Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

Тайна о «Тайнах…» с нежданным выводом – 2

 

«Русский каганат» в составе Хазарского

Тайна о «Тайнах…» с нежданным выводом – 2

 

 

(На труд Е.С. Галкиной «Тайны Русского каганата»)

 

12. Еще раз о «переселении народов»

 

Кто-то из историков разумных сказал, что переселяются не народы, племена и города, а их названия. Ибо и в Америке есть Москва. К этому я добавил, что есть единственное племя переселенцев и оно – евреи. От остальных народов переселяются только отщепенцы при самом непосредственном участии истинных переселенцев – евреев. При этом я объяснил, откуда появилась на озере Балхаш в Казахстане устойчивая общность корейцев во времена Хазарского каганата. Устойчивая общность франкоговорящих переселенцев в Квебеке можно и не объяснять – французские евреи там создали рабочие места. То, что евреи, внедряясь в новые племена, воспринимают в свой язык самые распространенные слова данного племени, навязывая ему свои слова, касающиеся торговли. Поэтому надо говорить не о переселении племен, а о переселении изменчивого языка самого торгового племени.

Вот, например, что пишет Галкина о переселении «иранского» народа в Придонье: «Часто русы использовали как основу для крепости сооружения их далеких предков – скифов. Этот североиранский народ освоил Придонье еще в VII в до н.э. Скифы укрепили многие мысы мощными валами и рвами, образовали поселения и жили там несколько веков. Культурный слой скифской эпохи на некоторых городищах достигает 25-30 см, а это немало, если помнить, что скифы были кочевники. Следующий строительный этап начали уже салтовцы (русы – мое) через тысячу лет. <…> Жилища и хозяйственные постройки хозяев городищ располагались не за крепостными стенами, а с внешней стороны. Но дома стояли настолько близко к укреплениям, что когда нужно было строить дополнительную линию обороны, пришлось некоторые из них уничтожить. <…> Относительная слабость укреплений городищ свидетельствует о том, что они построены не для обороны от сильного врага, а скорее являются центрами ремесла и торговли, а также общинными убежищами от редких нападений кочевников».

Чтобы понять всю дурь приведенной цитаты, надо кроме применения здравого смысла к данной статье еще прочитать мои статьи «Архитектура» и «Дополнительные доказательства моей теории – 8». Поэтому объяснение будет кратким, для ленивых читать.

Во-первых, «мощные валы и рвы» притом, что «жилища и хозяйственные постройки» располагались не внутри, а «снаружи крепостных стен», а сами «мощные валы и рвы» и «крепостные стены» – «относительно слабы» и не являются поэтому «линией обороны», ни первой, ни «дополнительной», по-видимому нисколько не смущает автора. Но это же идиотизм!

Во-вторых, вообще всех историков нисколько не смущает тот факт, что нет ни одного древнего сооружения, на фундаментах которого не было бы построено от двух до десятка все более «молодых» сооружений этого же типа, например, храмов различного толка. А потом вдруг от последнего из них остаются только развалины, совершенно аналогичные тем, с которых эта строительная эпопея началась. Хотя любому историку, если он не дурак, должно быть ясно, что так думать можно об одном, двух и даже трех объектах, но не бесконечно же? Можно ведь догадаться, что это просто растяжка времени и самой истории, заданная еще Скалигером по задумке Козимо Медичи.

В третьих, можно ли понять тех иранских дураков, из которых якобы произошли скифы, аланы и руссы, которые, собрав свой немалый скарб, включая горны и горшки, потащились на север, перевали Кавказ и неостановимо добрались до верховьев Северского Донца и его притоков только лишь затем, чтоб начать тут новую жизнь, замерзая от холода? Их же самих никто не видел, писем они никому не писали, а оставили нам в Придонье лишь сломанные горны и битые горшки, и «относительно слабые укрепления городищ». А рядом с этими «городищами» с неба упали готовенькие современные города Придонья с развитой именно той деятельностью, корни которой находятся в Иране. Почему нет преемственности? Почему истинные иранцы вымерли, потом через тысячу лет как бы с неба упали аланы, еще через тысячу лет – скифы, а еще через тысячу лет – руссы? Притом каждый оставлял по 25 сантиметров «культурного слоя», так как «были кочевниками». Тога ведь абсолютно вся площадь Причерноморья и Придонья должна состоять из такого «культурного слоя».

В четвертых, «культурный слой» в 25 сантиметров Галкина считает «немалым». Как тогда назвать слой в шлимановской Трое или в самом Константинополе в десятки метров?

В пятых, я ведь ничего еще не сказал о конструкции якобы «оборонительных сооружений», которые даже в Константинополе, каковому оборона действительно была очень нужна, «оборонительных» башен натолкано столько много в стене, что главное в стене не сама стена, а – башни, стоящие друг к другу практически впритык. (См. рисунки в упомянутой статье).  Поэтому это вовсе не оборона изначально, а йеменские классические дома-башни, объединенные в базилику. Так как такой именно способ организации еврейских торговых «факторий» существовал даже там, где оборона вообще не требовалась.

В шестых, по Константинополю видно (упомянутые рисунки), как именно «строились дополнительные линии обороны», только не для «расширения обороны», а для расширения торговли и производства. Кстати, это и в Москве можно посмотреть, в Китай-городе.

То есть, излагаемая историками концепция изначально идиотская, в ней нет стержня, каковой я ей дал, отчего она стала логичной. Попробуйте сами применить к приведенной цитате мою логику, даже ту малость, которую я привожу в первой части этой статьи, и вы сами увидите, как просто все это. Мне нравится последняя фраза цитаты насчет «центра ремесла и торговли», только ее надо поставить во главу угла, а не оставлять как «банный лист на заднице» при выходе из русской бани. Ибо эта фраза будет истинным «банным листом» по существу, если не сказать того, что ремесла и торговля есть второй задачей из изначальной задачи прибыльной торговли, а прибыльную торговлю придумало торговое племя. И ради этого оно шло и шло вперед, основывая все новые и новые базилики-города.

 

13. Две крепости

 

Две крепости стояли друг против друга на противоположных берегах Дона. Теперь они на дне Цимлянского «моря», на 15-метровой глубине, куда каждый год откладывается 14 миллионов тонн речных наносов, в результате чего над этими городами за 50 лет вырос слой песка и ила в 3,5 метра. Левобережная крепость Саркел, правобережная – без названья. Проверить уже ничего нельзя, надо верить на слово Артамонову – единственному, увидевшему их в первый и в последний раз перед самым затоплением. Но согласно Галкиной «дискуссии о генезисе данной архитектуры продолжаются до сих пор». Но Галкина-то считает «Правобережную» (буду так ее называть) принадлежащей Русскому каганату, а Саркел – Хазарскому. В результате чего им надлежит воевать. А раз так, то и строить эти крепости должны разные люди по разным стилям. Вот что из этого вышло.

«Правобережную» «изначально ошибочно отнесли к тому же типу Саркела», но «принадлежность Саркела хазарам не вызывает сомнения», точно так же, что «строили его византийцы по заказу хазар». Однако согласно Артамонову в Саркеле была другая, не византийская традиция. Нечто подобное известно в Восточном Закавказье». В «Правобережной» тоже была не византийская традиция, но традиция Закавказья и Сасанидского Ирана. Хотя и Византия приняла античные традиции». В общем, пока – ералаш, а крепости уже 50 лет не только под водой, но и под илом. Так что и водолазы не помогут.

Выход из ералаша у Галкиной нашелся быстренько: «Ясность может внести ответ на вопрос: против кого строились упомянутые крепости?» Порассуждав о том, о сем, решила: хазары и россы друг против друга построили. Но я бы на ее месте вспомнил сказку «Про Еруслана Лазаревича», (см. мою статью), по которой А.С. Пушкин написал «Руслана и Людмилу». Здесь же скажу, что Еруслан, вообще говоря, левый приток Волги, напротив озера Баскунчак, а «отчество» у этой речки – еврейское. И там четко сказано (в сказке, а не у Пушкина), что в оны времена были «Задонская орда» и «Подонская орда», соревновавшиеся друг с другом как при «социалистическом» соревновании. А казаки-разбойники как раз и состояли из орд. Подонской же орде негде «гулять и полкать» нежели по Дону. И представьте себе: два пути пересекаются на Дону – торговый и разбойный. А Дон в этом месте хоть и «Тихий» в смысле «медленного течения», но – широкий. Поэтому самый лучший способ переправы товаров – внезапный, быстрый, из одного «склада» – в другой, пока разбойники пьянствуют. Вот и все объяснение. А историки пусть спорят о толщине кирпичей в стенах, о составе раствора в них и его экономии в одной крепости по сравнению с другой, и вообще – о их назначении. Примерно как спорят два чукчи о вкусе ананаса, ни разу не только не евши его, но и не видевши.

