Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

Еще раз – о казаках-разбойниках

 

Еще раз – о казаках-разбойниках

и немного – о торговом племени

 

В своих работах я то и дело упоминаю казаков в смысле казаков-разбойников. Доблестные наши казаки – «опора трона», могут на меня обидеться. Тем более что в статье «Сатрапия» я утверждаю, что именно казаки завоевали Московии все ее «пределы», «земли», отчего, я думаю, нигде и никогда русский народ не ассоциируется со «своими» землями, а как бы находится в отрыве от них, в безземельном пространстве. То есть, русский народ – это одно, а русские земли – это совсем другое, несовместное с русским народом. При этом получается, что казаки – это тоже вроде бы русские люди, но при этом по своему быту и нравам отличаются от русских, например, курских, тверских и так далее, больше, чем эфиопы от эскимосов.

Я решил углубиться в эту проблему несколько больше, чем углубились в нее школьные учебники и даже серьезные научные трактаты. Считается, что казаки – это беглые холопы, убежавшие от своих русских и украинских бояр на Дон, Волгу, Днепр и так далее. Там, на этих реках, они организовались в военные дружины и жили разбоем, никому не подчиняясь. «Ходили» в Персию и чуть ли не «брали» Царьград. Нагруженные добычей возвращались на свои любимые реки и пока всю ее не пропьют и не проедят, в «походы» не ходят. В их среде существовала военная демократия, вожди – атаманы и прочие военные шишки избирались всеобщим голосованием на «кругу» – площади и действовали сперва только во время похода, а потом это правило перешло и на гражданскую, так сказать, жизнь, между походами. Ну, вот, кажется и все про «начало» казачества.

Естественно, русским, «малорусским» и прочим князьям и боярам все это не нравилось. А вам бы понравилось, если бы ваши холопы так поступали в массовом порядке? Но, вот что странно. История борьбы князей и бояр за свои «права» с казаками отсутствует. Ни одной строчки. И меня это настораживало. Такие боевые ребята и молча сносили свой позор? И не только позор, но и огромный материальный ущерб. Как будто не знали, где казаки живут. Ссылаться же на княжеские распри как-то неубедительно, ведь на первоначальную «борьбу с татаро-монголами» объединялись. И даже князь «великий» у них был, то есть князь князей или по-нынешнему президент Всея Руси. Опять же интересно, как казаки размножались? Ведь «в казаки» бегали только мужики. Или они так и рекрутировались только из беглых?

В общем, не воевали русские князья с казаками, не делали им «сыск и правеж» как положено по Русской правде и даже по Соборному уложению царя Алексея Михайловича, и, в конечном итоге, каким-то неизвестным способом договорились с ними о сотрудничестве. Казаки начали «охранять русские рубежи от внешних врагов», получив взамен от князей «прощение и разрешение пахать свою собственную землю». Как будто до этого казаки сильно нуждались в каком-то прощении и разрешении пахать то, что и без этого разрешения могли пахать. Ведь войн между ними не было. Притом сами казаки до этого «договора» являлись «внешними врагами русских князей», так как, что там было позади казаков, русским князьям было вообще неизвестно. Если они к казакам боялись ходить за своими рабами, то какая им забота о том, что за этими казаками находится? Поэтому «договор» получается какой-то идиотский. И не только по этой причине. Если казаки с боярами договорились о сотрудничестве, то где им было брать себе пополнение? У них ведь до старости редко кто доживал, «работа» такая. К тому же доподлинно известно, что семей у них тогда не было. И первую женщину, которую, например, допустили яицкие казаки к себе в «войско» была Гугниха – «мать всех казаков», и с ней, уже древней старухой встречался сам Пушкин А.С. при написании Истории Пугачевского бунта. И было это где-то в 1830-х годах. Поэтому казакам было бы неэтично продолжать брать к себе беглых холопов от своих друзей-князей.

Но и это еще не все. С возникновением этой дружбы между русскими князьями и казаками получается еще больший идиотизм. Когда дружбы наших князей (еще «разрозненных») с казаками еще не было, крымские татары не брали в плен русских людей, не делали на Русь своих «набегов», забирая в плен по 100000 человек разом. А казаки, в свою очередь, хотя и стояли между русскими и крымскими татарами, все больше в Персии промышляли. И не людьми, а златом-серебром, да парчами. А вот как русские князья не только «договорились» с казаками, но и сами объединились под эгидой Московии и Ивана III, женатого на Софье Палеолог, так крымские татары начали сквозь казаков как через дырявое сито «набегать» на русские земли. Заметьте, в прямую задачу казаков по этому идиотскому неписаному договору входила «охрана русских рубежей».

В общем, я понял, с этими казаками надо разобраться, как следует, поглубже, желательно с «сотворения мира». Ибо верить на слово как нашим, так и вообще историкам – нельзя. В других своих работах, посвященных чуть ли не на треть хазарам и казакам-разбойникам, я доказал, что Хазарский каганат производил и воспроизводил казаков-разбойников. При этом почти все наши народные, сказочные богатыри, начиная с пушкинского Руслана (прототип – Еруслан Лазаревич), и кончая Соловьем-разбойником, а посредине – «три богатыря», почти все как один – «евреины». И это – сказочный факт, против которого ни один историк прямо не попрет, может только – умалчивать.

Кроме сказок на Руси есть и древние, и даже древнейшие детские игры. И главная из них – «в казаков-разбойников», примитивная – как и все древнее: две группы, одна – прячется, а другая – ищет и ловит. Совершенно так же, как в народном эпосе «белоглазая» (голубоглазая) чудь – («чудаки») прячется по московским лесам и даже – «под землю». А «крымские татары» ловят их, «ведут» пешком на веревке в Кафу (около 2000 верст по Муравскому шляху – Карамзин) и продают «византийцам» в качестве рабов, на галеры.  Мне показалось, что, во-первых, гораздо удобнее потенциальных рабов сплавлять по Дону, так как Симферопольское шоссе вместо мифического Муравского шляха построили только при Хрущеве. А Екатерину, по-моему, в Новороссию Потемкин возил по таким ухабам, что не дай бог. Во-вторых, без казаков – «защитников земли русской» тут не обойтись. Ибо между «крымскими татарами» и Московией стоял сам Илья Муромец – донской казак-атаман и всем командовал, а казаки со всех остальных восточноевропейских рек очень желали попасть к нему – в казаченки, то есть быть в подчиненном пренебрежении – унижении перед этим героем русских сказок.  Которого, кстати, очень любили русские цари и князья, включая «великих».

В конечном итоге я доказал, что и Дмитрий Донской – казак-разбойник, захвативший Московию наподобие золотого прииска у лесного дикаря Мамая, молившегося Перуну. Где вместо золотых самородков была – «самородная чудь», то есть, – еще дороже. Но для этого надо читать мои другие работы, а то мне надоело повторяться.

Эта историческая картина с хазарами и казаками-разбойниками выстроилась у меня перед глазами, и я прекрасно знал, что еще до Руси торговое племя мирным способом, одной лишь торговлей «завоевало» всю «индоевропейскую семью народов», плюс «афразийское дерево языков», плюс Китай,  Японию и Африку до Гибралтара. Тогда я подумал, что неплохо бы проследить и этот этап мировой истории, увязав его с историей Руси. Конечно, у меня и без этого все увязано, даже японский язык с центрально-американским, но, как было упустить еще одну возможность, тем более что она сама в строку, как говорится, просится.

Итак, козары (хазары) – это группа «тюркских» народов, отправлявшая одновременно иудаизм, ислам и христианство, в одночасье как сквозь землю провалилась, не оставив и следа. Если не считать того обстоятельства, что хазарский язык историки «изучили» всего лишь по коротенькой приписке на этом языке в частном письме на древнееврейском. Вы заметили, что «козары» немного напоминает «казаки», «козаки»? Дальше будет еще интереснее.

Знаменитейший Словарь В. Даля тем хорош, что сегодня из него две трети слов не используются русскими, они напрочь устарели. И именно это придает ему наивысшую цену, вернее, он именно этим бесценен. Не было бы Даля, сегодня не было бы истории русского языка, больше, чем сегодня увязанной как с «индоевропейской семьей языков», так и с «афразийским деревом языков». Поэтому проявление не совсем четкого корня в слове «казак» (каз, коз, кос, кас, каш и так далее) я выписал из этого Словаря, прибавив совсем немного слов с этим же корнем из немецкого, английского, французского языков, а также – с  «греческого», «латыни» и вообще – из Словаря античности и прочих подходящих словарей. Греческий и латынь я потому взял в кавычки, что оба этих языка – фактически древнееврейский. А все это вместе – указанные выше «семья» и «дерево».   

Каз – сообщает Даль – по-татарски гусь, казакать – гоготать, пустословить. Это – самый распростра­ненный из упомянутых корень в слове казак. А гусь, как известно – птица перелетная, это вам не постоянная жительница наших лесов, сорока и ворона. И даже не воробей – международная, но и оседлая  птица. Гуси, во-первых, летают небольшими стаями, у них – почти военная дисциплина, а вожак похож на казацкого атамана. У нас на Руси сегодня так ведут себя «братки», то есть шайки  бандитов. До нашей эры или чуть-чуть попозже точно так же вели себя казаки, которые в русских сказках и играх иначе как казаки-разбой­ники не упоминаются. А, что касается «гоготать и пустословить», то посмотрите еще раз на картину Репина «Письмо турецкому султану».   

Заглянем в более ранние времена. Касог (касоги) – название адыгейцев (сегодня – вообще почти всех северокавказцев) в русских летописях. В арабских и персидских источниках они же называются – кашак, кешек. Вы же сами, надеюсь, видите, что все эти слова ни что иное, как казак. И вновь В. Даль: «Казак, козак (вероятно от среднеазиатского казмак) – скитаться, бродить. «Казаки – обычьем собаки». Казаки – игра горелки, разбежки», то есть те же самые казаки-разбойники. «Казак годовой наемный работник, не поденщик». Не считая «лишнего м» в «среднеазиатском» слове казмак и довольно обидной для казаков пословицы, я бы вот еще на что хотел обратить ваше внимание. «Годовой наемный работник» – это наемный работник почти вечно, ибо далеко за «нашу» эру, которая сегодня – уже «прошлая эра», понятие года – слишком растяжимое, адекватное вечному, тогда жили-то всего до 30 лет. И недаром В. Даль заостряет: «не поденщик», которого нанимали на день, и к вечеру – рассчитывались с ним стаканом водки. И никакой «хазарский» каган не будет нанимать хорошего воина на день. Вот так и осталась в русском языке эта существенная разница. Или у вас – другое мнение? 

По В. Далю «Казан – большой котел, особенно винокуренный. Казанский сирота – плут, притворный бедняк». Вы, наверное, думаете, что это слово – татарское, недаром Казань вроде бы от казана произошла. Но это не так. Ибо тогда бы и «казарга – род лука со сдвоенною тетивою для стрельбы глиняными пулями», и известная всем «казарма – здание для помещенья воинских чинов всем составом», и каземат – казарма внутри крепости, землянка под валом, прикрытые насыпью от выстрелов», происходили бы от Казани. Давайте, посмотрим.

