 годе. Потому и так называемых «гонцов» еще не было. Откуда же Евпатий Львович так быстро узнал о Мамаевом нашествии на Рязань? Да он бы и за 10 лет не узнал, если вообще бы узнал когда-нибудь о Мамае в Рязани. Однако тут же бросил все свои черниговские дела и поскакал, вернее поплыл, в Рязань, на выручку. И не мудрено, что опоздал. Батый уже «разорил» Рязань.

Посмотрим, как Евпатию Львовичу добраться до Рязани без дорог? Ему надо плыть вверх по Десне и все время поглядывать направо, не встретится ли приток какой, чтобы по нему поплыть на восток, поближе к реке Оке. Нашел, свернул, опять вверх поплыл. Речка стала ручейком, потащил по нему свои лодки вместе с 1700 своими «витязями» (это сколько лодок надо!), километров 40 тащил, и, наконец, попал в Оку. Дальше было легче, все же вниз по течению, но далеко, километров 500, если не больше, а всего – много больше тысячи километров будет. Думаю, месяца за три доплыть можно, если торопиться. И, естественно, опоздал.

Пришлось плыть дальше, уже по маршруту, проложенному «Батыем». Думаю, месяца за три опять управился. Приплывает во Владимир, а Батыя там нет, он уже в Суздале. И только там царь Батый его «устрашился» и был наголову разбит.

Теперь давайте, обратим внимание на дату «взятия» Рязани. Она выделена в цитате. Это было 21 декабря по «старому» стилю, по-новому – в крещенские морозы. Русским-то ничего, привыкли, а вот «татарам» – было совсем худо. Они ведь из-под нынешней Астрахани, потеплее любят, зимней одежды не взяли, лошадям есть нечего, сена не накосили, овса вообще не знали. Да и кто им наготовит столько овса, на чем его возить за собой, такую уйму? Если принять, что про овес все-таки знали. А тут снега – по брюхо их «низкорослым лошадям». Но не только в этом дело. Плавать-то по рекам зимой на Руси нельзя, не Голландия все же. По льду, наверное, наступали, все же лучше чем сквозь тайгу по замерзшим болотам. Лошадям жрать нечего, значит, их не было. Пешком что ли ходили всю зиму в такую даль, в такую стужу? И Батый, и Евпатий.

Комментарии, как говорится, излишни.

Хотя, подумавши, сделаю небольшой вывод. Видите, как нам врут историки, которые всегда были на содержании у власти? Тех, которые не были на содержании, мы просто не знаем, их не печатают. Притом, видите, как беспардонно они врут? Элементарной логики хватает, чтобы вранье это увидеть. Но нам же врут, заметьте, с 1237 года. Хотя написано это, конечно, много позднее, где-то при третьем Романове, Петре. Затем при Александре I сильно прибавилось вранья из под пера Карамзина, которого даже держали во флигеле при Зимнем дворце, чтоб все время был под контролем. Затем Иосиф Виссарионович не только в печати врал устами и перьями своих рабов, но и затопил все археологические улики на Дону, Волге и Иртыше (смотри мою статью «Ирригация и мелиорация на службе… истории»). Теперь нам врут на каждом шагу и каждый день: про «Курск», про Чечню, про то, что у нас жить хорошо, и с каждым днем становится все лучше.

Замечу, на Западе своему народу тоже врут. Из моих работ это видно. Но там стараются хотя бы врать пристойно, стыдливо умалчивая, или городя наисложнейшие предложения. Из которых ничего не следует, но как бы следует. Намеки, даже воспринимаемые только подсознательно. То есть вовсю стараются делать хорошую мину при плохой игре.

У нас же на Руси врут нахраписто, самозабвенно, притом нисколько не заботясь, что, как говорится, голую жопу видно. И на другой же день, смело и наивно глядя в глазок камеры, признаются в своей лжи, нимало не смущаясь, а даже как бы радуясь и гордясь собою. Вывод у меня краткий?

 

                                                                                                                  25 августа 2002 г.

 

…и о Дмитрии Ивановиче Донском, «побившем Мамая»

 

Недавно обратил внимание на статью М.И. Гринчука (Приложение 9 ко II тому «Библейская Русь» Г.В. Носовского и А.Т. Фоменко). Автор пишет о «несуразицах» в старорусской рукописной книге «Сказание о Мамаевом побоище», приводя из нее некоторые фрагменты. В объяснения этих «несуразиц» автор особо не вдается, высказывая некоторые свои предположения. Мне же эти «несуразицы» о многом говорят, и даже заставили меня откорректировать концепцию, которую я изложил во многих своих работах.