 

14. Рабы и меха

 

Г-жа Галкина пишет: «Русский каганат как торговое государство знали арабо-персидские географы школы Джайхани и «Худут аль-алам». Они сообщают о том, что главным занятием русов была меховая торговля и торговля рабами, за что русы от покупателей получали «назначенную цену деньгами и завязывали их в свои пояса».  

Посмотрите на рисунок. Может, Галкина имеет в виду эту торговлю? Тут как раз и меха и девицы, которых продают в рабство, хотя в источнике (русской летописи) и написано, что это дескать русские дань татарам платят «по девице от дыма». Только ведь это настоящий торг, а не дань. Во-первых, купцов – двое, а дань двоим одновременно не платят, притом по разные стороны улицы. Во-вторых,  ясно ведь видны башенные еврейские дома, на крылечке которых сидят купцы, а два продавца ведут вереницу девиц, а в руках несут по связке куниц (меха). Притом с правым продавцом уже расплачиваются, и сейчас он деньги будет «в пояс завязывать», а левому поднесли чван водки. Сейчас он его опорожнит и цену сбросит. В третьих, обратите внимание на полог над девицами. Этот полог называется полон, откуда: «взяты в полон» (плен). Вот они и взяты в полон, а потом проданы.

Именно об этом с большими подробностями пишет Ибн-Фадлан, только не о Руси, а о реке Волге, на берегах которой и происходила эта торговля, где-то вблизи будущего Нижнего Новгорода, там, где много лет спустя организовалась знаменитая Новгородская ярмарка. Но эта ярмарка и пошла от продажи девиц (см. мои другие работы, там вы вообще много интересного узнаете о русском корне слова «яр»).

И причем тогда здесь Дон и Северский Донец с их высокой технологией металлургии и керамики? Ибо ведь именно здесь по версии Галкиной расположен Русский каганат. Но Галкиной на это ведь плевать. Она ведь приведенную мной фразу написала только для того, чтоб начать говорить о дирхемах:  «Следовательно, территория Русского каганата должна прослеживаться по нумизматическим данным – расположению кладов куфических дирхемов».

Я только бы хотел в связи с этим узнать у Галкиной: на кой черт понадобились хоть Хазарскому, хоть Русскому каганату упомянутые выше две крепости «цимлянские»?

Видите, как хочет Галкина угодить еврейской теории, чтоб о торговом племени вообще ничего не было в истории.

 

15. «Куфические» дирхемы

 

Вообще-то Галкина хочет, чтоб мы вообще ничего не знали о Константинополе и, главное, о Великой Армении (см. мои другие работы). Чтоб русские были чистейшими иранцами. Поэтому она слегка нас просвещает насчет дирхема (привожу с пропусками): «В VIIIX веках на всех землях Восточной Европы действовала одна денежная единица – серебряный арабский дирхем. По территории Арабского халифата проходили важнейшие торговые магистрали, включая Великий шелковый путь. Торговые обороты этого государства в раннее Средневековье намного превышали византийские, не говоря уже о странах Западной Европы.  Ранее во многих странах, потом включенных в состав халифата, имела хождение греческая драхма, откуда и произошло слово дирхем. Название куфический произошло от аль-Куфы, города в Иране, бывшего в середине VII века столицей халифата. Дирхем быстро распространился от Бактрии (бывшая советская Средняя Азия, включая Афганистан – Мое) до Испании». (Выделено мной).

Государство я выделил потому, что такое государство даже сегодня невозможно себе представить, а бывшая Британская империя строго говоря – не государство, а просто – влияние смешанное с грабежом. Примерно так, как влияет в России преступность, сросшаяся с «силовой» и политической кремлевской властью. Но дело в том, что торговое племя, прочесывая все эти места, начиная с Йемена, внедряло кроме торговли религию – на то время мусульманство, перешедшее потом в ислам, как я говорил выше. Это им помогало торговать. И род дирхема – именно отсюда. Потом явился Моисей, именно потом, а не ранее, (см. другие мои работы).

Поэтому второе выделенное слово «ранее» – затуманивание наших мозгов. Не дирхем произошел от драхмы, а дирхем, ходивший, в том числе и в Греции, включая Византию и вообще все прибрежное Средиземноморье, был просто немного переиначен на «греческий» лад. Другими словами, хоть драхма, хоть дирхем в те времена были точной копией по платежеспособности нынешнего американского доллара. И трудно найти ныне страну, где бы не нашлось хотя бы одного такого доллара. Но есть доллары и австралийские, например.

Это я к тому, что согласно Галкиной «исследователи выделяют два самостоятельных монетных потока, обслуживающих в VIII – первой половине IX века соответственно восточные и северо-западные районы Европы:

1) из Ирана через Каспий на Волгу и далее в Прибалтику;

2) из западных частей халифата, откуда через Сирию и Закавказье на Дон и Северский Донец. Соот­ветственно, эти пути обслуживались продукцией разных монетных центров халифата: на Волго-Балтий­ском пути всего 3 процента монет африканской чеканки, в Восточной Европе на «реке Рус» – около 40 про­центов. <…> Данные других исследователей подтверждают, с одной стороны, отсутствие кладов в Нижнем Поволжье, и с другой – скопление находок конца VIII – начала IX веков в Ростовской и Воронежской облас­тях, на Правобережном цимлянском городище…»  (выделение мое).

Во-первых, пункты 1) и 2) я выделил потому, что это чистейшее историческое шулерство. Ибо путь-то из Ирана  один – по западному берегу Каспия, он только разветвляется на реке Кура: один продолжается через Дербент в дельту Волги, второй – через Куру, Дарьял переваливает в бассейны Терека и Кубани, на Северный Кавказ. Поэтому на устье Куры должны сидеть три века подряд специальные сортировщики монет, перебирать их и складывать в две кучки: те, которым следует попасть на Дарьял и другая кучка – на Дербент. Чтоб последняя попадала туда, куда ее предназначила Галкина. Между тем, монеты в сам Иран попадали со всей полосы в пол-Земли («разных монетных дворов»), от Бактрии до Испании («африканской чеканки»). И если это не шулерство, то пусть будет – идиотизм.

Кстати, и чего это Галкиной не хочется вспомнить о Великой Армении, простиравшейся как раз в это время прямо от стен Константинополя, прихватывая нашу нынешнюю Одессу? (См. мои другие работы). Наверное потому, что у нее ведь русские – это персы, а вовсе не армяне.

Во-вторых, о 3-х процентах монет «африканской чеканки» на Волге и 40-ка процентах – на Дону мне можно бы теперь и не писать, так как у Галкиной этому не может быть объяснения по предыдущему моему пункту. А мне нечего сказать больше, чем отослать вас к моей упомянутой статье о Великой Армении и вообще о «павликианстве». И еще добавить, что путь соли через равнинную Чечню почти прекратился, перекинувшись на Саркел и далее в Будапешт, (см. мою работу «Хазары»).

В третьих, только очень уж глупый человек может ссылаться на «отсутствие кладов монет» в бездонном болоте, мотивируя это тем, что вот ведь, на горке-то эти «клады» сохранились. Волга в нижнем течении ежегодна меняет многочисленные свои русла примерно, как меняются картинки в калейдоскопе. Песку там нанесено с километр глубиной. И все это вместе представляет собой бездонное болото. Мало того, все это еще и затоплено сегодня «морями», переходящими одно в другое. Насчет «кладов» Саркела мы теперь вынуждены верить только «функционеру Артамонову», так как и здесь все затоплено. А в Ростовской области кто только ни был.

И, наконец, я бы вообще не стал злить г-жу Галкину: больно много чести шулеру. Но дело ведь в истории, она не должна зависеть от шулерства. Притом она каждой приведенной здесь ее фразой доказывает мою логическую историю.

 

16. Путь «из варяг в греки»… по Дону

 

Ах, как хочется насолить «самостийной» Украине!  «Петергофский клад образовался из монетного потока, который сформировался в западной части халифата и проходил по «реке Рус». Данный факт позволяет предположить, что жители Подонья участвовали в торговле по Волго-Балтийскому пути и в его северо-западной части».

Все. Точка. Пути «из варяг в греки» больше нет. И никогда не было. А если и был, то это – ошибка прежних историков. В действительности «сформировавшийся в западной части халифата» (примерно в Испании или хотя бы в Египте) «поток» прибыл в Иран и затем отправился на Дон, (см. выше, как это возможно). С Дона «клад» добирался до Прибалтики самолетом, инверсионный след тут же растаял в синем небе. Чего же вы теперь хотите от Галкиной? Главное ведь, что монеты – на месте, в Петергофе.