Начнем с казанского сироты – плута и притворщика-бедняка. Никто не докажет мне, что казанский сирота произошел от Казани, как всем нам это кажется. Ибо под это невозможно подвести какой-либо смысл. Почему тогда нет московского, тверского и так далее сироты? Теперь прибавьте сюда те довольно трудные времена, когда о сиротах никто особенно не заботился, а верхом благополучия считалось досыта поесть. Поэтому любой сирота, то есть оставшийся без попечения родителей и пристроившись около общественного казана, например, дрова подносить, был бы наверху блаженства. И если бы он при этом стал жаловаться на свою плохую жизнь, то он был бы плутом и притворным бедняком. Находясь неотлучно при общественном котле, трудно быть сиротой не по самой своей природе, а – в переносном смысле слова сирота – голодать. Именно поэтому казанский, около казана постоянно находящийся, сирота – притворный бедняк по определению, а значит – плут.

Пойдем далее. Казан – это по-армейски – походная полковая кухня, для семьи служит не казан, а – казанок, маленький казан. То есть изначально казан предназначен, так сказать, для общественного питания, как большие котлы в системе заводских или армейских столовых. Или для общественных гуляний на площади. Не думаю, что в те времена были столовые. Не думаю, что специально для общественных гуляний придумали казаны. По тем временам исполнялись только самые насущные потребности. А вот казацкой банде, которая вечно – в движении, вечно – а поле, вечно казакует по степям, казан – острейшая необходимость. Тем более что ни семей, ни жен, ни домов у казаков в те времена не было. Были казармы. К ним и перейду.

Может быть, для римских легионов, хотя фактически их и не было, нужны были бы казармы. Только тогда бы они ни в коем случае не назывались казармами, а как-нибудь по-другому. Притом римские воины в основном воевали и жили в слишком теплых краях по сравнению с хазарами, которые вынуждены были жить летом при тридцатиградусной жаре, а зимой – при тридцатиградусном морозе. Климат-то в Хазарском каганате – резко континентальный. Именно поэтому слова казармы, хазары и казаки так похожи друг на друга.

Каземат, несомненно, двухсложное слово, главный корень у которого «каз». В связи с этим, рассмотрим так называемый «казачий городок» на Дону. Что он представлял собою в очень уж даже недалекие времена? Он представлял собою груду как попало выкопанных и как попало благоустроенных больших землянок, окруженных общим земляным валом. Но и В. Даль именно об этом пишет, повторю: «каземат – казарма внутри крепости, землянка под валом, прикрытые насыпью от выстрелов». Так что в каземате первоначально даже крыши не было. Просто из каземата вели траншеи в землянки, в которых крыша была. Это примерно как на последних мировых войнах – система траншей вдоль фронта и ведущие от них дополнительные траншеи в блиндажи. Заметьте при этом, что слова каземат и казарма считаются не русскими, а, так сказать, «индоевропейскими», то есть международными. Эта мысль нам еще пригодится.   

Я уже писал выше, что слово каз по-татарски гусь, любой и всякий. А вот казара – малый дикий гусь, а также бурлак-новичок и ватага бурлаков-новичков в этом деле. Это понятие дает мне право попытаться восстановить некое новое явление в местах, где возник Хазарский каганат. Для этого я, во-первых, привлеку известную поговорку. Говорят: «вот так гусь», когда хотят показать, что «гусь» в переносном понимании этого слова (на человека) какой-то необычный, резко в глаза бросающийся. Дескать все гуси как гуси, а этот – совершенно необыкновенный. Эта поговорка мне понадобилась для того, чтобы обратить внимание на то обстоятельство, что перелетных птиц в этих краях много (скворцы, ласточки, журавли и так далее), но выбран почему-то из всех этих именно перелетных птиц именно гусь. И если бы иноязычные, внезапно появившиеся пришельцы, не «гоготали» (см. выше) непонятно что, наподобие гусей, то и вышеупомянутой поговорки бы не родилось. Но, дело в том, что эти «гуси» гоготали наподобие настоящих гусей, часто употребляя «гогочущий» корень «газ», «каз», «хаз», а названия у данных гусей-птиц у местного населения еще не было. А, может быть, и было, только другое, обобщенное – птица. Ассоциация «прилетных» торговцев по их говору с гусями вполне могло перейти потом на самих ни в чем не повинных гусей. В других своих работах я показал, что у народов, не знакомых с торговлей и торговцами, был примитивный язык, такой же как у приматов, или как у Эллочки-людоедки Ильфа и Петрова.

Во-вторых, вообще говоря, гусей в тех краях было много, а вот маленьких гусей (вид такой) было мало из общего их числа. И не столько мало, сколько они не представляли интереса для древних аборигенов сих краев в качестве промысла: слишком много беготни почти без пользы, мяса в них – как кот наплакал. И пришельцев назвали – «казара бесполезная», что точно соответствует названию хазары – козары. То есть, я хочу сказать, что хазары и Хазарский каганат не самоназвание пришельцев, а их отличительная черта. То есть, сперва хазар стали называть «тем видом бесполезного гуся, на которого мы не охотимся». Но это было долго говорить, и в конечном счете название пришельцев перекочевало на гуся с которым их сравнивали. Тогда и казара в смысле бурлаков-новичков обретает свой ясный и четкий смысл.

Вернусь к «луку с двойной тетивой для стрельбы глиняными пулями» – казарге. Естественно, что казара использовало казаргу. Только вот что интересно. «Пулями» из обычного лука стрелять невозможно, они непременно будут попадать в дугу лука (стрела-то располагается на самой дуге лука). Будь лук не только с двумя тетивами, а с пятью и даже с десятью тетивами. Кстати, Большая советская энциклопедия о казарге вообще ничего не знает, забыла. Тогда я стал думать, обратясь к своим инженерным знаниям. Но, прежде, естественно, вспомнив о наших детских забавах времен войны, о рогатках. Это такая двурогая  рогатулька с резинкой от автомобильной камеры между рогами и кожаным лепестком посередине резинки. Вот эта штука действительно стреляла «пулями» из галек величиной с лесной орех, и мы с помощью ее отлично сбивали воробьев с веток и крыш. Но, тут я вспомнил, что до нашей эры и даже до открытия Америки (латекс – сок гевеи) про резину в Старом Свете не знали.  Пришлось выдумывать два лука, тетивы которых в месте вложения стрелы и их натяжения связаны друг с другом. Только такая вот штука способна стрелять «глиняными пулями», пуля будет пролетать между дугами двух луков. Правда, стрелять из такой конструкции надо втроем: двое держат по луку, а третий натягивает две соединенные тетивы от них. Зато убойная сила здорово возрастает, раза в два с половиной против обычного лука. Впрочем, возможен агрегат – каркас с двумя и даже большим, четным числом луков, тетивы которых, сведенные вместе, натягивают несколько человек. Тогда и «глиняная» пуля может быть весомой, и полетит она далеко. Но, повторяю, это моя собственная инженерная фантазия. Ничего подобного я в литературе не встречал. Впрочем, стоп.

Какая-то киевская великая княгиня, если не ошибаюсь, Ольга все никак не могла взять штурмом выпрягшийся из ее власти какой-то русский город, жители его стояли на стенах города насмерть. Тогда она, будто бы устав от своих бесполезных трудов, предложила защитникам смехотворный выкуп. Дескать, презентуйте мне с каждого двора города по гусю (ласточке, скворцу, воробью), мое войско пообедает ими, и мы вас оставим в покое. Обрадованные горожане, что так легко отделались от суровой княгини, тут же бросились выполнять ее идиотское задание. Часа через три-четыре у Ольги было от каждого двора осажденного города по гусю (по скворцу и так далее). Привязав к каждой птице по куску горящей соломы или пакли, Ольга их выпустила на волю. Минут через пять-десять весь город запылал как свечка. Это скворцы (гуси) полетели по своим скворечникам, к малым своим птенцам и разом подожгли весь город. Войска Ольги вслед за скворцами вошли в пылающий город без единой воинской потери. Красивая история, не правда ли? Только точно таких же историй при взятии городов в истории наберется штук десять, не менее, начиная с «древнего Рима».

Будучи в пятом классе и с помощью «казарги с резинкой» не понаслышке зная повадки птиц, я все пытался поверить школьной историчке, что такое может случиться в действительности, но весь мой двенадцатилетний жизненный опыт просто вопил: это невозможно! Это дурь и несуразица. Ни одна птица не полетит не только домой, но и вообще никуда не полетит с привязанным к ноге костром. И даже с современным бикфордовым шнуром. Она тут же сядет и попытается освободиться от горящей пакли. Или от ужаса у нее лопнет сердце. Оставив подобные размышления на совести училки, я забыл об этой военной хитрости Ольги. В связи с этой статьей и казаргой – вспомнил.

Вспомнив, убедился в правдивости поговорки: слышал звон, да не знает, где он. Думаю, эта поговорка специально придумана об историках. Во-первых, моя конструкция казарги в отличие от конструкции В. Даля позволяет кидать через крепостную стену «глиняные пули» в виде горшочков, начиненных горящей нефтью и тем самым вызывать в городе пожар. Ибо даже много позднее, например, в Синопском бою именно так и поступали. Только метали бомбы с помощью пороха и начиняли их тоже порохом с горящим в полете фитилем. Что позволило матросу Кошке храбро сбрасывать их за борт. Во-вторых, это серьезное изобретение (я имею в виду казаргу, а не пушечную бомбу), которое не самоочевидно как удочка с намотанной на нее леской, ставшая прообразом лука поголовно у всех народов и независимо друг от друга. Такое изобретение могли сделать только поднаторевшие в науках и в международном общении хазары, отчего и вышла казарга. В третьих, историки, встретив в летописи слово казарга, «перевели» его как гусь и мгновенно сочинили «гусиную» историю. Причем неоднократно, а это, в свою очередь, говорит о том, что казарга все-таки была в действительности. Именно у хазар (кстати, их было пол-Киева), они же торговое племя и евреи.          

Тут надо остановиться вообще на «самоназвании» народов, которое почти никогда не является их действительным самоназванием, и представляет собой прозвище, иногда оскорбительное, данное им другими народами, а потом принятые ими в качестве своего «самоназвания». Далеко ходить не буду, назову – казахи, то есть нация, живущая в Казахстане. Притом, заметьте, сами казахи называют себя казак, а мы, русские, называем их казах. На этимологии этого слова я остановлюсь ниже, когда наберу больше фактов, а сейчас приведу другие примеры, которые покажут, что в здравом уме так, как называются многие народы, никто себя не назовет.

Для разгона напомню, что египтяне «до нашей эры» никогда себя египтянами не называли. И вообще, «философский» вопрос: ребенок, вывалившийся из мамы, как себя называет? Это я к тому, что кроме названия тотема других названий у племен вообще никогда не было. А тотем – прямой родственник типа нашего Адама, от которого они произошли тем же способом, как и остальное все живое. В этом смысле понятие национальности вообще не имеет права на существование. Это – политическое произведение, а не биологическое.

