Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

Дополнительные доказательства моей теории – 2

 

Иван Калита – «исчезнувший» хазарин

(Дополнительные доказательства моей теории)

 

В своей статье «Хазары» я писал, что русский перевод  «Тринадцатого колена» Кёстлера под научной редакцией А. Юрченко сильно напоминает соавторство последнего в книге. Достаточно сказать, что «комментарии редактора» составляют ровно 25 процентов от оригинального текста Кёстлера, а «Список литературы к русскому изданию» занимает 18 страниц, в то время как у Кёстлера в оригинале он на 6 страницах. Просто так такую огромную работу никто не делает. Значит, она нужна, в первую очередь, комментатору. Часто это бывает потому, что редактор хочет показать свою эрудицию, и это полбеды. Но редактор указал сам в предисловии, что «это связано с ключевыми пунктами теории Кёстлера, в частности, о культурном превосходстве хазар, принявших иудаизм, над язычниками огузами и мусульманами булгарами; и попыткой продлить существование Хазарского государства до XIII века» (выделено мной).

Само собой разумеется, что до 13 века хазар «продлевать» никак нельзя, иначе в официальной русской истории наступит кавардак. То есть, они в русской истории займут место мифического монголо-татар­ского ига. Но мне-то как раз и нравится, что Кёстлер «продлевает» историю хазар, ибо у меня и Евпатий Коловрат, и Дмитрий Донской – хазарские, еврейские основатели Московской Руси. (Подробности в се­рии статей «Насмешки над историей» и в книге «Загадочная русская душа на фоне (еврейской) мировой истории»). Тем более что сам Кёстлер, несколько оправдываясь в своей крамоле с помощью Организации Объеди­ненных Наций, полагает, что евреи вообще родом из Хазарского каганата.

Но я-то знаю доподлинно, что они «произошли» из Саудовской Аравии и Йемена. А в Хазарском каганате оказались точно так же как и в Индии, и в Двуречье, и в Центральной Азии, и в Сибири вплоть до Ханты-Мансийска (Самары), и Египте, и на Босфоре, и в Китае, и в Японии. И даже в Южной и Центральной Америке. Торговые племена, внедряясь в народы с помощью изобретенной ими торговли, уже не могли остановиться. И никогда не имели своего государства, потеряв его раз и навсегда в пустыне на границе Саудовской Аравии и Йемена. 

Настала пора вернуться вглубь веков от Дмитрия Донского к Ивану Калите – «мешку с деньгами», хотя я его и рассматривал раньше, на предмет: откуда у него мог взяться тот самый мешок с деньгами? И тогда я установил, что кроме как от работорговли своим народом, вернее будущим русским народом, деньгам взяться был неоткуда. Откуда у меня и получилось, что Иван Калита вовсе не русский князь, а – хазарский, то есть еврейский казак-разбойник. О казаках – у меня есть отдельная статья, это как бы к ней дополнение.

Начну с Владимира Даля. «Калита – сумка, мешок, подвесной карман, торба». Поэтому русским при столь обилии (я их не все переписал) равнозначных слов еще и калита – будет многовато. Далее В. Даль сообщает: «У киргизов – калта, кожаная зепь на поясе». Во-первых, киргизы у Даля – это все нерусские на востоке и юге от тогдашней России, включая северных кавказцев, калмыков и казаХов, которые сами себя называют «казак». Во-вторых, калитка – это уменьшительное от калита, но обозначает у русских маленькую дверцу в больших воротах. Другими словами, это как бы особая малая часть чего-то основательного, первородного. Поэтому я сразу же перешел к глаголу калить, произошедшему от калить (обжигать) кончик стрелы, чтобы он был твердым и острым. «Каленые стрелы» в сказках помните? Далее В. Даль приводит производные слова каление, калка, калильный, кальный, калило и так далее. Самое интересное в том, что скотину тоже калят, что является синонимом колоть, то есть убивать. И тут опять идет пересечение со стрелой каленой, она же тоже колет. А еще главнее то, что В. Даль вообще не знает слова «калитва», которое должно возникнуть наподобие «молитвы» из «моленья».

Само собой вспоминается река Калка, на которой русские князья потерпели первое поражение от татар, и каковой в природе на Руси не оказалось. Носовский с Фоменко ее долго искали, а потом пришли к выводу, что слово «калка» обозначает вообще реку, вернее просто воду. Тогда я сообразил, что и стрелы калят, вытаскивая из костра, и опуская в воду, откуда и произошло весьма своеобразное произведение «Как закалялась сталь». Ее тоже вытаскивают из огня и опускают в воду. Но не в этом дело. Получается, что «калита» вовсе не мешок с деньгами, а колчан со стрелами калеными, на дне которого могут лежать и деньги, если они есть. А вот «калитка» – это действительно мешочек для денег, иначе портмоне. И он должен быть по идее кармашком для денег в калите для стрел. Поэтому Иван Калита – это все-таки «Иван – Колчан», а не «Иван – Портмоне». Но денег у него все равно было много, он ими заполнил весь колчан, в портмоне они не влезали. Притом официальная историческая версия, откуда деньги у Калиты, не выдерживает никакой критики (подробнее в других работах).

Вернемся к словам, произведенным от калки – каления, имея в виду переход, например, слова брат в слово братва через суффикс «в», что равнозначно моленью – молитве.  Поэтому «калка» стрел выступает как единичное производство, а «калитва» – как массовое, с такой же разницей как между сельской кузницей и металлургическим заводом. После этого посмотрим на географическую карту, туда, где калили стрелы против «чудной» чуди, «не знавшей оружия» (забыл уж какой русский историк) и обитавшей к северу от реки Ока (финско-угорские племена). И ныне в приток Дона, Северский Донец, впадает речка Калитва, а на ней стоит город Белая Калитва, стало быть, место подходящее для каления стрел в массовом порядке, индустриальное так сказать каление. Не отсюда ли и наш царь Иван Калита? Тем более что Дмитрий Донской – «московский князь» не мог быть назван Донским по реке Дону. Во-первых, Куликовская битва была не на Дону, а в будущей Москве, во-вторых, на будущей Руси вообще не знали реку Дон, так как Оку сроду не переплывали. Дмитрий так мог называться только на самом Дону как и Илья Муромец – атаман донских казаков-разбойников – донской казак, к которому все прочие разбойники просились в пренебрежительные «казаченки».

Кстати закаленный кончик деревянной стрелы, а не вся стрела в целом, как и калитка – часть створки ворот, ведет нас к латинскому слову calica – лоскуту кожи, обернутому вокруг ступни и затянутому вокруг щиколотки ремнем. То есть, обувь пастухов, у которой нет подошвы как отдельной детали обуви. При этом обута не вся нога, а только ее кончик – ступня как часть всей ноги. Поэтому, мне кажется, что это слово первоначально вообще означало – кол как таковой. И раз уж его знают и греки, и латиняне, и русские, то слово это – безусловно еврейское, то есть «индоевропейское». Теперь припомните древнерусское «калики перехожие», то есть вечные путешественники, не имеющие дома как такового. И не забудьте, что на «деревянной» Руси отродясь в лаптях ходили как на севере Европы – в деревянных, выдолбленных изнутри, колодках, а отнюдь не в кожаной обуви. Кожаная обувь – это изобретение пастухов-евреев, они же вскоре – торговое племя и вечные путешественники, забывшие свою родину.

Кстати, Дмитрий «Донской» (1363-89) внучек Ивана Калиты (1328-40) и кроме Куликовской битвы (на Кулишках в будущей Москве – Носовский и Фоменко), что более важно, положил конец престолонаследию от старшего брата к младшему (бандитское, казацко-разбойное, хазарско-еврейское наследование), впервые передав престол сыну и закрепив этот «закон» ужасными казнями.    

Вернемся на всякий случай на речку Калитва. Может быть, еще что-нибудь найдем.

 

Соль: Итиль – Саркел – Киев, далее везде

 

Калитва – это граница Причерноморских степей, далее на север – сплошные леса, так что стрелы калить тут было самое место для всей степной зоны. Но не только это меня в этих краях интересует. В других своих работах я показал, что во времена Хазарского каганата евреи открыли путь соли из озера Баскунчак на Запад не только через Босфор, но и из Волги в Дон, затем по Северскому Донцу и его притоку Казенный торец до истоков, и далее от истока реки Самары – в Днепр, затем – в Западную Европу. В основном через Венгрию, город Будапешт, вернее, через Буду – тоже древнее еврейское место, так как раньше она называлась Офен (см. другие мои работы). От истока Казенного торца (казацкого тупика – см. другие работы) до истока Самары или ее притока реки Бык – совсем рядом, они стекают с одной и той же возвышенности, только – по разные ее стороны.  Поэтому хазарам и потребовался город Саркел на Дону. Ныне специально затопленный Цимлянским водохранилищем от поползновений археологов. (См. ниже). Впрочем, на истоки реки Самары можно легко попасть с реки Кальмиус, которая также как и река Миус впадает в Таганрогский залив Азовского моря, куда и Дон впадает.

Река Самара, впадающая в Днепр, для меня интересна тем, что это уже пятое еврейское название видимого горизонта (сам – небо, ар – земля) на «святой» Руси: Самарканд, река Самара с городом Самара, Ханты-Мансийск – бывшее село Самаровское. Сейчас найду и шестое. Вот оно. На реке Кагальник, впадающей в тот же Таганрогский залив с востока, стоит стариннейшее село Самарское, так сказать, доисторическое.

О реке Кагальник надо сказать особо. Мало того, что кагал – еврейское как бы собрание-совеща­нье, а каган – до сих пор руководитель еврейского сообщества, так и Хазарским каганатом правил каган, вроде бы как царь (подробности – в других моих работах). Кстати, Кагальник тем хороша, что по ней сверху, с истоков нельзя попасть в устье, она летом вся высыхает и течет только с весны до начала лета, зимой же до дна промерзает. Поэтому попасть в Самарское можно только из моря, а в самом Самарском из реки Кагальник можно только воды попить. В общем, потаенное место, как, собственно, и новая Астрахань, о которой – ниже.

Название реки Казенный торец, в смысле конец, произошло совсем не от слова «казна» как вы думаете, а от корня «каз» в слове казак (см. мою статью «Еще раз – о казаках-разбойниках и немного – о торговом племени». Именно поэтому, я думаю, эту речку не переименовали до сих пор наши «хазарские» правители. И это название, в действительности «Казацкий, казачий конец, тупик» как раз и говорит о том, что здесь шла перевалка соли с истока одной реки на исток другой, при которой хорошо грабить. В только что упомянутой статье я как раз и доказал, что торговое племя одной своей частью торговало, а другой своей частью – грабило торговцев.

Пойдем дальше. За каким, интересно, чертом на притоке Северского Донца – Боровая, во глубине российских лесов, потребовалось называть деревеньку «новой» Астраханью? Притом так давно, что никто не помнит, как и когда это было. Мало того, зачем одну реку Миус повторили в реке Кальмиус? Ведь на Урале уже есть река Миас. Конечно, с этим удивительным корнем слова можно разобраться, да мне неохота, я и без разбора знаю, что один корень может повторяться в нашей не столько удивительной, сколько идиотской «индоевропейской семье языков», ибо все восходит к древнееврейскому, через санскрит. Ибо даже корейский и японский язык, не говоря уж о китайском, тоже – из «индоевропейской семьи». (Подробности во многих других моих работах).

Река Северский Донец – исторически важная река. На одном из трех ее притоков (Харьков, Лопань, Уды) стоит древнейший город Харьков – центр бывшей Слободской Украины, равнозначный Запорожской сечи. Хотя по советской энциклопедии ему и назначен 15 век. При этом «слободская» производится от слободы (пригорода), а не от свободы, как таковой. То есть, это казаки никому и никогда не подчиняющиеся, вплоть до Екатерины II. Они «произошли» не из беглых крестьян, как пишут историки, а – из хазарских казаков-разбойников, которые старше «по возрасту» самой «святой» Руси. Это доказывает хотя бы тот факт, что Харьков – столица русских евреев даже сегодня. Вторая столица их – Одесса, но отнюдь не Биробиджан. Подробности в других работах, хотя бы «Тайна Аравийского полуострова».

Надо сказать, что собирательное слово хазары (казары, козары) всего лишь видоизмененное слово от корня в слове казаки (козаки). Те и другие – евреи, только одни торговцы, а другие – грабители торговцев. Это, так сказать, элита хазар, правящая с помощью денег всеми остальными народами от Волги до Днепра и далее. От Черного моря до Белой Калитвы и «новой» Астрахани в наших лесах.  И не только правящая, но и рекрутирующая местные племена как для услуг при торговле, так и для разбоя. Один из таких – Илья Муромец якобы из Мурома, второй – с реки Еруслан, левого, восточного притока Волги (Еруслан Лазаревич – прототип пушкинского Руслана). Естественно, много таких рекрутов было и с Северного Кавказа. До сих пор в этих многочисленных народах велика прослойка евреев, например, покойный президент Ичкерии Дудаев. И у всех остальных найдутся, в том числе и в Закавказье. Пора переходить к «князьям» Черкасским.

 

«Князья» Черкасские

 

Остановлюсь, однако, прежде на городе Черкасске, ныне Новочеркасске – столице бывшего Войска Донского, а еще ранее – донских казаков-разбойников, включая их предводителя «народного героя» Илью Муромца (см. другие мои работы). Я думаю, кстати, не зря его нам назначили потомки Ивана Калиты и Дмитрия Донского в народные герои, именно те, кто начал править «чудной чудью», к коей и я отношусь. Расположен Черкасск недалеко от устья Дона.

Черкасск втихаря от турок «брал» еще Петр I, но быстро возвратил назад, припугнутый турецким султаном в 1711 г. (царя Салтана у Пушкина помните?). Вот что пишет об этом Пушкин в Подготовительных текстах к Истории Петра: «Шафирову на переговорах с турками приказано: согласиться на отдачу туркам все нами завоеванное по Дону и Днепру. Шведам тоже уступить все, кроме Ингрии, за которую, в случае крайности, уступить Псков или другую провинцию. Азов возвращен туркам, разорены построенные на завоеванных землях крепости, уничтожена таганрогская гавань. <…>  Турции предоставлено право защищать изменников запорожцев и казаков (булавинцев). Шафиров с сыном Шереметева остались в заложниках до выполнения договора. <…> Петр медлил с выполнением некоторых пунктов договора, и визирь обещал отдать Шафирова и Шереметьева янычарам» (выделение – мое).