Только ведь я столько этому пути «из варяг в греки» посвятил работ, продвинув, вернее, завернув его через Волок Ламский, Великий Устюг за Урал, а по реке Волхов к Великому Новгороду оставив лишь редких гонцов, что с растаявшим в небе инверсионном следе самолета согласиться никак не могу. Притом этот путь начала осуществлять Великая Армения евреев и ей, такой маленькой ныне, и совсем почти без электричества, будет ведь тоже обидно. Кроме того, ведь будет совершенно непонятно, откуда Козимо Медичи взял католицизм? Не сам же он его выдумал? У него ведь других забот был полон рот. В общем, читайте мои другие работы.

 

17. Анекдот «про чукчей»

 

Сидят два чукчи в чуме. Телевизор в то время еще не изобрели, хотя газеты уже были, но чукчи не умели читать. И вообще тогда к ним газет не возили, только – водку. Вдруг один другому говорит: «Однако шибко захотел я ананасов, запрягай собак, поедем в Суринам». Запрягли, положили на нарты тюленьего жира, поехали, обменяли на ананасы, поели, вернулись через пять лет. Уже на верблюдах.

Точно такой же анекдот рассказывает нам Галкина: «В Восточной Европе месторождений свинца нет, его можно было достать только в Заволжье. Туда, очевидно (я выделил), и ездили русы, продавали украшения и покупали ценный металл». Она, тоже – очевидно, не догадывается, откуда русы вообще узнали о существовании «ценного металла» – свинца. И не только свинца, но даже и самого Заволжья.

Мне бы наплевать вообще на «чукчей», только именно «Заволжьем», каковое заканчивается аж недалеко от Сахалина, Галкина пытается скрыть конкретный торговый путь евреев на Урал и в Зауралье, аж до Ханты-Мансийска (Самару), а для меня он – очень важен. Точно так же как и путь соли с Баскунчака на восток и на запад и его ответвления, в том числе и в Индию через Афганистан, и, разумеется, – в Иран через Туркмению. (См. мои другие работы).

 

18. Только, ради бога, …не евреи

 

«На салтовских памятниках обнаруживают зеркала с шестиконечными звездами. Ранее данные находки служили аргументом в пользу хазарского (то есть иудейского) присутствия в регионе. Но Г.Е. Афанасьев показал, что шестиконечная звезда на сармато-аланском зеркале салтовской культуры (Донецко-Донской – мое) – типичный индоевропейский солярный (знак солнца – мое) знак, а не могендавид, как считают некоторые ученые. Других признаков иудейского присутствия в Подонье не обнаружено».

Во-первых, надо бы знать, что все «индоевропейское» суть – еврейское. Я, например, отчетливо по­казал, что как индоевропейская семья языков, так и афразийское дерево языков, включая семитско-хамит­ские языки, сделали евреи. Тогда, когда они еще были переселенцами и торговым племенем.

Во-вторых, даже шестиконечная звезда Константинополя в полумесяце – еврейская. И, вообще, могендавид (вписанные друг в друга треугольники», на мой взгляд, обозначает три стороны света, откуда, из Йемена направились евреи в три стороны, а четвертая сторона была – Индийский океан. Эти три стороны света были, конечно, заселены до евреев. Так вот, наложенный второй треугольник означает самих евреев, проникших в первый треугольник, аборигенский. Об этом дополнительно говорит тот факт, что второй, верхний треугольник – «прозрачен» и сквозь него виден первый треугольник. Вы не можете мне отказать в логическом, полном соответствии могендавида сути дела.

В третьих, кому не известно, что «солярный» знак, якобы возникший в Египте, в действительности принесен туда торговым племенем через Эфиопию, когда она была совместно с Йеменом еще древним Аксумом.

Так что, сколько бы не пыжились покупные историки, эти факты, и многие другие, например из Нового света, из истории все равно не вытрешь ластиком. А что касается «Русского» каганата, то там евреев, конечно, никогда не было. Только вот откуда взялся сам каганат? Я имею в виду слово.

 

19. И ради всех святых, не казаки-разбойники! – Может, самураи?

 

«О местном производстве в Подонье булата археологические данные пока отсутствуют, да и вряд ли появятся. Сабли и мечи находят в погребеньях редко: это оружие было дорогим, и клали его только в богатые погребенья, да и то не во все. В основном оно передавалось по наследству. Русы оставляют сыновьям в наследство только меч». (Дескать, им все добудешь, что тебе надо – мое). На территории салтовской культуры были более распространены сабли. В оружейной коллекции только один меч. <…> Арабский энциклопедист Бируни в главе «О железе» сообщает: «Из шабуркана мечи румийцев, руссов и ас-сакалиба». То есть византийцев, руссов и славян. Шабуркан в данном случае, как поясняет выдающийся исследователь русской металлургии Б.А. Колчин, это сырцовая сталь, полученная непосредственно в сыродутном горне».

Что касается шебуркана, то по сей день в России исключительно все железное – из шебуркана. Даже лезвия для бритья советского завода «Нева» из Санкт-Петербурга, каковых до затупления наподобие топора хватало только на полщеки. Тогда как одним иранским лезвием можно было бриться месяц. И булат из Ирана, естественно попал на Урал. Уж не в «сыродутные» же горны Донца и Дона ему попасть. Там ему простора как около горы Магнитной не было бы. И даже меч Александра Невского был из иранского булата, и шлем, о чем свидетельствуют ныне «нечитаемые» надписи. Впрочем, он мог быть и с Урала – мастера-то и технология были одни и те же: «Летайте самолетами Аэрофлота!»  И имейте в виду, что булатные же клинки задолго до Урала делали в Дагестане, по пути на Урал. Естественно, как только Урал «покорили» русские, так в ту же секунду «секрет булата был утерян».

Но ведь точно такая же история случилась со знаменитыми самурайскими мечами, которые от иранских сабель отличаются лишь меньшей кривизной клинка. А прочностью и остротой – не отличаются. И секрет их тоже куда-то завалился в неизвестный угол, тоже «потерялся».

Подолжим аналогии. Хорошие самурайские мечи переходили от отца к сыну многие поколения. Хорошие «салтовские сабли», только их делали не в Салтове, не в «сыродутных» их горнах, тоже наследовались. Самураи и казаки-разбойники были «рыцарями», то есть профессиональными головорезами, притом головорезами кочевыми: сегодня здесь, завтра – там. То есть, головорезы полкающие (корень – полк).

Самураи стали опорой микадо, его охранниками и сподвижниками, поэтому они стали жениться, осели на земле и превратились в гвардию микадо и одновременно – в дворян. Но надо учесть при этом, что Япония маленькая, замкнутая, поэтому процесс шел быстро. Примерно как набор рекрутов.

У казаков-разбойников на наших-то необозримых просторах, процесс затянулся и принял затяжной характер. Подробности у меня в других работах, здесь же отмечу только этапы. Разбойники внедрились в «чудь белоглазую», чтоб далеко не ходить на ее ловлю для сплава по Дону в Кафу. Историки, по-моему Ключевский, называет это «тонкими струями». Затем после долгих межразбойничьих драк главный разбойник типа Ильи Муромца стал великим князем, начальники шаек – просто князьями, а чудь белоглазая – травой, которую косят и косят, ежегодно. Начал все это Иван Калита, но власть ему пришлось передавать не сыну, а младшему брату, то есть заместителю по головной шайке. Естественно, торговля тут же прекратилась, и торговое племя ушло через Саркел на Днепр и далее – в будущую Венгрию. Без торговли великим и простым князьям стало жить туго. Тогда Дмитрий Донской ввел наследование от отца к сыну. Разбойники, оставшиеся на Дону, взбунтовались. Длилось это довольно долго, включая Стеньку Разина и Емельку Пугачева. В общем, пошли смуты. Это уже времена первых Романовых.

Но еще до этого пошли распри между казаками-разбойниками и еврейскими коммерсантами по поставкам лиственницы в Венецию по пути «из варяг в греки». Вот тут и явились Романовы. А чудь белоглазая начала убегать к казакам-разбойникам на Дон. В массовом порядке. Пришлось устраивать засеки и засечные черты от убега, на китайскую стену совершенно для таких же целей денег не хватило.

