Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

Государство – людоед

 

Государство – людоед

(Роман в письмах)

[ Оглавление романа]

[ Назад ] [ Вперед ]

 

Часть четвертая

Суды – мафия

 

Четвертый мафиози

 

Я надеюсь, что вы прочитали предыдущую главу под заголовком «Третий бандит» и помните, что у меня роман в письмах. Поэтому беру быка прямо за рога.

 

«П P А В И T E Л Ь С T В О    МОС К В Ы

ПРЕФЕКТУРА

ЮГО-ЗАПАДНОГО

АДМИНИСТРАТИВНОГО ОКРУГА

ГОРОДА МОСКВЫ

 

Зюзинский районный    суд г. Москвы

ул. Кржижановского 20/30

 

Истец: Префектура ЮЗАО г. Москвы,

г. Москва, Севастопольский пр-т, 28-4

 

Ответчики:

Синюкова Галина Васильевна,

Синюков Борис Прокопьевич,

Синюков Денис Борисович

г. Москва, ул. Грина, дом 16, кв. 9

 

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ О выселении

Ответчики в составе 3 человек (Синюкова Г.В., муж, сын) занимают на праве собственности трехкомнатную квартиру № 9 жилой площадью 46,2 кв.м., общей-68,4 кв.м. по адресу: г. Москва, ул. Грина, дом 16. На основании распоряжения Префекта ЮЗАО г.Москвы от 06.05.2002г. № 546-РП «О переселении жителей пятиэтажных и ветхих жилых домов, подлежащих сносу в 2002 году» дом 16, по ул. Грина подлежит сносу, а все жители отселению.

Жилая площадь выделена Департаментом муниципального жилья и жилищной политики на цели переселения граждан по программе комплексной реконструкции кварталов пятиэтажной застройки и предоставляется на основании постановления Правительства Москвы от 04.09.2001г. № 811-1111 «О застройке микрорайона 6а Северного Бутово (ЮЗАО)».

Ответчикам на 3 человека для переселения была предложена трехкомнатная квартира в доме-новостройке по адресу: ул. Бартеневская, дом 13, кв. 121 жилой площадью 48,9 кв.м., общей-84,7 кв.м. Ответчики отказались от предоставленной площади по следующим основаниям: не устраивает предоставленное жилое помещение.

Вопрос переселения ответчиков рассматривался на заседании общественной жилищной комиссии при Префекте ЮЗАО (протокол № 47 от 28.10.2002 г.), которая рекомендовала направить материалы о принудительном переселении ответчиков на предоставленную жилую площадь в суд. На основании распоряжения заместителя Префекта ЮЗАО г. Москвы за № 3179-РЖ от 29.10.2002 г. ответчикам решено предоставить вышеуказанную квартиру с предъявлением  в  Зюзинский суд иска о выселении ответчиков с предоставлением им другого жилого помещения.

Согласно ст.49-3 ЖК РСФСР, Закона г. Москвы «О гарантиях г. Москвы лицам, освобождающим жилые помещения» просим суд:

1. Выселить Синюкову Галину Васильевну, Синюкова Бориса Прокопьевича, Синюкова Дениса Борисовича из квартиры № 9 дома 16 по улице Грина в квартиру № 121 по улице Бартеневская, дом 13.

2. Прекратить право собственности Синюковой Галины Васильевны на жилое помещение, расположенное по адресу: г.Москва, ул. Грина, дом 16, кв. 9.

3. Предоставить в собственность Синюковой Галине Васильевне жилое помещение по адресу: г. Москва, ул. Бартеневская, дом 13, кв. 121 с последующим регистрацией на предоставленную площадь Синюкова Бориса Прокопьевича, Синюкова Дениса Борисовича.

4. Жилое помещение по адресу: г. Москва, ул. Грина, дом 16, кв.9 перевести в муниципальный фонд города Москвы.

На основании п. 13, ст. 5 Закона РФ «О государственной пошлине», просим суд Префектуру   ЮЗАО г. Москвы освободить от оплаты государственной пошлины по данному делу. Приложение:

1.  Копии иска.

2.  Копия распоряжения зам. Префекта.

3.  Копии смотрового талона.

4.  Копия финансового лицевого счета.

5.  Копия справки о проверке жилищных условий.

6.  Копия выписки из домовой книги.

7.  Копия Свидетельства о государственной регистрации права.

8.  Копия распоряжения Префекта ЮЗАО№ 546-РП от 06.05.2002 г.

9.  Копия постановления Правительства Москвы № 811-ПП от 04.09.2001г.

10.Копия доверенности.

Представитель по доверенности Префекта ЮЗАО г. Москвы Виноградова В.Ю. К.П. Гавриков».

 

И где они только берут такие фамилии, то Пауков, то Гавриков? Больше мне, пожалуй, добавить тут нечего, я уже третье совершенно аналогичное исковое заявление привожу, разве что, куда именно меня переселять, меняется.

Судью Ахмидзянову вы тоже уже знаете, самая последняя из всех сук, вместе взятых. Поэтому сразу и начну с ее отвода.

«Зюзинский межмуниципальный суд Москвы

Истец: префектура ЮЗАО Москвы

Ответчики: Синюкова Г.В., Синюков Б.П., Синюков Д.Б.

 

Заявление об отводе судьи

На основании статьи 17 ГПК РСФСР по основаниям, предусмотренным пунктом 3 статьи 18 ГПК РСФСР мы располагаем обстоятельствами, вызывающими сомнения в беспристрастности судьи. Кроме того, эти обстоятельства свидетельствуют о заинтересованности судьи в исходе дела.  

 

1.       Обстоятельства Определения суда о начале производства по иску

Если суд, начиная производство по настоящему делу, не знал всех обстоятельств, предшествующих его возбуждению, то мы считаем необходимым сообщить суду эти обстоятельства. Хотя мы на сто процентов уверены, что суду эти обстоятельства известны, так как четыре дела подряд ведет один и тот же судья Ахмидзянова.

Сторонами настоящего дела являемся мы с одной  стороны и префектура ЮЗАО Москвы с другой стороны. Основанием иска являются: постановление правительства Москвы от 04.09.01 №811-ПП, распоряжение префекта от 06.05.02 № 546-РП, статья 49-3 ЖК РСФСР и закон Москвы «О гарантиях…». Предметом иска является наша собственность, квартира №9 по ул. Грина, 16. Квартира, предложенная нам взамен нашей собственности, предметом иска являться не может по  следующим обстоятельствам.

Рассмотрим логику дела, начиная с интереса истца. Истцу интересна земля, на которой стоит наша собственность, для строительства на этой земле интересного для истца строения вместо нашей собственности. Истец решает освободить интересную для него землю от нашей собственности. Чтобы освободить землю от нашей собственности, нашу собственность надо снести. Чтобы ее снести, нас надо выселить из нашей собственности. Чтобы нас выселить из нашей собственности, истцу нужно право на нашу собственность отчуждить от нас, и закрепить это право за собой, и потом уже сносить нашу бывшую собственность как свою. Вот это и есть достижение интереса истца, а значит и предмет иска к нам.

Дальше следуют варианты:

-          или мы согласимся получить деньги за нашу собственность и добровольно освободим ее по договору купли-продажи;

-          или потребуем себе заменяющую квартиру и тоже освободим бывшую нашу собственность по договору мены.

Никто не вправе диктовать нам способ отчуждения нашей собственности, выбирая за нас обмен вместо продажи. Но истец в своем иске настаивает в суде именно на обмене, а не на продаже, даже не обсуждая с ответчиком эти варианты.

Стоит нам сейчас заявить в суде, что мы настаиваем именно на продаже, а не на обмене, так сразу же из предмета иска исчезает предлагаемая нам взамен квартира. И именно поэтому она не может быть предметом иска. 

Игнорирование этого факта судьей при возбуждении дела свидетельствует, что судья заинтересован в исходе дела из желания угодить властям.

Между теми же сторонами, по тем же основаниям и по тому же предмету состоялось три суда:

1. Зюзинский Суд 28.06.02 рассмотрел дело (иск) №2-2182 между теми же сторонами, по тем же основаниям и по тому же предмету (Определение от 28.06.02 судьи Ахмидзяновой).

2. Зюзинский суд 28.08.02 рассмотрел дело (иск) №2-2882 между теми же сторонами, по тем же основаниям и по тому же предмету (Решение от 28.08.02 судьи Ахмидзяновой), и иск удовлетворил в полном объеме исковых требований. Мы не согласились с этим решением и 13.09.02 направили в Московский городской суд Кассационную жалобу, а 25.09.02 – Дополнение №1 к ней. 10 и 24.10.02 Московский городской суд упомянутое Решение Зюзинского суда отменил и направил дело №2-2882 на новое рассмотрение в этот же Зюзинский суд. На сегодняшний день Определение или Решение кассационной инстанции нам известно только в устном виде, произнесенное в зале суда, а с самим документом мы еще не ознакомлены. Поэтому мотивы и обоснования его нам неизвестны.

3. Зюзинский суд 17.10.02 рассмотрел Жалобу Синюкова Б.П. на ущемление его прав человека, в том числе Префектурой ЮЗАО Москвы, (дело №2-2390). То есть, между теми же сторонами, по тем же основаниям и о том же предмете, и своим Решением под председательством судьи Ахмидзяновой от 17.10.02 в удовлетворении жалобы отказал. Синюков с этим Решением не согласился и 31.10.02 направил Кассационную жалобу в Московский городской суд. К настоящему времени эта Кассационная жалоба еще не рассмотрена.

4. Таким образом, настоящее дело, по которому мы предстали перед судом, является четвертым делом между теми же сторонами, по тем же основаниям и о том же предмете, рассматриваемом одним и тем же Зюзинским судом, в одном и том же составе.

Об этом мы заявляем перед началом судебного заседания, чтобы суд знал о следующих выводах, сделанных нами исходя из изложенного.

 

2.       Подготовка дела к судебному разбирательству

Судья при подготовке дела к судебному разбирательству не счел необходимым вызвать ответчиков (статья 142, п.2) для выяснения обстоятельств дела и выяснения возражений против иска с тем, чтобы мы могли сообщить судье о том, что изложено выше, а также других доказательствах. И это выгодно истцу и невыгодно ответчику, то есть, нам.

Судья при подготовке дела к судебному разбирательству, не вызвав сторону ответчиков, не мог установить, будут ли с их стороны просьбы об истребовании письменных или вещественных доказательств (статья 142, п.8). И это выгодно истцу и невыгодно ответчику, то есть нам.

Судья при подготовке дела к судебному разбирательству не разрешил вопрос об обеспечении иска (статья 142, п.11). Между тем, Решением Зюзинского суда от 28.08.02 по делу №2-2882 право собственности на нашу квартиру №9 по ул. Грина, 16 уже прекращено, и она «переведена в жилищный фонд города Москвы». Так что настоящему суду уже нечего отчуждать, если, конечно, он не дождется того времени, когда решение Московского городского суда по нашей кассационной жалобе достигнет суда Зюзинского. Но тогда Зюзинскому суду придется вести два совершенно одинаковых дела: настоящее и вернувшееся в суд из кассационной инстанции дело №2-2882, что будет выглядеть достаточно смешно. И это выгодно ответчику, так как способствует его давлению на нас, в том числе и с помощью суда. И не выгодно нам, так как вызывает дополнительные, ничем не обоснованные наши страдания. И судья всему этому способствует. 

Судья при подготовке дела к судебному разбирательству не направил ответчикам приложенных к исковому заявлению документов (статья 142, часть вторая), что лишило  ответчиков возможности представить доказательства в обоснование своих возражений. Не назначен срок представления этих доказательств (там же). И это выгодно истцу, так как усиливает его позиции, а позиции ответчиков ослабляет, ибо ответчики не знают, на что можно возразить. И судья всему этому способствует.

Кроме того, судья не определил правоотношение сторон (статья 141, п.2), в результате принял иск об изъятии того, что уже этим же судом изъято. И даже не дождавшись возвращения дела из кассационной инстанции, возбуждает совершенно аналогичное, новое дело. Этим доказывается факт преднамеренного нагнетания обстановки судом, выгодного властям, то есть участвует в нашей пытке.

  

3. Статья 219 ГПК РСФСР

Она гласит: «Суд или судья прекращает производство по делу…, если имеется вступившее в законную силу, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям… определение суда о принятии отказа истца от иска…». Как указано выше, имеется вступившее в законную силу Определение Зюзинского суда от 28.06.02 по делу №2-2182 о прекращении производства из-за отказа истца от иска. Это дело и настоящее дело между теми же сторонами, о том же предмете («О выселении»)

и по тем же основаниям. Но судья не применяет это требование закона и тем самым демонстрирует как свою заинтересованность в исходе дела из-за приверженности к истцу, так и несправедливость.

 

3.       Часть вторая статьи 220 ГПК РСФСР

Она гласит: «В случае прекращения производства по делу вторичное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается». Между тем, настоящее дело, как я уже показал выше, между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, что и прекращенное судом по делу №2-2182. Значит, оно не должно вообще судом рассматриваться, рассмотрение его недопустимо. Но судья не применяет это требование закона и тем самым демонстрирует как свою зависимость от властей, так и дискриминацию нас по сравнению с властью.

 

4.                  Статья 221, п. 4 ГПК РСФСР

Она гласит: «Суд или судья оставляет заявление без рассмотрения…, если в производстве этого же или другого суда имеется дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям». Решение по делу № 2-2882 между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям на сегодняшний день не вступило в законную силу, так как подана и удовлетворена частично кассационная жалоба, решение по которой еще не достигло Зюзинского суда. Другими словами, это дело все еще находится в производстве. Поэтому настоящее исковое заявление должно быть оставлено судом без рассмотрения. Мало того, Решение по делу № 2-2390 между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям обжаловано в кассационной инстанции, которая даже еще не приступила к его рассмотрению. То есть, оно тоже находится в производстве. Поэтому суд, приняв настоящее дело (иск) к производству, дважды нарушил требование пункта 4 приведенной статьи ГПК. Это нарушение судьей закона демонстрирует пристрастность судьи, его зависимость от властей. Ибо именно властям судья угождает этим своим решением, но не нам, ответчикам. 

 

5.       Статья 143, часть первая ГПК РСФСР

Эта часть гласит: «При наличии обстоятельств, предусмотренных статьей 219 и пунктами 1-4 статьи 221 настоящего Кодекса, производство по делу при подготовке к судебному разбирательству может быть прекращено либо заявление может быть оставлено без рассмотрения». Третьего первой частью статьи 143 ГПК РСФСР не дано. Обстоятельства, предусмотренные статьей 219 и пунктом 4 статьи 221, рассмотрены выше, как обязывающие судью прекратить производство по делу, если оно возбуждено. Или оставить заявление без рассмотрения. Что судьей не выполнено. И тем самым нарушена статья 143, часть первая. Все это выгодно властям и невыгодно нам. Значит, власти для судьи приоритетны над нами.   

 

6.       Заявление о пытке

«Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания» (ООН, Нью-Йорк, 10.12.84) декларирует: «…пыткалюбое действие, которое какому-либо лицу умышленно причиняет… страдание, физическое или нравственное, чтобы… наказать его действия, а также запугать или принудить, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такое… страдание причиняется… иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по его подстрекательству, или с его ведома или молчаливого согласия». Эта Конвенция ратифицирована Россией и поэтому согласно Конституции РФ является частью ее правовой системы. Мало того, «Конвенция о защите прав человека и основных свобод» (Европейская Конвенция) «принимает во внимание Всеобщую декларацию прав человека» ООН и сама декларирует запрещение пыток (статья 3), и также является частью правовой системы России.

Любое и каждое (из отмеченных в наших пунктах 1-5) нарушение закона судьей можно квалифицировать как случайное явление, возникшее из-за неопытности или спешки. То есть не специально организованным судьей нарушением закона. Но подряд пять нарушений закона, притом все эти нарушения направлены против нас, но – в угоду властям, абсолютно не может быть случайным явлением. Не случайное явление – преднамеренное действие судьи. Преднамеренное и многократное действие такого рода судьи является пыткой, так как отвечает всем признакам, которые мы привели выше.

Преднамеренное и многократное нарушение закона судьей в угоду властям, но против нас, причиняет нам страдание. Умышленность его подтверждается многократностью нарушения закона, притом всегда – против нас, и всегда – в угоду властям. «Наказание» наших действий, «запугивание» и «принуждение» имеет место потому, что мы не соглашаемся с нарушением наших прав человека, защищенных законами, Конституцией и Европейской Конвенцией. Мы подали уже три кассационные жалобы. Две из них рассмотрены и решения Зюзинского суда отменены, третья – на стадии рассмотрения. Поэтому судья настоящим делом «наказывает наши действия, запугивает и принуждает» к нашему смирению с существующим положением вещей, как бы запрещая наши дальнейшие действия против этого судьи. Судья как бы говорит нам своими действиями: «оставь надежду всяк ко мне входящий».

Судья присудил нам квартиру, нарушив при этом почти все законы (дело №2-2882), кассационная инстанция это решение отменила и направила дело в суд на новое рассмотрение, так как присужденная судьей квартира хуже нашей собственной квартиры. Судья не стал дожидаться повторного рассмотрения указанного дела № 2-2882 и завел новое, настоящее дело, по которому исковое заявление обязывает нас принять квартиру даже хуже той, которая этим же судьей была присуждена нам ранее по делу №2-2882 и отменена кассационной инстанцией как недостойная.

Из этого следует:

-          судья может каждый божий день начинать против нас все новое и новое дело, с каждым новым делом ухудшая наше положение;

-          мы будем на каждое решение судьи подавать кассационную жалобу, а судья, не дожидаясь решения кассационной инстанции по предшествующему делу, будет начинать новое дело против нас;

-          повторное же рассмотрение этих дел, возвращенных кассационной инстанцией, будет рассматривать уже другой судья.

Что, разве это не пытка, организованная судьей? Она ведь отвечает всем признакам пытки, изложенным выше. Тем более что именно так уже происходит с началом настоящего дела.

Судья хочет под пытками заставить нас смириться с его беззаконным решением, продиктованным ему не беспристрастностью и независимостью, а угождением властям.

Мы считаем, что обоснование отвода нами судье полностью соответствует статьям 17 и 18, п.3 и требуем этот отвод.

11 ноября 2002г.  Б.Синюков,  Г. Синюкова, Д. Синюков».

 

«Определение

11. ноября 2002 года

Зюзинский межмуниципальный районный суд города Москвы, в составе председательствующего федерального судьи Ахмидзяновой Н.Ф. рассмотрев ходатайство (нас перечисляет) об отводе судьи

установил

В судебном заседании до рассмотрения дела по существу ответчики заявили отвод федеральному судье Ахмидзяновой Н.Ф., высказав сомнение в беспристрастности судьи.