Сперва о концепции. У меня вышло, что Дмитрий Донской – атаман донских казаков-разбойников, переплавлявший по Дону в Кафу угро-финских рабов, наловленных в будущей Московии, решил осесть в самом источнике этих рабов (стране «чудной» чуди, чуди – «чудаках», не «знавших оружия»), создав там свое «спокойное» государство, далекое от треволнений разбойной жизни. И именно он принял решение о передаче своей власти по наследству собственному сыну, тогда как раньше эта власть передавалась по наследству по бандитским «понятиям» от старшего к младшему брату.  По моей концепции именно это вызвало Куликовскую битву (подробности в книге и других моих работах). Донская «братва» не перенесла этого «беззакония» и устроила ему Куликовскую битву в центре будущей Москвы, а что эта битва была именно там, не дадут соврать Носовский и Фоменко.

Выше изложенная история Евпатия Львовича Коловрата самого меня уже достаточно озадачила. Мне начало казаться, что Евпатий Львович, с учетом статьи «С худой овцы хоть шерсти клок», раздела ее – «Богатырская застава», очень уж похож на Дмитрия Ивановича, только без «мохнатых низкорослых лошадей», а на разбойничьих челнах. Так сказать, другое его имя, более раннее, еще до того как он достиг Московии, будучи еще в Старой Рязани. Даже то, что его истинное занятие – коломыка (см. выше) очень напоминает название города – Коломна, которая, я много раз повторял, старше Москвы. Это та окраина, до которой «дошатывались» казаки-разбойники, вылавливая «безответную чудь». И Девичье поле около Коломны, на высоком берегу Оки, недалеко от брода, как раз и являлось сосредоточием рабынь перед переправой их к истокам Дона.

Поэтому статья Гринчука явилась для меня откровением, заставившим меня отредактировать мою концепцию Куликовской битвы. Не донская «братва» пришла в Москву, которой еще не было, наказывать Донского за пренебрежение к «традициям», а сами историки перевернули все с ног на голову, заставив всех нас поверить, и меня в их числе, что Мамай пришел с юга на север. Тогда как Мамай, наоборот, являлся князем чуди и оборонялся от нашествия разбойника Донского. И проиграл.

М.И. Гринчук приводит «несообразную» фразу из «Сказания…»: «…Двинулся царь из восточной страны по имени Мамай, эллин верою, идолопочитатель, иконоборец злой…» И комментирует ее: «Возможный вариант толкования текста: «Мамай-эллин, верою идолопочитатель». Отметим также, что Мамай в этом фрагменте и в «Сказании…» в целом постоянно именуется царем, тогда как «официальная» версия истории утверждает, что он был всего лишь темником (т.е. начальником тьмы 10000 воинов). А царем (ханом), дескать, был не Мамай, а некий Мамат». Комментарий закончен.

Я его продолжу. Во-первых, евреи Моисеева колена, осевшие в Константинополе за тройными стенами и создав там таможню, всех, кто жил за этими стенами, называли эллинами, то есть как бы аборигенами по-нынешнему. Поэтому с точки зрения казаков-разбойников, которыми, как правило, верховодили евреи, Мамай – царь этих «эллинов», сам был «эллином». И это не имеет никакого отношения к устоявшемуся понятию эллин, то есть грек. Ибо и будущие турки, и хорваты, и греки, и так далее – все неевреи были «эллинами». И, разумеется, все они были «идолопочиателями», не знавшими единого бога Яхве. И «иконоборцами», так как иконы имели хождение не только у «древних» евреев, но и у первичных католиков. И, естественно, идолопочитатели не понимали толку в иконах.

Во-вторых, это сейчас канонизировано, что «Сказание…» якобы написали русские, но давайте посмотрим, могли ли они в те времена вообще писать, описывать свою действительность? Или хотя бы недавнюю действительность, так сказать, по близким воспоминаниям. Я это отрицаю. Состояние «чудной чуди, не знавшей оружия» в смысле образования было таково, как примерно у нынешних медведей в Завидово. Потому-то об этой чуди кроме невнятных сказок ничего и нет, кроме непонятных названий на карте, таких как Коломна, которую современные историки и языкознатцы «переводят» как «Колом – на» тебе, то есть «получи колом», простой дубинкой. И именно поэтому поволжско-уральская сказка-быль о Еруслане Лазаревиче стала «русской» сказкой.