Первые князья плодились и множились, разрядов дворян стал до черта. А те, что остались на Дону, получили имя крымских татар, они при самых великих наших царях типа Ивана III, продолжали за один раз воровать у князей по 100000 чуди разом. Тогда Иван Грозный догадался их нацелить на Сибирь. Но не всех, разумеется, так как много осталось на Дону при прежнем ремесле. Их пришлось усмирять, но о Разине, Пугачеве, Болотникове и так далее, я уже говорил. Но все равно большая часть старинных разбойников нанялась к туркам в янычары, а молодую поросль бегунов удалось приручить. И они стали опорой трона за иудины сребренники, «льготы» там разные. Примерно как нынешние депутаты Государственной Думы. Некоторые даже стали «графьями». Торговля, естественно, уже не возобновилась, как была прежде. Торговцы оказались в Венгрии, а затем – в Польше и даже заполонили Германию. Недаром до самого 19 века торговое племя восточного (русского) толка постепенно, но резко убывает по численности на полосе вечно спорной территории между Германией и Францией. Там как раз находится ныне Страсбургский Суд.

Самураи, насколько мне известно, не разделились на два клана, а наши казаки-разбойники, напротив, – разделились. (Читайте мои другие работы, а то тут слишком уж «скоропалительно, можно и не поверить. Притом, я совершенно опустил становление нашей православной веры. Тут же все пересечено).

 

20. Еще один пинок Украине

 

«Но уровень развития славянского ремесла (Днепр с правыми притоками – мое напоминание) был значительно ниже. Из пакетного металла изготовлено всего около 10 процентов поковок, в основном ножи. Нехарактерно для волынцевцев и употребление пакетного полуфабриката, то есть стремление сначала изготовить качественную сталь, а потом уже из нее – изделие. Такие технологические схемы развитого Средневековья, как трехслойный пакет, наварка, варка, которые получили широкое распространение в Киевской Руси, у славян волынцевской культуры VIII – начала IX веков встречались лишь эпизодически (около 3 процентов продукции), в отличие от 22 процентов у салтовцев (руссов, разумеется – мое). Но контакты славянских и русских кузнецов были очень тесными. <…> Эти тесные связи наводят на мысль, что не только степи и лесостепь Дона входили в единое государство, но и славяне Поднепровья и Верхнего Дона. Однако это нуждается в дополнительных доказательствах, которые будут приведены чуть позже».

Я могу привести тоже кучу доказательств противного душе Галкиной, и я их уже привел в упомянутых выше статьях насчет Муравского шляха, декабристов и так далее. Только зачем же все это? Достаточно напомнить, что сам Дон, от истоков до устья – истинно русская земля, некогда сплошь населенная Ильями Муромцами с генеральной ставкой, сплошь состоявшей из убогих землянок. Между тем, на Северском Донце с его притоками – искони украинская земля во главе с бывшей столицей Украины – Харьковом. Каковую наш Путин совершенно сумасбродным образом хочет прямо в эти дни вновь «присоединить» к России («Дело Янукович против Ющенко»). 

 

21. О рубленых дирхемах – рублях, и еще кой о чем

 

Было бы смешно, чтобы на таком огромном пространстве от Средней Азии до Испании, притом сама Галкина утверждает, что были дирхемы «африканской чеканки», значит, были и другие, штамповали дирхемы в одном месте, например как на Монетном дворе СССР, который, кстати, тоже был не один. Поэтому задача установить эти монетные дворы не имеет большого смысла, так как вес серебряных монет был почти одинаков, около 3 г серебра, стоимость немалая даже по сегодняшнему дню. Поэтому дирхем не мог использоваться в народной розничной торговле, на один дирхем можно было купить отару баранов. Именно поэтому появился наш рубль, то есть разрубленный зубилом на части дирхем. Это говорит о том, что по тем временам дирхем был крупной по обменной стоимости монетой. Другими словами, хомут, лапти или зипун на дирхемы и даже на рубли несопоставимы. Только, например, 100 хомутов, 1000 лаптей и 300 зипунов соответствовали дирхему или его части – рублю.  

Исходя из этого здравого и неопровержимого смысла, подкрепленного даже ценами позапрошлого века, когда пуд (16 кг) муки стоил три копейки, можно констатировать, что дирхем – средство оптовой купли-продажи. А кому такая сделка нужна? Только – торговому племени, когда, например, везешь караван за караваном шелка из Китая. Только ведь тогда бы весь народ ходил в шелках, чего ни один археолог никогда не подтвердит, хоть шелк и самая не гниющая материя из всех известных. Значит, возили не шелка, а соль, например, или железо, медь и прочие всем без исключения полезные вещи. Богатым и сильным – золотые кубки, вазы, украшения для их жен и любовниц. Ну, и, конечно, средства пропаганды, церковные, например, тот же ладан.

Однако Галкина пишет, что «собственная денежная единица (дирхем) нужна только в обществе с производящей экономикой (выделено Е.Г.), развитым ремесленным производством». И это бы ладно, так как производящая экономика – путь к деньгам как средству обмена между производящими экономиками. Хотя сама производящая экономика и сделана евреями для того, чтобы торговать более прибыльно, чем при торговле случайными товарами. Но Галкина именно из производящей экономики делает вывод о необходимости в деньгах, а уж из необходимости денег у нее тут же возникает государство. Дескать, «монетное обращение свидетельствует о наличии или, по крайней мере, последнем этапе становления государственности (выделение вновь ее).

Другими словами, г-жа Галкина ставит телегу впереди лошади. Зачем государству деньги, теперь все знают. Только не надо думать, что так было всегда, ибо тот же самый Шелковый путь пересекал несколько государств. При этом в каждом из государств не было ни копейки, не считая их царя, складывающего дирхемы куда-нибудь в подвале. Наподобие нефтяных шейхов на первых порах, у которых в углах их хором были навалены кучи мешков с бумажными долларами. Притом они совершенно не знали, что с ними делать. Уже купил золотой унитаз, потом автомобиль из чистого золота, а кучи мешков по углам даже не уменьшаются.

В том-то и дело, что в государстве, например Российском, вплоть до Петра ничего не покупали кроме царской роскоши, а в основном просто складировали дирхемы, вдруг пригодятся. Я, конечно, немного утрирую, но только для того, чтобы было проще понять, что государствам тех времен не нужны были деньги как средство постоянного и непрерывного обращения, и чем быстрее, тем – лучше. Но именно в этом состоял бизнес торгового племени. Поэтому кроме него никто не чеканил денег. И чем больше цари и шахи копили деньги просто так, тем больше приходилось евреям их чеканить. Совершенно как Соединенным штатам начиная с нефтяного бума в Аравии. Ибо евреи без денег просто не могли торговать.

Именно поэтому в те времена никоим образом нельзя ассоциировать деньги с государством. И Галкина ничего не доказала своим «исследованием», кроме того, что был торговый путь. Еврейский торговый путь.

Кстати, Галкина хочет, чтоб деньги печатались обязательно где-нибудь около Кремля. Она просто привыкла к этому, не дав себе труда подумать. Вот что она пишет, искренне удивляясь:  «…согласно В.В. Седову, славяне волынцевской культуры создали монетный двор в месте, находящемся вдали от основной территории. <…> Очевидно, чтобы монетный двор захватили и разрушили (ухмылку я выделил). Конечно, такое развитие событий нереально».

Еще как реально-то, г-жа Галкина. Даже фальшивомонетчики печатают деньги подальше от любых посторонних глаз, прикрывая, например, свой бункер клумбой с розочками. Другое дело, если бы деньги печатало государство как ныне, тогда бы оно огородило свой монетный двор стеной выше кремлевской или вообще спрятало его на нижний этаж московского метро. Но ведь государство тех времен в такие дыры прятало только полученные за своих проданных сограждан дирхемы. А торговое племя как раз пользовалось скрытностью фальшивомонетчиков, чтоб вообще никто не мог догадаться, что именно здесь «куются» деньги. Хотя в действительности они их ковали в обороте, а здесь просто изготовляли недостающий оборотный капитал. Причем выкупали серебряные кубки за десятую часть их цены у казаков-разбойников не только как произведения искусства, но даже и по весу серебра, и тут же их пускали на дирхемы. И вообще, кому придет в голову захватывать, например, туалет с ямой, под которой хитро спрятан монетный двор?

Именно поэтому ни одного монетного двора тех времен так и не найдено археологами.

