Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

Государство – людоед

 

Государство – людоед

(Роман в письмах)

 

[ Оглавление романа]

[ Назад ] [ Вперед ]

 

 

Введение. «Ветви» – бандиты

 

Народ и власть в России – антагонисты, каких свет не видел. Я это покажу на единственном, но весьма конкретном примере, своем собственном. Но сперва, как я всегда поступаю, обращусь к языкознанию.

«Демос» у нас – народ «по-древнегречеси», что я неоднократно доказал обозначать должно «по-древнееврейски». Но, окончание «ос» произносить не следует, так как почти все «древнегреческие» слова имеют это окончание. Корень этого слова «дем», откуда у нас и «демократия» – власть народа. Но, я хочу показать, что «дем – народ» есть кличка презрительная, данная властями тому большинству народа, который она себе подчинила наподобие рабов. Примерно такая же, как  амхаарец – работник земли, или гой. Или даже тот, кто из гоев вышел «в люди», то есть, изгой. Ибо, по моему убеждению изгой – не тот, кто изгнан, как думаем мы сегодня с подачи лингвистов, а тот, кто из гоев уже вышел, но во властную верхушку еще не принят окончательно. Как только примут, так и забудут, что он немного раньше был из гоев, изгой.

Возьмем слово демон с корнем «дем». Это сегодня он – черт, сатана и дъявол. Но еще при В. Дале он был также и «нечистый», и «лукавый», «кто во лжи», «кто кичливый духом», «кто во зле». Другими словами, это тот «отщепенец» от народа, кто не очень-то подчиняется демагогии властей.

Кстати, демагог – ныне вроде бы всем понятное слово. По Словарю иностранных слов: «демагогия – использование лживых обещаний, преднамеренного извращения фактов, лести для достижения той или иной цели. Например, для привлечения масс на свою сторону, для создания популярности. А также – высокопарные пустые рассуждения, прикрывающие какие-либо корыстные цели». Но примерно за 100 лет до издания упомянутого словаря В. Даль определил демагога как «поборника беззакония, тайного возмутителя». Такой человек не может находится во власти, он, наоборот, возмущает людей против власти. Значит, он – представитель народа, той его подавляющей части, которую эксплуатируют власти, а «демагог» «тайно» поднимает народ против власти. Поэтому такой человек  в устах власти – плохой, то есть, демагог. И именно поэтому еще задолго до В. Даля власть начала называть «демонами» не столько чертей, сколько «лукавых и кичливых духом» людей из народа, вознамерившихся защищать свои права. И только потом, при «разработке» католичества в «Платоновской» академии Козимо Медичи, демонов во плоти, телесных так сказать, трансформировали в виртуальных чертей. Как, собственно, и почти всех женщин, имевших сколько-нибудь власти при существовавшем в то время матриархате, обратили в ведьм, сжигаемых на кострах. 

Кстати, о Платоне. Во-первых, если «древнегреческий» (еврейский) Платон в действительности жил на свете, то его учение неправильно «перевел» Поджо Браччолини из Псевдоплатоновской академии имени Козимо Медичи. Дело в том, что во времена Платона демиург – это свободный труженик, производитель материальных благ, по-нынешнему «рабочий класс и трудовое крестьянство». Поэтому Платон и назвал демиургов, то есть народ, «созидательным началом» в самом прямом смысле, который только возможен. Но, когда Платона начали «переводить» в Новоплатоновской академии Козимо Медичи, «переводчики» этот прямой и однозначный смысл перевели в мистический образ «творца всего сущего на Земле». А оригиналы Трудов Платона куда-то «затерялись», все до одного. Нам остались только одни «переводы».  Именно тогда «греческий» корень «дем» приобрел унизительно-пренебрежительное значение во всех производных словах, кроме демократии.