Выслушав мнение лиц, участвующих в деле, суд находит ходатайство подлежащим отклонению, т.к. ответчики не представили суду доказательств в его подтверждение.

Определил

В удовлетворении заявленного ходатайства об отводе федерального судьи Ахмидзяновой Н.Ф. отказать.

Судебное заседание продолжить в том же составе.

Судья (подпись)».

 

Для любого суда демократического мира только одной десятой того, что мы обоснованно судье предъявили, ссылаясь на дела, находящиеся в том же самом суде с нашим и ее участием, хватило бы, чтоб судья заплакал и ушел. Но, это так, риторика.

 

«Зюзинский межмуниципальный суд Москвы

 

Истец: префектура ЮЗАО Москвы

 

Ответчики: Синюкова Г.В., Синюков Б.П., Синюков Д.Б.

 

Отзыв ответчиков на иск

(назначенный к рассмотрению 11.11.02)

 

1.       Нарушение процессуального права судом

Между теми же сторонами, по тем же основаниям и по тому же предмету состоялось три суда:

1. Зюзинский Суд 28.06.02 рассмотрел дело (иск) №2-2182 между теми же сторонами, по тем же основаниям и по тому же предмету (Определение от 28.06.02 судьи Ахмидзяновой).

2. Зюзинский суд 28.08.02 рассмотрел дело (иск) №2-2882 между теми же сторонами, по тем же основаниям и по тому же предмету (Решение от 28.08.02 судьи Ахмидзяновой), и иск удовлетворил в полном объеме исковых требований. Мы не согласились с этим решением и 13.09.02 направили в Московский городской суд Кассационную жалобу, а 25.09.02 – Дополнение №1 к ней. 10 и 24.10.02 Московский городской суд упомянутое Решение Зюзинского суда отменил и направил дело №2-2882 на новое рассмотрение в этот же Зюзинский суд. На сегодняшний день Определение или Решение кассационной инстанции нам известно только в устном виде, произнесенное в зале суда, а с самим документом мы еще не ознакомлены. Поэтому мотивы и обоснования его нам неизвестны.

3. Зюзинский суд 17.10.02 рассмотрел Жалобу Синюкова Б.П. на ущемление его прав человека, в том числе Префектурой ЮЗАО Москвы, (дело №2-2390). То есть, между теми же сторонами, по тем же основаниям и о том же предмете, и своим Решением под председательством судьи Ахмидзяновой от 17.10.02 в удовлетворении жалобы отказал. Синюков с этим Решением не согласился и 31.10.02 направил Кассационную жалобу в Московский городской суд. К настоящему времени эта Кассационная жалоба еще не рассмотрена.

4. Таким образом, настоящее дело, по которому мы предстали перед судом, является четвертым делом между теми же сторонами, по тем же основаниям и о том же предмете, рассматриваемом одним и тем же Зюзинским судом, в одном и том же составе.

Нарушение статьи 219 ГПК РСФСР. Она гласит: «Суд или судья прекращает производство по делу…, если имеется вступившее в законную силу, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям… определение суда о принятии отказа истца от иска…». Как указано выше, имеется вступившее в законную силу Определение Зюзинского суда от 28.06.02 по делу №2-2182 о прекращении производства из-за отказа истца от иска. Это дело и настоящее дело между теми же сторонами, о том же предмете («О выселении») и по тем же основаниям.

Нарушение части второй статьи 220 ГПК РСФСР. Она гласит: «В случае прекращения производства по делу вторичное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается». Между тем, настоящее дело, как я уже показал выше, между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, что и прекращенное судом по делу №2-2182. Значит, оно не должно вообще судом рассматриваться, рассмотрение его недопустимо.

Нарушение статьи 221, п. 4 ГПК РСФСР. Она гласит: «Суд или судья оставляет заявление без рассмотрения…, если в производстве этого же или другого суда имеется дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям». Решение по делу № 2-2882 между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям на сегодняшний день не вступило в законную силу, так как подана и удовлетворена частично кассационная жалоба, решение по которой еще не достигло Зюзинского суда. Другими словами, это дело все еще находится в производстве. Поэтому настоящее исковое заявление должно быть оставлено судом без рассмотрения. Мало того, Решение по делу № 2-2390 между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям обжаловано в кассационной инстанции, которая даже еще не приступила к его рассмотрению. То есть, оно тоже находится в производстве. Поэтому суд, приняв настоящее дело (иск) к производству, дважды нарушил требование пункта 4 приведенной статьи ГПК.

Нарушение статьи 143, часть первая ГПК РСФСР. Эта часть гласит: «При наличии обстоятельств, предусмотренных статьей 219 и пунктами 1-4 статьи 221 настоящего Кодекса, производство по делу при подготовке к судебному разбирательству может быть прекращено либо заявление может быть оставлено без рассмотрения». Третьего первой частью статьи 143 ГПК РСФСР не дано. Обстоятельства, предусмотренные статьей 219 и пунктом 4 статьи 221, рассмотрены выше, как обязывающие судью прекратить производство по делу, если оно возбуждено. Или оставить заявление без рассмотрения. Что судьей не выполнено. И тем самым нарушена статья 143, часть первая.

 

2.       Нарушения закона в иске

Нарушение статьи 49-3 ЖК РСФСР. Статья гласит: «Если дом, в котором находятся приватизированные квартиры, подлежит сносу по основаниям, предусмотренным законодательством, выселяемым из него собственникам квартир с их согласия предоставляется равноценное жилое помещение на правах собственности либо иная компенсация…». Подавая иск, истец нарушил целостность формулы данной статьи закона, не учитывая самых значимых в тексте слов «с их согласия», то есть с нашего согласие на «предоставление равноценного жилого помещения». Нашего согласия мы не дали. Отсюда следует, что без нашего согласия никакой суд не вправе насильственно, минуя наше согласие, принуждать нас к переселению.

Суд, принимая настоящее дело к производству, самым беззастенчивым образом также нарушает эту статью закона. Притом это происходит уже в третий раз подряд между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (дело №2-2182, дело №2-2882). Поэтому нарушение закона является систематическим, что, в свою очередь, дает нам право обвинить суд в зависимости от истца (властей) и в пристрастности, в нарушении нашего права на справедливое судебное разбирательство (статья 6 Европейской Конвенции).

Нарушение статьи 49-2 ЖК РСФСР. Эта статья гласит: «Владение, пользование и распоряжение приобретенной квартирой в домах государственного и муниципального жилищного фонда собственники осуществляют по своему усмотрению, если иное не предусмотрено законодательством». Истец и суд самым беззастенчивым образом насильственно отбирают у нас это право «своего усмотрения», предоставленное нам законом. Притом в третий раз подряд, притом не ссылаясь на «иное, предусмотренное законодательством». Это действие истца и суда целиком и полностью соответствует положению ООН о пытках.

 

3.       Нарушение гражданского закона судом

Нарушение статьи 10 ГПК РСФСР. Статья гласит об иерархии законов: «Суд обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции РФ, федеральных конституционных законов, федеральных законов, (…), законов субъектов РФ… Суд, установив при рассмотрении гражданского дела несоответствие акта государственного или иного органа, а равно должностного лица Конституции РФ, федеральному конституционному закону, федеральному закону, (…), закону субъекта РФ, принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу».

Суд уже третий раз подряд, то есть систематически, принимает и рассматривает иск властей к нашей семье, то есть дело между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, применяя закон Москвы «О гарантиях…», причем не указывая, какие именно его статьи, причем решает дело в пользу истца (властей). И как бы не знает, что этот закон Москвы занимает самую низшую (из указанных) иерархическую ступень по юридической силе.

Между тем, этот закон противоречит федеральному закону «Об основах федеральной жилищной политики» в части раздельного изъятия земельного участка и строения на нем. Он противоречит в понятии кондоминиума, в понятии совместной собственности на общее имущество кондоминиума, в понятии равных прав владения, пользования и распоряжения частной и муниципальной собственностью в кондоминиуме.

Мало того, упомянутый закон Москвы противоречит Конституции РФ и Европейской Конвенции. Суд не может этого не знать. А, зная, не может применять этот закон. Но, применяет. Значит, в третий раз демонстрирует свою несправедливость, ангажированность властями, зависимость от властей и пристрастность.

Мы отдаем себе отчет, что стоим именно перед таким судом в четвертый раз. Дай нам Бог пережить и эту пытку!

11.11.02                      Б. Синюков, Г. Синюкова, Д. Синюков».

 

«Зюзинский межмуниципальный суд Москвы

Истец: префектура ЮЗАО Москвы

Ответчики: Синюкова Г.В., Синюков Б.П., Синюков Д.Б.

 

Дополнение №1 к Отзыву ответчиков на иск

(Дело № 2-3318/02)

 

Я неоднократно и настойчиво уже в трех судебных делах подряд, между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (Дела 2182, 2882, 3318), доказываю суду в том же составе (Н.Ф. Ахмидзянова), что иски к нашей семье беззаконны, и суд их не должен принимать к рассмотрению, а принятые – закрыть без удовлетворения требований истца. Но этого не происходит.

Поэтому я прибегаю к авторитету Верховного Суда РФ.

Я писал, что «без нашего согласия никакой суд не вправе насильственно, минуя наше согласие, принуждать нас к переселению». Я писал, что суд применяет закон Москвы «О гарантиях…» вопреки законам большей юридической силы, например, Конституции РФ и Федеральному закону «Об основах федеральной жилищной политики».

Цитирую решения Верховного Суда РФ по этому поводу, утвержденные Его Пленумом.

«Не приняв во внимание, что Конституция Российской Федерации, федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации (ст. 4 Конституции Российской Федерации), суд ошибочно применил нормативный акт субъекта Российской Федерации, противоречащий Конституции Российской Федерации, Жилищному кодексу РСФСР и не подлежащий в связи с этим применению». Судья Ахмидзянова не может не знать об этом, если я – не юрист, это цитирую.

Далее Верховный Суд пишет: «В соответствии со ст. 49.3 ЖК РСФСР, если дом, в котором находятся приватизированные квартиры, подлежит сносу по основаниям, предусмотренным законодательством, выселяемым из него собственникам квартир с их согласия предоставляется равноценное жилое помещение на праве собственности либо иная компенсация местной администрацией, предприятием, учреждением, организацией, осуществляющими снос дома.

Согласно ст. 4 Закона города Москвы от 9 сентября 1998 г. N 21-73 «О гарантиях города Москвы лицам, освобождающим жилые помещения» равноценное возмещение (компенсация) собственнику, освобождающему жилое помещение, в случае, если жилое помещение является единственным местом его жительства, предоставляется равноценное возмещение (компенсация) по соглашению сторон в виде другого благоустроенного жилого помещения либо в денежном выражении.

Суд первой инстанции указал в решении, что Т. предоставляется в собственность равноценная квартира, т.е. предлагается квартира по более высокой стоимости и на 13 кв. м больше общей площади, чем ранее занимаемая квартира.

При этом оставлены без внимания приведенные положения Кодекса и Закона города Москвы, устанавливающие обязательное получение согласия собственника, что в данном случае отсутствует.

Суд не учел то обстоятельство, что ответчики занимали трехкомнатную квартиру, тогда как им предоставляется двухкомнатная квартира жилой площадью меньше на 7,7 кв. м, что повлечет для них изменение порядка пользования жилым помещением.

Приведенные в судебном решении данные о стоимости предоставляемой квартиры подлежали оценке в совокупности со всеми другими доказательствами. Сама по себе стоимость квартиры не является достаточным доказательством ее равноценности. Жилые помещения предназначены для проживания в них граждан, поэтому имеет значение сравнение потребительских качеств квартиры (размер, планировка, степень благоустройства и т.д.)»  (Конец цитаты, выделение – мое).

Когда я неоднократно пишу, что непременно требуется согласие собственника, судья Ахмидзянова мне не внемлет. Может быть, авторитет Пленума Верховного Суда РФ ей поможет?

Когда я неоднократно заявляю, что нужно принимать в учет «Меморандум…» нашей семьи, характеризующий потребительские качества нашей квартиры, судья Ахмидзянова нам не внемлет. Так и Верховный Суд РФ об этом же самом пишет в своем официальном для федерального судьи Ахмидзяновой решении. Мало того, Верховный Суд РФ специально заостряет внимание федерального судьи Ахмидзяновой на том обстоятельстве, что «сама по себе стоимость квартиры не является достаточным доказательством ее равноценности. Жилые помещения предназначены для проживания в них граждан, поэтому имеет значение сравнение потребительских качеств квартиры (размер, планировка, степень благоустройства и т.д.». Но, ведь и мы на этом же самом неоднократно настаиваем. И в своем «Меморандуме…», и в отказе от чисто денежной оценки. А федеральный судья нас не слышит.

Для иллюстрации невообразимого нарушения закона судом при отчуждении нашей собственности приведу пример из решения Верховного Суда РФ по поводу «переселения» всего лишь нанимателя квартиры, а не собственника ее.

«Решением суда (оставленным без изменения последующими судебными инстанциями) удовлетворен иск территориального жилищного управления к В., Л. и членам их семей о выселении из двух комнат коммунальной квартиры в центре г. Москвы с предоставлением двух двухкомнатных квартир в черте города.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ удовлетворила протест, внесенный в порядке надзора, и отменила судебные постановления с направлением дела на новое рассмотрение, указав следующее.

Удовлетворяя иск о выселении ответчиков, суд первой инстанции сослался на п.1 ст. 91 ЖК РСФСР, поскольку, по мнению суда, дом, в котором находится жилое помещение, подлежал сносу. Однако этот вывод суда материалами дела не подтвержден.

Правительство Москвы, к которому перешли полномочия исполкома Московского городского Совета народных депутатов, решение о сносе дома не принимало. Имеющиеся в деле распоряжение префекта административного округа о сносе спорного дома, на которые сослался суд при вынесении решения, не являются документами, на основании которых возможен снос жилых домов и выселение граждан.

Нельзя также признать обоснованным вывод надзорной инстанции о том, что перечисленные в ст. 8 ЖК РСФСР органы исполнительной власти прекратили существование, в связи с чем вопросы сноса жилых домов отнесены к компетенции других органов (префектуре административного округа), так как правопреемником исполнительной власти г. Москвы после ликвидации исполкома Московского городского Совета народных депутатов стало правительство Москвы, а не префектура административного округа.

Доказательств в подтверждение решения вопроса о сносе дома в связи с отводом земельного участка для государственных или общественных нужд в деле нет. Более того, постановлением правительства Москвы дом подлежал реконструкции, а не сносу. Как видно из дела, ответчики были согласны на предоставление на период капитального ремонта дома пригодного к проживанию жилья в маневренном фонде без расторжения договора найма жилого помещения.

Поскольку законных оснований для выселения ответчиков с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения не имелось, вывод суда нельзя признать правильным». (Определение N 5В97-50, конец цитаты, выделение – мое).

Прокомментирую. Во-первых, власти предложили вместо двух комнат в коммунальной квартире две двухкомнатные квартиры. Но даже и при этом ответчики не согласились, и Верховный Суд РФ их поддержал. Нам же, собственникам, предлагают вместо нашей квартиры, образно говоря, сарай. Неужели Верховный Суд нас не поддержит?

Во-вторых, рассмотрим вопрос «подлежания сносу» в нашем деле. Постановление правительства Москвы №811-ПП, которому следует суд, просто называет наш дом «сносимым», как данность, заранее известную. Но, это не является решением о сносе дома.  Где постановление правительства Москвы о самом сносе? Его же в суде нет. Вместе с тем, Верховный Суд РФ требует именно постановление о сносе, где было бы написано черным по белому: такой-то дом сносится по тем-то причинам и обстоятельствам. Причем, в нашем случае по сравнению с тем, что декларирует Верховный Суд, дом не принадлежит полностью Москве, а только примерно наполовину. Поэтому правительство Москвы вообще не имеет права на снос не принадлежащего ему полностью дома. Таким образом, в суде нет решения, которому Верховный Суд придает такое большое значение, не забыв указать, что префектура не имеет права на снос. Так, где постановление правительства Москвы о сносе нашего дома «в связи с отводом земельного участка»?

Суд, отчуждая нашу собственность, дает нам другую собственность, причем насильственно. Мало того, что это притворная, мнимая сделка согласно статье 170 ГК РФ, прикрывающая собой договор мены. Она еще не соответствует решению Верховного Суда РФ. Вот что он пишет по этому поводу.

«В соответствии со ст. 1 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (с последующими изменениями) передача в собственность граждан жилья осуществляется на добровольной основе. При этом исключается какое-либо принуждение.

Суд своим решением удовлетворил исковые требования и переселил Т. и К. в приватизированные комнаты, в то время как ответчики возражали против принудительной передачи им жилой площади в собственность. Ссылка же в решении на право ответчиков обратиться в суд с иском о признании приватизации недействительной, не является основанием для удовлетворения иска о принудительном обмене, так как нарушает принцип добровольности передачи жилья в собственность. Кроме того, суд не учел других заслуживающих внимания доводов и интересов лиц, проживающих в обмениваемом помещении. (Определение N 18В-97пр-67, конец цитаты, выделение - мое).

Как же после этого суд первой инстанции осмеливается насильственно передавать нам жилье в собственность, когда мы от этого отказываемся?

Итак, собственность насильственно вручать нельзя. Но нельзя и отчуждать ее насильственно. Вот что пишет Верховный Суд РФ по этому поводу: «Суд, исключая К. из числа сособственников, в своем решении не дал оценки тому обстоятельству, что в соответствии с п.4 ст.7 Закона РСФСР от 24 декабря 1990 г. «О собственности в РСФСР», введенного в действие с 1 января 1991 г., прекращение права собственности помимо воли собственника не допускается, за исключением случаев обращения взыскания на это имущество по обязательствам собственника, в случаях и порядке, предусмотренных законодательными актами РСФСР и республик, входящих в Российскую Федерацию, принудительного отчуждения имущества, которое не может принадлежать данному собственнику в силу Закона, реквизиции и конфискации, и в других случаях, перечисленных в указанном пункте. Однако в данном деле отсутствуют таковые обстоятельства».  (Конец цитаты, выделение – мое).

Просим заметить, в нашем деле тоже «отсутствуют таковые обстоятельства». Или пусть суд нам их представит.

Мы неоднократно напоминали судье Ахмидзяновой, что согласно закону применять правовые акты следует от наибольшей юридической силы к наименьшей. Но, как в данном деле, так и в совершенно аналогичных делах № 2882 и № 2182 суд применял юридические акты наименьшей юридической силы, противоречащие актам наибольшей юридической силы.

