Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

Государство – людоед

 

Государство – людоед

(Роман в письмах)

 

[ Оглавление романа]

[ Назад ] [ Вперед ]

 

Часть вторая

Президент – «тонкая рябина…»

 

Преамбула

 

Я намеревался все публичные власти затолкать в первую часть, но она получилась бы такая длинная, что я вовремя остановился, решив разделить публичные власти на составные части.

Еще лучше было бы, если бы я весь роман обо всех властях писал бы в хронологической последовательности событий, происходивших у меня со всеми этими властями. Но тогда бы получился такой винегрет, что в нем бы никто не смог разобраться. Я и то иногда в нем путаюсь. События бы из разных ветвей власти налезали друг на друга, и тогда невозможно было бы выделить сволочность каждой в отдельности. Но власти-то у нас по бумажной Конституции отделены друг от друга, и лучше их рассматривать так, чтобы  была видна сволочность каждой. А об их взаимозависимости вы и сами, поди, догадаетесь.

За каким чертом мы избираем себе Президента? Уж не затем же, чтоб он красовался на «симпозиумах» с себе подобными. Вернее, не только для этого. А то странно получается. Целыми днями нам втолковывают, что он – Гарант Конституции, но это – на словах. На деле же его целыми днями показывают нам говорящего обо всем на свете, кроме Конституции. Ни разу не слышал, чтобы он сказал чего-нибудь по этому поводу.  Нам показывают его то катающимся на истребителе, то нырнувшим вместе с подводной лодкой, то губами ловящим пятак из простокваши. То катающимся на лыжах, или окруженного доярками в белых халатах, только что из пошивочной. То брезгливо пригубливающего чай, словно это 56-градусная водка, на «празднике восстановления» с головой потонувшей деревни. Это никак не президентские дела. Это дела какого-нибудь великосветского, шибко богатого шалопая-денди, не знающего, куда деть папины деньги и 24 часа в сутках. А потом в газетах пишут, что он сильно «утомленный». Так ведь и шалопаи с перепоя или переё.. сильно утомлены.

Когда же он говорит с экрана, а он всегда чего-нибудь, да скажет, то создается впечатление, будто мы вновь в детском саду. Такие морально правильные речи могут говорить только воспитательницы дошко­лят, и то они уже неинтересны шестилеткам. Исключительно из-за своей правильности на фоне папы-мами­ных матерных скандалов, отягченных пьяной папиной, тяжелой рукой. Или несправедливостью, в разделе конфет либо наказания за сломанную игрушку, которая еще с завода попала в магазин уже потенциально сломанной.

Я понимаю, что если Президент будет с экрана ругаться матом, хотя все Президенты наши матом ругаются в близком кругу, это будет перебором. Но, и без конца повторять десять заповедей, наперед зная, что их 90 процентов людей нарушают, – не меньший перебор.

Вы еще не поняли, к чему я клоню? Я клоню к тому, что Президента мы выбираем не только для того, что я перечислил, вернее, совсем не для того. Мы их выбираем исключительно для того, чтобы нам чуток жилось легче. Иначе нам Президенты не нужны. Мы и сами те, очень большие деньги, которые мы на них тратим, с удовольствием пропили бы, или купили конфет ребятишкам, справили бы жене шубку или поехали с ней отдыхать «к морю». Страна-то у нас «резко континентальная».

Значит, от Президента нам нужна конкретная, абсолютно реальная, отдача. А не слова по телевизору.  Вот, например, неукоснительное исполнение нашей Конституции. В странах «старой» демократии именно так и есть. Там как-то у президентов получается, что никто не покушается у них на конституции. И они эту штуку из всех своих сил гарантируют. Заметьте, реально гарантируют. А в оставшееся время занимаются тем же, чем и наш президент. Притом, опять же, заметьте, конституции у них на первом месте, а «светская» жизнь – на втором.

О светской жизни нашего Президента мы, с мала до велика, все знаем. Давайте поговорим о Конституции. Вернее, о том, что нерадивых работников с работы выгоняют, даже при социализме, при котором нужно было согласие профсоюзов, получаемое автоматически.

 

Суть

Я надеюсь, что вы прочитали уже первую часть, поэтому сразу беру быка за рога. Моя жена, измученная людоедством властей Москвы, написала Президенту:

 

«Жалоба

на ущемление моих конституционных прав

Господин Президент, здравствуйте!

Осознавая, в какое непростое время мы живем, мне стыдно отвлекать Вас от дел на мою, на первый взгляд, мелкую проблему. Но, подумав, что наша общая жизнь и строится из забот и дел отдельно взятого человека, решила написать Вам, пройдя, на мой взгляд, все инстанции. Остались только Вы как Гарант нашей Конституции, да Европейский Суд.

Дело в том, что наш дом в Северном Бутове (Москва) – кирпичный, 1959 года постройки, капитально отремонтированный, к ветхому жилью никак не относящийся, муниципалитет Юго-Западного округа Москвы собрался сносить.

Разговоры на уровне дворовых сплетен об этом ходили давно, но в 1998 году дом капитально отремонтировали: заменили систему электроснабжения, отопления, водопровода, канализации, заменили сантехнику, демонтировали газовые колонки и подключили к централизованному горячему водоснабжению, перекрыли крышу и так далее.

Видя все это, нам не могло даже прийти в голову, что капитально отремонтированный дом станут сносить. Поэтому мы в своей хорошей 3-комнатной квартире со свободной планировкой (70 кв. м) тоже сделали за свой счет добротный ремонт, затратив приличные, ощутимые для нашего бюджета средства. Квартира наша стала выглядеть для нас очень привлекательно (Приложение).

И вдруг в марте 2002 года нас, жильцов дома, собрали в ДЕЗе и уведомили, что нас все-таки собираются сносить, и уже имеется документ, подписанный Ю.М. Лужковым. Документ этот нам не показали, но предложили смотровые ордера на квартиры в Южном Бутове. Какие там квартиры и дома мы были наслышаны. Дешевле и хуже квартир в Москве не бывает.

Я понимаю, если бы наш дом был ветхий, еще куда ни шло. Но у нас добротный кирпичный дом, а наша квартира еще и после хорошего ремонта. Притом эта квартира нами куплена, это наша частная собственность. Район наш все годы застраивался, строится он и сейчас. В конце 2002 года в 5 минутах ходьбы от нашего дома сдадут в эксплуатацию станцию метро «Бульвар Дмитрия Донского». Рядом хорошие магазины, поликлиника и прочая инфраструктура, а нас – в Южное Бутово, на улицу Горчакова, где с одной стороны – дома на начальной стадии цивилизации, а с другой – пустырь, грязь и прочие «радости» новостроек. А ведь это все мы уже пережили, когда шло строительство Северного Бутова. Теперь у нас все прилично, а нас – снова в грязь, где еще и не пахнет цивилизацией. За что же так?

Если бы мы были молоды, можно было бы еще раз подождать. Но нам с мужем уже 54 и 66 лет, сын-студент пединститута, 23 года. Мы не БОМЖи и не пьяницы. Я медработник, заработала в Якутии северный стаж, сейчас – пенсионерка. Муж – горный инженер, кандидат технических наук, имеет правительственные и ведомственные награды, 6 изобретений, член секции научного совета Госкомитета СССР по науке и технике. Он выработал в Сибири подземный стаж, сейчас – пенсионер. Кроме того, - реабилитированная жертва политических репрессий.

У нас три дочери, живут в Сибири, две из них – педагоги, одна – горняк, работает на шахте. Сын, как я заметила, - с нами, учится на последнем курсе института, впереди – армия. С каким настроением он туда пойдет?

И вот нас – в грязь, на 10 этаж «нового» дома, где высота потолков 2,40. Вы скажете, что сейчас таких квартир не бывает. Бывают, бывают, просто теперь в таких квартирах убрали дощатый пол на лагах, вместо него положили линолеум на цемент. Вот и стала высота 2-60. Внутри этих «новых» квартир убранство и оснащение на уровне «хрущоб» 60-х годов. А у нас сейчас прекрасная трехкомнатная квартира с хорошим ремонтом и импортным оснащением, высота потолков 3,10, 3-й этаж, вокруг – зелень и хорошая инфраструктура. И все это хотят заменить «равноценно» на хрущобу?

Мы ничего лишнего от правительства Москвы никогда не просили и не просим. Пусть взамен дадут действительно равноценное и достойное нашему жилье. Или как-то можно утрясти этот вопрос равноправным договором, а не бессовестным и противозаконным нажимом на нас.

Но нас окружает стена непонимания. Не знаю даже, как сжато и понятно все это Вам описать. Получается как у Райкина: мы просим рельсы, а нам «высылают» апельсины в бочках. Переписку мы начали с низших эшелонов московской власти, с префектуры и прокуратуры Юго-Западного округа Москвы. Потом все выше и выше, до мэра Ю.М. Лужкова и Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Но все наши жалобы вновь и вновь пересылаются в префектуру и прокуратуру того же самого ЮЗАО Москвы, на которые мы и жалуемся. А оттуда – ни звука. Кроме обещания упомянутой «хрущобы».

Некоторым людям намекают, что «ваша суета» - зряшная затея, мол, только деньги на суды потратите. В Северном Бутове, дескать, инвесторы квартир муниципалитету не продают, для нас приготовлены только задворки. Но как же так? Уж если бы наш дом был ветхим, тогда бы – ладно. Но ведь дом добротный, а значит сносить его – расточительство при нашей нехватке жилья.

Я думаю, что если сюда пришло метро, то земля под нашим домом потребовалась кому-то с «мохнатой» лапой, или в муниципалитете под шумок хотят этим переселением как-то «погреть» свои руки. Но не может же подобное происходить по закону и совести. В нашем доме проживает много пенсионеров, бывших работников Всесоюзного института лекарственных и ароматических растений. Вот и решили наши муниципальные «заботливые отцы и кормильцы осчастливить» нас силой, нашли «слабое звено», слабее нас, пенсионеров, не бывает.

Господин Президент, пожалуйста, поручите честному человеку разобраться в нашем деле. Не звонком по телефону, не отпиской в пять строк. Пусть он посмотрит наш дом, его инфраструктуру и конкретно нашу квартиру. А потом пусть посмотрит на то, чем нас хотят «осчастливить» взамен нашей собственности. Для этого надо не больше часа времени. Прилагаю также характеристику нашего дома и квартиры на трех листах, чтобы легче было сравнивать.

Вся надежда на Вас, господин Президент, иначе просто страшно жить.

С глубоким уважением  Галина Синюкова 16  мая 2002 года».

 

Я не знаю, говорить ли вам, что письмо с окраины Москвы до Кремля и обратно шло месяц, но вот ответ:

«А     N А26-08-177294 от 07/06/2002     Синюкова Г.В.

Ваше обращение, адресованное Президенту Российской Федерации, рассмотрено. Учитывая, что поднимаемые в нем вопросы в соответствии с действующим законодательством находятся в ведении местных органов исполнительной власти и управления, оно направлено для принятия решения в Правительство Москвы  с просьбой сообщить Вам о результатах.

Консультант  Отдела писем          Телепнев С. А.»

 

Не дождавшись никаких «результатов от правительства Москвы», жена вновь пишет президенту:

 

Повторная жалоба

на ущемление моих конституционных прав

 

Уважаемый господин Президент!

16.05.02 я обратилась к Вам с Жалобой на ущемление моих конституционных прав. На это письмо я получила ответ от 07.06.02 № А-26-08-177294 от консультанта Отдела писем Управления по работе с обращениями граждан С.А. Телепнева, который я считаю ответом не по существу поднимаемого мной вопроса. Что ж, конвертик потомкам буду показывать. Вот, мол, имела честь вести переписку с Президентом России.

Жаль, что автор ответа не обратил внимания на то, что моя семья за полгода прошла все круги, и к Президенту, как к гаранту Конституции, я обратилась как к последней инстанции со своим криком души.

Я прекрасно понимала, что мое письмо Президент лично читать не будет, но надеялась, что его помощники, наделенные не только властью и знаниями, но и душевностью, наконец, обратят внимание на ситуацию. Ведь она гораздо шире того, что обижают конкретно одну мою семью. Выселяют добротный дом, который капитально отремонтировали в 1998 году, затратив на этот ремонт и мои налоговые деньги как законопослушной гражданки. Мало того, если дом отремонтировали, то и в своей квартире мы произвели ремонт, затратив средства уже из своего кошелька. И вдруг, ни с того, ни с сего, через 4 года дом – под снос. Это ли не абсурд, когда кругом все падает и рушится!

Ладно бы, если бы мы жили в районе Садового кольца, а то ведь – Северное Бутово. Просто наш прекрасный 43-летний 4-этажный кирпичный дом стоит в 5 минутах ходьбы от заканчивающегося строительства новой станции метро «Бульвар Дмитрия Донского». Согласитесь, место очень «лакомое», и зачем обращать внимание на какое-то среднестатистическое население? Путь им – в «новый рай», придуманный правительством Москвы.

Скажите, Вас когда-нибудь «осчастливливали» насильственно? Вот и хотят нас выселить всеми неправдами и уловками из уютной квартиры, отвечающей всем потребностям моей семьи, в Южное Бутово, куда «Макар еще телят гоняет». При этом 4 года назад нас ввели в заблуждение и моя семья потратилась очень ощутимо для нашего бюджета на ремонт своей квартиры. А теперь – пожалуйте в «рай» из современных «хрушоб-трущоб»! Мы всем властям доказали, что дом наш не «ветхий», что квартира нами куплена и это наша неприкосновенная собственность. Знакомим на разных уровнях господ от власти с выдержками из Конституции России, но все пока бесполезно. Как говорят, «игра в одни ворота».

С самого низшего уровня, из Управления муниципального жилья ЮЗАО Москвы, нам пришел ответ, что нашей семье из трех человек выделена квартира в Южном Бутове в панельном доме самой устаревшей серии. И теперь из всех вышестоящих инстанций, словно под копирку, приходит этот же самый ответ, куда бы мы не обращались (префект, суды, прокуратура). Нигде на суть наших жалоб внимания не обращают. Такое ощущение, что все – глухие.

Еще раз обращаю Ваше внимание на ситуацию. У нашей семьи добротная 3-комнатная квартира, в добротном кирпичном доме, на 3-м этаже, по всем параметрам устраивающая нашу семью. Район этот мы специально выбрали в 1993 году при покупке квартиры. Мы ничего лишнего не просим у правительства Москвы. И уж, если правительство Москвы по причинам, понятным только ему, решило снести нашу собственность, то пусть оно хотя бы соблюдает нормы Конституции России. Для чего она тогда писалась и всенародно одобрялась?

Почему правительство Москвы считает, что мою семью можно вышвырнуть из ее собственности в район, который нас не устраивает по многим причинам, да еще в квартиру на 10 этаже, которая вызывает у нас ужас. Чтобы это понять, нужно эту «квартиру» по улице Горчакова увидеть. И сравнить с нашей собственной квартирой. Это же форменный грабеж, как на большой дороге.

То, что С.А. Телепнев переправил мою Жалобу в «органы местной власти», меня мало утешает. Вернее, совсем не утешает, и даже пугает. Ибо именно от этих «органов местной власти» – все наши беды. Ведь под маркой «сноса хрущоб» и «осчастливливания» тех, кто в этом не нуждается, сами понимаете, каких «дров можно наломать». Ярчайший пример – судьба нашего дома и нашей семьи.

Если можете, то подойдите к этой проблеме конституционно. Если не можете, Бог Вам – судья. А мы, как говорится, пойдем другим путем.

С уважением Галина Синюкова 18 июня 2002 г».

 

Ответ служки Президента достоин Книги Гиннеса, но больше всего говорит о самом Президенте:

 

«N А26-08-191129 от 05/07/2002     Синюкова Г.В.

В Управлении Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан Ваше письмо рассмотрено. Разъясняем, что согласно Положению об Управлении Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан, утвержденному Указом Президента Российской Федерации от 3 апреля 1997 года №288, с учетом изменений, внесенных Указом Президента Российской Федерации от 21 апреля 1998 года №426, обращения граждан, поступающие в Администрацию Президента Российской Федерации, направляются для рассмотрения в те органы или тем должностным лицам, в чью компетенцию входит решение поставленных заявителем вопросов. Учитывая, что в Вашем очередном обращении Вы вновь поднимаете те же вопросы, оно направлено на рассмотрение в Правительство Москвы.. Всего Вам доброго!

Консультант  Отдела писем          Борисенко Г. К.»

 

Во-первых, в Кремле некомпетентны решать вопросы. И президент пересылает письма тому, кто компетентен. А сам он, получается, компетентен только в почтовых услугах. Во-вторых, Президент написал «Положение», по которому его клерки письма эти пересылают. И больше им делать нечего. В третьих, его клерки без этого «Положения» не могут шагу ступить. В четвертых, клерки амбициозны. Поэтому они не терпят «очередных обращений» и «вновь поднятых тех же вопросов». И «разъясняют» нам, рабам, что два раза жаловаться – преступление. Причем, «разъясняют» ехидно, насмешливо: «Всего Вам доброго!»

И, наконец, ежегодно обновляемое Президентом «Положение…» «полагает» не рассматривать жалобы и обращения граждан, а направлять их тем, на кого мы жалуемся, без рассмотрения. В Конституции записано, что «гражданин имеет право непосредственно участвовать в управлении делами государства» (ст.32), «право обращаться лично в госорганы» (ст.33), а Президент наш все это нам должен «гарантировать». И вместо гарантирования он своими Положениями за номером и датой сводит эти статьи Конституции к пустому звуку, дескать, мы только пересылаем, почтой служим.

Не знаю уж, каким образом направленное президентским служкой в правительство Москвы женино письмо оказалось у зам префекта ЮЗАО Картышова, но именно он встрепенулся. Это было как раз время, когда мы с напрочь «открученными» руками согласились на совершенно недостойную квартиру по ул. Шверника (см. часть первую). Вот что он, понукаемый из Кремля, нам «отвечает»:

 

 15.07.02. На Ваши обращения в адрес Президента Российской Федерации, в Префектуру ЮЗАО и Управление Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы в ЮЗАО по вопросу переселения из дома, подлежащего сносу, сообщаю.

Вопрос переселения Вашей семьи, с учетом оценки стоимости занимаемой Вами квартиры, проведенной ЗАО «Универсалжилсервис», был повторно рассмотрен на заседании общественной жилищной комиссии при префекте ЮЗАО (протокол № 28 от 04.07.2002г.), которая рекомендовала предоставить Вашей семье 3-х комнатную квартиру в центральной части Юго-Западного административного округа.

Вашей семье, состоящей из 3-х человек, предложен вариант 3-х комнатной квартиры № 7 в доме-новостройке по адресу: ул. Шверника. дом 3, на которую Вы согласились.