Название араб – это прямо и без обиняков – раб, то есть тот человек, который что-либо делает руками, но не продает в розницу свои результаты труда, только – оптом. Опт – смотрите, какое слово. Оно, во-первых, древнейшее, во-вторых, так и осталось в наших языках «неогласованным», древнееврейским, если хотите, «коптским», египетским.  В древнееврейском же письме употреблялись только согласные звуки, а соединяющие их гласные звуки, иначе язык сломаешь, только – подразумеваются. Если вы и этому не поверите, тогда я прямо спрашиваю вас: может ли так быть в естественной природе, чтобы вся колоссальная куча народов от Индонезии до Гибралтара «самоназвалась» – «эль-араб», араб, то есть раб? Хотя, если быть точным, эль–араб обозначает что-то вроде бог раба. Недаром по-французски «а ля» понимается как «похожее на…» или просто «как …». У древних евреев «эл» – бог, «элоим» – боги. Потом слово удлинилось – элохим (Элох), а потом вообще торговцы сами стали богами,  «сынами Иилевыми», сынами бога Илии, а потом – «народом Израилевым», что точнее означает «от бога Ра и бога Илии». Кроме того, для меня совершенно очевидно, что английский окрик-приветствие «хеллоу, Боб! хеллоу Том!» в древности просто-напросто означал: «бог мой, Том». 

Другое довольно грустное «самоназвание» – славяне, всего лишь означающее «рабы», «подверженные рабству», «раболепные», «рабственные». Славяне ныне этим «самоназванием» очень гордятся, и даже придумали от него слово «слава», например, «Слава КПСС», «неувядаемая слава» и так далее.

Интересно, когда татары самоназвались татарами? Ведь это Геродот или кто там еще, назвал страну от Карпат до Тихого океана Тартарией, и совсем не от татар, а от Тартара, то есть Ада, Преисподней.

Так что лучше бы историки о «самоназвании народов» помолчали, оно и детям имена дают папа с мамой. Что касается казахов, то они себя более правильно сегодня называют по сравнению с русскими – казак, что отнюдь не говорит, что это «самоназвание», привыкли все-таки за столько лет отзываться на некогда совершенно незнакомое им имя. Русским же надо отличать своих казаков – «православную опору трона» от «иноверцев-ламаистов». Вот они им и запихали на конце букву «Х».

Именно поэтому я сделал такое длинное отступление, чтобы было понятно, что хазары не сами себя назвали хазарами, а получили это прозвище от местных аборигенов, так как очень часто, как этим аборигенам казалось, употребляли корень «каз» - «хаз». По-моему, они могли себя называть печенегами и ли половцами, по тем прозвищам, которые им дали до прибытия их на Волгу центральноазиатские и персидские народы. Или даже кавказские народы. Естественно, постепенно они привыкли и к хазарам, постепенно позабывая прежнее свое прозвище печенегов, отчего печенеги и испарились из истории как «испаряется» водород с Земли.

Возвращаясь к полузабытому слову «казара», напомню, что аборигены очень правильно сравнивали недоучек-бурлаков с теплолюбивыми хазарами, только начавшими надевать на себя и неумело использовать овчинные тулупы и войлочные «сапоги», валенки.             

Глаголы, как известно, бывают «простые» и «производные». Простые – это есть, пить, размножаться. (Более употребительный у русских глагол не привожу из-за совершенно идиотской стеснительности). Производные – это ассоциативно произведенные от существительных (рыба – рыбачить), наречий (поздно – припозднился), прилагательных (синий – синеет). От корня существительного  «каз» произошло совершенно идиотское на первый взгляд слово казить, так как обозначает огромную группу глаголов почти несовместимых друг с другом по смыслу. Смотрите сами у В. Даля: «искажать, портить, повреждать, извращать, уродовать, калечить, беситься, дуреть, сходить с ума».  Мало того, «казать, казывать – говорить, сказывать, наказывать, приказывать, а также все прочее, к казакам относящееся: казацкий, казачий». Например: «солнце за лес – казацкая радость». (На грабеж что ли?). Вдобавок: «кадить - каживать (угождать) кого лестью».

Можно подумать, что русским до этого просто не из чего было придумывать глаголы, то есть слова, обозначающие действие. Но, опять же, не назвали же они ловить рыбу – «казить», они придумали «примитивно» – рыба, значит, рыбачить. Но самих пришельцев-торговцев они назвали модификацией любимого пришельцами слова, смысла которого аборигены, сколь ни старались, не могли понять. И вы ведь сами прекрасно знаете, что за последние десять лет, начиная с 1993 года, когда «железный» занавес поднялся полностью, тут же исстрадавшийся без общения русский народ, одним махом «обогатил» свой язык словами дилер, провайдер, дистрибьютор и так далее. Толком не понимая, что эти слова обозначают. Например, когда я такому провайдеру или дистрибьютору ( я уже и не помню) в грязной спецовке с «фирменным» лейблом сказал, что он есть всего-навсего снабженец или раздатчик, наподобие как в столовой, он очень обиделся. И я со дня на день жду в Академическом словаре новых русских слов: провайдерствовать и дистрибьюторствовать. Сравните для смеха со снабжать и раздавать. 

Именно по этой причине, я считаю, «произошли» наши упомянутые глаголы. Но, давайте разбираться. Что касается первого слова казить – калечить, то казаки-разбойники и «хазары» на это были весьма способны. Но так как до этого лесные наши мирные жители не сталкивались с такой «беспричинной» злобой, то они тут же сообразили назвать это действие – казить. Вскоре, однако, обнаружилось, что можно предотвратить эту злобу своей смирностью и послушанием, отчего «казить» трансформировалось в «каживать», «кадить» – угождать. Дальше – больше. Из глагола получились два новых существительных, совершенно противоположных по смыслу: каженик – калека, лишенный какого-либо члена, одержимый, скопец, кладеный, холощеный, евнух. И кадило, которым хазары «угождают» богам. И даже каждение или казание – «жертвоприношение, корица, ладан, мирра», не лезущие «ни в какой огород», если, конечно, начать сравнивать кадило с  калекой. Главное ведь в том, что все эти слова с корнем от казар и казак.    

Кстати о каженике. «Каженика отчитывают на пророка Малахию», – пишет В. Даль. По Г. Гече («Библейские истории») «О Малахии практически ничего не известно». Тем не менее, в «трудах» этого порока главное: «Когда приносите в жертву слепое, не худо ли это? Или, когда приносите хромое и больное, не худо ли это? (Мал. 1:7–8)». У В. Даля слово «отчитывают» понимать надо как служат этому святому пророку в церковной литургии. Притом по примитивному, так сказать, основанию. Ведь пророк-то Малахия потому ратовал за не принесение в жертву богу калек, что это оскорбляет бога, а вовсе не потому, что жалел калек. Он не жалел не только калек, но и совершенно здоровых людей, так как именно он призывал жертвовать совершенно здоровых людей для славы Яхве. Калекам, конечно, надо славить Малахию, из-за него, приносящего в жертву здоровых людей, меньше калек попадает в жертву. Вот я и задумался, почему именно Малахия так поступал? До Малахии в жертву приносили только калек, обществу их было меньше жалко. Все равно от них мало пользы обществу, больше – забот и расходов. Но, по крайней мере, это можно объяснить «рациональностью». Хотя и не из сегодняшнего понимания прав человека. С этих, современных позиций  Малахия – правозащитник. Беда в том, что в те далекие времена таких понятий как правозащита вообще не могло возникнуть, действовала только рациональность. Именно поэтому Малахия не мог даже подозревать о правах калек, равных правам здорового человека. Значит, у него были другие основания, как бы иррациональные. Подумав как следует над этой проблемой, я пришел к выводу, что Малахия был – бандит. И ему совершенно не надо было задумываться, здорового или больного человека он калечит, убивает, грабит на большой дороге. Для него – все равны, если у них есть то, чем он может поживиться. Как пел Высоцкий: «Плевать, мне очень хочется».

Одна и та же рационалистическая и поэтому примитивная совесть, подсказывающая, что надо жертвовать калеками, подсказала Малахии противоположное: для рациональности грабежа надо грабить всех подряд. Но совесть-то, хотя она и рационалистическая, она все же – совесть, и вопиет, поэтому ее надо «успокоить». Настоящую совесть не успокоить ничем, а рационалистическую совесть можно успокоить казуистикой, дескать, не мне это надо, а богу Яхве, а то он сильно обидится, что ему приносят в жертву калек, они же невкусные. Другими словами, рационалистическая совесть бандита пошла против рационалистической же совести не бандитов, которых – большинство. Эта логика позволяет сделать вывод, что именно бандиты с корнем «каз» в своем названии, не только делали из нормальных здоровых людей кажеников, но и обосновывали эти свои действия производственной необходимостью «казить» (ныне говорят исказить) здоровых людей, «кадя» этим самому Яхве. Не отсюда ли пошло «цель оправдывает средства»?  И не потому ли о Малахии «практически ничего не известно» ученым?           

В связи с изложенным мне кажется уместным произвести анализ слов кадило и кадка, касыда (восхваления царя – арабск.) и каждый. Последнее тоже неоднозначно: и любой, всякий, и особняк, одиночка, и даже розничка (В. Даль). Кадило, как следует из изложенного, это не просто дымарь наподобие пчелиного дымаря, исторгающий дым, но и инструмент угождения. Но, ведь мы привыкли к тому, что кадило – это дым и больше ничего. И поэтому мы в своих головах никогда не увязываем его с увечьем, с которым его непременно надо увязывать. И пора вспомнить о казаскере – военном судье в Турции. Ведь недаром сказано, что это не простой судья, а военный. Военный судья не столько судит, сколько наказывает за проступок. То есть, он сближает два совершенно разных понятия, обозначаемых одним и тем же корнем. Служение и наказание, восхваление и уродование.

Кадка – совершенно лишнее в русском языке слово. Ибо это же самое понятие обозначается словом бочка, от слова бочаг – глубокая яма, наполненная водой. Слово же кадь, от которого и произошла, по-мо­ему, кадка, обозначает как цеп для молотьбы зерна, так и простую (сухую) яму для костра, а также – полубочку, то есть нижнюю половину как бы распиленной напополам бочки, только с дном, но без крышки. Из этого видно, что кадка – это перепутанные понятия наказания (цеп) и угождения (чадящий костер, кадило) из-за малой разницы между сухой и заполненной водой бочаге, ставшее синонимом бочки.

Слово каждый ныне однозначно: любой и всякий. Но, вот старинное его дополнительное значение, противоположное ныне общепринятому (не любой и всякий, а именно обособленный, то есть частный), показывает, что оно близко к казакам и хазарам, притом именно в смысле «выбрать и наказать». Главное здесь, что выбран может быть любой и всякий, то есть наказывать должно не всех подряд, а выборочно. Впрочем, выбирать тебя будет сам бог, подсовывая в руки разбойников.          