Вот что по этому поводу постановляет Верховный Суд РФ: «При рассмотрении дел по жалобам на нормативные акты, принимаемые представительными (законодательными) и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, судам следует проверять, относится ли предмет, по которому принят оспариваемый нормативный акт, к ведению субъекта Российской Федерации; приняты ли по этому предмету законы и подзаконные акты федеральных органов государственной власти; не противоречат ли нормативные акты субъектов Российской Федерации федеральному законодательству».  (Конец цитаты, выделение – мое).

Тут два аспекта, на которые судье Ахмидзяновой следовало бы обратить внимание. Во-первых, земля как таковая находится в совместном ведении субъекта федерации Москвы и России в целом (подпункт «в» пункта 1 статьи 72 Конституции РФ). Поэтому закон Москвы в части единоличного распоряжения землей неконституционен. И судью Ахмидзянову Верховный Суд РФ обязывает это проверить.

Во-вторых, я многократно объяснял судье Ахмидзяновой, что есть федеральный закон «Об основах федеральной жилищной политики» и доказывал, что закон Москвы, который она применяет, противоречит указанному федеральному закону в части отдельного изъятия земли от самого кондоминиума (часть 2-я статьи 8). Я не был авторитетен в этом своем заявлении для судьи Ахмидзяновой. Но ведь и Верховный Суд обязывает судью Ахмидзянову проверить, не противоречат ли нормативные акты субъекта РФ федеральному законодательству?   

Исходя из изложенного прошу суд участвовать в сравнении квартир, предложенных нам префектурой, с нашим «Меморандумом…», и не только в денежном выражении, но и в потребительской равноценности, а также учитывать встречный иск и, непременно, учитывать наше согласие на обмен.

                            15.11.02. Б. Синюков,  Г. Синюкова,  Д. Синюков».

 

                                                          «В Зюзинский межмуниципальный суд,

Председателю суда

 

Синюков Борис Прокопьевич, жертва политических репрессий, ветеран труда, канд. техн. наук, член секции научного совета Госкомитета СССР по науке и технике, изобретатель, награжденный правительственными и ведомственными наградами СССР;

Синюкова Галина Васильевна;

Синюков Денис Борисович

 

Ответчик:

Префектура ЮЗАО Москвы

 

Встречный иск

«О равноценной квартире»

В данном иске речь не идет о денежном выражении равноценности, речь идет о потребительской равноценности.

В исковом заявлении Префектуры ЮЗАО Москвы сформулирован предмет иска:

-          изъять нашу собственность;

-          дать нам другую собственность взамен.

Второе требование к суду не может быть предметом иска по следующим основаниям.

Предметом иска является наша собственность, квартира №9 по ул. Грина, 16. Рассмотрим логику дела, начиная с интереса истца. Истцу интересна земля, на которой стоит наша собственность, для строительства на этой земле интересного для истца строения вместо нашей собственности. Истец решает освободить интересную для него землю от нашей собственности. Чтобы освободить землю от нашей собственности, нашу собственность надо снести. Чтобы ее снести, нас надо выселить из нашей собственности. Чтобы нас выселить из нашей собственности, истцу нужно право на нашу собственность отчуждить от нас, и закрепить это право за собой, и потом уже сносить нашу бывшую собственность как свою. Вот это и есть достижение интереса истца, а значит и предмет иска к нам.

Далее следуют варианты:

-          мы или потребуем заменяющую квартиру и освободим бывшую нашу собственность по договору мены;

-          или согласимся получить деньги за нашу собственность и добровольно освободим ее по договору купли-продажи.

Никто не вправе диктовать нам способ компенсации нашей собственности, выбирая за нас обмен вместо продажи. Но истец в своем иске настаивает в суде именно на обмене, а не на продаже, даже не обсуждая с ответчиком эти варианты.

Стоит нам заявить, что мы настаиваем именно на продаже, а не на обмене, так сразу же из предмета иска префектуры исчезает предлагаемая нам взамен квартира. И именно поэтому она не может быть предметом иска.

Но она в иске есть, и суд принял этот иск к рассмотрению. Отсюда следует, что мы вправе выдвинуть встречный иск о заменяющей квартире, той, которую мы согласимся считать равноценной, но, повторяю, не в деньгах, а в потребительской приемлемости (равноценности). Ибо деньгами не все можно измерить, например, окружающий ландшафт или близость поликлиники, родственников и чистого воздуха.

В статье 132 ГПК РСФСР декларируется: «Судья принимает встречный иск: …если удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска (2); либо если между встречным и первоначальным иском имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению споров (3)».

Выставление нами требования к заменяющей квартире «исключает первоначальный иск в части», так как основная его часть – отчуждение нами не оспаривается, а оспаривается только заменяющая квартира. Поэтому это наше требование встречного иска полностью соответствует пункту 2 статьи 132 ГПК РСФСР.

Кроме того, выставленное нами требование к заменяющей квартире целиком и полностью вписывается в общую идею иска к нам в смысле «взаимосвязи первоначального и встречного иска и их совместного рассмотрения», что «приведет к более быстрому и правильному рассмотрению спора». Это в точности отвечает требованию пункта 3 статьи 132 ГПК РСФСР.

Поэтому мы считаем, что суд не найдет законных оснований отказать нам во встречном иске.

Досудебные переговоры истца и ответчика характеризуются односторонностью. Мы еще 20.02.02, услышав о предполагаемом сносе нашего дома, обратились к префекту ЮЗАО Москвы с просьбой учесть наше мнение на заменяющую квартиру с характеристикой потребительской равноценности. На это предложение мы до сегодняшнего дня не получили ответ. Затем мы не менее 6 раз вновь обращались как к префекту, так и в УМЖ. С тем же результатом. Наши требования потребительской равноценности истец игнорировал, вернее, просто не замечал.

Вместо конструктивного диалога с нами истец предпочел вот уже в третий раз подать на нас в суд (дела № 2-2182, 2-2882 и настоящее дело). И во всех трех судах камнем преткновения является именно заменяющая квартира. Квартир этих нам предложено уже шесть штук, но ни одна из них по потребительским свойствам даже близко не отвечает тому, что мы имеем.

Мы об этом заявляем со всей ответственностью, и это может быть проверено судом сопоставлением «Меморандума…» с тем, что нам предлагали. Это же можно сделать в натуре, на нашей квартире и шести квартирах предложенных нам. Мы к этому готовы, а вот истец – не готов это сделать. Вернее, не хочет этого делать, ибо ему будет стыдно.

Истец все время настаивает только на одном из множества элементов сравнения потребительских качеств: именно на общей и жилой площади квартир, нашей и предлагаемой. Но это же абсурд. Площадь свинарника тоже может равняться нашей площади.

Из всей этой почти 9-месячной волокиты мы сделали простой и безусловный  вывод. Такой в точности квартиры как наша (кирпичный дом со свободной планировкой, потолками 3,1 метра, встроенной мебелью, евроремонтом, близостью к метро и к другой жизненно необходимой для пенсионеров инфраструктуры, и так далее) префектура предоставить нам не может. Потому, что не имеет в наличии.

С другой стороны, чиновники опасаются компенсировать различные недостатки предлагаемых ими квартир лишней жилплощадью в форме отдельной квартиры, на что мы выражали не единожды свое согласие. Их может, дескать, «неправильно» понять высшее руководство. И они бесконечно предлагают нам за квартиру, фигурально выражаясь, свинарник.

Но именно для этого существует суд, независимый и беспристрастный. И именно поэтому мы представляем настоящий встречный иск. Он может быть рассмотрен совместно с первоначальным иском.

Встречный иск мы формулируем следующим образом:

1.       Пункт 1 Искового заявления первоначального иска изъять, так как он нарушает Конституцию, статью 49-3 ЖК РСФСР и закон Москвы «О гарантиях» в части предварительного договора (статья 6).

2.       Пункт 2 первоначального иска исключить как противоречащий нашей свободе выбора: продать или обменять.

3.       Пункт 3 первоначального иска исключить, так как это подарок, а от подарка мы отказываемся. Кроме того, пункты 2 и 3 совместно представляют собой «мнимую и притворную сделку», что запрещено статьей 170 ГК РФ.

4.       Вместо этих пунктов следует рассмотреть то, что должно существовать в действительности: договор мены нашей квартиры на квартиру, определенную Предварительным договором согласно статье 6 упомянутого закона Москвы. Предварительный договор может быть утвержден судом на основе мирового соглашения сторон.

5.       В таком случае и пункт 4 первоначального иска тоже не нужен. Ибо из договора мены осуществятся права Москвы на нашу квартиру. Как и наши права на обмениваемое Москвой жилье.

Исходя из изложенного принципа следует пункт встречного иска: Побудить истца судом заключить с ответчиками Предварительный договор мены своим недвижимым имуществом с учетом «Меморандума…» или сравнения в натуре потребительской равноценности обмениваемых квартир (ст.6 закона Москвы).

Мы требуем за нашу квартиру согласно «Меморандуму…» трех- и однокомнатную квартиры в панельном доме без отделки. Скрупулезное сравнение этого обмена должно стать предметом рассмотрения суда. Кроме этого, мы оставляем за собой право на прибыль от экономической деятельности с использованием нашего имущества (ст. 34, п.1 Конституции РФ). Это право не подлежит ограничению (ст. 56, п.3 Конституции РФ).

Приложения:

1.       Письмо префекту от 20.02.02

2.       Заявление-меморандум от 20.02.02

11 ноября 2002г.  Б. Синюков,  Г. Синюкова,  Д. Синюков».

 

Упомянутое приложение

 

«Администрации Юго-Западного округа

по принадлежности вопроса

 

Заявление - меморандум

«Неущемляемые интересы собственников жилой квартиры супругов Синюковой Галины Васильевны и Синюкова Бориса Прокопьевича по адресу Москва, ул. Грина, д.16, кв. 9»

 

Настоящий меморандум вызван распространившимися первоначально слухами, а потом и офици­альными заявлениями по телевидению руководителей Юго-Западного административного округа Москвы о сносе дома по улице Грина № 16 в тот период, когда выше указанные владельцы квартиры № 9 производили за свой счет капитальный ремонт своей квартиры в продолжение капитального ремонта самого дома № 16, произведенного силами РЭП-29. На доме перекрыта крыша оцинкованным железом, отреставрирована вен­тиляционная система, полностью заменено на новое центральное отопление с отопительными приборами, полностью заменен водопровод холодного водоснабжения, демонтировано горячее водоснабжение от газо­вых колонок и взамен сооружено централизованное горячее водоснабжение, заменен электрический кабель от трансформаторной подстанции до дома, а также разводка проводов до каждой квартиры. Указанный дом после такого ремонта мог стоять многие десятки лет и обеспечивать наше проживание в принадлежащей нам квартире, так как стены его из силикатного кирпича и оконные блоки не требовали ремонта.

Основываясь на капитальном ремонте дома, проводимом официальными организациями, пенсионе ры Синюкова Г.В. и Синюков Б.П. стали осуществлять капитальный ремонт своей квартиры № 9 в указан­ном доме № 16, надеясь обеспечить себе спокойную старость без дальнейших забот, треволнений и мораль­ного ущерба. В основном работы выполнены нашим подрядчиком, частично - собственными силами. Под­рядчику нами заплачено по нескольким приходным ордерам с 16.09.97 по 21.06.98 - 91841 рубль при сред­нем курсе американского доллара 6 рублей, то есть ориентировочно 15307 долларов. Остекление балкона и изготовление стальной входной двери в эту общую стоимость не входит и составляет соответственно 550 и 400 долларов. Общие затраты семьи Синюковых на ремонт составили 16257 долларов.

Однако, до сегодняшнего дня, 31 января 2001 года, кроме телевизионных заявлений руководством Юго-западного округа мы не имеем никаких сведений о времени сноса указанного выше дома, и это вызыва­ет у нас озабоченность и неуверенность, мы морально страдаем. Представьте себе, что пенсионеры, пригото­вившие себе на старость удобное, теплое и комфортабельное жилье, отвечающее всем их требованиям, могут в одночасье его лишиться, и еще неизвестно, что будут они иметь взамен. Поэтому моральный и материаль­ный ущерб и нравственное страдание здесь налицо.

Поэтому, законно желая материального, морального и нравственного удовлетворения, мы хотели бы получить не только ответ от руководства Юго-Западного округа, но и гарантии ненарушения наших закон­ных прав, вытекающих из сноса указанного дома, квартира в которой принадлежит нам на правах частной собственности, узаконенной нашей Конституцией. Зная, что подавляющее большинство квартиросъемщиков в нашем доме не являются владельцами своих квартир, но они защищены в подробнейших законоположени­ях, мы же, являясь владельцами квартиры, защищены только Конституцией, без деталировки процесса отчу­ждения нашей собственности. Поэтому полагаем, что нам должно быть предоставлено время для организа­ции защиты своих прав. Поэтому же требуем четкого и ясного ответа: когда и на основе какой процедуры мы подвергнемся договорному или принудительному отчуждению нашей конституционной собственности?

Вполне удовлетворенные своей собственностью и полагая защищать ее от неадекватных посяга­тельств, ущемляющих наши интересы, констатируем наши приоритеты, которые называем неущемляемыми нашими интересами. Каждый последующий пункт, отражающий наши объективно существующие на сего­дняшний день интересы, должен быть выполнен или в договорном порядке заменен на другие выгоды или интересы, каковые мы посчитаем адекватными и равноценными.

1. Термины:

1.1. Дом, в котором будет предоставлено на правах частной собственности жилье взамен планируе­мого к сносу по адресу Москва, ул. Грина, д.16, настоящим пунктом декларируется как «приемлемый», квар­тира в нем для замены квартиры № 9 в доме №16 по ул. Грина, г. Москва, как «приемлемая» квартира. При­емлемость их определяем мы как собственники или суд.

1.2. Хозяин квартиры по ул. Грина, д. 16, кв. 9, в дальнейшем — «Переселенец».

1.3. Ведомство или предприятие, которое переселяет, в дальнейшем «Переселитель».

1.4. Переселитель - администрация Юго-Западного округа в лице ответственного чиновника, дейст­вия которого могут быть обжалованы в суде. Переселитель никому своих прав не передает без письменного согласия Переселенца, оформленного протоколом между Переселителем и Переселенцем в двух экземпля­рах.

2. Условия переселения:

2.1. Переселитель показывает новую квартиру Переселенцу и между ними составляется протокол согласования о приемлемости самой квартиры. Здесь учитывается, возможна ли в дальнейшем безущербная установка мебели, подвеска светильников и так далее, имеющиеся в квартире на улице Грина, в новую квар­тиру. Возникшие разногласия разрешаются в суде.

2.2. Производится «подгонка» мебели Переселенца к новой квартире или замена частично или пол­ностью мебели, электроснабжения, отделочных работ, столярных изделий и санитарно-технического обору­дования за счет Переселителя с тем условием, чтобы новая квартира полностью соответствовала приемлемой квартире или письменной договоренности об адекватной замене требований Переселенца. Споры решаются в суде.

2.3. Оформляется Переселителем право собственности на согласованную квартиру для Переселенца.

2.4. Производится доведение новой квартиры по пункту 2.3 до кондиции приемлемой квартиры в полном объеме. Например, телефон должен работать в новой квартире до пункта 2.5.

2.5. Оформляется протокол между Переселителем и Переселенцем, подтверждающий Переселенцем согласование (выполнение) своих требований к приемлемой квартире и ее обстановке.

2.6. Производится подписание протокола (договора) о передаче права собственности обмениваемой квартиры по ул. Грина от Переселенца к Переселителю.

3. Понятие «приемлемый дом», это близкий аналог дома №16 по ул. Грина, 16:

3.1. кирпичный дом с высотой потолка в квартирах 3,1 м;

3.2. горячее и холодное водоснабжение с напором воды не ниже 0,1 Мпа в любое время суток;

3.3. центральное отопление, обеспечивающее в самые холодные дни температуру не ниже 22 градуса по Цельсию в любой из комнат;

3.4. автомобильные дороги с одной стороны дома на расстоянии 100м и с трех других сторон - 50 м с интенсивностью движения на ближайших из них не более 30 автомобилей в час;

3.5. зеленые насаждения (деревья) с одной стороны - 80 м, с трех других - 20м;

3.6. железные дороги, автострады не ближе 1,5 км;

3.7. расстояние от дома до станции метрополитена не далее 6 мин пешком (800 м), до остановки рейсового автобуса 50 м;

3.8. расстояние от дома до ЛЭП - 110 (220, 500) кВ не ближе 1000м;

3.9. супермаркет или отдельные стационарные магазины «хлеб», «овощи», «бакалея», «гастроном», «хозтовары», «электротовары», аптека не далее 200 м, поликлиника не далее 600м;

3.10. дом должен быть ориентирован к сторонам света так, чтобы две комнаты из трех выходили на юг с отклонением не более 20 градусов;

3.11. дом не может быть расположен вне района «Северное Бутово» или по отдельной договоренно­сти;

3.12. не далее 500 - 600 м должен быть расположен лес или парк;

3.13. прилегающий микрорайон (300 х 300 м) должен быть благоустроен, заасфальтирован, иметь скамейки для отдыха под сенью деревьев;

3.14. дом должен быть стационарно телефонизирован, в том числе и квартира, установка телефона должна быть оплачена Переселителем;

3.15. «тяга» в вентиляционной системе квартиры должна быть не ниже стандартной, но такой, чтобы ее проверить можно было простым способом как в «сносимой» квартире;

3.16. дом должен быть не выше 5 этажей, а квартира в нем не выше третьего и не ниже второго эта­жа, или по отдельной договоренности;

3.17. с южной стороны дома другой дом, если он выше первого, не должен располагаться ближе 100м, во всяком случае так, чтобы не затенял солнца;

3.18. коммуникации дома (водоснабжение, теплоснабжение, электроснабжение, электросвязь, кана­лизация) не должны быть «старше» трех лет после строительства или капитального ремонта;

3.19. подъезды дома должны иметь металлические двери и замок с пятью индивидуальными ключа­ми на каждую квартиру;

3.20. около дома со стороны подъездов ширина заасфальтированной проезжей части должна быть не менее 12 м на всем протяжении дома, из расчета стоянки автомобилей - одного места на две квартиры;

3.21. Территория придомового двора должна иметь ширину по всей длине дома и принадлежать только ему не менее 40 м с возможностью установки «ракушки» для собственника бывшей квартиры по ул. Грина,16;

4. Понятие «приемлемая» квартира, это:

4.1. пол в квартире деревянный, из половой рейки, покрыт «оргалитом», проолифлен на два раза и покрашен на два раза, в прихожей, на кухне и в коридоре сверху оргалита настелен высококачественный импортный линолеум;

4.2. стены покрыты дорогими виниловыми английскими обоями по выбору владельца;

4.3. плинтусы прибиты после наклейки обоев;