Оформление договора мены ведется в установленном порядке.

По вопросу оформления документов Вы можете обратиться в отдел переселения Управления Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы в ЮЗАО по адресу: Университетский проспект, дом 6.

Зам. префекта         А.Л.Картышов».

 

«Все хорошо, прекрасная маркиза. Все хорошо, все хорошо». Заметьте только, что неимоверным административным и судебным давлением нас заставили, а Президент не стал гарантировать нам исполнение Конституции, поручив это дело тем, кто ее нарушал. Лучше бы он поручил Картышову свою выпивку с Бушем у того на ранчо, а Конституцию сам бы в это время гарантировал.

Дальше все пошло своим чередом: я выиграю один суд, Картышов подает на меня новый иск. Я этот иск обжалую, Картышов бежит со следующим. Вернее, не сам бежит, а Воронова посылает.

Параллельно устраивает над нами пытки. И не только над моей семьей, но и над другими собственниками квартир, оставшимися в нашем доме.

Я почитал международные документы, подписанные нашими правителями. Я так думал: свою родную Конституцию Президент защищать не намерен. Может быть, он озаботится нарушением международного права? И написал ему письмо:

 

«Заявление о пытках

«Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания» (Нью-Йорк, 10.12.84) определяет: «…пыткалюбое действие, которое какому-либо лицу умышленно причиняет… страдание, физическое или нравственное, чтобы… наказать его действия, а также запугать или принудить, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такое… страдание причиняется… иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по его подстрекательству, или с его ведома или молчаливого согласия». Эта Конвенция ратифицирована Россией и поэтому согласно Конституции является частью нашей правовой системы.

Предпосылкой для пыток является постановление мэра Москвы, подписавшего противозаконное постановление в 2001 году № 811-ПП в отношении нашей собственности.

По этому поводу моя жена дважды обращалась к Вам, 16.05.02 и 18.06.02, однако ее письма оба раза, 07.06.02 №А26-08-177294 и 05.07.02 №А26-08-191129, были пересланы тем, на кого она жаловалась.

Ободренный таким развитием событий префект ЮЗАО Москвы уже трижды подает на нас в суд, притом даже не дожидаясь решения кассационной инстанции, куда мы обращаемся. Он хочет, грубо говоря, дать взамен нашей квартиры – сарай. Я же все-таки не папуас позапрошлого века, меняющий алмазы на стеклянные бусы.

Мы судимся, не даем ободрать нас как липку.  Тогда власть приступила к пыткам. 21.10.02 нам, упрямо не подчиняющимся воле властей:

отключили холодное водоснабжение;

во 2-м подъезде попытались отключить электроэнергию, но инвалид Манушин не позволил, встав у электриков на пути;

там же отключили телевизионную антенну.

Мы это предвидели, поэтому написали в Кассационной жалобе: «Такое беспрецедентное, ужасающее судебное давление властей на нашу семью вполне вероятно не может ограничиться только судебным давлением, поэтому мы вправе опасаться за наше здоровье и самую жизнь». Предвидение полностью оправдалось.

07.11.02 нам вновь отключили холодную воду и электроэнергию, притом в праздник, в самое бьющее по нам время, в «День примирения и согласия», воду с 14-00, электроэнергию – с 17-00. Притом – только в нашем доме. Диспетчер ЖЭКа прямо нам так и заявила: «Есть приказ выживать Вас из дома». Все жильцы повисли на телефоне: «Включите! Караул!», а нам отвечают из Управы «Северного Бутова»: «Видите ли, авария. Ликвидируют и включат».

Мы дождались на улице дежурного электрика. Он отпер подвал. Я спустился вместе с ним. Он отпер электрощиток, щелкнул автомат и сказал: «Вот и вся авария! Мне велели выключить, а когда Вы окончательно встанете на дыбы – включить».  

Мэр своим постановлением и, особенно, пересылкой наших жалоб «вниз» демонстрирует «молчаливое согласие». Для префекта подойдет «с его ведома».  Ближайшие сподвижники префекта «подстрекают» к пытке. Не электрик же, водопроводчик или слесарь по собственной воле устраивают над нами пытки?

Кому это нужно, чтобы «наказать наши действия», «запугать или принудить»? а что это «умышленно», уже доказано. Безусловно, не электрику и не сантехнику. Это нужно властям Москвы, которым Администрация Президента пересылает наши жалобы на них же.

Высокие власти Москвы думают, что пытают только нас, жильцов злополучного дома. Нет, они одновременно подвергают пыткам своих работников низшего звена. Они пытают электриков, сантехников и слесарей, которые, пытая нас, сами испытывают пытку. Ибо пытать людей как пытают они, не всем по душе, но их заставляют пытать. Высокие власти пытают техников и инженеров ДЭЗа, которым дают приказ передать этот приказ о пытках «вниз». Высокие власти пытают всю остальную цепочку «исполнителей» своей воли.

Во всяком случае, нам известно, что начальник УМЖ Воронов «просвещал» своих подчиненных: «Не умеете работать, господа! Отключите им воду и канализацию, и пусть они задыхаются в собственном дерьме!» 

У нас больше нет защитника в Москве. Придется писать Вам, господин Президент, о каждой пытке.

Мы не обольщаемся насчет Вашей Администрации, господин Гарант Конституции. Две наших жалобы уже переслали мэру Москвы. И, как видите, пытки продолжаются. Их много еще впереди. Но, все равно, о каждой пытке будет Вам доложено. Повторяю, о каждой. Скорее всего, они до Вас не дойдут. Зато пусть Ваша Администрация хотя бы позаботится об их пересылке мэру Лужкову. Или хотя бы прочитает. От этого тоже иногда бывает польза. Во всяком случае, мы будем сообщать о наших страданиях, и это будет хотя бы слабой компенсацией их.

С уважением   Б. Синюков 7 ноября 2002 г.

Это заявление изъявили желание подписать другие жильцы нашего дома, страдающие от пыток вместе с нами: Баяджан из кв. 12, Петрова из кв. 15, инвалид Манушин из кв. 18, Стогов из кв. 20.

На следующий день к Президенту поехало еще одно письмо:

 

«Заявление № 2 о пытках

Вчера, 07.11.02 я направил Вам первое заявление о пытках, которые учиняют над нами власти Москвы.

Сегодня, 08.11.02 пытки продолжились. В 13-30 в нашем доме №16 по ул. Грина, вновь отключили электроэнергию, притом не с электроподстанции, а прямо в подвале нашего дома на щитке управления. И, если вчера отключили весь дом разом, кроме освещения двора, то сегодня – только в квартирах, оставив включенной электроэнергию на лестничных площадках.

В 17-30 вновь, как и вчера, пришел электрик, уже не тот, что был вчера, отпер подвал и включил электроэнергию на квартиры. Притом сказал нам, ожидающим его на улице: «Мне велено отключить электроэнергию, а затем, когда вы настрадаетесь, включить. Мне вас жалко, поэтому смотрите, как можно самим включить электроэнергию. Тут все просто. Я же не могу ослушаться начальства».

Безусловно, это – пытка согласно приведенной вчера выписке из «Конвенции против пыток…» (ООН, Нью-Йорк, 10.12.84), только электрик тут не причем, власти заставили.

И это не только пытка над взрослыми людьми, но и пытка над детьми, и даже покушение на жизнь. Дети без света не могут делать школьные уроки, сейчас же не июнь, а когда власти свет включат, им уже спать пора. В доме полно семей пенсионеров, у них дешевые продукты с оптового рынка в холодильнике лежат. А холодильник отключили, мясо потекло. Потом опять включили, мясо вновь замерзло. Такое и едят из экономии, не выбрасывать же добро. Так недалеко и до больницы, если не до самого кладбища.

В общем, господин Президент, перешлите и это письмо московскому мэру, который все эти пытки над нами и затеял.

08.11.02                              

Б. Синюков». (Кроме меня письмо подписано уже упомянутыми жильцами).

9 ноября следующее письмо:

 

Заявление № 3 о пытках

07.11.2 и 08.11.02 я направил Вам заявления о пытках, которые учиняют над нами власти Москвы.

Сегодня, 09.11.02 пытки продолжились. В 13-00 в наш дом пришел электрик, спустился в подвал и отключил электроэнергию во всем доме. В 17-30 электрик вновь пришел, и включил электроэнергию.

Что все это для нас значит, Вам известно из предыдущих двух наших писем. Это форменная пытка согласно «Конвенции против пыток и других жестоких или унижающих достоинство видов обращения и наказания».

Мы вновь обзвонили все начальство, но кроме дежурного клерка Управы «Северное Бутово» никого не нашли. Вместе с нами пытают и тех рядовых служащих муниципии, которые непосредственно дают команду слесарям и электрикам выключать нам воду и свет.

Например, сегодня дежурная по управе нам сказала, что она позвонила заместителю начальника Управы «Северное Бутово» Трубецких и пожаловалась ему, дескать нам, непосредственным исполнителям трудно нести такую нагрузку. То есть осуществлять пытки напрямую, непосредственно выполнять роль палача. На нас обрушивается шквал звонков и мы испытываем страдания наравне с жителями домов, которым мы велим отключить свет по Вашему приказанию.

Трубецких ей ответил: «Трудно? Тогда увольняйтесь!»

Это звучит примерно так, как если бы Трубецких нанял дежурного по управе палачом, а не дежурным по управе. А «палач», видите ли, не хочет выполнять своих функций.

Лихо Россия вступила в 21 век.

Прошу прекратить над нами пытки.

С уважением   Б. Синюков 09.11.02». (Моя приписка: «можно было бы дать вновь это заявление на подпись соседям, но зачем? И без этого ясно, что они страдают вместе с нами»).

 

Мои обращения к Президенту стали несколько напоминать обращения к Богу. Не по сути, а по безответности:

 

«Заявление №4 о пытках

Три заявления о пытках, творимых правительством Москвы над жителями указанного дома, уже отправлены Вам. Но пытки продолжаются.

13.11.02 нам вновь отключили электроэнергию с 21-00 до утра.

Я уже доказал в предыдущих своих письмах, подписанных кроме меня и соседями, что выдать эти отключения воды и электроэнергии за аварийные невозможно. Во-первых, потому, что аварии, раньше случающиеся раз или два в год, стали «случаться» ежедневно. Во-вторых, слесари и электрики, которых тоже подвергают пыткам, заставляя пытать нас, не скрывали от нас, что им начальством велено пытать нас подобным образом. Поэтому все увещевания высокого начальства, уверяющего нас, что все это случайные аварии, выглядит смешно и ложно. 

Правители Москвы тоже понимали, что говорят нам сущую ерунду. Поэтому они приступили к прямой организации аварий на придомовой трассе горячего водоснабжения.

Я это утверждаю не как простой обыватель, а как кандидат технических наук в области гидравлического транспорта сыпучих грузов по трубопроводу. Само собой понятно, что физический процесс перемещения грузов в потоке воды по трубам намного сложнее, чем просто перекачка воды по трубопроводу. И тот, кто по образованию своему, подтвержденному Высшей аттестационной комиссией России, знает, как перемещать грузы в потоке воды, знает и, как перекачивают простую воду по трубам.

Поэтому, как только в кранах горячей воды нашего дома потекла вода чуть теплая, до тех пор, пока не спустишь в канализацию, особенно в ночные часы, ведер сто, я сразу заявил семье и соседям, что грядет большая авария на горячем водоснабжении. При этом именно рукотворная авария.

Она как по расписанию и произошла 16.11.02. Лопнула труба «обратной» подачи горячей воды наружной прокладки к дому из-за того, что в ней замерзла вода. Дело в том, что по «обратке» всегда должна циркулировать вода с тем, чтобы температура горячей воды, поступающей в наши краны, не снижалась в периоды минимума ее потребления. По трубе «прямой» подачи в дом поступает горячая вода и тот ее объем, который не израсходован домом, возвращается в теплосеть по «обратке». Когда дом спит, вся вода «прямой» подачи возвращается в теплосеть через «обратку». В результате дом всегда с горячей водой, не надо спускать в канализацию раз в десять больше горячей воды, чем потребляешь фактически, а трубы наружной прокладки не перемерзают.

Я этот ликбез привожу потому, чтобы показать «тонкости организации» аварии. Если в доме закрыть полностью задвижку на «обратке», чтобы вода туда не поступала вообще, запланированная авария произойдет быстро, в зависимости от наружной температуры даже в течение нескольких часов. Но это будет слишком заметно жильцам дома. Тем, кто рано встает, придется полчаса спускать воду в канализацию, прежде чем умыться. Начнутся звонки и «секрет» придется раскрывать.

Гораздо хитрее сделать так, чтобы задвижка на «обратке» была почти совсем закрыта, но оставалась только маленькая щель для движения воды. Тогда, во-первых, для жителей это будет не так сильно заметно, так как воду надо будет «спускать» не очень долго, во-вторых, вода в «обратке» будет замерзать медленно, от периферии к центру трубы. В зависимости от наружной температуры на это может уйти неделя и даже больше. Таким образом, следы того, кто это сделал, будут утеряны.

И самое главное состоит в том, что труба замерзнет и лопнет в мороз, но из трубы ничего не потечет, так как к маленькой щели в задвижке прибавится сама ледяная пробка. Все будет «о`кей», и только в оттепель, как это имело место 16.11.02 (+7оС), ледяная пробка в трубе начнет таять и откроет путь течи воды из трубы. Следы организатора аварии еще больше затеряются. Можно будет говорить о «ржавых» трубах. Хотя и проложены они в 1998 году, но об этом никто не вспомнит.

Я все это говорю потому, что не только теорию знаю, но и прокачал десятки миллионов кубометров сыпучих грузов по трубе на расстояние более 10 километров, причем трубы были проложены по поверхности, причем в сорокаградусный мороз. И именно поэтому утверждаю, что «авария» в нашем доме была запланирована.

И выгодна она только властям, которым в предыдущих моих трех письмах доказано, что отключения электричества рукотворные, а не аварийные. И им требовалась «чистейшая» авария на водопроводе. Откуда им было знать, что я кое-что соображаю в этом деле?

Прошу в четвертый раз пытки над нами прекратить.

С уважением  Б. Синюков 16.11.02». (Это заявление вновь подписано шестью соседями).

 

«Президенту РФ В.В. Путину

 

                                                  Синюкова Б.П., ветерана труда,

                                                  реабилитированного, награжденного

 

Заявление № 5 «О пытках»

Пишу Вам при свечах, электричество отключено. Вы уже знаете о пытках, творимых властями Москвы над нашей семьей. Это заявление – пятое.

Сегодня 20.11.02 в нашем доме вновь отключили электроэнергию и холодную воду, теперь навсегда.Завтра власти обещают отключить вообще все коммуникации от нашего дома, а ведь ему всего 43 года и он только что (1998 г.) капитально отремонтирован.

Моя семья имеет в этом доме квартиру на правах частной собственности. Судебного решения, вступившего в законную силу, о нашем переселении нет. Хотя власти Москвы и пытаются переселить нас в совершенно непотребное жилье.

За все услуги мы регулярно платим. Но власти хотят нас заставить выехать из своей законной собственности. При этом неизвестно – куда. Попросту «испариться».

Для этого власти наняли бандитов. В 21-00 явились пятеро неизвестных нам мордоворотов, спустились в подвал и вырубили все коммуникации, притом так, что их невозможно включить. И заявили нам: «Дом вместе с Вами власти Москвы предали нам, так что выметайтесь из дома».

Кому еще пожаловаться нам как не царю!  

Синюков 20.11.02». (Вместе со мной письмо подписано еще шестью жильцами дома).

 

«Президенту РФ

Телеграмма от 21.11.02, 11-57 часов

Спасите нас от пыток. Москва, улица Грина 16  квартира 9 Синюковы».

 

Президенту Российской Федерации

Владимиру Владимировичу Путину,

103132, Москва, Старая площадь, 4,

Администрация Президента

 

Синюкова Бориса Прокопьевича,

ветерана труда, реабилитированного,

награжденного,

117216, Москва, ул. Грина, 16, кв. 9

(к моменту, когда Вы что-то ответите нам, адреса этого у нас уже не будет. Нас выселят силой). Поэтому наш адрес для связи:

117216, Москва – 216, Синюкову Б.П.

До востребования

 

Заявление № 6  «О  пытках»

 

Пять заявлений, начиная с 7 ноября 2002 г. – Дня примирения и согласия, и телеграмму о пытках над нами властей Москвы мы уже Вам направили. Но пытки над нами продолжаются.

Сегодня 03.12.02 нам вновь отключили холодную воду. Мы не можем воспользоваться туалетом, ванной, готовить пищу, попросту вымыть руки.

Все это подпадает под действие «Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания» (Нью-Йорк, 10.12.84). Конвенция определяет: «…пыткалюбое действие, которое какому-либо лицу умышленно причиняет… страдание, физическое или нравственное, чтобы… наказать его действия, а также запугать или принудить, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такое… страдание причиняется… иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по его подстрекательству, или с его ведома или молчаливого согласия». Эта Конвенция ратифицирована Россией и поэтому согласно Конституции является частью нашей правовой системы.

Нас не выселяют по суду из своей законной собственности, а просто пытают.

Просим принять меры: спасите наши души!

              Б. Синюков 03.12.02

Настоящее заявление также подписали:

В.М. Петрова, кв. 15: «Нас переселили в дом по ул. Изюмская, 34, кв. 181. Мой муж – инвалид-сердечник. В доме нет телефона. В 20-00 часов дом закрывают с улицы на амбарный замок, то есть при сердечном приступе нет возможности даже выйти из подъезда. Не работает электроплита, устраняли сами недоделки строителей. Поэтому не имеем возможности выехать, а также нет документов на новую квартиру».

Н.Д. Баяджан, кв. 6: «Переселили на ул. Островитянова, 51. Документы не готовы. Есть строительные недоделки».

С. Веселов, кв. 12: «Квартира 173 на Изюмской, 34 с недоделками. Въезжать с ребенком 1,8 лет в цементную пыль не могу. Выбивает пробки при включении электроплиты».

 

Забегая вперед, скажу: я не смирился и продолжаю искать правду. Остальные же жители нашего дома, приписки к моему письму которых только что цитировал, смирились. Они продолжают ремонтировать «новые» свои квартиры, а живут пока у знакомых и родни.

И я недаром процитировал свои письма Президенту подряд, не сопровождая их его ответами, каждое в отдельности. Президент на письма «отвечает», только, не поймешь, на какое мое письмо именно. Поэтому буду приводить его «ответы» опять же оптом.

 

«N A26-08-324172 от 21/11/2002     Синюков Б.П.

Ваше обращение, адресованное Президенту Российской Федерации, рассмотрено. Учитывая, что поднимаемые в нем вопросы в соответствии с действующим законодательством находятся в ведении местных органов исполнительной власти и управления, оно направлено для принятия решения в Правительство Москвы с просьбой сообщить Вам о результатах.