Помните пословицу: «солнце за лес – казацкая радость»? Так вот, это самое время называется у В. Даля казик – «пора, самое время, вовремя». И заметьте, казик и казак – это одно и то же слово.

Пришла пора рассмотреть «методику казацкой радости».

Казей – две выпирающие, округлые кости выше щиколотки, лодыжка. Если кто читал раннего Льва Толстого, тот знает Жилина и Костылина, будучи в плену у чеченцев на правах рабов, они носили на ногах колодки. С ними далеко не убежишь, а работать можно. Так вот колодки эти носят как раз выше этих самых  выпирающих косточек – казея. Во-первых, чтобы колодки не спадали на ступню, во-вторых, чтобы было больно этим косточкам при резких и частых движениях. Но, колодниками – арестантами, носившими на том же самом месте «русские» колодки, полна история даже и конца позапрошлого века. К началу прошлого века колодки были заменены железными кандалами, их декабристы еще носили. Помните? Поэтому русские выдумали свое слово – колодки, а у казаков, чеченцев и козар, я думаю эти штуки так и назывались – казеями, по косточкам, которым они причиняют нестерпимую боль. В связи с этим у меня возникает подозрение, что первоначально казей использовался просто для пыток. Попробуйте для интереса сдавить эти две косточки у себя на ноге просто пальцами, не говоря уже о специальном приспособлении. И вы сразу же вспомните ваш счет в банке, который просят у вас назвать бандиты. Правда, сегодня это делается с помощью электрического утюга на голый живот. Впрочем, вы можете мне и не поверить, дескать единичный случай с этим словом казей. Тогда читайте дальше.    

Казулька, казюлька, козульки, козелки по В. Далю – змея, козявка, а также скамеечка или суковатый обрубок для колки на нем дров (козелки). Это безобидные штуки, и они более позднего происхождения. А вот «переносные рогатки для загородки от скота, то есть сдвоенные столбы с жердями между ними» – это уже точная копия казея. И только потом, из-за «сдвоенных столбов» этим словом назвали сопли, текущие из двух ноздрей разом.

Как действует казей? Грубо говоря, это две дощечки, приложенные к упомянутым косточкам и постепенно стягивающиеся друг с другом с помощью веревки, скручивающейся палкой. Тем самым усилие сдавливания костей регулируется этой палкой, скручивающей веревку. Пока не закричите благим матом и не выложите все ваши секреты.

Нынешняя молодежь, если и видела коров на поле, то загородки для них сделаны из железной сетки, так называемой «рабицы». А в мою молодость загородки были совсем другие, из деревянных жердей. Гвозди при этом были такими дорогими как, например, сегодня – титановая лопата, более тысячи рублей за штуку. Поэтому использовать гвозди в старину для городьбы было такой же роскошью, как ставить компьютер в коровнике и персональный телевизор для каждой коровы. Выходили из положения так. Закапывали не один столб, а два столба рядом, и обматывали их лыком или пеньковой веревкой несколько раз в двух местах, в полуметре от земли и на высоте полутора метров. Затем в образовавшуюся нижнюю петлю продевали конец жерди длиной метра три-четыре с одного края, разворачивали эту жердь через зенит на другой край. При этом петля скручивалась, столбы притягивались плотно друг к другу. Затем эту же операцию повторяли с верхней жердью и приступали к копке следующих двух ямок для новых столбов, скрутке новых двух жердей. При этом на последующую скрутку укладывали концы жердей предыдущей скрутки. Так ограда удлинялась. Если вы не поняли технологию всей ограды, то без сомнения поняли, что два столба притягивались друг к другу довольно сильно при одном полуобороте жерди в петле вокруг этих столбов. И теперь, без сомнения вместе со мной убедились, что эта конструкция и есть казей в форме козелков. Две ноздри и сдвоенные сопли из них наподобие козелков называются козюльками, я думаю, вы и без меня идентифицируете их с казеем. 

Если уж человек – млекопитающее, то ноги и руки у него должны соответствовать друг другу по принципиальному строению, как у млекопитающего животного – передние и задние ноги. Я это к тому говорю, что, если мы рассмотрели две косточки на ногах – казей, то надо найти точно такие же и на руках. В. Даль одну их них так описывает: «кость над мизинцем, под запястьем». Осмотрите свою руку чуть выше тыльной стороны ладони, и вы найдете две округлые косточки, рельефно выпирающие из «цилиндра» руки. Главное, вспомните, пожалуйста, как эти косточки больно, когда случайно их ударить. Я уж не говорю о том, чтобы эти косточки сдавить чем-нибудь, например, тисками. Или бить по ним чем-либо твердым. Так вот, одна из этих косточек, которая побольше, называется казанок. И заметьте, Владимир Даль слову казанок кроме предмета, существительного предписывает и действие «толкать, тыкать». Я бы еще добавил ударять и сжимать, и даже раздроблять. Я недаром обратился к Далю, так сказать, за советом. Ныне принято казанками называть внешние косточки в основании пальцев и косточки на сгибе пальцев. Которые всегда тоже очень больно, особенно при драке. Но Даль дает все-таки первоначальное толкование, а нынешнее понимание казанка – вторичное, хотя и столь же болезненное.

Что касается «змеи и козявки», также обозначаемые словом «казулька, казюлька», то, несомненно, что русские правильно поняли такой непонятный для них хазарский корень «каз» при обращении его к ним самим, во-первых, как истинное пренебрежение со стороны хазар – козявка эдакая, во-вторых, как «гад ползучий» – не только бесполезное, но и опасное животное.  

Так, методику казни мы рассмотрели на примере слов, обозначающих предмет. Перейдем к производному глаголу. В. Даль пишет: «Казнить – (от казать, карать? от казить, калечить?) карать, наказывать себя, или бичеваться, морить себя воздержаньем; каяться, глядя на что. Казнь, кара, наказанье от Господа». По-моему, великий русский филолог немного лукавит. Он говорит только о самоказни и о Господнем наказании, Божьей  казни, каковая – тоже самоказнь (самоистязание) или «случайно упавший на голову кирпич». При этом он не знает, от какого понятия произвести слово «казнить». От кары за проступок или от преднамеренного калечения человека? Как будто он не знает, что у этих слов один и тот же корень. Не лучше ли принять версию, что казнить – это карать в форме превращения в калеку? Притом совершенно же очевидно, что пришельцы сперва начали казнить, а потом уже внедрять христианство, на которое Даль все перевернул. Казнить себя по-христиански – это уже расширение понятия казнить просто за проступок, или вообще «за здорово живешь». Ибо слово казнить населению стало широко знакомо. Притом, кази (касии, каси) – древнеегипетские разбойники, существовали задолго до новой эры. Эти разбойники, не знавшие ни христианства, ни ислама, прятались в зарослях тростника в долине Нила, как правило, на островке, окруженном зарослями и водой, соединенным узким перешейком (бродом) с берегом, и делали свое черное дело. (Татий  «Левкиппа и Клитофон»). Кстати, и казаки прятались на острове среди Дона. Так что не надо, как говорится, перекладывать с больной головы на здоровую.

Я хотя и забыл все время вам напоминать, что у всех рассмотренных слов один и тот же корень и близкое, вполне объяснимое значение, но вы же и сами видите, что такая случайность с этим корнем явно исключена. И хотя сегодня понятие слова казнить связано только с проступком, вы же сами видите, что казнить начали еще до того, как понятие самого проступка сформировалось. Зачем же казакам, кази, козарам и прочим с этим же корнем потребовалось казнить людей, даже не столько казнить их, сколько пытать, выпытывать у них некоторые сведения? Обратимся к слову казна.       

«Казна, – пишет В. Даль, – наличные государевы суммы, богатства, доходы, имущества; та часть огневых орудий, куда кладется заряд; сросток на веревке (пермское).  Казенный, принадлежащий казне, правительству, государству; противоположное частный, владельческий, общинный, общественный. Казенная краска, трехцветная: серебро, золото, чернь, как кокарда. Казенка также: каморка, чулан, отгороженный уголок, клетушка; Каморка в виде арестантской (донское). Рубка или каютка на речных судах, где живет хозяин или приказчик, и хранятся деньги и пр. Кабинетец, тайничок.  Ларец или шкатулка, денежная коробья».

Казенное как государственное, царское я рассматривать не буду. Это и сегодня так. Главное же состоит в том, что казна тщательно прячется. Вот в чем смысл казны и всех слов от казны (корня каз) произведенных. Начну с казенной части орудия, а то вы сами можете и не сообразить, почему она так называется. Раньше заднее отверстие ствола пушки, которое ныне закрывается орудийным замком, закрывалось наглухо при отливке. В результате пушка напоминала мешок, стакан, ступу, бутылку. Проще говоря, погреб, подвал в доме, то есть самое недоступное место для посторонних. Там и хранилось все самое ценное, а не только соленая капуста и огурцы как сегодня. Деньги хранились там же, в горшке, скрытно закопанном и замаскированном в самом погребе. И у прежней пушки казенная часть ее была самой недоступной, даже для простого взгляда. Этой же цели служили «каморка, чулан, отгороженный уголок, клетушка; рубка или каютка на речных судах, где живет хозяин или приказчик, и хранятся деньги и пр. Кабинетец, тайничок.  Ларец или шкатулка, денежная коробья». Поэтому все это скопом и называлось казной.  

Совершенно выскакивает из указанных утилитарных целей «каморка в виде арестантской (донское)». Заметьте, не какое-нибудь другое, а именно – донское, на Дону находящееся, там, где обосновались казаки, начиная с Ильи Муромца. И обратите, пожалуйста, внимание, что все прочие люди, включая самого царя, прячут в «каморке», то есть в казне, деньги, то есть самое казну, а вот на Дону в «каморке»-казне содержат не деньги, а – арестантов. Выходит, что у всех неказаков «казна – деньги» и «казна – их хранилище» являются синонимами. А у казаков-разбойников синонимы «казна – деньги» и, представьте, – «арестант». Пусть желающие поупорствовать придумывают любые основания такого исключения, я все равно буду стоять на своем.  Казаки держат арестантов взаперти в «казне» с целью выпытать у арестанта: где же он спрятал свои деньги-казну.  И именно там, в арестантской, у казаков находятся для этой цели козульки-козелки, самым безжалостным образом действующие на казей-косточки.

В. Даль позаимствовал у Шейна еще одно слово с корнем «каз» – казюк – «тульское, в бранном смысле, оружейник, прикрепленный к казенному оружейному, заводу». Дальнейшие объяснения отсутствуют, но уже проведенный анализ дает мне право кое-что дополнить к интерпретации этого слова. Вдобавок к тому, что «казюк» это практически «казак», я спрошу: за что можно бранить «оружейника, прикрепленного к казенному оружейному заводу», то есть крепостного этого завода? Притом бранить почти словом казак. Я думаю за то же самое, за что ныне «бранят» работников казенных же заводов и просто военных, продающих чеченским боевикам оружие и взрывчатку.     