Во-первых, про турецких янычаров наши историки врут, что они бывшие пленные славяне, потомки которых стали отборным турецким войском (янычарами), рыцарями, кроме войны ничего не знавшими.  Янычары, как и древние казаки-разбойники не женились, поэтому потомства у них не должно было быть. Все казаки-разбойники, включая Илью Муромца, тоже не женились, они просто добровольно рекрутировались «евреинами-атаманами» типа Соловья-разбойника и «служили» до погибели или до инвалидности, после чего переходили в статус «калик перехожих», попросту – калек. И когда их Петр стал притеснять, они просто-напросто в большинстве ушли служить турецкому султану. Остальных Петр поработил временно, но турецкий султан взял над ними «шефство» в благодарность янычарам.  И даже по свидетельству Носовского и Фоменко «турецкие янычары» писали мемуары на чистейшем русском языке. Что опять-таки говорит за то, что публика там была грамотная (верхушка хазар). А сама наша русская грамота – хазарская. И именно поэтому «Турции предоставлено право защищать изменников», как будто Петр мог «не предоставить» этого права. Что касается «визирь обещал отдать Шафирова и Шереметьева янычарам», то не дай бог Шафирову с сыном полководца Шереметева оказаться в их руках. И какие казаки могли быть «изменники», когда они с испокон веков были свободными от русского царя под общим названием хазар.  Потом янычары, бывшие казаки, вымерли естественной своей смертью, а историки написали, что их всех истребил султан за якобы поползновения на его власть.

Во-вторых, даже согласно официальной истории янычары – это дервиши (буквально – бедняк), известные от Индонезии до Африки, что говорит о принадлежности их как к «индоевропейцам», а значит – к евреям, так и к «афразийскому дереву языков», значит – тоже к евреям. (См. другие мои работы). Янычары принадлежали к разновидности дервишей – бекташам (бекташийя), которые «исповедовали смесь разнородных элементов мусульманства и христианства». Это, конечно, идиотизм. Надо бы написать, что одни исповедовали мусульманство, другие – христианство, а в общем – ничего толком не исповедовали, им было некогда за грабежами. Это и по Илье Муромце видно, и по остальным двум богатырям из знаменитой троицы, женатым на дочках Соловья-разбойника, он же «евреин». Притом исторически известно, что рядом с «православными» казачьими поселениями на Дону стояли поселения «татарско-мусульманские». Это одна сторона. Другая сторона состоит в том, что бекташи пришли «как предполагается» из Средней Азии. А им и неоткуда было больше «прийти» в Хазарский каганат как из Аравии. Эти «бедняки-дервиши», оказывается, «владели значительными земельными богатствами». Действительно, казаки-разбойники «владели» всем Причерноморьем, Приазовьем, Прикаспием, Ахтубой, только эти земли никому другому не были нужны, кроме, естественно, караванных торговцев.

Теперь можно переходить от казачьего Черкасска к «русским князьям» Черкасским. Переписываю из Энциклопедии почти дословно. Черкасские – княжеский род России из «выезжавших на русскую службу» правителей Кабарды. Фамилия – от адыгейских племен черкесов (по-русски черкасов). «В России Черкасские принадлежали к верхушке правящего класса». Это как к верхушке, когда они простые наемники? К верхушке принадлежат завоеватели, покорители, а не наемники. «Наиболее известны: Салтанкул (опять царь Салтан?) Темрюкович – сын кабардинского князя Темрюка Идаровича выехал в Россию в 1558 г.» и быстренько стал «удельным служилым князем и видным опричником». Это за какие такие заслуги он стал удельным князем? Сказали бы лучше, что они пришел вместе с Иваном Калитой, Ильей Муромцем или Дмитрием Донским – завоевателями «чудной чуди» и получили свое «пастбище». Дальше – больше: «На его сестре Кученей Темрюковне был женат Иван Грозный». Это что же получается? Наемники нанимаются воевать в Россию вместе со своими сестрами? Придется вам заглянуть еще раз в Пушкина, туда, где он приводит исповедь действительного наемника-француза Моро-де-Бразе, нанятого Петром. Поймете, как с настоящими наемниками обращались в России.

Пойдем дальше: «князь Каншов Мамстрюкович Черкасский в 1608 – 10 годах близок к Лжедмитрию II», но это не помешало ему стать «членом Земского собора 1613 года и боярином с 1619». О «близости» самого Лжедмитрия II к казакам у меня рассказано в статье о Романовых, повторяться не буду. Цитирую БСЭ дальше: «Хорошай Камбулатович Черкасский  на русской службе с 1577 года, занимал высшие военные должности, боярин». Потомок завоевателей он, по-моему, а не наемник. Идем дальше: «Иван Борисович, сын Хорошая Камбулатовича, тоже боярин». Но, самое интересное в том, что «после смерти Филарета (фактический царь вместо «избранного  собором» его сына-идиота, первого Романова – мое) – фактический глава русского правительства». Вот так «наемники»!

Пропущу немного, а то – рябит в глазах, и продолжу: «боярин Михаил Алегукович Черкасский занимал видное положение при Петре I, а его внук Петр Борисович был московским губернатором». Самое интересное, что за исключением последних Черкасских все предыдущие Черкасские «нанимались к русским царям» по порядку рождения, и сразу же становились боярами со своими собственными уделами, вплоть до Астраханской губернии (Сунчалей Сунчалеевич Черкасский).

Вот и подошло время сопоставить князей Черкасских с городом Черкасском – столицей донских казаков, который безуспешно попытался «присоединить» Петр, вместо этого «дав право» турецкому султану защищать потомков этих самых Черкасских, не попавших вовремя на «русскую службу».

Дело тут в том, что Дмитрий Донской, отменивший наследование завоеванного Иваном Калитой «престола» от «старшего брата к младшему», не только создал конфликт между казаками-разбойниками на Дону и в Москве, но и отрезал донских казаков-разбойников от московских властителей. Создал ме­жду ними долго не прекращавшуюся вражду (подробности – в других моих работах). Черкасские – это московские казаки-разбойники, прибывшие с Иваном Калитой и осевшие здесь на правах бояр. Остав­шиеся же на Дону казаки-разбойники по старому наследованию имели право возглавлять московский престол от «старшего брата к младшему» и бились непрерывно за эту «честь» с московскими казаками-разбойниками вплоть до их «присоединения» Потемкиным. Принципы наследования, в том числе бандитские – от старшего «брата» (по-нынешнему «братка») к младшему, каковые никогда даже не были кровными братьями, у меня растолкованы в других работах.

Так, значит адыги – черкесы – кабардинцы князья Черкасские служили у русских князей и в их честь назван казацкий город Черкасск на Дону. Откуда тогда взялся город Черкассы чуть ниже по Днепру от Киева? Тоже казацкий город. Что, тоже в честь адыгов, некогда живших тут в большом количестве? Тогда куда они подевались, ведь они тут должны были жить семьями, с папами, мамами, бабушками и дедушками, и даже прапрадедушками. И разумеется с детками. Что, испарились? Все до единого? И осталось только название?  Это же чушь. Ни один народ полностью не исчезает. Даже сибирские народы, загнанные русскими в глухую тайгу, подальше от «великих» строек. Эти народы просто хиреют, спиваются, русеют, забывая свой язык, но продолжают жить, деградируя и опускаясь все ниже и ниже, отставая все дальше и дальше от цивилизации. В том числе и от своей собственной, прежней.

Просто надо признать мою версию об отщепенцах от народов, о казаках-разбойниках всех известных и давно забытых кровей, кучкующихся под руководством неудавшихся евреев-торговцев на торговых путях, осваиваемых более успешными членами их сообщества. И тогда выйдет, что и черкесы-черкасы тоже «служили» в казаках-разбойниках, как и чечены и все прочие северокавказцы. При этом они уходили «казаковать», «полкать» (см. полк) молодыми, сильными, здоровыми и, главное, не обремененными семьей. И никогда больше не обременялись ей впредь, занимаясь так называемой содомией. Потом прежний состав, ставший калеками, не «каликами перехожими», вымирал, заменяясь новым набором. И у каждых банд отщепенцев от народа, близкого к торговым путям, были свои места разбоев и компактного холостого житья. Вот черкесы жили в основном в Черкассах и Черкесске, хотя это и не говорит о поголовном их тут проживании, а только – о преобладании среди прочих отщепенцев, казаков-разбойников.    

Вернемся к «язычникам огузам», упомянутым в самом начале статьи.

 

Высокообразованные огузы-писатели  «языческих»  племен

 

Берем БСЭ и читаем о «Китаби Дедем Коркуд ала лисани тайфеи огузан»:  ««Книга моего деда Коркуда на языке огузов» – письменный эпический памятник огузских племен, позднее вошедших в состав туркменского, азербайджанского и турецкого народов. В эпосе нет единого сюжета, в 10 сказаниях из 12 описываются героические подвиги огузских богатырей почти с одним и тем же перечнем главных действующих лиц: каган (хан) Баюндур, его зять богатырь Казан, его сын Оруз и др. Основное содержание эпоса – война огузских богатырей с «неверными» за утверждение своей власти. Следы эпоса огузов обнаруживаются в Центральной и Средней Азии, например, среди киргизов, казахов и др.» (выделение – мое).

Прежде, чем идти дальше, проанализируем приведенный текст. Во-первых, «язычники-огузы» не могут создать «письменный эпический памятник», так как язычники писать не умеют. Писать умели только евреи, торговое племя, это у меня многократно доказано в других работах.  Во-вторых, слово «казан» означает групповую еду из одного котла-казана, так сказать, на природе. И это однокоренное слово с казаком (подробности – в другой статье, о казаках). В третьих, Оруз сильно напоминает Ормузский пролив – отправную точку восточного колена торгового племени. В четвертых, никто кроме магометан не употребляет слова «неверные», тем более оно не знакомо язычникам. А ислам – первая производная от иудаизма (читайте другие мои работы). В пятых, в других своих работах я показал, как торговое племя, обосновавшись на Великом проходном дворе около озера Баскунчак, открыло торговлю солью от Тихого океана, Кореи на востоке, до пролива Босфор на западе. Там же я показал, что, где торговый путь, там и – разбойники, причем то и другое осуществляют представители этого же племени. В шестых, надо твердо помнить, что в торговом племени каждый мужчина, под страхом презрения,  должен быть всенепременно грамотным.

В седьмых, все эпосы, пришедшие к нам из глубины веков и эпох, у всех народов, почти от Северного полюса до Южного, непременно – о богатырях. При этом эти «богатыри» всегда и везде по сути подлые  люди, самодуры, безжалостные «боевики», у которых нет в душе ничего святого, только, я – хочу. И что попало, ворочу. Вспомните хотя бы о нашем Илье Муромце, забросившем своего сына от еврейки за облака. Или Еруслана Лазаревича, убивавшего женщин после «ночи». А уж о скандинавских «богатырях» и говорить нечего, они вообще сплошь сумасшедшие. Впрочем, вы и сами можете проанализировать эти эпосы, если есть охота. Только надо брать их в чистом, так сказать, виде. После «правки» их историками и фольклористами (тот же Пушкин) они становятся похожи на манную кашу с малиновым вареньем – любимая детская еда. В общем, все как один эпические богатыри – казаки-разбойники.

В восьмых, все эпосы о богатырях исходят от самих этих богатырей. Ибо писать все их главари умели, а времени для описания своих подвигов у них было предостаточно. Ибо «работа» у них – аккордная, больше свободного времени, чем «рабочего». Чего нельзя сказать об их одноплеменниках – истинных торговцах, которые с утра до ночи составляли расписки, векселя, прейскуранты и так далее, им было не до «мемуаров».  Итак, посчитав до восьми, вернемся к огузам.

БСЭ: «огузы (арабское и персидское – гуз, гуза; древнетюркское – огуз)». Сразу же, пока не позабыл, отмечу, что наша любимая поговорка «взялся за гуж, не говори, что не дюж» идет именно от этих «гузов», то есть взялся воровать и грабить, не плачь, если получишь сдачи.

Продолжу: «Огузы – «тюркоязычные племена из Центральной и Средней Азии переселились на территорию современных китайских провинций Синьцзян и Ганьсу и стали называться уйгурами». Ишь ведь как ловко «переселились», прямо туда, куда я указал, описывая Великий проходной двор (псевдошелковый путь) в своей упомянутой книге. Так как в Византии шелк начали возделывать раньше Китая. Повторю вкратце, я не гордый. Когда восточное колено торгового племени освоило Индию и Персидский залив, пришлось расширяться от сытой еды в Среднюю и Центральную Азию, соединив их с Индией через Афганистан. Потом пришло время торговли солью с Баскунчака и Хазарского каганата. Тем более что до сих пор корейцы едят полутухлую рыбу из-за экономии соли, а китайцы солят пищу так мало, что европейцы всегда и все китайское досаливают «по вкусу».

«Ловко» огузы переселились потому, что сперва попали на истоки Иртыша, где и назвались уйгурами (Синьцзян, Урумчи), а потом добрались и до истоков Хуанхе (Ганьсу, Ланчьжоу), по которой – рукой подать до Кореи. И именно поэтому они вовсе не «тюркские» племена, а – торговые, то есть евреи. А где торговля, как я уже неоднократно сказал, там и разбой. Пойдем дальше.

БСЭ: «В конце 9 – середине 10 веков сложился союз огузов в Приаралье и Прикаспии. В середине 11 века это государство было разгромлено пришедшими с востока кипчаками. Часть огузских племен ушла на запад и заселила южнорусские степи; другая часть, возглавленная сельджуками, завоевала страны Передней Азии. Огузы сыграли важную роль в этногенезе туркмен, азербайджанцев, турок, гагаузов, и каракалпаков». Точка.