Консультант отдела писем Телепнев С.А.»

 

«N А26 –16-328921 от 25/11/2002     Синюковы

Сообщаем, что Ваше обращение, поступившее на имя Президента Российско Феерации, направлено на рассмотрение в Прокуратуру г. Москвы.

Советник отдела Трифонова М.Ф.»

 

На что Прокуратура Москвы мгновенно «отреагировала»:

 

«29.11.02 № 25-р-81332. Зюзинская межрайпрокуратура, Синюковым

Направляется для проверки жалоба (заявление) гр-на Синюковых.

О результатах прошу сообщить заявителю.

Приложение на 2 листах в 1-й адрес

Прокурор отдела по рассмотрению писем и приему граждан – закорючка».

 

Как вы понимаете, этот текст заранее напечатан в типографии, а г-н «закорючка» вставил только адреса и цифру «2» в приложение. Да еще вписал дату и №. И запомните еще одно. Моя жалоба от Президента «спущена» в московскую прокуратура, а она уже – в районную прокуратуру. Ниже по рангу прокуратуры в нашей стране нет. Эти знания вам понадобятся в следующих частях настоящего романа в письмах.

Однако возвращаюсь к Президенту:

 

«№ А-216-333466 от 29.11.02 Синюков Б.П.

Сообщаем, что Ваше обращение, поступившее на имя Президента Российской Федерации, направлено на рассмотрение в Правительство Москвы и взято на контроль. О результатах Вас проинформируют.

Главный советник отдела писем Бородин О.П.»

 

Во-первых, отмечу, что, если прокуратура работает по старинке, с помощью типографских бланков, то в администрации Президента давно все компьютеризировано. И г-дам Бородину и Трифоновой надо только нажимать пальчиком на те же реквизиты, что и прокурору, вставляя нужное, как «нужное подчеркнуть», в заранее записанную на жесткий диск нехитрую отписку.  Во-вторых, обратите внимание, всего за четыре дня, с 25 по 29 ноября 2002 года исходящие номера возросли с 329 тысяч до 333, 5 тысяч. Выходит 4.5 тысячи за 4 дня, или по 1100 с лишним «ответов» в день. В третьих, Президент со своей администрацией ни что иное, как пересыльная почта.

Я понимаю, что президентским  клеркам о таком сумасшедшем наплыве «чувств» думать нечего. Они специально наняты на мизерную зарплату извлекать из компьютера только что приведенные писульки. Не будут успевать, к ним в придачу еще наймут.     

А вот на месте Президента я бы задумался. Неужели он всерьез намерен сделать так, чтоб одна половина его граждан сидела у него в «администрации», «отвечая» на письма другой половины трудящихся, вернее, граждан? Или он ждет, чтобы все 145 миллионов удостоверились, как я, что писать ему бесполезно? Тогда он приступит, что уже давно обещал, к сокращению своего аппарата.

На месте Президента я бы понял, что ни одна власть в стране, включая самого Гаранта, не работает как надо. Неужели он такой дурак? Тогда почему он наслаивает одну контору «по правам человека» на другую? Вот хотя бы контору Панфиловой недавно «создал», а она, эта контора, точно такая же как и его «отдел писем» – почта пересыльная, по-иностранному, транзитная. Ведь гораздо проще заставить старые конторы работать, а не нанизывать их друг на друга как баранки на веревочку.

Мне, конечно, тут же возразят записные охранители президентской чести и достоинства, то есть уважения к нему. Дескать, как он смеет? А я им тут же и отвечу. Это только «дядя честных правил» у Пушкина «уважать себя заставил». А вообще-то уважение – понятие индивидуальное как, например, любовь. И только проституток за деньги заставляют себя любить. Больше никого любить не заставишь точно так же как и уважать. Уважение – чувство произвольное и производное от реальных дел человека. И даже «Устав строевой службы» его не предусматривает.  

Однако надо все президентские «ответы» привести. Ибо я Путина и его администрацию не разделяю: каков он сам, такова и его администрация, не они его, а он их нанимает. Чтоб эти «ответы» вам, как мне, до тошноты опротивели. Хотя, стоп, появился новый «бланкированный» ответ из прокуратуры Москвы на «обращение» к ней Президента по моему поводу: 

 

Зюзинская прокуратура

Синюкову, М., ул. Грина, 16, кв.9

11.12.02. Направляется для проверки жалоба (заявление) гр-на (гр-ки) Синюкова

О результатах проверки прошу сообщить заявителю.

Приложение на 2 листах

Прокурор отдела по рассмотрению писем и приему граждан – «закорючка».

 

Заметьте, я в прокуратуру давно уж, с мая, не пишу, так что это по просьбе Президента, не иначе. И на какое конкретно мое заявление о пытках сей «ответ», тем более, непонятно.

Надо, правда, сообщить здесь, что я еще раз написал Президенту, а копии – еще в 6 адресов, в том числе и в генеральную прокуратуру. Это – заявление «О беззаконии» от 02.12.02. В нем я как раз приводил ту большую таблицу, которую поместил в самом конце первой части романа в письмах. Там сравнивается, что нам следовало от властей по нашему «Меморандуму…», и то, что нам насильственно «подарили» власти. Но московская прокуратура не могла на эту мою жалобу «отвечать», так как с 02.12.02 до 11.12.02 московская прокуратура не только не смогла бы мне «ответить», но даже и получить от Президента или генерального прокурора то, на что она «отвечает». Эта моя жалоба лежит – полеживает пока у Президента, а клерки его раздумывают, куда бы ее заслать?  Поэтому только что приведенный «ответ» московской прокуратуры, безусловно, касается пыток, о которых я писал Президенту еще в ноябре. Отсюда следует, что для Президента вопрос пыток, творимых в его стране, вопрос – мелкий. Иначе бы он не отправил мои письма «вниз», а достаточно строго к ним бы отнесся. Отсюда же следует, что и для прокуратуры Москвы этот вопрос – мелкий, иначе бы эта прокуратура не «спустила» бы его в самый, что ни на есть, «низ». И это не маловажные выводы.

20.12.02 из московской прокуратуры – новое письмо. И вновь я заявляю, что туда не обращался. Вот оно:

«В связи с Вашей жалобой на решение Зюзинского районного суда г. Москвы от 19.11.02 по жилищному вопросу сообщаю, что прокуратура города проверяет в порядке надзора законность судебных постановлений, вступивших в законную силу. Решение суда по гражданскому делу № 2-3318/02 в законную силу не вступило, подлежит направлению по Вашей кассационной жалобе в Мосгорсуд. Свои доводы и возражения Вы вправе изложить при рассмотрении дела в заседании судебной коллегии Мосгорсуда.

Заместитель начальника отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе Т.Л. Бычкова».

 

Эта начальница-прокурор как будто не знает, что она «отвечает» на мое заявление «О беззаконии». Она как будто не знает, что в моем заявлении сказано о немедленном исполнении решения суда от 19.11.02, имевшем быть 04.12.02. Она как будто не знает, что меня выбросили из своей собственности, не дожидаясь кассационного рассмотрения в Мосгорсуде, имевшем место быть только 30.01.03. То есть, именно этой прокурорше-начальнице по должности надо было вмешаться. Пришлось прокомментировать ее письмо генеральной прокуратуре:

 

«Заявление

Я получил письмо из прокуратуры Москвы от 20.12.02 № 8-2419-2002-61894, подписанное заместителем начальника отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе г-жой Быковой, из которого следует, что «спасение утопающих – дело самих утопающих» (приложение).

В прокуратуру Москвы я не обращался, так как это совершенно бесполезное дело, если речь идет о защите прав человека. Я это исчерпывающе могу доказать.

Я обращался в Генеральную прокурату РФ в циркулярном письме от 02.12.02, которое также направлено Президенту России. В этом письме я сообщил, что никто в России не хочет воспрепятствовать грабежу моей семьи, который уже состоялся, а затем привел сравнительные данные о том, что у меня конфисковали без всяких законных оснований, не дав ничего взамен. И о том, куда временно выбросили мою семью как собак. Ибо никаких прав на «новую» квартиру не дали, и эти права невозможно по закону дать без нашего на то согласия.

Очевидно, что Генеральная прокуратура переслала мое письмо в прокуратуру Москвы, иначе ответ на него у меня бы не появился.

Теперь я хочу напомнить о пункте 4 статьи 27 Федерального закона «О прокуратуре РФ», согласно которому я имею право на вмешательство прокуратуры «в интересах пострадавших». Дело в том, что мне 67 лет, из них я уже 17 лет на пенсии. То есть, «по возрасту я не могу отстаивать в суде…». Я с 4 лет от роду, то есть, почти всю свою жизнь был репрессированным и только в 2001 году получил справку о реабилитации. Поэтому здоровье мое соответствующее, что тоже входит в понятие указанной статьи. «Нарушение прав и свобод граждан» – собственников квартир правительством Москвы при «переселении» – притча во языцех. И это «нарушение приобрело особое общественное значение». Достаточно открыть любую газету, посмотреть с полчаса телевизор. И все это вместе затрагивает «нарушение прав и свобод человека и гражданина». Согласно статье 28 упомянутого закона «прокурор приносят протест…»

Я понимаю, что Генеральная прокуратура не в состоянии рассмотреть по существу все дела в стране. Поэтому она направляет их по принадлежности. И прокуратура Москвы этим пользуется, преднамеренно не решая дела, которые она призвана «Законом о прокуратуре» решать. Это выгодно правительству Москвы, которое совершенно нагло, не обосновывая ни одним законом страны, возбуждает в судах Москвы дела, которые возбуждать даже преступно. Послушные воле правительства Москвы суды «решают» их совершенно беззаконно в пользу правительства Москвы. А прокуратура Москвы молчит. Все это я могу исчерпывающе доказать.

Поэтому, уважая время Генеральной прокуратуры России, но в виду неизбежности, прошу настоящее заявление принять к своему производству.

Приложение: указанное письмо Мосгорпрокуратуры.

С уважением, 15.01.03   Б. Синюков».

 

У меня в этом разделе речь идет не о прокурорах, а о Президенте. Прокуроры подчиняются ему. Недаром он так лихо их посылает, то туда, например на подводную лодку «Курск», то сюда, например в Чечню. То в Испанию ловить Гусинского, то в Англию – за Березовским. Но, эти все вещи нужны ему лично, не как Президенту, а как обиженному человеку. Вот если бы он так же целенаправленно защищал наши с вами права человека, то цены бы ему не было.

И я решил еще раз обратиться к нему, направив копии генеральному прокурору и председателю Верховного Суда:

 

«Хронография

нарушений прав человека

20.02.02. Направлено письмо префекту ЮЗАО Москвы с приложением «Меморандума «Неущемляемые интересы собственника квартиры №9 по ул. Грина, 16»», в котором четко определены потребительские свойства указанной квартиры, и предложено найти равноценную замену. Заявлено, что если на «Меморандум…» не последует реакции, моя семья будет его считать принятым властями. Никакой реакции не последовало.

05.03.02. Управлением муниципального жилья (УМЖ) ЮЗАО Москвы потребованы с нас копии документов на нашу квартиру. Вместе с ними мы вновь приложили наш «Меморандум…».

04.04.02 я обратился в Зюзинский суд (судья Сухова) с заявлением о нарушении прав человека постановлением правительства Москвы № 811-ПП. Заявление судьей не было принято.

20.05.02 я вновь обратился в Зюзинский суд (судья Мартусов) с заявлением о нарушении прав человека. Продержав неделю у себя заявление, Мартусов передал его судье Пименовой.

 27.05.02 судья Пименова своим Определением от 27.05.02 отказала в принятии моего заявления о нарушении прав человека к рассмотрению.

03.06.02 на это Определение подана кассационная (частная) жалоба в Мосгорсуд.

27.05.02 судья Ахмидзянова начала дело №2182 о нашем выселении в квартиру №72 по ул. Изюмская, 34, к.1 (45.8 и 77.6 кв. м) в панельном доме. На первом же заседании появился новый адрес переселения – квартира № 20 по ул. Грина, 28 (54.7 и 90.5 кв. м), но с доплатой нами 20 тысяч долларов. Денег у нас нет. Тогда адрес переселения опять изменился – квартира № 7 по ул. Шверника, 3 (43.0 и 75.0 кв.м). Мы дали согласие на последнюю квартиру, и

28.06.02 дело было прекращено по заявлению истца (статья 220 ГПК РСФСР). Но вскоре мы отказались от нее, так как квартира была совершенно неравноценна нашей по потребительским качествам. 

20.06.02 Мосгорсуд отменил Определение судьи Пименовой и направил мою жалобу на нарушение права человека на новое рассмотрение (судья Ахмидзянова).

08.07.02 – Определение судьи Ахмидзяновой о судебном разбирательстве моей жалобы на нарушение прав человека (дело №2390), которая вернулась к ней из Мосгорсуда. Разбирательство назначено на 22.07.02. Не состоялось из-за неявки ответчиков – правительства Москвы и префектуры ЮЗАО Москвы. Перенесено на 07.08.02 и вновь не состоялось по той же причине. Перенесено на 29.08.02 и вновь не состоялось по той же причине. Перенесено на 18.09.02 и вновь не состоялось по той же причине. Перенесено на 02.10.02 и вновь не состоялось. Перенесено на 17.10.02. Состоялось. Более чем за три месяца при сроке 10 дней заседание длилось 30-40 минут. В удовлетворении жалобы по защите прав человека – отказать.

31.10.02 в Мосгорсуд подана кассационная жалоба на это решение по делу №2390.

28.11.02 Мосгорсуд оставил решение Зюзинского суда (судья Ахмидзянова) без изменения. То есть, мои права человека, насильственно выбрасывая меня из своей частной собственности, конфискуя ее, никто не нарушал.    

21.08.02 судья Зюзинского суда Ахмидзянова вызвала нас вновь в суд по новому делу №2882 по иску префектуры ЮЗАО Москвы «о выселении» в квартиру №7 по ул. Шверника, от которой мы отказались после закрытия 28.06.02 дела № 2182. 

27.08.02 это дело закончилось решением: собственность нашу конфисковать в пользу Москвы, а нас переселить без юридического оформления права собственности на квартиру по ул. Шверника. И здесь я должен дать пояснение. Как видно из вышеприведенных дат и материалов судебных дел судья Ахмидзянова приняла к производству дело № 2882 между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, что и ранее закрытое ею дело №2182, и рассматриваемое ею же дело № 2390 по моей жалобе о защите прав человека. По закону это дело №2882 она не имела права даже принимать к рассмотрению. Но она его приняла, рассмотрела и полностью удовлетворила иск властей – выселила нас из нашей собственности в квартиру по ул. Шверника, не озаботившись, несмотря на наше к ней письменное обращение, проблемой: как мы получим на квартиру по ул. Шверника право собственности? Ведь получить его по закону невозможно.

10.09.02 мной подано судье Ахмидзяновой заявление с ходататйством разъяснить это решение суда, так как выполнить его нам без нарушения законов невозможно.  

13.09.02 на решение судьи Ахмидзяновой по делу № 2882 подана кассационная жалоба в Мосгорсуд с тщательным перечислением всех законов, которые нарушила судья Ахмидзянова.

19.09.02 судья Ахмидзянова в зале суда объявила нам своим определением, что наше ходатайство о разъяснении решения суда отклоняется. 

25.09.02 на это определение судьи Ахмидзяновой в Мосгорсуд подано Дополнение №1 к кассационной жалобе. В нем указано, что мы не понимаем законной основы решения суда, а для нашей собственности возникают непреодолимые угрозы, исходящие из решения суда.

24.10.02 Мосгорсуд отменил решение судьи Ахмидзяновой и направил дело № 2882 на новое рассмотрение в тот же суд в другом составе (судья Пименова), указав при этом, что квартира по ул. Шверника не равноценна нашей квартире по потребительским качествам. До сих пор от судьи Пименовой ни слуху ни духу.

14.11.02 руководитель Зюзинского суда ознакомил судью Ахмидзянову с этим определением кассационной инстанции, но…

11.11.02 мы уже стояли перед судьей Ахмидзяновой по новому делу №3318, по новому иску префектуры ЮЗАО Москвы «о выселении» нас в квартиру № 121 по ул. Бартеневской, 13 (48.9 и 84.7 кв. м). 11.11.02 суд не состоялся, потому что истец сделал ошибку в исковом заявлении.

19.11.02 судья Ахмидзянова полностью удовлетворила иск. И тогда мы вспомнили ее слова, произнесенные в зале суда по делу №2882, которое отныне по решению кассационной инстанции находится у судьи Пименовой и она его уже решать не может: «Вы еще пожалеете, что не согласились на квартиру по ул. Шверника», которую Мосгорсуд посчитал неравноценной нашей квартире по потребительским качествам. Действительно, хуже квартиры по ул. Бартеневской для нас невозможно представить даже в страшном сне. Она вполовину хуже квартиры по ул. Шверника (на метро Академическая), которая сама по себе хуже нашей квартиры. Она далеко за кольцевой дорогой, в деревне Гавриково. (Подробности в Заявлении о беззаконии).

22.11.02 подана кассационная жалоба на это решение судьи Ахмидзяновой, причем непосредственно в Мосгорсуд, а не в Зюзинский суд для передачи в Мосгорсуд как мы делали раньше. Дело в том, что при рассмотрении моей кассационной жалобы на нарушение прав человека (дело № 2390) мне так ловко высылали повестки из Зюзинского суда для явки в Мосгорсуд, что они приходили ко мне спустя дней десять после назначенного срока заседания Московского суда.  Но я не убыстрил, а замедлил дело. В экспедиции Мосгорсуда при принятии кассационной жалобы мне заявили: «А мы ее обратно пошлем в Зюзинский суд, а оттуда ее нам вновь направят». Наверное, затем, чтобы судья Ахмидзянова могла с моей кассационной жалобой «ознакомиться». Как бы там ни было, но до сих пор в Мосгорсуд нас не вызывают по делу № 3318. И вряд ли вызовут. Дело в том, что мы сейчас находимся как бы между своей бывшей уже квартирой и той квартирой по ул. Бартеневская, которую нам присудила судья Ахмидзянова.

04.12.02 нас по телефону вызвали к судье Ахмидзяновой и она нам зачитала свое определение: обратить решение от 19.11.02 по делу № 3318 к немедленному исполнению, несмотря на поданную кассационную жалобу. Представитель истца Гавриков добавил: «А то мы опасаемся за вашу жизнь и имущество, от мародеров ныне отбоя нет». Я ему возразил: «Согласно закону обращать решение суда к немедленному исполнению можно только в одном случае: если истец, не выбросив нас из нашей законной собственности, потерпит большие убытки». Замечание повисло в воздухе.