Поставим ситуацию наоборот: донские разбойники, у которых «во писарях служил Добрыня-то Микитич» из «Земли жидовския» завоевали и все это описали. Тогда приведенная фраза станет весьма понятной: пошел Мамай со своим титулом и прозвищами защищать свою землю.

Пойдем дальше. Автор приводит еще одну цитату: «Во время битвы Мамай начал звать к себе на помощь богов своих: Перуна, Геракла, Салава, Хорса и великого своего помощника Махмета…», то есть Перуна, Хорса и Велеса. (Имена Салав и Велес имеют тот же костяк согласных: СЛВ/ ВЛС)».  И вопрошает: «Так кем же был по вере Мамай?»  И правда: кем был? Несомненно, «русским» язычником.

Получается следующее. Дмитрий Иванович недаром прозван Донским. Но только не потому, что сдуру пошел на Дон из Москвы навстречу Мамаю биться с ним, а потому, что он и был донским атаманом-разбойником хазарских кровей. И он уже имел свой опорный пункт на Оке – Коломну, из окрестностей которой напрочь сплавил по Дону, через Саркел в Кафу, всех аборигенов-чудь в рабство. И ему надо было завоевывать новые ареалы потенциальных рабов. И именно в будущей Москве, которой тогда не было, он выиграл битву с местным царем Мамаем, поклонявшимся Перуну. И начал строить Москву по подобию Коломны, с точно такой же кремлевской стеной. Потом наши историки назначили Коломне быть ровно на 30 лет «младше» Москвы. Больше ее «омолодить» было никак невозможно. Началась хазарская династия в Москве.

А нам говорят теперь, что не знают, куда подевались хазары? А Саркел затопили, а то шустрые археологи начали выкапывать там всякие неприятные штуки, «портящие» историю Московии.

 

                                                                                                                    29.01.03.

 

Дмитрий и еще раз Евпатий

 

Обратите внимание: в царском роду Романовых нет имен Дмитрий. Между тем, как раз перед ними это имя было в широком ходу. Все началось с Дмитрия Салунского, икона которого находится в Киеве, и попала туда якобы аж из Египта. Первым Дмитрием, упомянутым в БСЭ, был Дмитрий Константинович Старший (1323 – 1383) – великий князь суздальско-нижегородский, который «боролся с Дмитрием Донским за великое княжение Владимирское».  Вторым был Дмитрий Иванович Донской (1350 – 1389), он был младше Дмитрия Константиновича аж на 27 лет, что само по себе не очень-то вяжется с этой самой «борьбой за престол», тем боле, что Дмитрий Константинович предал согласно исторической науке русскую землю хану Тохтамышу. Третий Дмитрий был Шемяка (1420 – 1453) – князь Галича Костромского, сын князя Юрия Дмитриевича, внук Дмитрия Донского. Четвертый Дмитрий Иванович (1582 – 1591) – всем известный  убиенный в Угличе малолетний сын Ивана Грозного. Тут бы можно пофилософствовать, опираясь на Носовского и Фоменко, но не буду, у меня речь чисто об имени Дмитрий. С этих пор ни одного Дмитрия царских кровей в истории Руси не было. И началось это именно с Романовых, так как со смерти малолетки в 1591 году и воцарения Романовых прошло всего 10 лет.

Перехожу к семантике имени Дмитрий, которое больше Димитрий, чем Дмитрий, так как в старину говорили и писали это имя как Димитрий. Тем более что слов в русском языке с корнем «дм» и «дим» практически нет, если не считать слов «дмить» – надувать воздухом, «дмиться» – надуваться, надмеваться, папыщаться, становиться гордым, надменным. Отсюда же и слово «дменье» – надувание, напыщенность, гордость, кичение, спесь, чванство. Таким образом, ни с чем иным на Руси это имя кроме чванства не связано. И это уже немало. Я думаю, понятно, что имя Дмитрий определяет чванство, а не наоборот. К этому и перейду.