4.4. общая площадь квартиры составляет 68,4 кв. м, жилая - 46,2 кв.м., кухня - 8 кв. м, ванная ком­ната - 4,4 кв. м. В ванной комнате должны поместиться ванна 1,7 м, стиральная машина, посудомоечная ма-шина, умывальник «мойдодар» с зеркалом шириной 1 м. Должны быть шаровые импортные краны и кана­лизационные сливы для стиральной машины, посудомоечной машины, установлен электрический тепловен-тилятор с набором заземленных электрических розеток (5 штук);

4.5. нигде в квартире в дверных проемах нет порогов, весь пол квартиры на одном уровне;

4.6. в квартире имеется балкон, застекленный с расширением его площади на 40 см и со всеми от­крывающимися створками, обшитый импортной «вагонкой», сооружены полки;

4.7. в трех жилых комнатах находится тринадцать, восемь и пять стационарных электророзеток, рас­положенных не менее чем в трех углах каждой из комнат, в ванной комнате пять и на кухне тринадцать ро­зеток, установленных на медном кабеле сечением от 2,5 до 4 кв. мм, розетки импортные, с заземляющей жи­лой в ванной, на кухне и в одной из комнат;

4.8. все электрокоммуникации выполнены медным импортным проводом с двойной изоляцией;

4.9. в каждую комнату и на кухню осуществлена скрытая под штукатуркой проводка коаксиального телевизионного и телефонного кабеля с установкой разветвителей и розеток. В одной из комнат и на кухне «скрыто» также подведен кабель с розетками для радио;

4.10. внутриквартирные двери (5 штук) установлены канадского производства с латунной оксидиро­ванной полированной фурнитурой и замками;             ^

4.11. Фурнитура окон и балконной двери - латунная полированная;

4.12. Общая кратковременная мощность электропотребителей рассчитана на 60 ампер, из них 40 ам­пер на кухню и ванную комнату двумя отдельными фидерами. Общая защита фидеров осуществлена тремя автоматами на 25,16 и 16 ампер;

4.13. Ванная комната имеет скрытую проводку к двум светильникам-бра с отдельными выключате­лями к каждому;

4.14. в ванной комнате вмурован в стену электрический воздухоподогреватель с розеткой с зазем­ляющей жилой для него;

4.15. в ванной комнате установлены также посудомоечная машина, стиральная машина и стационар­ный умывальник типа «мойдодыр» с подводом к каждой электропитания (электророзетки с заземляющей жилой), канализационных сливных и водопроводньк труб «скрытой» проводки с импортными шаровыми клапанами на каждой;

4.16. стены ванной комнаты от пола до потолка облицованы итальянской импортной облицовочной плиткой с расшивкой углов специальными вставками и швов спецкрасителем;

4.17. потолки в ванной комнате и туалете зеркальные подвесные;

4.18. пол в ванной комнате и в туалете из облицовочной итальянской импортной плитки размером 41х41 см каждая;

4.19. все водопроводные краны в количестве 7 штук заменены на шаровые импортные;

4.20. ванна установлена импортная итальянская чугунная с позолоченной фурнитурой длиной 1,7м;

4.21. ванна имеет пластиковое шведского производства раздвижное ограждение Г-образной формы, все это должно быть установлено на новой квартире или равноценно заменено;

4.22. в ванной комнате установлен «мойдодыр» шириной в один метр, он должен найти себе место в новой квартире в ванной или заменен равноценным;

4.23. в ванной комнате установлена посудомоечная машина. Она должна найти место в новой квар­тире;

4.24. для имеющихся люстр потолок должен быть не ниже 3 м;

4.25. унитаз установлен импортный французский экономичного расхода воды стоимостью 400 дол­ларов. Коммуникации в туалетной комнате задрапированы специальной фальш-стенкой;

4.26. кухонная мебель специального дизайна и специального заказа установлена с максимальным за­полнением стен и частично модернизирована для установки «по месту», в другую кухню может не подойти. Подлежит приемлемой модернизации или равноценной замене. Стоимость 6000 долларов. Газовая печь им­портная итальянская, в стоимость кухни не входит;

4.27. в одной из комнат в рамку двойной форточки врезан в стекло импортный вентилятор с под­вижными лепестками жалюзи;

4.28. внешняя входная дверь в квартиру выполнена из бронированной стали с врезкой трех замков, глазка, таблички и дверных ручек по специальному заказу;

4.29. на всей площади квартиры (кроме комнаты 11 кв. м) установлены канадские подвесные потол­ки на высоте от 2.9 до 3.0 метров от пола;

4.30. установлены гардины, часть из которых укорочена «по месту»;

4.31. мебель (два платяных шкафа, платяной шкаф-прихожая, книжные шкафы (3 штуки) имеют вы­соту 2,6 метра и не могут быть собраны в квартире с высотой потолка менее 2,7 - 3 метров;

4.32. все коммуникации (трубопроводы) в ванной и туалетной комнате задрапированы фальшстеной;

4.33. стены и пол туалета покрыты импортной облицовочной плиткой, унитаз установлен непосред­ственно на плитку спецкреплением, соединение унитаза с канализационной трубой гибкое;

4.34. на вентиляционных отверстиях в кухне и ванной комнате установлены латунные полированные решетки;

4.35. на кухне установлена импортная комбинированная электро-газовая плита; 4.36. на кухне и в одной из комнат укреплены стенные подставки для телевизора и видеомагнитофо­на;

4.37. мебель в прихожей-холле спроектирована и установлена на заказ. Она должна быть подогнана или заменена равноценной.

Все перечисленные пункты, отражающие функциональные особенности дома и квартиры по улице Грина, дом 16, квартира 9, и составляющие ее «приемлемость» для нас, имеются в наличии и могут быть подтверждены специальной комиссией от лица руководства Юго-Западного административного округа. Приглашаем эту комиссию для констатации и подтверждения изложенных пунктов «приемлемости». В слу­чае если такой комиссии не последует с момента регистрации этого заявления-меморандума, то мы будем считать, что меморандум наш администрацией Юго-Западного административного округа принят в полном объеме без проверки.

Составлено на четырех страницах.

Собственники упомянутой квартиры Синюкова Г.В., Синюков Б.П.

Дата 20 февраля 2002 г., телефон 712-30-56».

 

Зюзинский межмуниципальный суд Москвы

 

Истец: префектура ЮЗАО Москвы

 

Ответчики: Синюкова Г.В., Синюков Б.П.,

Синюков Д.Б.

 

Заявление

«Об откладывании судебного заседания по делу №2-3318/02»

 

1. Первое заседание суда, состоявшееся 11.11.02, было прервано и отложено судом на 19.11.02 по причине неконкретности искового заявления с задачей истцу: конкретизировать иск. В период с 11.11.02 до 19.11.02 исправленное исковое заявление нам истцом не представлено, оно представлено нам только здесь и сейчас. Поэтому нам необходимо время на ознакомление с конкретизированным по заданию суда исковым заявлением. Это время должно быть не менее того времени, которое суд дал истцу на исправление искового заявления, то есть 7 дней.

2. Кроме того, суд рассматривает настоящее дело, которое главным образом состоит в конфискации истцом нашей собственности. Но точно такое же дело №2-2882/02 по конфискации нашей собственности уже рассмотрено судом в том же составе, и иск решением суда полностью удовлетворен.

На это решение суда по делу №2-2882/02 мы подали кассационную жалобу и кассационная инстанция 24.10.02 решение суда по делу №2-2882/02 отменила, отправив дело на новое рассмотрение в тот же суд с необходимой мотивацией.

Эта мотивация нам, ответчикам пока неизвестна, так как Канцелярия суда нам решение кассационной инстанции не представляет, ссылаясь, что дело №2-2882/02 находится у председателя суда.

Но мотивация кассационной инстанции, отменившей решение суда в том же составе по делу №2-2882/02, которое совершенно аналогично настоящему делу №2-3318/02, для ответчиков очень важна. Эта мотивация позволит нам определенным образом строить свою защиту по настоящему делу №2-3318/02, с учетом мотивации кассационной инстанции.

3. Кроме того, согласно статье 314 ГПК РСФСР эта мотивация (указания) «обязательны для суда, вновь рассматривающего данное дело». И если настоящий суд пренебрегает этим требованием указанной статьи, то ответчикам нет смысла пренебрегать «указаниями кассационной инстанции».

4. Кроме того, в своем заявлении об отводе судьи ответчики указали, что им крайне необходимы для анализа судебной ситуации приложения к исковому заявлению, которые суд вопреки требованию части 2-й статьи 142 ГПК РСФСР не представил ответчикам до настоящего времени. Отказать в отводе судьи суд имеет право, но суду не дано права игнорировать требование ответчиков о представлении приложений к исковому заявлению.  

5. Кроме того, в исковом заявлении, представленном ответчикам, имеется исправление, совершенное ненадлежащим лицом, Н.И. Угаровой. Представителем в суде по доверенности Префекта является К.П. Гавриков. И только он имеет право, если у него действительно есть доверенность, исправлять исковое заявление. Поэтому просим суд проверить, есть ли в суде оригинал доверенности именно на К.П. Гаврикова, Н.И. Угарову, действительные именно для рассмотрения настоящего дела? Просим также представить ответчикам для ознакомления эти оригиналы доверенностей.

Таким образом, у ответчиков имеется пять доводов, чтобы отложить рассмотрение настоящего дела. Притом каждый из этих пяти доводов имеет самостоятельное законное значение.

На основании изложенного просим суд отложить рассмотрение дела до устранения влияния изложенных причин.

 19.11.02. Б. Синюков,  Г. Синюкова,  Д. Синюков».

 

Судья не отложила рассмотрение дела и в это же заседание постановила решение.

 

Именем Российской Федерации

 19 ноября 2002 года Зюзинский районный суд г. Москвы, под председательством федерального судьи Ахмидзяновой Н.Ф., единолично, при секретаре Каркиной Ю.В., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-3318/2002 по иску префектуры Юго-Западного административного округа г. Москвы к Синюковой Галине Васильевне, Синюкову Борису Прокопьевичу, Синюкову Денису Борисовичу о выселении

УСТАНОВИЛ:

Префектура ЮЗАО Москвы обратилась в суд и просит выселить семью Синюковых из отдельной трехкомнатной квартиры № 9 в доме 16 по ул. Грина, в другое благоустроенное жилое помещение, в связи со сносом дома 16 по ул. Грина.

Представитель префектуры ЮЗАО в суд явился, заявленные исковые требования поддержал.

Синюкова Г.В. и Синюков Б.П. в суд явились, заявленные исковые требования не признали. Синюков Д.Б. в судебное заседание не явился о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом.

Ответчики предъявили к префектуре ЮЗАО встречное исковое заявление о предоставлении им взамен сносимой трехкомнатной квартиры трехкомнатную и однокомнатную квартиру.

Суд, выслушав лиц, участвующих в деле, исследовав письменные материалы дел, приходит к следующим выводам.

Семья ответчиков, состоящая из 3-х человек, проживает в отдельной трехкомнатной квартире, которая принадлежит на праве собственности  Синюковой  Г.В..  Размер квартиры составляет 68,4кв.м. общей площади и 46,2 кв.м. жилой площади.  Квартира расположена на 3 этаже четырехэтажного дома.

В соответствии с распоряжением префекта № 546 от 6 мая |2002 года дом 16 по ул. Грина подлежит сносу, а все его жители отселению с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения.

Ответчикам   префектурой   ЮЗАО для переселения  была предложена отдельная трехкомнатная квартира размером 84,7 кв.м. общей площади, 48,9 кв.м. жилой площади, расположенная  по адресу: Москва, ул. Бартеневская дом 13 кв. 121.

Ответчики от предложенного варианта отказались, мотивируя свой отказ тем, что, по их мнению, в качестве равноценного возмещения за изымаемую трехкомнатную квартиру, им должны предоставить трехкомнатную и однокомнатную квартиру в районе Северное Бутово в непосредственной близости от места расположения дома 16 по ул. Грина.

Суд считает, что данные требования ответчиков не основаны на законе, поскольку в соответствии со ст. 49 прим. З ЖК РСФСР при переселении собственникам переселяющая сторона обязана предоставить другое равноценное жилое помещение. Учитывая, что ответчики в сносимом строении не имеют в собственности двух квартир, то их требования о предоставлении двух квартир не основаны на действующем законодательстве.

Стоимость квартиры, в которой в настоящее время проживают ответчики составляет по данным отчета от 10.11.03 г. об оценке рыночной стоимости квартиры составляет 53200 USD ( по курсу Банка России на день оценки), а стоимость квартиры 121 в доме 13 по ул.Бартеневской составляет 23678181 руб. или 74 700 USD (по курсу Банка России на дату оценки).

Поскольку предоставляемое ответчикам жилое помещение состоит из того же числа комнат, что и изымаемой жилое помещение; по размеру жилой, общей площади и цене не менее квартиры ответчиков, расположена на территории ЮЗАО в доме-новстройке, отвечающим всем современным санитарным и техническим требованиям, суд приходит к выводу, что иск, заявленный префектурой ЮЗАО подлежит удовлетворению, а встречное исковое заявление не подлежит удовлетворению.

На основании ст. 49 прим. З ЖК РСФСР, руководствуясь ст.ст. 191-197 ГПК РСФСР суд

РЕШИЛ:

Выселить Синюкову Галину Васильевну, Синюкова Бориса Прокопьевича, Синюкова Дениса Борисовича, из квартиры № 9 дома 16 по ул. Грина в г. Москве, с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения, расположенного по адресу: Москва ул. Бартеневская дом 13 кв. 121.

Прекратить право собственности Синюковой Галины Васильевны на жилое помещение, расположенное по адресу: Москва, ул. Грина дом 16 кв.9.

Предоставить в собственность Синюковой Галины Васильевны жилое помещение по адресу: Москва, ул. Бартеневская 13-121 с последующей регистрацией на данную площадь Синюкова Бориса Прокопьевича, Синюкова Дениса Борисовича. Во встречном иске Синюкова Бориса Прокопьевича, Синюковой Галины Васильевны, Синюкова Дениса Борисовича к префектуре ЮЗАО отказать.

Жилое  помещение  по  адресу:  Москва,  ул. Грина 6  кв.9 перевести в муниципальный фонд города Москвы. Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение 10 дней.

Федеральный судья         Ахмидзянова Н.Ф.».

 

Если кратко, получается, что если недостроенный сарай для сушки рыбы на Колыме по площади немного больше Спасской башни, а оценщики – пираты времен Кортеса, то колымский сарай будет дороже Спасской башни, куда ежедневно въезжает наш Президент. А судит – австралийский «абориджини», и не только о российских, вообще ни о каких законах не имеет представления.

В этот же день во избежание мытарств с продлением процессуального срока нами была подана краткая кассационная жалоба.

Московский городской суд.

Судебная коллегия по гражданским делам,

 

Краткая кассационная жалоба

 

19 ноября  2002 года Зюзинским районным судом, судьей Ахмитзяновой Н.Ф., было вынесено Решение по иску Префектуры Юго-Западного административного округа к Синюковой Г.В, Синюкову Б.П., Синюкову Д.Б. «О выселении» указанных лиц из их собственности – квартиры № 9 по ул. Грина, 16,  прекращении права собственности этих лиц на эту квартиру с передачей указанной квартиры в собственность города Москвы. 

С вынесенным Решением Зюзинского районного суда Синюкова Г.В., Синюков Б.П. и Синюков Д.Б. не согласны.

Полная кассационная жалоба будет подана после получения на руки и ознакомления с решением суда, с протоколом судебного заседания и внесения необходимых изменений в протокол. 

Просим Решение Зюзинского районного суда отменить.

                     19 ноября 2002 года.  Г. Синюкова, Б. Синюков, Д. Синюков».

 

Тут надо сделать некоторые пояснения. Вообще говоря, мне не надо было знакомиться ни с протоколом, ни с письменным решением суда, так как я прекрасно уже ориентировался в этих делах. И знал, что в решение суда будет полностью переписаны исковые требования, а законами ничего не будет обосновано, так как таких законов, которыми бы можно было обосновать людоедство, вообще нет в стране.

Вторым моментом было то, что нас уже начали вымораживать как тараканов, поэтому надо было подавать как можно скорее кассационную жалобу. Зная наперед, что кассационная жалоба от Зюзинского суда до Московского едет на черепахе примерно полмесяца (час – на метро), я решил отвезти свою  жалобу лично и прямиком в Мосгорсуд, действовавший закон это позволял. Кроме того, я надеялся, что Ахмидзянова тогда не узнает содержания кассационной жалобы, не сможет договориться с той самой сучьей «коллегией по гражданским делам», и жалоба моя таким образом упадет как снег наголову этим сукам.

Именно поэтому я написал сопроводительное письмо следующего содержания.

 «Московский городской суд.

Судебная коллегия по гражданским делам Мосгоруда

 

Просьба

о принятии кассационной жалобы

Настоящим просим принять прилагаемую кассационную жалобу непосредственно в Мосгорсуд, так как Зюзинский суд, возможно, будет препятствовать рассмотрению этого дела в кассационной инстанции.

Основания для этого заявления у нас следующие. Синюков Б.П. подал через Зюзинский суд кассационную жалобу на решение Зюзинского суда по делу № 2-2390/02. Мосгорсуд рассматривал эту жалобу 18.11.02. Но истец по жалобе Синюков не был информирован Зюзинским судом о дате этого рассмотрения, и, естественно не прибыл на заседание суда. Никакого извещения Синюков не получил по настоящий день.

Благодаря беспристрастности и честности коллегии Мосгорсуда рассмотрение дела было отложено на 28.11.02, за что я выражаю ей свою самую искреннюю и глубокую благодарность. Я об этом узнал в канцелярии Мосгорсуда по телефону, тогда как в канцелярии Зюзинского суда мне ответили, что дело это Мосгорсудом рассмотрено 18.11.02 и ждите, дескать, его решения. Именно тогда Синюков позвонил в канцелярию Мосгорсуда, которая ему и сообщила, что дело это вовсе не рассмотрено, а отложено на 10-15 часов  28.11.02.

При таких условия мы вправе подозревать и в этом случае не информирование нас о дате заседания коллегии Мосгорсуда по настоящему делу №2-3318/02. И поэтому просим принять нашу жалобу непосредственно Мосгорсудом.

                С уважением   Б. Синюков 22.11.02».

      

Не удивляйтесь разницей между «сучьей коллегией» и «честной и беспристрастной коллегией». Сегодня 12 апреля 2004 года, а дату обращения в письме вы и без подсказки видите. Обратите лучше внимание на саму кассационную жалобу, которая одновременно заставила б прослезиться и  воспылать гневом любую другую коллегию судей в демократическом мире.