Теперь надо вернуться по хронологии несколько назад и сообщить о пытках, которым нас специально подвергают власти, чтобы мы смирились с властным и судебным произволом.

21.10.02 власти отключили воду. Мы остались в доме не только без ванны и умывальника, но и без туалета.

07.11.02, в День примирения и согласия нам вновь отключили воду и электроэнергию. Сообщено Президенту, мэру, префекту ЮЗАО Москвы.

08.11.02 отключено электроснабжение. Сообщено Президенту, мэру, префекту (Заявление №2 о пытках).

09.11.02 вновь отключено, электроснабжение. Сообщено Президенту, мэру, префекту (Заявление № 3 о пытках).

13.11.02 отключено электроснабжение.

16.11.02 специально разморожена труба горячего водоснабжения. Сообщено Президенту (Заявление № 4 о пытках).

20.11.02 отключено электроснабжение и вода. Заявление № 5 о пытках Президенту (писано при свечах, авторучкой).

21.11.02 отключено электричество. Телеграмма Президенту.

03.12.02 отключена вода. Заявление № 6 о пытках Президенту.

03.12.02 отключена электроэнергия. Заявление № 7 Президенту о пытках, написанное от руки при свечах.

04.12.02 мы, грязные, неумытые, не попив даже чаю, направились к судье Ахмидзяновой за ее определением об обращении к немедленному исполнению решения суда.  Вернулись домой, а дом отключен от отопления, металлические двери в подъезде (имени Лужкова) выкорчеваны с косяками. Наверное, чтобы дом быстрее остывал. На улице было минус 17 градусов. Нас объял ужас. Мы вспомнили о «мародерах», которыми нас стращал юрист префектуры Гавриков на только что закончившемся судебном заседании. Боялись оставить квартиру, ведь там все, что мы нажили за всю нашу жизнь. Мне скоро 67 лет, нового не наживешь. Одели на себя все пожитки и легли спать.

05.12.02 пришла представительница властей Оксана Евгеньевна (из Управы «Северное Бутово») и посоветовала обратиться письменно к властям, что мы согласны переехать на ул. Бартеневскую. Мы, дескать, быстренько Вас перевезем. Все равно, дескать, Вы ничего не добьетесь своим упрямством, и все будет по-нашему. Мы взяли в охапку голый матрас и вместе с Оксаной Евгеньевной прибыли в квартиру на Бартеневской: все обои лежали на полу, отклеившись от стен, температура в квартире 14 градусов, входная дверь не запирается, ни электропечи, ни водоразборных кранов нет, свет не включается. Остались ночевать, все-таки 14 градусов лучше, чем 7 градусов в нашей бывшей квартире. Решали: или замерзнуть насмерть, охраняя свое добро, или плюнуть на него? Плюнули.

06.12.02 чуть свет поехали проведовать свою квартиру. В квартире 5 градусов тепла. Долго не протянешь. Перевезли чашки, ложки, подушки, полотенца. Остальное оставили опять на произвол судьбы. А в «новой» квартире уже кипит работа: срывают остатки старых обоев и клеят новые. Но мы не этой «оперативности» удивились, а той «оперативности», которую проявила судья Ахмидзянова, выпихивая нас немедленно, не дожидаясь судьбы кассационной жалобы, туда, где невозможно тоже жить. Под вечер снова явилась Оксана Евгеньевна. Сообщила, что определение судьи Ахмидзяновой о немедленном нашем переселении префектура уже получила, с судебным приставом «договорились». Нам же судья обещала выдать свое определение еще 06.12.02, но не выдала, я звонил в канцелярию суда, дела № 3318 для меня там еще нет.

07.12.02. доклеили обои, больше никаких грубейших недоделок не устраняли. Зато перебывло у нас в этот день множество начальства всякого, и от строителей, и от эксплуатационников дома. Все кивали головами и очень удивлялись в том смысле, что ни один жилец так называемого «муниципального» жилья никогда не станет в нем жить, не сделав предварительно добротного ремонта за свой счет. Дескать, что же Вы хотите? Ремонтируйте сами. У нас нет таких умельцев.

08.12.02 никто нас не беспокоил – выходной. В нашей квартире 3 градуса тепла, в «новой» благодаря тому, что мы затолкали в оконные щели одеяло и две простыни, порвав их на ленточки, температуру удалось поднять до 17 градусов. Целый день, предназначенный для Бога, два пенсионера мотались туда – сюда, перетаскивая на себе самое необходимое для жизни. Самое ценное – самое тяжелое: аппаратура, мебель. Самое ценное, но легкое, нельзя перенести в «новую» квартиру потому, что в ней вообще практически нет дверей. Так что рассовали по углам все в старой квартире в надежде, что «мародеры» нанятые властями, не найдут. Удивляет только один факт. Власти и судья Ахмидзянова так спешили, обращая наше выселение к немедленному исполнению, что, казалось бы, что судебный исполнитель уже 05.12.02 придет нас выселять и перевезет все наше имущество без лишних разговоров и ущерба для нас. А его и 08.12.02 все еще нет. Тогда зачем это самое «немедленное исполнение»? Или оно специально для «мародеров», которыми нас пугали власти, заставляя под страхом смерти от замерзания покинуть свой дом? Завтра снова проверим.

09.12.02.1.1.1.1 Б. Синюков».

 

Составляя это письмо, я рассчитывал, что любой указанный в нем пункт с датой может быть кем-то проверен. Тогда будет неминуемо установлено нарушение прав человека. И так по всем и любому пунктам.

Пока же идут «ответы» от тех, кому Президент мои письма исправно переправляет, вроде он не Президент, а начальник российской почты, добывающий себе и своим подчиненным на хлеб от продажи марок. Вот, например, что «отвечает» мне префект Виноградов, засудивший меня до изнеможения, и к которому я с февраля 2002 года не обращался:

 

«17.12.02. Префектура ЮЗАО рассмотрела Ваше обращение и сообщает следующее:

В соответствии с постановлением Правительства Москвы и распоряжением префекта ЮЗАО от 06.05.2002 г. № 546-РП дом № 16 по ул. Грина подлежит сносу, а все жители отселению с предоставлением другого жилого помещения. На основании действующего жилищного и гражданского законодательства Российской Федерации, Закона города Москвы от 09.09.1998 г. № 21-73 «О гарантиях города Москвы лицам, освобождающим жилые помещения», собственникам жилых помещений при переселении выделяется равноценное благоустроенное жилое помещение, расположенное в административных границах города.

С учетом вышеизложенного. Вашей семье, состоящей из трех человек (Вы, жена, сын, 1979 г.р.) проживающей в принадлежащей Вашей жене, Синюковой Г. В., на праве собственности трехкомнатной квартире № 9 по ул. Грина, дом 16, был предложен ряд вариантов равноценных благоустроенных трехкомнатных квартир, расположенных в Юго-Западном административном округе города.

Предложенные варианты:

3 о/к № 74 по ул. Горчакова, дом 1, кор. 3 - общей площадью 83,4 кв. м.,

жилой 48,2 кв. м.

3 о/к № 72 по ул. Изюмская, дом 34, кор. 1 - общей площадью 77,6 кв. м.,

жилой 45,8 кв. м.

3 о/к № 7 по ул. Шверника, дом 3 - общей площадью 75,0 кв. м., жилой 43,0

кв. м.

3 о/к № 121 по ул. Бартеньевская, дом 13 - общей площадью 84,7 кв. м.,

жилой 48,9 кв. м.

В связи с необоснованным отказом от всех предложенных вариантов, Префектура Юго-Западного административного округа была вынуждена решать вопрос переселения Вашей семьи в судебном порядке, что предусмотрено действующими нормативными актами.

Изучив все имеющиеся доказательства по делу, Зюзинский районный суд города Москвы 19.11.2002 г. вынес решение о переселении Вашей семьи в составе трех человек на предоставленную жилую площадь в виде отдельной трехкомнатной квартиры, расположенной по адресу: Москва, ул. Бартеньевская, дом 13, кв. 121, с оформлением вышеуказанной квартиры в собственность Синюковой Г. В. Этим же решением суд отклонил встречный иск Вашей семьи к Префектуре Юго-Западного административного округа города Москвы о предоставлении двух квартир.

Поскольку Ваша семья    отказалась добровольно исполнить определение Зюзинского районного суда города Москвы от 04.12.2002 г. о немедленном исполнении решения суда от 19.11.2002 г., отделом службы судебных приставов по Юго-Западному административному округу города Москвы 11.12.2002 г. осуществлено выселение в соответствии с судебным актом.

По вопросу принудительных отключений дома от инженерных коммуникаций водо и теплоснабжения, администрация района сообщает, что факты, изложенные в Вашем обращении, не подтверждены.

Вместе с тем имели место аварийные сбои в электроснабжении дома. Аварии устранялись силами эксплуатирующей организации ГУ РЭП-29.

По состоянию на 11.12.02 г. дом № 16 по ул. Грина полностью отселен, отключен от всех инженерных коммуникаций службами Мосгаз, Мосгортепло, Мосводоканал, не пригоден для проживания и передан под снос.

Префект  В.Ю. Виноградов».

 

Я понимаю, что это письмо писано не мне, хотя и направлено по моему адресу. Я все это и без Виноградова знаю. Притом я к нему не обращался, это Президент переслал ему мои жалобы на пытки. Это он  пишет Президенту, пытаясь оправдаться. Поэтому приведу лучше свое письмо по этому поводу Президенту и самому Виноградову:

 

«Заявление

«О лжи префекта ЮЗАО Москвы»

 

10.11.02 я направил Президенту, мэру Москвы и префекту ЮЗАО Москвы три заявления о пытках, чинимых над нами властями Москвы.

02.12.02 я направил указанным выше адресатам заявление «О беззаконии». В числе указанных адресатов был и префект ЮЗАО Москвы.

28.12.02 на указанные письма я получил ответ, подписанный префектом Виноградовым 17.12.02 за № 12-05-000915/2-4 (копия прилагается). Практически в каждой фразе префекта – ложь.

Я понимаю, что в указанных адресатах префект занимает самую низкую должность. По сложившейся практике, которую я могу подтвердить фактами, из всех вышестоящих инстанций (кроме суда и прокуратуры) мои письма должны быть «спущены» по инстанциям для ответа мне и информирования «верхов» именно ему. И префект прекрасно понимает, что вопросы в моих письмах затронуты серьезные, и именно он эти вопросы инициировал. Поэтому я полагаю, что префект своим, довольно скорым ответом мне хочет ввести в заблуждение вышестоящие инстанции, дескать, все вопросы по «кляузам» Синюкова решены в соответствии с законом и человеческой добротой. Тем более что ранее на мои письма он самолично не отвечал, поручая это своим подчиненным, а те, в свою очередь, не отвечали мне месяцами. В данном же случае, он самолично подписал мне ответ с оглядкой на то, куда же еще циркулярно направлены мои письма? – намного «выше». Теперь ему всем вышестоящим инстанциям можно говорить и писать: ответ Синюкову дан, инцидент исчерпан, можете не беспокоиться и снять с контроля это дело.

Именно этот факт является для моей семьи самым ужасным, и именно поэтому я пишу это, второе письмо. Чтобы развеять миф, созданный префектом Виноградовым.

Перехожу к анализу его письма-ответа. Во-первых, префект пишет: «В соответствии с постановлением правительства Москвы (не называя его реквизитов) дом № 16 по ул. Грина подлежит сносу…». Никакого постановления правительства Москвы именно по сносу указанного дома нет. Я имею в виду разъяснение Пленума Верховного Суда РФ, что именно правительство Москвы должно написать конкретное постановление именно о сносе данного конкретного дома. И если префект имеет в виду, в других документах префекта названное, а здесь специально не называя, постановление правительства Москвы № 811-ПП от 04.09.01, то в этом постановлении указанный дом просто называется «сносимым», как заранее известный факт, будто это уже давно известно. Но самого постановления о сносе дома нет. Ведь дому всего 43 года, у него железобетонные перекрытия и он капитально отремонтирован в 1998 году. Это первая ложь.

Во-вторых, в рассмотренной в предыдущем абзаце фразе префект вставил после слов «правительства Москвы» – «и распоряжением префекта ЮЗАО от 06.05.02 № 546-РП». Согласно упомянутому разъяснению Пленума Верховного Суда РФ префектура ни в коем случае не вправе принимать решений о сносе домов, но именно в этом распоряжении дом № 16 по улице Грина назван «ветхим» вопреки только что проведенному капитальному ремонту и «подлежащим сносу». Об этом у меня даже лежит безответное заявление в московской прокуратуре.

В третьих, префект пишет: «На основании действующего жилищного и гражданского законодательства РФ… собственникам жилых помещений при переселении выделяется равноценное благоустроенное жилое помещение, расположенное в административных границах города». И это тройная ложь. Первая. Недаром префект не называет реквизитов этого «действующего законодательства РФ». Такового «законодательства РФ» просто нет в природе. И у него получается примерно так: «на основании всех действующих законов Земли…», что безусловная чушь. Вторая ложь состоит в том, что согласно действующему законодательству РФ собственникам префектура и само правительство Москвы может «выделить» жилье только «с их согласия», не иначе. Тем более не принудительно судом. Третья ложь о «равноценности» жилья, в которое нас втолкнули силой, видна невооруженным взглядом из таблицы, приведенной мной в заявлении «О беззаконии», которое префект получил вместе с остальными адресатами.

В четвертых, префект не забыл вместо поставленного мной троеточия в предыдущей из него цитате назвать самым полным образом реквизиты закона Москвы. Беда в том, что он как бы не знает, что Пленум Верховного Суда РФ указывает, что именно по этому закону Москвы тоже неукоснительно требуется «их согласие», то есть наше. И даже если бы этот закон Москвы не требовал «их согласия», то это было бы нарушение Конституции РФ, которая разрешает принудительное изъятие собственности только для государственных нужд, декларированных правительством России, но никак не правительством Москвы или префектурой. У них «нужды» не общегосударственные, а «муниципальные» и «государственные нужды субъекта федерации», что не тянет на государственную нужду России в целом, декларированную Конституцией РФ. Опять ложь.

В пятых, зададимся вопросом, зачем префект перечисляет в письме мне «предложенные варианты»? Будто я их не знаю. Их не знают только вышестоящие инстанции, но он же пишет не им, а мне. Я думаю, для того, чтобы создать впечатление нашей «привередливости» в глазах вышестоящих инстанций. Дескать, глядите, какие они несговорчивые, я с ними просто замучился. И префекту будто бы невдомек, что он предлагает менять, например, новую норковую шубу то на конфетку, то на коробок спичек. И это ведь яснее ясного видно из упомянутой таблицы сравнения квартир. Но он же знает, что таблицу эту никто в вышестоящих инстанциях не будет скрупулезно изучать, поверят его лжи. Других причин перечисления «предложенных вариантов» у префекта просто быть не может согласно элементарной логике.

В шестых, префект лжет далее: «В связи с необоснованным отказом от предложенных вариантов префектура… вынуждена… в судебном порядке, что предусмотрено действующими нормативными актами». Тут опять три лжи разом. Первая ложь – «необоснованный отказ». Префект как бы не знает, что именно ему первому, еще 20 февраля 2002 года, мною направлено письмо с «Меморандумом…», устанавливающим потребительскую ценность нашей собственности, представленную в левой колонке упомянутой таблицы. Притом префект приглашен лично или посредством своих подчиненных засвидетельствовать все, что написано в «Меморандуме…», с тем, чтобы в дальнейшем не было разногласий. И добавлено, что, если делегация от него не прибудет, я буду считать «Меморандум…» принятым префектом. И после всего этого префект набирается смелости лгать: «в связи с необоснованным отказом»? Вторая ложь состоит в том, что будто бы у префекта нет под рукой юриста, поэтому он не знает, что ни один суд России в данных конкретных обстоятельствах не имеет даже законного права принимать от префектуры иск о нашем выселении из своей законной собственности. Это, конечно, беззаконие суда, но и префекту должно быть известно это беззаконие. Третья ложь на эту коротенькую фразу граничит с подделкой документов. Какими «действующими нормативными актами» в данном конкретном случае «предусмотрено» префекту подавать иск о нашем выселении из своей законной собственности? Почему именно «актами», а не законами? Может быть, у префекта и есть какие-нибудь «акты», все это «предусматривающие», наподобие его «решения» снести почти новый дом. Только он не хочет эти «акты» называть по имени, чтобы не было смешно. А то ведь у него получается так «конкретно», что, например, согласно фонду юридической библиотеки – выселить.

В седьмых, префект лжет, что «Ваша семья отказалась добровольно исполнить определение Зюзинского районного суда города Москвы от 04.12.02 о немедленном исполнении решения суда от 19.11.02…». Это определение суда от 04.12.02 стало доступно нам на бумаге только 16.12.02, уже после нашего выселения 11.12.02. «Предписание на выселение судебного пристава-исполнителя» от 06.12.02 было нам представлено только 10.12.02, причем в 19-00 часов, а само выселение произведено 11.12.02 в 10-00 часов, то есть спустя всего 15 часов после вручения Предписания. Когда же бы мы могли, притом среди ночи, «отказаться добровольно исполнять»?

В восьмых, префект лжет, что «факты принудительных отключений дома от инженерных коммуникаций водо- и теплоснабжения не подтверждены администрацией района». Моя жена и Николаева Лидия Петровна (ул. Грина, 28, к.1, кв. 192) лично были у «администрации района» - главы управы Северного Бутова г-на Буркотова по поводу пыток нас отключением воды и электричества. И он лично сказал им: «Беру ответственность на себя и на два дня запрещу отключать, но Вы переселяйтесь из дома быстрее, в эти два дня. По истечении этих двух дней вообще все коммуникации дома отрежу, в том числе и отопление». Отопление отключили 04.12.02 и несколько семей, в том числе и моя, жили в квартирах при минусовой температуре, при лопнувших от мороза батареях отопления. А если и этого мало для доказательства лжи префекта, то в двух из трех упомянутых заявлениях «О пытках» Президенту и префекту от 10.11.02 кроме моей подписи стоят еще четыре подписи свидетелей – жильцов дома № 16 по ул. Грина. И префект видел эти подписи.

В девятых, префект лжет, что «имели место аварийные сбои в электроснабжении дома». Никаких аварий не было. К дому при капитальном ремонте в 1998 году подведены от подстанции два новых кабеля, установлена новая общедомовая распределительно-защитная аппаратура, заменена полностью разводка электроэнергии по подъездам дома и установлены новые защитные автоматы на каждую квартиру. И до начала пыток никаких «сбоев» с 1998 года никогда не было. А когда начались пытки, то просто приходил электрик и отключал автоматы, и мы это видели. У префекта есть наши заявления «О пытках», в которых это все описано и подтверждено свидетелями. А на вторых экземплярах этих писем стоит штамп префектуры, что эти письма – префектурой получены.