Хотя нет, продолжу: ««Огуз-Наме» («Сказание об Огузе»), эпические памятники о легендарной родословной тюрков-огузов и их мифическом прародителе Огуз-кагане (Огуз-хане). Сохранились рукописи отдельных, старейшей является карлукско-уйгурская версия 13-14 веков. Хивинский хан Абулгази создал в 17 веке так называемую мусульманскую версию эпоса. Словом огуз названо также каждое из 12 сказаний древнейшего эпического памятника «Китаби Деде Коркуд»». Но я уже об этом вам сказал.

В приведенных двух цитатах историками все перевернуто с ног на голову.  Я думаю потому, что первые историки – все-таки евреи. Им незачем нам говорить правду, притом о Хазарском каганате, испарившемся как бензин, а на самом деле оказавшийся в России на правах князей, царей и бояр. До сих пор, между прочим.

Во-первых, прежде чем попасть в Китай, торговцам надо было сначала найти озеро Баскунчак. Без соли с этого озера в Китае им было нечего делать. Поэтому, прибыв из Ирана, в котором соли и без Баскунчака навалом, они должны были прежде всего «сложить союз огузов в Приаралье и Прикаспии». Потом пожаловать в Среднюю Азию и по отрогам гор зимой и по казахским степям летом следовать в Китай по Великому проходному двору. Видите, какой он широкий в зависимости от сезона?

Во-вторых, никаких кипчаков с востока торговцам опасаться не следовало, ни в 11 веке, ни даже в начале 13-го (Чингис-хан), потому что Чингис-хан вовсе не Чингис-хан, а Чингис-каган, их ближайший родственник. И всю эту кашу с Чингис-ханом якобы из Монголии  огузы-хазары специально заварили после начала мирного (торгового) и немирного (казацко-разбойничьего) завоевания Руси, которая тогда называлась «угро-финские племена, не знавшие оружия». Подробности – в других работах.

В третьих, фраза «другая часть огузов, возглавленная сельджуками, завоевала страны Передней Азии» звучит, если знаешь в чем тут дело, примерно как «Моська не только облаяла Слона, но и съела его». И не только потому, что «сельджуки – это туркмены», у которых ныне в царях сидит Туркмен-баши, но и потому, что «другая часть огузов» сперва разобралась в торговом отношении с турками, так как они ближе к их прародине, а потом уже взялась за туркмен. А затем уж прибыла на озеро Баскунчак, где у нее «сложился союз огузов в Приаралье и Прикаспии».

В четвертых, это как же мог хан Абдулгази «создать мусульманскую версию» упомянутого эпоса, если мусульманство, созданное торговым племенем из своей собственной религии для покоренных торговлей народов, перед этим, на заре веков уже распространилось сплошняком от Индонезии до Гибралтара? В это самое время торговое племя еще даже и не помышляло о Средней Азии, недаром город Самарканд скрывался от  них за линией горизонта (см. выше).

В пятых, что-то «старейшую карлукско-уйгурскую версию» никто особо в Китае не изучает, а вот «мусульманская версия 17 века» чуть ли не национальная Библия турок. Как у нас «Слово о полку Игореве» или Несторова  летопись, «найденная» Петром у себя в штанах, правда, в Кенигсберге, а не дома.

Кстати, «гуз» – это русский дикий гусь – перелетная птица как и казаки-разбойники, он же «каз» (см. В. Даля), а малый дикий гусь называется «казара». Так что «гузы» и «хазары» – это одно и то же.

 

                                                                                                               21.08.03

 

«Выход из проблемных лабиринтов»

 

Я считаю, что люди произошли не только из обезьян, но и из других высших животных, включая птиц, например на Крайнем Севере. Я на этом подробно останавливался в своей статье «Почему ныне из обезьян не происходят люди?», затрагивал эту тему в других своих работах. Но у меня не хватает знаний, чтобы доказать это как теорему. Зато факт, что весь набор признаков цивилизации всему, уже человеческому, населению Земли принесли на блюдечке евреи, у меня больше не вызывает сомнения. И этому подтверждение – все остальные мои работы. Но сами евреи не хотят, чтобы мы знали об этом, ибо именно они написали всю нашу историю, не выпячивая себя и не гордясь, а наоборот, затуманивая для нас этот факт. Притом это делается в настоящее и в недавнее прошлое время очень настойчиво и целеустремленно. Именно поэтому мне для доказательства своей теории приходится пользоваться самыми мелкими историческими и научными фактами, чтобы сокрытое становилось явным.

Грубо говоря, подробности в других работах, евреи придумали  торговлю, и с помощью ее научили весь мир и сделали себя его неявными владельцами. Придумали они торговлю от безысходности жизни в пустыне, на безводном плато между нынешней Саудовской Аравией и Йеменом, где не знаешь, останешься ли завтра жить из-за превратностей, таящихся в окружающей среде. Придумав торговлю, они спустились в Йемен. Освоив его, им пришлось разделиться на два потока (колена), на восточное и западное. Восточное покорило своим изобретением и всем, что с ним связано (многословная речь, письменность, науки), сначала Индию, Персидский залив, Среднюю Азию. Затем расширяясь дошло до Тихого океана и даже переплыло его. Западное же колено переплыло в Эфиопию и оттуда двинулось по всей Африке, особенно вниз по Нилу. На Ниле у них родился Моисей, и увел своих приверженцев на Босфор. Западную Европу «покоряли» уже его последователи, а Восточную Европу – последователи восточного колена торгового племени.

Теперь сделаю небольшое отступление о роли в нашем сознании корифеев науки и перейду к делу. Во все века, если, например, человек открыл теорию относительности, то начинают верить и его прогнозам на бирже. Спрашивают его обо всем на свете и безусловно верят: как же, ведь открыл теорию относительности? Испорченные таким вниманием к своей особе, корифеи начинают рассуждать о чем попало, и уже сами о себе думают: я же открыл теорию относительности. Как будто он сам не знает, что его избрали академиком, например, за «свечение Черенкова», и только. То есть, само звание дает ему возможность непререкаемо говорить о чем угодно. И это плохо. Говоря «о чем угодно» и по любому поводу, он тем самым закрывает рот всем другим потенциальным «знатокам», ибо в трамвае им такого вопроса никто не задаст, а других способов высказаться у – них нет. Все средства коммуникаций заняты одними корифеями. Их печатают, показывают по телевизору, а так как бумаги и телевизионного времени – в обрез, остальным туда же нет доступа. Я пробовал – не протолкнуться.

Вот, например, академик РАН В.В. Иванов говорит в диктофон Кима Смирнова из «Новой газеты» 11-14 сентября 2003 года: «…выход из проблемных лабиринтов, в которые попадают сегодня лингвисты, работающие в области сравнения языков, помогают найти исследования, ведущиеся в современной эволюционной генетике. <…> Пробуют найти прямые корреляции того, как генетическое разнообразие человека, включая расовое разнообразие, соотнесено с разнообразием языковым. <…> Генетические исследования, кажется, подтверждают идею африканской прародины человека, с которой многие долго спорили. 100 тысяч лет назад была предпринята первая попытка африканского «исхода» прачеловечества в Европу и на Ближний Восток, где тогда были неандертальцы. Это оказалось невозможным. Неандертальский барьер преодолеть не удалось. Но через 50 тысяч лет барьер все же был преодолен другим путем. Когда мы сейчас смотрим на глобус, понятно: если вы не можете пройти через Синайский перешеек, то можно от Эфиопии и Сомали двинуться к Южной Аравии. Путь расселения первых людей для меня удивителен. Они, видимо, делали это с помощью каботажного плавания. Хотя археологи до сих пор не обнаружили следов настолько древней навигации. Но они должны быть. Я пытался найти такие следы в словах, означающих суда, плоты и т.п. И, мне кажется, нашел их. В частности, термин в наших индоевропейских языках, от которого навигация, наутилус, – это «нау». А в русском, а славянских языках, в фольклоре есть аналогичное обозначение погребальной ладьи. Так или иначе, это слово – одно из многих, которые указывают на возможность сверхдревней навигации. Это пока гипотеза. Но генетически, по выкладкам сравнительного исследования митохондриальных ДНК, получается все-таки, что распространение шло вдоль берега моря, а именно от Южной Аравии к Индии, дальше – к Юго-Восточной Азии и к Австралии. В Австралию вы уж никак не попадете без каких то плавсредств. А проникновение людей на австралийский материк – это точно 40 тысяч лет назад. <…> А оттуда – и в Америку. <…> Итак, группа древних людей, вышедшая из Африки, за 10 тысяч лет заселила все материки, кроме Антарктиды. После этого, накопив силы, став достаточно многочисленной, пришла в Европу и преодолела, наконец, «неандертальский барьер». Странная, как бы запланированная, запрограммированная операция по завоеванию всего земного шара, которой я не перестаю удивляться. Такое впечатление: была какая-то первобытная цивилизация очень высокого интеллектуального уровня».

И я очень удивляюсь этой галиматье записного академика.

Во-первых, если признать, что рассе­ление по Земле готовых, так сказать, людей происходило из одной довольно жирной точки – юго-вос­точной Африки, то люди должны были бы плодиться примерно как кролики, а на это нет даже намека. Наоборот, людям требуется очень длительное воспитание потомства, ибо даже просто ходить по земле они учатся ровно год. А, например, жеребенок – ни одной минуты, вывалился и побежал. Собственно, это можно доказать и чисто математически. Берем точку, а в точке маму с папой, нарожавших пять ребятишек. Через 15-20 лет эти уже взрослые дети могут идти завоевывать пространства. Отойдут километров на 50 и вновь остановятся рожать лет на 15-20. И так далее, аж до самой Южной Америки. И если даже принять, что они не будут болеть и лениться, не забудут направление движения в джунглях, а будут как заведенные двигаться в нынешнюю Панаму, а потом на юг и север от нее, то им потребуется примерно 40000 км/ 50 км = 800 остановок на 20 лет, всего же 800 х 20 = 16 тысяч лет. В действующую хронологию это, конечно, вписывается, но беда в том, что «новохронологисты» раз и навсегда доказали, что такие цифры просто нельзя использовать. Я же доказал, что даже самой истории Земли в 4, 5 млрд. лет тоже нельзя верить.  

Во-вторых, у академика получится, что через какие-то промежутки времени на своем пути эфиопы начнут белеть, потом желтеть, а, переплыв Тихий океан, окажутся краснокожими. По пути же на север они страшно побледнеют. Ведь они туда дважды уже суются. И это только цвет кожи. А носы, а губы и уши, а, то сужающиеся, то расширяющиеся глаза, то приближающиеся, то удаляющиеся от носа. А строение головы и даже высота талии. В общем пусть академик все это объяснит не мне, а антропологам, у них таких признаков раз в сто больше, чем я перечислил. И пусть докажет, что это все произошло от изменения питания и солнечной радиации, больше ведь не от чего произойти. А если он не может всего этого доказать, то о переселении народов надо раз и навсегда забыть. Как это ни горько мировой науке. И направить столько же научных сил и средств на мою теорию, согласно которой люди произошли на своих нынешних местах, без всяких переселений.

В третьих, пусть лингвисты не ищут из своих «проблемных лабиринтов» выход, сравнивая языки. И даже в «современной эволюционной генетике». Ибо они наворочают, привлекая «современную эволюционную генетику» еще большую кучу дури, чем наворотили уже с «афразийским деревом языков» и «индоевропейской семьей» их же. (См. другие мои работы). Собственно, я и статью-то эту начал из-за этого писать. Иначе бы я «откровения» академика просто не заметил бы. Академик утверждает, что «сравнительное исследование митохондриальных ДНК» показывает, «что распространение шло вдоль берега моря, а именно от Южной Аравии к Индии, дальше – к Юго-Восточной Азии и к Австралии». Отлично. Это как раз и подтверждает мою теорию внедрения торгового племени в народы этих мест, ибо, если бы народы переселялись по-ивановски в полном своем составе, то не было бы изменения митохондриальных ДНК по пути переселения. Зачем им меняться у одного и того же народа из-за одного только их перемещения? А вот когда митохондрии одного вида меняются на митохондрии другого вида, то это происходит из-за перекрестного скрещивания одного вида митохондрий с другим их видом. Но, это и есть моя теория. На этом можно было бы остановиться, но академик столько нагородил чуши, и его прочитает столько людей в упомянутой довольно любимой народом газете, что я оставить это так просто не могу.

В четвертых, африканцы «попытались проникнуть» в Европу в первый раз 100 тысяч лет назад. Это академику откуда-то доподлинно известно. Давайте все-таки проанализируем данные академика. Значит, им 100 тысяч лет назад помешал какой-то «неандертальский барьер», который без дальнейших объяснений выглядит как в сказке об Иване-дураке, ломившемся не ту дверь. Затем африканцы на 50 тысяч лет взяли тайм-аут, и за пятую часть этого вынужденного «простоя» заселили весь мир, включая Америку. Вернувшись в родные края после непродолжительной командировки (всего-то 10 тысяч лет), вспомнили, что у них еще не заселена Европа. Но спешить не стали, посидели еще 40 тысяч лет, потом оделись потеплее, обулись и пошли. На этот раз «неандертальский барьер преодолели», будто это какая-то «линия Маннергейма». Это же идиотизм, не правда ли? И не поможет академику восклицание: «Странная, как бы запланированная, запрограммированная операция по завоеванию всего земного шара, которой я не перестаю удивляться». Это выглядит примерно как наложить в собственные штаны и потом удивляться: откуда взялось? Впрочем, я могу академику помочь, и отсрочить ему «взятие» Европы сразу лет на 300 миллионов, заметьте миллионов, а не тысяч. У меня есть статья «Трансгрессии – регрессии и «пассионарность»». Так вот в этой статье доходчиво показано, что Средиземное море все эти 300 миллионов лет, и даже больше, во-первых, простиралось от Гибралатара до Тихого океана, во-вторых, ширину имело раз в пять больше нынешнего и, в третьих, не имело ни единого островка для академикова «каботажного плаванья». Причем море это было таким же широким еще в неогене, а потом вдруг мгновенно в антропогене превратилось в нынешнее. Может, африканцы ждали не 50 тысяч лет, а 300 миллионов?  «Неандертальский барьер» этот действительно был непреодолим до самого антропогена. И дело тут вовсе не в «запланированной операции» обезьян, а в методе летоисчисления. Именно поэтому я написал ту статью.