 

Московский городской суд.

Судебная коллегия по гражданским делам,

 

Кассационная жалоба

(Дополнение к Краткой кассационной жалобе от 19.11.02)

по гражданскому делу № 2-3318/02

 

19 ноября  2002 года Зюзинским районным судом, судьей Ахмитзяновой Н.Ф., было вынесено Решение по иску Префектуры Юго-Западного административного округа к Синюковой Г.В, Синюкову Б.П., Синюкову Д.Б. «О выселении» указанных лиц из их собственности – квартиры № 9 по ул. Грина, 16,  прекращении права собственности этих лиц на эту квартиру с передачей указанной квартиры в собственность города Москвы. 

С вынесенным Решением Зюзинского районного суда Синюкова Г.В., Синюков Б.П. и Синюков Д.Б. не согласны по следующим обстоятельствам.

 

1.       Суд не исследовал и не дал оценки заявленным ему фактам

нарушения им процессуального права

 

Обстоятельства при вынесении Определения суда о начале производства по иску. Сторонами настоящего дела являемся мы с одной  стороны и префектура ЮЗАО Москвы с другой стороны. Основанием иска являются: постановление правительства Москвы от 04.09.01 №811-ПП, распоряжение префекта от 06.05.02 № 546-РП, статья 49-3 ЖК РСФСР и закон Москвы «О гарантиях…». Предметом иска является наша собственность, квартира №9 по ул. Грина, 16. Квартира, предложенная нам взамен нашей собственности, предметом иска являться не может по  следующим обстоятельствам.

Рассмотрим логику дела, начиная с интереса истца. Истцу интересна земля, на которой стоит наша собственность, для строительства на этой земле интересного для истца строения вместо нашей собственности. Истец решает освободить интересную для него землю от нашей собственности. Чтобы освободить землю от нашей собственности, нашу собственность надо снести. Чтобы ее снести, нас надо выселить из нашей собственности. Чтобы нас выселить из нашей собственности, истцу нужно право на нашу собственность отчуждить, и закрепить это право за собой, и потом уже сносить нашу бывшую собственность как свою. Вот это и есть достижение интереса истца, а значит и предмет иска к нам.

Дальше следуют варианты:

-          или мы согласимся получить деньги за нашу собственность и добровольно освободим ее по договору купли-продажи;

-          или потребуем себе заменяющую квартиру и тоже освободим бывшую нашу собственность по договору мены.

Никто не вправе диктовать нам способ отчуждения нашей собственности, выбирая за нас обмен вместо продажи. Но истец в своем иске настаивает в суде именно на обмене, а не на продаже, даже не обсуждая с ответчиком эти варианты.

Стоило нам заявить в суде, что мы настаиваем именно на продаже, а не на обмене, так сразу же из предмета иска исчезает предлагаемая нам взамен квартира. И именно поэтому она не может быть предметом иска. 

Игнорирование этого факта судьей при подготовке дела к судебному разбирательству свидетельствует, что судья заинтересован в исходе дела, из желания угодить властям.

Но и это не все. Между теми же сторонами, по тем же основаниям и по тому же предмету состоялось три суда:

а) Зюзинский Суд 28.06.02 рассмотрел дело (иск) №2-2182 между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (Копии Искового заявления и Определение от 28.06.02 судьи Ахмидзяновой прилагаются).

б) Зюзинский суд 28.08.02 рассмотрел дело (иск) №2-2882 между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (Копии Искового заявления и Определения кассационной инстанции от 24.10.02 по обжалованию Решения от 28.08.02 судьи Ахмидзяновой прилагаются).

в) Зюзинский суд 17.10.02 рассмотрел Жалобу Синюкова Б.П. на ущемление его прав человека, в том числе Префектурой ЮЗАО Москвы, (дело №2-2390). То есть, между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, и своим Решением под председательством судьи Ахмидзяновой от 17.10.02 в удовлетворении жалобы отказал. Синюков с этим Решением не согласился и 31.10.02 направил Кассационную жалобу в Московский городской суд. К настоящему времени эта Кассационная жалоба рассмотрена, но Определение мне еще не представлено.

г) Таким образом, настоящее дело №2-3318/02 является четвертым делом между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, решенным в пользу властей одним и тем же Зюзинским судом, в одном и том же составе.

Подготовка дела к судебному разбирательству. Судья при подготовке дела к судебному разбирательству не счел необходимым вызвать ответчиков (статья 142, п.2) для выяснения обстоятельств дела и выяснения возражений против иска с тем, чтобы мы могли сообщить судье о том, что изложено выше, а также других доказательствах. И это выгодно истцу и невыгодно ответчику, то есть, нам.

Судья при подготовке дела к судебному разбирательству, не вызвав сторону ответчиков, не мог установить, будут ли с их стороны просьбы об истребовании письменных или вещественных доказательств (статья 142, п.8). И это выгодно истцу и невыгодно ответчику, то есть нам.

Судья при подготовке дела к судебному разбирательству не разрешил вопрос об обеспечении иска (статья 142, п.11) и не определил правоотношения сторон (статья 141, п.2). Между тем, Решением Зюзинского суда от 28.08.02 по делу №2-2882/02 под председательством судьи Амидзяновой право собственности на нашу квартиру №9 по ул. Грина, 16 уже прекращено, и она «переведена в жилищный фонд города Москвы». Так что по настоящему делу № 2-3318/02 суду уже нечего было отчуждать, ибо он взялся отчуждать то, что «вчера» отчуждил. Но самое главное состоит в том, что Зюзинский суд под председательством судьи Ахмидзяновой не стал дожидаться, когда Определение Московского городского суда от 24.10.02 по нашей кассационной жалобе по делу №2-2882/02 достигнет суда Зюзинского. И принял новый иск (дело №2-3318/02) к рассмотрению. Мы не можем найти этому разумного объяснения. Но это выгодно властям, так как способствует давлению на нас, в том числе и с помощью суда. И не выгодно нам, так как вызывает дополнительные, ничем не обоснованные наши страдания. И судья всему этому способствует. 

Судья при подготовке дела к судебному разбирательству не направил (не вручил) ответчикам приложенных к исковому заявлению документов (статья 142, часть вторая ГПК РСФСР), что лишило  ответчиков возможности представить доказательства в обоснование своих возражений. Не назначен срок представления этих доказательств (там же). Мало того, мы заявили об этом нарушении правил процесса в Заявлении об отводе судьи (в составе дела), в Заявлении об откладывании судебного заседания (в составе дела) и в самом судебном заседании 19.11.02. На что судья Ахмидзянова заявила: «Судья решает, предоставлять ответчикам или не предоставлять приложения к исковому заявлению», нарушив часть вторую статьи 142, гласящую: «Судья направляет либо вручает ответчику копии искового заявления и приложенных к нему документов, обосновывающих требования истца, и предлагает представить в установленный им срок доказательства в обоснование своих возражений». Здесь закон не оставляет судье выбора. Непредставление нам этих документов препятствует нам обоснованию своих возражений. И это выгодно властям (истцу), так как усиливает его позиции, а позиции ответчиков ослабляет. И судья всему этому способствует.

 Статья 219 ГПК РСФСР гласит: «Суд или судья прекращает производство по делу…, если имеется вступившее в законную силу, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям… определение суда о принятии отказа истца от иска…». Как указано выше, имеется вступившее в законную силу Определение Зюзинского суда под председательством судьи Ахмидзяновой от 28.06.02 по делу №2-2182 о прекращении производства из-за отказа истца от иска. Это дело и настоящее дело №2-3318/02 между теми же сторонами, о том же предмете («О выселении») и по тем же основаниям (см. приложенные иски). Но судья не применяет это требование закона и тем самым демонстрирует как свою заинтересованность в исходе дела из-за приверженности к истцу, так и несправедливость.

Часть вторая статьи 220 ГПК РСФСР гласит: «В случае прекращения производства по делу вторичное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается». Между тем, настоящее дело №2-3318/02, как я уже показал выше, между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, что и прекращенное судом по делу №2-2182/02. Значит, дело №2-3318/02 судом не должно вообще рассматриваться, рассмотрение его недопустимо. Но судья не применяет это требование закона и тем самым демонстрирует как свою зависимость от властей, так и дискриминацию нас по сравнению с властью.

Статья 221, п. 4 ГПК РСФСР гласит: «Суд или судья оставляет заявление без рассмотрения…, если в производстве этого же или другого суда имеется дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям». Решение Зюзинского суда под председательством судьи Ахмидзяновой по делу № 2-2882 между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям на сегодняшний день не вступило в законную силу и имеется в том же самом суде для нового рассмотрения, так как подана и частично удовлетворена кассационная жалоба (Определение Мосгорсуда от 24.10.02). И судья Ахмидзянова с ним ознакомлена председателем Зюзинского суда 14.11.02, еще до вынесения Решения по настоящему делу №2-3318/02 от 19.11.02. Другими словами, это дело №2-2882/02 все еще находится в производстве. Поэтому третье исковое заявление властей должно быть оставлено судом без рассмотрения. Мало того, Решение по делу № 2-2390 в том же самом Зюзинском суде, у того же самого судьи Ахмидзяновой, между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям обжаловано в кассационной инстанции, то есть тоже еще не вступило в законную силу на день 19.11.02. То есть, оно тоже находится в производстве. Поэтому суд, приняв настоящее дело №2-3318.02 (иск) к производству, дважды нарушил требование пункта 4 приведенной статьи ГПК. Это нарушение судьей закона демонстрирует пристрастность судьи, его зависимость от властей. Ибо именно властям судья угождает этими своими действиями, но не нам, ответчикам.

Статья 143, часть первая ГПК РСФСР гласит: «При наличии обстоятельств, предусмотренных статьей 219 и пунктами 1-4 статьи 221 настоящего Кодекса, производство по делу при подготовке к судебному разбирательству может быть прекращено либо заявление может быть оставлено без рассмотрения». Третьего первой частью статьи 143 ГПК РСФСР не дано. Обстоятельства, предусмотренные статьей 219 и пунктом 4 статьи 221, рассмотрены выше, как обязывающие судью прекратить производство по делу, если оно возбуждено. Или оставить заявление без рассмотрения. Что судьей не выполнено. И тем самым нарушена статья 143, часть первая. Все это выгодно властям и невыгодно нам. Значит, публичная власть для судьи приоритетна над нами.

 

2.       Факты неуважения Зюзинским судом

суда кассационной инстанции (Мосгорсуда)

Это неуважение проявилось трояко. Во-первых, судья присудила нам неравноценную квартиру (дело №2-2882). Кассационная инстанция это решение отменила из-за неравноценности (Определение Мосгорсуда от 24.10.02) и поручила это дело пересмотреть в другом составе суда первой инстанции. То есть, без судьи Ахмидзяновой. И именно тогда судья Ахмидзянова завела новое, настоящее дело №2-3318/02 взамен «уплывшего» из ее рук на новом этапе рассмотрения дела №2-2882/02. При этом по новому делу №2-3318/02 обязала нас принять квартиру намного хуже той, которую, так сказать, «забраковала» кассационная инстанция. Это нельзя иначе представить себе как «знай, кассационная инстанция, мою непреодолимую волю!». Доказываем. Судье Ахмидзяновой пришлось «не заметить» явной несуразицы, и даже утвердить эту несуразицу своими решениями. Дело в том, что в деле №2-2882/02 фигурирует оценка нашей квартиры с евроремонтом в 58100 $, что ниже оценки точно такой же квартиры №6 под нами (61000 $), но без евроремонта, на 2900 $ (см. Кассационную жалобу по делу №2-2882/02). В настоящем же деле №2-3318/02 оценка нашей квартиры с евроремонтом снизилась вообще  до 54640 $, то есть еще на 3460 $. Разве так может быть, чтобы квартира с евроремонтом (Определение Мосгорсуда от 24.10.02) стоила на 6360 $ меньше, чем точно такая же квартира, но вообще без всякого ремонта? Ведь это можно проверить в натуре в любой день, хоть сегодня. И не только этот факт, но и район, близость к метро и другие составляющие потребительской равноценности (см. «Меморандум…» в деле). Квартира на улице Шверника в 10 минутах ходьбы от метро «Академическая», а квартира на улице Бартеневской – добираться двумя автобусами до метро из Южного Бутова. Кроме того, около дома по Бартеневской – сплошная промзона и гаражи. Но все равно у суда получилось, что квартира по улице Шверника стоит 64300 $, а квартира по Бартеневской – 74700 $. Это же ужас какой-то. Все эти факты просто кричат: «Вы, Мосгорсуд, у меня попляшете!»

Во-вторых, из этого следует:

-          судья Ахмидзянова может каждый божий день начинать против нас все новое и новое дело, с каждым новым делом ухудшая наше положение;

-          мы будем на каждое решение судьи подавать кассационную жалобу, а судья, не дожидаясь решения кассационной инстанции по предшествующему делу, будет начинать новое дело против нас;

-  повторное же рассмотрение этих дел, возвращенных кассационной инстанцией, будет рассматривать уже другой судья. То есть, загружать кассационную инстанцию бесполезной работой для собственного удовольствия и выказывать тем самым неуважение к ней.

В третьих, кассационная инстанция пишет в своем Определении от 24.10.02 по делу №2-2882/02: «Указанным обстоятельствам суд не дал правовой оценки…», «…данный вывод суда сделан без учета других доказательств», «данный довод ответчиков проверен не был». «Суд также не учел потребительские качества предоставляемой квартиры, степень ее благоустройства… и не дал оценки указанным обстоятельствам в совокупности с другими доказательствами по делу».  «…решение суда нельзя признать законным и обоснованным…».  «При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное, проверить доводы сторон, дать оценку всем доказательствам по делу и постановить решение в соответствии с требованиями закона» (выделение – ответчиков).

Зная все это, мы спросили в судебном заседании представителя истца г-на Гаврикова: «Как же Вы будете защищаться от этих требований кассационной инстанции в другом судебном заседании, по делу №2-2882/02, возобновленному кассационной инстанцией? Если Вы по данному делу №2-3318/02 напрочь игнорируете все, что я сказал?». Г-н Гавриков ответил: «А я это дело №2-2882/02 отзову и закрою». Судья его не поправила. Получается, что судебная коллегия Мосгорсуда тратила деньги, время и нервы, а г-н Гавриков все это выбросит в мусорную корзину. Благо, у него принято и рассматривается новое, настоящее дело №2-3318/02, которое напрочь уничтожает труд судебной коллегии кассационной инстанции. Получается нарушение статьи 312 ГПК РСФСР о вступлении в законную силу Определения кассационной инстанции, так как г-н Гавриков «закроет» это Определение без дальнейшего его рассмотрения судом первой инстанции. Тем самым закрыв нам путь к правосудию согласно выше упомянутым рекомендациям Мосгорсуда.

 

3. Факты неуважения Зюзинским судом

Верховного Суда РФ

 

В Дополнении №1 к Отзыву ответчиков на иск (Дело №2-3318/02) мы подробно цитировали практику Верховного Суда РФ по аналогичным делам. Обзоры этой практики публикуются специально для судов более низких инстанций для того, чтобы эти инстанции могли в своих делах применять закон правильно, а факты исследовать – всесторонне. Ибо частые ошибки судов в том или ином повороте дел являются следствием Определений Верховного Суда РФ, становящимися, таким образом, обязательными в практике судов более низкой юрисдикции.

Верховный Суд РФ пишет, что судом «…оставлены без внимания приведенные положения Кодекса и Закона города Москвы, устанавливающие обязательное получение согласия собственника, что в данном случае отсутствует». Но ведь и в нашем деле №2-2882/02 такое согласие отсутствовало. Между тем, Зюзинский суд решил дело в пользу истца. И таким образом не прислушался к обязательным для себя рекомендациям Верховного Суда РФ, проявив к Нему неуважение.

Верховный Суд РФ пишет: «Приведенные в судебном решении данные о стоимости предоставляемой квартиры подлежали оценке в совокупности со всеми другими доказательствами. Сама по себе стоимость квартиры не является достаточным доказательством ее равноценности. Жилые помещения предназначены для проживания в них граждан, поэтому имеет значение сравнение потребительских качеств квартиры (размер, планировка, степень благоустройства и т.д.)».  В полном согласии с этим решением Верховного Суда РФ мы представили Зюзинскому суду свой «Меморандум…» (в настоящем деле), который как раз и характеризует потребительские качества нашей квартиры. Но суд не принял этот «Меморандум…» во внимание, и тем самым проявил неуважение к Верховному Суду РФ. Мы уже не говорим о том, что Мосгорсуд в своем Определении от 24.10.02 по делу № 2-2882/02 также обращал внимание Зюзинского суда на те же самые недостатки. (См. выше).

Верховный Суд РФ пишет: «Удовлетворяя иск о выселении ответчиков, суд первой инстанции сослался на п.1 ст. 91 ЖК РСФСР, поскольку, по мнению суда, дом, в котором находится жилое помещение, подлежал сносу. Однако этот вывод суда материалами дела не подтвержден. Правительство Москвы, к которому перешли полномочия исполкома Московского городского Совета народных депутатов, решение о сносе дома не принимало. Имеющиеся в деле распоряжение префекта административного округа о сносе спорного дома, на которые сослался суд при вынесении решения, не является документом, на основании которого возможен снос жилых домов и выселение граждан. Нельзя также признать обоснованным вывод надзорной инстанции о том, что перечисленные в ст. 8 ЖК РСФСР органы исполнительной власти прекратили существование, в связи с чем вопросы сноса жилых домов отнесены к компетенции других органов (префектуре административного округа), так как правопреемником исполнительной власти г. Москвы после ликвидации исполкома Московского городского Совета народных депутатов стало правительство Москвы, а не префектура административного округа. Доказательств в подтверждение решения вопроса о сносе дома в связи с отводом земельного участка для государственных или общественных нужд в деле нет. Поскольку законных оснований для выселения ответчиков с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения не имелось, вывод суда нельзя признать правильным». (Определение N 5В97-50, конец цитаты, выделение – наше).

Рассмотрим вопрос «подлежания сносу» в нашем деле. Постановление правительства Москвы №811-ПП, которому следует суд, просто называет наш дом «сносимым», как данность, вроде бы заранее известную. Но, это не является решением о сносе дома.  Тем более, не может являться решением о сносе нашего дома решение префектуры ЮЗАО Москвы №546, как это указывает Верховный Суд РФ, а Зюзинский суд именно на него опирается в своем решении о нашем выселении. Постановления правительства Москвы именно о самом сносе нашего дома в суде нет. Вместе с тем, Верховный Суд РФ требует именно постановление о сносе, где было бы написано черным по белому: такой-то дом сносится по тем-то причинам и обстоятельствам, «в связи с отводом земельного участка». Причем, в нашем случае по сравнению с тем, что декларирует Верховный Суд, дом не принадлежит полностью Москве, а только примерно наполовину. Поэтому правительство Москвы вообще не имеет права на снос не принадлежащего ему полностью дома. Таким образом, в суде нет и не было решения, которому Верховный Суд придает такое большое значение, не забыв указать, что префектура не имеет права на снос. И игнорирование этого факта Зюзинским судом не может быть квалифицировано иначе как неуважение Зюзинского суда к Верховному Суду РФ.