 

22. Г-жа Галкина правит энциклопедию, большую, советскую

 

Согласно БСЭ ученые лингвисты изучили хазарский язык по одному еврейскому частному письму, причем не по самому письму, а по приписке в этом письме из десятка слов енисейско-орхонскими буквами, каковые и дали ключ к хазарскому языку. Я вдоволь посмеялся над таким изучением, хотя и знал, что некоторые языки борзые ученые вообще изучили по одной надгробной плите с десятком не то букв, не то «каляк-маляк», каковые рисуют в тетрадке трехлетние малыши, играя в пишущих родителей. Ибо к этому времени я уже отлично знал, что на Земле существует лишь один вариационный язык – еврейский, и одна вариационная (частично криптографическая по причине торговых тайн) письменность, и тоже – еврейская.

Кстати, перерыв кучу словарей, я так и не нашел объяснений ни орхонскому, ни енисейскому терминам. И вот, на тебе! Галкина, оказывается, знает об этих терминах больше БСЭ. И на это бы мне плевать, ибо я уже сказал свое слово в предыдущем абзаце. Только из данных Галкиной сейчас последуют дополнительные данные, подтверждающие мою теорию. И такой случай нельзя упускать, ибо небрежность при сокрытии еврейских тайн истории – не очень частые случаи. Итак.

«Именно праболгарские кочевники степного Подонья, а вслед за ними и хазары, заимствовали у основателей Русского каганата – сармато-аланского населения – руническую письменность. <…> Руны евразийских степей, принадлежащие точно тюркам (орхонский, енисейский, таласский алфавиты), действительно очень похожи на салтовские. Однако связь между ними противоположна той, которую ищут тюркологи. Тюрки – более молодой этнос, чем североиранские народы (аланы, аорсы, сарматы и др.). Этногенез тюрков начался на обломках евразийской гуннской эпохи в предгорьях Алтая VVI  веков новой эры из смешения хунну, монголов, угорских племен. После образования в начале VI века Великого Тюрского каганата в сферу влияния тюрок попали ираноязычные народы Приаралья и Средней Азии – остатки канувших в Лету алано-сарматских государств Кангюй и Янцай. Эти люди как раз и передали тюркским племенам свою систему рунического письма. Так появились орхонские и енисейские знаки. Но праболгары и хазары, видимо, заимствовали аланскую письменность уже в Восточной Европе. Они переняли один их двух алфавитов Русского каганата – степной, иногда называемый «кубанским». Очевидно, что данные эпиграфики (древние надписи на могильных плитах, камнях и горшках – мое) не только не опровергают мысль о существовании Русского каганата с ядром на территории лесостепной салтовской культуры, но и приоткрывают некоторые аспекты его истории» (конец цитаты, выделения – мои). Правда, о том, что все-таки за «аспекты приоткрываются» больше – ни слова. Но мне и этого довольно.

Г-жа Галкина, ничего тут не очевидно, глядите сами на ваш винегрет, с болтами и гайками. Руны евразийских степей, простирающихся от Монголии до Карпат, откуда взялись? От ираноязычных народов Приаралья и Средней Азии. Но именно эти места как раз и входят в евразийские степи составной частью. Не в горах же народы Средней Азии сидят, они же кроме киргизов все – степные, полупустынные точнее. Сами у себя взяли, что ли?

Второй вопрос: Почему же эти руны тогда точно принадлежат тюркам? Они что, всем остальным племенам евразийских степей не принадлежат? В том числе кочевникам степного Подонья?  И почему тогда эти же самые руны кочевники степного Подонья заимствовали в лесах Русского каганата? А что тогда там были сплошные леса – не сомневайтесь, это сегодня их там нет, сожгли металлурги. Тогда вообще Русский каганат нельзя отнести к евразийским степям.

Третья серия вопросов: не знаю насчет орхонского алфавита, но точно знаю, что енисейский алфавит должен родиться в непроходимой тайге Енисея, тогда, причем тут евразийские степи? И причем тут предгорья Алтая? Это ведь даже сегодня – сплошная тайга, я там жил. И вообще, что такое обломки евразийской гуннской эпохи? Откуда они-то взялись?

Четвертая серия: Вы представляете, что такое смешать гуннов с Тихого океана, монголов и особенно угров, каковые простирались от северного Зауралья до Причерноморья и нынешней Венгрии? И каким это образом в сферу влияния тюрок попали ираноязычные народы озера Арал и Средней Азии? Ведь это и есть тюрки. Что тюрки пришли к тюркам, чтоб передать им иранский язык? А им-то он как достался? Кроме того, какого черта среднеазиатские тюрки встретились с евразийскими тюрками на Енисее? Что, ближе не было места, чтобы встретиться? Иначе бы не могли получиться енисейские знаки. И что такое, кстати, хотя бы один из двух алфавитов Русского каганата? Я, например, проверял, и ни в одной энциклопедии таковых нет. А если нет, то вы должны объяснять подробно, а не как ворона, каркнула и дело с концом. И я ведь задал еще не все вопросы.

В общем, я уверен, вы стараетесь описать дым из трубы, каждую его струйку. Или персональные, ежесекундно меняющиеся азимуты передвижения каждого участника толпы на барахолке. С птичьего полета, так сказать. И кроме нагромождения одной глупости на другую ничего у Вас не получается.

Давайте, сделаем так. Будем ежегодно в апреле-мае фотографировать из космоса Ахтубу и дельту Волги. Лет пятьдесят. Не пугайтесь трудностей, это только пример. Потом все фотографии склеим и покажем их в виде кино, примерно как показывают по телевизору распускающийся цветок. Ахтуба и дельта тоже оживут, десятки проток, островов станут двигаться, изменять очертания, толстеть, усыхать, пересекаться в самых неожиданных местах. И это будет примерно то, что Вы описали, если, конечно, Ваши апломбные слова всезнайки убрать. Сами же видите, что это – неразбериха, «война в Крыму, все в дыму, ничего не разберешь и не поймешь», как называют это дети, делая каляки-маляки в тетрадке всем набором цветных карандашей разом.

Теперь давайте к каждой фотографии присовокупим все дополнительные данные, которые нетрудно получить у метеорологов и астрономов: толщину снежных покровов по водосбору, температуры воздуха во время паводка по всем притокам, узнаем, нет или есть теплые дожди на затененный снег в тайге и так далее. Не забудем градиенты изменения температур, и даже озоновые дыры и годы активного солнца. В общем, все, что удастся узнать. В том числе, не пьяный ли машинист на сбросных шлюзах плотин. Потом начнем сопоставлять рисунки Ахтубы и дельты с этими данными. Только не спеша и перепроверяя. Можно и с помощью компьютера, времена логарифмической линейки длиной в полтора метра для расчета ядерной реакции все-таки прошли.

Примерно на тридцатой фотографии мы уловим некие закономерности будущего поведения всех этих непонятных ранее движений воды и земли в Ахтубе и дельте Волги. И даже не глядя на следующую фотографию, а только пользуясь «второстепенными» данными, сможем уже предсказывать, как поведут себя, хотя бы приблизительно, острова и протоки. И глянув потом на фотографию, с чувством глубокого удовлетворения увидим, что мы во многом правы. На 50-той фотографии мы, пожалуй, предскажем даже урожай волжского тростника уже на следующий год, фотографии которого у нас еще нет.

Простите, но это и есть методика, а для очень уж самолюбивых – методология, хотя я лично разницы между ними не вижу. Хотя главнее в методике то, что ни один ученый не может быть ученым без нее. Ведь фотограф, снимающий у нас с Вами Ахтубу, все-таки фотограф, а не ученый.

Теперь нам можно с Вами возвратиться в евразийские степи, не забывая предгорий и лесостепь. Ведь везде живут люди. И у всех – свои нравы, как у бабочек, птичек и даже тигров и верблюдов. И даже есть общие черты лица, черепов и степень кривизны ног. Только я никогда не пойму как могут принадлежать к одной тюркской группе алтайской семьи народов, например, карачаевцы и балкарцы с Северного Кавказа, и шорцы из недоступной горной тайги Сибири с якутами со среднего течения реки Лена. И чего такого нашли общего тюркского в азербайджанцах с киргизами и алтайцами издалека, не дав азербайджанцам быть ближе по каким-то параметрам к соседям кумыкам, дагестанцам и чеченцам. Вся эта белиберда сильно напоминает мне родственность свеклы и сахарного тростника, так как оба растения сладкие. Родственность мухи це-це и заполярной гагары, так как обе летают. Родственность англичан и филиппинцев, так как у обеих «один», «два», «три» и «мое» – «твое» практически одинаковы. Только никто никогда не задавался вопросом: может быть, филиппинцы похожи на англичан потому, что оба народа по упомянутым словам похожи на евреев? Вернее на покойных финикийцев.