В пятых, этот «неандертальский барьер был преодолен иным путем», академик его не объясняет, думаю, что это были уже татаро-монголы. Я эту дурь ведь тоже рассмотрел, и пришел к выводу, что никаких завоеваний с оружием в руках в истории ранее начала 19 века вообще не было.

В шестых, «археологи до сих пор не обнаружили следов настолько древней навигации», то есть, лодок в возрасте ни 300 миллионов лет, ни даже 50 тысячи лет археологи не нашли. И наш академик сразу встал в тупик. А почему бы ему не подумать о том, что археологи неправильно определяют возраст своих находок?  И что вообще хронология как самой Земли, так и ее цивилизации высосана из пальца? Наверное потому, что такого рода академики, занимающиеся не точными науками, а «описательными» шибко уважают прошлых авторитетов. У математиков и физиков ведь как? Ньютон – во всем прав, но ровно до тех пор, пока не появится Эйнштейн. И так далее. А у «неточных» наук? Сели за стол несколько академиков в Генуе, например, и «установили», что земным слоям, начиная с нижнего, ровно столько-то лет. Все. Точка. Почти 200 лет с тех пор никто слова против не может молвить. Физики и математики за эти два века создали неимоверной сложности теории, осуществили их в виде компьютеров и межпланетных путешествий, а «слои земные» остаются все в том же возрасте, несмотря на то, что ехидные ученые доказали, что возраст вчера сорванному цветочку радиоуглеродный «метод», например, дает не менее тысячи лет. А другой цветочек, найденный в 10-тысячелетней фараоновой гробнице, оказывается, согласно этому же «методу» вообще еще не рос в земле, он вырастет примерно лет через пятьсот.   

 В седьмых, рассмотрим, что «путь расселения первых людей удивителен, и они, видимо, делали это с помощью каботажного плавания». Это надо же? Как это академик догадался? На планете, поверхность которой на 70 процентов занята водой, а куски суши плавают в ней как осенние листья в луже. Но я это пишу не только для насмешки, есть дела поважнее. Академик пишет, что африканцы, «завоевав Австралию» поплыли из нее в Америку. Он будто никогда не видел карту океанских течений. Так пусть откроет в энциклопедии статью «океан» и посмотрит. Он, надеюсь, не будет настаивать, что у африканцев ровно 40 тысяч лет назад уже были английские паруса, позволяющие плавать против ветра и течений. Они же могли плавать только, как плавает пустая бочка, брошенная в струю течения. Когда я рассматривал возможность появления евреев в Америке, я все это посмотрел, и у меня вышло, что в Америку на пустой бочке и без всяких парусов можно добраться через Тихий океан из Японии и Индонезии, а из Австралии – нельзя. Вот с Огненной земли, прямо с мыса Горн можно добраться на пустой бочке вокруг Земли снова на мыс Горн, только с другой стороны. И то, если будешь немного подруливать к югу, где холоднее, а то можешь попасть прямиком в Чили, или даже, проскочив мыс Горн, окажешься в юго-западной Африке. И если у ж очень сильно повезет, и если будешь все время рулить к Антарктиде, то, пропустив мыс Горн и Африку, сможешь оказаться в Австралии. Только никакой дурак по этому течению не будет плавать – слишком холодно. Но, уж если ты морж, то, выбравшись на австралийский берег, пересечешь материк и окажешься в теплом течении, которое немедленно тебя доставит снова в Африку, уже с востока, которая и без того надоела тебе как горькая редька. И точнехонько в то же самое место, вблизи Мадагаскара, откуда ты пошел завоевывать мир. Больше из Австралии «по воле волн» попасть никуда нельзя. В Калифорнию хорошо также плавать на бочке из Гибралтара, а в устье Амазонки – из экваториальной части Африки. Впрочем, можешь попасть и в Аргентину, прямиком в Рио-де-Жанейро, если будешь подгребать влево. Я это пишу не для того, чтоб обидеть академика, а из чистого научного знания. Дело в том, что австралийские аборигены, по описанной причине океанских течений никогда не встречавшиеся с евреями, так и остались чуть ли не до наших дней без письменности, почти без языка и, главное, без религии типа ислама, индуизма или христианства.

Наконец, в восьмых. Я это оставил на закуску. Академик Иванов «пытался найти следы в словах, означающих суда, плоты». Разумеется, искал он в «индоевропейских языках», которых я на душу не переношу, так как это несусветная дурь. И лучше «навигации, наутилуса» академик ничего не нашел, отчего у него и вышло непереведенное им слово «нау». «А в русском, в славянских языках, в фольклоре есть (дескать – мое) аналогичное обозначение погребальной ладьи», – вот чем он закончил, но не назвал погребальную ладью по ее имени. Попробую сам найти такую «ладью». У В. Даля все есть, что когда-либо было на Руси. На «нау» слов кроме «науки» у Даля нет. Но я знаю, что у русских часто чередуется «у» и «в». Ищу на «нав», нахожу: «навь, навье, навья, навий, навей». И все это – покойники, мертвые то есть, и еще – выпирающая косточка на лодыжке или запястье, которая долго не сгнивает, когда весь труп уже сгнил. В результате похоже, что это тот покойник, которого вообще никто не хоронит, а ждут, пока от него останется лишь эта самая косточка. О «ладье для покойника», то есть о гробе речи у В. Даля не идет. И идти не может, судя по косточке. Кстати о гробах. Академик, может быть, и не знает, но я-то знаю, что на Руси до прихода к нам евреев (хазар) вообще покойников не хоронили, а сжигали, так как помирали они чаще зимой, и никакой дурак не стал бы им долбить могилу в двухметровой мерзлоте каменным топором. А дров в лесу – завались. А раз сжигали, то и гроба никакого не надо, обложили хворостом и подожгли – всего-то дел. То есть, академик напрямую лжет о «погребальной ладье» у русских. Но это не говорит о том, что у евреев не было «похоронной ладьи». Каковую они и нам потом всучили.

Насчет этого академик опять ловчит как какой-нибудь заурядный карточный шулер, вынимая из кармана «наутилус» и «навигацию». Как будто он не знает, что еврейская буква «нун» означает «рыба», а еврейское же слово «неф» – корабль, ковчег.  Отсюда выплывет и «греческое» слово «неофит», трактуемое как новичок, новообращенный. А в первооснове своей – еврей или местный абориген, впервые севший в торговый корабль, ученик торговца. Но,  лучше я отправлю вас к своей статье «Дополнительные доказательства», часть первая, раздел «Архитектура». Вдогонку же добавлю, что библейский Ной, возивший в ковчеге во время Потопа «всех тварей по паре», тоже с этим же корнем будет. Но и не только это. Подумаем, где же хранили евреи Моисеевы скрижали? Правильно, в ладье, в ковчеге, которому на суше приделывали ручки для переноски, и от непогоды прятали ковчег со скрижалями в скинии, попросту в палатке. А потом потеряли и скинию, и ковчег, и скрижали. А по-моему, просто передали все это исламу, своей «дочерней» религии для рабов, простите, для а`рабов. В освободившееся же время спрошу: зачем академику врать? Ведь он все это знает лучше меня. Думаю, вот зачем.

На вопрос-утверждение Кима Смирнова, имеющего в виду, таких как я: «…то место, которое десятилетиями до этого в общественном сознании занимала наука, сегодня агрессивно захватывает невежество», академик отвечает: «…в 30-е годы прошлого века… о науке понятно и занимательно писали сами ученые». Тут он, ясно, уже имеет сам себя в виду. В общем, академику Иванову для нас с вами настала «пора включать свет». Очень сожалею, но, лучше мы посидим в темноте. Из темноты, как следует из физики, виднее, что там делается на белом свете.

А за еще одно доказательство моей теории, я имею в виду «митохондриальные ДНК», спасибо!

 

                                                                                                              17.09.03.

 

Хазары, Муравский шлях и декабристы. Чеченские войны

 

Историческую и вполне официальную дурь по поводу Муравского шляха от Перекопа до Тулы я критиковал в своей упомянутой книге. Там речь шла об абсолютной невозможности для крымских татар гнать по этому «шляху» русских пленников, наловленных по лесам от Оки до Прибалтики и Польши для последующей продажи в крымском порту Кафа (нынешняя Феодосия). Хотя официальная история как упертый идиот настаивает именно на этом. Там же и в других работах я показал, как именно сплавляли по Волге (девиц) и Дону (мужчин на галеры) этих самых рабов, но только это делали казаки-разбойники из состава хазар, не торговых, а разбойных хазар. Ибо любой торговый путь всегда соседствует с разбоем, причем всегда и торговля, и разбой – дело одного и того же племени – торгового. Просто слабая физически, но умная часть племени торгует, а безмозглая и здоровая, как Илья Муромец, часть – грабит.

На Волге работорговля девицами была хотя и большой частью торгового оборота, но не единственной как я показал в других своих работах. Что касается Дона, то на нем единственным «бизнесом» была именно работорговля, и именно чудью, «не знавшей оружия», то есть совершенными «чудаками». В конечном итоге донские казаки-разбойники овладели самой Русью, за Окою, Московией, чтобы уже не только ловить по лесам как дичь, но и «культивировать» «чудную чудь белоглазую» (голубоглазую) на продажу.

И тут разгорелась вражда между «транспортной цепочкой по Дону» из казаков-разбойников и казаками-разбойниками в образе «культиваторов». Один из них, Дмитрий Донской решил передавать свою власть не по разбойным правилам, то есть от «старшего брата» – «пахана» к «младшему брату» – «заместителю пахана» в результате всеобщего голосования на «круге» всей банды, а – своему родному сыну и притом – своею волею.

Главное же в этой вражде то, что она никогда не прекращалась до самого того времени 20 века, когда уже коммунистические спецслужбы под руководством товарища Ленина и товарища Сталина окончательно не «расказачили» казаков, уже давно переставших быть разбойниками. А сами спецслужбы появились именно тогда, когда началась эта самая вражда. (См. статью «Технология российского рабства»). Ибо организационная структура и «устав внутренней службы» спецслужб – точная копия бандитских (там же).

Историки чуть ли не наизнанку вывернулись, пытаясь объяснить нам «завоевание для царя Сибири» донским казаком-разбойником Ермаком Тимофеевичем (который хоть и был казаком, но казаком хазар­ским),  «восстание» донского казака Стеньки Разина, «восстание» донского казака Болотникова, бунты дон­ских «изменников –  казаков-булавинцев», «добровольное присоединение «слободской Украины»» на левом берегу Днепра. Потом  Лжедмитрий Второй, якобы только «друживший» с казаками, потом его «жена», погибшая в коломенском кремле, в «Маринкиной башне»,  «походы» Петра Первого против донских казаков-разбойников, выданных за татар и турков, «бунт» донского казака «Емельки» Пугачева. Главное для нас – олухов в истории, чтобы мы никоим образом не связали все эти «бунты» воедино, в одну непрерывную цепочку войн хазарских казаков-разбой­ников «за справедливость» с московскими узурпаторами казачьих вольностей.

Все это у меня описано в других работах, но Пугачевский бунт, подавленный Суворовым, – это ведь вовсе не окончание этой, к настоящему времени уже четырехсотлетней войны, перед которой знаменитая Столетняя война между Францией и Англией – бледнеет. Я утверждаю, и сейчас это буду доказывать, что знаменитое восстание декабристов 1825 года – это тоже «осколки» войны между казаками-разбойниками и Кремлем, оказавшимся к этому времени уже в Петербурге. И «революции» 1905 – 07 годов, и казачьи бунты времен советской власти, и даже Новочеркасский бунт при Хрущеве, и Чеченские войны – того же поля ягода.  И даже нынешнее «тихое противостояние» Кремля и Татарстана, Башкортостана. Все это – линия «водораздела» между до сих пор «не знающей оружия» против Кремля  «чудной чудью по Оке и теми покоренными народами, которые «знают оружие», да сил – маловато против всей мощи империи. Вы же сами видите, как уже в наши дни Кремль заигрывает с казачеством как с детьми, особенно на Кавказе, но не допускает казачество до оружия: чем черт не шутит, пока бог в Кремле спит?  Однако вернусь к истории.

Прежде всего, поставлю жирную точку на Муравском шляхе, которого никогда не было как такового, даже сегодня. Ныне Муравский шлях – это автодорога Москва – Симферополь, которая так и не достроена окончательно и существует в виде пунктира из «федеральных» (М-2) и «прочих» (Е-95) «штрихов». Не верите? Загляните в Атлас автомобильных дорог страны. А теперь задумайтесь, 600 лет прошло как ее впервые «проторили крымские татары», а она до сих пор не нужна. Была бы нужна – построили бы. Энциклопедия сообщает, что по Муравскому шляху кроме татар к нам, обратно, то есть из Москвы, дескать ездили русские посольства. Спрашивается, куда именно?  А, опять же к крымским татарам, будто это главная держава мира. Больше по этой дороге никуда не попадешь. И если посольства к татарам были не чаще, чем раз в пять лет, то не проще ли было бы сплавать туда по Дону? И не строить идиотскую дорогу, даже если бы она и была построена татарами специально для выгона по ней пешком русских пленных. Да, и нужна ли пешим пленным дорога вообще, тем более что она пересекает тысячи речек и ручьев, которые воробью по колено? Но, все равно, для дороги нужны мосты, ведь по дорогам не столько ходят, сколько ездят.

Так, ездят. Но не порожняком же ездят, если ездят, то значит – возят. Так, а что же по этой дороге возить? А, нечего по ней возить. До сих пор – нечего. А 600 лет назад и подавно. Было бы что возить хоть в какие-то годы из этих 600 лет, построили бы, а потом – забросили, когда грузоперевозки прекратились. Но они и не возникали. Не рыбу же возить с Азовского моря, она же за полтора-три месяца пути протухнет, даже соленая. Притом своей рыбы для тогдашнего населения хватало в своих озерах и реках.