Обратимся к международному опыту, так сказать, к «индоевропейскому». В итальянском языке каза (casa) это – домик, ящик, касса, кассене – сундук. По-английски то же самое: Case – случай, ящик, ларец, cask – бочонок, cash  - наличные деньги, casket – шкатулка, гроб. Немецкий: kasse – касса, kasten – ящик, сундук. Разве может быть случайным, что во всех «индоевропейских» языках указанные понятия используют один и тот же корень «каз»? Совершенно как у русских.

Слово каска – череп, шлем (он же ящик, сундук, шкатулка, вообще – вместимость) – наиболее древнее слово с корнем «каз» еврейского происхождения. Тогда кастаньеты – маленькие сундучки с горохом? А кастро – оскопляю, очищаю ящик можно применить как к очищению от содержимого мужских яичек, так и к очищению содержания денежного сундука. И тогда, например, Фидель Кастро – очиститель?

Каста, пожалуй, самое непонятное слово «индоевропейской» семьи языков, без четко очерченного смысла: «особая группа людей, проникновение в которую затруднен или невозможен, например каста браминов» (БЭС). Однако, в чем именно ее «особость» – неизвестно. Если бы и я не знал уже достаточно много о корне «каз», то и я, может быть, так же неопределенно думал. А сейчас заявляю: каста – это шайка разбойников, и именно в этом ее первоначальный смысл.

Вернемся на Родину. Русские времен В. Даля, судя по корню, отождествили касту и касть:  «пакость, мерзость, гадость, скверна; паскуда, нечистое, поганое, сор, дрянь, мышь, крыса, гад; грязь, распутица, негодные остатки на бойнях». Затем В. Даль в некоторой растерянности продолжает: «Если касть и одного корня с кость (например кащей и кощей, кастеря и костеря, в заговорах: все кости и пакости), то в производных, эти две ветви должны различаться».

Зачем им «различаться»? – спрашиваю. Сам разбой – «гадость и мерзость». А после разбоя у людей остаются лишь «негодные остатки», как на бойне, что без жалости выбрасывается как «дрянь». А чем отличаются кость и пакость? С точки зрения потребительской ценности – ничем, то и другое – дрянь, никуда негодное. Почему тогда говорят «делать пакости»? Я думаю, потому, что если вам оставят чистые кости, то вы не так сильно будете обижаться, вы же сами увидите, что кости чистые, без следа мяса на них. А вот если для вас на выброшенных костях оставят немного мяса (пакость), которое и добыть трудно, и его слишком мало, то тем самым вас преднамеренно вводят в искушение бесполезно трудиться. Так что «па-кость» – хуже чисто обглоданной кости. 

Древнее ассоциативное мышление при словообразовании я хочу показать на казуаре – нелетающей птице (casuaris) одного надотряда со страусом. Кроме знакомого корня «каз» в этой птице много интересного, начиная с ее бывшего ареала обитания, и кончая особенностями жизни. Ареал ее обитания в точности совпадает не только с «индоевропейской семьей языков», но и с «афразийским его деревом», куда целиком и полностью входит «индоевропейская семья». Согласно энциклопедии «Жизнь животных» страусы в первые два десятилетия 20 века водились, кроме Африки, в Сирийской и на севере Аравийской пустыни, еще раньше – на юге Украины, в Казахстане и Центральной Азии. В Китае изображение страуса имеется на могиле одного из императоров, они  упоминаются в древней китайской энциклопедии. Так что с ареалом обитания понятно, тут же обитало и торговое племя – евреи, включая Хазарский каганат, в состав которого входили уже сами казаки-разбойники. 

Особенность этих нелетающих птиц, на которую я сразу обратил внимание – яйца высиживает самец. Мало того, почти вся забота о подрастающем поколении лежит именно на нем. Дело в том, что и разбойники, начиная с египетских «каси» и кончая нашими родными казаками, во времена Хазарского каганата яйца, правда, не высиживали, но и полноценных семей не имели, а пополнение в своих рядах «воспитывали» в чисто мужской компании, причем с малолетнего возраста. В других своих работах я показал, что и амазонки – вполне реальный, притом недавний факт. И чисто мужские и женские кланы в наших лесных дебрях – тоже факт. А широкое распространение мужеложства в среде, так сказать праказаков, включая педерастию (любовь к мальчикам) – тоже факт. Четвертый факт состоит в том, что мужеложство распространилось на «святой» Руси в аккурат с «татаро-монгольским игом». Пятый факт – согласно древним картинкам в летописях «татаро-монголы» ни обликом, ни одеждой, ни вооружением не отличались от «русских». По-моему, фактов достаточно, чтобы заподозрить перенос имя безобидной птицы на разбойников.

Продолжим читать «Жизнь животных». Птица эта всеядная, я бы сравнил ее со свиньей. В их желудках находят – все, почти как у акул. И этот факт очень напоминает поведение разбойников, им тоже надо все, что блестит. Далее. Этот надотряд нелетающих птиц зачастую ведет ночной образ жизни, совершенно как разбойники. Эти птицы обладают необыкновенной остротой зрения и феноменальной осторожностью. Для антилоп и зебр страусы служат как бы сторожами: побежали страусы, бегут и зебры, и антилопы. Догнать страусов даже на лошади невозможно. Кроме того, известно, что убегающий страус вдруг исчезает из глаз наблюдателя, как – сквозь землю провалился. Это он, выбрав момент, ложится, прижимаясь к земле и вытягивая шею, затаивается. Если к затаившейся птице приблизиться, она мгновенно вскакивает и стремглав убегает. А все человечество уж сколько веков думает, что «страус прячет голову в песок», «дурак» эдакий.

Сопоставляя «феноменальную осторожность», преимущественно «ночной образ жизни», способность к хитрому «затаиванию» и все прочее, что я о страусах уже сказал, особенно про «ареал обитания», как не убедиться, что страусы, древнеегипетские «каси» и казаки-разбойники – близкие «родственники»?  И именно птица и никто иной дал разбойникам этот столь «таинственный» корень. Даже казарка – жук, вредитель косточковых из-за того, что он – вредитель, получил свое название от корня «каз». А слово кассация от чего произошло? Словарь утверждает, что кассация – разбиваю, разрушаю. Но, откуда взялся этот глагол? Словарь молчит.  Я и думаю: уж не от «разбивания ли ящика с деньгами», не от «кастро» (очищать ящик), не от «кашака», «касога» и так далее, включая казака? Не главарь ли разбойников был Кассий – «римский полководец из плебеев»? Не оттуда ли и Кассиодор – «дикий вестгот»? А Кассиопея – «жена  эфиопского царя» не была ли женой простого, но очень известного разбойника? Тем более что в Египте была «эфиопская династия египетских фараонов», а сама Эфиопия как я доказал в других своих работах входила в состав древней империи Аксум, созданной «торговым племенем».

У меня в запасе есть еще немало слов с корнем «каз-кас», таких как «каспии», «касситы», космос и даже Кастилия и народ казахи. Но, к ним нельзя подступиться, не исследовав слово «касситерит». Касситерит – оловянный песок, то есть оловянная руда – самый древний минерал, известный и добываемый уже в Йемене. Я понимаю, что касситерит – сложное слово, но ведь корень-то – тот же самый, «кас». И главное при этом состоит в том, что эта руда – песок, вернее совершенно незначительная часть простого песка, обогащенного иногда и в некоторых местах минералом касситерит. Из которого и добывают олово, обжигая его на костре.

Теперь вопрос состоит в том, какое слово возникло ранее «каси-разбойник» или «касситерит»? Я думаю, что практически одновременно. Касситерита в песке столько же мало, сколь и разбойников среди населения. Олово, наверное, стало деньгами раньше, чем золото, так как олово встречается чаще, почти повсеместно, но в малых количествах, тогда как золотые месторождения – редкость. Главная же особенность песка вообще и касситерита в нем – не спаянность, раздельность, способность к «протеканию сквозь пальцы». Поэтому ассоциативное мышление способно приравнять каси-разбойников и касситерит. Назвать руду тем, что отбирают разбойники. А сами разбойники как текучие песчинки в песке. Я думаю, отсюда получили свое название как казаки-разбойники, так и казаки (казахи) – народ. Оба, и кочевой народ, и разноплеменные, но разрозненные и текучие разбойники, получили одно и то же имя.    

Каспии – племя в восточном Азербайджане (Геродот). Не маленькое это было племя, видать, что Гирканское, Хвалынское, Хазарское море пришлось переименовать в Каспийское. Я думаю это произошло, когда хазары «испарились». А чем, собственно, отличаются каспии от касситов – иранского (персидского) племени? Тем более что это «племя» тоже примыкает к Каспийскому морю, только не с запада, а – с юга. Притом мной давно доказано, что евреи всю свою историю неразрывно связаны с морем, и даже дом у них называется – корабль. (См. мои работы по архитектуре). Слово Кастилия – первоначально просто замок, церковь, а потом страна замков, крепостей, церквей. Видите, куда забрался «индоевропейский» корень.

Кстати, и слово космос – явно сложное слово, обозначающее строй, порядок, мир, вселенная (греч.), – с очень уж расплывчатой этимологией. Но первый корень явно «разбойничий». Несомненно следующее. Любоваться лежа на спине ночным небом, особенно там, где редко проплывают облака (Аравия), занятие интересное. Как, например, слушать музыку. И кое-какие сведения можно приобрести, но они будут «никчемными», как география для Митрофанушки, коли есть на земле извозчики, знающие улицы. Как чтение книг по ночам будущим писателем Максимом Горьким с помощью медного таза, отражающего лунный свет в книгу. Как писание стихов крестьянином Кольцовым, когда требуется пахать, косить сено и рубить дрова на зиму. Поэтому увлечение космосом отдельных пастухов никогда бы не выросло в астрономию, так как пастухи – любители космоса любили бы его чисто индивидуально, не общаясь и не обсуждая свои наблюдения. А без общения и обсуждения никакая наука не может родиться и укрепиться. Даже у шаманов. Хотя она им и очень нужна.

Единственная возможность создания науки – общественная потребность. Точно такая, как пахать и сеять, пасти коз. Я не думаю, что древние пастухи, едва выживающие в дикой и опасной окружающей среде, создадут академию наук, им бы поесть досыта и исполнить «вечный зов». Широкая общественная потребность в астрономии не могла возникнуть иначе как с началом мореплавания. Ибо даже в пустыне есть ориентиры, которые не дадут сбиться с пути. На море же ничего кроме солнца нет. Но, и без моря нельзя торговому племени (подробности – в других моих работах). Именно тогда родилась астрономия, абсолютно из утилитарных целей. И тут же была подхвачена шаманами. И даже начала развиваться немного вбок – с целью предсказаний. Ибо, если звезды показывают путь в бескрайнем море, то почему бы им не предсказать судьбу? Именно тогда родился корень «каз», «кос», но семантическая основа его безвозвратно сгинула.