Возьмем слово «демикотон». В. Даль определяет слово как «плотную бумажную (хлопчатую – мое) ткань, приставка «деми» которой каким-то чудесным образом стала ассоциироваться как приставка «полу…».  И эту приставку стали использовать в словах «полушерстяной», «полухлопковый» (демикотоновый), и даже «демисезонный» (весенне-осенний), а, вообще говоря, бессезонный, полусезонный или всесезонный. Сюда же попало слово «демимонд» – полусвет, в котором «отдыхали» у дорогих проституток представители властей. А демотическое письмо что такое? – Упрощенное «письмо для народа», не слишком обремененного грамотой. И, наконец, «демпинг» – ныне – «бросовый экспорт», а ранее, я думаю, – бросовый товар, годный только для народа.  Поэтому я, например, в приведенном перечне слов вижу – пренебрежительное использование слова народ.  Действительно, «демикотон» – это хлопковая ткань для народа, надо полагать, самого плохого качества. Как, например, нынешние хлопчатобумажные штаны, куртки и телогрейки черного цвета для заключенных.

В другой своей работе я показал, что Деметра – это вторая, вторичная, повторная мать (Ди-метра), а не только богиня земледелия от  «греческого корня».  Поэтому я высказал соображение, что корень «дим» обозначает народ второго сорта, оставшийся от матриархата, и который надо презирать евреям со своим богом-мужиком Яхве. И именно поэтому, в конечном итоге, в корне «дем» (дим) перепутались два понятия: вторичный, половинчатый вообще и – народ, который сам по себе – остаток прежних матриархальных времен, и поэтому презираемый. Или вообще народ с матриархатом, такой отсталый, и еще больше презираемый.

Возвращаюсь в родные пенаты, в Россию. Мы все выше рассмотренные слова взяли на Западе, кое-как, с пятого на десятое, приспособив их к своим нуждам. Но у нас есть и свои слова-родственники, но столь далекие друг от друга, что между ними – пропасть. Вот, например, муж и мужик, стариннейшие русские слова. Я здесь не то значение слова муж имею в виду, которое так и просится из ЗАГСа, противоположное слову жена. Я имею в виду слово муж, которым обозначается в русском языке «муж достойный», и от которого произошло слово «мужество» и «мужеложство». Этим словом обозначался «герой», «богатырь», который в своей шайке любого своего ратника (соратника) мог уложить в собственную постель из-за постоянного недостатка барышень. Другими словами, «пахан» казаков-разбойников, которые на Руси, если детально всмотреться, все, как один, – «евреины», включая так называемых «трех богатырей».  (См. мои другие работы).

Мужик же – это даже не дружинник (ратник, соратник) мужа, а чистая полевая трава, которую можно стричь-косить и продавать в рабство. Вот какие это далекие друг от друга обозначения понятий с тем же корнем, но разными суффиксами.

Столь же далекие по значению друг от друга вождь и вожак. У В. Даля: «Добыть языка и вожака». Казаки-разбойники, будучи степными хазарами, добывая наш народ для продажи в рабство, немного путались в наших лесах, блудили, попутно занимаясь блудом на Девичьем поле в городе Коломна. Поэтому перво-наперво им требовался «язык», то есть, пленный, подневольный рассказчик из местного народа. Во-вторых, им требовался вожак, который бы мог показать дорогу в наших дебрях. Промежуточным звеном в отношениях вождя и вожака были – вожжи, один конец которых был в руках у вождя, а второй конец – на шее вожака. Сегодня эти два сильно удаленные друг от друга понятия несколько сблизились. Вожаком стали называть и вожака дикого стада, но это двусмысленное понятие. С одной стороны, вожак ведет дикое стадо как вождь – самовластный хозяин стада. С другой стороны, он все-таки не вождь, а вожак, то есть, не дорос до человека власть предержащего, каковым может быть только вождь, то есть, ведущий не стадо, а людей.

Что касается выше оставленного слова демагог, в последнем его понимании, а не в первоначальном, то вторым демагогом был Христос, а первым – исламский Мухаммед. Оба этих демагога проповедовали Первозаконие, то есть мешанину из морали и религии уже тогда, когда существовало Второзаконие Моисея, который разделил литургию и мораль по разным ведомствам, славословие богу Яхве оставил за религиозными деятелями, а мораль передал гражданским избираемым судьям. С этого и началось дальнейшее развитие так называемых (по Моргану) формаций идеологии производительных сил и производственных отношений. Первая называлась западной (по Моисею), а вторая – азиатской формацией (по Мухаммеду-Христу).  Подробности в других моих работах.