Итак. По Муравскому шляху попеременно, раз в десяток лет, то татары к нам «набегут» за рабами, то посольство какое-нибудь наше по ней отправится в Крым. Других причин даже ушлые историки не могли придумать. И неужели для этого шлях нужен? Тем более что невесту нашему царю Ивану III «из Византии» везли через Западную Европу на Балтику, а оттуда уже сухим путем – в Москву. Могли бы и по Муравскому шляху привезти, раз в пять ведь ближе. Так не было же его для данного конкретного случая.

За каким же чертом тогда историкам потребовался Муравский шлях? Отвечаю: исключительно для вывода наших пленников в Кафу. И еще для того, чтобы затуманить наши головы и отвлечь их от возможного правильного понимания событий. Историки, и прежде всего Карамзин, наверное, думали, что мы никогда не догадаемся о том, кто нами правит в действительности? Это хорошо для царей Романовых, это хорошо для коммунистов, и это хорошо для нынешних наших демократов во главе с президентом из спецслужб. Значит, это всегда хорошо было для спецслужб. И это именно они ставили нам царей, генеральных секретарей и президентов. И именно спецслужбы догадались отменить нам закон и суд, заменив их совершенно негодными для обычных людей, не бандитов, «понятими». Вот почему столь последовательны и преемственны российские спецслужбы хоть при царе, хоть при генеральном секретаре, хоть при президенте. И именно поэтому для меня важен Муравский шлях, к нему и приступлю.

Если последовательно, «впритык» посмотреть крупномасштабные карты Крыма, Херсонской, Запорожской, Донецкой (бросив взгляд на соседние с ней Днепропетровскую и Луганскую области), Харьковской, Белгородской, Курской, Орловской (бросив взгляд направо, на Липецкую область) то станет совершенно очевидным следующее: не надо никаких шляхов, чтобы добраться в Тулу, куда дескать и ведет Муравский шлях.  Гораздо удобнее и проще, главное – во много раз дешевле прибыть в тульские края на лодке по Дону. Именно поэтому такого длинного (от Перекопа до Тулы) Муравского шляха никогда не было в природе, исключая отдельные его отрезки, на которых я остановлюсь ниже. Главный идиотизм этого шляха особенно виден, если принять действующую историческую версию о доставке рабов пешим порядком из Тулы на Перекоп. В Тулу-то по Муравскому шляху верхом на лошади добраться можно, а вот обратно, отягощенному награбленным добром и «рабами» – никак нельзя. Подробности и расчеты у меня – в книге, здесь же только скажу, что у каждого татарина, «ведущего» по несколько здоровых мужиков на веревке, должно быть, по крайней мере, по автомату Калашникова или по пулемету, каковых в те поры не было еще придумано. Самый лучший выход из этого положения был таков: прискакать в Тулу на лошадях, наловить по лесам «чудной чуди», сделать невдалеке от Тулы лодки, на самом истоке Дона, погрузить на них рабов и плыть по течению до устья Дона. Но, тогда Муравский шлях тоже не нужен. На лошадях прискакать можно по любому направлению, ибо лошадь – не автомобиль, грязи и бездорожья не боится. Но тогда, опять же, не надо скакать обязательно в Тулу, можно, например, в Коломну. Благо, это один из стариннейших городов, и едва ли не старше Москвы, хотя историкам почему-то надо, чтоб он был на целых 30 лет младше. Если рабов ловить вблизи Коломны, так это еще лучше. Их можно сплавить по Оке до реки Осетр, или до реки Прони или Рановы, а по ним до Дона, уже набравшего силу, – как говорится рукой подать, через небольшой пригорок связанную чудь перевести. И опять – в лодки. Это вам не 1500 километров вести их связанными по Муравскому шляху, примерно месяца два, по 25 километров в день, без выходных. Но вы же скажете, что крымские татары не то, что лодки строить, они плавать-то на них не умеют. Степняки ведь все-таки. В отличие от донских казаков, всю свою жизнь грабивших купцов, как по Волге, так и по Дону. И даже в Персию «ходившие» по Каспию.  Именно поэтому и еще по ряду причин, упомянутых в книге, я наотрез отказываюсь верить, что крымские татары могли русских пленников пешком водить в Кафу. Их им туда сплавляли казаки-разбойники по Дону. А сами крымские татары, те, которые жили в крымской степи, а не на крымском побережье Черного моря, только сопровождали пленных от Перекопа до Кафы за соответствующую плату. А в самой Кафе жили вовсе не татары, а евреи несколько «татарской» внешности – караимы. Вот они уже продавали пленных за «русские» границы, вообще на «тот» берег Черного моря. И даже не на «тот» берег в основном, а на само море – гребцами на галеры, и жизнь свою они оканчивали в море, выброшенные за борт как «изношенный материал».  (Подробности как о караимах, так и о многом другом, с этим связанном, у меня – в других работах). Возвращаюсь на Перекоп, чтобы вместе с вами пешком направиться в Тулу. Мне это, собственно, нужно не столь для доказательства не существования Муравского шляха, сколь для других сведений, потребных для моей истории Руси. Например, для знакомства с Муравскими и Муравьевыми, целиком и полностью ответственными почти за все бунты, начиная с 1825 года. И не забудьте, что выше я вам уже изложил историю князей Черкасских.

На Перекоп и  ныне – одна дорога, из Каховки на Днепре. Есть и вторая, из Херсона, но она как бы служебная при канале для подачи воды в засушливую степь. Основной транспортный поток на полуостров идет через Сиваш от Мелитополя до Джанкоя, то есть по берегу Азовского моря. И пока мы будем двигаться по степи от Перекопа до водораздела между Доном и Днепром, нам не встретится ни одной попутной дороги, наоборот, мы только будем пересекать многочисленные дороги поперек нашего пути. А сами будем двигаться как татары в 15 веке по ковыльной степи.

Прибываем в Мелитополь. Тут строго на север, параллельно излучине Днепра идет Симферопольское шоссе, но нам по нему – нельзя, придется переправляться через устья многих притоков Днепра, ведь мосты все – новые, уже советские. А мы, если вы не забыли, еще в 15, начале 16 века. Да, и как татары пойдут рядом с Днепром, тут ведь запорожские казаки. Хоть и родственники, но очень дальние, по Хазарскому каганату. Могут и шею накостылять.

Так как плавать татары не умеют, то и путь их от будущего Мелитополя проляжет по правому берегу реки Молочная, аж до ее истока. Исток же очень характерный. Тут с одной небольшой горки высотой всего 324 метра над уровнем моря стекает в разные стороны четыре речки, три впадают в Азовское море, четвертая – в Днепр. Дороги на эту горку и сегодня нет, а в древности – тем более. Перевалив горку, прямо на север идти нельзя, попадешь на реку Волчья, а переправляться татары не умеют, иначе бы не выбрали себе Муравский шлях, строго – по водоразделу. Придется идти в Донецкую область, чтобы обойти исток этой реки. Представьте, и здесь ныне нет дороги. Значит, ее вообще никогда тут не было. Притом слева – Гуляйполе, место казацкое, а не татарское. Значит, татар тут не ждут в гости по официальной истории.

Обойдя исток реки Волчья, татарам придется идти прямо на север, на исток реки Самара. Ибо Самара впадает в Днепр, чуть ниже по течению татары ее уже не смогут преодолеть. Представьте, и тут ныне нет ни одной дороги, даже самой маленькой. Притом, следуя строго на север, татары уткнутся в реку Северский Донец, поэтому им заранее надо забирать влево, на Харьков, который так назван, я думаю, по брату Кия – Хориву. По перовому брату назван Киев, по второму – Харьков, тем более что он до 1934 года был столицей Украины. Главное же, что Муравского шляха от Перекопа до Харькова никогда не было и не могло быть. Значит, и крымские  татары никогда даже в Харькове не были, не говоря уже о Туле.

Теперь обратим внимание на то, что Муравский шлях даже энциклопедия трактует очень уж примитивно, не упоминая от Перекопа до Харькова ни одного конкретного пункта. Зато подробно останавливается на отрезке этого шляха выше Харькова, дескать он пролегает по водоразделу Северского Донца и рек Северная Ворскла и Сейм – совершенно четкое место. Оно и сегодня дорога тут есть, правда заканчивается тупиком на линии Курск – Воронеж. И ни в какую Тулу не ведет. Значит, и татар туда не могла привести. В Тулу идет нынешние отрезки упомянутых дорог М-2 и Е-95 через Белгород, Курск, Орел. Но, это шоссе пересекает множество рек в среднем течении и, значит, для татар непригодно. А дорога на истоки Северского Донца, Ворсклы и Сейма, как я уже сказал, заканчивается тупиком в самом интересном для моего понимания истории месте, в Старый Оскол. Изучая это место и привлекая «побочные» знания, можно сделать немалые исторические выводы.

Во-первых, Ворскла и Северский Донец стекают с одного и того же пригорка, только текут в разные стороны: Ворскла – в  Днепр, а Северский Донец – в Дон. Чуть далее на северо-восток на точно таком же пригорке берут свое начало речка Сейм, впадающая в Днепр, и речка Оскол, впадающая в Северский Донец.

Во-вторых, на этих упомянутых пригорках, вернее глубоко под ними, находятся крупнейшие залежи железной руды – железистых кварцитов. Это так называемая Курская магнитная аномалия, КМА. Нас еще в школе приучили, что это бедные руды, требующие больших материальных и научно-технологических затрат, поэтому, дескать, они не могли разрабатываться до советской власти. Однако это не так. Если мы откроем Горную энциклопедию, то станет ясно, что данные рудные тела, выходящие на поверхность, очень богаты железом, до 70 процентов чистого железа в руде. «Макушки» пригорков подвергаются наибольшей эрозии, попросту выветриванию, а ведь речки-то стекают именно с указанных пригорков, усиливая эрозию.  В результате кварциты выветриваются и магнитный железняк (магнетит – самая богатая железная руда) освобождается в чистом виде. Для современной крупной индустрии этих выветрелых руд, конечно, мало, но для древности – это просто кладовая почти чистого железа, которая могла с лихвой покрыть все тогдашние несравнимые с сегодняшними потребности в стали. Но, мне еще в школе так задурили голову, дескать, копать здесь руду можно только при советской власти, что я, даже став неплохим горным инженером, не менял до сего дня у себя в голове этого общепринятого «исторического» мнения. Меня, конечно, немного извиняло то, что я – угольщик, а не специалист по добыче руды. Но, все равно, отраслей геологии я изучил порядка полутора десятков, если не более, начиная с кристаллографии и минералогии и заканчивая исторической геологией и поиском полезных ископаемых. Так что знаю, что говорю. 

В третьих, я вспомнил, что Петр I настойчиво просил и даже написал об этом указ, чтобы ему привезли с Урала (в указе – из Сибири) «магнита», то есть магнитного железняка (магнетита), именно магнетитом намагничивали куски железа в ту пору. Это то, что мы сегодня называем постоянным магнитом. Получается, что Петр, имея у себя под боком магнетит в неограниченном количестве, просит привезти магнетита из Сибири. (См. статью «Петр I – мифический царь»). По старинной русской пословице: «в Тулу со своим самоваром».

В четвертых, сопоставляя петровскую историю с магнитом  с отсутствием даже сегодня дороги из Старого Оскола не только на Москву, но даже на Тулу, можно с уверенностью констатировать, что даже уже при Петре, якобы все вокруг завоевавшего, ноги москвичей в Старом Осколе не было. И, естественно, не было в Туле крымских татар, что так «художественно» расписал историк Карамзин.

В пятых, сопоставляя древнюю дорогу из Харькова в Старый Оскол с очень четким описанием Муравского шляха от того же Харькова до Оскола в истории, и прибавляя сюда, что остальная часть этого «шляха» вообще географически никак не определена, делаю окончательный и бесповоротный вывод: Муравский шлях притянут к крымским татарам-разбойникам, как говорится за уши. То есть эта «гипотеза» не стоит выеденного яйца. Коротенький, стокилометровый Муравский шлях от Оскола до Харькова выдан за полуторатысячекилометровый «Муравский шлях» от Перекопа до Тулы. Кстати, если вы не помните, то Тулу «основал» тоже Петр I. И тут еще больший идиотизм. Не успели в «основанной» Петром Туле выковать первый топор, как тот же Петр «отправил потомственного тульского кузнеца Демидова осваивать Урал», отчего и «возникла» знаменитая династия уральских заводчиков. Разве это не сказка?

В свою очередь, этот вывод тянет за собой другие, не «известные» исторические выводы, имеющие большое значение, так как официальная история их тщательно скрывает. Начнем с того, что оскольскую добычу высококачественной  железной руды историки Руси никак не связывают с Харьковом. Вот, например, как характеризует БСЭ основание Харькова: «Второй после Киева город… Основан около 1655-56 г. украинскими казаками, стал крепостью на южных границах Русского государства для защиты от набегов крымских татар. Центр Слободской Украины (слободская историки понимают как от слова слобода – пригород, а надо понимать как от слова свобода, независимость – мое). В первой половине 19 века в Харькове возникли первые промышленные предприятия (медеплавильные и металлообрабатывающие мастерские, чугунолитейный завод).  В 1805 г. основан университет. Во второй половине 19 века в городе развивалась машиностроительная промышленность (завод сельскохозяйственных машин, паровозостроительный завод и др.)».