Верховный Суд РФ пишет: «В соответствии со ст. 1 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (с последующими изменениями) передача в собственность граждан жилья осуществляется на добровольной основе. При этом исключается какое-либо принуждение. Суд своим решением удовлетворил исковые требования и переселил Т. и К. в приватизированные комнаты, в то время как ответчики возражали против принудительной передачи им жилой площади в собственность. Ссылка же в решении на право ответчиков обратиться в суд с иском о признании приватизации недействительной, не является основанием для удовлетворения иска о принудительном обмене, так как нарушает принцип добровольности передачи жилья в собственность. (Определение N 18В-97пр-67, конец цитаты, выделение – наше).

Несомненно, Зюзинский суд, принимая свое решение по делу №2-3318/02 о насильственной передаче нам в собственность квартиры по улице Бартеневская, знал цитируемое Определение Верховного Суда РФ. Ибо знать эти опубликованные Определения – его прямая обязанность. Поэтому пренебрежение Зюзинским судом к сути указанного Определения Верховного Суда РФ нельзя иначе объяснить как неуважением к Верховному Суду РФ.

Итак, собственность насильственно вручать нельзя. Но нельзя и отчуждать ее насильственно. Вот что пишет Верховный Суд РФ по этому поводу: «Суд, исключая К. из числа сособственников, в своем решении не дал оценки тому обстоятельству, что в соответствии с п.4 ст.7 Закона РСФСР от 24 декабря 1990 г. «О собственности в РСФСР», введенного в действие с 1 января 1991 г., прекращение права собственности помимо воли собственника не допускается, за исключением случаев обращения взыскания на это имущество по обязательствам собственника, в случаях и порядке, предусмотренных законодательными актами РСФСР и республик, входящих в Российскую Федерацию, принудительного отчуждения имущества, которое не может принадлежать данному собственнику в силу Закона, реквизиции и конфискации, и в других случаях, перечисленных в указанном пункте. Однако в данном деле отсутствуют таковые обстоятельства».  (Конец цитаты, выделение – наше).

Просим обратить внимание, в нашем деле тоже «отсутствуют таковые обстоятельства». Во всяком случае, суд нам их не представил. Просим также обратить внимание на то, что это решение Верховного Суда РФ опирается на закон, принятый еще до вступления в силу нынешней Конституции РФ и других, более новых законов, еще более укрепляющих это право собственности. И, тем не менее, Верховный Суд РФ действовал настолько человечно, что опережал и предвосхищал Конституцию РФ. И тем ярче выглядит нынешнее неуважение к Верховному Суду РФ суда Зюзинского.

Мы неоднократно напоминали судье Ахмидзяновой (дела №2-2182/02, №2-2882/02, №2-2390, №2-3318 – настоящее), что согласно закону применять правовые акты следует от наибольшей юридической силы к наименьшей. Но, как в данном деле, так и в совершенно аналогичных делах № 2882 и № 2182 суд применял юридические акты наименьшей юридической силы, противоречащие актам наибольшей юридической силы.

Вот что по этому поводу постановляет Верховный Суд РФ: «При рассмотрении дел по жалобам на нормативные акты, принимаемые представительными (законодательными) и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, судам следует проверять, относится ли предмет, по которому принят оспариваемый нормативный акт, к ведению субъекта Российской Федерации; приняты ли по этому предмету законы и подзаконные акты федеральных органов государственной власти; не противоречат ли нормативные акты субъектов Российской Федерации федеральному законодательству».  (Конец цитаты, выделение – наше).

Тут три аспекта, на которые судье Ахмидзяновой следовало бы, по нашему мнению, обратить внимание. Во-первых, земля как таковая находится в совместном ведении субъекта федерации Москвы и России в целом (подпункт «в» пункта 1 статьи 72 Конституции РФ). Поэтому закон Москвы в части единоличного Москвой распоряжения землей (статья 1)  неконституционен. И судью Ахмидзянову Верховный Суд РФ обязывает это проверить.

Во-вторых, мы многократно объясняли судье Ахмидзяновой (дела №2-2182/02, №2-2882/02, №2-2390, №2-3318 – настоящее), что есть федеральный закон «Об основах федеральной жилищной политики». И доказывали, что закон Москвы (статья 1), который она применяет, противоречит указанному федеральному закону в части отдельного изъятия земли от самого кондоминиума (часть 2-я статьи 8). Мы не были авторитетны в этом своем заявлении для судьи Ахмидзяновой. Но ведь и Верховный Суд обязывает судью Ахмидзянову проверить, не противоречат ли нормативные акты субъекта РФ федеральному законодательству?

В третьих, статья 34, пункт 1 Конституции РФ, защищающая свободу распоряжения своим имуществом, в том числе и для экономических целей, защищена дополнительно пунктом 3 статьи 56 Конституции РФ даже «в условиях чрезвычайного положения». Кроме того, указанная статья Конституции не подведомственна даже Федеральному Собранию. Оно может только тремя пятыми голосов инициировать ее пересмотр специально созданным Конституционным собранием (статья 135 Конституции РФ). Верховный Суд РФ обязывает, в том числе и Зюзинский суд, проверить, не противоречит ли любой нормативный акт России, в том числе и положению статьи 34, пункт 1 Конституции РФ?  Зюзинский суд не уважает ни Конституцию своей страны, ни ее Верховный Суд. Потому и не проверяет законы меньшей юридической силы на соответствие законам большей и высшей юридической силы, принудительно лишая нас имущества, запрещенное так строго и с такой дополнительной защитой от кого бы-то ни было в стране.

 

3.       Факты нарушения Зюзинским судом материального права.

4.        

Нарушение статьи 49-3 ЖК РСФСР в части игнорирования судом формулы в этой статье «с их согласия», заменяя ее «принуждением».  (См. исковое заявление, полностью удовлетворенное судом).

Нарушение статьи 49-3 ЖК РСФСР в части «подлежания сносу» домов и квартир частной собственности «по основаниям, предусмотренным законодательством». Такого «законодательства» нет в природе, или пусть на него адресно сошлются. 

Нарушение статьи 49-2 ЖК РСФСР в части игнорирования судом «владения, пользования и распоряжения» квартирой собственниками «по своему усмотрению», заменяя эту формулу «принуждением».  (Там же).

Нарушение пункта 2 Раздела Второго Конституции РФ в части не предоставления анализа касающихся настоящего дела №2-3318/02 положений статьи 49-3 ЖК РСФСР на предмет их соответствия Конституции РФ, так как данная статья ЖК РСФСР была принята ранее (06.07.91), чем вступила в действие Конституция РФ (12.12.93).

Нарушена Европейская Конвенция в части пункта 1 Дополнительного протокола к Конвенции, статьи 6 Конвенции и другие положения Ее.  (См. дело №2-2390/02, находящееся в Мосгорсуде по кассационной жалобе).

 

5.       Факты невозможности выполнить решение суда

ответчиками без нарушения законов.

 

Беззаконное, как выше изложено, решение суда исключает применение права по исполнению нами этого решения суда.

Во-первых, право собственности на наше имущество (квартиру) прекращено судом. Поэтому мы не можем с момента вступления в законную силу Решения суда им распоряжаться, в том числе обменивать, даже с префектурой, которая своим исковым заявлением фактически инициировала обмен, а суд его утвердил пунктами 2, 3, 4 своего Решения. Поэтому суд обязан был довести свое Решение до логического конца: выдать нам юридически законное свидетельство права собственности на новую квартиру, или объяснить нам, где его можно беспрепятственно получить на основании Решения суда. Но суд не ответил на этот вопрос в своем Решении. Другими словами, суд принял Решение, которое невозможно выполнить, основываясь на законе. Это подтверждается письмом Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы от 06.09.02 № ПГ-2365/2-/0/-1 в наш адрес (прилагается), в котором от нас требуют заключить договор мены (подчеркнуто), который мы не можем отныне совершать, так как суд нас лишил этой собственности.

Во-вторых, суд распорядился действием, которое может совершить только собственник: одарил нас собственностью, которая ему не принадлежит – квартирой № 121 по ул. Бартеневская, дом 13. Но суд не является кредитором истца, чтобы воспользоваться статьями 382-386, 388 и 389 ГК РФ по переуступке своего права, а других оснований дарения у суда нет. Кроме того, суд одновременно с фактическим дарением прекратил наше право собственности на квартиру № 9 по ул. Грина, дом 16 в пользу истца, то есть наличествует «встречная передача права» по 2-й части п.1 ст. 572 ГК РФ. А это, в свою очередь, подлежит квалификации по ст. 170 ГК РФ как «мнимая и притворная сделка» и поэтому является ничтожной.

 В третьих, если все-таки признать, как оно и «подразумевается» в действительности, что суд своим Решением заставил ответчика обменять свою собственность на собственность, предложенную ему истцом, через совершение «мнимой и притворной сделки», то вступает в действие глава 31 ГК РФ «Мена». Эта глава содержит всего 5 статей, так как договор мены производится в основном по правилам купли-продажи (глава 30 ГК РФ). Главное же состоит в том, что принудительной мены Гражданский кодекс не предусматривает. Но суд-то своим Решением именно это и осуществил.

 

6.       Факты скрытых угроз нашим правам собственности,

вытекающие из Решения суда.

 

Согласно ст. 568 ГК РФ «товары, подлежащие обмену, предполагаются равноценными», но в деле № 2-3318/02 фигурируют разные оценки обмениваемых квартир с подачи ангажированного истцом недобросовестного оценщика (см. выше). При этом оценка нашей квартиры составляет 54640 USD, а оценка предложенной нам взамен квартиры составляет 74700 USD. Поэтому, при заключении фактического договора мены, когда суд останется в стороне со своим Решением, истец вправе потребовать согласно п.2 этой же статьи ГК РФ с нас доплату в размере более 20000 USD. Спустя время, никто уже не будет помнить, что оценщик был недобросовестен как мы это доказали в настоящей Кассационной жалобе, что мы были против оценки нашей собственности данным «оценщиком», что никто кроме нас не может оценивать нашу собственность. Просто увидят две оценки и вполне могут понять их так, что мы были согласны с этими оценками. Ведь они есть в деле, но ссылок суда в его Решении на эти оценки нет. «Поднимут» судебное дело и там будут фигурировать две оценки. И никто не будет разбираться, как они были получены. Это и есть скрытая угроза, которая в любой момент может стать реальной угрозой нашей собственности. Ведь договора мены между истцом и ответчиком нет, в котором должен быть отрегулирован вопрос доплаты или отсутствие таковой. Поэтому именно здесь мы еще раз заявляем, что свою квартиру № 9 по ул. Грина, дом 16 мы оцениваем в 123120 (сто двадцать три тысячи сто двадцать) USD (долларов США).

Другим «подводным камнем» Решения суда может быть статья 573 ГК РФ. Пункт 1 этой статьи гласит: «Одаряемый вправе в любое время до передачи ему дара от него отказаться. В этом случае договор дарения считается расторгнутым». Но мы уже отказались от «подаренной» нам квартиры «до передачи дара», и это зафиксировано судом. Поэтому суд и заставляет нас туда въехать силой своего Решения, но этот же самый суд не дает нам юридически безукоризненного, оформленного на бумаге, права собственности на «подаренную» нам квартиру. И даже отказывает в разъяснении, как его получить. Мы переедем в как бы «подаренную» нам квартиру, но не будем иметь на нее безукоризненного права собственности. Пройдет время и наступит день, когда истец вполне может вернуться к предмету Решения суда и на основании нашего давнишнего отказа от дарения оставить эту квартиру за собой, сдавая нам ее только в наем, без права собственности на нее. Наша  же бывшая квартира к этому времени будет давно уже «снесена» с лица земли.

Третьим «подводным камнем» может быть статья 577 ГК РФ. Пункт 1 этой статьи гласит: «Даритель вправе отказаться от исполнения договора, содержащего обещание передать в будущем одаряемому… право…, если после заключения договора имущественное… положение дарителя изменилось настолько, что исполнение договора в новых условиях приведет к существенному снижению уровня его жизни». А пункт 3 добавляет: «Отказ дарителя от исполнения договора дарения по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 настоящей статьи, не дает одаряемому права требовать возмещения убытков». Полного, юридически законного права собственности на «подаренную» квартиру суд нам не предоставил, вынося свое Решение, как бы обещая или предполагая это сделать в будущем руками истца. Пройдет время и наступит день, когда истцом вполне может овладеть соблазн применить к нам указанную статью ГК РФ и отказаться от «исполнения договора дарения», тем более что это истцу очень выгодно. Тем более что сам истец никакого договора с нами не заключал, а воспользовался Решением суда.

Четвертый «подводный камень» заключен в статье 576, п.1 ГК РФ: «Юридическое лицо, которому вещь принадлежит на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, вправе подарить ее с согласия собственника…». Зададимся вопросом, кто собственник «подаренной» нам квартиры №121 по ул. Бартеневской, дом 13? Эта квартира принадлежит всем жителям Москвы в целом на праве муниципальной общественной собственности. И распоряжается ею в качестве собственника только Московская городская дума как высший орган муниципии, избранный всеми жителями Москвы. Все остальные власти Москвы, включая истца, имеют только право хозяйственного ведения или оперативного управления этой собственностью, что исключает ее самовольное дарение. А Зюзинский суд, который «подарил» нам квартиру, не имеет даже этого минимального права. Поэтому именно истец и указанный суд в любое время могут быть изобличены Московской городской думой или любым жителем многомиллионной Москвы в превышении своих полномочий. «Дарение» будет отменено, правда, уже тогда, когда нашу бывшую собственность, за которую нас как бы «отдаривают» власти, «снесут». Может быть, поэтому суд отказал нам в разъяснении своего Решения?

Пятый «подводный камень» описан в статье 581 ГК РФ: «Права одаряемого, которому… обещан дар, не переходят к его наследникам (правопреемникам), если иное не предусмотрено договором дарения». Спрашивается, что помешает истцу воспользоваться этим правом по отношению к нашим наследникам? Тем более что дар только «обещан», но не совершен в юридически безупречном виде. А у нас четверо детей, живущих в разных уголках страны, которые внимательно следят за нашей борьбой с властями. Может быть, поэтому суд отказал нам в разъяснении своего Решения?

Четыре последних из перечисленных «подводных камней» имели бы не столь важное значение, если бы обжалуемое Решение суда состояло в одном пункте, взаимоувязано и непрерывно выражающем право устанавливающую общую мысль, содержащуюся в четырех пунктах. Тогда хотя бы было видно, что происходит насильственный обмен, и это исключало бы дарение, которое прямо следует из пункта 3: «предоставить в собственность...». Но, в том-то и дело, что в Решении суда провозглашены совершенно независимые друг от друга право устанавливающие положения, которые никто не обязан связывать воедино:

-          выселить имярек оттуда-то – туда-то, и точка;

-          конфисковать у имярек такую-то собственность, и точка;

-          подарить имярек такую-то, притом «чужую» для дарителя, собственность, и точка;

-          подарить такой-то конфискат тому-то, и последняя точка.

 

Поэтому исполнять это Решение суда могут четыре разных, даже не знакомых друг с другом исполнителя, не обязанных никоим образом связывать эти четыре конкретных дела друг с другом в одно общее дело. При этом, выселять придет судебный пристав и сделает это независимо от других пунктов Решения. И ему не будет никакого дела до того, в нашу ли собственность он переселяет, или в какое-то временное жилье, написанное у него на бумажке. Документы на конфискацию оформит вообще другое ведомство, например, регистрационная палата на основании 2 пункта решения суда, и ей дела нет в отношении самого насильственного переселения. Строители подгонят бульдозеры и снесут конфискат по одному телефонному звонку от нового владельца нашей собственности, и строителям дела нет до того, куда мы делись всей своей семьей. Мы же останемся в «новой» квартире на «птичьих» правах, так как «подарок» в любую минуту может оказаться несостоявшимся.

На основании изложенных фактов просим Решение Зюзинского районного суда отменить и дело производством прекратить, так как его нельзя по закону было даже возбуждать.

19 ноября 2002 года. Г. Синюкова,  Б. Синюков,  Д. Синюков».

 

Вот теперь можно вновь вернуться к моей попытке ускорения рассмотрения дела Мосгорсудом на полмесяца моей личной поездкой туда на метро с кассационной жалобой подмышкой. Как вы помните, я принес свою жалобу в Мосгорсуд 22.11.02, на моем экземпляре по сей день штампик Мосгорсуда стоит с этой датой.

09 декабря (!!!) я получаю следующее письмецо:

 

«Российская Федерация

Московский городской суд

 

Председателю Зюзинского Межмуниципального

(районного) народного суда Васильевой Н.П.

 

Копия Синюковым Г.В., Б.П., Д.Б.

25.11.2002                         № 33/206-13158/11.02

Направляется кассационная жалоба Синюковых Г.В., Б.П., Д.Б. от 22.11.02 на решение Вашего суда для выполнения требований ст.ст. 283-289, 105 ГПК РСФСР.

Приложение на 25-ти листах в первый адрес.

Заместитель председателя Московского городского суда В.В.Горшков».

 

Вот тут-то я и назвал впервые и этот суд сучьим. Значит, полмесяца туда, потом там полежит с полмесяца, потом полмесяца – обратно, в итоге – полтора месяца. Затем полмесяца Мосгорсуд будет «готовиться» к рассмотрению, всего два месяца. Проверяем: прибавим к 25.11.02  60 дней, получим  25.01.03. И точно, меня вызвали в Мосгорсуд для рассмотрения моей кассационной жалобы на 30.01.03. Срок мной рассчитан точно, 5 дней плюса – на рядовое разгильдяйство.

Теперь объясню, зачем им понадобились эти два месяца? Но сперва надо сказать о статьях «283-289, 105 ГПК РСФСР», а то вы с перепугу подумаете, что в них-то как раз и заключаются «два месяца моей вины».

Начну прямо со статьи 283. Часть вторая пункта 3 гласит: «Кассационные жалобы приносятся через суд, вынесший решение. Подача жалобы непосредственно в кассационную инстанцию не является препятствием для рассмотрения жалобы». Правда, в новом Кодексе этих строк уже нет, но меня-то судили по старому. Так что г-н Горшков не имел никакого права пересылать мою жалобу назад, к «зюзинцам». Другими словами, он преднамеренно затягивал «разумный срок» рассмотрения дела. И я снова повторяю, зачем это ему понадобилось? И зачем судья-начальник лжет?