Дальше я остановлюсь более подробно на одновременности возникновения товарного производства и разбоя, а пока покажу по карте, что корень этот – древнейший и покрывает всю географическую карту не только «индоевропейской семьи языков», не только «афразийское дерево», но и «тюркскую» группу языков. Вплоть до северной Сибири. И никакие войны и переселения народов не могут ее обосновать, ибо она вышла из перемещения и ассимиляции торгового племени среди аборигенов.   

Даю список:

Казайлык – город в Болгарии

Казалинск – город в Кзыл-Орде (Казахстан)

Казанбулак – город в Азербайджане

Казанджик – город в Туркмении

Казандзаки – греческая писательница и писатель с острова Крит

Казанка – река в Татарстане, поселок в Николаевской области на реке Висунь бассейна Днепра

Казановка – река в Тульской области

Казах – город в Азербайджане

Казбеги – гора и город в Грузии

Казвин – город в Ираке

Кази – населенные пункты в Италии, Польше, Литве (откуда Казимиры)

Казиранга – город в Индии

Казым – поселок в Тюмени

Казыр – населенный пункт в Красноярском крае

Касан – то же в Кашкадарьинской области (Казахстан)

Касандра – полуостров в Греции

Касах – река в Армении

Касимов город в  Рязанской области

Каскелен – город в Алма-Атинской области

Касли – озеро в Челябинской области

Каспи – гора в Грузии

Кассаш – гора в Судане

Кассарское ущелье в Грузии

Кассерии – город в Тунисе

Касур – в Пакистане

Каз – поселок в Горной Шории Кемеровской области, на границе с Горным Алтаем

Кызыл – в южной Сибири

Хасан – озеро в Китае.

Эту таблицу продолжать можно почти до бесконечности. И желающие могут убедиться, как следует изучив историю возникновения этих названий, что они будут обязательно связаны или с торговлей, или с разбоем.

То, что торговлю изобрели древние евреи я доказал в других своих работах. Повторяться не собираюсь. Торговля же подразумевает товарное производство. Вот этот вопрос я еще не рассматривал. Географы и антропологи давно заметили, что дикие, первобытные племена не истощают природу, среди которой живут. Отчего и нам, урбанизированным, не рекомендуют этого делать. Но мы упорно не внемлем призывам умных людей, которые недостаточно умны, чтобы понять – в чем проблема?

А, проблема – в товарном производстве. Аборигены на Дальнем Востоке не едят лососевой икры. Когда идут лососевые на нерест в реки, аборигены стоят по колено в икре, выбрасывая ее прямо на землю из рыбьих туш, а тушки – вялят, себе и собакам – на зиму. Вялят, а не солят потому, что на всем побережье Тихого океана, начиная от Индокитая и до самой Чукотки, месторождений соли нет. «Варварски» уничтожая рыбье поколение, аборигены, тем не менее, не наносят никого вреда окружающей среде, и Красной книги не заводят. Веками установилось равновесие: чем больше аборигены ловят лосося, тем лосось больше вырабатывает в себе икры, чтобы из тысячи икринок только одна рыбка уплыла в море на откорм. А икру аборигены потому не едят, что ее без соли сохранить невозможно, а «вяленая» икра напоминает кожаную подошву. И по виду, и по вкусу. Но, как только в эти места пришли торговцы и принесли с собою соль, икра стала товаром. Поэтому я своими собственными глазами видел на берегу реки Сучан в Приморском крае кучу уже гнилого лосося тонн эдак на 5-6, из которого была взята только икра. 

Аборигены Африки веками охотились на слонов и леопардов, а численность их не убавлялась. Ибо слоновые бивни и леопардовые шкуры им были не нужны в таком большом количестве. Шкуры прочные и ноские, а желающих вырезать из слоновой «кости» фигурки было мало. Выше упомянутые страусы вообще обитали чуть ли не до Белого моря и Тихого океана, но моды на страусовые перья  у аборигенских дам не было. Как только леопардовые шкуры, слоновьи бивни и страусовые перья стали товаром, так и завели Красные книги.

Причина в том, что торговое племя распространялось по Земле очень быстро. Не тысячи лет, а всего сотни. Не более 500, (доказательства у меня – в других работах). Поэтому генетический аппарат уничтожаемых в массовом порядке животных не успевал приспосабливаться к потерям детей до брачного возраста. Самым хитрым оказался лосось, мы все еще его едим, хотя и не такого крупного как раньше. Особенно хорошо это видно на японской селедке иваси. Когда я был еще маленький, селедка иваси была в магазинах такая же крупная, как и обычная «тихоокеанская» сельдь. Лет десять назад эта селедка напоминала уже речных пескарей, а сейчас ее вообще нет в магазинах.

Точно это же самое можно сказать о любом другом животном или растении, например, о дальневосточном «корне жизни» – женьшене. И даже о рудах, лесе, газе и нефти. Что стало товаром, то исчезает.

Давайте рассмотрим следующую ситуацию. Сколько надо лет, чтобы вывести среднюю потребность, например, в лососе для данного племени? Не больше 10 лет. Тогда спрошу: какой дурак будет вытаскивать из речки столько лосося, чтобы он потом гнил в куче? Спрос рождает предложение, спрос формируют торговцы. Поэтому лосося ловят больше, уже как товар. Без торговцев товарное производство невозможно. Это не товарное производство, а – куча гнилой рыбы. Кроме того, товарное производство предполагает запас, товар в обороте, значит – склады: много хороших вещей в одной куче. Возникает соблазн: не ловить рыбу, а украсть ее в куче, или просто отобрать.

Рассмотрим вопрос об украсть и отобрать. Допустим, стоят две аборигенские деревни на берегу Тихого океана. Между ними – километр. А до речки, на которой стоит каждая из деревень, 20 метров. А в речке рыбы – раз в десять больше, чем на любом из складов. Я этим хочу сказать, что товар в месте его производства стоит копейки. И ни воровать его, ни отбирать никто не будет. Исключения я не рассматриваю.

Особенно понятна сия теза будет на озере Баскунчак. Глубина его 40 сантиметров, а все дно – сплошная соль, прямо со дна годная в пищу. Площадь же его сотни квадратных километров. И на берегу – склад, в котором, например, тонн двести соли. А в самом озере – миллионы тонн. Какой же дурак будет связываться с воровством или грабежом склада? Не с Тихого же океана придут воры за мешком соли.

Русская поговорка декларирует: за морем телушка – полушка (четверть копейки), да – рубль перевоз. Сегодня, когда торговля отрегулирована обычаями и законами почти как швейцарские часы, торговая прибыль свыше ста процентов считается высокой. И никому в голову не придет, что прибыль когда-то могла измеряться сотнями тысяч процентов. За горсть стеклянного бисера можно было получить в месте производства горсть золота,  алмазов или амбры. Поэтому производство цветного стекла было так широко развито в древнем, прибрежном Йемене – на второй родине торгового племени. Но, уже в десятке километров от места производства данного товара цена его увеличивалась, по крайней мере, вдвое. По той же прогрессии она могла расти с каждым следующим десятком километров. Причина в том, что никто в данном месте не знал истинных затрат производства данного товара, и «вешать на уши лапшу» можно было сколько угодно. Как о цене производства, так и о цене доставки в данный регион.

Отсюда следуют важные выводы. Во-первых, аборигенов практически за бесплатно торговцы агитировали производить данный товар в объеме, многократно превышающем собственный спрос аборигенов. И истощать природную среду обитания в большей степени, чем она успевала генетически приспосабливаться к возросшим потребностям охоты, ловли, добычи.

Во-вторых, новый товар, например, соль на Тихом океане, начинал действовать как наркотик. Без него аборигены уже не представляли себе жизни. И не мне человечеству говорить, какие фантастические прибыли наркотики приносят. Но не в этом главное, за щепотку соли, например, можно нещадно эксплуатировать целые регионы, и люди, живущие в них, будут еще безмерно благодарны за эту их эксплуатацию. Никакой ведь дурак из торговцев не скажет своим покупателям, что в действительности стоил им данный товар. В результате я не вижу никакой иной альтернативы тому, что эксплуатацию создала именно торговля. Сколько бы социологи, историки и экономисты не врали нам, что эксплуататоры выросли в самой среде аборигенов, из их царей и вождей. Компрадорство, конечно, было, как без него? Но не это главное, главное – в пришельцах – торговцах – инициаторах.

В третьих, сумасшедшие торговые прибыли делали жизнь торгового племени совершенно, чрезмерно обеспеченной на фоне неизбывной нужды, на грани физического выживания всех их клиентов, по обе стороны торгового оборота. Поэтому торговое племя размножалось совершенно фантастическими темпами, об этом даже в Библии написано. Хорошая еда, бодрость духа воплощались в детей. Кажется, я подошел к проблеме разбойников.

Статистики давно подсчитали, что торговцев не может быть больше пяти процентов. Иначе они либо поедом съедят друг друга, либо им надо осваивать новые регионы, рассасываться по планете, поддерживая этот ужасный, смерти подобный для них процент. Как это происходило, у меня – в других работах. Но, здесь надо рассмотреть саму необходимость к перемене мест в совокупности с желанием – нежеланием это делать.

Даже полететь в космос впервые, как Гагарин, страшно. Ведь это неизведанное. Но, опять же, надо учесть то, что Королев, человек весьма уважаемый, наподобие бога в этих делах, твердо обещал, что «все для спасения предусмотрено». И даже при этом страшно. Представьте теперь мужество Миклухо-Маклая, которому при высадке его на остров с людоедами никто ничего даже не обещал. Вот именно в такой ситуации оказывались представители торгового племени при освоении новых регионов. Теперь мы уже вплотную приблизились к возникновению разбойников.

Прежде, чем переселяться, «лишние» торговцы вступали в конкуренцию, ушлые богатели, неуспешные разорялись. Неуспешным предстояло две дороги: в новые места или остаться на старом месте и отомстить успешным «неторговым» методом. Именно так образовались разбойники. Сейчас я это буду доказывать.

Путь, например, соли с Баскунчака на Тихий океан по Великому проходному двору, сдуру названный историками «шелковым», лежал через десятки и сотни племен. Почти у каждого из них было что продать и купить у торговцев. При ограниченной фантазии и логике тут же всплывает ответ: именно они и догадались грабить торговцев. В других своих работах я неоднократно доказал, что торговля – величайшее изобретение, которое из-за сегодняшней обыденности мы никак не можем осмыслить. Не удивляемся же мы электрической лампочке и, особенно, выключателю ее на стене. Поэтому изобретать торговлю столько раз, сколько есть на свете племен – это то же самое, что каждый третьеклассник открывал бы теорию относительности. То же самое относится к изобретению широкого перечня понятий в человеческой речи и, особенно, к письменности. Письменность изобретена всего один раз, притом торговым племенем, так как больше она никому не была нужна. Вот именно с этой позиции я хочу рассмотреть изобретение разбойничества.