В десятых, префект пишет о «предоставлении судом в собственность Синюковой квартиры № 121 по ул. Бартеневской, 13», но он фактически лжет, ибо квартира эта в собственность не предоставлена кроме как в судебной декларации, и представить ее в собственность невозможно без нашего согласия на обмен, то есть в виде мнимой, притворной сделки. (См. частную жалобу в Мосгорсуд на определение Зюзинского суда об отказе разъяснить решение суда от 25.09.02 в составе Кассационной жалобы по делу № 2-2882/02).     

Префект имеет косвенное отношение к 4 судам, 3 из которых совершены по искам к нам префектуры. Он знал, что не имеет права подавать на нас иски в суд, у него ведь есть юридический отдел. Но он подавал в суд на нас.

Что касается судов над нами, то это вопиющее беззаконие, которое тоже имеет косвенное отношение к префекту, в желании судов угодить властям. Иначе этого беззакония не понять.

Поэтому я и пишу это письмо. Ведь все равно, рано или поздно, кому-то придется прекращать этот «беспредел» властей Москвы, Зюзинского районного суда, Московского городского суда.

Я не сомневаюсь, высшим властям будет доложено префектом Виноградовым, что с семьей Синюкова все улажено, все по закону и Синюков чуть ли не прыгает от радости, «выселенный судебным приставом-исполнителем» из своей законной, охраняемой Конституцией собственности.

Но это далеко не так, и поэтому я написал это письмо.

Приложение: Ответ префекта на 2 листах.

7 января 2003 г.  Б. Синюков».

 

Если вы забыли, то напоминаю: это письмо я направил своему Президенту, генеральному прокурору и председателю Верховного Суда. Двух последних я пока не рассматриваю, хотя им в этом письме много было бы интересного в том случае, если они дорожат своей профессиональной честью. Если они соответствуют высоким моральным качествам, предъявляемым к лицам такого рода государственной службы.

Если бы Президентом был я, я бы очень разозлился. Если бы я гарантировал по своей должности Конституцию, я бы очень обиделся за ее попрание каким-то там довольно мелким муниципальным служащим. Каковых в России – многие тысячи. Если бы я нанимал себе чиновников в аппарат, то обязательно следил бы за ними, чтобы они не очень безобразничали у Президента на глазах, а главное – не позорили бы своего Президента, без слов принимая на веру вранье всяких там префектов. Тем более что им указали на это сплошное вранье.

А если бы я умел только изображать свадебного генерала, кататься на лыжах с горки, вытаскивать губами пятаки из кефира и выдавать сентенции наподобие «Россия должна быть сильной», то я бы просто подал в отставку с поста Президента. Я уж не говорю о том, что, если бы я все это делал специально, чтобы позволять распоясавшимся чиновникам  унижать россиян…  Тем более что ведь не один чиновник его администрации мне отвечал на целых 17 писем, а целая куча чиновников. Что, они все такие, одинаковые?

А жизнь, так сказать, продолжается. Мелкие чиновники, возбужденные президентской дворней, наперебой мне «отвечают», хотя я их не о чем не спрашиваю. Притом я озадачил Президента уже новыми жалобами, а они «отвечают» на старые, о пытках. Вот, например, Зюзинский межрайонный прокурор, самое низшее и «самое слабое звено», куда в конечном итоге все мои жалобы «спустились», пишет:

 

«23.12.02. Ваши обращения,  в виде телеграмм, адресованных на имя Президента РФ, прокуратурой рассмотрены.

Из информации, представленной Управой района «Северное Бутово» следует, что дом 16 по ул. Грина, где Вы ранее проживали в соответствии с распоряжением Префекта ЮЗАО от 06 05.02г. № 546 РП подлежит сносу. В связи со сносом дома Вам были предложены 4 варианта другой жилой площади, от которых Вы отказались. Зюзинским районным судом по иску Префектуры ЮЗАО 19.11.02г. принято решение о переселении Вашей семьи в трехкомнатную квартиру по адресу: ул. Бартеньевская, д.13, кв.121, с оформлением вышеуказанной квартиры в собственность. Решение суда было исполнено судебными приставами 04.12.02г. Дом №16 по ул. Грина в связи с отселением жильцов отключен от всех инженерных коммуникаций службами Мосгаз, Мосгортепло, Мосводоканал.

Разъясняю, что   в случаи несогласия с решением Зюзинского районного суда, вступившего в законную силу, Вы можете обжаловать решение в Московском городском суде.

Прокурор старший советник юстиции  Дорохин».

 

Вы сейчас уже знаете все мои перипетии. Как вам это письмецо? Во-первых, «информации, представленной управой района «Северное Бутово»» можно так же верить, как вору, пойманному с поличным, и говорящему: «Я не брал». Прокурор же читал, подписанные многими людьми заявления, что эта самая «управа» отключала нам свет и тепло. Во-вторых, прокурор что, не знает, что насильно «дарить в собственность» ничего нельзя по закону? В третьих, как это можно в кассационном порядке «обжаловать, вступившее в законную силу решение суда»? И почему бы ему самому это решение не обжаловать? Ведь он же отлично знает, что я старый и больной, а вопрос мой – имеет общественное значение. И по закону о прокуратуре это должно заставить его вмешаться.

Зато президентская камарилья под названием администрация, наверное, была довольна. Дело мое болтается у них «на контроле», сами ведь сказали мне об этом, и теперь его можно «с контроля снимать». Тем более что они в этот же день, 23.12.02 пишут мне очередное письмо, уже по новому «президентскому контролю», по «Хронографии нарушения прав человека»:

 

«№ А26-16-343532 от 23.12.02 Синюков Б.П. (Заметили, что писем у них прибавилось на 10 тыс. штук?)

Сообщаем, что Ваше обращение, поступившее на имя Президента Российской Федерации, направлено на рассмотрение в Правительство Москвы.

Зам. начальника отдела писем Коряшкин В.А.»

 

Ох, ребята, и скучная же у вас работа! Мне вас даже жалко, но себя – жальче. Ровно через два дня:

 

«№ А26-13-350972 от 25.12.02 Синюков Б.П. (еще плюс 7 тыс. писем)

Сообщаем, что Ваше обращение, поступившее на имя Президента Российской Федерации, направлено на рассмотрение в Московский городской суд.

Советник отдела писем Сурков А.П.»

 

Уф! Кажется, все мои новые письма путинские клерки разослали, куда ни попадя. Пусть теперь чиновники более низкого ранга «отвечают» мне. И сии послушные рабы пера, вернее, клавишей, не заставили себя ждать. Кое-что «спустилось» как на парашюте к незабвенному «начальнику управления» Воронову. И он тут же озадачил меня:

 

«27.12.02. На Ваше обращение в адрес Президента РФ по вопросу отселения, со­держания и эксплуатации дома, подлежащего сносу, сообщаю.

В соответствии с постановлениями Правительства Москвы и распоряже­нием префекта ЮЗАО от 06.05.2002г. № 546-РП дом 16 по ул. Грина подлежит сносу, а все жители переселению с предоставлением другого жилого помеще­ния.

На основании действующих жилищного и гражданского законодательст­вами Российской Федерации, Закона города Москвы от 09.09.98г. «О гарантиях г. Москвы лицам, освобождающим жилые помещения» собственникам жилых помещений при переселении выделяется равноценное благоустроенное жилое помещение, расположенное в административных границах города Москвы.

Вам, на семью 3 чел. (Вы, жена, сын), предоставлена жилая площадь в виде трехкомнатной квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, ул. Бартеневская, дом 13, кв.121, с оформлением вышеуказанной квартиры в собствен­ность Синюковой Г.В., и в которую на основании решения Зюзинского район­ного суда от 19.11.2002г. Ваша семья должна была переехать.

Поскольку Вы отказались добровольно исполнить определение Зюзин­ского районного суда от 04.12.2002г. о немедленном исполнении решения суда от 19.11.2002г., отделом службы судебных приставов по Юго-Западному адми­нистративном округу города Москвы 11.12.2002г. осуществлено принудитель­ное выселение в соответствии с судебным актом.

Заместитель руководителя -

начальник Управления Департамента

жилищной политики и жилищного

фонда города Москвы в ЮЗАО Е.В. Воронов».

 

Вы только посмотрите, какой длинный «титул» у него стал. Всего месяц назад он писался из двух слов, а тут сразу – дюжина. Помните у царя-батюшки: и царь, и император, и князь-то великий, притом и Великия, и Малыя, и Белыя Руси. Да еще и король до десятка стран, начиная с Польши и кончая Аляской. Как это Путин не догадается писаться Президентом Всея Руси и президентом аж 89 «субъектов», по порядку перечисляемых на трех листах бумаги.

Больше к этому письму у меня комментариев нет. Хотя, скажу несколько слов. Ханжа все-таки Воронов. Все судьи Москвы у него, вернее, у Лужкова, в кармане, а он делает вид, что «судебные акты» независимы от него. Но, я забежал вперед, эта часть романа в письмах у меня еще впереди.

Что там свербит у Воронова в заднице, но через 8 дней он пишет мне новое письмо:

 

«05.01.03. Управление Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы в Юго-Западном административном округе на Ваше обращение по жилищному вопросу сообщает следующее.

В соответствии с решением Зюзинского райсуда Ваша семья в составе 3-х человек выселена из дома 16 по ул. Грина с предоставлением в собственность равноценного благоустроенного жилого помещения по адресу: Москва, ул. Бартеневская, дом 13, кв.121.

Ваше заявление о неравноценности предоставленного жилого помещения не имеет правовых оснований, поскольку в рамках судебного дела проводилась независимая экспертиза стоимости изымаемого и вновь предоставляемого жилых помещений.

Информируем Вас, что в случае несогласия с решением Зюзинского суда Вы вправе, в соответствии с требованиями ГПК РСФСР, обратиться с кассационной жалобой в Московский городской суд.

Начальник Управления  Е.В. Воронов».

 

Я-то не пишу ничего Воронову, он и без того вызывает у меня рвоту, но он-то мне «отвечает» по требованию администрации нашего «гаранта».  Из этого его «ответа» не могу ничего другого взять кроме  подлости Воронова. Подлости, как ко мне, так и к «независимой экспертизе».  Я еще докажу ниже, какова эта «независимая» экспертиза, с цифрами в руках, а пока просто напомню: взгляните еще раз на приведенную таблицу сравнения нашего «Меморандума…» с фактическим состоянием дел по нашей «новой» квартире. И вы безусловно со мной согласитесь, даже без цифр, которые я обещал вам привести ниже, что «независимая» экспертиза – верх наглости и преступности. И Воронов из желания себя обелить готов эту свою «независимую» экспертизу затолкать в самое клоаку.

Ух, зашевелились. Не успел подшить в папку вороновскую половую тряпку как уже и картышовская подтирка подоспела:

«13.01.03. Префектура Юго-Западного административного округа на Ваше заявление по жилищному вопросу сообщает следующее.

Дом № 16 по ул. Грина, где Вы ранее проживали, согласно постановлению Правительства Москвы от 04.09.2001г. N 811-ПП «О застройке микрорайона 6а Северного Бутово (ЮЗАО)» и распоряжению префекта ЮЗАО № 546-РП от 06.05.2002г. подлежал отселению и сносу в III квартале 2002 года.

На основании решения Зюзинского районного суда Ваша семья, состоящая из 3-х человек, была выселена в другое равноценное предоставленное жилое помещение по адресу: ул. Бартеневская, дом 13. В случае Вашего несогласия с решением районного суда Вы вправе в соответствии с ГПК РФ обратиться в Московский городской суд в кассационном порядке.

Информируем Вас о том, что решение суда обязательно для исполнения всеми юридическими и физическими лицами, в отношении которых оно вынесено.

Вопрос переселения Вашей семьи решался с соблюдением всех требований гражданского и жилищного законодательств РФ и Префектура ЮЗАО считает, что все доводы, изложенные в Вашем заявлении, не подтверждаются материалами гражданского дела и фактическими обстоятельствами Вашего переселения.

Заместитель префекта      А.Л. Картышов».

 

Два мужика, на которых пахать можно, сидят и прикидываются дураками, словно маленькие дети, переписывая друг у друга из тетрадки. Невольно вспоминается анекдот «про стрижено и брито», когда такая же зловредная баба, утопленная мужем, уже скрылась с головой под водой и уже не могла кричать, а только изображала указательным и средним пальцами ножницы, что, дескать, все равно – «стрижено».

Не верите, что Картышов переписывает, не понимая, как и все двоечники, сути?  Тогда смотрите. Суд состоялся 19.11.02. Судебный пристав-исполнитель «переселил» нас 11.12.02. Картышов мне пишет 13.01.03, почти через два месяца после суда. Он что, не знает, что срок обжалования решения суда 10 дней? Наверное, не знает, он же «списал» с какой-то тетрадки «автоматически».

И уж если он таких простых истин не знает, то как же он берется утверждать, что «вопрос переселения Вашей семьи решался с соблюдением всех требований гражданского и жилищного законодательства»? Как осмеливается писать, что «все доводы, изложенные в Вашем заявлении, не подтверждаются материалами дела и фактическими обстоятельствами»? Он что, профессор юриспруденции? Нет, он просто демагог из демагогов.

Здесь нет места для дальнейшего спора с этим обухом. Необходимые доказательства будут представлены в соответствующей части романа в письмах, под заголовком «Суд – бандит».

Напоминаю, что все эти писульки властей якобы «опровергают пытки», на которые я жаловался Президенту. «Ответы» их по поводу «хронографии беззакония» – впереди, эту «хронографию» еще долбаки Президента обмусоливают.

Как вы помните, «отдел писем» администрации Президента часть моих жалоб отправил в прокуратуру.  И вот, прокурор самого мелкого подразделения прокуратуры – Зюзинской «отвечает»:

 

«23.12.02. Ваши обращения, в виде телеграмм, адресованных на имя Президента РФ, прокуратурой рассмотрены

Из информации, представленной Управой района «Северное Бутово» следует, что дом 16 по ул. Грина, где Вы ранее проживали в соответствии с распоряжением Префекта ЮЗАО от 06. 05. 02. № 546 РП подлежит сносу. В связи со сносом дома Вам были предложены 4 варианта другой жилой площади, от которых Вы отказались.  Зюзинским районным судом по иску Префектуры ЮЗАО 19.11 02г. принято решение о переселении Вашей семьи в трехкомнатную квартиру по адресу  ул. Бартеньевская, д13, кв121, с оформлением вышеуказанной квартиры в собственность. Решение суда было исполнено судебными приставами 04.12.02г. Дом №16 по ул. Грина в связи с отселением жильцов, отключен от всех инженерных коммуникаций службами Мосгаз, Мосгортепло, Мосводоканал

Разъясняю, что   в случаи несогласия с решением Зюзинского районного суда, вступившего в законную силу. Вы можете обжаловать решение в Московском городском суде.

Прокурор старший советник юстиции Дорохин».

 

Господи! Неужели вы не видите, как  эти бабы в штанах передают друг другу «новости». Пришлось писать в администрацию Президента еще раз:

«Заявление

«О нерассмотрении прокуратурой ЮЗАО Москвы

моих жалоб по существу»

Я написал 7 писем и телеграмму на имя Президента России о пытках, которым подвергали мою семью и соседей власти Юго-Западного округа Москвы, выживая нас из дома  по ул. Грина, 16. Мои письма подписаны свидетелями.

Советник отдела Управления Президента РФ по работе с обращениями граждан М.Ф. Трифонова 25.11.02 направила мои жалобы на рассмотрение в прокуратуру Москвы. Прокуратура Москвы 29.11.02 переправила жалобы в Зюзинскую прокуратуру ЮЗАО Москвы.

04.12.02 в нашей квартире № 9 по ул. Грина, 16 раздался телефонный звонок из Зюзинской прокуратуры. Я объяснил все то, что было написано в моих жалобах (часть из них прилагается к настоящему заявлению – приложение 1), и сказал, что мы не только не можем пользоваться туалетом, сидим без света, но и замерзаем, так как отключено и отопление дома. На улице было минус 17 градусов, в квартире – несколько градусов тепа. Из прокуратуры ответили, что пришлют следователя.

В этот же день явился следователь, пощупал ледяные батареи, убедился, что нет ни воды, ни света, и ушел. Больше никаких вестей из Зюзинской прокуратуры не было до получения мной 11.01.03 прилагаемого письма от 23.12.02 (приложение 2).

Но, прокурор С.М. Дорохин пишет мне совершенно не о том, о чем были мои жалобы. Я жаловался на пытки, которым мы подверглись властями Москвы, а прокурор сосредоточился на нашем выселении судом. А расследование фактов пыток, подтвержденных свидетелями, осталось вне его внимания. Поэтому я обращаюсь вновь со своими жалобами, которые так и не получили прокурорской оценки. То есть, я хочу сказать, что поручение Администрации Президента прокурором ЮЗАО Москвы г-ном Дорохиным не выполнено.

Теперь о самом нашем «переселении», которому и посвящено письмо прокурора. Моя семья частный собственник квартиры № 9 по ул. Грина, 16. И прокурор, спокойно перечисляя судебные решения и насильственное переселение нас судебным приставом-исполнителем, делает вид, что не знает российских законов и самой Конституции. Нет ни одного закона в России, по которому бы можно было нас переселить без нашего согласия. Поэтому, если бы прокурор чтил и охранял законы своей страны, за что он получает зарплату, то он должен был бы неминуемо задать себе вопрос: на каких же все-таки законных основаниях суд принял такое решение? И неминуемо начал бы расследование, которое, опять же неминуемо, привело бы его к формулированию протеста на решение суда. Это первое.

Во-вторых, прокурор пишет фразу: «…с оформлением вышеуказанной квартиры (куда нас переселили силой) в собственность». Как будто он не знает, что ни по одному закону страны это сделать невозможно без нашего согласия. Ибо суд, «переселивший» нас, принуждает нас силой своего решения к «мнимой, притворной сделке», на каковую мы ни при каких условиях не пойдем. Мы – законопослушные люди в отличие от Зюзинского районного и Московского городского суда, а также Зюзинской районной и Московской городской прокуратуры. Все это я могу доказать фактами.

Однако этому препятствуют следующие обстоятельства. Я направил по этому поводу несколько писем в Мосгорпрокуратуру, два письма – в Генпрокуратуру, более 10 писем на имя Президента России, и все они оказались либо в Зюзинской прокуратуре, либо в префектуре ЮЗАО Москвы. То есть, направлены тем, на кого я жалуюсь.

Я не припомню ни единого случая в своей долгой и многотрудной жизни, чтобы человек, припертый к стенке, не пытался выкрутиться из неудобного или стыдного положения. Больше тут добавить нечего.