Статья 105 называется «Восстановление процессуальных сроков». Какое она имеет к моей кассационной жалобе отношение? Никакого. Я никаких процессуальных сроков не нарушал при ее подаче. Зачем судья-начальник лжет? 

Статья 284 называется «Срок на подачу кассационной жалобы или протеста», то есть регламентирует 10 дней после вынесения судом решения в окончательной форме. Жалобу свою я принес в Мосгорсуд еще до того как Зюзинский суд завершил свое решение в окончательной форме. И в Кодексе нет такого положения, чтобы запретить мне приносить жалобу раньше, чем Зюзинский суд удосужится ей придать окончательную форму. Кроме того, я написал краткую кассационную жалобу, и она с отметкой суда об ее принятии приложена к полной кассационной жалобе. Другими словами, 10-дневный срок я не нарушал. И статья 284 не имеет к моей кассационной жалобе ни малейшего отношения. Зачем судья-начальник лжет?

Статья 285 касается «порядка рассмотрения кассационных жалоб, поступивших после рассмотрения дела в кассационном порядке».  Это мое дело не проходило еще «кассационного порядка», поэтому начальник-судья лжет, ссылаясь на нее.

Статья 286 «Содержание кассационной жалобы» содержит пять пунктов, шестое требование не пронумеровано – подпись, подпись в жалобе имеется.

1)       «наименование суда, которому адресуется жалоба» – есть.

2)       «наименование лица, подающего жалобу» – есть.

3)       «указание на решение, которое обжалуется и суд, постановивший это решение» – есть.

4)       «указание, в чем заключается неправильность решения, и просьба лица, подающего жалобу» – есть.

Так что судья-начальник и тут лжет, ссылаясь на эту статью.

Статья 287 «Копия кассационной жалобы» – имелась, опять – ложь.

Статья 288 «Оставление кассационной жалобы без движения». Может быть, г-н Горшков оставил мою жалобу без движения? Тогда почему он не «назначил срок исправления недостатков»? Тогда почему в моей жалобе, прогулявшейся в течение двух месяцев «туда – обратно», не исправлено ни единой буквы, а жалоба рассмотрена этим же самым Мосгорсудом, в котором г-н Горшков зам председателя? В общем, опять – ложь.

Статья 289 «Действия суда после получения кассационной жалобы». Так эта же статья аннулирована моим совершенно законным обращением непосредственно в кассационную инстанцию, так как она касается того суда, который принимал решение, то есть Зюзинского. И это – окончательная ложь.

Так что г-н Горшков, зам председателя Мосгорсуда, хотел меня ввести просто в заблуждение ссылкой на несуществующие для меня законоположения. И это должно квалифицироваться как преступное деяние.

Так зачем же все-таки Московскому городскому суду потребовались два месяца не рассматривать мою кассационную жалобу? Я думаю, вот зачем.

19.12.02 судья Ахмидзянова приняла до изумления незаконное решение.

22.11.02 я принес кассационную жалобу в Мосгорсуд.

25.11.02 зам председателя Мосгорсуда Горшков направил мою жалобу погулять месячишка на два.

04.12.02 судья Ахмидзянова приняла противозаконное определение о немедленном исполнении своего же решения от 19.11.02. И в этот же день его выдала префектуре, а мне – не выдала. Префектуре же вместе с определением суда выдала и исполнительный лист.

04.12.02, пока мы были в суде, префектура отключила нам отопление в доме, и батареи полопались, на улице было минус 17 градусов.

09.12.02 судебный пристав-исполнитель принес нам, не предусмотренное законом, так называемое «предписание на выселение».

11.12.02 судебный пристав-исполнитель, не выполнив элементарных требований закона (без описи имущества, без понятых и даже без перерегистрации нашей бывшей собственности на нового ее владельца – правительство Москвы), выбросил нас из своей квартиры.

16.12.02, когда и духу нашего не было в бывшей нашей собственности, судья Ахмидзянова  выдала нам через канцелярию свое определение об обращении к немедленному исполнению решения суда от 04.12.02, каковое выдала префектуре (см. выше) в тот же день 04.12.02.

16.12.02, заметьте, в тот же день была подана частная жалоба на определение суда от 04.12.02 в сопровождении письма о восстановлении пропущенного процессуального срока.

Только прошу заметить, что эта частная жалоба должна рассматриваться не отдельно, иначе непонятно, что обращается к немедленному исполнению? А в составе кассационной жалобы, а кассационная жалоба, в свою очередь, по воле г-на заместителя председателя Мосгорсуда где-то летает, никак не может приземлиться вновь в Мосгорсуде.

Теперь понятно, почему г-н Горшков с грубым нарушением упомянутых законов отправил летать на два месяца мою кассационную жалобу? Тогда можно переходить к последовательному, неторопливому изложению событий. 

       

«ОПРЕДЕЛЕНИЕ

4 декабря 2002г. Заюзинский районный суд г. Москвы под председательством федерального судьи Ахмедзяновой Н.Ф. единоличного, при секретаре Даниловой А.В., рассмотрено в открытом судебном заседании заявление Префектуры ЮЗАО о немедленном исполнении решения Зюзинского районного суда от 19.11.2002 г. в части выселения (перечисляемся) из квартиры № 9 дома 16 по ул. Грина,

УСТАНОВИЛ:

19.11.2002г. Зюзинским районным судом было вынесено решение по иску Префектуры ЮЗАО к семье (перечисляемся) подлежат выселению из квартиры, расположенной по адресу: г.Москва, ул. Грина, дом 16, кв.9, с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения, расположенного по адресу: г.Москва, ул. Бартеневская, дом 13, кв.121.

Префектура ЮЗАО обратилась с заявлением о немедленном выселении семьи Синюковых из квартиры № 9 дома 16 по ул. Грина. Свою просьбу представитель Префектуры ЮЗАО мотивировал тем, что дом 16 по ул.Грина, согласно данным Управы района «Северное Бутово» на 02.12.2002г. полностью отселен и проживание одной семьи Синюковых в отселенном доме представляет угрозу для семьи ответчиков (выделение – мое).

Синюков Б.П. и Снюкова Г.В. в суд явились, с заявлением Префектуры не согласились, пояснив, что дом 16 по ул. Грина действительно почти полностью отселен, в доме нет воды и света.

Суд, выслушав стороны, изучив письменный материал дела, приходит к следующему.

В соответствии с распоряжением Префекта ЮЗАО № 546-РП от 06.05.2002 г. жители дома 16 по ул.Грина должны были быть отселены во П-ом квартале 2002г., а дом снесен.

19.11.2002г. в отношении семьи Синюковых было принято решение о их выселении с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения.

02.12.2002г. дом 16 по ул.Грина был полностью отселен, за исключением семьи Синюковых.

Учитывая, что ст.211 ГПК РСФСР предусматривает возможность вследствие особых обстоятельств (выделение – мое) обратить решение к немедленному исполнению.

Суд, руководствуясь ст.211, 223-225 ГПК РСФСР,

ОПРЕДЕЛИЛ:

Обратить решение Зюзинского районного суда от 19.11.2002г. в части выселения (перечисляемся) из квартиры № 9 дома 16 по ул.Грина с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения по адресу: г.Москва, ул. Бартеневская, дом 13, кв.121, к немедленному исполнению.

На определение в течение 10-ти дней может быть подана частная жалоба в Московском городском суде.

Федеральный судья (закорючка).

Определение вступило в законную силу 16 декабря 2002 года».

 

Заметьте себе пока, что нас пристав выбросил из квартиры 11.12.02, еще до вступления определения суда в законную силу.

                                                                                            

«Зюзинский суд

Синюкова Б.П., ответчика по делу «о выселении»

Заявление

В связи с тем, что Определение суда от 04.12.02 в составе дела № 3318 было мне недоступно до 16.12.02 (оно не было сдано в канцелярию суда), прошу продлить срок подачи частной жалобы на указанное определение и принять ее в составе кассационной жалобы на решение суда.

                                                16.12.02 Синюков».

 

«Московский городской суд.

Судебная коллегия по гражданским делам,

 

Ответчиков по гражданскому делу № 2-3318/02 по иску префектуры ЮЗАО Москвы «О выселении»

 

Дополнение № 1 к Кассационной жалобе

по гражданскому делу № 2-3318/02

(Частная жалоба на Определение суда от 04.12.02 о немедленном исполнении

Решения суда от 19.11.02)

 

С письмом от 22.11.02 непосредственно экспедиции Мосгорсуда вручена Кассационная жалоба на Решение Зюзинского районного суда, судьи Ахмидзяновой от 19.11.02 по делу №2-3318/02. Мы не можем согласиться с тем, что почти месяц вместо 10 дней по закону (статья 2841 ГПК РСФСР) Кассационная жалоба до настоящего времени все еще не рассмотрена.

В частности, это явилось следствием не отраженной в законе практики Мосгорсуда, когда поданная непосредственно в Мосгорсуд кассационная жалоба (статья 283, часть 2 ГПК РСФСР), не рассматривается в положенный по закону срок (10 дней, максимум 20 дней), а направляется в суд первой инстанции. И суд первой инстанции вновь направляет ее в Мосгорсуд. Зачем это делается, канцелярия Мосгорсуда не знает, но работник ее уверяет, что делается именно так. Это, мы думаем, одна причина задержки.

Но, есть и другая причина. 04.12.02 нас по телефону вновь вызвали в Зюзинский суд к судье  Ахмидзяновой. Никаких документов нам перед судебным заседанием не вручили. Мы даже не догадывались, зачем нас вызвали? Выступает представитель истца Гавриков и просит суд обратить Решение суда от 19.11.02 по делу № 3318 к немедленному исполнению согласно статье 211 ГПК РСФСР. Причем истец объясняет суду свое требование «заботой» о нас. Дескать, коммуникации (тепло, электроснабжение, водоснабжение и канализация) от дома №16, в котором мы живем на правах собственности на квартиру №9, обрезаны и мы можем в своей квартире просто-напросто замерзнуть до смерти. Ни одного своего требования, связанного с какими-либо потерями для истца в связи с ожиданием кассационного процесса, истец не выдвинул в своей речи.

Между тем, по смыслу статьи 210 ГПК немедленное исполнение решения суда применяется в том крайнем случае, когда истец просто не может существовать, если его попранные права не восстановить немедленно (алименты, зарплата, восстановление на работе). То же самое декларирует статья 211, пункт 3: «…если в следствие особых обстоятельств замедление в исполнении решения может привести к значительному ущербу для взыскателя или самое исполнение может оказаться невозможным».

Исследование право несущего смысла процитированного пункта 3 необходимо вести не только как такового, но и с увязкой со смыслом статьи 210, а также увязывая с сутью Решения судьи Ахмидзяновой о «прекращения права» на нашу собственность, квартиру. Решение судьи о «прекращении права собственности» на квартиру – беззаконно, что видно из Кассационной жалобы, рассмотрение которой судья не хочет допустить до «немедленного исполнения решения», что видно из следующего.

После чтения судьей 04.12.02 (среда) Определения о немедленном исполнении решения ответчики задали судье вопрос: «Когда мы можем получить это Определение, состоящее из одной лишь фразы в треть странички?». «В пятницу» (06.12.02) – ответила судья. Ни 06.12.02 (7 и 8 – выходные), ни 10.12.02, ни даже 11.12.02, когда судебный пристав осуществлял наше выселение, дело № 3318 судьей Ахмидзяновой не было представлено в канцелярию для нашего ознакомления, и Определение нам представить канцелярия отказалась. Я ежедневно звонил в канцелярию, в том числе в присутствии судебного пристава и задавал стереотипный вопрос: «Можно ознакомиться с делом и получить копию Определения?»  Мне стереотипно же отвечали: «Дело находится у судьи, позвоните завтра». Таким образом, мы не могли получить Определение судьи Ахмидзяновой до 16.12.02. Срок превышен в три раза (статья 203 ГПК РСФСР).

Между тем, это же Определение судьи Ахмидзяновой достигло Отдела службы судебных приставов по ЮЗАО Москвы не позднее 06.12.02, так как Предписание этой Службы о выселении № 22-407 датировано 06.12.02, вручено нам 10.12.02, накануне самого насильственного выселения. Таким образом, судья Ахмидзянова намеренно, как мы считаем, не представляла нам дело №3318, чтобы мы не могли подать настоящую частную жалобу на ее Определение до свершения факта насильственного переселения.

Кроме того, сам факт не требования судьей Ахмидзновой от истца «обеспечения поворота исполнения решения на случай отмены решения» (статья 211, часть 2-я ГПК РСФСР) подтверждает зависимость судьи от  властей,  намерение переселить нас во что бы-то ни стало. Отрезать нам путь к возможному повороту исполнения ее Решения.

Вернемся к смыслу статьи 211, не забывая о статье 210, так как она основополагающая для статьи 211, пункт 3. Во-первых, рассмотрим слово «взыскатель». Употреблено не просто слово истец, но – взыскатель. Это слово прямо увязывает статью 211 со статьей 210, ибо взыскиваются суммы, работа, то есть то, без чего человек не может жить. И именно человек, а не юридическое лицо, каковым является префектура. Что, она дня не может прожить, если немедленно не отберет у нас нашу законную собственность? Префектура все-таки не мать-одиночка с дитем на руках, ждущая от беглого мужа алиментов.

Во-вторых, какие «особые обстоятельства» могли бы воспоследовать, если бы судья Ахмидзянова не приняла свое Определение, а дождалась решения кассационной инстанции? Префекту нечем было бы кормить детей? Несправедливо уволенный работник повесился бы от стыда перед семьей, не дождавшись восстановления на работе? Или не получающий полгода зарплату человек пошел бы воровать, не дождавшись «немедленного исполнения»? Вот что такое «особые обстоятельства» по смыслу «немедленного исполнения решения». А вот снести с лица земли добротный, даже элитный, капитально отремонтированный в 1998 году кирпичный 43-летний дом с железобетонными перекрытиями и свободной планировкой квартир (высота потолка 3,1 м)  лишь для того, чтобы прокопать канаву или проложить дорогу - это не «особые обстоятельства», а простое головотяпство, неумение вписать дом в новую застройку из-за ранее сделанных проектных ошибок. И я могу это легко доказать. И это притом, что в Москве полно действительно ветхих домов, в квартирах которых валятся потолки и сгнили коммуникации. И люди боятся в них жить, но вынуждены жить.  

В третьих, рассмотрим, какой «значительный ущерб» потерпит префектура, если не снесет сегодня же мою собственность? Если префектура кому-то обещала землю под моей собственностью, не решив со мной добровольно отчуждения, и теперь с нее требуют неустойку, то «значительный ущерб» только на ее совести, и больше – ни на чьей. Это ведь даже теоретически нельзя сравнить с голодными детьми, измученным безработным или одуревшим от горя без зарплаты главой семьи.

В четвертых, рассмотрим тезис «исполнение может оказаться невозможным». Это действительно опасно для префектуры в данном случае, только не по той причине, которую предусматривал законодатель. Законодатель рассматривает случай, грубо говоря, «беглого алиментщика», у которого уже лежит в кармане билет на самолет в «Патагонию».  Поэтому, пока он не улетел далеко и надолго, с него надо сегодня же взыскать алименты на брошенных им на произвол судьбы детей. Ибо завтра его уже не достанешь. Нас же выбросить из своей собственности ничего не мешало префектуре и через месяц, и даже год. Мы бы никуда не делись, зарегистрированные и регулярно оплачивающие коммунальные услуги старики-пенсионеры. Тогда почему такая сумасшедшая спешка? Дело в том, что сносить почти новые добротные дома – интерес прокуратуры, защищающей закон и расследующей преступления. И пока прокуратура распознает, надо поставить ее уже перед свершившимся фактом, без самого дома доказательства будут в значительной степени утрачены. Вот это и есть «исполнение может оказаться невозможным». Но оно не имеет никакого отношения к статье 211 ГПК РСФСР.

Исходя из изложенного просим указанное Определение Зюзинского суда, судьи Ахмидзяновой отменить как не соответствующее закону, на который судья опирается. И обеспечить поворот исполнения, как Определения, так и самого Решения.

16.12. 2002 г.  Г. Синюкова,  Б. Синюков,  Д. Синюков».

 

«Московский городской суд.

Судебная коллегия по гражданским делам,

 

Ответчиков по гражданскому делу № 2-3318/02 по иску

префектуры ЮЗАО Москвы «О выселении»

 

Дополнение № 2 к Кассационной жалобе

по гражданскому делу № 2-3318/02

(Дополнение № 1 к Частной жалобе на Определение суда от 04.12.02

о немедленном исполнении Решения суда от 19.11.02)

 

Считаем необходимым, для полноты исследования фактов по указанной нашей частной жалобе, привести следующее. Дополнительные факты по нашему мнению позволят всесторонне исследовать те факты, которые приведены в самой Частной жалобе.

В Частной жалобе приведен факт, о том, что мы получили доступ в канцелярии суда к делу № 3318, в составе которого имелось Определение суда о немедленном исполнении, только 16.12.02, хотя судьей Ахмидзяновой обещано было в зале суда представить нам дело 06.12.02.

Итак, дело для ознакомления и копия Определения нам до 16.12.02 представлены не были, но исполнительный лист был выписан судьей Ахмидзяновой в день заседания суда 04.12.02, и в этот же день, 04.12.02 вручен представителю истца, префектуры – Э.В. Цой, что следует из материалов дела.

Бегло ознакомившись с делом 16.12.02 и обеспокоенные вынужденно пропущенным сроком (14.12.02), мы в этот же день, 16.12.02 вручили в канцелярию суда Частную жалобу в сопровождении заявления о восстановлении пропущенного срока. Эта спешка явилась результатом того, что мы вынуждены написать настоящее Дополнение № 1 к Частной жалобе, более тщательно изучив материалы дела.

В Решении суда от 19.11.02 о нашем выселении пунктом 1 стоит: «Выселить Синюковых Г.В., Б.П. и Д.Б. из квартиры №9, дома 16 по улице Грина в квартиру №121 по улице Бартеневская, дом 13». То есть, речь фактически идет не о выселении, а о переселении из квартиры в квартиру. Другими словами, в судебном Решении допущена недопустимая подмена понятий, имеющих в русском языке совершенно четкий смысл. Ибо выражение «выселить в квартиру» не имеет в русском языке смысла. Можно сказать только одно из двух: или «выселить из квартиры и вселить в квартиру», или «переселить из квартиры в квартиру». Как будет видно из дальнейшего, это не праздная наша придирка к правописанию.