Во-первых, торговать для любого неторгового племени так же стыдно, как ныне ходить голым по Невскому проспекту. Во-вторых, грабить еще более стыдно, даже у животных. Хотя этого почти всегда хочется. Даже хищник в сытом виде никогда не убивает, что составляет его «ремесло». У всех животных есть мама с папой, которые не позволяют грабить братьями и сестрами друг друга, вырабатывая у них правила приличия. В третьих, разбой – это довольно сложное ремесло, чему животные-хищники с большим трудом обучают свое потомство. Остальные животные, в том числе человек, этому ремеслу своих детей не обучают. В четвертых, комбинация приличий, необученности и «неизвестности» грабежа и разбоя ставят первобытных людей перед необходимостью их специально изобрести и усовершенствовать.

Вы можете мне не поверить. Тогда найдите хотя бы одно серьезное научное наблюдение из жизни первобытных племен (книжки «про индейцев» и Робинзона Крузо – не предлагать, «исторические» труды из жизни древних греков и римлян – тоже), где бы имелся специальный, преднамеренный, заранее спланированный грабеж. Войны племен за особо лакомые и спорные ареалы, сопровождаемые утверждающими себя грабежами, – не предлагать тоже. И даже, если грабеж был бы изобретен соседними первобытными племенами, при равном вооружении, а другого быть не может, эти племена просто истребят друг друга, чего тоже не наблюдается. Другое дело, ослабление племени, вытесненного в неблагоприятные условия, но это – не грабеж.

И, наконец, экономический вопрос. Если даже племя изобрело грабеж, оно не знает ценности товара, большая часть которого вообще им не нужна. Я имею в виду оборотный капитал, без которого торговля невозможна. И даже, если они отберут у торговцев несколько мешков соли – наиболее явный и ценный для них объект, оборотный капитал в виде слитков меди, олова и так далее им не нужен, а бисер можно спрятать подальше. Мешками же с солью они так обеспечат себя, что лет двадцать вообще не будут в ней нуждаться, и технология грабежа, если и не забудется, то остановится в своем совершенствовании.

В итоге грабеж аборигенскими племенами торговцев возможен, но останется в зачаточном состоянии, без перспектив развития.

Перейду к другой стороне – торговцам. Во-первых, торговцы интеллектуальнее на порядок местных аборигенов. Я этот вопрос специально рассматривал в других своих работах. Научно-технический прогресс в их среде – выше не бывает. Особенно оружие, средства убеждения типа «живой воды» и разные другие фокусы. Помните, как у Миклухо-Маклая на Новой Гвинее или где там, я уже забыл? Поэтому держать их в страхе даже не силой более совершенного оружия, а самим своим «происхождением с Луны» для торговцев не представляло труда. И самое главное, уже генетическое умение бесконфликтно находить общий язык с любым племенем на Земле. Немаловажно также то что, подарив вождю пригоршню бусинок, они могут навеки сделать это племя дружественным. Кроме того, попутным племенам можно дать работу, за которую, несмотря на совершенно нищенскую оплату, племена тоже будут весьма благодарны. И будут ждать с надеждой следующего появления торговцев.

Я упомянул «бесконфликтно находить общий язык». Но это же  дипломатия – «искусство из невозможного делать возможное». С приятной улыбкой на лице путем лести, обмана, софизмов, казуистики и так далее, включая иезуитство.

Закончить я хочу «неожиданно». Кто может торговать, хотя и не так успешно как более удачливые собратья-торговцы, тот может и разбойничать. Во-первых, у него есть причина – отомстить бывшему конкуренту. Во-вторых, он как Отче наш знает истинную цену всему, знает, куда прячутся те самые сундучки и шкатулки, называемые казной, знает маршруты и периодичность караванов. Да, что я перечисляю? он все знает.

Теперь напомню русские сказки о богатырях. Только не те «адаптированные» и напечатанные миллионами экземпляров, а собранные честными людьми из первоисточников, от народных сказителей. Там что ни разбойник, то – «евреин». Даже наши знаменитые два из «трех богатырей» женаты на дочках Соловья-разбойника, который сам по себе – евреин. Притом заметьте, хотя они и нарисованы Васнецовым во всеоружии, как равноценные витязи, но фактически-то Добрыня Никитич «служит в писарях, а Алеша Попович – в поварах». Но, я не буду повторяться, об этом у меня есть специальная статья.

То есть, я хочу сказать, что неудачливые «евреины» из торгового племени сколачивали банды из местных аборигенов, а сами они были «мозгом» разбойников, счетоводами награбленного и сбытчиками краденого. А грязную работу делали Ильи Муромцы с дубинкой в руках, называемой «палицей». И именно поэтому разбойник – от слова разбивать «казну» и головы, ибо ни на что другое «палица» непригодна. Илья Муромец, «сиднем сидевший и копивший силушку целых 33 года», из прарусских, но точно такие же «богатыри» были и из татар, и из чеченцев, и вообще из всех племен, обитавших на Великом проходном дворе. И так как «евреины» всегда были «за кадром», все грехи разбоев лежали на всяких там Ерусланах Лазаревичах из Южного Урала» и «далее везде».  (Подробности в других моих работах). 

Доказательством мне служит факт, что, как только появлялось торговое племя, так тут же параллельно с торговлей начинался разбой, начиная с Древнего Египта.

Вторым доказательством является то, что и сегодня процент уголовников еврейских кровей ко всем уголовникам, причем в основном элита преступного мира, неоправданно высок по отношению к общему проценту евреев среди «русских».  Не верите? Проверьте. Убедитесь.

Остается успокоить нынешних скоморошьих казаков. Новозеландскую баранину кушали? А масло «Анкор»? Не тошнит? Но, ведь все это ныне производят бывшие людоеды. Вы точно так же не отвечаете за грехи своих далеких предков. Конечно, и американцы не любят, когда им напоминают, что они линчевали негров. Но, из песни, как говорится, слова не выкинешь.

Хотите, приведу пример? Немцы при Гитлере натворили немало неблагоразумных дел. Как и французы при Наполеоне. Уважения же нынешние немцы, сыновья тех, заслуживают потому, что они не замалчивают эту свою историю, не делают вид, что ничего такого не было, а покаялись и до сих пор платят свои долги. От казаков оплату прежних долгов не потребуешь, они все пропили еще в те времена, когда грабили. Но признать свою историю казакам все-таки придется.

Напоследок выскажу глубочайшее сожаление. По поводу утраты глиняных табличек, которые распродали десятки тысяч по франку за штуку, цена нынешнего беляша в киоске. При раскопках в Ираке были найдены несметные сокровища – глиняные таблички вавилонских времен. Это времена становления торгового племени как торговцев. Историки и лингвисты их прочитали с грехом пополам, мельком. И выбросили на свалку, так как эти таблички отражали частную жизнь многих поколений торговцев. Земные расписки, завещания, прейскуранты, частные истории, в том числе о встречах с разбойниками. И так далее, то есть – частная жизнь обычных, как сегодня говорят, людей. Ни о царях, ни о войнах там нет ни слова. Потому и выбросили. Разворотливые люди их распродали в качестве сувениров. Для истории они пропали навсегда, так как любой турист, прибыв с моря с ведром самых различных ракушек, через неделю выбрасывает их на помойку, они страшно мешают в благоустроенной квартире.

Поразмыслив как следует об этом факте, я пришел к выводу, что это сделано специально. Во-пер­вых, эти глиняные таблички не вписывались в миф истории, которую учат в школе.  Во-вторых, именно эти историки и составили этот миф.

                                                                                            17.07.03.

 

Тут вот недавно мне попалась довольно интересная книга Александра Бушкова «Россия, которой не было». Довольно плотная по информации книга. Не обошлось тут и без хазар, и без казаков. Например, он критикует Л. Гумилева следующим образом: «Мало того, по Гумилеву выходит, власть в Хазарии, оказывается, захватили злокозненные пришельцы иудейской национальности, усиленно обращавшие в свою веру простодушных сынов степей. Разумеется, последняя версия была с радостным визгом подхвачена нацистами отечественного розлива, поднявшими шум вселенский об извечных кознях жидомасонов, еще тысячу лет назад обкатывавших на русских землях свой сатанинский план порабощения народа-богоносца».

Ни Гумилев, ни Бушков не понимают, о чем же они, собственно, говорят. Конечно, безмозглые противники «жидомасонов» именно так и «подхватывают», но разве винят дураков, что они дураки?

Далее Бушков доказывает, что хазарские евреи не обращали «в свою веру сынов степей», так как «классический иудаизм категорически запрещает своим приверженцам вести миссионерскую деятельность среди иноверцев». Что правда, то – правда, но почему? Бушкову бы надо сказать именно об этом, и тогда бы его поняли даже «фашисты». Дело в том, что как только евреи всех примут в «свою веру», то немедленно ее потеряют как инструмент, позволяющий не бояться бога при воровстве, обмане и разбое. Так как их бог Яхве категорически не вмешивается в людские дела в отличие от Христа и Магомета, созданных евреями как раз для «простодушных жителей степей», включая леса и горы. Для этого у евреев есть «софет – судья» (откуда и вышла потом потерявшая смысл «вся власть советам»), а для всех остальных не судья, а бог неустанно следит за их моральным обликом. Поэтому в Хазарии евреи жили, торговали и грабили по своим стандартам, а все остальные народы – по своим. Не смешиваясь идеологически. Совершенно так как я обрисовал выше. И только русский язык, как и все остальные языки мира, которым я посвятил немало страниц, сегодня только и доказывают это.

Теперь надо сказать, что власть бывает всякая: административная, денежная и разбойничья. Вот всеми этими властями и пользовались хазары, в зависимости от входящих в них компонентов народов. Кочевники подчинялись администрации своих ханов, евреи всех покупали, а разбойники – сами знаете какую предпочитали власть. Это когда сборный народ Хазарского каганата был при деле, при торговле солью и прочими вещами с богатейшего Урала, включая неизбежный разбой при торговле. И как только все это кануло в лету, торговцы ушли через Киев в Венгрию и Польшу, кочевники остались кочевать как и 1000 лет назад, а казаки-разбойники принялись «окучивать» чудь «белоглазую», будущих нас, русских. И с этой точки зрения именно они покорили Русь, так как предводителями у них все-таки были евреи, безмозглые евреи, не способные торговать, но способные придумать для нас водку. (Водка – от «водить», но не от «вода», «водить» – от «вода», так как дорог не было). И использовать ее весьма целенаправленно. В общем – для христианства. Но, об этом у меня полно других работ.

Именно поэтому ни Бушков, критикующий Гумилева, ни сам Гумилев – неправы. Он  оба ходят вокруг да около проблемы.

Перейду к тому, как Бушков будет доказывать мою версию, даже не задумываясь над ней.