Если Вы не примете решения о проверке, а направите и это мое письмо тем, на кого я жалуюсь, то я опять получу отписку, и снова направлю письмо в Администрацию Президента.

Я прошу разорвать эту «цепочку».

Приложения:

1.    Копии писем Президенту на 8 листах с подписью свидетелей.

2.    Копия письма Зюзинского районного прокурора.

15 января 2003 г. С уважением   Б. Синюков».

 

Все эти «ответы» начинали меня злить. Я ведь прекрасно понимал, что эти «ответы» не для меня, а для президентской администрации, чтобы она «сняла с контроля» мои жалобы. Я не хотел, чтобы Президент поддавался на провокации, поэтому стал писать ответы на «ответы». Так я вновь вернулся  к тому письму Воронова от 05.01.03, которое у меня вызывало рвоту, и прокомментировал его своему Президенту:

 

«Заявление

«О непринятии действенных мер правительством Москвы

по Вашему поручению»

2 декабря 2002 г. я направил заявление «О беззаконии» на имя Президента РФ. Копии этого заявления направлены также, в частности мэру Москвы и префекту ЮЗАО Москвы.

В этом заявлении я самым подробным и тщательным образом проанализировал достоинства моей бывшей собственной квартиры № 9 по ул. Грина, 16 и недостатки квартиры № 121 по ул. Бартеневская, 13, в которую мою семью насильственно переселили власти Москвы по решению Зюзинского суда. Я также сообщил в заявлении, что суд поступил незаконно по фактической конфискации моей собственности, и обратил Ваше внимание, что многочисленные мои жалобы в самые разные инстанции остаются без решения дела по существу. Мне некуда было больше обратиться как к Гаранту нашей Конституции.

Вы направили мое заявление «на рассмотрение в Правительство Москвы» и 23.12.02 сообщили мне об этом.

Правительство Москвы мне вообще отвечать не стало. Вместо этого я получил ответ начальника Управления Е.В. Воронова из ЮЗАО Москвы (копия прилагается).

Он сообщает мне, как будто я этого не знаю, что «Ваша семья в составе трех человек выселена из дома 16 по ул. Грина…»

Затем он продолжает: «с предоставлением в собственность равноценного благоустроенного жилого помещения по адресу: Москва, ул. Бартеневская, дом 13, кв. 121».

Написать слово «равноценное» мог только человек, который не захотел читать моего заявления. Ибо в нем на 8 страницах неопровержимо доказана именно потребительская неравноценность этого «благоустроенного жилья», которое даже и не «благоустроенное», так как все обои при нашем вселении валялись на полу, входная дверь была сломана, и весь пол был залит краской. А в квартире было всего 14 градусов тепла, и мы затолкали в оконные щели почти все свои пожитки. И мы жили в прежней нашей квартире в 6 минутах ходьбы до метро, а теперь ездим до этого же метро 11 остановок автобусом.

Другими словами, г-н Воронов оспаривает таблицу сравнения, которую я привожу в своем заявлении. Он как бы не знает, что левая колонка таблицы в виде нашего «Меморандума…», характеризующего потребительские свойства и качества нашей бывшей квартиры, была представлена ему и префекту ЮЗАО еще в феврале 2002 года, почти за год до нашего «выселения». Это было сделано нами для того, чтобы зафиксировать в двухстороннем договоре на снос нашей собственности именно то, что мы фактически имеем. И мы даже заявили префекту, что, если обследование нашей квартиры не будет произведено префектурой, то мы будем считать, что наш «Меморандум…» принят префектурой безоговорочно. Обследования не было. Г-н Воронов, опять же, как бы не знает, что даже Московский городской суд назвал отделку нашей бывшей квартиры «евроремонтом».

Далее г-н Воронов ссылается: «Ваше заявление о неравноценности… не имеет правовых оснований, поскольку в рамках судебного дела проводилась независимая экспертиза стоимости изымаемого и вновь предоставляемого жилых помещений». Тут я выделил несколько слов жирным шрифтом. Эти слова употреблены г-ном Вороновым совершенно без всяких на то оснований, в том числе и правовых.

Во-первых, если говорить о правовых основаниях, то согласно Конституции РФ никто не имеет права «оценивать» мою собственность. Это право имеет только сам собственник, назначая ей цену, за которую эту собственность покупают, или отказываются от покупки. Я не говорю о монопольной собственности, к каковой нашу квартиру нельзя отнести по закону. И я не говорю о различного рода взысканиях и обращении собственности в уплату долгов, которые к нашей семье тоже не имеют отношения. И я не говорю о государственной нужде России, которую г-н Воронов и даже сам мэр Москвы объявлять по Конституции РФ не могут.           

Во-вторых, может ли быть «независимой» экспертиза, которую наняла одна из сторон (префектура), и которую не признает другая сторона (мы)?  И которая к тому же еще и врет в пользу властей? О непризнании экспертов мы заявили в тех самых судебных делах, на которые ссылается г-н Воронов. Что касается вранья, то – вот факты. В первый раз нашу квартиру с евроремонтом «эксперты» оценили в 58100 долларов, а квартиру над нами без евроремонта – в 61000 долларов. «Предложенную» же нам квартиру по ул. Шверника – в 64300 долларов. Во второй раз, через месяц нашу квартиру эти же самые «оценщики» оценили уже в 54640 долларов, а нынешнее наше жилье на ул. Бартеневской – в 74700 долларов. Самое смешное даже не в том, что цену нашей квартире «оценщики» все время снижают. И даже не в том, что квартира с евроремонтом у них получилась намного дешевле квартиры без какого бы-то ни было ремонта. У них даже квартира в деревне Гавриково (ул. Бартеневская), километрах в десяти за кольцевой автодорогой, получилась дороже квартиры в центре Москвы (ул. Шверника) на целых 10000 долларов. Так что пафос г-на Воронова насчет «независимой» экспертизы я считаю чисто рекламным, не говоря уже о том, что он противозаконный. Тем более что новые наши соседи по ул. Бартеневской купили точно такую же квартиру как та, в которую нас «переселили», ровно за 42000 долларов, что чуть ли не вдвое дешевле, чем дают «эксперты» (74700). Все эти выкладки я взял именно из материалов судебных дел, на которые г-н Воронов ссылается.

И, наконец, в третьих. Почему г-н Воронов употребляет слово «стоимость» вместо цены? Это ведь совершенно разные вещи. Стоимость не включает в себя прибыль, а цена – включает. Но ведь во всех законах страны, начиная с Конституции РФ, употребляется понятие «равноценности», то есть равной цены. И эта самая равноценность учитывает малейшие оттенки потребительской пригодности, качество вещи с точки зрения на ее спрос, а не только то, что стоило производство этой вещи. Об этом не устает напоминать Верховный Суд России. И я понимаю, зачем г-ну Воронову надо заменять цену стоимостью. Стоимость можно рассчитать, планируя производство, а потом проверить, во что эта стоимость в действительности обратится? И его «независимые эксперты» именно так и поступают, они не цену считают, а – стоимость. Притом используя различные «нормативные документы, утвержденные в установленном порядке правительством Москвы». То есть, в конце концов, получается, что тот, кто «устанавливает нормативы стоимости», тот и использует эту «стоимость» в виде «цены» для «изымаемого» и «вновь предоставляемого» жилья. А это является прямым нарушением Конституции РФ (статья 8 и ряд других статей).

Осталось разобраться с «предоставлением в собственность… жилого помещения…» нам, о котором с гордостью сообщает г-н Воронов. Дело в том, что переселить-то нас переселили, а в собственность ничего не предоставили. Ибо без нашего согласия нам в собственность по закону ничего предоставить нельзя. А вот то, что суд нам присудил «предоставить в собственность» – прямое нарушение закона, принуждающее нас к мнимой, притворной сделке» (статья 170 ГК РФ) в виде насильственного обмена, прикрываемого судом двумя сделками: отчуждением имущества и дарением имущества вместо отчуждаемого имущества. Именно поэтому, если мы не согласимся обменять нашу бывшую квартиру на «присужденную» нам судом, мы никогда не сможем по закону получить на «присужденную» квартиру право собственности.

Отсюда вытекает: наша бывшая квартира не отчуждена, а фактически конфискована префектурой и судом, так как взамен нам ничего в собственность не представлено, и предоставлено быть не может согласно закону. Мы живем в квартире на ул. Бартеневской, куда нас переселил суд и префектура, не имея ни ордера на ее наем, ни права собственности на нее. Другими словами, с нами обошлись как с животными. Животным ведь не дают ни ордера, ни права собственности на коровник или свинарник. И ведут их на бойню тоже по решению административного «суда», определившего, что они достаточно упитаны.

Я не сомневаюсь, что г-н Воронов уже «отчитался» перед Администрацией Президента, естественно, по той же самой иерархии, по которой к нему пришло мое заявление, что дело с семьей Синюковых «утрясено», все по закону, и они страшно довольны. Примерно как коровы, у которых в достатке сена и есть крыша над головой. А когда их поведут на бойню, так об этом еще рано говорить. Пока же – все о’кей.

Под «бойней» я имею в виду ту простую мысль, что, не имея ни ордера, ни права собственности на «присужденную» нам квартиру, мы можем быть в любую минуту выброшены из нее той же самой префектурой.

Исходя из изложенного, я не считаю, что г-н Воронов радикально и по существу решил вопрос, с которым я обращался к Президенту России. Поэтому я вновь пишу это письмо. И прошу Вас поспособствовать, чтобы в моем заявлении разобрались как детальнее, так и радикальнее по его существу. 

Приложение: письмо г-на Воронова.

С уважением, 15.01.03  Б. Синюков».

 

Выше вы уже читали, как грозный президентский служка Сурков направил мою жалобу, поступившую ему, в Мосгорсуд: дескать, разберитесь там. А Мосгорсуд вообще наложил, так сказать, на Суркова, хоть он и президентский служка, и тут же сделал то же самое, что делают все шибко большие начальники, отправил мою жалобу в самый «низ», в Зюзинский суд:

 

16.01.03 № 33/206-1057/01.03. Председателю суда Васильевой Н.П., копия Синюкову Б.П.

Московский городской суд направляет Вам обращение Синюкова Б.П. по принадлежности.

О результатах рассмотрения просьба сообщить заявителю.

Приложение на 6 листах в первый адрес.

Заместитель Председателя Московского городского суда В.В. Горшков».

 

Я бы эту цидульку вообще не приводил, если бы не следующий факт. Дело в том, что Горшков пишет свою официальную шпаргалку 16.01.03, а у него под носом лежит уже с 22.11.02 моя все еще не рассмотренная им кассационная жалоба по этому самому делу. Выходит, что этот самый судейский начальник Горшков или дурак, или очень умный мухлевщик. Зюзинский суд по этому делу уже высказался, нарушив все законы, имеющие к этому делу отношение, и сделал свое решение, которое я  обжаловал Горшкову в форме кассационной жалобы. Но так как Горшков палец о палец не ударил, чтобы эту жалобу рассмотреть вот уже почти два месяца, я нажаловался на Горшкова Президенту. Президент мою жалобу отправил Горшкову, дескать, что там у вас творится. Горшков, наверное, на Президента обиделся, ишь лезет не в свое дело, ловил бы губами пятаки из простокваши. И молча унизил выскочку Президента, отправив его писульку в тот же самый суд. Унизил потому, что суд, приняв решение, принимает его в окончательном виде и сам уже не может его отменить. Отменить может только более высокая судебная инстанция.

Если бы Горшков был честным судьей, какового принято называть «Ваша честь», он бы попросил свою секретаршу принести мою кассационную жалобу из его же канцелярии, ознакомился бы с ней, и ему стало бы совершенно ясно, что дело это – сплошная фальсификация законов. А он что делает? Он решение суда первой инстанции не отменяет в кассационном порядке, а пишет как бы любовную записку этому суду, каковую адресат может выбросить не читая. Именно поэтому я склоняюсь больше в сторону мухлевщика, чем в сторону дурака. Тем более что Мосгорсуд оставил по моей кассационной жалобе решение Зюзинского суда в силе, правда, уже после горшковского письма, 30.01.03.

Спрашивается, зачем Президент создал свою контору «по письмам трудящихся»? Я думаю, затем, чтобы имитировать гарантирование Конституции. Проще бы было дать нам юридическую возможность посадить Горшкова в тюрьму лет эдак на 10, чтоб другие боялись. Но, такой же возможности у нас нет, и не предвидится. Тут вам не Европа, и не Америка.

Выше я приводил «ответ» Президента, что моя жалоба «направлена в прокуратуру Москвы». Прокуратура тут же послала мне по почте писульку:

 

«23.01.03 № 25-р-4621. Прокуратуре ЮЗАО и Синюкову Б.П.

Направляется для проверки жалоба (заявление) гр-на (гр-ки) Синюкова Б.П. о несогласии с ответом префекта ЮЗАО.

Прокурор отдела по рассмотрению писем и приему граждан (закорючка)».

 

Помните мою жалобу Президенту под названием «О лжи префекта…», ясностью и обоснованностью которой я до сих пор горжусь? Так вот, этот мой шедевр логики прокурор (закорючка) и «направляет» нижестоящему прокурору ЮЗАО, попутно заменив «ложь» на «несогласие». Тот словно ждал, и тут же строчит мне «ответ», даже не заглянув в текст моего заявления «О лжи префекта».  И не только в текст не заглянув, но даже еще и не получив только что упомянутое «задание».  Сами же видите, что задание ему направлено 23.01.03, а «ответ» он мне пишет «еще» 20.01.03. Как говорится, «впереди дыма паровоза»:

«20.01.03 № 87ж-02. Ваше заявление прокуратурой округа рассмотрено.

Установлено, что 06.12.2002 судебному приставу-исполнителю ОССП по ЮЗАО Симоненко Т.А. поступил исполнительный лист Зюзинского суда о выселении Вас, а также Синюковых Г.В. и Д.Б. из квартиры по ул.Грина, 16, кв.9 и о переселении Вашей семьи в квартиру по адресу: ул. Бартеневская, д.13, кв.121. В исполнительном листе име­ется отметка суда об обращении решения суда к немедленному исполнению.

06.12.2002 возбуждено исполнительное производство № 22-407. Вам направлена копия постановления и предписание, в котором предложено добровольно исполнить ре­шение суда в срок до 10.12.2002. Принудительное выселение было назначено на 11.12.2002. На предписании имеются ваши подписи, свидетельствующие о том, что вы были с ним ознакомлены.

11.12.2002 произведено выселение, о чем составлен акт. Выселение производилось при участии понятых, в Вашем присутствии.

11.12.2002 исполнительное производство окончено на основании ч.1 п.1 ст.27 Фе­дерального Закона «Об исполнительном производстве».

Судебный пристав-исполнитель произвел выселение в соответствии со ст. 75 Фе­дерального Закона «Об исполнительном производстве», оснований для вмешательства прокуратуры округа не имеется.

Прокурор округа Скуз А.А.»

 

Из предыдущего, уже изложенного,  видно, что сия бумага – сплошная ложь. Но я хотел обратить ваше внимание еще на одну конкретную ложь прокурора Скуза. Он пишет: «Вам направлена копия постановления и предписание», и лжет. Копия постановления о возбуждении исполнительного производства мне не выслана, чем грубейшим образом нарушен закон «Об исполнительном производстве». Но это не только ложь, но и преступление. Ибо не вручив мне постановление, меня лишили права на обжалование сего документа в суде. Второе преступление состоит в том, что «предписание, в котором предложено добровольно исполнить решение суда» и на котором «имеются Ваши подписи, свидетельствующие о том, что Вы были с ним ознакомлены» - документ, законом не предусмотренный, самовольщина. А вот тот документ, который предусмотрен законом, мне как раз и не представлен. Я думаю, для того, чтобы я его не смог обжаловать. Третья преступная ложь: «Выселение производилось с участием понятых», так как никаких понятых не было. И заключительная ложь, ложь преступная: «оснований для вмешательства прокуратуры не имеется».

Я все время отвлекаюсь на то, что у меня должно быть в других частях этой работы. То на судей, то – на прокуроров. Это мне нужно для того, чтобы поймать за руку Президента. И показать его в обыденной жизни. Все привыкли его видеть эдаким героическим,  лысоватым, невысокого роста дядькой, куда-то вечно нацеленным, смотрящим вдаль из-под рукавицы как Илья Муромец. А он ест, пьет, отправляет естественные надобности и даже сделал двух детей, правда, до президентства. Я вот взял и выбрал одну из таких «естественных» надобностей и расписываю вам. Притом документально подтвержденными. Я и думаю, зачем он создал «контору», которая «перелопачивает» с места на место треть миллиона наших жалоб? От которых нет никакого толку, если не считать трату наших с вами денег. Нет бы, заставить суд и прокуратуру работать на благо общества, неукоснительно соблюдать закон. Да разве я бы стал ему писать жалобные письма в таком случае? Вот и получается, что он ловко имитирует свою должность, примерно как иллюзионист Кио.

Поэтому я сперва не хотел, а теперь все-таки приведу полностью свое письмо Президенту насчет ксивы прокурора Скуза:

«Заявление

«О несущественном ответе прокуратуры ЮЗАО Москвы»

 

Я получил письмо из прокуратуры ЮЗАО Москвы от 20.01.03 № 87ж-02 (прилагается), в которую не обращался. Я неоднократно обращался в Администрацию Президента РФ и к Генеральному прокурору РФ. Значит, это ответ на мои обращения, пересланные кем-то из указанных адресатов в прокуратуру ЮЗАО Москвы. Конкретно прокурор округа в своем «ответе» не указывает ни даты, ни повода моего обращения, ограничившись словами «Ваше заявление». Повторяю, что никакого «заявления» я ему не писал.

Принимая во внимание, что прокурор отвечает мне на письмо, которого я ему не посылал, этот прокурор должен ответить не только мне, но и тому, кто ему мое обращение переслал. Поэтому мне не безразлично, что прокурор сообщил Администрации Президента или Генеральному прокурору. И судя по ответу мне, я не могу с этим сообщением согласиться. Поэтому я должен вновь информировать Администрацию Президента и Генерального прокурора, чтобы у них не возникло из ответа прокурора ЮЗАО Москвы неправильного представления о сути моих жалоб.

Прокурор пишет мне: «06.12.02 возбуждено исполнительное производство №22-407. Вам направлена копия постановления и предписание, в котором предложено добровольно исполнить решение суда в срок до 10.12.02. Принудительное выселение было назначено на 11.12.02. На предписании имеются ваши подписи, свидетельствующие о том, что вы были с ним ознакомлены».

Когда кто-то другой, но не я, будут читать приведенную фразу, у него составится впечатление о том, что все это произведено по закону, но в действительности все происходило с нарушением закона.