И почему в Тюркский каганат входят в основном только прилегающие народы к Средней Азии и не входят якуты с Лены? Оба ведь – тюрки. Потому, что это – наши фотографии Ахтубы без сопутствующих данных метеорологии, то есть – форменный ералаш, без методики рассмотрения совокупности. Примерно как лепет трехлетней девочки, заявившей, что ей нравится чеснок, потому, что он колбасой пахнет.

Но это бы, черт с ними, с учеными случайных событий. Я имею в виду, что они случайно стали учеными, хотя способности их – до пенсии колоть дрова или покрывать стены штукатуркой. Дело в том, что история все больше и больше запутывается их усилиями, а молодая поросль начинает все больше и больше ненавидеть историю в школе, потому что история стала придатком политики, вкус к которой есть извращение природы. Так как все без исключения политики правы, приводя в подтверждение своих нынешних, совершенно противоположных «взглядов» тот или иной с потолка взятый исторический «факт». Например, тот, что русские – персы, забывая прибавить, что персов сделали персами евреи. А потом сделали русских, похожих больше на самих себя, чем – на персов.

Пусть мне хоть один историк покажет, где корейцы, китайцы и прочие тихоокеанцы брали поваренную соль в средние века. Или откуда она попадала в Константинополь. Ведь не покажут, хотя и скажут, что китайцы, например, и корейцы очень уж экономны до сих пор в ее расходовании, заменяя, где только возможно и даже невозможно, соль сахаром. Брали они ее, естественно, с Баскунчака, больше – абсолютно негде было брать. Там ее уже столько веков подряд гребут по 10 миллионов тонн в год, и она не оскудевает. Неужто сами ездили? А тогда откуда узнали, что на Баскунчаке неисчерпаемо много соли? Евреи, прибывшие туда, сказали. Вернее сами туда ее начали возить, просеиваясь сквозь племена и народы. А якуты так ее полюбили, так как раньше сильно болели без нее, получая соль только из сырой крови зарезанных оленей, что стали даже чай пить с солью. Не верите, поезжайте, увидите.

Великий проходной двор от Баскунчака на Тихий океан по евразийским степям, как я его называю, вместо Шелкового пути, сильно напоминает мне Ахтубу Волги, увеличенную раз в десять. Именно поэтому я ее взял в пример для г-жи Галкиной. Параллельных, то и дело смыкающихся – размыкающихся путей здесь столько же, если – не больше. И везде живут народы, причем дышащие, то раздувающие свою грудь, набирая воздуха, то – выдыхающие его, несколько скукоживаясь.

Выпало жаркое, сухое лето в и без того сухих казахстанских степях. Все кольца племен кочевников, ходящих по индивидуальным кругам, переместились на север, в лесостепь и южная часть, примыкающая к Каракумам, совершенно опустела. Тут и верблюд не найдет, чего поесть-попить. Но выпадают и влажные, теплые лета, притом по несколько подряд. Отары тучнеют, народ, объевшийся баранины начинает бурно размножаться, и степь покрывается дополнительными юртами. Вот он – Тюркский каганат, где каждый от сытости готов драться, но начинается все со спорта на лошадях. И тут наступает лет на пять сплошная засуха. Тогда спорт переходит просто в драку. Все. Тюркского каганата – тю-тю, испарился.

Зато в жару начали таять ледники, речки, ранее терявшиеся в песках на пяти километрах от гор, протянулись чуть ли не до центра Каракумов. Вслед за речками потянулся народ копать арыки и орошать целинные поля, лет за двадцать превратившиеся в камень. Урожаи баснословные, народ отъелся, захотелось любви. И вот вам – каганат, вернее эмират, какой-нибудь Хорезмский. И как только солнышко затянуло тучками, и этот эмират скукожился.

В монгольской пустыне Гоби всегда – высокое давление на барометре, отсюда – солнышко, сушь первозданная, когда бог еще не выдумал пресной воды. У скота нет молока, у женщин по этой причине – тоже. В общем, ложись и помирай. Население – редкое. Затем вдруг лет двадцать подряд, а может быть и больше, из-за солнечных катаклизмов и прохождения самого Солнца по каким-то туманам пошли сплошные дожди и даже зимой каменистая степь покрывается снегом. А летом – сочной травой. И монголы готовы начать свое «татаро-монгольское иго», какового, естественно, не было, но слух о монголах, размножившихся как одуванчики весной, прошел великий.

Я такие примеры мог бы приводить бесконечно, но главное не в этом, а в том, что сами эти народы не знают, что у них появился каганат или эмират. Живут себе и живут, размножаются, потом перестают, и вновь начинают размножаться. Дело, так сказать, житейское. А каганаты, между тем, возникают как пузыри в луже при холодном дожде на теплую землю, не успеет один пузырь лопнуть, как чуть сбоку возникает другой, пересекаются как в истории настоящие каганаты. Только я еще раз скажу, что сами эти народы-каганаты ничего об этом не знают. А если и знают по причине слишком жесткого своего царя-кагана на данном этапе времени, то все равно тут же забудут, получив доброго царя-вождя. Писать-то не умеют. И не только писать, говорят едва. А зачем слова? и без них ведь все понятно, когда сыт и готов совокупиться. Недаром есть понятие – говорить глазами. И, разумеется, – руками.

И тут появляется торговое племя, сходившее уже передовым отрядом на Тихий океан и решившее возить туда соль по цене золота, пока только к императорскому столу. Проложили первый путь, по предгорьям Заилийского Алатау. Потом второй, в засуху, – севернее Кулундинских степей. Третий, четвертый и так далее, не забывая переходить с первого на третий и с четвертого – на первый, когда это было необходимо по метеорологическим и демографическим условиям преодолеваемой местности. На пути – организовывая, где рыбалку товарную, где товарный же лов соболей. И так далее. Но главное, переучивая народы на новые числительные до десяти и притягательные местоимения мой – твой. И сами кое-чему попутно учась, прибавляя толику в свой и без того уже огромный запас знаний. И, заметьте, в своих накладных, векселях и прейскурантах кое-что записывая из попутных сведений, например, о конкретном каганате, имя которому сами и дали, чтоб не спутать с другим. А когда поехали вновь через три года засухи, то ни одного прежнего каганата уже не нашли, зато нашли дюжину новых, в более высоких широтах. И назвали их новыми именами, сообразуясь с местными особенностями, например, каганат Байкальского омуля. Не слыхали, господа историки? Тогда у новой Галкиной появилось «дело».

Кстати, заметьте тоже, еврейские жены торговцев-мужчин всегда сидят дома, храня очаг и детей от законного брака. И кубышку, заложенную и заштукатуренную в самом незаметном месте кирпичной стены – страховая часть оборотного капитала. Поэтому мужчины на пути, всегда сытые от торговых сверхприбылей, не устают улучшать генофонд местного населения. В результате вся евразийская степь начинает приобретать семитические черты, особенно вблизи караван-сараев. Вам, антропологи, нагородившие столь несусветную чушь и просто блажь о тюрках на пол-Земли, эта простая мысль никогда не приходила в голову? 

Но, в этих евразийских, широченных степях было два места, как бутылочные горлышки. Первое – в Ахтубе и дельте Волги. Каспий к югу по причине дичайшей пустыни не обойдешь, а переправляться через сорок проток Ахтубы хотя и можно на всем ее протяжении в любом месте, но – себе дороже. Поэтому, я думаю, возник город Царицын (Сталинград-Волгоград), хотя, вполне естественно, в те времена он так называться не мог, даже Царицыном. А чуть выше – вообще был край известной земли – Самара (сам – небо, ар – земля, естественно, по-еврейски), то есть сошлись небо и земля. Недаром только уже при русских царях эти города раз пять переносили с одного берега на другой. Второе место – совсем узкое, это где Алтай – Саяны чуть не сходятся с Гималаями, точнее с Гиндукушем, в преддверии широких монгольских степей.

Я эти места выделяю затем, чтоб перейти к разбойникам. Там, где торговый путь – большая дорога, там и «разбойники с большой дороги». Кавычки потому, что понятие – нарицательное. И крайне живучее, до сих пор, когда разбойники уже сидят по комфортабельным кабинетам под охраной длинноногих секретарш с надменным взором, и даже – в Кремле. Но времена-то у нас – средневековые.

Организовать шайку разбойников (по-египетски кази, по-русски казак, хотя двор у казаков назван по-еврейски – баз, отчего уже «греческая» – базилика) местные племена, будь они каганатом в пол-Земли, не могут. По следующим причинам. Они робкие и еврей среди них считается богом. Посмотрите хотя бы на колхозников и их председателя-еврея. И они не знают, когда, что и в каком количестве повезут, и сколько это стоит. Между тем я лично знал секретаря обкома КПСС, сын которого ныне – крупный, всероссийский бандит. То есть, отец – еврейский как бы каган, а сын – казак-разбойник. И уж он-то разбирается во всех тонкостях отцова ремесла. И в русских сказках почти все большие и главные богатыри-разбойники – «евреины», вплоть до сподвижников и родни Ильи Муромца, начиная с Соловья-разбойника:

Еще что же за богатырь ехал?