«Татищев считал, что хазары – славяне». <…>  «Следовательно и «киевские евреи» – не более чем славяне, принявшие иудейскую веру. Отсюда и Лука Жидята, обязанный своему прозвищу, скорее всего, происхождением из рода славян-иудеев. Кстати, в 12 веке встречается отчество «Жидиславич»…»  «Схожие аргументы можно подыскать – в древних былинах. Там, оказывается, действует богатырь с определенно еврейским именем Саул. Там Илья Муромец сражается с богатырем Жидовином из земли Жидовинской. Там часто мелькают витязи, которых называют «жидове козарские» – вроде богатыря Михайлы Козарина. Обратите внимание – витязи. Не ростовщики с пачкой векселей в сумке, а настоящие богатыри, восседающие в доспехах на борзых конях».  «Георгий Конисский: «Козарами именуют всех таковых, которые езживали верхом на конях и верблюдах и чинили набеги, а сие же название получили наконец и все воины славянские, избранные из их же пород для войны и обороны отечества, коему служили в собственном вооружении… <…> Воины сии переименованы от царя греческого Константина Мономаха из козар – казаками»».

Во-первых, надо знать, что города придумали евреи, находясь еще на своей родине – в Йемене. Никому другому города как таковые не были нужны. Я это доподлинно доказал в других своих работах. Поэтому «киевские евреи» также как и саркельские, и итильские, и даже вавилонские – всего лишь основатели городов, в которые постепенно стеклись и другие народы, для обслуги и ремесел, то есть производства. Вернее даже, не просто «стеклись», а были организованы для этого евреями. При этом все жили, как и сегодня, каждый при своей вере. Те, которые «стеклись», при навязанной евреями вере, но не еврейской, чтобы ими было легче управлять.

Во-вторых, заметьте, ни одна военная победа не называется победой Иванова-Петрова-Сидорова, она всегда называется победа Жукова, Рокоссовского, Наполеона и так далее. То есть, победой главаря. И банда называется по имени главаря. Точно так же как войска, например, Багратиона. И от этого нам не легче, почти все жидовины-богатыри – это «войска» этого же богатыря, не исключая Илью Муромца. Ибо, как следует разобравшись со словом «муром – мурома», я установил, что главный смысл этого слова в переводе с еврейского – строитель, основатель, основоположник. А Илья Муромец, как известно, собрал всех казаков-разбойников на Дону в единый кулак, и владел этим кулаком безраздельно, беспрекословно. И имя это чисто еврейское – Илия.

В третьих, хотя вроде бы русский Илья Муромец и «сражается с богатырем Жидовином из земли Жидовинской», сражался-то он со своим родным сыном, им самим «произведенным» совместно с еврейкой. Так, во всяком случае, сказано в сказке и подтверждается еврейским наследованием, не по отцу, но по матери. И сын этот специально пришел отомстить отцу, а вот отец не знал, с кем сражается, и именно поэтому забросил своего сыночка под облака, а ловить не стал. Ему было некогда, он пошел закладывать свой православный крест на выпивку. Русские, как правило, так не делают, они пропиваются до креста. А вот Муромец свой крест закладывал в кабаках с завидным постоянством. В общем – обруселый еврей. И казаки-разбойники все такие были. Православию их научили только Романовы. Но, когда это уже было?

В четвертых, среди евреев всегда и во всех землях и странах были как торговцы, так и разбойники на этих же самых торговых путях, ибо никто из окружающих аборигенов не знал не только правила, по которым караваны ходят, но и не знал, как найти основные богатства каравана, не считая громоздкого товара, который не главная прелесть грабежа. Недаром все пытки выдуманы именно казаками-разбойниками (см. выше). Поэтому часть евреев ходила «с пачкой векселей в сумке», а часть – с кистенем.

В пятых, те, которые «езживали верхом на конях и верблюдах» никак не могли ездить по нашим лесным дебрям, единственным путем среди которых были реки. То есть, изначально они не могли быть русскими. Именно верхом на конях сподручнее «чинить набеги», так как караваны не так быстро ездят на знаменитых на весь мир «еврейских» крепчайших повозках. «Сие же название (казаков) получили наконец и все воины славянские» именно потому, что казаки-разбойники во главе с Дмитрием Донским, а ранее с Евпатием Коловратом, а позднее с Иваном Калитой удумали делать на нас «набеги» на предмет добычи рабов для Кафы, а потом и вовсе именно их под псевдонимом Рюрика наша ненаглядная история пригласила «володеть нами». Кстати, Евпатий – чисто еврейское имя знатного рода, идущего от Евы согласно женскому еврейскому наследованию. А «коловрат» – это снующий туда – сюда, постоянно возвращающийся, то есть «набегающий» как пресловутые крымские татары, которые сроду на нас не «набегали», им это было совершенно невозможно по нашим-то дремучим лесам. Продавать нашего брата, они продавали, но получивши за бесценок от казаков-разбойников. Калита же не от «денежного мешка» как нам врут историки, а от каленых (заостренных на костре) стрел, которые производились казаками-разбойниками в ближайшей к степям Калитве, ныне Белая Калитва. Так что Иван Калита именно оттуда, а о Дмитрии Донском я даже говорить не собираюсь, сами догадаетесь. А то вы и дальше будете верить идиотской выдумке про битву на Непрядве неподалеку от Дона. Впрочем, об этом у меня более подробно сказано в других работах.

Что касается «отечества, коему (казаки) служили в собственном вооружении», то это-то как раз и доказывает, что это не наши коренные люди, а наемники. И заметьте, пожалуйста, без этих моих объяснений приведенные цитаты совершенно ни о чем не говорят, а только запутывают и без того запутанное дело.

Тут у меня есть еще одна, довольно каверзная, цитата из Бушкова: «Кстати, «черкесы» эти, как и хазары, были не теми черкесами, которых мы знаем сегодня, а черкасами, предками нынешних казаков. Об этом следует помнить…»  Я, конечно, помню, только я этому чуть ли не целую статью специально посвятил, и у меня вышло, что черкесы – это вообще все северокавказцы, включая чеченцев. А чеченцы, вы и сами знаете, вечно жили разбоем на торговых путях. Так что черкесы, черкасы, князья Черкасские – это всего лишь национальная часть казаков-разбойников, которых не надо всего лишь путать с русскими, волжскими татарами и даже калмыками, все на заре веков побывали как в казаках-разбойниках, так и в хазарах.

Лучше я на этот счет, на разницу в одной букве в двух «разных» словах расскажу лингвистический эксперимент. Фразу Гоголя из повести «Нос» – «…и тут у него на носу вскочила огромная блямба» – заставили студентов института имени Патриса Лумумбы десять раз перевести с русского на девять всевозможных языков, а потом, с последнего – снова на русский. Получилось что-то насчет моряка, вернувшегося из плавания, где ему изменяла жена. Представьте, языки все действующие, не с древневавилонского все же переводили на современный английский, а потом опять на арамейский, с которого – вновь на современный русский. И все равно очень интересно было читать последовательные переводы, когда в каком-либо языке не находилось адекватного слова, например для блямбы, и ее приходилось переводить иносказательно, так что получились в конечном итоге, и моряк, и жена вместо блямбы. А тут «черкес» и «черкас», да еще «об этом следует помнить» на протяжении тысячи лет.

И еще одна цитата: «…версия о том, что в Хазарию якобы пришло одно из еврейских колен, была выдвинута итальянцем Джованни Ботеро в конце 16 века, но уже тогда к нему относились с нескрываемым скептицизмом, поскольку загадочная «страна  Арсатер», о которой писал итальянец, никоим образом не ас­социировалась в глазах наших земляков с Хазарией – скорее уж с Индией». Эта великодержавно-презри­тельная фраза требует критики, очень уж она унижающая. И не только поэтому.

Во-первых, я преклоняюсь перед Джованни Ботеро, и не только потому, что он думает как я, но и потому, что это все доказывается, хотя и долго, и муторно из-за уничтожения документов. И многократного переписывания истории под вкус почти каждого следующего ублюдка на троне.

Во-вторых, спрошу Бушкова: как Вам «ассоциируется» город Самара, село Самарское (нынешний Ханты-Мансийск), штук пять «русских» рек Самар и, наконец, Самарканд  с «самаритянами» еврейскими, с еврейско-библейской же Самарой?   Уточняю: по-еврейски «сам» – небо, «ар» – земля. Самара, значит, это то, где небо сходится с землей, то есть горизонт и «там, за горизонтом». Можно и так – «далекие края», окраинные. Раньше ведь, еще до потопа, в любом языке не 200 тысяч слов, как сегодня, было в употреблении. И кто, спрашивается, приехал и назвал будущий Ханты-Мансийск Самарой, не говоря уже о Самар-канде  (канд – город)?  Уж не русские ли князья? Или вот вопрос: откуда японцы назвали своих защитников трона самураями? «Сам» Вам уже известно, а вот «ур» – это по-еврейски свет. То есть, самурай – это «свет неба» или «небесный свет», или что-то вроде этого.  Откуда там, в Японии узнали еврейский язык, притом далеко «за нашей эрой». Да еще и назвали по-еврейски свои отборные силы.

В третьих, само название «Арсатер» – тоже ведь еврейское.  «Ар», как я уже сказал, – земля, поэтому писать Бушкову «земля Арсатер», это тоже что называть масло масляным.  «Сат» – тоже еврейское слово, и я ему посвятил почти полстатьи под другим названием, о сатрапах и сатрапиях. И у меня получилось в конечном итоге, что «сат» обозначает народ слишком уж на взгляд евреев дикий, который даже не знает, что промискуитет и скотоложство – это плохо. Откуда и получилось у них в свое время слово Содом, только еще до нас. Слово «ер» же у нас, русских, несколько видоизменилось на «яр», и употребляется в словах «ярить», «наяривать» (простите, шибко бурно совокупляться), ярмарка (продажа девиц на Волге «персидским» купцам). В итоге же получается, что «Арсатер» – это земля (страна), населенная беспорядочно совокупляющимся народом и очень охочим на это дело, то есть очень нецивилизованным. Примерно так мы в 18-19 веках отзывались о папуасах, да мало ли еще о ком. Евреи к нам на Баскунчак приехали торговать солью, это в те времена было больше даже чем ныне акции «Майкрософт», а мы оказались такими недоразвитыми. Пришлось доразвивать, что они и сделали в конечном итоге. Правда, сперва развили Урал (там богатств больше), а потом принялись за нас, у нас кроме тайги ничего не было.

Что касается самого слова хазары, то ведь ни один народ не называет каким-нибудь словом самого себя. Он же уникален в своих глазах, поэтому отличительные клички ему ни к чему. Другие народы называют как-нибудь попавшийся им на пути народ, чтоб не спутать с другими. Потом и сам народ привыкает к этой кличке, совершенно как собака или кошка. Например, козары и казаки произошли от дикого мелкого, для охоты негожего гуся, почитайте об этом мои другие работы. 

И еще раз приношу свое признательное слово Бушкову за цитату из Ботеро, из которой я узнал совсем нечаянно о единомышленнике в 16 веке. А самому покойному Ботеро – я бы лично отнес на могилку нобелевскую премию. Если бы эта премия была моей собственностью.

 

                                                                                                                  09.12.03.              

Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

     

 



Hosted by uCoz