Во-первых, постановление о возбуждении исполнительного производства мне вообще не представлено, но это постановление по закону должно быть мне представлено. Притом «не позднее следующего дня» после возбуждения исполнительного производства, то есть 07.12.02. 

Во-вторых, никакого предписания законом не предусмотрено, но именно предписание (прилагается) представлено нам.

В третьих, указанное предписание представлено нам 10.12.02 в 19-00 часов, то есть всего за 15 часов до начала самого выселения 11.12.02 в 10-00 часов. Вместо 5 дней по закону. То есть, мы были лишены возможности добровольного исполнения внезаконного предписания в течение 5 дней.

В четвертых, непредставление нам по настоящий день Постановления о возбуждении исполнительного производства лишило нас возможности обжаловать это Постановление в суд в в10-дневный срок. И даже сегодня я не могу его обжаловать, так как внезаконное Предписание на выселение не является Постановлением о возбуждении исполнительного производства.

В пятых, в Постановлении о возбуждении исполнительного производства согласно закону должно быть указано, что оно может быть обжаловано в суд, но в Предписании на выселение этой ссылки нет.

В шестых, Закон об исполнительном производстве предусматривает принудительное исполнение только для должника, но мы никому и ничего не должны. И если суд творит произвол, то это не означает, что произвол должен творить судебный пристав-исполнитель – самостоятельный государственный служащий, он не входит в состав суда и должен подчиняться только закону, специально для него написанному. А в этом законе стоит: «Судебный пристав-исполнитель возвращает исполнительный документ…, в случае несоответствия его требованиям, предусмотренным статьей 8». Мало того, статья 17 гласит: «В случае неясности требований, содержащихся в исполнительном документе, судебный пристав-исполнитель вправе обратиться в суд, выдавший исполнительный документ, с заявлением о разъяснении соответствующего судебного акта, на основании которого выдан этот исполнительный документ». Напомню  также статью 75 «Исполнение исполнительного документа о выселении должника». Никого другого кроме «должника» судебный пристав-исполнитель «выселять» не вправе. И толковать по своему усмотрению слово «должник» – тоже.

Из приведенных шести пунктов видно, что выше приведенная «гладкая» фраза прокурора на самом деле – вопиющее нарушение закона.

Прокурор пишет: «11.12.02 произведено выселение, о чем составлен акт. Выселение производилось при участии понятых, в Вашем присутствии».

Во-первых, никакого акта не составлено, так как это было «в нашем присутствии» по выражению прокурора, и без нашей подписи акт не мог быть «составлен». Или хотя бы предложения нам подписать акт, какового тоже не было.

Во-вторых, понятых тоже не было. Во всяком случае, нам о понятых ничего не известно. И кроме грузчиков, представителей префектуры и пристава при переселении вообще никого не было. Ни грузчики, являющиеся работниками префектуры, ни сами представители префектуры, а тем более пристав, понятыми быть не могут.

Прокурор, может быть и лжет «о понятых» потому, что прекрасно знает, что они должны по закону быть.

Прокурор пишет: «…Симоненко Т.А. поступил исполнительный лист о выселении из квартиры по ул. Грина, 16, кв.9 и о переселении …в квартиру по ул. Бартеневская, 13, кв. 121». Исполнительного листа мы не видели, но прокурор пишет именно о «выселении» и «переселении», которое тогда надо понимать как «вселение». Но, дело в том, что согласно Предписанию о выселении – единственном документе, который мы имеем на сегодняшний день, ни слова не говорится о «вселении» на ул. Бартеневская. То есть, выходит, что судебный пристав-исполнитель Симоненко Т.А. не полностью, частично исполнила исполнительный лист, то есть, проигнорировано решение суда «о вселении».

Это немаловажный факт. Я обратился к судебному приставу-исполнителю: «Вы оставили самую тяжелую мебель и вещи в подъезде, в лифтовом холле дома 13 по ул. Бартеневская, что равнозначно оставлению их на улице, их могут украсть». На что судебный пристав-исполнитель ответила мне примерно следующее: «А у меня нет предписания вселять Вас, у меня есть предписание только выселить. Поэтому меня не интересует дальнейшая судьба Ваших вещей, главное для меня, что квартира по ул. Грина освобождена от Вас и Ваших вещей». Естественно, наши вещи, брошенные приставом-исполнителем в неохраняемом подъезде дома №13 по ул. Бартеневская, разворовали. Но и это еще не все. Те вещи и мебель, которые все-таки занесли в «новую» нашу квартиру по ул. Бартеневской, оказались почти сплошь переломанными. И это является прямым следствием того, что Предписание о выселении не содержит в себе предмета исполнения «о вселении».

Прокурор пишет: «11.12.02 исполнительное производство окончено на основании ч.1 п.1 ст. 27 Федерального закона «Об исполнительном производстве»», то есть, выписываю из закона: «фактическим исполнением исполнительного документа». Но это же не соответствует действительности.

Во-первых, нам до сих пор (1.5 месяца спустя) не представлено Постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства (п.2 ст. 27), в результате чего мы беззаконно лишены права обжалования в суд в 10-дневный срок этого Постановления.

Во-вторых, исполнительный документ фактически не исполнен в полном объеме, поэтому не может быть «фактического исполнения исполнительного документа», на что ссылается прокурор. Произведено только «выселение», но не произведено «вселение» или как его называет прокурор «переселение» в квартиру на ул. Бартеневская. (см. Предписание на выселение и письмо прокурора).

Прокурор пишет: «Судебный пристав-исполнитель произвел выселение в соответствии со ст.75 Федерального закона «Об исполнительном производстве», оснований для вмешательства прокуратуры не имеется».

Во-первых, «оснований для вмешательства прокуратуры» я уже привел более 10.

Во-вторых, согласно п.4 ст.75, кроме уже упомянутых мной требований, «выселение производится …с обязательной описью имущества, производимой судебным приставом-исполнителем». Описи имущества не производилось, поэтому прокурор не имеет права и не может писать «в соответствии со ст.75».

Таким образом, это коротенькое и такое «благополучное» письмо прокурора на самом деле представляет собой – сплошное нарушение закона и прямую ложь.

Я бы не писал всего этого вновь в Администрацию Президента РФ, мне отношение прокуратуры как Москвы, так и ЮЗАО Москвы, к моему делу давно, еще с марта 2002 года, известно. Но дело в том, что эти прокуратуры фактически фальсифицируют дело, представляя меня в глазах Администрации Президента РФ эдаким жалобщиком, сутяжником и просителем необоснованных благ. Каковым я не являюсь.

Я хочу одного. Чтобы в отношении меня и моей семьи не нарушались сплошь и рядом законы страны, чтобы меня не грабило Правительство Москвы как бандит на большой дороге. И отдало мне то, что мне принадлежит по праву.

Приложения: 1. Письмо прокуратуры.

                        2. Предписание на выселение.

28.01.03  Б. Синюков».

Я понимаю, что меня душат многочисленными «ответами», создают ими путаницу у меня в голове. И еще большую путаницу создают в коллективной голове администрации Президента. Я даже одно время думал отправить ему в Кремль весь этот роман в письмах. А потом еще подумал. И у меня вышло, что он направит этот роман какой-нибудь своей «уборщице», а если я много экземпляров ему направлю, то он перенаправит – всем своим уборщицам. Вот тогда-то я и пришел к выводу, что роман надо опубликовать для всего народа. Пусть посмеются, а заодно и погорюют о моей судьбе.

Но тут, через 13 дней, пришло опять письмо из московского суда. Я едва  успел то письмо прокомментировать, как требуются новые комментарии. Нет, комментировать я его не буду, я только сообщу вам разницу. Разница состоит в том, что в прежнем письме было 6 листов приложения, а в этом – 7 листов. Смотрите сами:

«29.01.03 № 33/206-\3380\01.03. Председателю Зюзинского суда и копия Синюкову.

 Московский городской суд направляет Вам обращение Синюкова Б.П. по принадлежности. О результатах рассмотрения просьба сообщить заявителю. Приложение на 7 листах в первый адрес.

Заместитель председателя Московского городского суда В.В. Горшков».

 

Следом вновь обеспокоился моей жалобой Президенту Воронов с длинным титулом, помните? Он пишет:

«30.01.03. Ваше обращение по жилищному вопросу, в соответствии с поручением, внимательно рассмотрено.

На основании распоряжения префекта ЮЗАО от 06.05.2002г. № 546-РП дом 16 по ул. Грина, где проживала Ваша семья, подлежал отселению.

Всем жителям отселяемого дома переселяющей стороной, в лице Префектуры ЮЗАО, были предложены жилые помещения в соответствии с действующим законодательством.

Ваша семья проживала в трехкомнатной квартире, принадлежащей Вашей жене на праве собственности.

В соответствии с действующим законодательством собственникам жилого помещения предоставляется равноценное жилое помещение (ст.493). Вашей семье была предложена трехкомнатная квартира, расположенная по адресу: Москва, ул. Бартеневская, дом 13, кв.121.

В связи с необоснованным отказом членов Вашей семьи от переезда на предоставленную жилую площадь в добровольном порядке, Префектура ЮЗАО направила в Зюзинский суд иск о Вашем выселении. При этом в суд была представлена независимая рыночная оценка, подтверждающая тот факт, что вновь предоставляемое жилье является равноценным по отношению к занимаемой Вами квартире. Данные независимой оценки Вами в судебном заседании опровергнуты не были.

На основании представленной оценки суд вынес решение о выселении Вашей семьи из сносимого дома с предоставлением другого жилого помещения.

Учитывая те обстоятельства, что дом 16 по ул. Грина к моменту вынесения решения суда был полностью отселен, Префектура ЮЗАО обратилась в суд с ходатайством о немедленном выселении Вашей семьи, что предусмотрено ст.211 ГПК РСФСР.

Зюзинский суд вынес определение о немедленном исполнении решения в части Вашего выселения. На основании выданного исполнительного листа служба судебных приставов-исполнителей по ЮЗАО осуществила исполнение решения суда.

Учитывая изложенные обстоятельства, нет оснований считать Вашу жалобу обоснованной, поскольку возникший между Вашей семьей и органами исполнительной власти ЮЗАО гражданско-правовой спор был разрешен на основании судебного решения в соответствии с действующим законодательством.

Заместитель руководителя -

начальник Управления Департамента

жилищной политики и жилищного

фонда города Москвы в ЮЗАО                                                Е.В. Воронов

 

У меня просто руки чешутся начать главу о суде-бандите, но и «эффективность» президентских «гарантий» Конституции доосветить надо. О том же, что Воронов – бандит, я надеюсь, вам давно понятно. И «доброту» его конторы к иностранцам-азербайджанцам за счет национальных налогоплательщиков я уже осветил. Поэтому перехожу вновь к подшивке «правительственных» конвертов. Вот что мне в очередной раз сообщает контора Президента:

«№ А26-08-64500 от 31.01.2003. Синюков Б.П.

Сообщаем, что Ваше обращение, поступившее в адрес Администрации Президента Российской Федерации, направлено на рассмотрение в Верховный Суд Российской Федерации.

Главный советник отдела писем Бородин О.П.»

 

Я ничего не скажу об этом письме. Даже не буду разбираться, на какую же мою жалобу конкретно оно направлено. Или на первичную, или на вторичную типа «лжи префекта» или «не существенности ответа».  Я только замечу: письмо писано 31 января 2003 г. И оно уже 64500-е с начала нового 2003 года. За прошлый год я получил от Президента последнее письмо перед самым новым годом, в западноевропейское Рождество, 25.12.02. Оно было 350972-е. Представляете масштабы президентской переписки? 29248 писем в месяц, 975 писем в день. И я не думаю, что это все поздравительные открытки. По себе знаю.

А теперь рассмотрим динамику президентских писем. В прошедшем 2002 году он отправлял, а значит, и получал около 30 тысяч писем в месяц, около 1 тысячи писем в день. Новый же 2003 год он начал с 65 тысяч писем в месяц, с 2 с лишним тысяч в день. Видите, какова динамика? И о чем она должна говорить? Она говорит о том, что наш Президент замордовал «Святую» Русь беззаконием и произволом и продолжает эту эскалацию. И если бы он «не выстроил» как обещал «вертикаль власти», то это мордование можно было бы отнести на счет «региональных баронов». А теперь нельзя. Вся власть, в том числе судебная, прокурорская и милицейская, у него в кармане. Поэтому он и должен отвечать за все.

Вот какие пироги.

Между тем, получаю новое письмо от прокурора ЮЗАО Москвы Скуза. Это тот самый прокурор, на которого я жаловался Президенту под заголовком «О несущественном ответе…»

 

«03.02.03. № 87ж-02. Зюзинскому прокурору Дорохину С.М. и гр-ну Синюкову Б.П.

Направляется заявление гр-на Синюкова Б.П. для проверки законности решений Зюзинского суда о его переселении в связи со сносом дома. О принятом решении прошу сообщить автору письма.

20.01.03 заявителю был направлен ответ по вопросу исполнения решения суда о его переселении.

Приложение на 4 л.

                         Прокурор округа                 Скуз А.А.»

 

Какую же из моих жалоб получил прокурор Скуз от Президента? Уж не ту ли, что я направил на него? Ведь я сам к прокурору Скузу не обращался. Притом он упоминает тот мне свой «ответ» от 20.01.03, который я обжаловал Президенту.  Дескать, учти, нижестоящий прокурор, мой ответ и действуй в том же русле. Я подождал немного и вскоре, через три дня, получил «ответ» от Зюзинского прокурора, вот он:

 

«07.02.03 №252-ж-02. Синюкову Б.П.

Ваше заявление от 07.01.03 прокуратурой рассмотрено.

Решение Зюзинского суда по гражданскому делу № 2-3318/02 по иску Префектуры ЮЗАО о выселении Вашей семьи из квартиры № 9 д. 16 по ул. Грина вступило в законную силу и исполнено судебными приставами. Данное решение законно и обоснованно.

Оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется.

Одновременно разъясняю, что согласно ст. 376 ГПК РФ лица, участвующие в деле могут самостоятельно обжаловать судебные постановления в суд надзорной инстанции.

Прокурор старший советник юстиции С.М. Дорохин».

 

Оказывается, прокурор Скуз направил подчиненному прокурору Дорохину мою жалобу «О лжи префекта», ибо я эту жалобу написал 07.01.03. Зря он не направил мою жалобу уборщице префектуры. Ведь для префекта Зюзинская прокуратура – только одна из многих в его округе. Лучше бы сам Скуз с моей жалобой разбирался, все-таки это был бы одинаковый  уровень власти с префектурой. Мало того, прокурор Скуз еще и намекнул прокурору Дорохину, дескать, учти, что я этому Синюкоу «ответил». Вот и вышло у Дорохина, что решение суда «законно и обоснованно», а «оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется».

Вы же сами читали немного выше, что как раз «основания прокурорского реагирования» есть, и я на этом настаивал. Но не в этом даже дело. Главное здесь то, что прокуратура от низшего до высшего звена х.. положила на  всякие там президентские «вмешательства». Как тот старшина из анекдота, поправленный образованным солдатом: «Я сказал, что ложка «ляминивая», значит – «ляминивая», и пока я здесь старшина, все ложки будут «ляминивыми»».

И Президент, по-моему, об этом сам прекрасно знает, «гарантируя» Конституцию с помощью трети миллиона в год своих писем, заранее зная, что посылает их в пустоту. Но посылает же. Значит, он целенаправленно имитирует свою власть и нашу защиту. Обязаны ли мы в таком случае «исполнять» разные там «долги отечеству», например подставляться под чеченские пули?

Рог изобилия открылся. В тот же день я получил «ответ» из прокуратуры Москвы. Я, правда, не знаю, на какую именно мою жалобу «отвечает» прокурор Москвы, ибо я их послал не менее 50 штук, но все равно, вот он «ответ»:

 

«07.02.03 № 8-152-2003.  В связи с Вашей жалобой по жилищному вопросу, поступившей из Генеральной прокуратуры РФ, сообщаю, что в соответствии со ст.378 ГПК РФ надзорная жалоба   должна содержать указание на решение, определение суда, которые обжалуются, в чем заключается допущенное судами существенное нарушение закона, просьбу лица, подающего жалобу.

В случае если надзорная жалоба подавалась в надзорную инстанцию, в ней должно быть указано на принятое решение суда.

К надзорной жалобе прилагаются заверенные соответствующим судом копии судебных постановлений, принятых по делу.

При выполнении названных требований закона и представлении необходимых документов Ваша надзорная жалоба на судебные постановления по гражданскому делу будет рассмотрена прокуратурой города по существу.

Заместитель начальника отдела

по обеспечению участия прокуроров

в гражданском процессе             Т.Л. Быкова».

 

Во-первых, Т.Л. Быкова городит из себя дурочку, не отличающую надзорную жалобу, от просто жалобы на произвол всех властей разом. И я свою, не знаю уж какую конкретно, жалобу посылал Президенту, а только копию ее – генеральному прокурору, так сказать, для сведения обо все творимом с моей семьей ужасе. Президент, наверное, кому-то мою жалобу переправил. Кому именно, пока не знаю. А вот генеральный прокурор переправил ее прокурору Быковой, значит, посчитал, что она достойна рассмотрения. Он бы и сам мог написать такую же отписку как Быкова, но не написал же? Тем более что я жаловался не на конкретное судебное решение, а на их взаимосвязанный комплекс. На что прокурор Быкова как бы не обратила внимания. Другими словами, она хотела меня заставить побегать, пособирать и позаверять всяческие бумажки, а когда я вдоволь набегаюсь, снова написать мне отказную писульку. Я это докажу ниже.

А пока я вновь получил письмо от Президента:

«№ А26-23-100619 от 13.02.03 Синюков Б.П.

Сообщаем, что  Ваше обращение, поступившее в адрес Администрации Президента Российской Федерации, направлено на рассмотрение в Генеральную прокуратуру Российской Федерации.

Главный советник Отдела писем Бородин О.П.»

 

И через три дня  еще письмо, оттуда же:

 

№ А26-14-100557 от 17.02.03 Синюков Б.П.

Сообщаем, что Ваше обращение, поступившее в адрес Администрации Президента Российской Федерации, направлено на рассмотрение в Прокуратуру г. Москвы.

Зам. начальника Отдела писем Коряшкин В.А.»

Поживем – увидим, где они всплывут. Притом заметьте, эти ребята даже не ссылаются на дату моего письма, так что мне, написавшему Президенту под два десятка писем, совершенно невозможно разобраться, какое мое письмо пошло в Генеральную прокуратуру, а какое – в прокуратуру Москвы.

Генеральная прокуратура тут же «отреагировала»:

«18.02.03. № 8-904-03. Ваши жалобы не могут быть рассмотрены по следующим основаниям.