Из этой из земли из Жидовския

Проехал жидовин могуч богатырь

На эти степи Цицарския.

Да и сам Муромец произошел не от мягкой травы-муравы и не от Мурома, а от замуровывания куда-нибудь награбленных богатств. И вообще муровать – класть стену, организовывать что-нибудь, создавать, например, банду. И вообще наделять полномочиями, например:

Тридцать-то было богатырей со богатырем.

Атаманом-то – стар казак Илья Муромец,

Податаманьем Самсон да Колыбанович,

Добрыня-то Микитич жил во писарях,

Алеша-то Попович жил во поварах…

Перечень этот в сказке – полный и имен в нем – ото всех каганатов, поверьте на слово. А не верите, ищите сказку по очень старинным книгам. Мне некогда, так как перехожу к Александру Македонскому. Вы, конечно, знаете по «историям Галкиных», что этот гусь создал империю от Египта до Индии, только знайте и то, что поверить в такую сказку может только дурак стоеросовый.

Вот, появился на «Шелковом» пути недалеко от Алтая такой же способный бандит как Македонский. И как Сын Секретаря обкома, перебравшись из Сибири в Питер. И создал банду, которая стала небольшой армией, мобильной как спецназ ГРУ и вооруженной исключительно дамасской сталью. Все, «Шелковый» путь остановился как вкопанный. И пока торговцы искали обходные пути по Алтайским горам, они исписали  друг другу по обе стороны «Богатырской заставы» (застава – заставить, пресечь) все наличные глиняные таблички, расписывая друг другу «новый каганат» по имени, например,  «Сын» или «Саша Македонский» (киллер номер один 2000 года). И я недаром ведь упомянул Сибирь и Питер в отношении «Сына», «Великий Александр», он же Македонский, сделал рейд по разным там Саркелам и Итилям, дочиста обобрав их. Все, один эмират-каганат для историков типа Галкиной – готов, осталось только преувеличить его до создателя древней империи. А сколько еще их таких? И каждому – империя, в крайнем случае – каганат. Вот и вертятся они на немых просторах евразийских степей десятками.

Но я ведь веду речь о языках. А что про них вести речь? Оно ведь и сегодня в любой шайке прекрасно уживаются представители всех окрестных народов, «обогащая» друг друга так  называемой «феней», понятной не только абсолютно всей банде, но и соседним бандам. А потом лингвисты высосут из пальца «индоевропейскую семью» языков, вернее, из этих самых  «фень».  Вернемся лучше к торговцам.

Если вы думаете, что каждая такая банда на торговых путях прекращает торговлю, то – ошибаетесь, она ее только осложняет, и цены растут. Взгляните еще раз на Ахтубу, видите, сколько там проток?  Столько же «проток» и в евразийских степях. Так что используется та «протока», которая на данное время больше застрахована от грабежа. Или вам еще рассказать о нынешних «протоках утечки российских капиталов»? Так ими полны газеты, специально для будущих Галкиных – создателей бумажных каганатов наших уж времен.

Торговлю может остановить только потеря спроса. И больше – ничто. Вот, например, Сталин купил из-за железного занавеса даже атомную бомбу, минуя как бандитов все ЦРУ и ФБР. Спрос был. Вот нашли в Европе соль под землей и Константинополь стал угасать. Нашли соль под землей же в Беларуси, и Саркел стал никому не нужным. И на Тихий океан откуда-то, мной не проверено, начали доставлять соль, а на шелках китайских и «тончайшем» фарфоре, как сами видите, много не заработаешь. Рабынь русских в качестве жен тоже покупать перестали, я не вдавался в подробности, и сам Хазарский каганат приказал долго жить.

Торговые евреи, как я уже сказал, направились через Саркел в Западную Европу, по нынешнему – в Центральную. А вот куда девались казаки-разбойники? Казаки-разбойники, естественно, пошли на Нижний Дон за торговыми евреями и там замешкались: спрос на рабов мужского пола, на галеры, все еще сохранялся. Аж до самого «объединения» русских земель. И чем больше земель наши московские цари объединяли «под своей рукой», тем больше «крымские татары» воровали у нас «чудь белоглазую». Дошло до того, что с присоединением последнего (ранее в 1325 – Галич, 1329 – Углич, 1338 – Белоозеро, 1350 – Владимир, 1392 – Суздаль, 1463 – Ярославль, 1474 – Ростов Великий, 1478 – Новгород, 1485 – Тверь, 1489 – Вятка, 1503 – Тула, 1510 – Псков) независимого княжества Рязани в 1521 году обнаглевшие «крымские татары» увели в Кафу сразу 100000 наших сограждан. Царь лишь на несколько дней отлучился из Москвы, «по делам» согласно историку Карамзину, и вот тебе – на! 100000 разом!

Между тем, согласно этому же историку Карамзину – «основателю русской истории», за Окой на подходе к Коломне и Москве «постоянно находились уже наши, российские казаки», туда и сюда сновали их «разъезды», «охраняя наши земли от ворога», так сказать «оплот отечества». И не уберегли, и даже не догнали «татар», ведших в поводу наших повязанных одной веревкой пленников, лошади у них охромели, что ли? Так и пешком даже могли догнать, они ведь пленников не вели, в том числе с малыми детьми на руках. Нет, не догнали!

Стопроцентно! Указанных 100000 пленников украли у московского царя сами казаки, каковые на тот момент еще не были «оплотом отечества», а были натуральными казаками-разбойниками. Раньше у этих казаков на пути стояло Рязанское княжество, в аккурат до реки Оки, и далее вверх по Оке стояло Тульское княжество, «присоединенное» к Московии в 1503 году. А за Окой к северу начиналось собственно Московия, а на Оке в этом месте как раз «возник» город Коломна, а в Коломне есть Девичье Поле, как раз около знаменитого брода через Оку. Там собирали молодых русских (чудских) девиц для переправы (переброда) через Оку и далее на Дон, а затем – в Кафу.

Но теперь Рязанское и Тульское княжества – московская земля, а разросшаяся Московия – такая сильная, прямо ужас на всех наводила. Даже на Волжских татар, которых раз в десять больше, чем крымских. Куда там Хазарскому каганату!

Вот я и говорю, что московские цари продавали своих собственных граждан казакам-разбойникам, а те перепродавали их в Кафе. Получил деньги как Иван Калита – Мешок с деньгами, «отлучился»: «Приходи и бери, чтоб на меня не подумали будущие историки».

А что же с Северским Донцом в таком случае? И с его правыми притоками, почти соединяющимися с левыми притоками Днепра. С Салтовской культурой мадам Галкиной. А ничего! Развивались, крепли, умнели в составе Украины. Там ведь князья не продавали своих людей как Иван Калита.

 И вообще, если логически подойти к этой проблеме, окажется, что и Иван Калита, и Дмитрий Донской, и прочие – просто перебрались жить в гущу своих будущих рабов (подробности – в других моих работах). В общем, когда спрос на рабов в Кафе окончательно пропал, рабы просто стали работать на своих пленителей. Чтоб они могли съездить в Париж, прогуляться.

Галкиной же напоминаю: постарайтесь разобраться со всем этим у себя на родине и не лезьте пока на «Шелковый» путь. Там голову надо иметь другую. Хотя и дома – тоже.

 

23. Чего не было, должно «погибнуть»

 

У меня-то «Салтовская культура» Северского Донца, то есть будущие Донецкая, Луганская, Харьковская, Сумская (Украина) и Белгородская (Россия) области как раз и не погибли, а даже стали в бывшей Российской империи самыми индустриальными областями. А вот Галкиной эти области совсем не нужны, тут же не области должны быть у нее, а – Русский каганат. Но области-то ведь есть на нынешней карте, а Русского каганата – нет. Поэтому он должен вовремя погибнуть, как раз перед тем, как эти области образовались строительством указанных городов. Один из них, повторяю, был даже столицей Украины. Как раз перед зарождением именно здесь «русского» декабризма. Ну, те самые, которые якобы в Питере, на Сенатской площади, в католическое Рождество, (см. мои другие работы). Однако корни-то их все здесь, в Харькове, в «Русском каганате» имени Галкиной.