В настоящей работе я хочу показать на своем собственном опыте ту крайнюю черту, до которой докатилась Россия, являясь самым ярким и последовательным представителем азиатской формации. Постепенно примитивная разница между мужем и мужиком, между вождем и народом посредством вожжей, вожаков и языков «совершенствовалась». Мужи дрались за первенство до тех пор, пока князь не стал великим князем, пока шах не стал шахом шахов. Естественно, им потребовался «аппарат». Аппарат разветвлялся, превратившись в ведомства. Все ведомства служили главному мужу. Более мелкие шахи и князья тоже вошли в аппарат, возглавили ведомства. Пошла драка вокруг трона. Дошло до того, что этот аппарат стал менять себе царей как перчатки. Он теперь назывался элитой. Про народ же вообще позабыли. Он ведь – только трава на частном сенокосном лугу.

А Второзаконие на Западе развивалось в сторону углубления Второзакония, то есть, разделения властей, притом судебная власть довольно быстро обогнала литургическую  власть, то есть самое церковь. И на этой основе грянула у них научно-техническая революция.  Восточным деспотам стало завидно. Поэтому они пошли не на то же самое, а по пути имитации «того же самого», включая суд. Который на Западе является соревнованием на корте, а у нас – системой наказания, осуждения, которая, в свою очередь, творит не суд, а – расправу.

На Западе создали институт слежения за исполнением закона – прокуратуру, которая может вызвать на допрос даже своего царя. У нас с’имитировали эту штуку, и даже по новой нашей конституции выше министра прокуроров любого ранга могут из Кремля вышвыривать как нищих.

Потом с’имитировали выборность так называемых публичных властей, но в конечном счете оказалось, что нижние ступеньки больше огня боятся ступенек чуток повыше. И вообще все наши «ветви власти» оказались целиком во власти шаха шахов. И он по этой «вертикали» спускает свои указания вниз, вплоть до станционного смотрителя.

При коммунистах суд, власти и прокуратура беззаконно, самовольно и самопроизвольно расправлялись только с теми, кто эту власть подвергал сомнению как таковую. Хоть тайно, хоть явно. И даже по простому подозрению, стараясь заглянуть под черепную коробку, что, естественно, у них получалось отвратительно плохо. Остальных не трогали, а только драли с них три шкуры. Нынешние же власти настолько оборзели, что потеряли всяческий человеческий облик. Я хотел сказать, что они ведут себя как в завоеванной стране, но потом подумал, что это будет слишком мягко сказано, даже близко не напоминающее действительность. Скорее надо сказать, что они ведут себя, как будто живут последний день, а до этого занимались исключительно людоедством. Солдат, не научив толком стрелять, отправляют в бой против профессионалов. А когда солдату отрывает на войне все, что можно оторвать, его просто привозят домой, и бросают этот остаток  живой плоти на руки папе с мамой. Этих же солдат, пока они учат присягу, используют как рабов за миску самой отвратной каши, чего не делали даже в Вавилоне и Древнем Риме. И делал только Гитлер в своих специальных лагерях смерти. Когда у бедного человека что-то такое есть, что может потребоваться богатым или власти, что одно и то же, то у него это достояние просто отбирают как разбойники на большой дороге. И ни суд, ни прокуратура, ни сам президент даже, как говорится, и ухом не поведут. Наиболее же настырных ставят в положение мух, самопроизвольно прилипающих к липкой ленте. Если какому-нибудь богатею или представителю самой низкой ступеньки власти просто не понравится какой-либо человек, например из-за храпа, взгляда исподлобья и прочее, то они его  садят в тюрьму, будь он даже лучше самого Христа. И никто и ничто ему не поможет. А в оставшееся время пялятся в телевизоре и поют: «я такой другой страны не знаю, где так вольно дышит человек». 

Если власти и богатеи прочитают предыдущий абзац, то тут же выдадут сквозь зубы: «голословное обвинение». И тут же сдадут меня милиционеру, следователю или прокурору, которые немедленно «докажут», что я враг народа, наркобарон, серийный убийца или вор «в крупном размере». А что я «лгун», они даже не вспомнят.  

Именно поэтому рассказ у меня будет долгим, подробным и иллюстрирован до тошноты документами.

                                                                                                          23.04.03.    

Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]



Hosted by uCoz