В силу нового ГПК РФ органы прокуратуры РФ лишены полномочий по опротестованию судебных постановлений, истребованию гражданских дел.

Внесение представления прокурора в суд надзорной инстанции воз­можно лишь по тем категориям дел, которые предусмотрены ст. 45 ГПК РФ.

Для решения вопроса о наличии (отсутствии) оснований для внесения представления (ст. ст. 376, 377 ГПК РФ) жалоба должна отвечать требовани­ям ст. 378 ГПК РФ. Ваша жалоба требованиям ст. 378 ГПК РФ не отвечает.

Кроме того, с жалобой в порядке надзора Вы вправе обратиться в суд надзорной инстанции самостоятельно в течение одного года, начиная с 01.02.2003.

Начальник управления по обеспечению участия прокуроров

в гражданском процессе   В.В. Тараненко».

 

Я понимаю, что прокурор Генеральной прокуратуры Тараненко не хочет защищать мои права человека, даже если его об этом попросил Президент. Но прикидываться таким дураком, это уже – лишнее.

О «категории дел, которые предусмотрены ст. 45 ГПК РФ» сказано: «Прокурор вступает в процесс и дает заключение по делам о выселении…». Меня незаконно выселили, так и пусть он «вступит в процесс».

Статья 376 определяет, что «право на обращение в суд надзорной инстанции с представлением о пересмотре вступившего в законную силу решений и определений суда, если в рассмотрении дела участвовал прокурор, имеют должностные лица прокуратуры, указанные  в статье 377». Так я же во все прокуратуры, какие только есть в Москве, в том числе и в Генеральную прокуратуру,  неоднократно обращался и просил их принять «участие в рассмотрении дела». Но ни один прокурор не стал принимать участие вопреки закону, который я им приводил.

Статья 377 различает «надзорные жалобы» (подают стороны процесса) и «представления прокурора» (подает прокурор). Так вот, я подал жалобу Президенту, который гарантирует Конституцию, на ее нарушение судом. Президент попросил прокурора подать представление прокурора, основываясь на моей жалобе.

Открываем статью 378. Надзорная жалоба или представление прокурора должны содержать…», далее идет перечень того, что они должны содержать. Я подал жалобу Президенту, так как прокуратура игнорирует мои обращения. Эта жалоба не регламентируется ГПК РФ, но она содержит все необходимое, показывающее, что в отношении меня нарушена Конституция. Вот пусть и пишет прокурор представление согласно статье 378, выполняя все ее требования к представлению. И пусть вызовет меня, если ему что-либо непонятно, или требуются дополнительные данные. Я ему их представлю по его просьбе. Тем более, что прокуратура должна надзирать за скрупулезным выполнением законов, и Президент именно для этого выслал прокуратуре мою жалобу, пусть и не содержащую всех требований статьи 378, но содержащую предмет нарушения Конституции. Но, прокурор, вместо того, чтобы выполнить свое представление, начинает сначала путать представление с надзорной жалобой, потом – требовать с меня надзорную жалобу. И все это вместо того, чтобы сесть и написать представление по всем правилам статьи 378.

Прокурор как бы не знает, что моя жалоба Президенту не должна «отвечать» требованиям статьи 378.  Это его представление по моей жалобе должно «отвечать требованию».

В общем, прокурор строит из себя дурака как это может сделать только настоящий дурак. Неужели Президент это потерпит? Еще как потерпит. Он же сам такую «вертикаль власти» построил.

Тем временем вновь встрепенулся зам префекта Картышов. Он бы не встрепенулся, но получил откуда-то «сверху» мое «Ваше обращение к Президенту Российской Федерации». Вот его ответ мне:

«19.02.03. № 12-05-225/3 и № 12-05-225/3-1. Префектура ЮЗАО на Ваше обращение о несогласии с решением Зюзинского районного суда, согласно которому Ваша семья была переселена из квартиры № 9 дома 16 по ул. Грина в равноценную трехкомнатную квартиру, расположенную по адресу: г.Москва, ул. Бартеневская, дом 13, кв. 121, сообщает следующее.

В соответствии с гражданским процессуальным кодексом РСФСР Ваша семья обжаловала решение Зюзинского суда в кассационном порядке в Московский городской суд. Мосгорсуд, рассмотрев доводы Вашей кассационной жалобы, 30 января 2003г. оставил решение без изменений, а Вашу кассационную жалобу без удовлетворения.

В настоящее время решение Зюзинского суда исполнено.

В связи с изложенным, префектура ЮЗАО информирует Вас, что доводы Ваших многочисленных обращений о нарушении жилищных прав Вашей семьи не имеют подтверждений. Спор, возникший между Вашей семьей и органами исполнительной власти административного округа, был разрешен на основании действующего законодательства и вступившего в законную силу решения суда.

Заместитель префекта       А.Л. Картышов».

 

Ба, да он «отвечает» сразу на две пересланные ему Президентом мои жалобы. Притом, заметьте, какой у него тон пренебрежительно-уничижительный, вдобавок победительный. Еще бы! Он не знает, что мы знаем, каков у него в кармане суд. Он думает, что мы суд уважаем. А мы его боимся, а не уважаем.

Я даже думаю, что г-н Картышов до последнего момента боялся, что суд все-таки под давлением совершенно ошеломительных фактов нарушения им законов, приведенных мной, откажет ему. А суд, возьми и согласись именно с ним. Вот он и загордился, и отмел мои «Ваши многочисленные обращения». Как обухом по голове.

Между тем, Президент все рассылает и рассылает мои жалобы по ведомствам:

«№ А26-14-114693 от 19.02.03  Синюков Б.П.

Сообщаем, что Ваше обращение, поступившее в адрес Администрации Президента Российской Федерации, направлено на рассмотрение в Генеральную прокуратуру Российской Федерации.

Главный советник Отдела писем  Бородин О.П.»

 

Ох, и остогребел же наш Президент Генеральной прокуратуре своими пересылками! Пристал, как банный лист…

Мне же из Генеральной прокуратуры – вновь типографская открыточка  (нужное вписать):

25.02.03. № 7/2-р-2003. Синюкову Б.П.

Ваше обращение для рассмотрения направлено в прокуратуру Москвы.

О принятом решении Вам сообщат.

Прокурор управления (отдела) – (закорючка)».

 

Я понимаю Вас, уважаемые читатели. Тяжело и нудно все это читать. Но уже немного осталось, чтобы Вы увидели всю полноту имитации Президентом защиты наших с Вами прав человека, чего от него самого требует Конституция.

И я сам писал, и Президент переправлял, и прочие «ветви власти» переправляли в Зюзинский суд мои жалобы, но председатель этого суда Н.П. Васильева молчала как партизан. Наконец разразилась:

«25.02.03 № К-31/7. Синюкову Б.П. На Ваши жалобы от 07 января 2003 года, адресованные в Московский городской суд,  Зюзинский районный суд города Москвы сообщает,  что гражданское дело № 2-3416/2002 по иску Префектуры ЮЗАО г. Москвы к Синюковой Г.В.,  Синюкову Б.П.,  Синюкову Д.Б.  о  прекращении права собственности, выселении и предоставлении в собственность 28 августа 2002 года было рассмотрено, решением суда иск был удовлетворен.

Определением судебной коллегии Московского городского суда  от 24 октября  2002 года решение  Зюзинского районного суда  г.  Москвы от 28.08.2002 года отменено.

Определением Зюзинского районного суда г.  Москвы от 28 ноября 2002 года производство по делу прекращено, в связи с принятием отказа Префектуры ЮЗАО г. Москвы от иска.

Определением судебной коллегии Московского городского суда от 28 января 2003 года определение Зюзинского районного суда г. Москвы от 28.11.2002 года оставлено без изменения.  Ваша частная жалоба - без удовлетворения.

Председатель Зюзинского районного суда г. Москвы Н.П. Васильева» (выделение – Васильевой).

Хорошо, что эта, так называемый судья, сделала выделение текста. Иначе бы мне пришлось самому его выделять. Вы только посмотрите: «о представлении в собственность». Читатели этого труда, без сомнения, не все юристы, но даже и не юристу ясно должно быть, что собственность насильно, притом судом, не «предоставляется».  Это совершенно беззаконный акт. Другое дело, если бы суд «предоставлял в собственность» мне своим решением квартиру, принадлежащую суду. И то без моего согласия он это сделать не может. А тут он «предоставляет» мне в собственность чужую для него собственность.

Только один этот факт говорит о совершенном идиотизме суда. А я их столько приведу в соответствующей части романа в письмах, что у вас волосы встанут дыбом.

Я не сомневаюсь также, что этот «ответ» Зюзинского суда направлен и Президенту, а он сидит и раздумывает над этим фактом.

Я уже сто лет не писал в правительство Москвы, знаю, что бесполезно. Но, этому правительству переправляет мои письма Президент. И правительство обязано «отвечать». Вот оно и «отвечает» в который уже раз:

«27.02.03 № 3-6-7242/3. Уважаемый Синюков Б.П.

Ваше письмо, поступившее в Правительство Москвы, направлено в Департамент жилищной политики и жилищного фонда, с поручением рассмотреть и сообщить Вам о принятом решении.

Отдел писем граждан Е.С. Кочеткова».

Таких открыточек я уже прокомментировал достаточно в предыдущей части романа в письмах. Поэтому не буду заострять вашего внимания. Попрошу только вновь взглянуть на мою жалобу Президенту «О лжи префекта». Или на заявление Президенту под заголовком «О непринятии действенных мер правительством Москвы по Вашему поручению».

Следующее письмо Генеральной прокуратуры, куда сунулся мой Президент по моей жалобе, вызывает у меня просто восхищение:

«04.03.03 № 8-904-2003, гр-ну Синюкову Б.П.

В связи с Вашими обращениями, в том числе поступившими из Администрации Президента РФ, а также датированным 21.01.03 («О лжи префекта» – мое), сообщаю, что разъяснения по поводу судебного решения о Вашем выселении и порядке его обжалования Вам направлены 18.02.03. (Мои комментарии этого письма – выше).

Приложение: на 12 л.

Начальник управления по обеспечению участия прокуроров

в гражданском процессе      В.В. Тараненко».

 

Да, да, это тот самый г-н Тараненко, предыдущее письмо которого мне я только что прокомментировал на предмет его извращенных взглядов по поводу Гражданского процессуального кодекса РФ. Но восхитился я вовсе не по этому поводу.

Видите, он мне направил «приложение на 12 л.»?  Так вот на этих «12 л.» стоит штамп: «Администрация Президента России» и дата в нем «12.02.2003». То есть, это собственность Президента России, направленная прокурору Тараненко для выполнения им его профессионального долга, за который он получает зарплату. Собственность, которую я передал Президенту, и она стала его собственностью.  А прокурор Тараненко отправляет эту собственность Президента мне на дом по почте. Наверное, чтобы его шпаргалка на трети листа писчей бумаги выглядела солиднее. Это этическая, так сказать, сторона дела. Если хотите, то это выглядит примерно так, как если бы женщина письменно объяснилась прокурору Тараненко в любви, а тот напечатал бы это объяснение в газетах. Или прокурору Тараненко доверили бы на 5 минут поохранять чужой чемодан на вокзале, а он бы этот чемодан отнес к себе домой.

Но, самое главное, знаете в чем? В том, что большая часть этого приложения – заявления о пытках, подписанные мной и другими свидетелями-соседями, которые он квалифицировал в предыдущем своем «ответе» как «Ваша жалоба требованиям ст. 378 ГПК РФ не отвечает». И сейчас повторяет: «разъяснения Вам направлены 18.02.03».

Представляете, какую наглость имеет прокурор Тараненко! Или его Президент конфиденциально все-таки попросил: «Мне как-то неудобно, так ты возврати Синюкову его жалобы на пытки, у нас же в стране пыток нет»?

И еще. Какое же еще прокурору Тараненко надо «жалоба должна отвечать требовани­ям ст. 378 ГПК РФ», когда у него на столе лежат 6 жалоб на пытки? Он что, не знает, что ему надо тут же возбуждать уголовные дела?

Тут вновь без моего ведома обеспокоилась обо мне московская прокуратура:

«05.03.03 № 32-239-02/10564. Синюкову Б.П.

Ваши заявления, поступившие из Администрации Президента Российской Федерации и Генеральной прокуратуры Российской Федерация, рассмотрены.

Решением Зюзинского районного суда от 19.11.02 удовлетворен иск префектуры округа о выселении Вас из жилого помещения по адресу: г. Москва, ул. Грина, д. 16, кв. 9 в жилое помеще­ние по адресу: г. Москва, ул. Бартеневская, д. 13, кв. 121. На основании данного судебного акта и определения суда от 04. 12. 02 о его немедленном исполнении, судебным приставом-исполните­лем осуществлено выселение Вас на предоставленную жилую площадь.

Разъясняю, что согласно Федеральному закону «Об исполнительном производстве», полагая нарушенными свои права и интересы, Вы вправе обратиться с жалобой на совершение исполнительных действий судебным приставом - исполнителем в суд.

Старший прокурор отдела по надзору за

исполнением законов  в социальной сфере   О.А. Трушкина».

 

Прокурор Трушкина!  Заявление-то я подал в Зюзинский суд еще 30.12.02, и называлось оно «Жалоба на неправомерные действия судебного пристава-исполнителя, приведшие к материальному и моральному ущербу нашей семье». Притом, заметьте, более чем за два месяца до Вашей рекомендации. Притом, заметьте, я в этой жалобе писал, не надеясь на независимый и беспристрастный суд: «…очень интересно узнать, как нарушивший все законы подряд Зюзинский суд по нашему «выселению», будет сейчас оценивать нарушения закона судебным приставом-исполнителем, которого тот же самый Зюзинский суд фактически вовлек в авантюру с исполнением своего произвольного решения. Мы не сомневаемся в результате, но мы обязаны пройти это испытание прежде, чем писать жалобу «выше», уже на Зюзинский суд».

И заметьте еще раз, г-жа прокурор! Я как в воду глядел: Зюзинский суд отказал мне в удовлетворении моей жалобы на судебного пристава-исполнителя.

Президенту бы тоже на это надо обратить внимание, но разве он когда-либо прочтет эти строки.

Московский городской суд, без устали  соглашаясь с решениями Зюзинского суда, будь они хоть об официальном внедрении рабства в нашей стране, в очередной раз «озадачивает» Зюзинский суд рукой своего заместителя председателя Горшкова:

«06.03.03 № 33/206-9038/03 Председателю Зюзинского суда, копия – Синюкову Б.П. 

Московский городской суд направляет Вам обращение Синюкова Б.П. по принадлежности для рассмотрения и дачи ответа.

О результатах рассмотрения просьба сообщить заявителю.

Приложение на 8 листах в первый адрес.

Заместитель председателя Московского городского суда В.В. Горшков».

 

Замечу, не вдаваясь пока в подробности, что это «озадачивание» уже четвертое, три раза «озадачивал» заместитель Горшков и один раз – заместитель Пауков. Зюзинский же суд на эти «озадачивания» только один раз отозвался, помните, когда его председатель считала правомочным суд дарить людям чужие вещи. И добавлю, что я давно уже не пишу письма судам. Я и раньше-то это делал циркулярно: Президенту и тем, кого вопрос этот касался. И уж если Зюзинский суд «отвечает» мне после понуканий Мосгорсуда, и то с третьего раза на четвертый, зная, что точно такая же бумага побывала в канцелярии Президента, то на мое-то письмо без дубляжа его Президенту, Зюзинский суд и вовсе бы не стал отвечать. Дел у него много.

Вы заметили, что этим фактом Зюзинский суд не столько меня игнорирует, сколько Президента.

Вот еще один «шедевр» из-под пера прокуратуры Москвы:

«12.03.03 № 8-152-2003. Синюкову Б.П.

В дополнение на заявление о не рассмотрении прокуратурой ЮЗАО г.Москвы Ваших обращений по существу сообщаю, что Ваша жалоба по вопросу о выселении из жилого помещения по ул. Грина, 16-9 поступила в указанную прокуратуру 23.12.02. На момент поступления данного заявления  переселение Вашей семьи в жилое помещение по адресу ул.Бартеневская, 13-121 в соответствии с решением Зюзинского районного суда г.Москвы от 19.11.02    произведено судебным приставом-исполнителем. В связи с фактическим исполнением судебного акта постановлением от 11.12.02 исполнительное производство окончено и 20.01 03 Вам дан ответ.

Новое заявление от Вас о несогласии с позицией префектуры ЮЗАО г. Москвы при рассмотрении гражданского дела в суде, а также об отключении теплоснабжения по прежнему месту жительства, поступило в прокуратуру округа 30.01.03 и обоснованно направлено Зюзинскому межрайонному прокурору, о чем Вы были уведомлены.

При таких обстоятельствах оснований для вмешательства прокуратуры города не имеется.

Заместитель прокурора города        Г.Н. Матюшов».

 

Во-первых, никто никогда, даже и 20.01.02, не давал мне ответа об окончании исполнительного производства. И этот «ответ» должен давать не прокурор, а служба судебных приставов министерства юстиции.

Во-вторых, я жаловался не на «отключение теплоснабжения по прежнему месту жительства» как Вы его ласково называете, а на систематические пытки, вытворяемые властями над нами. Согласитесь, это разные ведь вещи.

В третьих, если Вы считаете, что основная обязанность прокуратуры Москвы состоит в «обоснованном направлении» вопиющих фактов нарушения законов в нижестоящие прокуратуры, которые эти факты не захотели расследовать ранее, и не захотели расследовать после Ваших «обоснованных направлений», то, как говорится, «приехали».  Вам не приходит в голову, что Вы лично должны были приложить все ваши силы и знания на охрану закона? Ведь то, что вы делаете, отлично мог бы сделать простой почтальон. Вы хоть понимаете разницу между прокурором и почтальоном?

Собственно, об этом же самом я хотел бы спросить и моего Президента. Может быть, ему надо разогнать кучу клерков, рассылающих вспять миллионы наших писем во все уголки России. И нанять парочку хороших юристов, чтобы они ужаснулись сами, и заставили ужаснуться Вас, Гарант Конституции?

Вот это и является главным выводом из этой, второй части романа в письмах. 

Может быть, у меня еще спросят, почему я назвал его тонкой рябиной? Или сами догадаетесь?

Тогда скажу. Помните песню: «Если б мне, рябине, к дубу перебраться, я б тогда не стала гнуться и качаться». Президент наш думает, что этим дубом для него являются суды, прокуратура, прочие так называемые публичные власти. И он к ним прислоняется. Совсем увил их своей добротой, ласкается.

А дуб-то все-таки не они, а народ.

                      

                                                                                                                                    11 мая 2003 г.

Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]



Hosted by uCoz