Чем же погубить Русский каганат? Он ведь сыграл уже свою роль в отбирании у Украины титула «матери городов русских». На хрена он теперь? Когда области налицо. Лучшего способа, чем натравить на Русский каганат «кочевавших» как воробьи венгров-угров, Галкина не нашла. Вот как это у нее вышло: «И хазарские правители в союзе с Византией умело направляют энергию части венгерских кочевников на степи между Доном и Днепром и Северное Причерноморье, то есть на территорию, подвластную руссам. <…> Таким образом, мадьяры разорили салтовские земли, вынудили русов платить дань, а сами откочевали дальше». В Венгрию, разумеется.

Я тут кое-что должен сообщить Галкиной на этот счет. Я еще этого не сообщал в своих работах, ей первой оказываю честь.

Если уж город Ханты-Мансийск за Уралом назывался Самарой, то без торгового племени тут не обошлось. Сопоставьте теперь тот неоспоримый факт, что язык нынешних венгров в Венгрии здорово напоминает язык ханты и манси, с тем тоже неоспоримым фактом, что согласно Карамзину Московия впервые «прикоснулась к Уралу» именно в его «средней части», как раз напротив Самары-Ханты-Мансийска. Теперь сопоставьте следующие два неоспоримых факта: 1) Московия никогда не любила свободных торговцев, это и по Ходорковскому видно. 2) В Московии до 1772 года (присоединение к уже Московско-петербургской империи Польши) не было ни одного еврея – спросите у Солженицына, он подтвердит. Хотя я настаиваю, что евреи были, только они уже являлись русскими князьями-боярами, а потому евреями быть не могли.

Что это означает? Это означает то, что торговое племя под видом угров ретировалась на Южный Урал, там москвитян еще долго не было. Недаром каждый русский великий князь и царь регулярно «покоряли Казань» в среднем по три раза каждый, пока и вправду не покорили где-то уже после «Великого» Петра. Тогда эти «угры» оказались уже в Хазарском каганате, откуда, собственно, они и родом. Только отлучались по делам в ханты-мансийскую Самару. Когда Волга, а затем и Дон потеряли свое «солевое и рабское значение» (другого ведь не было, сама Галкина говорит, если не считать рыбьего клея и не включать саму соль, а насчет мехов…, так они шли с Урала), «угры» через Саркел направились в Венгрию. Где и сейчас живут, не забыв до сих пор свои некоторые, въевшиеся, ханты-мансийские словечки.

По пути они «обложили данью» согласно Галкиной Русский каганат, и пошли себе далее. Хотя я в это не сильно верю. Но другого-то варианта вообще же не придумаешь. А Русский каганат надо, во что бы-то ни стало, убрать, он так стал путаться под ногами у историков.  

Более ранняя моя версия однородности языка венгров и ханты-манси, изложенная в других моих работах, несколько отличалась от только что изложенной. Но Галкина помогла мне ее уточнить. Эта – самая верная версия. А Галкиной – отдельное и искреннее спасибо.

И еще одно очень важное замечание. Как видите, в общем-то, горсточка торгового племени, но, особо заметьте, умеющая писать, превратилась в огромное стосильное, необоримое племя. Куда там племя? Большой народ, кочевавший на просторах почти всей Восточной Европы. И вдруг осевший в Венгрии, как будто там до этого была Торричеллиева пустота. Разумеется, пустоты там не было, были там племена, едва умевшие говорить, слов так шестьдесят-семьдесят, как приматы. И именно им принесли «угры» свой хазарский язык с ханты-мансийским оттенком и заставили выучить. Теперь он – венгерский. Не ломайте, лингвисты, свои буйны головы, более логичной причины не найдете.

Так, а что же творится с «обложенным данью» Русским каганатом? Ведь «угры» ушли, не оставив почтового адреса, куда именно дань высылать? Спросим у Галкиной. Она рада стараться: «Конечно, большая часть населения осталась на своих местах. <…> Но часть населения Русского каганата покинула родину, что прослеживается археологически. Прежде всего, это сделали род и окружение кагана – иного выхода у них не было. <…> Куда ушла салтовская элита – неясно. Путь на Днепр был временно отрезан – там обосновались венгры. <…> Наиболее безопасным был путь на север, по верховьям Дона и на Оке, хорошо знакомый русам по торговым делам».

Вот эту, последнюю добавку-догадку насчет «севера, верховьев Дона и Оки» я никак не могу пропустить, ибо она преднамеренно сбивает не только нас, но и саму историю с толку. Это видно из следующего (откройте только географическую карту, у меня она займет слишком много мегабайт).

Во-первых, Дон и Северский Донец практически перпендикулярны и левые притоки Донца параллельны Дону и перебираться с ближнего из них на Дон надо через резкий водораздел между ними, по самой дикой тайге даже сегодня. Я не завидую «роду и окружению кагана». Или им надо спуститься почти в самое устье Дона по Северскому Донцу, а затем уже подняться по Дону на то же самое расстояние.

Во-вторых, Дон от самого устья и до самых верховий – самая безжизненная река не только в Европе, но, пожалуй, во всем мире. Там нет ни одного достаточно крупного города ни сегодня, ни 1000 лет назад. Воронеж прошу не считать, он спрятался на реке Воронеж, левом притоке Дона и явился первой верфью на юге России. Ростов-на-Дону тоже прошу не считать, он фактически на Азовском море и основан не русскими. Это самая разбойная река, где кроме землянок казаков-разбойников ничего никогда не было: «По Дону гуляет…,  по До-о-ну  гу-у-ляет…,  по До-о-ону гу-у-ля-ет…  к-а-зак  моло-о-о-дой». Вот и все, что известно про Дон.

В третьих, Дон маловоден и до самого Цимлянского «моря» там можно плавать лишь на лодках, рабов, правда, на них сплавлять можно. Или на плотах, так как в верховьях – множество перекатов.

В четвертых, ни единого завода и вообще промышленного производства на Дону, даже сегодня – нет, а о канале «Волга-Дон» читайте мои другие работы. Добавлю, здесь только транзит, с грехом пополам осуществляемый с Волги, в том числе – с хазарских времен – соли. Причем транзит – исключительно в Азовское море и Севрский Донец.

В пятых, даже БСЭ нагло врет про Дон, приписывая ему Донбасс с его развитой промышленностью, тогда как Донбасс – на Северском Донце и к Дону никакого отношения не имеет. Особенно в те времена 9-10 веков, когда ни одной дороги кроме рек в России не было. Кстати их не было и намного позже, как нет почти и сейчас.

В шестых, по сравнительной многоводности и даже длине не Севрский Донец должен «впадать» в Дон, а совсем – наоборот, Дон должен впадать в Северский Донец. И я уже не говорю о народно-хозяйст­венном значении, просто – о многоводности и длине. Так что еще неизвестно, который из них был древней рекой Танаис.

Напротив, Северский Донец с притоками – это древнейший высокотехнологичный регион, самым теснейшим образом связанный левыми притоками Днепра с путем «из варяг в греки», и вообще с Западной Европой. Недаром Харьков почти одновременно с ганзейским союзом обрел так называемое «магдебургское право», самое демократическое право Средних веков – раннего Возрождения. И это право уничтожила Россия сразу же после союза с Богданом Хмельницким. Но «декабристы» все равно возникли именно там.

Однако давайте вернемся к Хмельницкому. Он «воссоединил» Украину с Россией в 1650 году, при отце Петра, Алексее Михайловиче, когда тот как раз уже жег (1645 год) католические (староверские) книги и печатал новые, «истинно православные» (о Великом расколе слышали?). И одновременно печатал знаменитое «Соборное уложение царя Алексея Михайловича» 1649 года, положившее начало самому жесточайшему рабству на Земле – крепостному праву, когда люди полностью приравнивались к животным, чего даже не было в мифической Римской империи. И я уже не говорю о евреях, они никогда не имели рабов, покупая рабочую силу и называя именно это рабством.

Одно это говорит о том, что никакого никогда Русского каганата не было. Какого же тогда черта я ищу вместе с Галкиной, куда делись «род и окружение «Русского» кагана»?

Но так как доказано, как именно «угры» «облагали данью Русский каганат», вполне логично сказать: именно евреи (торговые) сделали Большой Донбасс, включая Харьков как столицу Украины.

Больше мне нечего сказать об этой сумасшедшей книге Галкиной. Пусть я даже не патриот своей Родины с большой буквы. А что касается нежданного вывода, то тут уж места для него не осталось, переношу его в третью статью, навеянную «историком» Галкиной.

 

                                                    3 ч. 28 мин. 25.12.04, ночь перед «староверским» Рождеством.

Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

 

 

 

         



Hosted by uCoz