В Определении суда от 04.12.02 о немедленном исполнении этого Решения сказано: «Обратить решение… в части выселения С.Г.В., С.Б.П. и С.Д.Б. из квартиры 9 в доме 16 по ул. Грина с определением другого благоустроенного помещения по адресу ул. Бартеневская, 13, кв. 121 к немедленному исполнению». И вновь – еще бо̀льшая тарабарщина, не имеющая смысла в русском языке. Ибо, четко понять смысл «выселить с определением» невозможно. Наверное, судье нужна зачем-то эта бессмыслица, так как написать просто «переселить» судья почему-то не хочет. И вместо этого конкретного слова, которое четко отражает суть ее решения, судья накручивает совершенно бессмысленные слова. Но, заметим, это не просто эпистолярный жанр, возможный в интимной переписке. Это судебное решение, каждое слово которого по статусу суда должно нести совершенно четкое и однозначное понятие. И только по одному этому факту Определение судьи должно быть отменено как не несущее никакого конкретного смысла. Это ведь не ребус, который требуется отгадать, а судебное решение, которое надо выполнить четко и однозначно.

Мы видим в этом судебном косноязычии только одну цель, которой преднамеренно  добивается судья. Дело в том, что ни одним законом страны не предусмотрено именно «переселения», которое хочет осуществить истец и судья. Есть только «выселение» как санкция на незаконные действия захвата ответчиком квартиры или любого вида задолженности ответчика, чего в нашем деле не существует. «Переселение» же – это, прежде всего, добровольность в его осуществлении, которой суд нас беззаконно лишил.

Одна ложь ведет к следующей лжи по цепочке. Суд беззаконно лишил нас собственности и вынужден дальше лгать, замещая «переселение» «выселением». И дальше следует еще большая ложь. И суд, и судебный исполнитель прекрасно знают, что переселяют нас, а не выселяют.

Между тем, в «Предписании на выселение» судебный пристав-исполнитель Симоненко Отдела службы судебных приставов по ЮЗАО Москвы от 06.12.02 № 22-407 во исполнение «немедленного исполнения» решения суда еще дальше ушла от первоначального смысла судебного решения: именно переселить нас!  Пристав пишет: «ОССП по ЮЗАО г. Москвы на основании 2-3318 от 04.12.02 Зюзинского суда предлагает Вам… освободить квартиру по адресу ул. Грина, 16-9».

Здесь уже нет ни единого слова о том, куда же нам выметаться? Если не считать приписки карандашом: «Барт-ая, д.13, кв.121», не имеющей юридического значения, но, тем не менее, стоящей внизу страницы «для сведения» того судебного пристава-исполни­теля, который будет нас все-таки переселять, а не выселять, то есть «переселять» как бы «высе­ляя».  

Поэтому мы считаем, что судья Ахмидзянова преднамеренно косноязычно сделала все возможное для того, чтобы судебный пристав мог взяться за свою работу. Судебный пристав ведь прекрасно знает, что «переселять» он не имеет права, он по закону может только «выселять».

И теперь мы задаем себе вопрос, ответ на который может дать только кассационная инстанция: если судья Ахмидзянова независима от властей Москвы, то почему она так настойчиво нарушает российские и международные законы в отношении нас и в угоду властям Москвы?

И еще задаем вопрос: если судья Ахмидзянова беспристрастна, как того требует закон и независима от властей, то почему она властям вручила все документы в день заседания суда 04.12.02, а нам, ответчикам

– только 16.12.02?  Уже после исполнения ее Определения.  

Вторично требуем от кассационной инстанции незаконное Определение судьи Ахмидзяновой от 04.12.02 отменить, и обеспечить поворот исполнения решения согласно статьям 430 – 432  ГПК РСФСР.

               25 декабря 2002 г. Б. Синюков,  Г. Синюкова,  Д. Синюков».

 

Итак, я подробнейшим образом объясняю Мосгорсуду все это, а он все складывает и складывает в кучку мои бумаги, основа-то, кассационная жалоба все еще где-то летает. К 25.12.02 она «летает» уже больше месяца со дня ее подачи непосредственно в Мосгорсуд.

Кстати, зам председателя Мосгорсуда Горшков, указывая мне в своем выше приведенном письме перечень статей ГПК РСФСР через дефис «283 – 289», очевидно, включил туда и статью 2841. Так вот я ему ее процитирую: «…городской суд должен рассмотреть поступившее по кассационной жалобе дело не позднее десяти дней со дня его поступления. При особой сложности дела или в других исключительных случаях председатель соответствующего суда может продлить этот срок, но не более чем на десять дней».

А жалоба моя к 25.12.02 гуляет уже месяц и три дня. И гулять ей еще больше месяца, точнее – месяц и пять дней, ибо заседание коллегии Мосгорсуда состоялось только 30.01.03.

Вот ее два постановления, и по кассационной, и по частной жалобе.    

 

«ОПРЕДЕЛЕНИЕ

30 января 2003 года Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Жбановой Т.И., судей Васильевой И.В., Базьковой Е.М. заслушав в открытом судебном заседании по докладу Базьковой Е.М. дело по кассационной жалобе (перечисляемся) на решение Зюзинского районного суда г.Москвы от 19 ноября 2002 года, которым постановлено: Выселить (перечисляемся) из квартиры 9 дома16 по ул. Грина в Москве, с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения, расположенного по адресу: Москва, ул. Бартеневская д.13 кв.121.

Прекратить право собственности Синюковой Галины Васильевны на жилое помещение по адресу Москва ул. Грина дом 16 кв. 9.

Предоставить в собственность Синюковой Галины Васильевны  жилое помещение по адресу Москва, ул.Бартеневская д. 13кв. 121 с последующей регистрацией на данной пощади Синюкова Бориса Прокопьевича, Синюкова Дениса Борисовича,. Во встречном иске Синюкова Б,П., Синюковой Г.В., Синюкова Д.Б. к Префектуре Ю3AО отказать.

Жилое помещение по адресу Москва ул. Грина дом 16 кв.9 перевести в муниципальный фонд г.Москвы.

УСТАНОВИЛА:

Синюкова Г.В.. является собственником трехкомнатной квартиры 9 дома 16 по у л Грина в Москве жилой площадью 46,2кв. м и общей 68,4 кв.м. На данной жилой площади зарегистрированы также муж- Синюков Б.П и сын - Сннюков Д.Б,

Префектура ЮЗАО г. Москвы обратилась в суд с иском к (перечисляемся) о выселении из трехкомнатной квартиры 9 дома 16 по ул Грина в Москве по тем основаниям, что дом подлежит сносу, а жильцы отселению в соответствии с распоряжением префекта ЮЗАО г.Москвы от б мая 2002 года «О переселении жителей пятиэтажных и ветхих жилых домов, подлежащих сносу в 2002 году» .

Ответчикам для переселения предложена трехкомнатная квартира жилой площадью 48,9 кв.м, общей 84,7 кв.м по адресу Москва, ул. Бартеневская д. 13 кв.121

Префектура просила суд прекратить право собственности Синюковой Г.В. на квартиру по ул.Грина и переводе ее в муниципальный фонд г.Москвы., предоставив квартиру 121 дома 13 по ул.Бартеневская на праве собственности с последующей регистрацией на данной жилой площади Синюкова Б.П. и Синюкова Д.Б.

Ответчики Синюкова Г.В. и Синюков Б.П. иск не признали, пояснив, что их не устраивает район, где предоставлена квартира, кроме того, они полагают, что предоставленная квартира по цене ниже, чем та, которая у них была. Ответчик Синюков Д.Б. в суд не явился.

Ответчики предъявили встречный иск о предоставлении им в замен сносимой квартиры трехкомнатную и однокомнатную квартиры, что соответствует по цене занимаемой ими квартиры.

Префектура ЮЗАО г. Москвы не признала встречные исковые требования.

Суд постановил указанное выше решение, об отмене которого просят (перечисляемся) по доводам кассационной жалобы.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения Синюковой Г.В., Синюкова Б.П., обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения, постановленного в соответствии с требованиями действующего законодательства. Удовлетворяя исковые требования префектуры ЮЗАО г. Москвы о переселении ответчиков в связи со сносом дома, суд обоснованно исходил из того, что Синюковой Г.В. как собственнику трехкомнатной квартиры предоставлена в связи со сносом дома также трехкомнатная квартира в доме-новостройке по общей и жилой площади больше, чем та которую она имела. Квартира, предоставляемая ответчикам для переселения, пригодна для  проживания, что усматривается из материалов дела. Стоимость квартиры 121 дома 13 по ул. Бартеневская в Москве по оценке ЗАО «Универсалжилсервис» составляет 23678181руб или 74700 долларов США, а стоимость трехкомнатной квартиры 9 дома  16 по ул. Грина в Москве - 53200 долларов США, то есть рыночная стоимость предоставляемого жилого помещения выше, чем занимаемого.

 Доводы кассационной жалобы о том, что их не устраивает район, где предоставлено новое жилье для переселения, не может служить основанием к отмене решения, поскольку квартира по ул. Бартеневская находится в границах ЮЗАО г. Москвы, где и находится квартира по ул.Грина.

Отказывая Синюковым в удовлетворении иска о предоставлении в замен сносимой квартиры две квартиры трехкомнатную и однокомнатную, суд исходил из отсутствия правовых оснований для удовлетворения встречного иска.

Доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, которые не были исследованы судом или опровергали выводы судебного решения, направлены на иную оценку доказательств по делу и не могут служить основанием к отмене решения. Нарушений норм процессуального и материального права судом при рассмотрении дела допущено не было.

Не находя оснований к отмене решения и руководствуясь ст.ст.304,305 ГПК РСФСР судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Зюзинского районного суда г.Москвы от 19 ноября 2002 года оставить без изменения, кассационные жалобы (перечисляемся) – без удовлетворения.

Председательствующий, судьи (закорючки)».

 

Прежде чем перейти к следующей их сучьей бумаге, кратко остановлюсь на этой, в основном на выделенных мной местах. Суки-судьи пишут, что проверили материалы дела. Тогда они должны были увидеть конкретные законы, на которые я ссылаюсь. И если они хотят доказать мне, что  решения постановлены в соответствии с требованиями действующего законодательства, то надо употреблять не сучьи голые слова, а поступить так же, как я поступил с их начальником, ткнув его носом в конкретные статьи, где черным по белому написано, что я прав.

Суд у этих сук обоснованно исходил, что дал мне три комнаты за три комнаты, только надо и у меня спросить. А я ссылаюсь на Конституцию страны. Так и вы же, суки, должны тогда подтвердить свои слова Конституцией, а не ляпать опять же пустые слова.

По квартире, пригодной для  проживания, у меня два замечания. Во-первых, это кто же там, в материалах дела,  расписал ее пригодность?  Ах, «Универсалжилсервис»? А я его на это уполномочивал? Ах, его уполномочивал тот, кто хочет мою старую квартиру отобрать? Так где же тогда, суки-судьи, равенство сторон процесса?  И разве я не доказал вам, суки-судьи, в тех же самых материалах дела, что этот самый «Универсалжилсервис» врет как сивый мерин в угоду властям, его пригласивших?  И неужто вы, суки-судьи, не читали в материалах дела нашего «Заявления-меморандума…» властям? Там же все написано, как надо сравнивать квартиры. А «Универсалжилсервису» вы, суки-судьи, давали этот наш Меморандум, чтоб он шире разувал свои глаза?  Видите, суки-судьи, как я тычу вас носом в совершенно конкретную статью 145 ГПК, по которой вы обязаны «обеспечить полное, всестороннее и объективное выяснение всех обстоятельств дела»? А вы почему не указываете мне статьи, ограничиваясь пустыми словами?

Во-вторых, разве я вам не говорил, что проживаю по воле суда в квартире, которая не только непригодна для проживания, в ней вообще жить нельзя? Когда нас туда привезли, все обои валялись на полу, свалившись со стен от мороза. Вспомнили? Ну, тогда я добавлю, что нам заменили все окна и двери, линолеум на полах, заткнули сквозные дырки между панелями, замазали снаружи, изнутри перештукатурили. А ремонт знаете, когда закончился? В июле 2003 года (жили мы, напоминаю, с 11 декабря). Притом на все эти ремонты у меня есть как акты властей, так и расписки строителям, которые у меня требовали после выполнения каждой работы. У меня только нет расписок строителей, как они полгода ходили в грязных сапогах, перешагивая кучи наших вещей, передвигали их ногами с места на место, гремели кувалдами, выворачивая все и вся. А вы пишете, пригодна для проживания, что усматривается из материалов дела. Как вам не стыдно, свиньи вы этакие, а не судьи? И заметьте, у меня опять голые и неоспоримые факты, а у вас в определении нет ничего кроме пустых слов.

Давайте хотя бы вспомним статью 49-3 Жилищного кодекса. Ведь суд ее указал, чтобы отобрать у меня собственность. А я написал вам, что статья эта требует неукоснительно наше согласие на это. Это неоспоримый же факт. А вы что написали в вашей бумажке? Решение постановлено в соответствии с требованиями действующего законодательства. Вы же суки специально не упоминаете номер статьи. Так вы еще и пакостливые трусы. Вам же сукам, если вы храбрые, надо написать: плевали мы на самую основную часть статьи, а усматриваем как Лужкову надо. Он нам устроил почти коммунизм. Он нам квартиры продает по себестоимости, а себестоимость эту снижает на 80 процентов. И от рыночной цены это будет, знаете сколько? Не более 10 процентов.

Наверное, поэтому вы, свиньи, городите идиотское словосочетание рыночная стоимость! Вы что, идиоты, не знаете, что такой не бывает в природе?  Вот себестоимость строительства подаренных вам Лужковым квартир – это действительно стоимость, без прибыли, а без прибыли вам будет продавать квартиры только дурак. Притом, снижая ее на 80 процентов себе уже в убыток: за 100 построил, за 20 продал. Загляните, олухи, в Конституцию. Там же не рыночная стоимость написана, там написана цена. И цена для меня – свободная, если я не монополист всех московских квартир как Лужков.

Насчет же того вашего идиотизма, что «не устраивает район, это  не может служить основанием к отмене решения» загляните в Европейскую Конвенцию насчет свободы выбора местожительства, она ведь часть нашей правовой системы. Или вы еще не знаете об этом? Тогда загляните в Конституцию, статья 15. Кстати, ни там, ни в других законах ничего не сказано о границах ЮЗАО г. Москвы, на что вы бессовестно напираете, словно это ЮЗАО – федеральный закон.

Кроме того, разве вы не читали в материалах дела, что, получив даже две квартиры за свою одну, я все равно остаюсь в убытке, но иду на это, ибо жалею бюджет Москвы. А что касается правовых оснований  для этого, то они у меня есть и написаны в статье 34, часть 1 Конституции. А сия статья по другой статье Конституции (56, часть 3) «не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьей 34 (часть 1)» даже «в условиях чрезвычайного положения». Не то, что по вашей сучьей воле.

Суки вы суки с фамилиями, разве можно после этого минимума вам напоминаний законов, писать не содержат обстоятельств, которые не были исследованы судом или опровергали выводы судебного решения, направлены на иную оценку доказательств? И писать, что нарушений норм процессуального и материального права судом при рассмотрении дела допущено не было?

Говорят, что надо надеяться на Бога. Он, дескать, вас накажет. Посмотрю, а пока перехожу к следующему вашему «опусу негодяя».

 

«ОПРЕДЕЛЕНИЕ

30 января 2002 года Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Жбановой Т.И., судей Васильевой И.В., Базьковой Е.М. заслушав в открытом судебном заседании по докладу Базьковон Е.М. дело по частной жалобе (перечисляемся) на определение Зюзинского районного суда г. Москвы от 4 декабря 2002 года, которым постановлено: Обратить решение Зюзинского районного суда г. Москвы от 19.11.2002 года в части выселения  (перечисляемся) из кв.9 дома 16 по ул.Грина в Москве с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения по адресу Москва ул. Бартеневская д. 13 кв. 121 к немедленному исполнению.

УСТАНОВИЛА:

Решением Зюзинского районного суда г. Москвы от 19.11.2002 года удовлетворен иск Префектуры ЮЗАО г. Москвы о выселении (перечисляемся) в связи со сносом дома из кв.9 дома 16 по ул.Грина в кв. 121 дома 13 по Бартеневской ул. В Москве.

Префектура ЮЗАО г. Москвы просила суд обратить решение суда к немедленному исполнению по тем основаниям, что семья Синюковых осталась проживать в доме одна. (Врете, еще одна семья мучилась с нами, семья Баяджан). В сносимом доме отключен свет, тепло, что представляет угрозу для проживания в таком доме. (Почему же вы, суки, не возбудили уголовное дело по этому факту?) Синюкова Г.В. и Синюков Б.П. в суд явились, возражали против удовлетворения заявления префектуры, хота не отрицали, что в доме нет света и воды.

Суд постановил указанное выше определение, об отмене которого просят (перечисляемся) по доводам частной жалобы.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения (перечисляемся), обсудив доводы частной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене определения, постановленного в соответствии с требованиями ст. 211 ГПК РСФСР и обстоятельствами дела.  (Вы же, суки, обязаны это разъяснить, цитируя закон, а «не находит» использовать только как резюме).

Удовлетворяя заявление префектуры ЮЗАО г. Москвы о немедленном исполнении решения суда о выселении Синюковых, суд исходил из того, что дом подлежит сносу (разве есть такое в статье 211 ГПК?) и Сииюковы остались проживать в ломе одни, где нет света, воды и тепла (задумайтесь, суки, кто это сделал?), что представляет угрозу для их жизни и здоровья. (Кто эту угрозу создал?)  В результате переселения им предоставлено другое жилое помещение и учитывая особые обстоятельства по делу, суд вправе был обратить решение суда от 19.11.2002 года к немедленному исполнению. (Суки, разве уже перечисленные вами обстоятельства относятся к статье  211? Тогда вернитесь, суки, к моему анализу в жалобе).

Довод Синюковых о том, что уже 22.11,2002 года ими была подана кассационная жалоба на решение суда, а поэтому не было оснований для обращения решения к немедленному исполнению, не может служить основанием к отмене определения, поскольку в случае отмены решения, суд может потребовать от истца поворота исполнения решения. (Суки, мой дом уже снесли с лица земли, когда вы это пишете. Какой же здесь поворот?)

Не находя оснований к отмене определения суда и руководствуясь ст.ст.304,317 ГИК РСФСР судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Определение Зюзинского районного суда г. Москвы от 4 декабря 2002 года оставить без изменения, частные жалобы (перечисляемся) - без удовлетворения.

Председательствующий, судьи (закорючки)».

 

Больше комментировать не буду. Отправляйтесь в следующую главу.

 

                                                                                                  13 апреля 2004 года.

Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]



Hosted by uCoz