Дело в том, что так называемая дмитриева суббота, 18 и 26 октября – это поминки по Куликовской битве, как сообщает нам Владимир Даль, то есть память по убиенным воинам в этой битве. И приводит пословицу: «дмитриева суббота – кутейникам (церковникам) работа». Кут же – угол в церкви, куда кладут кутью – поминальную кашу. Потом кут стал вообще применяться ко всем углам избы. Так закут, закуток – пространство за углом печи. Кроме того, в избе четыре угла – передний, гостевой, спальный и стряпной. Таким образом, до Дмитрия Донского поминок вообще что ли не было? И на все оставшиеся до наших дней века Дмитрий стал ассоциироваться у нас на Руси с поминками. Не слишком ли много для одной Куликовской битвы? Как будто других битв не было. Скорее, как я не устаю повторять, имя Дмитрий на Руси стало связываться с чванством и поминками. А это, в свою очередь, подтверждает мою версию, что именно Дмитрий Донской – донской атаман-разбойник хазарско-еврейских кровей впервые покорил Русь и начал продавать чудь-«чудаков», «не знавших оружия», в рабство, в Кафу.

Пойдем далее по семантическому пути. Возьмем имя Деметра, богиню-мать, о которой я написал много в других своих работах. Словарь нагло врет, что Деметра «произошло» от demeter – дескать «корень мать», тогда как именно «метер», «матре» – мать, откуда и явился матриархат. Потом историки и лингвисты нашли где-то Деметрия – «греческое мужское имя», которое дескать носили какой-то греческий царь и философ. Но я много раз в своих работах доказывал, что это просто переиначивание женщин-цариц при совсем недавнем матриархате в мужчин-царей, когда историю начал переписывать Козимо Медичи в своей домашней «платоновской» академии, руководимой плагиаторами и фальсификаторами Браччолини и Фиччино.

Проблеск надежды дает слово «диметр» – двойной метр стиха. Но звуки «е» и «и», тем более на письме, тем более тысячи лет спустя, сам черт не разберет, вернее не отличит. Поэтому Деметра ни что другое как двойная, вернее вторая мать, а «ди», оно же «де» простая приставка, обозначающая двойной, повторный. Поэтому Деметра – вторая богиня-мать, а первородная богиня-земля, богиня-мать Гея (подробности в других работах). Поэтому надо исключить приставку и начинать от «метре», «метрессы» – матери.

Есть имя и значащее слово «митра», каковое тысячи лет назад вполне могло быть «метрой» (метра). Так вот иранский (персидский) лучезарный юноша-бог, убивший быка, по имени Митра, родившийся точно в католическое «Рождество Христово» 25 декабря, вполне мог быть на заре веков, за тысячу лет до Христа, богиней-матерью. Ибо ни один историк не станет отрицать, что сперва был матриархат. Потом пришлось, сначала в иудаизме, потом в мусульманстве, а затем и в христианстве всех почти богинь-матерей переделать на бумаге в мужиков-отцов. Митра, кстати, точно так же воскрес, как и Христос.  Кажется, мы смело можем перейти от Димитрия-Дмитрия к Митрию, что и сегодня считается одним и тем же. 

И тут нам сразу же встретится куча Митридатов (Митры Дар). Но все они – «греки», которые ни что иное, как евреи Моисеева колена. «По отцу» Митридат I – Ахеменид, то есть иранец-перс. Пропустим несколько Митридатов, и остановимся на Митридате VI – Евпаторе, надеюсь, знакомое слово по Евпатию Львовичу Коловрату.  Этот Митридат родился в Синопе, погиб в Пантикапее, а родом «по отцу» – снова Ахеменид. Как будто «отцы» из Персии ездили в командировку в Византию, чтобы сделать их царицам наследников.

Из этого я делаю вывод, который подтверждает прежний мой вывод, что Евпатий Львович и Дмитрий (Митрий) Иванович не только одно и то же лицо, но и происходят не из русских, не из «греков», а из персов. Хазары же – тоже из персов, но об этом надо читать мои другие работы.

Когда Романовы – разбойники с Волги победили в Москве наследников Дмитрия – донского казака-разбойника, то им незачем было называть своих детей Митриями-Дмитриями, тем более что образовалась целая куча Лжедмитриев, очень ладивших с евреями.

А история – что? Бумага, которая все стерпит.

 

                                                                                                                                  26.02.03.        

Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

 

 

   

 

 

                 

                



Hosted by uCoz