Отметив, что не мог возникнуть «второй по величине город» Украины позже «первого» на целых 700 лет, пойдем дальше. За каким чертом Харьков тут  «возник» именно от «набегов татар», если «первому городу» татарский «набег» отсюда никак не мог угрожать? Вы только взгляните на карту, я даже не хочу тратить лишних слов. Эдак и Стокгольм мог «от набегов татар возникнуть». Это первое. Во-вторых, город стоит на совершенно открытом месте, как юрта в степи, не имеет никаких естественных препятствий и не защищает ничего, что может находиться позади него. И обойти город с любой стороны – не проблема. Зато именно здесь начинаются хвойные леса, так необходимые для металлургии, для выработки древесного кокса. Иного кокса и не знали ранее. Более нигде на всей Украине нет таких лесов. В третьих, сопоставим выделенные временные данные, но сперва обращу ваше внимание, что казаки никогда и нигде не организовывали городов. И если вы мне скажете про Черкасск, то я вам тут же сообщу, что Черкасск в те поры выглядел как куча беспорядочно разбросанных землянок, отчего и слово произошло каземат (см. другие мои работы, в частности про корень «каз»).  Итак, «казаки основали» город в 1655 году «как крепость», от которой не сохранилось ни одного камня. Во всех остальных крепостях мира сохранились крепостные стены или их остатки, а в Харькове не сохранились. И даже намека на них нет. Это же чушь собачья. Лучше уж признать, что городу никто не угрожал. И основывался он как город-мастерская. Не верите? Тогда цитирую БСЭ. 

«Харьков (1978 г.) третий в стране (СССР – мое) после Москвы и Ленинграда центр машиностроения. Основные отрасли промышленности: машиностроение и металлообработка (85%)». Хотел перечислить все его заводы, но убоялся, что их перечнем займу все оставшееся место для этой статьи, причем широта отраслей машиностроения просто поражает, от электроники до тракторов.  Лучше скажу о Москве и Ленинграде, «опередившими» Харьков. В Москве одни никчемные ныне два автомобильных завода составляют львиную долю «машиностроительного» потенциала Москвы, а в Ленинграде – завод подводных лодок. То есть, машиностроение развивалось в этих городах не естественным путем, а – дурацким. И именно поэтому Харьков – первейший город на «одной шестой». И именно это доказывает, что никакие татары сюда отродясь не «набегали». И где вы найдете еще город, который бы основали казаки, причем с такой поражающей воображение широтой металлургии и металлообработки?  Они же, кроме как шашкой махать, ничего более делать не умеют.

Теперь вы уразумели, что Харьков – не крепость, что Харьков – не казаки основали, что татар тут отродясь не было и не могло быть? Но и это еще не все, как говорят в рекламе.

В статье «Про кремли, чети, засеки, казаков-разбойников и первых Романовых» я подробно и исчерпывающе доказал, что так называемые «засечные черты» в виде поваленного специальным образом леса, охраняемого вооруженными людьми якобы от набегов татар, делались фактически не против татар, а против побегов собственных граждан «за границу». Точно для этих же целей построена, кстати, и Великая китайская стена. А разница между грудой бревен и регулярной каменной кладкой характеризует всего-навсего природное отношение к труду. Так вот, настала пора кое-что добавить к этому исследованию.

Не поленитесь, загляните в Большую советскую энциклопедию, в статью «Засечные черты». Там есть картинка-план наших засечных черт, мне ее неохота сюда копировать. Там вы увидите исток упомянутой речки Сейм, на котором стоит Старый Оскол, а под которым – магнетит. Только обратите, пожалуйста, внимание, как ловко Старый Оскол с трех сторон, обращенных к Московии, окружен засечными чертами. Притом, не непосредственно город, а эдак вдалеке от него, километров за 100 или более, чтобы ни один осколец не попал в Московию. И мог только двигаться к Харькову, и вообще на Украину. Там засечных черт нет. Теперь спросите себя: а надо ли оскольцу ходить в Московию? А надо ли Московии охранять свои владения от оскольцев? При этом надо все время помнить, что дороги на Москву здесь нет, и никогда не было. И еще одно надо постоянно держать в мозгу: сами оскольцы, да и сами харьковчане совершенно никак не защищались от татар с юга. Поэтому им просто не могло прийти в голову защищаться с севера, от «дружественной» нации сооружать бурелом. Значит, бурелом этот соорудили московиты. И не от татар, а от дружественной нации. Тогда спросим себя вновь: а был ли в официальной истории хоть один случай, чтобы харьковчане или оскольцы нападали на Москву? Или грозились напасть? Я это спрашиваю только для чистоты, так сказать, эксперимента. Вы и сами знаете, что такая опасность для Москвы никогда не возникала. Отсюда следует только один вывод: московские власти сооружали свои засеки, чтобы их собственный народ не убежал в Оскол или прямиком в Харьков. И засеки эти говорят, что жизнь «за границей» была значительно лучше. Украинские казаки здесь, конечно, были, но не для отпора татарам, а для отпора русским царям.

Остановлюсь кстати на украинских и донских казаках. Шибко распространяться не буду, а то мне надо еще в Тулу успеть, поэтому попрошу вас самих сравнить два великих литературных произведения: «Тараса Бульбу» Гоголя и «Тихий Дон» якобы Шолохова. Первое произведение о защитниках, рыцарях в чистом виде, второе – о военных стяжателях в таком же чистом виде, если, конечно, отбросить все остальные мелочи, включая любовь. Для историка только это имеет значение в этих двух произведениях, написанных очень знающими людьми.

Кроме того, Свободная (Слободская) Украина состояла из нынешних «Харьковской и частей Донецкой, Луганской, Сумской, Воронежской Белгородской и Курской областей и заселялась украинскими казаками» (БСЭ). То есть, это как раз те места, которые я сейчас рассматриваю. «Присоединил» же Киев с помощью Богдана Хмельницкого родитель Петра I, Алексей Михайлович, причем в тот же 1654 год как велел все старые церковные книги сжечь и напечатать новые, то есть запустил знаменитый церковный раскол. Но все равно описываемый регион остался вне подчинения московских властей, остался Свободной Украиной. Так как «восставший якобы на Дону» Кондратий Булавин застрелился от безысходности именно в Курске, естественно уже при Петре. А немного ранее, в 1607 году «восставшие крестьяне во главе с Болотниковым оборонялись в тульском кремле» (БСЭ) от московского царя Василия Шуйского, фамилия которого означает, грубо говоря, Лгун, Неправый (см. упомянутую статью). Пора переходить к «магдебургскому праву, дарованному» Киеву Литвой в 1494-97 годах.

Чтобы долго не объяснять это «право», скажу, что отныне все дела, даже между простым народом и любой властью, решал только суд, и никто более. И именно поэтому наступил в описываемых краях настоящий бум научно-технического и технологического прогресса. Харьков, Старый Оскол, Курск, Белгород расцветали на глазах. Но, согласно нашей с вами русской истории Харькова еще не было, он будет только «основан около 1655-56 г. украинскими казаками, станет крепостью на южных границах Русского государства для защиты от набегов крымских татар». Видите, большей дури и наглости трудно сыскать! Вернусь в Тулу.

Петр, конечно, Тулу не основывал, она «известна с 1146 года», он просто «основал тут оружейный завод» по БСЭ в 1712, а по Пушкину – в 1717 году. И до этого времени русские историки не знают, куда Тулу приткнуть, Москвы-то в 1146 году еще не было, она «возникла» дескать в 1147 году. Хотя я и уверен, что значительно позднее, примерно в 1380 – 1400 годах. (См. Носовского и Фоменко, они подтвердят). Но и Киеву Тулу историки не хотят отдавать, приткнув ее к Рязанскому княжеству, которого самого в ту пору в Рязани не было, и самой Рязани на нынешнем ее месте тоже не было. Сюда ее собственное имя «переехало» только в 1778 году. А раньше это место называлось Переяславль. В 1521 году, после «присоединения к Москве» городок стал называться Переяславлем-Рязанским. И уж в 1778 году, от стыда, наверное, Переяславль совсем вычеркнули, оставив только Рязань. И не стыдно было с 1146 по 1503 год держать Тулу «в подчинении» этого фантомного княжества?  Но, и считать ее в подчинении Переяславльского княжества – тоже нельзя, ведь и княжества такого на «святой» Руси не было.

Давайте, сопоставим даты возникновения Тулы (1146) и Курска. Курск «возник» в 1032 году. И «построен он Киевом», это даже БСЭ утверждает. Курск также считается городом металлургическим, там и сегодня работает старейший металлопрокатный завод. И в Курске же правили знаменитые в нашей истории бояре Ромодановские, создавшие на Руси «сыск и правеж», а сам Петр, отправляясь впервые за границу именно «князю Ромодановскому дал титул кесаря и величества и относился к нему, как подданный к государю». И именно Ромодановский не очень-то жаловал Петра, присваивая ему очень низкие военные чины, и только после Полтавы дал ему чин полковника. В общем, тут есть, что поискать не ангажированным властями историкам. Я же пойду дальше.

Итак, Болотников «восставал» в Туле против царя Шуйского в 1607 году. Около Тулы ценные лесные массивы сосняка, уже в те годы разделенные просеками, то есть существовало лесокультурное дело. Где же были в это время бояре Ромодановские, что поделывали? Молчит история. «Тула – центр засечной черты», – сообщает нам БСЭ, замечу, первой в истории Руси, построенной в 1566 году. Тульский кремль, то есть крепкая ограда, построен в 1514 году. Отмечу, что жизнь простого народа в Туле, даже уже и при советской власти, не говоря уже о царском времени, была самой ужасной в России. (Читайте русскую классику). Повторю еще раз, это важно: ни один из рассмотренных мной киевских городов, начиная с самого Киева и Харькова, не имел ни стен, ни кремлей. Ни от татар, ни от русских москвичей. Ни даже от печенегов, половцев и хазар. А теперь сделаю общий вывод, особо не обращая внимания на точную историческую хронологию. Ибо, приписав палочку, мы сегодня живем в 2003 году, а фактически – всего лишь в 1003 году.

1. Опираясь на «магдебургское право», исследуемая часть киевской земли достигла уровня развития Западной Европы.

2.  Никаких «набегов татар» на эти земли не было.

3.  Московия еще с Ивана Калиты накопила на работорговле своим народом несметные богатства, но в научно-техническом прогрессе была совершенно отсталой.

3.  После спада спроса на русских рабов в Кафе Московия, опираясь на привычное беззаконие и дыша на ладан в своем развитии, направила усилия на тотальное расширение своих границ.

4. Из последних усилий Московия отобрала у Киева Тулу, нагнала туда своих рабов и хотела продолжать производство. Но пригнанные рабы стали бежать «за границу». Именно против этого возникали засечные черты.

5. В результате в Туле до сих пор любят коммунистов, «обобществленные средства производства» и прочие прелести тоталитаризма.

6.  Московия всегда миллионами, не жалея, укладывала на полях войн своих солдат, в три – пять раз больше своих противников, и именно поэтому в конечном итоге завоевала все то, чем ныне гордится президент Путин. Не замечая, что уже все «Его» 200 народов дышат на ладан.

Теперь мне надо поискать, как боролись против Московии покоренные народы. А то историки уже набили себе оскомину на кислятине, которую они беспрестанно жуют вот уже примерно 400 лет. «Восстание крестьян» под руководством Болотникова «против эксплуататоров-бояр» оказалось именно в этих местах. Эти же самые «крестьяне» восстали под предводительством Булавина, ибо он именно здесь погиб. Петр I объехал чуть ли не весь тогдашний мир, но в этих краях никогда не был.

Начну с «восстания» Болотникова, которое согласно нашей истории было в 1606-07 годах. Но «восстания» сплошной полосой начались еще с «начала 17 века, 1601-03 годов» (БСЭ). В 1603 году – «восстание» Хлопка. Началось восстание «в центральных и южных уездах страны», затем восставшие оказались под Москвой, «создавая угрозу ее захвата». И только тут, «под Москвой восставшие были разбиты». Обратите внимание, историки никак не хотят называть эти «центральные и южные уезды» поименно. Но, вы-то, надеюсь, теперь знаете, что это за уезды. Это Свободная (Слободская) Украина, против которой в Туле в 1566 году возведена первая засечная линия, а 1614 году сооружен тульский кремль, в то время как в Свободной Украине ничего подобного не было.

За «восстанием» Хлопка последовало «народное движение 1604-05 годов, проходившее одновременно с авантюрой Лжедмитрия I. Осенью 1604-го произошло крупное восстание крестьян на юго-западе» (Курск, Белгород). Обратите внимание: «к восставшим в это время присоединяется значительная часть провинциального дворянства южных районов». И далее: «Приход к власти Лжедмитрия I (июнь 1605) привели к временному ослаблению крестьянской войны». Замечу, что Лжедмитрий этот вам будет не очень понятен, если я не напомню, что «магдебургское право» пришло в эти края именно оттуда, откуда явился «Лжедмитрий». А также уточню, что пока правил «Лжедмитрий I»  «восстаний» не было целый год. Теперь вновь к восстанию Болотникова.

Оно «вспыхнуло к середине 1606 года на Юго-Западе России». Причем «в лагере восставших были дворянские отряды Г. Сумбулова, П. Ляпунова и пестрые по своему составу отряды И. Пашкова». Затем к «восставшим примкнули тульские помещики». Кульминация – двухмесячная осада Москвы. Но тут, ни с того, ни с сего (у историков это, конечно, обмозговано), «отряды Сумбулова, Ляпунова и Пашкова перехо­дят на сторону «осажденного» Шуйского», а Болотников отступает к Туле и организует знаменитую ее 4-месячную оборону. «Даже затопление Тулы с помощью построенной на реке Упе плотины не сломило защитников города». Шуйский ее обманом взял. Вообще-то это все сильно и нехорошо пахнет.

Теперь о Сумбулове. Сумбул – ферула мускусная, корень из Памиро-Алая, служит приправой. Таким образом, этот Сумбулов – из хазарских торговцев, оказавшийся в Москве, куда торговцы сроду не совались. И отряд боярина Сумбулова направил Шуйский против Болотникова «в составе армии князя Воротынского». Но Сумбулов тут же «присоединился к восставшим», а потом вновь «присоединился к Шуйскому для взятия Тулы», как выписано мной из другой статьи БСЭ несколькими строками выше. Взяв Тулу вместе с Шуйским, он тут же вновь начал ему «изменять», связавшись уже с Лжедмитрием II в 1610 году, позднее перешел на сторону «Семибоярщины». Разве не воняет все это? Так же не может попросту быть. Это же не пьяная драка мужиков, когда дерущиеся просто не помнят, с кем они только что дрались, и продолжают бить кулаком, куда попало. И если бы это был один такой случай.

П. Ляпунов. «Был на стороне Лжедмитрия I, в начале 1606 года примкнул к Болотникову, в ноябре этого же года принес повинную Шуйскому, в 1607-10-х воюет против Лжедмитрия II, в 1610 свергает Шуйского, в 1611 воюет с интервентами, в этом же году его убивают возмутившиеся казаки».

Истома Пашков. «Летом 1606 возглавил движение служилых детей боярских в Туле и повел их брать Москву». И тут к своему удивлению узнал, что Москву идет брать и Болотников. В общем, объединились.  «Но в ходе решающего сражения перешел на сторону правительства Шуйского. Дальнейшая судьба неизвестна». Но, я все-таки хотел бы наметить некую связь между Пашковым и «пашковцами». Неизвестный БСЭ Пашков создал якобы в начале 19 века христианскую секту «протестантского толка». И именно на этом авторы попались. Ибо «магдебургское право», протестантизм, реформация и просвещение неразделимы, и время их победы – начало 17 века, как раз то время, какое я сейчас рассматриваю на примере «крестьянских» войн и восстаний на «Юго-Западе России».    

В истории, конечно, иногда случаются невероятные события. Может быть, и в данном случае историки хотят под них подвести? Но, приведенная статистика все-таки против них. Однако продолжим, Болотниковское «восстание» не последнее.

«В конце 1607 – начале 1608 произошел новый подъем движения в западных и юго-западных районах. Военные успехи Лжедмитрия II и противоречия между первым и вторым «земскими ополчениями» способствовали этому». БСЭ тщательно обходит самые острые углы, не называя ни одного населенного пункта на «юго-западе», а «крестьянско-казацкое движение» 1611-15 годов под руководством Заруцкого отправляя совсем в другую сторону, в Рязань, на Волгу и даже – на Яик. Между тем (из другой словарной статьи) Заруцкий Иван Мартынович, тернополец, «предводитель казацких отрядов до лета 1607 года был в войске Болотникова, затем ушел к Лжедмитрию II, после его смерти женился на Марине Мнишек, организовывал покушение на князя Пожарского» и так далее. То есть о Волге и Яике можно забыть, а сосредоточиться в тех местах, о которых я и веду речь.

И ведь историки не зря так старательно избегают называть города, тяготеющие к Харькову, заменяя их, столь значимые в научно-техническом прогрессе, идиотским «юго-западом». Что-то здесь скрывается. Получается, что со времен «набегов» крымских татар в начале 16 века, рассматриваемая область как бы не существует в российском государстве, притом так, что вездесущий Петр ни разу здесь не отметился сам, и даже не написал сюда ни одного своего указа или письма. Исключая идиотское повеление об оружейном заводе в Туле, который там и без указа Петра давно существовал.

Я не могу точно, стопроцентно утверждать, что все эти многочисленные «восстания крестьян» – это попытка, причем неудавшаяся (кроме Тулы), завоевать Московией Свободную Украину. Но я на 99 процентов уверен, что это было действительно так. Все, выше изложенное, косвенно подтверждают именно это. А раз не удалось завоевать, то и упоминать об этой части России перестали, как будто ее не существует в природе. Бумаги же со свидетельствами, разумеется, пожгли. И Свободная Украина стала просто явочным порядком числиться в России, но не управляться из России.

Перенесемся в начало 19 века, в 1825 год, в «петербургское» восстание декабристов. Посмотрите, какой идиотизм происходит в это время в Харькове. Харьков официально основан в 1656 году, после всех описанных «восстаний», и, надо полагать, – в чистом поле. «В первой половине 19 века здесь возникли первые промышленные предприятия, во второй половине этого же века развивалась машиностроительная промышленность», но  уже в 1805 году здесь основан университет. Что-то уж очень быстро, в те времена так не бывало. Университет – дело чрезвычайно сложное в те времена. Их создавали либо на основе церковной деятельности, когда церковь располагала огромными средствами и могла их направлять в любую заданную точку. Либо на основе чрезвычайно развитой промышленности, когда появлялся потенциал ученых и инженеров, способных преподавать, и потенциал потенциальных студентов из зажиточных слоев населения, способных этот университет посещать. А для Харькова получается, что при деревенской кузнице создается университет. Так не бывает. Только этот один факт показывает, что Харьков давно существовал и являлся младшим братом Киева.

Теперь посмотрим далее. Обычно при университетах развивается так называемое «вольнодумство». Этому способствует научная среда, обремененная не добыванием пищи с утра до ночи, а учебой, общением и свободными раздумьями, так сказать на досуге. Именно поэтому первоначально наука развивалась в монастырях, а потом стала развиваться в университетах, которые и были первоначально вроде филиала монастыря. А потом промышленность взяла университеты на свои «хлеба». Ибо университеты съедали хлеба насущного меньше, чем производили «хлеба» для промышленности в виде совершенно конкретных и чрезвычайно полезных для производства знаний. Поэтому университет для города – это очень длительный процесс становления самого города как промышленного города. А у нас что получается? Создали Харьков в чистом поле, и уже через 150 лет в нем возник университет? Так не бывает, посмотрите на университетские города промышленных зон Европы, где церковных университетов не было, или они были в виде отдельной и конкретной кельи в монастыре. Но, университет в Харькове создан в 1805 году, значит, Харьков не в 1656 родился, а близко к рождению самого Киева. Хорива хотя бы вспомните.

Далее. Университетские традиции вырабатываются многими столетиями, особенно «вольнодумство». И особенно для вольнодумства требуется круговая порука ученых, доверяющих друг другу как самому себе. Я это к тому клоню, что нельзя создавать тайные общества на базаре, иначе это тайное общество не просуществует и дня, любой пьянчужка крикнет: «слово и дело!» И тайному обществу – конец. А традиции нынешних спецслужб на Руси идут еще с 1500-х, все иностранцы в один голос говорят об этом.

И именно в Харькове создано первое тайное общество, как бы историки не пыжились перенести его в Петербург. Так называемое Южное тайное общество в Харькове невозможно отрицать. Вот ему и «создали» историки Северное тайное общество в пару. Дескать они общались, словно у них в 1820-х был Интернет. А без университета тайное общество вообще невозможно себе представить, даже сегодня. Не пьяные же гусары в перерыве между гулянками их создают. И не на рабочих собраниях провозглашают. И тем более, не на балах. Всегда и везде тайные общества чрезвычайно конспиративны, и только благодаря этому они и могут существовать какое-то определенное время, иначе их срубают на корню.

Для иллюстрации этого я провел анализ биографий декабристов на примере одной лишь фамилии – Муравьев. Дело в том, что меня заинтересовал корень этой фамилии – «мур». Он должен был привести меня и к фамилии. Недаром Илья Муромец с тем же корнем. Я обратился за советом к В. Далю. Корень «мур» у него имеет два четких значения: первое – кирпичная или каменная кладка, откуда произошли глаголы муровать – строить, замуровывать – закладывать камнем. Отсюда, кстати, произошли и муравьи – строители своих общественных домов, муравейников. Второе – достаточно расплывчатое понятие, в основном «муравление» – нанесение глазури на глиняную посуду, печные изразцы, кафельную плитку. Откуда уже пошла трава-мурава, либо степная ковыльная, либо газонная, гладкие и ровные как изразец. Но, в основе все равно лежит именно кладка камней, кирпичей – мур, мурование. Притом даже по-немецки. И не только сама кладка, но и «делание кирпичей и камней гладкими». И не только, наверное, в прямом смысле, но и в переносном, например, мурование разбойной дружины, союза или мурование клада разбойниками. Наверное, за «строительство» банды и Илья прозван Муромцем.

Обращает на себя внимание и Муром-город на Оке, и Мурманск-порт на Белом море. Причем последний ранее именовался Романов-на-Мурмане, а что такое Мурман – не объясняется. Скорее всего, выветренный слоистый камень, напоминающий регулярную кладку. В конечном итоге «муравей» – строитель, а Муравьев – строителева  собственность, отвечающая на вопрос: чей? Но, так как на Руси никогда не строили до хазар из камня и кирпича, а только – из дерева и земли, то и муравей стал ассоциироваться с кирпично-каменным строителем, вернее – наоборот. Но и не только на Руси. Этот корень широко применен в названиях поселений и фамилиях от Японии до Гибралтара. Значит, он – индоевропейский, попросту – еврейский.

Казаки-разбойники хазарских кровей ничего не строили кроме землянок, только разоряли. Хазарские же торговцы, наоборот, не только торговали, но и строили свои фактории в глуби торговых своих маршрутов. Именно они построили из камня и кирпича все наши первые города, которые до сих пор напоминают укрепленные караван-сараи. Поэтому я по праву считаю Муравьевых – хазарскими строителями на Руси.       

Расставлю-ка я Муравьевых по хронологии и родству, как по кровному, так и по политическому. 

Итак, Муравьев Н.Н. известен только как отец трех  братьев-Муравьевых, речь о которых ниже, и как основатель «училища Колонновожатых». Больше о нем в энциклопедии ничего нет, но само по себе училище Колонновожатых говорит о многом, об образованности, о специфике училища, которое является казацким, притом украинским. Значит, оно было где-то недалеко от рассматриваемых мной мест. И не было официальным училищем Московской России. Судя по дате рождения его сынов, сам он родился где-то во второй половине 18 века, примерно в 1760-70 годах, во времена Екатерины II.

Первый его сын Муравьев А.Н. родился в 1792 году, участвовал в кампании 1812 года, полковник Гвардейского Генштаба, основал «Союз спасения», член «Военного общества», один из руководителей «Союза благоденствия». В 1826 приговорен по делу декабристов к ссылке в Сибирь, но уже в 1828 – на различных административных постах: гражданский губернатор в Архангельске, военный губернатор в Нижнем Новгороде, сенатор. Умер в 1863.

Второй его сын Муравьев Н.Н. (Карский, только почему, неизвестно?) родился в 1794, тоже участвовал в компании 1812 г., был одним из организаторов «преддекабристских» кружков «Юношеское собратство»,  «Священная артель», затем отошел от декабристов. И стал вполне благополучным для правителей членом Госсовета. Умер в Липецкой области, недалеко от рассматриваемого района Муравского шляха.

Третий сын Муравьев М.Н. родился в 1796, участвовал в кампании 1812 г., член «Союза спасения» и «Союза благоденствия», то есть шел рука об руку со старшим и средним братом, «отошедшим». И сам отошел от декабристского движения. За подавление польского восстания получил прозвище «Вешатель». Затем стал председателем Верховной следственной комиссии по делу Каракозова, повешенного за неудачное цареубийство. Закончил свои дни графом, только неизвестно, за что он его получил. Но, это еще не все у меня Муравьевы. Пойду дальше по хронологии.      

Муравьев-Апостол М.И. родился в 1793, участник кампании 1812 г., один из основателей «Союза спасения», член коренной управы «Союза благоденствия» и «Южного общества декабристов», представителем которого был в Петербурге, вел переговоры об объединении Южного и Северного обществ. Участник восстания Черниговского полка, а этот полк как раз и был дислоцирован на рассматриваемом участке Муравского шляха. Приговорен к 20 годам каторги, сокращенной потом до 15 лет, а по амнистии 1856 года вернулся из Сибири. Сохранил верность декабристским идеалам. Непонятно только про амнистию 1856 года. Суд над декабристами состоялся в 1826 году, дали ему 20 лет, сократили до 15, то есть вернуться он должен был в 1841 году. Зачем он ждал амнистию 1856 года? Ведь к этому году он на каторге отсидел уже 30 лет вместо 15.

Менее повезло его родному брату Муравьеву-Апостолу С.И.  Он родился в 1796 году, как уж водится у всех Муравьевых, участвовал в кампании 1812 г., являлся опять-таки одним из основателей «Союза спасения», опять же таки член коренной управы «Союза благоденствия». Далее идут чудеса: «После восстания в гвардейском Семеновском полку 1820 года, в котором он служил командиром роты, переведен в Черниговский полк с повышением, командиром батальона. Здесь он присоединил к Южному обществу Общество соединенных славян. Используя бывших солдат Семеновского полка, переведенных (вместе с ним? – мое) на Украину (опять неточно, куда? – мое), развернул революционную пропаганду, подготавливал восстание на Юге (?! – мои) России». В общем, синхронно с Сенатской площадью в Питере поднял восстание и на пресловутом Юге, конкретно в Черниговском полку. Раненый взят в плен и повешен на Сенатской площади. Вообще-то его надо было повесить в Чернигове, на месте преступления и острастки, так было бы правдоподобнее. Нет, его повезли в Петербург, всего лишь, чтоб повесить. Как будто там других декабристов было мало для этой картины. Притом все это случилось так синхронно, будто у них там между Харьковом и Петербургом существовал телефон. В Петербурге восстание 14 декабря, а в Черниговском полку – 29-го.

Но и это еще не все. Итак, С.И. Муравьев-Апостол ранен и взят в плен, но с ним рядом был еще один его брат, третий – И.И. Муравьев-Апостол, о котором в БСЭ нет даже статьи. Только в статье о восстании Черниговского полка написано: «С.И. Муравьев-Апостол был ранен и взят в плен, а И.И Муравьев-Апостол  – застрелился».

Итак, у нас налицо две семьи Муравьевых, по три брата в каждой. И все они родились в одном и том же узком промежутке времени, с 1792 по 96 год. Все шесть, как один, прошли кампанию 1812 года, что позволяет причислить их к казакам, так как только казаки в полном своем составе фамилии были обязаны воевать, если воюет Россия. Остальные дворяне как Пьер Безухов могли ходить во время войны и во фраке. Пойду дальше и предположу, что Сенатская площадь – это раздутый до невозможности, притом чрезвычайно глупый по своему осуществлению и мелкий инцидент, наподобие построения на плацу в нечищенных сапогах в отместку «злому старшине». А вот «восстание» Черниговского полка, как раз в тех краях, о которых я веду речь, – это скукоженный до невозможности реальный факт огромного народного движения в харьковских краях, выданный историками за едва заметное, далекое «восстание в Черниговском полку».

Может быть поэтому у Пушкина, так любившего историю, и столько проведшего в ней изысканий, нет ни единой строчки о событиях на Сенатской площади, кроме запоздалого «Во глубине сибирских руд…»?  Это же выглядит примерно так, как если бы Лев Толстой, будучи участником русско-турецкой войны, не написал бы «Севастопольских рассказов». Или Иван Гончаров, плававший в Японию вокруг света, не написал бы «Фрегат Паллада» и «Путевые заметки». Я помню, конечно, что Пушкин был в это время в Михайловском и не видел своими глазами этот сорванный парад на Сенатской площади. Но, вообще об этом не написать ничего, даже в письмах, это уж слишком. Ведь Пушкин на любом балу встречался и общался с половиной декабристов. Он всю подноготную знал об этом «восстании». Притом, что такое, был в Михайловском? Это примерно то же самое, что Путин, отъехав километров десять по Рублевке, напрочь терял бы связь со страной, которой правит. А, возвратясь, удивлялся бы что Гусинского опять арестовали.

Кроме того, обратите внимание, мы знаем о восстании декабристов только по историческим учебникам, написанным, сами знаете кем. А живого свидетельства – ни одного. Ведь не один же Пушкин из писателей и вообще любителей словесности жил тогда? Поэтому именно этот факт свидетельствует, что с историей декабристов не все в порядке, а мои исследования, изложенные выше, проливают некий свет на эти обстоятельства. И предположение мое имеет достаточно весомое право на жизнь. Но, я еще не закончил с Муравьевыми.

В 1792-96 годах родились не только две перечисленные тройки Муравьевых-братьев, не считая их отца, имевших отношение как к 1812 году, так и к декабристам. Муравьев А.З. родился в 1794 году, член всех трех перечисленных выше тайных обществ: «Союза благоденствия», «Союза спасения» и «Южного общества». В общем, участвовал в кампании 1812 г., командовал он Ахтырским гусарским полком. Заметьте, г. Ахтырка находится  рядом с Харьковом, а не в Петербурге. И, естественно, рядом с харьковским Южным обществом, а Черниговский полк, где погибли два брата-Муравьевы, тоже недалеко. В общем, начинает вырисовываться более точная география дурацкого «исторического псевдонима» – «волнения на Юго-Западе России». Выходит, что это уже седьмой «брат» Муравьев. Или даже восьмой. И что же? Дали и этому «декабристу Муравьеву» 20 лет каторги.

Идем далее. Муравьев Н.М. родился в 1796. Снова 1812 год, жизнь в Париже, снова «один из создателей» и Союза спасения», и «Союза благоденствия». Мало того, будучи членом Северного общества, «избран» членом директории Южного общества. Из-за этой идиотской двойственности, в «восстании 14 декабря не участвовал», так как «находился в это время в деревне». Ну, вылитый Пушкин в Михайловском. Но все равно, «Верховным уголовным судом осужден к смертной казни, замененной 20-летней каторгой». Похоже, что и его привезли в Питер судить откуда-то из «Юго-Запада» России.

Так, с восемью Муравьевыми, почти одногодками, мы закончили. И вышло, что вся Сенатская площадь была заполнена одними Муравьевыми. Хотя воевали они с Россией в Харьковской губернии и соседних с ней местечках. И вовсе не «за крестьян», а за – «Магдебургское право». Теперь перенесемся в 1850-е, на 25 лет вперед.

Муравский (окончание не должно вас смущать, главное – в корне) Митрофан Данилович родился в 1838 году недалеко от Горловки (см. начало Муравского шляха, в Донбассе). Учился в Харьковском университете. В 1856 был «в числе основателей Харьковско-Киевского тайного общества». Арестован в Киеве, умер в Новоборисоглебском централе Харьковской губернии, несколько арестов, ссылок на каторгу я опустил.

Вернусь на минутку в Харьков этих лет. 1856 – 58 годы – Харьковско-Киевское тайное общество.  В 70-х годах 19-го века – один из центров движения народников. В начале 90-х годов возникли первые марксистские кружки. В 1905 году образовалась немарксистская группа «Вперед». 1905-07 годы – один из центров революционного движения на Украине. 1919 год – Деникин. Деникин вообще фигурирует во всех соседних губерниях. И в Курске, и в Орле, и далее – везде, в соседних местах. Основная его сила скопилась именно здесь, что позволило ему начать поход на Москву. И состояла эта сила из казаков. И именно поэтому коммунистам понадобилось «расказачивание».

Теперь я хочу сказать о полной, стопроцентной преемственности власти между царизмом и коммунизмом в одном из ее аспектов. И это перевернет устоявшееся мнение, что коммунисты хотели что-то сделать хорошее для народа.

Слабые люди всегда хотят либо быть сильными, ибо сила помогает попросту жить, либо хотят защиты от распоясовшихся сильных, съедающих лучшие куски. Но, эта проблема волков и овец неразрешима в принципе. Она может быть только ослаблена, и ослаблена только судом, но не перестанет существовать никогда. Вот почему суд – величайшее изобретение. И очень жалко, что о неразрешимости этой проблемы большинство людей вообще не знает, и потому – надеется. Надеяться же можно только на бога или доброго царя, то есть – на пустоту. Именно поэтому, для поддержки в сознании народа в надежды, в России никогда не было справедливого и беспристрастного суда, если не считать всего десятка лет в конце 19 столетия.  (См. другие мои работы).

Коммунисты прекрасно знали то, что я написал выше. Они ведь были очень грамотными людьми, особенно Ленин. Но, вместо борьбы за справедливый и беспристрастный суд, который следует из «Магдебургского права», привнесенного в рассматриваемый регион, и «нечаевщины», которую коммунисты ненавидели, они начали обещать народу выполнение несбыточных надежд: от каждого по способности, каждому – по потребности. То есть явную чушь. И этим самым преднамеренно обманули безграмотный народ.

Поэтому коммунистическая верхушка целенаправленно стремилась только захватить власть над 200 народами, отобрав ее у предшествующей власти, и больше – ничего. Абсолютно ничего. И царствовать над 200 народами коммунистическая верхушка хотела абсолютно теми же методами, которыми в совершенстве владели их предшественники: насилие, угнетение, разбой и грабеж с имитацией суда. Только лишь с имитацией. И только для заграницы.

Я бы может быть вообще не начал бы писать эту статью, если бы нынешняя власть, начиная прямиком с «перестройки», не направляла бы свои усилия на то же самое, что делал с 200 народами и царизм, и коммунизм. Именно поэтому власть в России нереформируема. И официальная история ее, как прямая пособница власти – тоже. И именно поэтому Россия – самая трагическая империя на Земле. Ибо эта трагедия длится как минимум 500 лет, и конца этой трагедии не видно.

Итак, в 1497 году Свободная Украина (фактически Харьков) получила «Магдебургское право», только не от русских царей, а «от Литвы» . Во времена Болотникова один из его участников, дворянин Пашков в 1606 году где-то около Харькова «создал секту протестантского толка», которая не могла не проповедовать это право, ибо протестантизм, кальвинизм и просвещение именно на нем основаны. С этого времени и до восстания декабристов об Харьковской земле в русской истории ни слуху, ни духу, как будто ее нет вообще.

В 1816 одним из Муравьевых «на Юге» создано тайное общество «Союз спасения», основой программы которого было установление конституционной монархии как в Англии, уничтожение крепостного права. Это общество в полном составе своих членов переименовалось в «Союз благоденствия», который ставил своей целью мирный, демократический переход от самодержавия к конституционному правлению и, естественно, уничтожение крепостничества. Это общество, в свою очередь, переименовалось в том же составе в Южное общество, которое издало «Русскую правду». Она предусматривала «уничтожение крепостного права и сословного строя, равенство всех граждан перед законом и установление республиканского правления». Но это, заметьте, как раз и есть «Магдебургское право», если не вдаваться в ненужные в данном случае тонкости. Заметьте также, что все это было в Харькове.

В 1838 родился упомянутый Муравский, «учившийся в Харьковском и Киевском университетах», основал в 1856 Харьковско-Киевское тайное общество. Это общество вступило в связь с Герценом, но главное – «организовало воскресные школы для распространения просвещения среди народа». Заметьте, это ведь – кальвинизм, переходящий в Просвещение. И заметьте, как комментирует все это советская энциклопедия: «Общество не имело четкой политической программы; большинство членов были сторонниками уничтожения крепостного права, установления республиканского строя, введения бесплатного образования с преподаванием на родном языке». Ничего себе: «нет четкой программы»! Куда уж четче? Притом заметьте, я ведь недаром выделил родной язык. Это путь к самоопределению нации, которого так боялись коммунисты, не говоря уже о царизме, насильственно и беспардонно насаждая русский язык от Камчатки до Кенигсберга. И еще одно заметьте: нет ни цареубийств, ни насильственного захвата власти. Только поступательное движение вперед через образование и сохранение «самостийности» наций в самом хорошем смысле этого слова.

В 1861 возникла «Земля и воля», причем историкам крайне не хочется называть место, где она возникла. Перечисляя ее «комитеты»: Москва, Казань, Нижний Новгород, Пермь, добавляют «а также в некоторых городах Украины». И мне становится совершенно ясно, что она возникла именно в тех краях, о которых я говорю, в Харькове – это точно. Кстати, и сам БСЭ это косвенно подтверждает: «»Народная воля» образовалась в 1879 после раскола «Земли и воли» на «Народную волю» и «Черный передел». В 1879-83 народовольческие группы имелись в 50 городах, особенно много их было на Украине». Заметьте, кроме уже упомянутых программных требований значилось: «предоставление угнетенным народам права самоопределения». Неужто и это придумали в Москве? Посмотрите хотя бы на нее сегодня. Способна ли она это придумать даже в 2003 году?

Закончить этот анализ я хочу на последнем факте из жизни «Народной воли»:  «Особое место в народовольческом движении занимает террористическая фракция «Народной воли» А.И. Ульянова (повешенного брата Ленина и цареубийцу – мое), стремившаяся внести в программу «Народной воли» марксистские положения».  Чувствуете, где здесь «собака порыта» как говорит Горбачев?  Во-первых, народ начинают обманывать коммунистическим утопизмом Маркса, о чем я сказал немного выше. Во-вторых, пытаются заменить мирное поступательное движение общества через образование, выдвинутое еще Харьковско-Киевским обществом,  и оправдавшее себя во всей Западной Европе и Америке, на революционный «беспредел», чреватый миллионами жертв.  

Весь этот анализ, начиная с «секты протестантского толка», я сделал для того, чтобы доказать очевидное, что империи разваливаются с окраин. И что освободительные движения никогда не возникают в столицах империй, куда их все до единого затолкали наши не столько безмозглые, сколько преступные историки.

Настала пора поговорить о Чечне. Я не в восторге от ее народа, так уж сложилось веками, что они всегда жили разбоем на торговых путях, еще со времен Хазарского каганата. И нынешние чеченцы не виноваты, что в них застряли эти гены. Но право на самоопределение у них никто не может отнять, даже Путин. Сталин тоже думал, что навсегда покончил с чеченцами, разбросав их по империи. Но он только заразил этим синдромом чеченского узкогруппового (тейпового) бандитизма всю свою империю. И всего через 50 лет все встало на свои места. Путин же хочет повторить эксперимент времен Шамиля и Ермолова. Успех будет тот же.

Вы думаете, Путин не понимает всего этого?  Не такой уж он дурак, представьте. Просто он отлично знает: как только Чечня уйдет с его согласия, в тот же год развалится империя. Целиком и полностью. Он и думает: только не при мне!  Точно так же думал и Ельцин, и успел убежать, правда, не совсем красиво.

Но есть и другая мысль: а, вдруг все случится, как случалось уже не раз в чисто историческом плане? Во времена Петра Московия (Россия) была, считай, только в одном селе Преображенском. А уже при Екатерине II была больше, чем Советский Союз. При захвате власти большевиками Россия опять стала практически прежним Московским княжеством, а к смерти Сталина опять напоминала романовскую Россию, правда без Финляндии и Польши. Но это же просто видимость. По настоящему Россия была величиной с «Совет экономической взаимопомощи» (СЭВ), если его посмотреть на карте. И только «кворум» в ООН не давал Сталину «присоединить» эти страны по-настоящему. Хотя жили они в точной копии России. Сейчас Россию опять «подстригла» судьба. И Путин несомненно думает «о величии своей миссии». Иначе бы он так себя не вел.

Поэтому все ссылки на вину коммунистов, которые звучат из всех средств «медиа» – идиотизм, не более того. Наша империя всегда жила одной и той же идеей, только зачем такая идиотская идея, никто не знает. И 200 народов, вечно уже почти – страдают.  

Теперь смотрите, как красиво ушла от нас Прибалтика. Почему? Потому, что грамотные, просвещенные. Если не верите, то посмотрите вновь программы TV со съезда народных депутатов, которые показывали на заре перестройки почти круглыми сутками. И Чечня могла бы точно так же уйти, но просвещения в народе не хватает. Совершенно так же как не хватает его у всех оставшихся 200 наших народов.

Вот в чем штука! А на это ведь обращали внимание еще… – смотри выше.

                                                                                                           28.09.03.

 

Я не могу не продолжить эту статью в связи с президентскими выборами на Украине самого конца 2004 года. Однако и описывать их не буду. Я только обращу ваше драгоценное внимание на противостояние украинского народа «за Ющенко» и «за Януковича» и отмечу, что Янукович как раз «представляет» описываемые мной места, а Ющенко – всю остальную Украину. И еще отмечу, что наш президент Путин так драл свою … (из-за его титула не называю) и жопы своих имиджмейкеров и пиарщиков «за Януковича», что весь прогрессивный мир ухохатывался, так как смех всегда пересиливает злость.

 

                                                                                                                 10.12.04.    

Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

 



Hosted by uCoz